Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8426

Share with friends in SM

История написаний "Манифеста Коммунистической партой" неразрывно связана с борьбой Маркса и Энгельса в 40-х годах за создание коммунистической партии пролетариата. В Отличие от всех предшествующих философских и социалистических учений марксизм с самого своего зарождения не был учением одиночек или маленькой школки: он всегда был тесно связан с революционным рабочим движением и был обращен к нему. "Маркс и Энгельс являются не просто родоначальниками какой-либо философской "школы", - писал товарищ Сталин, - они живые вожди живого пролетарского движения, которое растёт и крепнет с каждым днём"1 .

С самого начала своей революционно-теоретической деятельности Маркс, и Энгельс постоянно отстаивали мысль о необходимости рабочему классу создать свою собственную революционную партию. "Для того чтобы пролетариат в решающий момент оказался достаточно сильным и мог победить, необходимо - Маркс и я отстаивали, эту позицию с 1847 г., - чтобы он образовал отдельную от всех других партий, противостоящую им самостоятельную классовую партию" (Энгельс). Маркс и Энгельс уже в 40-х годах развернули большую деятельность по практическому претворению этой идеи в жизнь.

*

Начиная с 1844 г., когда Маркс и Энгельс пришли к мысли о всемирноисторической роли пролетариата, их внимание было обращено на проблему его классовой организации. Энгельс в 1843 - 1844 гг. завязал отношения с революционными лидерами чартистов - этой первой политической партией английского пролетариата - и с последователями английского социалиста Роберта Оуэна. Он встречался также в Лондоне с вожаками тайного "Союза справедливых", объединявшего главным образом немецких рабочих, приверженцев утопического коммунизма Вейтлинга и Кабэ.

Ещё более обширные связи имелись у Маркса. Живя с конца 1843 г, в Париже, Маркс поддерживал отношения с лидерами многих тайных французских социалистических обществ2 и объединял вокруг себя широкий круг немецких эмигрантов, разделявших его революционно-социалистические убеждения. После прекращения выхода "Немецко-французского ежегодника" Маркс сотрудничал в демократической газете немецких эмигрантов "Vorwarts", которая под его непосредственным влиянием стала вскоре органом социалистической пропаганды3 .


1 И. Сталин. Соч. Т. 1, стр. 350.

2 К. Маркой Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 1-я, стр. 302.

3 Bornstein H. "Funfundsiebzig Jahre in der Alten und Neuen Welt". Bd. I, S. 347 - 354.

стр. 3

Маркс был её фактическим редактором4 . Вокруг него группировались почти все сотрудники газеты, видя в нём своего идейного руководителя. Этот кружок, в который входили Бернайс, Эвербек, Даниэльс, Бюргере, Вебер, Герье и другие, был, по существу, первой коммунистической организацией, руководимой Марксом. Некоторые участники этого кружка впоследствии вместе с Марксом приняли активное участие в создании и деятельности Союза коммунистов.

В конце августа 1844 г. состоялась встреча Маркса и Энгельса в Париже, явившаяся знаменательной вехой в истории возникновения марксизма. Во время тех десяти дней, которые Энгельс провёл у Маркса, обнаружилось поразительное единство их взглядов по ряду важнейших вопросов революционной теории и организации коммунистического движения. Во время этой встречи Маркс и Энгельс обсуждали не только вопросы революционной теории, но и непосредственные мероприятия по организации коммунистической пропаганды в самой Германии. Свою поездку в Германию Энгельс в полном согласии с Марксом стремился использовать для установления связей с немецкими социалистами и для развёртывания коммунистической пропаганды. В письмах к Марксу он систематически информировал его об успехах в проведении этого плана.

В Германии, где наряду с медленно развивавшимся капитализмом, существовали ещё феодально-крепостнические отношения, рабочие подвергались двойному гнёту: они страдали не только от развития капитализма, но и от его недоразвитости. Господство феодальных отношений и абсолютизма вызывало глубокое недовольство не только у трудящихся, но и у мелкобуржуазной интеллигенции и в известной части буржуазии Германии. Неудивительно, что оппозиционные настроения нередко окрашивались здесь в коммунистический цвет. Характеризуя Германию того периода, Ленин писал: "Всё рвётся к политике, всё кипит оппозиционным возмущением против правительства... Общая оппозиционность выражается в том, что все объявляют себя коммунистами"5 .

Когда Энгельс в сентябре возвратился в Германию, он всюду наблюдал успехи социалистической пропаганды. Правда, он ещё не замечал в то время -поверхностного характера того коммунизма, который так шумно пропагандировали многие выходцы из имущих классов, и с юношеским воодушевлением писал Марксу. - "Я был опять в Эльберфельде и вновь натолкнулся на некоторых, прежде мне совершенно не известных, коммунистов. Куда ни кинь, куда ни повернись, всюду натыкаешься на коммуниста"6 .

В Германии Энгельс объезжает целый ряд мест: Кёльн, Дюссельдорф, Бонн и другие города, - завязывает отношения с местными социалистами, участвует в создании социалистических журналов и часто выступает на многолюдных собраниях, на которых ведётся коммунистическая пропаганда. Немецкая буржуазия, напуганная силезским восстанием и другими выступлениями немецких рабочих, повсеместно организует филантропические союзы для улучшения положения рабочего класса. Энгельс и его сторонники стремятся проникнуть в руководящие органы этих союзов и использовать их как трибуну для коммунистической агитации.

Участвуя в социалистическом движении Германии, Энгельс, - с одной стороны, всё больше убеждался в том, что оно не будет иметь успеха до тех пор, пока в движение не вступят немецкие рабочие. С


4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 256. Этот факт подтверждается также хранящимися в архиве ИМЭЛ письмами сотрудников газеты к Марксу, в особенности письмами Г. Вебера.

5 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 32.

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 3.

стр. 4

другой стороны, он понимал, что для создания коммунистической партии в Германии нужно вооружить практических участников движения революционной коммунистической теорией. "Пока наши принципы, - писал Энгельс Марксу, - не будут развиты - в двух-трёх книгах - и не будут выведены, логически и исторически, из предшествующего мировоззрения и предшествующей истории как их необходимое продолжение, вся эта работа останется половинчатой, и большинство наших будет блуждать, как в темноте"7 .

Энгельс стремится скорее приехать к Марксу в Брюссель, чтобы принять участив в дальнейшей разработке революционной теории. К тому же активная политическая деятельность Энгельса не могла пройти незамеченной прусской полицией. Директор прусской полиции Дункер, посетивший Вестфалию, составил большой доклад о нелегальной пропаганде тамошних социалистов. Он писал о них как о большой, разветвлённой партийной организации, которая поддерживает тесные связи с видными коммунистами Эльберфельда и Кёльна: с Энгельсом, Гессом, Кетгеном, Бюргерсом и другими. Уже в этом докладе Энгельс был охарактеризован как один из вождей коммунистического движения в Рейнской области8 , а прусский министр внутренних дел, Водельшвинг, назвал Энгельса в 1845 г. "отчаянным коммунистом".

Весной 1845 г. Энгельс переезжает в Брюссель, где он мог отныне посвятить свои силы совместной с Марксом теоретической работе.

В созданном в это время труде "Немецкая идеология" Маркс и Энгельс дали первый, наиболее общий очерк важнейших положений своей теории - научного коммунизма. Опираясь на разработанную ими теорию, они уже с начала 1846 г. наметили план организации коммунистической пропаганды и создания коммунистической партии. "Мы, - писал впоследствии Энгельс, - отнюдь не намеревались сообщить о новых научных результатах исключительно "учёному" миру, изложив их в толстых книгах. Наоборот. Мы оба уже глубоко вошли в политическое движение; у нас уже были последователи среди интеллигенции, особенно в западной Германии, и значительные связи с организованным пролетариатом. На нас лежала обязанность научно обосновать наши взгляды, но не менее важно было для нас убедить в правильности наших воззрений европейский и прежде всего германский пролетариат. Когда мы сами себе всё уяснили, мы приступили к работе"9 .

К этому времени только в Англии сложилась рабочая партия, боровшаяся за политические права английского пролетариата, партия чартистов. Однако вожди этой партии не имели ещё ясного представления о конечных целях борьбы пролетариата и не связали свою практику с социалистической теорией. Наряду с этой партией в Англии продолжали существовать оторванные от массового рабочего движения социалистические группы, которые пропагандировали утопические взгляды Роберта Оуэна и других английских социалистов. Ещё более безотрадное положение было во Франции и Германии. Здесь ещё не существовало классовой партии пролетариата, а почти все социалисты этих стран стояли тогда ещё на позициях утопического и мелкобуржуазного социализма, и только некоторые из них искали какого-то нового пути.

Необходимо было не только организовать широкую пропаганду революционных идей, к которым пришли Маркс и Энгельс в процессе работы над "Немецкой идеологией", но и подвергнуть критике многочисленные утопические системы, которые были распространены в социалистическом движении Англии, Франции и Германии. С другой сто-


7 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. I.

8 "Staatsarchiv Ministerium d. Innern Reich", 77. D. VIII, N 7, kn. 60,

9 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 10. 1940.

стр. 5

роны, предстояло связать социалистов разных стран, организовать взаимную информацию и на этом пути освободить движение от национальной ограниченности, которая особенно была характерна для социалистов Германии, Для осуществления этих задач необходимо было найти ту организационную форму, которая могла бы вывести движение на путь объединённой и организованной борьбы. Такой организационной формой и явились создаваемые Марксом и Энгельсом коммунистические корреспондентские комитеты.

В письме к эльберфельдскому социалисту Кетгену в июле 1846 г. Маркс и Энгельс писали: "Немецкие коммунисты должны покончить со своей нынешней раздробленностью и вступить в постоянное взаимное общение... необходимы объединения для лекций и дискуссий, так как коммунисты должны прежде всего добиться ясности в своей среде,., необходимо распространять дешёвые, популярные книги и брошюры коммунистического содержания. И за то, и за другое необходимо взяться быстро и энергично... Надо будет установить минимум месячных взносов, чтобы в любое время определённо знать" сколько можно тратить на общие цели"10 . Маркс и Энгельс надеялись, что все эти мероприятия в конечном итоге приведут к созданию единой коммунистической партии, которая в своей деятельности будет опираться на единую теоретическую программу и придерживаться единой организационной структуры.

Первый коммунистический корреспондентский комитет Маркс и Энгельс создали в Брюсселе. Здесь в начале 1846 г. вокруг Маркса сгруппировался довольно значительный кружок социалистов, связанных уже с социалистическим движением отдельных областей Германии и других стран Европы, В этот кружок входили: Фридрих Энгельс, учитель древних языков Вильгельм Вольф" тесно связанный с социалистами и рабочими Силезии, отставной лейтенант Иосиф Вейдемейер из Вестфалии, поддерживавший прочные связи с тамошними социалистами, Эдгар Вестфален из Трира, редактор демократического лестна в Брюсселе "L'Atelier d'emocratique" - Луи Гейльберг, приехавший из Швейцарии радикальный журналист Себастьян Зейлер, бельгийский социалист Жито; к брюссельской группе присоединился и приехавший сюда к концу 1845 г. Вильгельм Вейтлинг. Кроме Энгельса наиболее близким к Марксу из всей этой группы был Вильгельм Вольф, участник революционного движения в Германии, страстный защитник силезских ткачей.

Брюссельская группа коммунистов, сплотившаяся "вокруг Маркса и Энгельса, выбрала корреспондентский комитет в составе трёх человек: Маркса, Энгельса и Жито11 . На обязанности этого комитета лежало вести переписку с коммунистическими группами Германии и с социалистами других стран. При обсуждении важнейших вопросов коммунистического движения собиралась вся группа в целом.


10 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 13 - 14. Примерно такие же мысли о корреспондентских комитетах Маркс и Энгельс развивали и в письмах к другим социалистам. Хотя, кроме еще одного письма, посланного к Прудону, других писем Маркса или Энгельса по данному вопросу и не сохранилось, однако о содержании этих писем можно судить по ответам корреспондентов: Георга Вебера из Киля (от 3 июля и 1 августа 1846 г.), Генриха Бюргерса из Кёльна (от 15 августа 1846 г.), а также по письмам силезских социалистов Вильгельму Вольфу за 1846 год. Все эти письма посвящены вопросам создания корреспондентских комитетов, организации коммунистической партии, проведения широких дискуссий среди коммунистов, установления постоянных членских взносов и т. д. Вое приводимые в сносках письма к Марксу и Энгельсу хранятся в архиве ИМЭЛ. Отдельные выдержки из них приводятся Ф. Мерингом в его введениях к работам Маркса, помещённых, в "Aus dem literarischen Nachlass".

11 Эти три подписи стоят на многих официальных документах брюссельской группы: на письмах к Кетгену, Прудону, а также под приветственным обращением к Фергюссу О'Коннору. См. "Marx - Engels. "Gesamt Ausgabe". Erste Abteilung. Bd, 6. S. 26.

стр. 6

Маркс и Энгельс поставили перед собой задачу, как это можно установить по ответным "письмам, создать коммунистические корреспондентские комитеты во всех городах Германии, где существовали социалистические группы. Брюссельский комитет должен был, естественно, стать душой всей этой сети коммунистических корреспондентских комитетов. Для этой цели Маркс и Энгельс обратились с письмами коммунистам многих мест Германии, Однако дух групповщины, сектантства был крайне силён среди немецких социалистов. Лишь немногие социалисты откликнулись на предложение Маркса и Энгельса.

Известную поддержку новая система пропаганды, выдвинутая Марксом и Энгельсом, нашла у отдельных социалистов Эльберфельда. Так, один из них - Кетген - обратился даже с воззванием к местным социалистам, предлагая им объединиться для ортниэацзди совместных собраний, дискуссий по вопросам коммунизма12 . Кетген предлагал также установить членские взносы для издания партийной прессы.

Материалы, которые имеются в нашем распоряжении, дают основание предполагать, что формально корреспондентский комитет так и не был создан в Эльберфельде, однако Энгельс поддерживал корреспондентскую связь со многими социалистами Эльберфельда.

Непонимание и известное сопротивление встретили Маркс и Энгельс у своих сторонников, живших в Кёльне. Наиболее видную роль среди них играли Даниэльс, Бюргере и д'Эстер. Все они знали Маркса ещё по "Рейнской газете", редактором которой он был. Они продолжали поддерживать близкие отношения с Марксом и в дальнейшем, пропагандируя те новые взгляды, которые они усвоили в непосредственном общении с ним. В своих ответах на предложение Маркса и Энгельса13 организовать корреспондентский комитет Бюргере и Даниэльс подчёркивали свою слабость и неподготовленность для такого дела, как организация дискуссий по общественным вопросам и создание более прочных форм объединения коммунистов. В настоящее время, писал Бюргере, они не могут ещё думать о развёртывании более широкой пропаганды14 .

Хотя кёльнские коммунисты формально так и не создали специального корреспондентского комитета, как предлагал им Маркс, но всё же Даниэльс и Бюргере фактически выполняли обязанности такого комитета, продолжая систематически переписываться с Брюссельским комитетом и получая от него информацию о всех важных событиях, происходивших в коммунистическом движении Германии и других стран. При принятии каких-либо серьёзных решений Маркс и Энгельс постоянно советовались с кёльнскими коммунистами, рассматривая их как своих ближайших сторонников по партии.

С таким же недоверием, с каким кёльнские коммунисты отнеслись к предложению Маркса и Энгельса, отнёсся к ним и Георг Вебер из Киля, связанный с Марксом ещё по парижской газете "Vorwarts", в которой он сотрудничал в 1844 г., примыкая к кружку сторонников Маркса. В своём ответном письме от 3 июля 1844 г. Вебер писал Брюссельскому корреспондентскому комитету: "Итак, вы хотите создать в Германии коммунистическую партию; ну, а когда эта партия будет создана, что тогда? С тех пор, как я снова возвратился в Германию, я ещё больше, чем когда-либо, укрепился в мнении, что Германии предстоит ещё проделать целый ряд конституционных преобразований, как


12 Кетген - Энгельсу, 10 июня 1846.

13 Бюргерс и Даниэльс - Марксу и Энгельсу, письма от 15 июля и 11 августа

14 Бюргерс - Марксу, 11 августа 1846,

стр. 7

я это постоянно утверждал ещё в Париже"15 . Коммунисты, по мысли Вебера, должны пока ограничиться более узкими и выполнимыми задачами, в частности борьбой за конституцию и за политические свободы. Лишь завоевав конституцию и свободу печати, слова, союзов, коммунисты сумеют развернуть борьбу за осуществление своих задач. Говоря об условиях, существующих в Киле, Вебер писал, что имеющийся здесь рабочий союз в своём большинстве состоит из ремесленников и лишь немногие из них придерживаются коммунистических воззрений16 .

Корреспондентский комитет ее был создан в Киле, однако Вебером была установлена связь с Брюссельским комитетом, и он в течение 1846 г. неоднократно информировал комитет о положении дел в Киле.

С силезскими коммунистами связь поддерживал Вильгельм Вольф, предложивший им также организовать корреспондентский комитет. Из ответного письма силезцев от 24/VI 1846 г. видно, что Вольф, .следуя указаниям Маркса, предлагал им создавать дискуссионные общества, в которых следовало не только проводить коммунистическую пропаганду, но и отбирать наиболее последовательных коммунистов и втягивать их в корреспондентские комитеты. Конечной целью всех этих усилий должна была быть, по мысли Маркса и Энгельса, организация коммунистов в партию, как это сформулировал корреспондент ответного письма к В. Вольфу17 . Хотя силезские коммунисты также заявили о трудности создания корреспондентских комитетов, однако корреспондентская связь была фактически установлена, ,и Брюссельский комитет" был постоянно информирован о положении дел в рабочем движении Силезии. Из писем, получаемых от силезских коммунистов, Вольф составлял краткие обзоры, которые он представлял Брюссельскому комитету18 .

Маркс и Энгельс стремились также установить более прочные отношения с немецкими коммунистами, жившими в эмиграции- в Париже, Лондоне и в других породах Западной Европы. Ещё в феврале 1846 г. они обратились к Эвербеку, возглавлявшему парижские общины "Союза справедливых", с предложением перейти к новой системе пропаганды и создать там на месте корреспондентский комитет19 . Подобный комитет был создан лишь несколько месяцев спустя, когда туда переехал Энгельс. Но и Эвербек не отвергал этого плана и регулярно переписывался с Брюсселем, сообщая о положении дел не только в парижских общинах, но я в "Союзе справедливых" в целом.

Маркс и Энгельс с самого начала стремились придать коммунистическим корреспондентским комитетам интернациональный характер.

Не приходится доказывать, что интернационализм внутренне присущ как революционному пролетарскому движению, в целом, так и марксизму в особенности. Уже в момент своего зарождения марксизм являлся критическим обобщением опыта исторического развития не одной страны, а всех стран, взятых вместе, в первую очередь Англии, Франции и Германии. Энгельс неоднократно подчёркивал эту мысль, когда выяснял историческое происхождение научного коммунизма и особенно чётко сформулировал её в своём "Развитии социализма от утопии к науке".

Однако у Маркса и Энгельса речь шла тогда не только об интернациональном характере партии, но и об интернациональном типе её построения, о международной форме её организации. Создавая коммунистическую партию, Маркс и Энгельс главное внимание обращали на развитие рабочего и социалистического движения в Англии и Франции. Они понимали, что при неразвитых экономических и политических ус-


16 Вебер - коммунистическому корреспондентскому бюро в Брюсселе (Марксу-Энгельсу) от 3 июля 1846.

17 См, письма силезских коммунистов к Вольфу от 24, 29 июня и 7 сентября 1846 года. Письма хранятся в архиве ИМЭЛ.

18 Там же.

19 Эвербек - Марксу, 27 июля 1846,

стр. 8

ловиях в Германии, с её едва складывающимся промышленным пролетариатом, который и в политическом отношении был ещё совершенно неразвит, нельзя будет организовать коммунистическую партию на национальной почве одной лишь Германии. Поэтому они стремились её построить на основе международного пролетарского и социалистического движения. Эта партия, по мысли Маркса и Энгельса, должна была уже с первого момента своего существования вобрать в себя революционные элементы английской чартистской партии и французского социализма, а также включить в свой состав наиболее передовых представителей немецкого коммунистического движения. Этот взгляд на характер коммунистической партии Маркс и Энгельс с наибольшей полнотой изложили во второй главе "Манифеста Коммунистической партии", где они писали: "Коммунисты не являются особой партией, противостоящей другим рабочим партиям... Коммунисты, следовательно, на практике являются самой решительной... частью рабочих партий всех стран..."20 .

Приступая к организации корреспондентских комитетов, Маркс и Энгельс уже с самого начала стремились установить корреспондентскую связь с английскими и французскими социалистами. Не случайно, что первый, кому они в письме сообщили о новом плане, был Парни - вождь левого, революционного крыла чартистской партии. Уже 5 марта 1846 г. Энгельс в своём письме к Гарни дал развёрнутый план .новой организации пропаганды21 . Маркс и Энгельс пытаются втянуть в эту новую организацию Кабэ, Пру дома и ряд других видных французских социалистов22. В письме к Прудону, с которым Маркс был знаком ещё по Парижу, Брюссельский комитет предложил ему установить корреспондентскую связь. Одна из важнейших задач этих корреспондентских комитетов, писал Маркс Прудону, должна заключаться в том, чтобы "установить связь между немецкими социалистами и социалистами французскими и английскими, держать иностранцев в курсе новостей социалистического движения в Германии и осведомлять немцев в Германии о развитии социализма во Франции и в Англии. Этим путём, - продолжал Маркс, - смогут обнаружиться различия мнений; можно будет обмениваться мыслями и давать беспристрастную критику. Это тот шаг, который должно сделать общественное движение в его литературном выражении, чтобы освободиться от национальной ограниченности. А в момент действия каждый, конечно, чрезвычайно заинтересован в том, чтобы знать положение вещей за границей так же хорошо, как и в своей стране. Кроме коммунистов в Германии, наша корреспонденция будет охватывать также и немецких социалистов, проживающих в Париже и Лондоне. Связи с Англией у нас уже налажены"23 .

Переговоры с Кабэ, Прудоном и другими французскими социалистами не дали благоприятных результатов. Ответное письмо Прудона24 обнаружило настолько резкую противоположность прудоновского мелкобуржуазного реформистского социализма революционно-коммунистическому мировоззрению Маркса и Энгельса, что включать Прудона в новую организацию не было смысла. Кабэ же хотя и не отказывался поддерживать связи с немецкими коммунистами, однако вступить в более прочную связь с ними не пожелал. Обращаясь к этим представителям мелкобуржуазного социализма с предложением вступить в корреспондентскую связь, Маркс и Энгельс вовсе не предполагали, что они должны будут составить ядро будущей коммунистической партии.


20 К. Марк с. Избранные произведения. Т. I, стр. 149 - 150.

21 Это письмо Энгельса до нас не дошло; содержание этого документа раскрывается лишь по ответному письму Гарни Энгельсу от 30 марта 1846 года.

22 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 24.

23 Там же. Т. XXV, стр. 11 - 12.

24 Proudhon P. "Les confessions d'un revolulionnaire", p. 432. Paris, 1929.

стр. 9

Главной целью основоположников марксизма было организовать международное обсуждение вопросов социалистической теории и получить, таким образом, трибуну для критики устарелых, утопических систем с тем" чтобы постепенно отвоевать у этих социалистических направлений Франции наиболее здоровые, передовые элементы. Это положение наглядно подтверждается письмом Маркса к Прудону.

Совсем иной результат дало обращение Маркса и Энгельса к вождю левого крыла чартистской партии, к Гарни. Энгельс, знавший Гарни ещё с 1843 г., обратился к нему с рядом писем, в которых разъяснял ему новую систему пропаганды и предлагал создать в Лондоне корреспондентский комитет. Этот комитет должен был объединить наиболее революционных чартистов с брюссельскими коммунистами; таким путём Маркс и Энгельс получили бы возможность непосредственно влиять на левое крыло чартистской партии. На первых порах Маркс и Энгельс и тут встретили затруднения. В своем ответном письме от 30 марта 1846 г. Гарни выразил готовность поддержать новую систему пропаганды, но в то же время писал, что он связан с руководителями "Союза справедливых", с которыми он входит в международное общество "Братских демократов" и поэтому не считает себя вправе вступить в новую организацию, не согласовав этого вопроса со своими товарищами по этому обществу. Он предлагал брюссельцам установить первоначально контакт с лондонскими руководителями "Союза справедливых", с Шаппером и др., тогда и он также сумеет вступить в эту новую организацию25 . С руководителями "Союза справедливых" Маркс и Энгельс были уже знакомы. Шаппер и его друзья не раз предлагали им вступить в Союз, однако Маркс и Энгельс отклоняли эти предложения, так как устарелые, утопические взгляды, разделяемые Союзом, и его заговорщическая форма организации были им чужды. Но это не мешало им уже с начала 1846 г, налаживать более тесные отношения с руководителями Союза.

Стремясь втянуть передовых немецких рабочих в революционно-коммунистическое движение, Маркс и Энгельс неизбежно должны были определить своё отношение к "Союзу справедливых". Эта организация уже имела за собой десятилетнюю историю существования и объединяла в своих рядах наиболее сознательных немецких пролетариев и полупролетариев, искавших -дорогу к социализму. Задача, стоявшая в этой связи перед Марксом и Энгельсом, сводилась к тому, чтобы либо полностью подчинить "Союз справедливых" своему влиянию либо же добиться его устранения- как препятствия на пути к осуществлению великой исторической задачи.

Историю "Союза справедливых", богатую внутренней, идейной борьбой, можно в основном разбить на три Периода, в соответствии с тем, где находился фактический центр организации: парижский (1836- 1840)" швейцарский (1841 - 1843) и лондонский (1844 - 1847).

Парижский период является, по существу, периодом оформления "Союза справедливых" как социалистической организации, которая придерживалась в основном бабувистских воззрений, идей французского уравнительного коммунизма. "Первоначально, - пишет Энгельс, - он был немецким отпрыском французского рабочего коммунизма, сложившегося к тому времени в Париже и примыкавшего к бабувистским традициям; требование общности имущества выдвигалось как необходимое следствие "равенства"26 . Не случайно уже вскоре после своего создания Союз фактически стал филиалом французского тайного "Общества времён года", руководимого Бланки. В 1838 г. руковод-


25 Гарни - Энгельсу, 30 марта 1846.

26 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 4.

стр. 10

ство "Союза справедливых" решило разработать своё собственное социалистическое исповедание Веры, возложив эту задачу на наиболее деятельного члена парижских общин Союза, на Вильгельма Вейтлинга27 . Выполняя поручение Союза, Вейтлинг представил парижскому руководству своё первое произведение, "Человечество, каково оно есть и каким оно должно быть", которое было одобрено как программный документ Союза и отпечатано за счет добровольных взносов немецких ремесленников в Париже в количестве 2 тыс. экземпляров28 . Эта брошюра Вейтлинга весьма ярко выражает те влияния, которые испытывали на себе немецкие ремесленники в Париже, - влияние бабувизма, взглядов Фурье и религиозно-социалистических идей Ламенне. Она получила большой отклик у немецких ремесленников.

Не успел Союз развернуть работу в Париже и наладить связи в Германии, как он оказался втянутым в бланкистский путч 12 мая 1839 г. и разделил поражение Своих французских товарищей. Многие деятели Союза вынуждены были эмигрировать из Франции в Англию и Швейцарию. Правда, через некоторое время Вейтлингу, МоЙреру и другим деятелям Союза ,удалось вновь объединить членов парижских общин29 , однако вследствие суровых полицейских преследований Париж уже не мог служить основным центром Союза. Вейтлинг, ставший к этому времени идеологом Союза, покинул весной 1841 г. Париж и поселился надолго в Швейцарии. Здесь он сумел очень скоро найти себе сторонников и создать тайные общины "Союза справедливых". Основанные им коммунистические журналы "Hilferuf der deutschen Jugend", а затем "Die Junge Generation" фактически являлись органами всего Союза. "В них корреспондировали не только члены "Союза справедливых" в Швейцарии, но и Парижа (Мойрер, Шерцер), Лондона (Шаппер, Молль) и других мест30 . Видный деятель парижских общин сапожник Генрих Бауэр активно распространял эти журналы в Париже и принимал на них подписку31 . В декабре 1842 г. Вейтлинг издал своё-главное, создавшее ему большую славу произведение - "Гарантии гармонии и свободы".

Это выступление талантливого представителя германского пролетариата вызвало большое одобрение как Маркса, так и Энгельса. Маркс писал в 1844 г. о книге Вейтлинга: "Если сравнить сухую и трусливую посредственность германской политической литературы с этим беспримерным и блестящим литературным дебютом немецких рабочих; если сравнить эти гигантские детские башмаки пролетариата с карликовыми изношенными политическими сапогами немецкой буржуазии, то замарашке придётся предсказать в будущем фигуру атлета"32 .

Но Вейтлинг, выражавший в своих теориях настроения и идеи пролетаризированных ремесленников, не связанный еще с современным промышленным пролетариатом, отразил в своих работах только первую стадию в развитии рабочего движения. Его взгляды подчас оставались далеко позади даже утопических систем Сен-Симона и Фурье"

Наиболее, благотворным и прогрессивным для развития "Союза справедливых" оказался лондонский период его существования. Круп-


27 "Republik der Arbeiter". Red. Weitling, S. 40, 108. 1851.

28 Ibidem.

29 Меринг "История германской социал-демократии". Т. I, стр. 95, 1923

30 В журнале "Hilferuf..." (1841) во 2, 3 и 4-м выпусках печатались материалы парижских членов союза - Мойрера, Шерцера. В ряде номеров "Die Junge Generation" (1842) печатались письма лондонских деятелей "Союза справедливых" - Шаппера, Молля, Лемана (см. стр. 17 - 21, 65 - 69, 108 - 112)

31 Gutzkow "Briefe aus Paris". 1842. 2 Teil, S. 102. Любопытен тот факт, что из 1000 абонентов журнала 400 находились в Париже, а 100 в Лондоне (см. Die Republik der Arbeiter", S. 108, 185

32 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. III, стр. 16.

стр. 11

некапиталистическая Англия с её передовой индустрией и острыми классовыми противоречиями расширила кругозор проживавших там членов Союза, позволила им острее ощутить неумолимый ход исторического прогресса. В Англии ведущая роль в рабочем движении принадлежала уже современному промышленному пролетарию, и это не могло не сказаться на взглядах проживавших там членов "Союза справедливых".

Другой важной предпосылкой для прогрессивного развития Союза было то, что его члены и руководящие деятели - Шаппер, Молль, Бауэр - могли здесь наглядно познакомиться с революционной борьбой первой политической организации английского (пролетариата, с борьбой чартистской партии. Наблюдая изо дня в день политическую борьбу английского пролетариата, Шаппер, Молль, Бауэр и другие уже начинают улавливать связь между политической борьбой рабочего класса и его борьбой за конечные цели, за социализм. В отличие от социалистов-утопистов они теперь не отвергают политической деятельности, как это делали раньше.

Однако все эти предпосылки остались бы втуне, не реализованными, если бы руководство Союза не испытало на себе могучее благотворное влияние революционной теории, научного коммунизма Маркса и Энгельса. Но прежде чем это случилось, руководству "Союза справедливых" пришлось проделать большой, тернистый путь поисков правильной революционной теории, испытывая на себе влияние различных систем утопического социализма и многих философских учений. "Что касается тайного учения Союза, - писал Маркс, - то оно прошло через все превращения французского и английского социализма и коммунизма, а также и их немецких разновидностей (фантазии Вейтлинга, например). Начиная с 1839 г., - как видно уже из доклада Блюнчли, - наряду с социальным вопросом важнейшую роль играет религиозный вопрос. За различными фазами, через которые проходила немецкая философия в период с 1839 по 1846 г., члены этих рабочих обществ следили с огромным вниманием"33 .

После неудачного восстания 1839 г. в Париже Шаппер, Молль и другие члены Союза испытывали глубокое разочарование в бланкистском заговорщическом коммунизме и особенно в его методах борьбы. Это разочарование вызывало у них скептическое отношение к революционным, насильственным методам борьбы вообще. Подобные настроения давали себя чувствовать даже во время дискуссии Шаппера и его друзей с Вейтлингом в Лондонском просветительном обществе немецких рабочих в 1845 г.34 . Оказавшись в Лондоне, Шаппер, Молль и другие деятели Союза испытали на себе сильное влияние мирного утопического коммунизма Роберта Оуэна. Это поклонение Оуэну даёт себя чувствовать в письмах в "Die Junge Generation", где называют Оуэна отцом английского коммунизма и призывают следовать его учению35 .

Организуя 7 февраля 1840 г. Просветительное общество немецких рабочих в Лондоне, Шаппер и Молль строят его по образцу оуэнистских клубов, главной задачей которых являлись мирная пропаганда и просвещение рабочих. При всех пороках оуэнизма его положительное значение для членов Союза в Лондоне сказалось в том, что они под влиянием его материалистических и атеистических идей освободились от духовного гнёта религии и сделались в отличие от вейтлингианцев более восприимчивыми к усвоению передовых философских и научных взглядов. Тесное сотрудничество с оуэнистами, группировавшимися вокруг их органа "New Moral World", продолжалось вплоть до 1845 го-


33 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 1-я, стр. 302.

34 Archiv fur die Geschiehte des Sozialismus und Arbeiterbewegung. Bd. X, S. 570.

35 "Die Junge Generation", 1842, S. 65 - 69, 203 - 207.

стр. 12

да. Когда Вейтлинг после долгих скитаний по тюрьмам Швейцарии и Германии приехал в сентябре 1844 г. в Лондон, то Общество устроило ему торжественную встречу совместно с оуэнистами36 . Члены .Лондонской общины Союза испытывали на себе также влияние кабетизма, являвшегося после 1840 г. тайным учением парижских общин "Союза справедливых"37 .

Рост политического сознания Шаппера, Молля и Бауэра, направлявших всю духовную жизнь и организационную деятельность Просветительного общества, привёл к тому, что уже в 1845 г. они делают поворот от оуэнистов к чартистам, к их наиболее левому, революционному крылу, хотя полностью от влияния оуэнизма ещё не освободились. Гарни, Джонс и другие революционные деятели чартизма вступают в тесное соприкосновение с руководством Общества. Они совместно устраивают интернациональные митинги, на которых руководители Союза выступают наряду с чартистами и французскими эмигрантами-социалистами. Один из таких митингов состоялся 22 сентября 1845 г. в честь годовщины установления французской республики38 . На этом митинге, при активном участии немецких коммунистов и английских чартистов, было создано интернациональное объединение пролетариев-социалистов и демократов - общество "Братских демократов", боровшееся под флагом революционной, пролетарской демократии и социализма. Сам "Союз справедливых" приобретал в Лондоне интернациональный характер. "С тех пор как центр тяжести был перенесён из Парижа в Лондон, - писал Энгельс, - на первый план выступил новый момент: Союз из немецкого постепенно стал интернациональны м. В рабочее общество, кроме немцев и швейцарцев, входили также члены всех тех национальностей, которые пользовались главным образом немецким языком, как общим для всех них. Это были скандинавцы, голландцы, венгерцы, чехи, южные славяне, а также русские и эльзасцы"39 .

Благодаря тесному общению с революционными чартистами и росту интернациональных связей Общества с демократами и социалистами других стран, его идейную платформу нельзя было уложить в узкие и отсталые формы вейтлингианства. Это обнаружилось уже в 1845 г., во время дискуссии между Вейтлингом и руководителями Лондонского общества - Шаппером, Моллем и другими. Вейтлинг потерпел здесь поражение по всем основным пунктам своих воззрений. Лондонцы отвергли метод осуществления коммунизма при помощи отдельных мелких экспериментов создания образцовых коммун, столовых и т. д. Они подвергли критике религиозную сторону в учении Вейтлинга, рассматривая религию как средство одурманивания народных масс. Они осудили заговорщическую и путчистскую тактику Вейтлинга и провозгласили необходимость открытой и научной пропаганды коммунизма. В одном только вопросе Вейтлинг имел за собой большинство Общества против Шаппера, который, испытывая ещё влияние оуэнизма, высказывался в принципе против насильственных, революционных методов борьбы. Большинство выступивших ораторов высказалось за необходимость коммунистической революции. Правда, сам Вейтлинг не удержался на этой принципиальной позиции, допуская апелляцию к власть имущим и мирное просветительство40 .


36 "Vorwarts", NN 91, 92, 13, 16 November. 1844.

37 Ewerbeck "L'Allemagne et les allemands", p. 588.

38 К Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 27 - 41. "The Northern Star". N 411. 27/IX 1845.

39 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 7.

40 Archiv fur die Geschichte des Sozialismus und der Arbeiterbewegung. Bd. X, S. 362 - 391, Netlau. "Londoner deutsche kommunistische Diskussionen, 1845".

стр. 13

В тех спорах, которые велись между Вейтлингом и руководителями лондонских и парижских общин Союза, Маркс и Энгельс, как это можно заключить из письма к ним Криге, были на стороне последних41 . Во время лондонской дискуссии некоторые ораторы - члены Общества - Пфендер, Эккариус и в некоторой мере Молль и Бауэр, больше, чем остальные члены Союза, стали приближаться к революционному коммунизму Маркса и Энгельса42 . Порвав с Вейтлингом, большинство лондонских коммунистов некоторое время испытывало на себе влияние "истинного социализма".

Потерпев поражение, Вейтлинг перестал появляться в Обществе, а в начале 1846 г. переехал в Брюссель. Разрыв с Вейтлингом, несомненно, приблизил "немецких коммунистов в Лондоне к (революционным позициям Маркса и Энгельса. Говоря о разрыве с Вейтлингом, Энгельс писал: "Все эти обстоятельства способствовали перевороту, который незаметно совершался в Союзе и особенно среди лондонских руководителей. Несостоятельность существовавших до того времени коммунистических воззрений, как французского примитивного уравнительного коммунизма, так и вейтлинговского, становилась им всё более ясной"43 .

Естественно, что при этих условиях обращение Маркса и Энгельса к лондонцам с предложением создать коммунистический корреспондентский комитет встретило полное -одобрение. В ответе Марксу Шаппер писал: "Я не мог сам решиться вступить с вами в корреспондентскую связь. Поэтому я собрал несколько местных активных коммунистов, прочитал им твоё письмо и предложил согласиться с вашим предложением. На этом собрании было решено создать здесь комитет, вступить с вами в переписку и всеми своими силами поддержать вас в ваших начинаниях. Общая организация между коммунистами всех стран настолько необходима, что каждый действительный коммунист будет рад этому помочь"44 .

Присоединение Лондонского общества, объединявшего 500 рабочих и обладавшего широкими организационными связями, имело для Маркса и Энгельса огромное значение. Руководители Союза не ограничились созданием корреспондентского комитета в одном только Лондоне. Они, по указанию (Маркса, стремились теперь организовать эти комитеты всюду, где имелись общины Союза. Так, Шаппер (писал Марксу в июле 1846 г.: "Уехавшие отсюда члены нашей организации отправились преимущественно во Францию, Германию, Скандинавию и Венгрию. При их помощи мы оказались в состоянии создать в Гамбурге, Альтоне, Магдебурге, Лейпциге, Берлине, Кенигсберге, Готенбурге, Копенгагене, Гавре и т. д. корреспондентские комитеты. Во всех этих местах мы имеем своих друзей, к которым мы и направили уехавших товарищей, поручив им тотчас же создать комитеты и поддерживать с нами оживлённую переписку"45 . Для вновь организованных комитетов руководимый Марксом Брюссельский комитет становился в такой же мере "направляющим центром, в какой являлся для них руководящий орган "Союз справедливых". После организация корреспондентского комитета в Лондоне Г арии дал согласие на предложение Маркса и Энгельса и также вступил в этот корреспондентский комитет46 .


41 В письме к Марксу от 3 июня 1845 г. Криге, выражая в полемическом тоне взгляды Маркса, писал: "Подчёркивают, наконец, преимущества парижских и лондонских коммунистов по отношению к Вейтлнигу, в котором усматривают препятствие для движения... Я, однако, не могу этому поверить, так как люблю Вейтлинга".

42 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, сир. 12 и см. Archiv fur die Geschichte des Sozialismus und der Arbeiterbewegung", Bd. X, S. 362 - 391. "Londoner deutsehe kommunistische diskussionen".

43 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. И.

44 Шаппер - Марксу, 6 июня 1846.

45 Шаппер - Марксу, 17 июня 1846.

46 Гарни - Энгельсу (коммунистическому корреспондентскому комитету), 20 августа 1846.

стр. 14

Установив контакт с Гарни я другими революционными деятелями чартистской партии, Маркс и Энгельс тем самым связались со многими социалистами и демократами Франции, Бельгии, Польши, объединёнными в общество "Братских демократов". Однако наибольшую связь Маркс и Энгельс поддерживали с левым крылом чартистской партии, будучи полностью посвящены во все вопросы внутрипартийной жизни английских чартистов. На заседаниях Брюссельского корреспондентского комитета обсуждались вопросы не только социалистического движения Германии, но также Англии и Франции. Так, на заседании Брюссельского комитета 17 июля было принято поздравительное послание к вождю чартистской партии О'Коннору в связи с его победой в Ноттингеме на выборах а малагу общин47 .

В этом письме Брюссельский комитет, касаясь внутрипартийной борьбы между буржуазными попутчиками и революционным крылом чартистской партии, прямо выступает с поддержкой революционного крыла: "Мы... поздравляем вас с единодушным ростом: доверия к вам, выраженным всей партией чартистов, в связи с респектабельными клеветами Томаса Купера. Партия чартистов может только выиграть путём исключения замаскированных буржуа"48 . Брюссельский корреспондентский комитет принял специальную резолюцию против Томаса Купера и направил её для опубликования в "Northern Star"49 . Брюссельский корреспондентский комитет обсуждал и другие вопросы международного рабочего движения.

Установление более тесной связи (между многочисленными мелкими коммунистическими группами и кружками неизбежно должно было привести к обнаружению коренных идейных разногласий, а из борьбы против устарелых взглядов и идей должна была вырасти единая теоретическая программа всего движения в целом, Лишь только ад этом пути можно было выработать общую для всего движения коммунистическую литературу, объединить все наличные литературные силы одной коммунистической программой и, таким образом, подготовить организацию коммунистической партии.

Вполне естественно, что как только Брюссельский комитет взялся за выполнение этих коренных задач, он неизбежно должен был вступить в борьбу с отсталыми, антипролетарскими теориями, имевшими хождение среди немецких социалистов. Уже при обсуждении Комитетом плана печатной пропаганды в марте 1846 г. со всей полнотой обнаружилась коренная противоположность между революционно-коммунистическим мировоззрением Маркса и Энгельса и предшествующими утопическими воззрениями.

Первым противником, с которым столкнулись Маркс и Энгельс, был Вильгельм Вейтлинг, входивший одно время в Брюссельский корреспондентский комитет. Маркс и Энгельс ещё питали тогда надежду, что с ростом социалистического движения и под влиянием новых революционно-коммунистических идей Вейтлинг сумеет отделаться от своих недостатков и сделать значительный шаг вперёд.

Однако в своих письмах к лондонским коммунистам, к руководителям "Союза справедливых", Вейтлинг вскоре стал клеветать на Маркса и Энгельса, утверждая, будто в целях безопасности они решили в свою коммунистическую группу, корреспондентский комитет, не принимать рабочих, ибо рабочим нельзя, мол, доверять. Вейтлинг также писал, будто Маркс и Энгельс стремятся установить господство учёных


47 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. XIX-XX.

48 Там же.

49 Гарни - Энгельсу, 30 марта 1846.

стр. 15

над рабочими и эксплуатировать последних в своих интересах51 . Эта враждебность к "учёным", к революционной интеллигенции, которая посвятила себя борьбе рабочего класса, была для Вейтлинга неслучайной. "Это был уже, - писал иронически Энгельс о Вейтлинге, - не тот наивный, молодой подмастерье-портной, поражённый своим собственным талантом и старающийся уяснить себе, как будет выглядеть коммунистическое общество. Это был великий человек, которого преследовали завистники за его превосходство, которому всюду мерещились соперники, тайные враги и козий; гонимый из страны в страну пророк, он носил в кармане готовый рецепт осуществления царства небесного на земле и воображал, что каждый только о том и думает, чтобы украсть у "его этот рецепт"52 . Конфликт между Вейтлингом и Марксом был неизбежен. И этот конфликт произошёл на заседании Брюссельского корреспондентского комитета 30 марта 1846 года.

Яркую зарисовку этого заседания дал присутствовавший на нём русский литератор П. Анненков, приехавший в Брюссель, чтобы познакомиться с Марксом. "Мы сели за небольшой зелёный столик, - писал в своих воспоминаниях Анненков, - на одном узком конце которого поместился Маркс, взяв карандаш в руки и склонив свою львиную голову на лист бумаги, между тем как его неразлучный спутник и сотоварищ по пропаганде, высокий, прямой, по-английски важный и серьёзный Энгельс открывал заседание речью. Он говорил в ней о необходимости между людьми, посвятившими себя делу преобразования труда, объяснить взаимные свои воззрения и установить одну общую доктрину, которая могла бы служить знаменем для всех последователей"53 .

На заседании корреспондентского комитета 30 марта должен был обсуждаться вопрос об организации печатной пропаганды коммунизма. Этот вопрос встал в связи с предложением друга Маркса - Иосифа Вейдемейера - организовать печатание работ Маркса, Энгельса и других коммунистов в специальном издательстве, которое будет создано на средства, ассигнуемые двумя коммунистами из Вестфалии - Ремпелем и Мейером. Комитету предстояло решить, какие работы следует печатать в первую очередь, и разработать план публикации коммунистических произведений в целом. На этом заседании Вейтлинг стал настаивать, чтобы в первую очередь были напечатаны его последние произведения. Понимая, какой вред это может нанести развёртыванию коммунистической пропаганды в Германии, Маркс и Энгельс решительно выступили против требований Вейтлинга. Между ними разгорелся горячий спор. В этом споре Маркс доказывал необходимость очищения коммунистической партии от негодных, отсталых элементов и резко критиковал ремесленный, уравнительный коммунизм Вейтлинга. "Особенно в Германии, - говорил Маркс, как об этом пишет П. Анненков, - обращаться к работнику без строго научной идеи и положительного учения равносильно пустой и бесчестной игре в проповедники, при которой, с одной стороны, полагается вдохновенный пророк, - ас другой - допускаются только ослы, слушающие его, разинув рты"54 .

На заседании Брюссельского комитета 30 марта взгляды Вейтлинга, как и его поведение, были резко осуждены. Однако окончательный разрыв с Вейтлингом произошёл в мае 1846 г., при обсуждении Брюссельским корреспондентским комитетом вопроса об отношении к "истинному социалисту" Криге.


51 Шаппер - Марксу от 6 июня 1846 года. См. также письмо Гарни к Энгельсу от 30 марта 1846 года.

52 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 11.

53 Анненков П. "Замечательное десятилетие". См. "Вестник Европы" за апрель 1880 г., стр. 497 - 499.

54 Там же.

стр. 16

О разрыве с Вейтлингом Маркс и Энгельс сообщили всем своим сторонникам, корреспондентским комитетам и отдельным корреспондентам, с которыми они были связаны. В своих письмах основоположники марксизма доказывали необходимость борьбы с утопическим коммунизмом Вейтлинга и его сторонниками55 . Призыв Маркса и Энгельса нашёл живой отклик у многих немецких коммунистов. Разрыв с Вейтлингом был подготовлен всем ходом развития коммунистического движения в Германии и не встретил возражения со стороны большинства его руководящих деятелей. Коммунисты Кёльна, Вестфалии, а также немецкие коммунисты в Париже и Лондоне одобрили этот разрыв. Так, руководитель коммунистов в Париже Эвербек писал Марксу 15 мая 1846 г.: "То, что ты пишешь о Вильгельме Вейтлинге, не явилось для меня неожиданностью. Я давно это предвидел... Его авторитет у немецких рабочих во всяком случае уже не очень велик"56 . Другой видный коммунист, Иосиф Вейдемейер, живший в Вестфалии, также поддержал Маркса и Энгельса в их борьбе против Вейтлинга. В своём письме к Марксу он указывал на многочисленные ошибки Вейтлинга в его статьях, которые он посылал в журнал "Westfalische Dampfboot" ("Вестфальский пароход")57 .

Особый интерес представляет письмо Шаппера - одного из руководителей "Союза справедливых", - в котором долгое время господствовали взгляды Вейтлинга. "Что касается Вашего разрыва с Вейтлингом, - писал Шаппер Марксу, - то мы уже давно предвидели, что оно так и случится... Он верит, что только он один владеет истиной и может спасти мир, а всё, что написано другими людьми, является лишь глупым вздором. Поэтому он ничего не изучает и не хочет также, чтобы учились его последователи, - они должны довольствоваться его евангелием... Мы порвали теперь с ним всякую переписку и не хотим иметь с ним никаких дел..."58 .

В своей борьбе против линии Маркса и Энгельса. Вейтлинг, однако, нашёл поддержку у некоторых представителей другого направления немецкого утопического социализма, у представителей так называемого "истинного социализма" - Гесса, Криге и других. После разрыва с Вейтлингом Маркс и Энгельс сочли необходимым с такой же решительностью размежеваться и с "истинным социализмом", развернув против него открытую борьбу.

Идеи "истинного социализма" в 40-х годах были широко распространены среди левых кругов немецкой интеллигенции. Это направление располагало рядом печатных органов, легально издававшихся в Германии: "Gesellschaftsspiegel" ("Зеркало Общества"), "Deutsche Burgerbuch" ("Немецкая Гражданская Книга), "Reinische Jahrbucher" ("Рейнские Ежегодники"), "Triersche Zeitung" ("Трирская Газета") и т. д. "Истинный социализм" как направление внутренне не был единым: он распадался на многочисленные школы и школки, подчас враждовавшие между собой. Однако всем им были общи многие черты, определявшие характер всего этого направления.

Наиболее общей особенностью "истинного социализма" было то, что он воплотил в себе самые отрицательные стороны немецкого мещанства: его филистёрство, его политическое бессилие и трусость, прикрываемые сентиментально слащавой фразой. Вместо революционной критики буржуазного общества "истинные социалисты" выступали с причитаниями и проклятиями, направленными против поступательного хода капиталистиче-


55 Письма Маркса и Энгельса за 1846 г" об их разрыве с Вейтлингом не сохранились; содержание этих писем можно частично установить по ответным письмам Эвербека (15 мая 1846), Вейдемейер а (30 апреля 1846) и Шаппера (6 июня 1846).

56 Ewerbeck an Marx, 15 Mai 1846.

57 Weidemeyer an Marx, 30 April 1846.

58 Schapper an Marx, 6 Juni 1846.

стр. 17

ского развития, безжалостно разрушавшего мелкобуржуазный уклад жизни. Революционную политическую борьбу они заменяли моральной проповедью всеобщего мира, всеобщей любви между людьми, проповедью, с которой они обращались также к имущим классам, Философским обоснованием этих сентиментально-моральных идей являлись отсталые, религиозно-этические взгляды Людвига Фейербаха. "Истинный социализм, - писали Маркс и Энгельс в "Немецкой идеологии", - обращается не к пролетариям, а к двум наиболее распространённым в Германии категориям людей - к мелкой буржуазии с её филантропическими иллюзиями и к идеологам этой же мелкой буржуазии, к философам и философским выученикам"59 .

Свои морально-филантропические взгляды "истинные социалисты" стремились сочетать с отдельными идеями французского утопического, коммунизма. Из французских коммунистических идей они выхолостили всякое классовое революционное содержание и перевели их на отвлечённый философский язык Гегеля и Фейербаха. Критику буржуазного либерализма, которую они позаимствовали из французской социалистической литературы, они механически перенесли на почву слаборазвитых общественных отношений Германии, где буржуазии предстояло ещё сыграть прогрессивную роль - устранить абсолютизм и завоевать политическую власть. Так, Гесс - один из первых идеологов "истинного социализма" - писал в 1845 г. в редактируемом им журнале "Gesellschaftsspiegel" следующее: "Разве прусский монарх выказал менее сочувствия к бедствиям беднейших классов народа, чем французская палата депутатов или король французов? Факты настолько доказывают противоположное, а размышления об истинных и последних причинах наших общественных бедствий настолько убеждают в противном, что мы более чем равнодушны ко всяким политико-либеральным стремлениям: они нам прямо стали противны"60 . Выступая против одной только буржуазии и не ведя решительной борьбы против феодальной реакции, "истинные социалисты" объективно служили орудием реакционного германского абсолютизма, защищавшего интересы феодальных классов.

К 1846 г. некоторые немецкие социалисты начали уже освобождаться от наиболее отрицательных сторон "истинного социализма", однако большая часть их ещё оставалась в кругу идей и практики этого утопического направления. Уже в статьях, относящихся к началу 1846 г., Энгельс делает отдельные критические замечания против "истинного социализма" и противопоставляет ему революционно-коммунистические воззрения. Энгельс обличает филистерский характер всего этого направления: его бессилие, неуменье пробудить в массах пролетариев революционную энергию, его холопское отношение к власть имущим и признание своей собственной слабости. Маркс и Энгельс видели всю опасность влияния этого реакционного направления на молодое социалистическое движение, опасность заразить немецких социалистов ядом филистерской трусости и мещанской ограниченности. Этим и следует объяснить ту страстность, с которой боролись основоположники марксизма против "истинного социализма". "Само собой разумеется, - писали Маркс и Энгельс, что с момента возникновения в Германии настоящей коммунистической партии истинным социалистам придётся всё больше находить свою публику лишь среди мелкой буржуазии, а представителей этой публики - среди импотентных и опустившихся литераторов"61

Особенно обострилась борьба Маркса и Энгельса против "истинного социализма" в 1846 г., когда они вплотную приступили к организации коммунистической партии. Поводом для открытого публичного выступ-


59 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 446 - 447. Перевод уточнён.

60 "Gesellschaftsspiegel" N 1, 1845, S. 2.

61 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 447.

стр. 18

ления Маркса и Энгельса против "истинного социализма" послужила деятельность одного из представителей этого направления - Германа Криге - в Америке. Выдавая себя там за официального представителя немецкой коммунистической партии, Криге в редактируемом им органе "Фолькстрибун" придал взглядам "истинного социализма" ещё более карикатурную форму и этим дискредитировал немецкое коммунистическое движение. Это заставило Маркса и Энгельса немедленно выступить против Криге, а одновременно и против всего этого порочного направления. Под руководством Маркса и Энгельса И мая 1846 г. на специальном заседании Брюссельского корреспондентского комитета, на котором обсуждался вопрос о деятельности Криге в Америке, Маркс и Энгельс подвергли его самой резкой и беспощадной критике. Брюссельский комитет принял резолюцию, осуждающую Криге. Против неё голосовал один только Вейтлинг, находившийся тогда, ещё в Брюсселе. Резолюция, а вместе с ней и объяснительная записка, которая была приложена к резолюции, были размножены гектографическим способом и разосланы всем коммунистическим группам, с которыми был связан Брюссельский корреспондентский комитет. Этот важный партийный документ приобрёл впоследствии широкую известность под названием "Манифеста против Криге".

В принятой резолюции указывалось, что проводимая Криге тенденция не является коммунистической и что детски напыщенный способ, при помощи которого Криге проводит эту тенденцию, в высшей степени компрометирует коммунистическую партию как в Европе, так и в Америке. "Фантастические бредни, которые Криге проповедует в Нью-Йорке под именем "коммунизма", оказали бы в высшей степени деморализующее влияние на рабочих, ©ели бы они были ими приняты"62 .

Более развёрнутая критика "Фолькстрибун" дана в объяснительной записке к этой резолюции. Маркс и Энгельс бичуют в ней Криге за то, что он превратил коммунизм в бред о любви, которая должна, мол, преобразовать мир. Всемирноисторическую роль революционного движения пролетариата Криге сводит лишь к таким плоским противопоставлениям: любовь - ненависть, коммунизм - эгоизм. В ещё более резком противоречии с основами коммунистического мировоззрения стоят социально-экономические взгляды Криге; его идеализация мелкой, патриархальной земельной собственности, его стремление насадить в Америке парцеллярное землевладение, которое он считает панацеей от всех социальных зол. Маркс и Энгельс жестоко осмеяли эти мелкобуржуазные рассуждения Криге о том, будто достаточно превратить нуждающихся пролетариев в мелких собственников - и тогда все социальные противоречия сразу получат своё разрешение. Они наглядно показали всю нелепость этого рассуждения. Эти примитивные взгляды не могут служить программой революционных рабочих. Они выражают стремление не коммунистических рабочих, а обанкротившихся лавочников и ремесленных мастеров или разорившихся безземельных крестьян, которые мечтают о том, чтобы вновь стать в Америке мелкими буржуа или крестьянами63 .

Принятый на заседании 11 мая 1846 г. "Манифест" был послан Криге с указанием на необходимость опубликовать этот документ в его газете. Опасаясь, что он всё равно будет напечатан в других социалистических органах, Криге принуждён был напечатать его на страницах своей газеты, сопроводив лишь "Манифест" ироническими словечками: "отлучительная булла", "смертный приговор"; самих брюссельцев он иронически называл "литературными представителями немецкого коммунизма", третируя их как теоретических сектантов64 . Однако перед той обстоятельной и разящей критикой, которую дали Маркс и Энгельс, ирония Криге совершенно теряла свой смысл и никого не могла удовлетворить.


62 К. Марке и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 93.

63 Там же, стр. 101.

64 "Der Volkstribun" N 23, 6 June 1846.

стр. 19

Выступление Криге в печати и его письма к руководству "Союза справедливых", у которых он имел известную поддержку, показали Марксу и Энгельсу, что необходимо ещё раз выступить против него с резкой критикой. Мысль эта возникла одновременно как у Маркса, так и у Энгельса. В октябре 1846 г. Маркс написал новый памфлет, направленный против Криге65 . Этот памфлет до сих пор не найден.

Выступления Маркса и Энгельса против Криге не встретили такой единодушной поддержки, как их разрыв с Вейтлингом. На сторону Маркса и Энгельса стали кёльнские коммунисты. Такую же поддержку они получили со стороны отдельных немецких коммунистов Парижа. "Манифест против Криге" оказал известное воздействие на некоторые группы "истинных социалистов". Так, вестфальские коммунисты - Вейдемейер и др., - стоявшие уже близко к новому, революционному коммунизму, увидели в этом документе критику и своих собственных взглядов. Получив "Манифест против Криге", Вейдемейер стал просить у Маркса разрешения напечатать этот документ в издаваемом Люнингом и им "Westfalische Dampfboot"66 .

Из писем Вейдемейера к Марксу видно, что Маркс не соглашался напечатать "Манифест" в органе Люнинга: он опасался, что Люнинг, оставаясь верным своим прежним взглядам, исказит этот документ. И действительно, Люнинг, не дождавшись разрешения Маркса, напечатал "Манифест против Криге" у себя в журнале в искажённом виде67 . Он сопроводил "Манифест" своим введением, которое настолько было слито с текстом самого "Манифеста", что читатель не мог разобраться, где кончаются слова Люнинга и где начинается текст Маркса и Энгельса. В этом введении Люнинг, оставаясь ещё в плену идей "истинного социализма", доказывал, что "нежное сердце является самым первым защитником коммунизма", но тут же признавал, что "вторым, более сильным источником социалистического мировоззрения... является действительное состояние этого мира, резкая противоположность в современном обществе между капиталом и трудом, между буржуазией и пролетариатом"68 . Это половинчатое и эклектическое заявление Вейдемейер и Люнинг включили в самый текст "Манифеста", сопроводив этот документ следующим примечанием: "Если какой-нибудь внимательный читатель подумает, пожалуй, что в отдельных местах этой статьи ему удалось некоторым образом открыть элементы самокритики "Westfalische Dampfboot", то это ни в какой мере нас не смущает. Мы никогда не заявляли, что считаем своё развитие завершившимся"69 . Как ни половинчато это примечание редакции, оно ясно говорит о том, что отдельные группы "истинных социалистов" под воздействием критики, которую дали Маркс и Энгельс, стали понемногу отходить от своих прежних взглядов.

Однако это половинчатое признание Люнинга не могло удовлетворить Маркса. Вся деятельность Люнинга, в особенности та линия, которую он проводил в своём журнале, не оставляли никаких сомнений относительно того, насколько он ещё крепко связан с направлением "истинного социализма". Неслучайно резкая критика представителей "истинного социализма" со стороны Маркса и Энгельса постоянно встречала у Люнинга возражения.


65 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 52.

66 Вейдемейер - Марксу, 11 июня 1846.

67 "Westfalische Dampfboot" N 6, 1846, S. 295 - 308.

68 Ibidem.

69 Вейдемейер - Марксу. Этот видоизменённый текст "Манифеста", сильно отличающийся от документа, составленного Марксом и Энгельсом, был сперва напечатан Мерингом в его четырёхтомнике "Aus dem literarischen Nachlass", а затем был ошибочно перепечатан в V томе русского издания Сочинений. Весь текст, напечатанный на 94 - 95 стр. I тома до слов "N 13 "Народного трибуна", содержит статью", принадлежит не Марксу, а редакции "Westfalische Dampfboot".

стр. 20

Хотя Вейдемейер находился в тесном общении с Люнингом (этому содействовали их родственные отношения), однако он более решительно пошёл навстречу марксизму, стремясь до конца преодолеть влияние "истинного социализма". Когда, в связи с опубликованием "Манифеста против Криге" в "Westfalische Dampfboot" между Вейдемейером и Марксом возник конфликт, Вейдемейер счёл необходимым заверить Маркса, что в своих взглядах он целиком примыкает к его теории. "То, что воззрения, которые я высказываю в своих статьях, первоначально вызваны к жизни только благодаря твоему влиянию и только тобой самим они порождены, я постоянно и повсюду признавал и в дальнейшем буду об этом заявлять, если для этого будет повод"70 .

Ещё резче обострились отношения между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и "истинными социалистами" - с другой, в связи с попытками Маркса и Энгельса опубликовать свою работу "Немецкая идеология" и, в частности, в связи с неудачей в деле организации коммунистического издательства. Попытка Маркса и Энгельса на средства двух вестфальских коммунистов - Мейера и Ремпеля - наладить издание работы, направленной против немецких философов и их выучеников, "истинных социалистов", не увенчалась успехом. Первоначально Мейер и Ремпель заявили о "своём согласии опубликовать "Немецкую идеологию", издавать социалистический журнал и субсидировать другие издательские начинания коммунистов. Однако когда Вейдемейер предоставил им для издания рукопись "Немецкой идеологии", то вскоре получил отрицательный ответ под тем предлогом, что у них внезапно обнаружились финансовые затруднения. Действительные причины их отказа были иными.

Подвергнув в "Немецкой идеологии" суровой критике Фейербаха, Бруно Бауэра, Штирнера и "истинных социалистов", беспощадно разгромив немецкую идеалистическую философию, Маркс и Энгельс тем самым разрешили одну из важнейших партийных задач: расчистили в Германии почву для восприятия передовыми, революционными интеллигентами и передовыми пролетариями научных принципов революционного коммунизма. Серьёзное значение этой критики понимали не только Маркс и Энгельс, но также и их друзья. Так, Вейдемейер, говоря о "Немецкой идеологии", писал Марксу в апреле 1846 г.: "Мне... необходимость этой критики стала яснее, чем прежде. Мысль о господстве идеи глубоко сидит в головах людей, особенно у самих коммунистов, хотя эта глупость и не выступает так ясно, как у Штирнера"71 .

Совершенно иначе, чем Вейдемейер, относились к "Немецкой идеологии" Мейер, Ремпель и другие вестфальские коммунисты, находившиеся под сильным влиянием "истинного социализма". Они в полном единодушии с Люнингом встречали в штыки всякую партийную критику. Их отношение к "Немецкой идеологии", к критике со стороны Маркса и Энгельса, весьма метко передаёт Вейдемейер. "Вообще очень жалеют, - писал он Марксу по поводу вестфальских коммунистов, - что вы вдались опять в полемику; здесь даже у самых дельных людей существует действительно такая сильная симпатия ко всякому, кто завоевал себе какое-нибудь имя, как, например, Бауэры, Штирнер, Руге, что даже становится неприятно. Они хотели бы держать свои руки над их спинами, чтобы защитить их от ударов, а когда эта защита оказывается недейственной, они начинают очень злобно относиться к бичующему. Несколько дней тому назад я во время загородной прогулки изрядно поспорил по этому поводу кое с кем и, между прочим, с Ремпелем; спор касается именно трёх вышеупомянутых корифеев"72 .

После прочтения данного письма не может быть сомнения, что истинной причиной отказа со стороны Ремпеля и Мейера напечатать


70 Вейдемейер - Марксу, 17 июня 1847.

71 Там же, 30 апреля 1846.

72 Вейдемейер - Марксу, 14 мая 1846.

стр. 21

"Немецкую идеологию" было их несогласие с содержанием книги. Критика Маркса била по взглядам самих издателей. Это наше мнение подтверждается словами самого Маркса, который, объясняя причины задержки опубликования "Немецкой идеологии", писал Анненкову: "Вы не можете себе представить, какие затруднения такое издание встречает в Германии, во-первых, со стороны полиции, во-вторых - со стороны издателей, являющихся заинтересованными представителями всех тех направлений, на которые я нападаю. А что касается нашей собственной партий, то она не только бедна, но, кроме того, значительная часть немецкой коммунистической партии сердита на меня за то, что я выступаю против их утопий и против их декламаций"73 .

Большое значение для Маркса и Энгельса имело отношение руководства "Союза справедливых" к их борьбе против "истинного социализма". Маркс и Энгельс стремились получить их поддержку. Но руководство "Союза справедливых", находившееся с конца 1846 г. в Лондоне, как и члены Просветительного общества, порвав с Вейтлингом, подпали Под сильное влияние "истинного социализма" и философии Фейербаха. Естественно, Маркс и Энгельс не нашли здесь опоры. Наоборот, уже в первом Письме Шаппер писал: "Не поступили ли вы очень сурово с Криге и не было бы более плодотворным одно только дружеское указание, чем ваш циркуляр? Мы уже ему в частном порядке писали и указывали на его ошибки. Криге еще молод и может ещё многому научиться"74 . Руководители "Союза справедливых", однако, не ограничились этим попутным замечанием о "Манифесте против Криге". Следующее своё письмо они в большей его части также посвятили этому вопросу и на этот раз со всей резкостью противопоставили позициям Маркса и Энгельса свои примиренческие взгляды по вопросу об отношении к Криге, как и ко всему "истинному социализму"75 .

"Вы правы, - писал Шаппер, - когда боретесь против философского и сентиментального направлений коммунизма, когда они являются или становятся односторонними, желая придать себе исключительную ценность. Однако Вы сами должны себя предостеречь от того, чтобы "е стать односторонними, и Вы действительно можете стать односторонними, когда хотите вывести возможность коммунизма из одной только растущей нужды рабочих и роста машинного производства. ...Не клеймите сентиментальность, если она проистекает из всеобщей братской любви... Не все же, - продолжал с некоторой иронией Шаппер, - такие великие национал-экономисты, как Вы, не требуйте поэтому, чтобы все воспринимали коммунизм в том виде, как Вы"76 .

Письма лондонцев со всей определённостью показали серьёзные противоречия, имеющиеся между основоположниками революционного коммунизма Марксом и Энгельсом и руководством "Союза справедливых", разделявшем ещё все ошибочные взгляды "истинного социализма". Необходимо было проделать большую работу для того, чтобы убедить руководителей "Союза справедливых" в порочности этих взглядов и добиться перехода его руководства на позиций революционного социализма. Но нельзя было создать организованную, крепко сплочённую коммунистическую партию в Германии, оставив в стороне "Союз справедливых". Маркс и Энгельс поэтому всё своё внимание обратили "а задачу завоевания "Союза справедливых". Они продолжали поддерживать тесную связь с руководством этого Союза, оказывая систематическое влияние на его деятельность.


73 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 31. Письмо Маркса Анненкову от 28 декабря 1846 года.

74 Шаппер - Марксу, 6 июня 1846 года.

75 Шаппер - коммунистическому корреспондентскому комитету в Брюсселе, 17 июля 1846 года.

76 Там же.

стр. 22

Основные центры "Союза справедливых" находились в Лондоне и Париже. Отсюда он получал направления и указания в своей работе. Чтобы завоевать на свою сторону "Союз справедливых", необходимо было предварительно добиться господствующего положения в лондонских и парижских общинах Союза. Но в этих-то опорных пунктах, среди проживавших здесь немецких ремесленников-коммунистов, всего больше были распространены взгляды "истинных социалистов". Борьбу с "истинным социализмом" следовало развернуть в первую очередь.

По решению Брюссельского корреспондентского комитета, Энгельс направился в Париж и провёл здесь большую борьбу против "истинных социалистов". Сгруппировав вокруг себя наиболее передовые элементы парижской организации немецких коммунистов, Энгельс стал выступать на собраниях немецких рабочих с критикой прудонистских взглядов, отстаиваемых "истинными социалистами" Грюном и Эйзерманом. Прудон к этому времени открыто выступил как ярый враг революционного коммунизма. Победа прудоновских взглядов среди немецких рабочих в Париже означала бы их отход от коммунизма, измену конечным целям пролетарской борьбы. Эту борьбу с "истинными социалистами" в Париже Энгельс вёл со всей страстью, присущей последовательному пролетарскому революционеру. "Я их не щадил, чорт меня возьми, - пишет с юношеским задором Энгельс, - я нападал на их худшие предрассудки, нападал на них самих как на совершенно непролетарские элементы"77 .

Грюн и его сторонники систематически сообщали в письмах к Прудону о выступлениях Энгельса и о своей борьбе с ним. Грюн" например, старался представить Энгельса в самом глупом виде, но в то же время вынужден был признаться в том, что он изолирован: "У меня здесь куча врагов и ненавистников"78 . В другом своём письме " Прудону Грюн сообщает ему и те теоретические положения, которые Энгельс развивал в своих выступлениях в Париже. В частности" мы узнаём из письма Грюна, что в конце 1846 г. Энгельс доказывал немецким рабочим, что при коммунизме труд превратится в простую игру физических и интеллектуальных сил79 . Это положение было впоследствии развито Марксом в первом томе "Капитала"80 .

Под воздействием критики Энгельса, благодаря его успешной пропагандистской деятельности, парижские общины "Союза справедливых" стали освобождаться из-под влияния Грюна и других "истинных социалистов". Отход парижских общин от "истинного социализма" оказал благотворное воздействие на руководство Союза, находившееся в Лондоне. Оно также стало подмечать пороки немецкого социализма. Этому особенно способствовала и Та печатная пропаганда, которую вели Маркс и Энгельс от имени Брюссельского корреспондентского комитета. "Не входя во внутренние дела Союза, мы всё же узнавали о всех важных происшествиях. С Другой стороны, мы устно, письменно и при посредстве печати воздействовали на теоретические воззрения наиболее выдающихся его членов. Той же цели служили разные литографированные циркуляры, которые мы в особых случаях, когда речь шла о внутренних делах создавшейся коммунистической партии, рассылали по всему свету своим друзьям и корреспондентам. В этих циркулярах затрагивался иногда и самый Союз"81 .

Все эти обстоятельства привели к коренному повороту лондонских руководителей "Союза справедливых" в сторону революционного коммунизма Маркса и Энгельса.


77 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 52 - 53.

78 Грюн к Прудону от 26 сентября 1846.

79 Грюн - Прудону, 11 ноябри 1846.

80 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 198.

81 К. Маркс. Избранные Произведения. Т. II, стр. 11.

стр. 23

В конце января 1847 г. народная палата "Союза справедливых" направила к Марксу и Энгельсу для переговоров своего специального эмиссара, Иосифа Молля, с предложением вступить в Союз, принять участие в организации его и предложить свою программу. Во время этих переговоров Молль, как указывает Энгельс, заверил их, что руководители "Союза справедливых" убеждены в правильности воззрений Маркса и Энгельса, как и "в необходимости освободить Союз от старых заговорщических традиций и форм. Если мы пожелаем вступить в Союз, - писал, далее, Энгельс, - то нам дана будет возможность изложить на съезде Союза наш критический коммунизм в форме манифеста, который после этого будет опубликован как манифест Союза"82 .

Лондонское руководство, направляя Молля в Брюссель и Париж, снабдило его документом, уполномочивающим его вести эти переговоры. Документ гласит: "(Коммунистическому корреспондентскому комитету в Брюсселе. Подписавшиеся члены Лондонского корреспондентского комитета предоставляют Иосифу Моллю полномочия и поручения вступить в переговоры с коммунистическим корреспондентским комитетом в Брюсселе и дать устный отчёт о положении наших дел. Одновременно просим Брюссельский комитет доверить гражданину Моллю, который является членом здешнего комитета, переговоры по вопросам любой серьёзности и сообщить всё, что касается Лондонского комитета"83 . Этот документ датирован 20 января 1847 г. и подписан Карлом Шаппером, Генрихом Бауэром, Карлом Прендером и двумя другими, менее известными членами Лондонского корреспондентского комитета. Характерно, что эти переговоры велись не от имени народной палаты "Союза справедливых", а от Лондонского корреспондентского комитета и что, согласно данным Моллю полномочиям, переговоры носили предварительный характер. Осторожность формы переговоров, которую выбрали руководители "Союза справедливых", была, очевидно, вызвана их опасениями, что переговоры могут закончиться неудачей.

Маркс и Энгельс дали положительный ответ на предложение лондонцев. Они решили вступить в "Союз справедливых" и принять участие в его реорганизации. То, что они раньше считали недостатками Союза, делающими невозможным их вступление в него, сейчас сами руководители этой организации готовы были устранить. Таким образом, основоположники марксизма не видели теперь никаких препятствий, которые мешали бы им вступить в "Союз справедливых" и взяться за его реорганизацию.

Вступление Маркса и Энгельса в "Союз справедливых" определили поворот в его деятельности. Об этом повороте можно судить по тому воззванию, с которым руководство Союза обратилось в феврале 1847 г. ко всем своим членам. В этом документе конечные цели движения формулируются с гораздо большей определённостью, а вопрос об отношении к "истинным социалистам" впервые ставится в строго принципиальной форме. "Мы требуем от вас, - писалось в этом воззвании, - чтобы вы повели борьбу против того плоского вздора о любви, который, к сожалению, кое-где проник в среду коммунистов". С такой же решительностью осуждаются в нём также и заговорщические, сектантские методы организации, унаследованные от Бланки и Вейтлинга. Несомненно, это решительное выступление против "истинного социализма" и против заговорщического типа организации является результатом тех переговоров, которые имели место между Моллем и Марксом и Энгельсом. В согласии с брюссельцами руководители Союза подчёркивают в этом воззва-


82 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 12.

83 Этот документ приводится Мерингом в его введении к работе Маркса "Enthullungen uber den Kommunistenprozess zu Koln". S. 10 - 11. Berlin. 1914.

стр. 24

нии необходимость созыва коммунистического съезда, срок созыва которого был намечен на июнь 1847 года84 .

В начале июня 1847 г. в Лондоне собрался I съезд Союза. Маркс из-за материальных затруднений не мог поехать на съезд. "В Лондон, - писал Маркс Энгельсу 15 мая, - я не могу ехать. Денежные дела не позволяют мне этого. Но Вольфа, я надеюсь, мы отправим туда. И тогда будет достаточно того, что вы оба будете там"85 . Энгельс и Вольф. проводили на этом съезде единую линию, вместе боролись за торжество марксистских принципов. Энгельс и Вольф сумели добиться принципиально важных решений лишь по основным вопросам, но эти решения определили весь дальнейший ход развития Союза. На съезде был принят в качестве предварительного проекта новый Устав, который означал полную реорганизацию Союза, устранение из него всего сектантского, заговорщического, внедрение в его организацию принципов демократического централизма. Проект должен был подвергнуться обсуждению низовых организаций Союза. Особенно большое значение имело принятие первого пункта Устава, формулировавшего в духе научного коммунизма конечную цель пролетарского движения, программную направленность Союза. "Целью Союза, - указывалось в этом документе, - является: свержение буржуазии, господство пролетариата, уничтожение старого, основанного на антагонизме классов буржуазного общества и основание нового общества, без классов и без частной собственности"86 .

Победа нового направления на съезде получила своё выражение в переименовании "Союза справедливых", который отныне, по предложению Маркса и Энгельса, стал называться Союзом коммунистов87 , Прежний лозунг Союза, который наиболее ярко отражал его утопическое направление - "Все люди - братья", - был заменён новым лозунгом, принадлежавшим Марксу и Энгельсу: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"88 . Этот новый, революционный лозунг, выражающий сущность пролетарского интернационализма, международный характер борьбы рабочего класса, стал отныне боевым кличем международного, пролетарского движения. Впервые этот лозунг был напечатан в Уставе Союза коммунистов.

Съезд при активном участии Энгельса и Вольфа принял решение исключить вейтлингианцев из Союза; этим он как бы отказался от своего утопического прошлого.

По окончании I съезда Союза коммунистов Энгельс в танце июля 1847 г. приехал к Марксу, в Брюссель. Здесь он совместно с Марксом организовал 5 августа 1847 г. местную общину Союза, председателем которой был избран Маркс. На первом же, организационном собрании общины был создан окружной комитет, руководителем которого также стал Маркс. Кроме Маркса в состав окружного комитета были избраны Вильгельм Вольф, немецкий рабочий, живший ранее в Париже Юнге и бельгийский коммунист Жиго89 . Учтя опыт деятельности коммунистических организаций в Германии и других странах, Маркс стремился превратить общины Союза коммунистов в центры, вокруг которых должны группироваться рабочие Просветительные общества. Такое Просветительное общество было организовано Марксом совместно с Энгельсом в Брюсселе в конце августа 1847 года90 . Уже к концу октября 1847 г. созданное Марксом и Энгельсом Общество успешно развернуло свою деятельность. Оно уже насчитывало около 100 членов


84 "Demokratisch Taschenbuch", S. 1848.

85 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 69.

86 К. Маркс. Избранные произведения. Т. II, сир. 13,

87 "Манифест Коммунистической партии". 1939.

88 См. Устав Союза коммунистов, принятый на I съезде.

89 Заметка Маркса на письме Жотрана к Борнштедту от 20 октября 1847 года.

90 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVf стр. 37.

стр. 25

и пользовалось большой популярностью среди немецких рабочих и Брюсселе. Маркс прочёл в этом Обществе цикл лекций по вопросам политической экономии, изданных впоследствии под названием "Наемный труд и капитал" 91 .

В октябре 1847 г. Энгельс возвратился в Париж, где все свои силы посвятил реорганизации парижских общин Союза коммунистов. "Я сейчас же, - пишет Энгельс Марксу по приезде в Париж, - организовал пропагандистский кружок, бегаю целый день и произношу .речи. Я тотчас же был выбран в кружок и назначен секретарём. Мы имеем от 20 до 30 кандидатов, ждущих приёма. Мы скоро будем ещё сильнее"92 .

Решения I съезда Союза коммунистов, естественно, вызвали большое смятение у вейтлигианцев и "истинных социалистов". В ответ на эти решения они повсюду, как внутри Союза, так и вне его, развернули интриганскую деятельность (в Гамбурге, Майнце, Париже) и вызвали серьёзный кризис р организации. Целый ряд вопросов, существенных для определения нового характера Союза и укрепления его основы, ещё не был разрешён; предстояло окончательно утвердить Устав Союза, разработать и принять его программу, вынести определённые постановления против тех членов Союза, которые не подчиняются воле большинства и продолжают вести раскольническую деятельность. С этой целью ЦК Союза, находившийся в Лондоне, стал готовить II съезд, который должен был собраться в ноябре 1847 года. Учитывая всё значение предстоящего съезда, руководство добивалось, чтобы Маркс принял в нем решающее участие, В специальном обращении к Брюссельскому окружному комитету оно писало: "Настоятельно необходимо, чтобы брюссельский окружной комитет послал делегата на предстоящий конгресс. На этом конгрессе решится вопрос, должен ли союз в целом прекратить своё существование, или же из него должна быть удалена та гниль, которая то здесь то там обнаруживается в нём. По нашему мнению, это последнее средство является единственным, если мы хотим чего-либо добиться... Мы были бы очень рады, если бы Маркс мог прибыть на конгресс. Сделаем всё, что только в наших силах, чтобы облегчить вам тяжесть расходов. Приложите все свои силы, - если мы преодолеем этот кризис, то мы победим ...Лондон и Брюссель являются в данный момент двумя столпами, на которые опирается весь Союз. Если эти столпы поколеблются или упадут, то рухнет и всё здание"93 .

Сознавая, какое огромное значение имеет для дальнейшего развития коммунистического движения в Германии, как и других стран Западной Европы, предстоящий съезд, Марсе и Энгельс стали усиленно готовиться к нему. Немецкие коммунисты в Париже снова избрали Энгельса делегатом на II съезд Союза коммунистов. От брюссельских коммунистов делегатами были избраны Маркс и бельгиец Тодеско. Чтобы установить единый план действия, Маркс и Энгельс письменно договорились о том, что они встретятся по пути в Лондон, в Остэнде. Во время этой встречи друзья обсудили проект программы и другие вопросы, которые предстояло им сообща отстаивать на конгрессе. 29 ноября 1847 г. они прибыли в Лондон.

II съезд Союза коммунистов, открывшийся 29 ноября, работал в течение десяти дней. Он сыграл величайшую роль в развитии коммунистического движения, в строительстве международной пролетарской партии. На нём был окончательно принят Устав, и это означало полную победу той организационной перестройки Союза, которую предлагали Маркс и Энгельс. Съезд послужил для Маркса и Энгельса трибу-


91 К. Маркс. Избранные произведения. Т. I, стр. 216, 329.

92 К. Марк с и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 82.

93 Шаппер к Марксу от 18 октября 1847 года.

стр. 26

ной, с которой они провозгласили перед молодой коммунистической партией принципы своего революционного мировоззрения - научного коммунизма. Горячо и страстно боролись они на этом съезде за торжество новых идей. И после многодневного обсуждения идеи научного коммунизма восторжествовали. "Все разногласия и сомнения, - пишет Энгельс, - были, наконец, устранены, и новые принципы приняты единогласно. Марксу и мне было поручено выработать манифест"94 .

Один из немецких коммунистов в Лондоне, рабочий Фридрих Лесснер, наблюдавший Маркса и Энгельса на этом конгрессе, живо описал впечатление, которое произвели их приезд в Лондон и их деятельность на конгрессе. "Приезд Маркса и Энгельса в Лондон, - писал он, - произвёл огромное впечатление как на членов коммунистического рабочего общества, так и на членов Союза коммунистов. С этим конгрессом связывались большие надежды, и эти надежды не только не были обмануты, но в действительности были далеко превзойдены"95 . Лесснер также запечатлел образ Маркса на этом конгрессе: "Маркс был тогда ещё молодым человеком, лет 28 - 30. Он был среднего роста, широкоплеч, крепко сложен, энергичен, с высоким благородным лбом, густыми иссиня-чёрными волосами и проницательным взглядом. Рот его уже тогда обладал тем саркастическим выражением, которого так боялись его противники. Маркс был рождён народным вождём. Его речь была краткой, связной, неумолимо логичной; он никогда не говорил лишних слов; каждая фраза - мысль, каждая мысль - необходимое звено в цепи доводов"96 .

II съезд Союза коммунистов привёл к полной победе плана Маркса и Энгельса, целью которых было заложить основы международной коммунистической партии пролетариата. В результате их деятельности появился Союз коммунистов, программной основой которого стал научный коммунизм, провозглашённый в "Манифесте".

Союз коммунистов был зародышем той революционной, коммунистической партии пролетариата, которую начиная с середины 40-х годов и на протяжении всей своей жизни строили Маркс и Энгельс. Эта партия получила плоть и кровь уже в иную эпоху, в эпоху Ленина и Сталина, воплотившись в большевистской партии и в многомиллионной армии коммунистов, которая во всех странах мира борется за демократию и социализм. Союз коммунистов был первой формой интернационального пролетарского единства, славным предшественником Международного товарищества рабочих.

Руководимый Марксом и Энгельсом, Союз явился школой для подготовки политических лидеров рабочего движения и профессиональных революционеров. Из его среды вышли Вильгельм Либкнехт, Лесснер, Эккариус, Пфендер и др., принимавшие в 60 - 70-х годах активное и руководящее участие в деятельности I Интернационала, Некоторые из них стали организаторами социалистических партий в отдельных странах Европы.

Союз коммунистов явился той всемирно исторической трибуной, с которой Маркс и Энгельс на весь мир провозгласили великие принципы "Манифеста Коммунистической партии", ставшего "общей программой многих миллионов рабочих всех стран от Сибири до Калифорнии" (Энгельс)


94 К. Марк с. Избранные произведения. Т. II, стр. 13.

95 "Исторический журнал" N 10 за 1940 г., стр. 29.

96 "Воспоминания о Марксе". Сборник, стр. 128. 1940.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ПРЕДИСТОРИИ-МАНИФЕСТА-КОММУНИСТИЧЕСКОЙ-ПАРТИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Елена КоучContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kouch

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. КАНДЕЛЬ, ИЗ ПРЕДИСТОРИИ "МАНИФЕСТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ" // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ПРЕДИСТОРИИ-МАНИФЕСТА-КОММУНИСТИЧЕСКОЙ-ПАРТИИ (date of access: 17.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. КАНДЕЛЬ:

Е. КАНДЕЛЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Елена Коуч
Arkhangelsk, Russia
874 views rating
07.09.2015 (1471 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
7 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
20 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
26 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗ ПРЕДИСТОРИИ "МАНИФЕСТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ"
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones