Libmonster ID: RU-10142

С. МЕНЬШИКОВ, доктор экономических наук, профессор

В свое время архитектор китайских реформ Дэн Сяопин сказал: "Неважно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей". Но к "цветам кошки" все же стали присматриваться. В разгар перестройки писатель Ю. Бондарев прилюдно спросил М. Горбачева, поднимая самолет в воздух, знает ли он конечный пункт приземления? Вопрос не понравился глашатаю "нового мышления" и остался без ответа.

Генсек не был силен в теории, его девизом по-прежнему оставалось "больше социализма". А требовалось как раз наоборот - добавить к социализму необходимую порцию капитализма. Позже это с перебором сделал Б. Ельцин. Верных идей у него, как и у Михаила Сергеевича, не было. Когда его в лоб спрашивали, какую общественную систему мы собираемся строить, он уклончиво, на китайский манер, отвечал: "А какая, собственно, разница, как она будет называться - капитализмом или социализмом, главное, чтобы людям хорошо жилось". В Поднебесной интуитивно придерживались более или менее верного курса. У нас с "главным" ничего не получилось, и на рубеже столетий Ельцину пришлось уйти с политической арены.

В последние годы вектор развития нашей страны изменился. Многое делается верно, но многое упускается. Почему? Думается, что одна из причин этого - отсутствие научно обоснованной теории, которая должна быть в основе не только успешной экономической практики, но и новой идеологии России. Потребность в этом в последнее время осознается, о чем говорят и пишут все чаще. Так, в статье "Власть обязана ответить на вопрос: Что мы строим?" Л. Гущин, в частности, отмечает, что с некоторых пор "к социальным невзгодам добавился духовно-психологический кризис, связанный с крушением прежних "дум и вер", уничижением нашей истории. А теперь еще и кризис! Не вкусив "достоинств" капитализма, мы познаем его "прелести". Налицо отсутствие ориентиров движения - куда идем, что строим? Как отчеканил Фазиль Искандер, страна потеряла сюжет своего существования"1.

В свете изложенного вышедшая в прошлом году в издательстве "Международные отношения" книга доктора экономических наук, профессора Г. Цаголова "Модель для России" представляет большой интерес. Книга создана на основе научных статей автора, докладов, публичных выступлений на экономические темы, а также очерков, печатавшихся в последнее время в "Известиях", "Российской газете", "Московских новостях", "Независимой газете", в газете "Слово" и в других изданиях.

В центре обсуждения два вопроса: в какой общественно-экономической системе мы живем? к какой надо стремиться? Эту книгу рекомендую прочесть всем, кто интересуется судьбой нашей экономики и путями ее развития. Она подкупает как глубиной теоретического анализа, так и увлекательной литературной формой подачи богатого фактического материала. За текстом просматривается не только оригинальный мыслитель и гражданин, но и опыт-


Цаголов Т. Н. Модель для России. М.: Международные отношения, 2008. 328 с. 1 Литературная газета. 2009. 24 - 30 июня.

стр. 138

ный практик, детально знающий подноготную современного бизнеса России и хитросплетения его политики.

Для Цаголова модель смешанной, конвергентной экономики с элементами планирования и социальной защиты населения является императивом, рождающимся спонтанно при рассмотрении любой темы. А их немало. В предисловии к работе говорится: "Композиционно книга напоминает "елочку". Каждая из ее 21 глав-ветвей раскрывает тот или иной аспект темы. Но все они неразрывно связаны со "стволом" - твердым убеждением автора в необходимости формирования в России смешанного, или конвергентного, типа общества. Это и составляет стержневой сюжет, лейтмотив всей книги" (с. 10).

Перечислим лишь некоторые из поднимаемых автором вопросов: что пришло на смену олигархическому режиму, правившему бал в 1990-е годы? каков нынешний облик отечественной "золотой сотни"? чем сегодня живут и промышляют наши миллиардеры? каковы роль и место появившегося и разросшегося в последние годы государственного капитализма? как изменились правила игры в деловом сообществе? как действуют рейдеры в наши дни? что мешает развитию малого и среднего бизнеса? как обуздать инфляцию? рационально ли расходуются и куда идут средства Стабфонда и его составляющих? могут ли и должны ли сочетаться плановые и рыночные начала? как меняется место нашей страны в мировом сообществе? какое наследство передал Путин Медведеву? что стоит за грузино-осетинским конфликтом?

Книга была сдана в печать в августе 2008 г., то есть до того, как мировой экономический кризис охватил нашу страну. Естественно, он не мог найти в ней отражение. Но противоречия нашей экономики, проистекающие из ее преимущественно олигархического характера, раскрыты достаточно полно и убедительно. Кризис наглядно подтвердил истину, что, вращаясь в заколдованном круге этих противоречий, страна становится неизбежной жертвой внешних толчков и потрясений. Как бы предвидя эту драму, правительство В. Путина пошло в последние годы на значительное расширение государственного вмешательства в экономику, провозгласив переход к промышленной политике и создав ряд государственных корпораций в отстающих отраслях хозяйства. К сожалению, эти меры несколько запоздали, но бесспорно, что без них удары кризиса были бы еще сильнее.

Уже в первой главе Цаголов констатирует, что российская экономика представляет собой больное капиталистическое общество, которым правит олигархическая верхушка, способная меняться лишь по своему составу, но не по существу и выполняемой ею функции в экономике. В связи с этим автор ставит вопрос: сможем ли мы построить благообразный капитализм? Во всех последующих главах он приближает нас к ответу на него, напоминая, что идея совмещения социалистического и "улучшенного" капиталистического способов производства витала в воздухе со времен Э. Бернштейна и окрепла с первыми опытами социалистических преобразований в Советской России. Тогда многим марксистам, особенно за рубежом, стало ясно, что основы казарменного социализма пагубны для этой общественной формации и прогресса общества в целом, а капитализм со времен Маркса изменился.

В связи с этим очень интересна вторая глава, посвященная малоизвестному итальянскому мыслителю-социалисту Карло Россели, автору написанной 80 лет назад работы "Либеральный социализм". Ровесник XX в., прожив всего 37 лет, он оставил яркий след в развитии социалистической мысли и в борьбе против разных форм тоталитаризма. Он был замучен фашистами и проклят коммунистами. Россели понимал социализм как непрерывное совершенствование человека, а через него - всей системы экономических и социальных

стр. 139

отношений. В отличие от теоретиков марксизма он считал, что истинного социализма невозможно достичь без свободы человека, которая выступает конечной целью социализма. Россели задавался вопросом: является ли реальный социализм, существовавший в СССР в 1920 - 1930 гг., шагом вперед к обществу "свободных и равных", если возникшая система отменила все "буржуазные" формы свободы? Ответ на этот вопрос впоследствии дала вся история развития СССР и социалистических стран, приведшая к крушению системы.

Но что должно было прийти на смену? Подкрепляя мысль Россели, Цаголов замечает: "...один лишь голый либерализм не ведет к успеху и, стало быть, реставрация капитализма - не решение проблемы тоталитаризма" (с. 45). В последнее время вслед за американским социологом Д. Беллом многие ученые в качестве ориентира зачастую называют постиндустриальное общество. Цаголов придерживается иной точки зрения: "Представляется, что этот термин не вполне удачный. Лучше говорить о симбиозе, конвергенции капитализма и социализма. Почему? Потому что в понятии постиндустриализма не содержится ничего социального. Постиндустриализм - это характеристика состояния производительных сил, а в теории конвергенции подмечается, что социализм и капитализм не находятся в безысходном конфликте и вполне уживаются в рамках одной системы... Такое смешанное и гармоничное общество может реализоваться в России задолго до достижения ею постиндустриальной стадии. В нем почти все найдут себе более или менее достойное место" (с. 46 - 47, 49).

Вместе с тем Цаголов дает картину современного российского капитализма как общества, далекого не только от утопического либерального социализма, но и от действительности в современных развитых капиталистических странах. Российское общество, по мнению автора, порочно не только экономически, но и в социальном и нравственном отношении. Что можно сказать об обществе, в котором число миллиардеров в последние годы процветания (2004 - начало 2008 г.) выросло в три раза, но средний класс составляет не более 20%, а почти половина населения живет за чертой бедности. В книге приведены интересные данные: в начале 2008 г. число российских миллиардеров составило 110 человек, а их совокупное богатство приближалось к 1/3 валового продукта страны. Вместе с тем в США, где наибольшее число миллиардеров, их около 500, а общее состояние составляло 1/10 валового продукта. Наибольшее удивление вызывает экономика Японии: здесь в 2008 г. было всего лишь 25 миллиардеров, а их общее состояние равнялось 1,3% валового продукта.

Отвечая на вопрос, почему они такие богатые (гл. 16), Цаголов пишет, что в обществе распространены две прямо противоположные версии: потому что "воруют" и потому что "талантливые". Автор выступает в ипостаси не только экономиста, но и социолога и великолепного публициста: "...контрастные образы - грабителя и новатора - вовсе не исключают друг друга. Многое, конечно, зависит и от позиции, с которой смотреть на вещи, - морально-этической или технико-экономической. Одни и те же лица вполне могут быть носителями и тех, и других качеств. Но и в этом случае не следует преувеличивать значимость личностного аспекта.

Важно присмотреться к обстановке, историческим условиям и законам того общества, в которых эти человеческие черты реализуются. Необходимо, прежде всего, разобраться в объективных возможностях обогащения, созданных во время развития капитализма в России, а затем уже в личных особенностях, позволяющих и побуждающих участников золотой сотни их использовать... Чтобы понять, что представляют собой российские миллиардеры,

стр. 140

нужно, прежде всего, осмыслить экономическую и политическую структуру страны, в которой они достигли богатства.

Более значимо изучить практику разгосударствления собственности в России и сопутствующую ей коррупцию, чем констатировать присущую с детства проницательность и страстную мечту разбогатеть Р. Абрамовича. Как бы ни был расчетлив и вероломен Б. Березовский, он бы не смог нажить свои первые миллионы на перепродаже тольяттинских машин без отсутствия в те времена в стране сколько-нибудь удовлетворительной законодательной базы. Как бы старательно ни учился в школе, а затем в Институте международных отношений В. Потанин, какие бы организаторские способности ни проявил он в качестве секретаря ВЛКСМ вуза, что стало бы с никелевой жемчужиной его корпоративной империи, если бы залоговые аукционы были объявлены недействительными?" (с. 234 - 235).

Главное заключается в том, что первоначально захваченные капиталы олигархи использовали в качестве трамплина для завоевания командных высот в экономике. И, как правило, не для ее развития, а для дальнейшего обогащения, для получения сверхприбылей. Здесь автор цитирует слова трагически погибшего основателя российского "Форбса" П. Хлебникова: "Горькая ирония судьбы: Россия сбрасывает наконец кандалы ленинского коммунизма и сейчас же выстраивает капиталистическую систему по образцу... того же основоположника коммунизма" (с. 237).

Нынешние богатства миллиардеров составляют сердцевину российского монополистического капитализма. Монополизм означает, что ключи от экономической жизни оказались в руках когорты лиц, затрудняющих доступ в этот круг. В результате средние и малые компании уходят с рынка из-за давления на них олигархических структур. Но характерно, что завоеванные отрасли быстро не развиваются. Вновь "заработанные" миллиарды олигархи направляют не на модернизацию своих многочисленных производств или создание новых, конкурентоспособных на мировом рынке, а на скупку активов в еще не занятых отраслях и их последующую монополизацию. "А захватив целую отрасль в свои руки, они имеют возможность получать сверхдоходы и без модернизации. Все это накладывает на всю экономику печать паразитизма и загнивания" (с. 84). И происходит это не в нарушение, а в силу внутренне присущих законов существующей у нас модели общества.

В последующих главах автор рассматривает пути обогащения примерно трети российских миллиардеров, которые сделали свое богатство не на перераспределении социалистической собственности, а с нуля. Это, например, водочный король и лидер потребительского кредитования Р. Тарико. Хотя, как пишет автор, он не узурпировал собственность предыдущих поколений советского народа, но "сделал другое - перекачал миллиардные суммы из кармана десятков миллионов его современников... в свой собственный" (с. 258).

Автор приводит другие примеры миллиардеров - self-made (сами себя сделавшие) "випов" "золотого Олимпа". К сожалению, "новые деньги" также делаются в основном не на пользу, а в ущерб обществу: "Личная телега оказывается далеко впереди лошади социального прогресса, а подчас и окончательно отрывается от него. Коммерческая, или спекулятивная, жилка - необходимое качество всякого бизнесмена. На Западе, а теперь и Востоке оно довольно часто встречается в комбинации с созидательными, или креативными, началами, обогащающими подчас и весь мир. У нас желательный синтез пока что имеет место в значительно меньшей мере" (с. 272 - 273).

В главе "Старая гвардия и вторая волна" Цаголов с большим знанием дела и фактического материала рассказывает о пертурбациях в самом ядре

стр. 141

российской олигархии. Лидерами первых семи финансовых групп были в основном банкиры. Поэтому начальную конфигурацию новоиспеченной буржуазной элиты нарекли "семибанкирщиной". Непрестанная конкурентная борьба, кризис 1998 г., перемены в политической власти и рост госкапитализма привели к серьезным переменам в монополистических верхах. "Жертвой дефолта пал "Инкомбанк", после чего хозяин второго по активам финансового учреждения в России Владимир Виноградов перенес инфаркт и несколько инсультов... В конце июня 2008 г. в возрасте 53 лет он скончался. Потерпел крах и банк "СБС-Агро" Александра Смоленского. За рубежом скрываются от правосудия Борис Березовский и Владимир Гусинский. О судьбе Михаила Ходорковского, ныне заключенного колонии ЯГ-14/10 в Краснокаменске, и говорить не приходится" (с. 275 - 276).

Но дела М. Фридмана и его финансово-промышленной империи "Альфа-групп" неуклонно шли в гору. Подобно Фридману, умение находить с властями общий язык и никогда не бросать им вызов - одна из главных причин длительной стабильности группы Потанина - Прохорова, продолжавшейся до раскола в 2007 г. Однако к середине текущего десятилетия первые четыре строчки в списке богатейших российских предпринимателей в "Форбсе" заняли О. Дерипаска, Р. Абрамович, А. Мордашов и В. Лисин.

Автор детально анализирует причины успеха этих четырех лидирующих представителей "второй волны". Они начинали по-разному, но, приближаясь к вершине пирамиды богатства, их судьбы переплелись и стали в чем-то схожими между собой. Основные капиталы троих действуют в цветной и черной металлургии. Один поднялся на торговле нефтью, но затем распрощался с ней и также стал совладельцем одного из металлургических гигантов. Все четверо вознеслись на финансовый Олимп с помощью деловых и политических покровителей, нуждавшихся в союзниках при узурпации ценных государственных активов. Но наступал момент, когда протежируемые отодвигали прежних патронов и сами становились хозяевами положения. Кроме того, путь наверх пролегал не без услуг криминалитета (с. 282 - 283).

В майском номере русского издания журнала "Форбс" опубликован традиционный ежегодный рейтинг богатейших бизнесменов России. За истекший год число долларовых миллиардеров в нашей стране сократилось со 110 до 32. Кризис коснулся всех: в списке нет ни одного предпринимателя, чье состояние выросло бы за прошедший год. Богатейшим россиянином теперь уже является М. Прохоров (9 млрд. долл.). По сравнению с другими странами кризис в России подкосил состояния миллиардеров в наибольшей степени. Происходящие в связи с кризисом быстрые метаморфозы на финансовом Олимпе подтверждают основные выводы, сделанные в работе Цаголова. Несмотря на то что российские олигархи потеряли больше половины того, что имели, оставшиеся у них капиталы не отменяют их исключительных, доминирующих позиций в обществе.

В главе "Миллиардеры и общество" анализируется пагубное влияние "золотой сотни" на наше общество. На примере группы компаний "Мечел" и ее хозяина И. Зюзина показано, как олигархи взвинчивают цены на продукцию угольной и металлургической промышленности. Пока в дело не вмешался Путин, бездействовала и Федеральная антимонопольная служба. Но после критики премьера ФАС провела экстренное расследование. Вскоре концерн был уличен в "установлении и поддержании монопольно высокой цены товара", его обязали снизить цены на уголь на внутреннем рынке на 15%. Как тут не вспомнить летний (2009 г.) визит Путина в один из магазинов крупнейшей розничной сети "Перекресток" (входит в группу Фридмана), где управляющие пообещали на порядок снизить отпускные цены на мясную про-

стр. 142

дукцию. Легенда об "эффективном собственнике" рушится, если вспомнить и недавние события в Пикалево, где визит премьера выявил глубочайшие противоречия между интересами оставшихся без хлеба рабочих предприятий концерна "Базэл" и его "заботливого" хозяина О. Дерипаски.

Высказывания отдельных олигархов, приведенные в книге, подкрепляют общую картину. "С бизнесом, - констатирует миллиардер - депутат Государственной думы А. Лебедев, - все относительно ясно и грустно. Ну не стал он двигателем роста материального благосостояния граждан и лидером структурной модернизации экономики. Никто не задает ему планку социальной ответственности - ни государство, ни общество, ни он сам. Средний и малый бизнес практически не развиваются. Олигархи бормочут про рабочие места, налоги и право определять, что важнее для народа - спортивная стрельба, яйца Фаберже или самая дорогая в мире бизнес-школа в Сколково" (с. 293).

Подытоживая указанную главу, Цаголов делает политико-экономический вывод: "Сложившаяся система экономических отношений в обществе противоречива и, как говорили раньше, антагонистична. Упразднен не только закон вознаграждения по труду, но и принцип распределения по капиталу. Вовсю действует закон извлечения монопольных сверхприбылей для олигархических кланов, узурпировавших основные средства производства и богатства страны" (с. 309).

Какой же выход из создавшегося положения? Автор отвечает на этот вопрос в своих главах-очерках "Модели для России": "Поворот в экономической политике", "Что унаследовал Дмитрий Медведев". Убедительно подводя к основной мысли, Цаголов проявляет себя больше знатоком экономической мысли, нежели первооткрывателем. Он ссылается на таких выдающихся мировых авторитетов, как П. Сорокин, У. Ростоу, Дж. К. Гэлбрейт (США), Я. Тинберген (Нидерланды), Р. Арон (Франция), которые доказывали, что наиболее здоровым может быть общество, отсекающее пороки как капитализма, так и социализма, но сочетающее их достоинства.

Автор считает, что большая ошибка социалистического режима заключалась в отсутствии стремления строить конвергентную экономику, хотя условия для этого, по его мнению, были: "Следовало сделать капиталистическую прививку - дать свободу предпринимательству, хотя бы в торговле и сфере услуг" (с. 198). Но этого не произошло, и теперь надо идти к той же цели с тех исходных точек, где мы находимся. Первым правильным шагом было бы укрепление роли государства. Важно теперь, чтобы его вмешательство носило конструктивный и созидательный характер. "Создание государственных корпораций является прежде всего необходимой реакцией на провалы рынка и нежелание капитала идти в такие стратегически важные сферы хозяйства, как атомная отрасль, судо- и авиастроение и др. Без вмешательства государства не восстановить социального и экономического равновесия, утерянного в 90-е годы" (с. 204).

Однако мало только постоянного контроля, чтобы прогрессивная роль государства не превратилась в свою противоположность, ее некоторые эксперты остроумно называют "бюрнес" (слияние бюрократии в лице государства с бизнесом). Необходимы также постоянная координационная деятельность государства, отслеживание перспектив развития, реализуемых в индикативном планировании.

Именно индикативное планирование, как считает Цаголов, может согласовывать стратегические намерения крупных российских корпораций с интересами мелкого и среднего бизнеса, всего народа, всей страны. "Индикативное, т.е. рекомендательное планирование давным-давно пронизывает экономическую

стр. 143

жизнь Запада и прекрасно сосуществует с рынком. Планирование сыграло там свою немаловажную роль в смягчении экономических кризисов и ускорении темпов экономического роста" (с. 205). Сегодня эти слова особенно актуальны: кризис душит нас потому, что развитие экономики полностью предоставлено стихийному действию необузданного рынка.

В качестве примеров конвергенции Цаголов приводит не только страны Западной Европы, но и Китай, чей исторический опыт учит, что возможен успешный симбиоз, идущий и с другой - социалистической - стороны. В главе "Репортаж из Поднебесной", написанной на базе впечатлений от пребывания в Шанхае и Пхеньяне, автор заключает: "Переход от прежнего чрезмерно централизованного планового хозяйства Китая к смешанной планово-рыночной экономике проходил постепенно, в несколько этапов. Вместо анархичных шараханий и "шоковой терапии" здесь шаг за шагом шли путем реформ, выверенных на практике и проэкспериментированных на местах. Изменения готовились заранее и были последовательно направлены на сочетание плановых и рыночных начал" (с. 145). Весьма характерно, что из крупнейших государств мира в ходе нынешнего глобального кризиса лишь Китай сохранил позитивную динамику развития и обгоняет все остальные страны по главным экономическим показателям. Он занимает теперь уже второе после США место в мировой экономике. Успешное испытание кризисом - очередное подтверждение преимуществ китайского варианта выхода из тупика тоталитарного общества и немой укор нашей стране.

В главах "Как обуздать инфляцию" и "Не пора ли прозреть?", посвященных Стабфонду, Цаголов выделяет в качестве двух главных причин постоянно растущих в нашей стране цен - неразвитость собственного производства и монополизм. "Миллиарды нефтедолларов годами сыпались на нас, как манна небесная. Но вплоть до недавнего времени средства Стабфонда лишь "стерилизовались", обслуживали внешние долги и вкладывались в ценные бумаги Запада, а не шли, хотя бы отчасти, на развитие промышленности, инфраструктуры, медицины и сельского хозяйства. Тем самым мы попадали во все большую зависимость от экономики Запада, в частности европейской. А в самом тяжелом и уязвимом положении оказались наименее обеспеченные слои населения" (с. 178).

Истоки такой пагубной для экономики политики связаны с широко распространенным у нас монетаристским постулатом: государству не надо вмешиваться в дела экономики, все сделают рынок и частный бизнес. Но на практике они этого не делают. "Бизнес устремляется туда, где в данный момент самые высокие прибыли. О "провалах рынка" хорошо знают все мало-мальски грамотные экономисты... Рынок - инструмент, а не самоцель. А там, где он не способствует развитию, надо вмешиваться государству... Необходимость разумного сочетания рыночных и государственно регулирующих, плановых начал становится все большим императивом" (с. 185 - 186).

В главе "Что унаследовал Дмитрий Медведев" автор подводит итог достижений и отмечает болевые проблемы нашего общества и экономики. Массовая бедность лишь слегка отступает, но пока что не побеждена. Вместе с тем по размерам личных богатств россияне опережают многих. "Неприязнь народа к богатым в России будет продолжаться по крайней мере до тех пор, пока истории self-made миллиардеров не станут обычным делом и разрыв между доходами богатых и бедных не будет столь разителен... Наши миллиардеры дополнительно раздражают соотечественников, подчеркивая свой статус внешней атрибутикой умопомрачительной роскоши... Стоимость дворцов и поместий по Рублево-Успенскому шоссе подбирается к 100 млн. долларов" (с. 218 - 219).

стр. 144

В одном из разделов этой главы Цаголов впервые в нашей экономической литературе ставит вопрос о трех стадиях в развитии нового российского капитализма. По его мнению, "домонополистическая фаза" продолжалась до середины 1990-х годов, когда разрушался социалистический строй и происходило первоначальное накопление капитала, генезис капитализма на развале социализма отличался дикими методами и разгулом криминала. Итогом первой фазы стало выделение из капиталистического класса богатейшей олигархической когорты. Началась вторая стадия развития - олигархическая, происходили распределение "лакомых кусков" прежнего социалистического пирога между горсткой лиц, "назначенными" олигархами, и последующая монополизация сырьевого и банковского, а затем и других секторов экономики. При Путине олигархический капитализм стал перерастать в государственно-монополистический капитализм, характеризующийся усилением не только господства монополистического капитала, но и роли государства. Это третья стадия. Она может приблизить наше общество к четвертой - смешанной системе западноевропейского типа, но может привести к упрочению реакционной бюрократическо-олигархической системы со всеми ее негативными последствиями для народа.

Автор постоянно использует термин "конвергентная экономика", под которой понимает не просто констатацию многоукладности, существующей практически повсеместно, а сознательный выбор модели развития, сочетающей наиболее сильные, эффективные элементы капитализма и социализма. В этом состоят и новизна авторского подхода, и его главный вывод для политики и идеологии. Автора не устраивает полуофициальная позиция - "наша идеология - без идеологии". Не устраивает, потому что она трусливо сторонится признания социалистических элементов и открывает дорогу для необузданного господства идеологии олигархического капитализма.

Вместе с тем согласие с аргументацией и главными выводами автора не означает, что данная тема исчерпана полностью. Возникает немало теоретических и других сложных вопросов, требующих дополнительного анализа. В самом деле, о каких конкретно преимуществах социализма и капитализма идет речь? Обладает ли планирующее государство достаточной информацией для правильного и рационального выполнения своих функций? И если да, то в каких пределах? Очевидно, что в сфере однородных товаров государство в состоянии устанавливать квоты производства, пропорции и цены не хуже, чем частные корпорации. Но в сфере индивидуальных товаров автономный производитель знает свой рынок лучше государственного плановика и может выполнять свою функцию грамотнее последнего. Каждому - свое.

Следовательно, теория и логика вроде бы подсказывают такое распределение социализма и капитализма в конвергентной модели: государственный сектор концентрируется в отраслях однородных товаров, частный - в производстве индивидуальной продукции. Однако в российской экономике все обстоит иначе. При первичной приватизации олигархический капитал хлынул в отрасли однородной продукции - нефть, алюминий, никель, сталь, пренебрегая практически полностью, за редкими исключениями, обрабатывающей индустрией. Спрашивается, как теперь выходить из положения?

Хотя президент и премьер по-прежнему отрицают, что собираются расширять государственный сектор на постоянной основе, провозглашенная ими промышленная политика по большому счету уже в среднесрочной перспективе ведет к весьма продвинутой форме конвергентной модели экономики. "Но путь к демократическому капитализму и смешанному обществу был бы короче и не столь тернист, если бы узловые проблемы общества и способы их решения обсуждались широко и открыто" (с. 311).


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИМПЕРАТИВ-КОНВЕРГЕНТНОЙ-ЭКОНОМИКИ-о-новой-книге-Г-Н-Цаголова

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. МЕНЬШИКОВ, ИМПЕРАТИВ КОНВЕРГЕНТНОЙ ЭКОНОМИКИ (о новой книге Г. Н. Цаголова) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИМПЕРАТИВ-КОНВЕРГЕНТНОЙ-ЭКОНОМИКИ-о-новой-книге-Г-Н-Цаголова (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. МЕНЬШИКОВ:

С. МЕНЬШИКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
806 views rating
07.10.2015 (2124 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИМПЕРАТИВ КОНВЕРГЕНТНОЙ ЭКОНОМИКИ (о новой книге Г. Н. Цаголова)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones