Libmonster ID: RU-19523
Author(s) of the publication: И. МОХОВА

В последние годы манифестации, волнения и беспорядки в ряде стран Западной Европы, непосредственными участниками которых стали выходцы из стран Северной Африки, вызвали повышенное внимание к проблемам иммиграции, а также адаптации иммигрантов к новым для них социально-политическим и цивилизационно-культурным условиям.

Эпицентром событий стала Франция, где последовательно возникали кризисные ситуации, начиная с протестов против введения закона, запрещающего ношение мусульманской одежды в образовательных учреждениях. Осенью 2005 г. вспышки насилия потрясли пригороды Парижа и других городов при активном участии, по выражению официальных источников, "этнически однородного населения", другими словами - африканцев и арабов. В июне 2006 г. Сенатом Франции был одобрен законопроект, идея которого заключается в ужесточении требований к трудовой иммиграции в пользу "избирательной" иммиграции и мер по борьбе с нелегальным пребыванием иностранцев на территории страны.

Почему именно Франция оказалась "на передовой" острых проблем, связанных с арабской и африканской иммиграцией? Какова предыстория событий, стремительно разворачивающихся в последнее время как во Франции, так и по всей Европе?

Для анализа сложных взаимоотношений между центральными странами Магриба и Францией важно помнить, что начало французского колониального владения в Северной Африке восходит к 1830 г.* Вплоть до 1962 г. Алжир был не просто заморской колонией, но входил в состав территории Франции (в отличие от Туниса и Марокко, которые находились под французским протекторатом с 1881 г. и 1912 г., соответственно, и до 1956 г., момента получения независимости).

Доколониальное развитие Алжира было основано на ведении традиционного некапиталистического хозяйства. Колонизация страны сопровождалась привнесением новых форм социально-экономических отношений, связанных с началом развития капитализма в Магрибе, и нарушила веками сложившееся течение жизни местного населения. Лучшие земли французами конфисковывались и бесплатно отдавались европейцам, стимулируя таким образом их обосноваться в Алжире. Постепенно это привело к возникновению "лишних" людей в деревне. Они пополняли ряды безработных, которые стремились найти средства к существованию сначала за пределами территории традиционного проживания, а впоследствии и за пределами своей страны.

В то же время Франция старалась укрепиться на новой территории. Начиная со второй трети XIX в., французское правительство пытается заселить алжирские земли европейцами, обещая большие наделы земли, льготы для тех, кто захочет вести хозяйство на заморской территории. Заселение проходило медленно и с большими трудностями: непривычный для европейцев климат, эпидемии, враждебное отношение местного населения, избравшего тактику "выдавливания" непрошенных гостей.

Иммиграция европейцев в Алжир продолжалась до середины XX в. К моменту завоевания Алжиром независимости в 1962 г. их численность доходила до 1 млн. человек, причем более 70% родились на его территории1. Появился новый термин "алжирские французы", которым, помимо французов (испанцев, итальянцев, мальтийцев), обозначали всех европейцев, проживавших в Алжире. Это важно отметить, поскольку магрибинской иммиграции в Европу предшествовал обратный процесс.

В Тунисе и Марокко европейское присутствие было менее значительным, однако политические и экономические меры метрополии привели к тем же последствиям, что и в Алжире: плодородные земли захвачены, французский капитал контролировал основные средства производства, а безземельные крестьяне оказались выключенными из современного производства. Поэтому важной особенностью североафриканской иммиграции является то, что этот процесс - не следствие внутренней динамики магрибинского общества, а результат исторического развития при решающем влиянии внешних сил.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

В Магрибе возникновение феномена миграции относится к первой трети прошлого века. Жители горных районов Атласа и Рифа нанимались сезонными рабочими для жатвы зерновых в равнинных районах Марокко, кабилы** преуспели в мелкой торговле, многие крестьяне шли в армию. С развитием сельскохозяйственной торговли требовались руки для уборки урожая фруктов,


* В 1830 г. началась колонизация Алжира: высадившись в середине июня в Сиди Фредже, французский экспедиционный корпус захватил г. Алжир.

** Кабилы - один из берберских народов Северной Африки с собственным языком и культурными традициями.

стр. 36


оливок, бобовых. Целые регионы специализировались на поставках сезонных работников для сельскохозяйственных нужд в районы, где ощущалась нехватка рабочих рук. До начала 1930-х гг. сезонные миграционные потоки носили "закрытый" характер в рамках одного или нескольких регионов и не представляли в общем угрозу "разрыва" с жизнью и обычаями места традиционного проживания, со своей общиной. Мужчины возвращались в свои деревни, где продолжалась привычная жизнь согласно традиционному укладу.

Исход из деревни в города в 30-е гг. XX в. связан, во-первых, с негативным эффектом колонизации, когда земли были поделены между крупными собственниками, а свободные территории кочевников обрели хозяев. Во-вторых, с усиленной индустриализацией, центры которой находились в городах, где и формировался основной спрос на рабочую силу. Однако массовый характер этот феномен приобрел после Второй мировой войны, когда демографическое давление на деревню возросло в несколько раз.

Миграционный поток направлялся в крупные промышленные центры: в Алжире - в расположенные на побережье города Алжир, Оран и Аннабу; в Марокко - в Касабланку, Рабат и Кенитру; северо-запад Туниса и его прибрежные районы явились центрами притяжения мигрантов. В социальном плане мигранты представляли собой безземельных и безденежных крестьян, мелких собственников без образования и квалификации. Они стали новым лицом североафриканских городов, вокруг которых начали быстро появляться стихийные застройки "новых" горожан.

Параллельно с развитием миграции внутри Магриба еще в конце XIX в. возникает феномен иммиграции рабочей силы из Северной Африки во Францию. Тогда же появляются первые иммигранты-алжирцы. Сначала это были преимущественно алжирцы-кабилы, занимавшиеся мелкой торговлей. В начале прошлого века выходцы из регионов Кабилии и Тлемсена начинают работать в промышленности. Что касается марокканцев, то они приезжают во Францию в качестве иммигрантов после 1912 г., времени начала французского протектората; количество тунисцев на французской территории в конце XIX - начале XX в. остается весьма незначительным. По приблизительным оценкам, в 1912 г. во Франции насчитывалось около 5 тыс. алжирцев и почти 1 тыс. марокканцев2.

Большинство магрибинцев было занято в крупной промышленности, центры которой располагались в районе Марселя, в строительстве вокруг Парижа, а также на шахтах на севере страны и в Па-дэ-Кале. Иммигранты, исключительно мужчины, выехавшие на заработки, отправляли часть доходов оставшимся в Магрибе многочисленным родственникам. Накануне Первой мировой войны количество магрибинских рабочих-иммигрантов возросло до 30 тыс. человек, что объяснялось массовым оттоком "лишнего" деревенского населения из Северной Африки. Во время Первой мировой войны около 132 тыс. магрибинцев работали на французских промышленных предприятиях.

В середине 1920-х гг. правительство начало задумываться о снижении наплыва иностранных рабочих, из которых около 100 тыс. составляли алжирцы, 10 тыс. марокканцы и около 1 тыс. тунисцы3. Тем не менее, после войны Франция нуждалась в рабочей силе для восстановления пострадавшей экономики, так же как и в солдатах в течение самой войны.

После Второй мировой войны, в период, вновь связанный с восстановлением экономики, магрибинская иммиграция была более чем кстати. После принятия в 1947 г. закона об уравнении в правах всех французских подданных (sujet), в том числе и мусульман, которым было предоставлено французское гражданство (citoyennete)4, иммиграция алжирцев во Францию набирает обороты. Если в конце 1940-х гг. алжирцев на территории Франции было чуть более 20 тыс., то к 1962 г. их численность вместе с членами семей превышала 350 тыс. человек5. После заключения в 1962 г. Эвианских соглашений, по которым Алжир получил независимость, свободное перемещение товаров и трудовых ресурсов осталось в силе. Благоприятная экономическая конъюнктура способствовала тому, что за три последующих года количество алжирских рабочих выросло еще на 150 тыс. человек6. Марокканская и тунисская иммиграция во Францию началась позднее и в количественном отношении существенно уступала алжирской. Период до и после Второй мировой войны можно считать началом массовой иммиграции, причиной которой была нехватка трудовых ресурсов для экономического развития Франции и безработица в Марокко и Тунисе.

ИММИГРАЦИЯ: ОТ ПРОСТОГО К СЛОЖНОМУ

В период между двумя мировыми войнами первые миграционные потоки представляли собой тип индивидуальной мужской иммиграции, в основном из деревень. Отсутствие занятости в традиционном аграрном секторе толкало на поиск временной работы за его пределами. Индивидуальной миграции была свойственна ротация, "отъезд-приезд", при которой не происходило закрепление мигранта на новой территории.

В дальнейшем сформировалась структурная иммиграция, непосредственно связанная с развитием французской экономики, которая нуждалась в рабочих в определенных секторах: добыча руды, машиностроение и т.д. Социальная структура иммигрантов постепенно меняется, люди приезжают в основном из североафриканских городов. Не удивительно, что стабильная зарплата во французской промышленности является хорошим стимулом для закрепления на новом месте. Вплоть до кризиса 1973 г.* воз-


* Причиной мирового экономического кризиса 1973 г. стало решение ОАПЕК наложить эмбарго на поставку нефти странам, поддерживающим Израиль, в частности в арабо-израильской войне 1973 г. В дальнейшем арабские производители нефти решили пойти на сокращение добычи, что привело к увеличению стоимости барреля нефти к декабрю 1973 г. почти в 4 раза (с 3 долл. до 11,65 долл.).

стр. 37


вращение иммигрантов на родину становится все менее значимым. Магрибинцы постепенно стали существенной составляющей в структуре наемных рабочих французской промышленности.

В начале 1960-х гг. преобладающей стала семейная иммиграция, а также распространение смешанных браков. Обе тенденции сделали практически невозможным окончательный отъезд на родину.

Прибегая к политике привлечения иностранной рабочей силы с 1940-х до начала 1970-х гг., французское правительство преследовало в основном следующие цели. Во-первых, сдержать рост оплаты труда французских рабочих для минимизации издержек экономического роста; во-вторых, увеличить мобильность и конкурентоспособность трудовых ресурсов; в-третьих, найти людей, которые работали бы в непрестижных и вредных отраслях промышленности (химическая, добывающая, строительство и т.д.).

Под давлением промышленных профсоюзов правительство заключает с Марокко и Тунисом в 1963 г. соглашение о трудовой иммиграции из этих стран. С Алжиром французское правительство последовательно заключило три соглашения в 1964, 1968 и 1971 гг. Приток иностранных рабочих требовал еще и проведения адекватной социальной политики. Несмотря на то, что первые шаги этой политики были предприняты (предоставление жилья, медицинской страховки), тем не менее, вокруг крупных французских городов быстро начинают формироваться бидонвили.

К 1970 г. алжирцы составляли самую большую группу среди иммигрантов - около 1 млн. человек. Ситуация становилась менее управляемой: количество магрибинцев в результате семейной иммиграции возрастало стремительно, и только часть из них имели стабильную работу и заработок. Недовольство французов становилось все более ощутимым, что привело к нападениям на рабочих-магрибинцев в 1972 - 1973 гг. Это спровоцировало решение правительства Алжира запретить иммиграцию из страны во Францию.

В условиях кризиса середины 1970-х гг. Франция пыталась стабилизировать рынок труда и сократить растущую безработицу также и за счет частичного отказа от иностранной рабочей силы. Общий экономический спад в Европе в середине 1970-х гг. привел к тому, что аналогичные меры были приняты также в Бельгии, ФРГ и Швейцарии. Последние две страны в законодательном порядке сократили время пребывания иммигрантов на своей территории, урезали сроки трудовых контрактов, оставив лишь возможность кратковременных сезонных заработков.

В 1974 г. Франция принимает решительные меры по упорядочению и сокращению количества иностранных рабочих и законодательно приостанавливает новый найм. Иммигрантам выплачивалось выходное пособие, предоставлялась помощь в организации предприятия у себя на родине, расходы на дорогу также ложились на французский бюджет. Несмотря на все эти меры, процент возвращений иммигрантов на родину оказался ниже запланированного. К началу 1980-х гг. лишь 8% тунисцев, 6,1% марокканцев и 3,7% алжирцев, проживавших и работавших во Франции, воспользовались предложением вернуться7. Эта статистика свидетельствует о том, что в 1960-х -1970-х гг. во Франции произошло уже достаточно прочное закрепление работающих иммигрантов, а также членов их семей.

Левое правительство Ф. Миттерана в 1981 г. принимает новую миграционную политику, направленную на социальную и экономическую интеграцию иностранных сообществ на территории Франции. К тому же оно легализовало 130 тыс. иностранцев, работавших нелегально, среди которых насчитывалось около 15 тыс. алжирцев8. Однако новая политика на практике не разрешила многих противоречий и лишь усугубила внутриполитическую ситуацию. В 1984 г. левые были вынуждены обратиться к практике возврата иммигрантов, что происходило на фоне неконтролируемого роста нелегальной иммиграции, а вместе с ней ксенофобии и расизма во французском обществе.

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА СТРАН МАГРИБА

Политика центральных стран Магриба относительно вопросов иммиграции базировалась на двух принципах. Первый: использование ее положительных сторон (уменьшение безработицы, использование в национальной экономике денежных трансфертов иммигрантов, получение ими дополнительной квалификации). Второй: установление тесных связей с уехавшими соотечественниками, чтобы в случае необходимости гарантировать их права за границей и, что особенно важно, сохранение их национальной идентичности в отличном от прежнего культурном контексте.

Марокко проводит наиболее последовательную политику уже в течение 40 лет. В 5-летнем экономическом плане развития королевства на 1968 - 1972 гг. ставилась задача стимулировать эмиграцию, чтобы облегчить давление на национальный рынок труда. Даже после 1974 г., когда экономический кризис в странах Запада заставил европейские правительства пойти на резкие шаги по сокращению иммиграции, Хасан II поддерживал политику интеграции марокканцев за границей, но не признавал двойного гражданства своих подданных. Марокканская политика стимулирования и поддержки эмиграции привела к тому, что на сегодняшний день королевство имеет обширную диаспору за границей, трансферты которой на родину постоянно растут и составляют до 10% ВВП. По данным официальной статистики, за последние пять лет они выросли на 22%9. Иммигранты ежегодно переводят в Марокко от 30 до 40 млрд. дирхамов (приблизительно 4 млрд. евро)10.

В отличие от Марокко, Тунис и Алжир после 1974 г. заняли другую позицию и проводили политику возврата иммигрантов на родину. К этому времени более 70% тунисских иммигрантов находилось во Франции, вторая по

стр. 38


численности диаспора проживала в ФРГ11.

Заметим, что французское правительство выплачивало определенную компенсацию магрибинцам, соглашавшимся вернуться в свои страны. Однако среди иммигрантов она воспринималась как насмешка: сумма в 10 тыс. франков была, по свидетельствам иммигрантов12, явно недостаточной, чтобы снова обосноваться на родине. В Тунисе с 1974 г. количество выезжающих на работу за границу существенно сократилось с 16 тыс. до 2 тыс. уже в 1976 г.13

В 1971 г. в Алжире произошла национализация энергоресурсов. С этим были связаны ожидания бурного экономического роста, для чего требовалось большое количество рабочей силы. Следуя логике предполагаемого развития, с 1973 г. в стране была приостановлена эмиграция трудовых ресурсов во Францию, что удачно вписалось в русло французской политики по замораживанию иммиграции. К тому же официальная позиция Алжира по поводу эмиграции была негативной, поскольку рассматривалась как новая форма зависимости от бывшей метрополии. Однако массового возвращения алжирцев, работавших во Франции, не произошло. Алжирское правительство в период 1976 - 1979 гг. гарантировало 20 тыс. рабочих мест для тех, кто захочет вернуться, лишь 10% из этих мест заняли вернувшиеся иммигранты14, что свидетельствует о провале политики возврата как со стороны Алжира, так и Франции. Начиная с 1980-х гг. алжирское правительство больше не рассчитывает на массовое возвращение рабочей силы, и планы по инвестированию в экономику строятся исходя из реального количества трудовых ресурсов.

Несмотря на разницу в подходах к политике иммиграции, все страны Магриба пытались поддерживать тесные контакты с диаспорой, проживающей в Европе, в первую очередь во Франции. После обретения независимости и до середины 1970-х гг. связующим звеном между экспатриантами и родиной были "Общества дружбы", которые занимались вопросами занятости и социальных гарантий для иммигрантов из Северной Африки.

Когда форма магрибинской иммиграции изменилась с индивидуальной на семейную, возникает феномен второго, а позднее и третьего поколения иммигрантов. Под ним подразумеваются дети, которые были рождены во Франции родителями-иммигрантами и получили французское гражданство.

Постепенная интеграция, особенно через детей, которые начинают ходить во французские школы и гораздо шире, чем родители, используют французский язык, делает связь с родиной все более слабой.

Перед центральными странами Магриба встали вопросы: каким образом преодолеть культурный и географический барьер со своими гражданами и какую форму отношений применять в отношении диаспоры, чтобы связь с родиной не была прервана? Акцент был сделан на подрастающее поколение, поэтому в Тунисе и Марокко организуются школьные каникулы для детей-иммигрантов, курсы арабского языка в странах их проживания. Главная цель мероприятий - сохранение национальной идентичности людей, покинувших родину.

Важность отношений с диаспорой подтверждается созданием в 1990 г. Министерства по делам марокканцев, проживающих за границей, в 1997 г. оно вошло в состав МИД Марокко. Фонд Хасана II с 1990 г. занимается социальными, религиозными и культурными вопросами, связанными с марокканцами, проживающими за границей.

В Тунисе в 1988 г. было учреждено Бюро тунисцев, находящихся за границей, и в 1990 г. - Верховный совет по делам тунисцев, находящихся за границей. Оба органа занимаются усилением связей со своими гражданами за пределами страны и управляют средствами, которые диаспора вкладывает в экономическое развитие Туниса.

ИММИГРАНТОВ СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ...

Говоря о современных проблемах, связанных с иммиграцией, встает закономерный вопрос: о каких конкретных цифрах идет речь? По некоторым данным, в начале 1960-х гг. выходцев из Африки среди всех иностранцев, находившихся на территории Франции, было не более 1% от населения, в конце 1960-х гг. этот показатель возрос до 25%, а еще через 15 лет составлял уже 43%15.

стр. 39


По данным Международной организации по миграции (МОМ), во Франции официально проживает самое большое количество (около 1 млн.) выходцев из Северной Африки, превышая почти в пять раз показатели Италии и Испании, где в начале нынешнего века их насчитывалось 240 тыс. и 218 тыс. человек соответственно16.

Во Франции отличительной особенностью этой группы населения является незначительный процент возвращения на родину, несмотря на сложности с трудоустройством и проблемы социальной интеграции. К тому же разрешение въезда для членов семей иммигрантов способствовало закреплению на французской почве значительного числа североафриканцев.

Таким образом, в настоящее время во Франции проживает уже третье поколение иммигрантов при постоянном притоке (легальном и нелегальном) магрибинцев и африканцев. С этим не в последнюю очередь связаны особые сложности, с которыми сталкивается французское правительство при выработке адекватной миграционной политики. Помимо чисто экономических аспектов, Франция вынуждена считаться с социальным и гуманитарным измерениями иммиграции.

По последним данным, опубликованным в 2006 г. Национальным институтом статистики и экономических исследований (INSEE), во Франции в 2004 г. насчитывалось около 5 млн. иммигрантов, или чуть более 8% населения17. Из них приблизительно 40% имеют французское гражданство, полученное путем натурализации или заключения брака18.

За последние 15 лет общее количество иммигрантов увеличилось на 20%, алжирцы и марокканцы остаются самой большой иностранной диаспорой во Франции19. Причем если во Франции магрибинцы в основном представлены почти в равной степени алжирцами и марокканцами, то в Испании, Италии и даже Португалии это преимущественно марокканцы.

Сложности учета общего количества иммигрантов состоят в том, что иностранец, получивший французское гражданство, становится только французом и нигде не будет зафиксировано, какие у него корни - африканские, магрибинские или китайские. Это связано с тем, что Франция исповедует принцип "государства-нации", в соответствии с которым гражданином является индивид, разделяющий республиканские принципы, а какой он национальности или вероисповедания - остается за кадром или оставалось за кадром до недавнего времени.

На настоящий момент количество алжирцев, проживающих за границей, составляет около 1,5 млн. человек, более половины которых (около 800 тыс.) находится во Франции. Далее следуют Бельгия, Тунис, страны Персидского залива и с некоторых пор - Канада. Интересно, что Канада является основным направлением легальной иммиграции из Алжира (около 300 тыс. человек), что приобретает форму "утечки умов". 80% магрибинцев, проживающих в Канаде, имеют диплом о высшем образовании.

Тунисцев за пределами своей страны около 350 тыс. человек, 80% которых живут во Франции, оставшиеся 20% делят между собой Ливия, Бельгия, Марокко, Нидерланды и Канада.

Из трех стран Магриба у Марокко больше всего граждан, проживающих за пределами королевства. По приблизительным оценкам, это 2 млн. человек, из них 772 тыс. во Франции, далее следуют Голландия (около 300 тыс.), Бельгия (200 тыс.), ФРГ и Ливия (около 100 тыс.) и др.20

... И ПОЧЕМУ?

Что же вынуждает или побуждает человека уехать в другую страну, каковы факторы выталкивания и притягивания, что в конечном итоге играет решающую роль, чтобы пересечь Средиземное море с юга на север? В основном отъезд из страны связан с экономическими мотивами, слабым развитием региона, безработицей и отсутствием профессиональных перспектив в собственной стране. Поэтому даже при наличии образования молодое население вынуждено искать лучшую долю за границей. В Марокко безработица составляет 12,1%, в Тунисе - 13,8%, в Алжире - 25,4% экономически активного населения21, а среди молодежи этот показатель гораздо выше. ВВП на душу населения между двумя берегами Средиземноморья имеет в среднем почти четырехкратный разрыв. Если в Тунисе он составляет 7100 долл. в год, в Алжире - 6600 долл., в Марокко - 4200 долл.22, то в таких странах, как Франция, Испания, Италия, Португалия и Мальта в среднем около 22300 долл.23

Демографическая ситуация как на севере, так и на юге Средиземноморья является одной из главных побудительных причин иммиграции. Европейское насе-

стр. 40


ление становится все старше, а в странах Магриба количество людей трудоспособного возраста гораздо больше, чем количество рабочих мест в национальной экономике. По прогнозам Всемирного Банка, с 2003 по 2015 гг. показатель ежегодного роста населения во Франции составит около 0,3%, а в странах Магриба за тот же период - в среднем около 1,4%24.

Схематически задачи, которые должна решить иммиграция, следующие: излишек трудовых ресурсов, которым обладают страны Северной Африки, направляется в страны ЕС. В Европе, работая легально, иммигрант способствует решению проблем экономического развития нанимающей стороны, а также получает дополнительный опыт и знания, которые в дальнейшем он сможет использовать, вернувшись на свою родину. В процессе работы магрибинец, посылая домой часть заработанных денег, поддерживает своих родственников, которые тратят "европейские" деньги у себя в стране. Таким образом, происходит дополнительное инвестирование в национальную экономику. Однако этот идеал слишком далек от действительности, а проблемы, которые непосредственно связаны с иммиграцией, вполне реальны. Это и утечка мозгов, и нелегальная иммиграция, и проблемы адаптации как социально-политического, так и культурно-психологического характера.

Сходные проблемы характерны не только для Франции (страны традиционной иммиграции) и Магриба. Они распространяются по всему Средиземноморью, которое стало водоразделом между богатым Севером и бедным Югом.

Помимо экономической проблематики магрибинской иммиграции во Франции, растущую обеспокоенность вызывают социальные и культурные аспекты. По мере увеличения неевропейских иммигрантов в обществе отмечается рост ксенофобии. Игнорировать присутствие людей с отличным культурным кодом было допустимым еще совсем недавно, но стало невозможно и просто недальновидно в настоящий момент. Так называемые и часто цитируемые положительные примеры интеграции - в лице министров нефранцузского происхождения, известных деятелей культуры, футболистов и т.д. - оказываются частными случаями, которые не меняют общую картину маргинализации арабского и африканского населения.

Раздаются обвинения в провале или неадекватности французской интеграционной политики, однако встает вопрос: а возможна ли такая политика вообще? Возможна ли приверженность общим республиканским ценностям общества с мозаичным составом, которым становится Франция?

Несмотря на универсализм провозглашаемых ценностей (ценность человеческой жизни, уважение прав человека, свобода совести и слова), их понимание в разных культурах разное, обусловленное особенностями исторического развития и не в последнюю очередь - религией и традициями. Выживание культуры и ее кодов на примере третьего поколения магрибинских иммигрантов говорит о том, что полноценной культурной (ценностной) интеграции североафриканцев не происходит. Второе и третье поколения иммигрантов, хотим мы этого или нет, являются неотъемлемой частью французской общественной структуры.

Поэтому в ближайшем будущем французам предстоит выработать новые механизмы существования в поликультурном контексте, у истоков формирования которого стояли они сами.


1 Benjamin Stora, Akram Ellyas. Les 100 portes du Maghreb. L'Algerie, le Maroc, la Tunisie, trois voies singulieres pour allier islam et modernite. Ed. L'Atelier, Paris; Ed. Dahlab, Alger. 1999, p. 257.

2 Ibid., p. 153.

3 Ibid.

4 Закон от 26 июня 1889 г. предоставлял право иметь французское подданство любому человеку, родившемуся на территории Алжира, однако это право не распространялось на мусульман. Правовой статус мусульман определялся Туземным кодексом 1874/1881 гг. Кодекс предусматривал запрет на свободное перемещение мусульман, строгие наказания (штрафы и тюремное заключение) в случае нарушения его положений, а также массу других запретов и ограничений, касавшихся всех аспектов жизни мусульман. На мусульман не распространялось действие французского Гражданского кодекса (они руководствовались мусульманским правом), для них были созданы специальные уголовные суды. При этом на мусульман распространялось действие французского законодательства в экономической сфере. На мусульман также распространялся особый налоговый режим: помимо налогов, обусловленных традицией, они платили косвенные налоги, рыночную и морскую пошлины. См.: Andre Nouschi. L'Algerie amere 1914 - 1994. Editions de la Maison des sciences de l'homme, Paris. 1995, p. 13 - 15.

5 Said Si Ammour. L'emigration maghrebine en Europe. Dans: Panorama des economies maghrebines contemporaines. CE.N.E.A.P., Alger. 1991, p. 97.

6 Ibidem.

7 Ibid., p. 102.

8 Ibid., p. 98.

9 Royaume du Maroc, Office des changes - http://www.oc.gov.ma/IMEE%20janv06.pdf

10 Bilan du Monde, edition 2005, Paris.

11 Said Si Ammour. Op. cit., p. 99.

12 Yamina Benguigui. Mernoires d'immigres. L'heritage maghrebin. Ed. Canal+, Paris, 1997.

13 Sraieb N. Chronique sociale et culturelle. Tunisie. Annuaire de rAfrique du Nord, Paris, CNRS. 1976, p. 558.

14 Said Si Ammour. Op. cit., p. 104.

15 L'Etat du Maghreb. Sous la direction de Camille et Yves Lacoste. Ed. La Decouverte, Paris. 1991, p. 95.

16 Данные по Франции - на 15 марта 1999 г., по Испании - на 1 января 2001 г., по Италии - на 1 января 2000 г. Автор не располагает более поздними данными официальной статистики. Сводную таблицу по распределению иммигрантов в странах севера Средиземноморья см.: www.iom.int - Fargues Philippe. Les politiques migratoires en Mediterranee Occidentale: contexte, contenu, percpectives. Rapport prepare pour l'Organisation Internationale pour les Migrations, 2002.

17 Catherine Borrel. Pres de cinq millions d'immigres a la mi-2004. Insee premiere n° 1098, aout 2006. Цит. по: Le Monde, 25.08.06.

18 Ibidem.

19 Ibid.; самые большие иностранные диаспоры во Франции формируют португальцы, алжирцы и марокканцы.

20 Все вышеуказанные цифры взяты из: Benjamin Stora, Akram Ellyas. Op. cit., p. 153 - 155. В некоторых более поздних источниках число марокканских иммигрантов составляет 3 млн. человек. См.: Bilan du Monde, edition 2005, Paris.

21 Статистика Всемирного Банка. World Factbook, 2005.

22 Ibidem.

23 Fargues Philippe. Op. cit.

24 World Development Indicators 2005 - http://devdata.worldbank.org/wdipdfs/table2_1.pdf. Прогнозы европейской статистики несколько отличаются от данных Всемирного Банка, однако подтверждают отмеченную тенденцию. См.: http://europa.eu.int/comm/eurostat


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИММИГРАЦИЯ-ИЗ-МАГРИБА-ВО-ФРАНЦИЮ-ПРИЧИНЫ-И-СЛЕДСТВИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ivan ProkhorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. МОХОВА, ИММИГРАЦИЯ ИЗ МАГРИБА ВО ФРАНЦИЮ. ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.06.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИММИГРАЦИЯ-ИЗ-МАГРИБА-ВО-ФРАНЦИЮ-ПРИЧИНЫ-И-СЛЕДСТВИЯ (date of access: 16.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. МОХОВА:

И. МОХОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
РОССИЯ-АФРИКА: ГОРИЗОНТЫ СОТРУДНИЧЕСТВА НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОССИИ И КИТАЯ: ОСОБЕННОСТИ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ
Catalog: Философия 
Yesterday · From Россия Онлайн
СИРИЯ В НОВЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
9 июня 2024 года ушел из жизни Никитенко В.Ф. Он с мужеством и воинской доблестью выполнил свой долг в ВСО «Анадырь». Служил в Отдельном инженерно-строительном батальоне (в/ч 16515, в/ч п/п 65134), который построил в районе Гунхай (плато Эсперон, север Кубы), Ремедьос (центр Кубы) стартовые площадки для БРСД Р-14 и другие объекты.
РУАНДА. "KWIBUKA-20": ПАМЯТЬ О ГЕНОЦИДЕ, СПОРЫ, ДИСКУССИИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ФРАНЦИЯ - ТРОПИЧЕСКАЯ АФРИКА: НОВОЕ КАЧЕСТВО ОТНОШЕНИЙ?
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭНЕРГЕТИКА И ПРОМЫШЛЕННО-СЫРЬЕВОЙ СЕКТОР В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И КНДР В XXI в.
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЮАР В ЭКОНОМИКЕ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
ИММИГРАЦИЯ ИЗ МАГРИБА ВО ФРАНЦИЮ. ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android