Libmonster ID: RU-19745

Адаптация племен, находящихся на более низкой стадии общественно-экономического и культурного развития, к условиям современного буржуазного общества является актуальной проблемой для многих стран. Различные государства решали и решают ее по-разному. Демократическая Индия избрала путь интеграции. Он подразумевает подъем материального и социального положения населения племен до уровня большинства жителей страны, включение в систему современных экономических, социальных и политических отношений (или, как говорят в Индии, в "основной поток" общественного развития) при сохранении их идентичности и культурной самобытности. С первых дней независимости государство проводит политику "позитивной дискриминации" - оказывает племенам разнообразную помощь, создает благоприятные условия для их всестороннего развития. До 1975 г. государство придерживалось общинного принципа распределения помощи. С 1975 г. оно делает ставку на развитие индивидуализма и конкуренции, формирование среднего класса, которому отводится роль "локомотива" прогресса. Эта политика приносит определенные плоды. Но если более развитые племена вступают в "основной поток" общественного развития относительно безболезненно, то для менее развитых (а таких подавляющее большинство!) интеграция оборачивается обнищанием, распадом традиционной организации и культуры.

СУТЬ ВОПРОСА

Четверть века назад известный индийский этнограф проф. Л. П. Видъяртхи писал: "Среди несметного множества проблем, которые нависли над нашей страной, ни одна не является столь актуальной и запутанной, как развитие племен" [Vidyarthi, 1980(1), р. 1]. С тех пор проблема племен не стала ни менее острой, ни менее сложной. Жители племен - адиваси1, потомки автохтонного населения, которое под влиянием арийских и других нашествий было вынуждено отступить в малодоступные лесные и горные районы. Изоляция помогла им сохранить свою уникальную культуру и традиционный образ жизни. Одновременно она стала одной из причин их отсталости.

Точная численность адиваси неизвестна. Перепись населения 1961 г. определила ее в 30 млн, а перепись 2001 г. - более чем в 84.3 млн. человек (или 8.2% населения страны). В настоящее время с учетом роста населения их насчитывается примерно 100 млн. человек. Адиваси живут почти во всех штатах и союзных территориях страны. Они не зафиксированы только в Панджабе, Хариане, Дели, Пондичерри и Чандигархе. Больше всего их проживает в Мадхъя-Прадеше - 12.3 млн. человек (20.3% населения штата). Далее следуют Махараштра (8.7 млн. и 8.9%), Орисса (8.1 млн. и 22.2%), Гуджарат (7.5 млн

1 В Индии их еще называют адхиваси, что означает аборигены, ванваси - лесные жители, джанджати и т. д.

стр. 58
и 14.8%), Раджастхан (7.1 млн. и 12.6%), Джаркханд(7.1 млн. и 23.6%), Чхаттисгарх (6.6 млн. и 31.8%), Андхра-Прадеш (5.0 млн. и 6.6% соответственно). Племена составляют большинство населения в Лакшадвипе (94.6%), Мизораме (94.2%), Нагаленде (89.0%), Мегхалайе (86.2%), Аруначал-Прадеше (64.2%), Дадре и Нагаре-Хавели (62.2%) [Annual Report 2006 - 07..., p. 28].

Но эти данные неполны. Они касаются не всех племен, обитающих на индийской земле, а только тех, которые "зарегистрированы", т. е. занесены в специальный список. В первом списке зарегистрированных племен (ЗП), который был определен Президентом Индии в 1950 г., числилось 543 племени. В отчете Министерства по делам племен за 2006 - 2007 г. указано 700 ЗП [Annual Report 2006 - 07..., p. 32].

Нестабильность списка ЗП объясняется рядом причин. Одна из них - наведение порядка в наследии, которое Индия получила от колониального режима. При составлении первого списка ЗП правительство независимой Индии пользовалось материалами переписей, которые проводили колониальные власти. Английских чиновников племена интересовали в первую очередь с точки зрения управления территориями, где адиваси составляли существенную часть населения. А для этого не требовалось вникать в индивидуальные особенности каждой из множества этнических групп. В результате многие группы, обозначенные английскими чиновниками как племена, на самом деле оказываются агломерациями племен. К числу таких агломераций относятся, например, бхилы. Бхилы, насчитывающие 13.2 млн. человек, подразделяются на 11 территориально-этнических групп, каждая из которых, в свою очередь, может состоять из нескольких племенных образований. Другая причина - политическая. Льготы, предоставляемые государством ЗП, побуждают некоторые этнические группы претендовать на статус ЗП, даже если для этого у них нет достаточных оснований. Так, с 2004 по 2006 г. Национальная комиссия по делам ЗП получила 2700 обращений от групп и отдельных граждан Пондичерри с просьбой перевести их в разряд ЗП. Другие ЗП, напротив, добиваются перевода их в разряд зарегистрированных каст (ЗК). ЗК тоже имеют льготы. Переход же в ЗК повышает ритуальный и социальный статус каст в обществе.

За пределами списка остается часть племен, занимающихся собирательством, охотой и подсечно-огневым земледелием. Эти племена не имеют постоянных поселений и поэтому являются "невидимыми" для переписей. Сегодня выявлено 75 таких племен. Они под названием "примитивные племена" (ПП) входят в состав ЗП. Но какое-то их число остается не учтенным. Только в дистрикте Висагапатнам насчитывают 15 таких общин-призраков [Krishnakumar, 2004 (1)].

В число зарегистрированных не попала и часть так называемых денотифицированных (de-notified) племен, которых английские власти Актом 1871 г. отнесли к числу общин, "склонных к систематическому совершению преступлений" [Majumdar, 1965, p. 374]. Они формировались не на родственной, а на социальной основе и состояли из деклассированных элементов, по разным причинам изгнанных из каст и общин. Не имея земли, эти племена вели бродячий образ жизни. Средства существования добывали разными, в том числе и незаконными, методами. Их обвиняли в угоне скота, в хищениях урожая, в разбойных нападениях. С течением времени эти группы вводили эндогамию, свои обычаи, вырабатывали свой жаргонный язык и в представлении английских чиновников принимали облик племенных сообществ. В 1941 г. численность таких образований только на территории современного штата Уттар-Прадеш составляла не менее 1.7 млн. человек [Majumdar, 1965, p. 374].

Акт независимой Индии от 1952 г. формально снял с этих групп клеймо преступников. Однако от полиции закон требовал их регистрации по месту пребывания и "выявления криминальных тенденций у подозреваемых лиц". В дальнейшем и этот акт был заменен серией законов "Об обычных (бытовых) преступлениях". К 1959 г. "денотифицированные" племена как понятие выпало из официального обихода. Но сами они не исчезли. Некоторые были признаны "зарегистрированными". Сегодня демократическая общественность Индии ставит вопрос о придании остальным племенам статуса "зарегистрированных" [Krishnakumar, 2004 (2)].

стр. 59
Судьба племен стала предметом горячих дискуссий уже во время подготовки Конституции Индии. Учитывая особое положение племен северо-восточных окраин Индии, их отчаянное сопротивление попыткам английской администрации распространить на них всю полноту власти Короны, некоторые участники Конституционной ассамблеи даже ставили под вопрос индийское гражданство адиваси. Верх взяла точка зрения Дж. Неру и его сторонников. Она состояла в том, что территории, населенные племенами, - неотъемлемая часть территории суверенной Индии, а сами адиваси - часть индийского народа. В то же время Неру подчеркивал, что адиваси относятся к "уязвимым" или "слабым" группам населения, которые нуждаются в помощи государства. Помогая им, государство должно избегать грубого вмешательства в их жизнь, не делать из них "второсортную копию нас самих", "не навязывать чуждые им ценности", а позволить "развиваться в соответствии с их собственным гением" [Furer-Haimendorf, 1985, p. 322].

Проблемы "развития" племен, о которых говорит Л. П. Видъяртхи, многогранны и многолики. Главная - преодоление отсталости, нищеты и бесправия. Адиваси - самые темные, обездоленные и социально незащищенные граждане страны. Для основной массы жителей страны они, как и долиты (в прошлом неприкасаемые, а ныне зарегистрированные касты), занимают самую низкую ступень в социальной иерархии. Их гражданские права систематически попираются. Они часто становятся жертвами произвола местных властей, дискриминации и насилия со стороны общества.

Молодое индийское государство взяло "слабые" группы населения под свою защиту. Ст. 46 Конституции Индии обязывает государство "с особым вниманием" содействовать "слабым группам населения и, в частности, зарегистрированным кастам и зарегистрированным племенам" в получении образования, в обеспечении их "экономических интересов" и "защищать от социальной несправедливости и всех форм эксплуатации" [Constitution..., 1950, pt. IV, p. 46]. Государство проводит по отношению к ЗП политику "позитивной дискриминации" - оказывает всестороннюю помощь, создает льготные условия экономического, социального, культурного и политического развития, стремится защитить и обеспечить их гражданские права. Однако ни политика льгот, ни общественно-экономический прогресс, которого Индия добилась в годы независимости, не привели пока к коренному улучшению положения подавляющего большинства ЗП.

В некотором отношении оно стало хуже. В первую очередь это коснулось среды их обитания. Жизнь большинства племен связана с лесом. В лесах они живут. Лес дает им пропитание - дикий мед, фрукты, корни растений, дичь. Топливо, лекарственные травы, листья деревьев, употребляемые простыми людьми вместо тарелок, они обменивают на продукты первой необходимости. В деревьях, камнях и ручьях, по их поверьям, обитают духи, которым они поклоняются. Поэтому лесная политика государства была и остается важным фактором, определяющим экономическое и социальное положение племен. Принципы этой политики были разработаны еще английскими властями. Согласно этим принципам единственным собственником и охранителем лесов может быть только государство. Жители лесных поселений, веками пользовавшиеся плодами леса и владевшие традиционными методами поддержания равновесия лесных экосистем, никаких прав на леса не имеют. Их можно в любой момент переселить, выселить и т. д. Стремясь остановить процесс обезлесения, защитить растительный и животный мир от уничтожения, независимая Индия сохранила государственную собственность на леса. Адиваси как были, так и остались пользователями лесных угодий со всеми вытекающими последствиями.

Не пошло на пользу племенам и развитие экономики. Сложилось так, что на территориях, населенных племенами, оказались сосредоточены практически все запасы древесины, месторождения многих полезных ископаемых, значительная часть гидроресурсов. Строительство добывающих и перерабатывающих предприятий, дорог, гидротехнических сооружений, распашка земель для нужд сельского хозяйства, незаконная вырубка ведут к постоянному сокращению жизненного пространства и ресурсов жизнеобеспечения адиваси.

стр. 60
Подлинным бедствием, особенно для племен полуостровной части Индии, стало нашествие иммигрантов. Пользуясь неграмотностью и отсталостью адиваси, пришлые люди "с долин" при поддержке коррумпированных чиновников захватывают или скупают их земли. Население племен подвергается безудержной эксплуатации торговцев и ростовщиков. Все большая часть нищающих адиваси пополняет ряды люмпенов и кабальных рабочих. Попытки властей ограничить или запретить коммерческие сделки с землей на территориях поселений ЗП оказываются малоэффективными.

Проблемы племен тревожат демократическую Индию. Состоянием индийских племен озабочены и многие международные правозащитные организации. В глазах мирового общественного мнения бедственное положение адиваси служит укором "самой крупной демократии" и наносит ущерб престижу страны. Необходимость решения проблемы индийских племен диктуется сегодня не только соображениями общественной морали и правосознания. Судьба племен тесно переплелась с вопросами будущего индийского государства - сохранением его территориальной целостности и общественно-политического строя, с перспективой превращения Индии в развитую индустриальную державу XXI в.

"ЗАРЕГИСТРИРОВАННОЕ ПЛЕМЯ" - ПОНЯТИЕ И КРИТЕРИИ

Почему многолетние усилия государства не приносят желаемых результатов? На этот вопрос нет однозначного ответа. Начнем с того, что в Индии, где забота о ЗП является одним из приоритетов государственной политики, нет ясного представления о том, какое этническое образование следует считать племенем и на каких основаниях племя можно включить в список для регистрации.

Для практических нужд многие индийские исследователи используют понятие "типичного" племени. Племенем признается структурированное и организованное сообщество эндогамного типа, состоящее из экзогамных родов, имеющее органы управления в виде вождей, советов старейшин и т. д. Племя имеет самоназвание, территорию проживания. Экономика племен основана на примитивных технологиях (собирательство, охота, подсечно-огневое земледелие), ориентирована на выживание. Члены племени говорят на одном языке, подчиняются единым правилам в отношении брака и занятия, исповедуют примитивные формы религии - тотемизм, анимизм, культы предков и т. д. Племя обычно связывает свое происхождение с животным и растительным миром, со сверхъестественными существами и силами природы. Отсутствие имущественной дифференциации, коллективизм и взаимопомощь - важнейшие принципы организации внутренней жизни племен. "Типичные" племена обычно проживают в малодоступных районах, удаленных от кастовых поселений. Но самой главной особенностью племени является его не только территориальная, но и экономическая, и социально-культурная изоляция. Считается, что племена не входят ни в кастовую систему, ни в систему современных экономических и общественно-политических отношений [Majumdar, 1965, p. 365 - 379].

Но реальные племена, в том числе и ЗП, чаще всего имеют мало общего с этим обобщенным образом. Внутреннее строение индивидуального племени может сильно расходиться с эталоном. Не все племена сохраняют верность своим традиционным религиям. Только 4.9% бхилов-дхатки, живущих вдоль границы с Пакистаном, остаются анимистами. Остальные исповедуют ислам (65%), индуизм (30%) и христианство (менее 1%). Многие племена забывают родной язык. Теряет смысл и такой признак, как территориальная изоляция. Гонды, санталы и бхилы в массе своей живут вперемешку с кастовым населением. Не все племена отсталы в экономическом отношении. Халбаа (живущие на территории Чхаттисгарха, восточной части Мадхъя-Прадеш и западной части Ориссы), продолжая заниматься собирательством и охотой, освоили землепашество (название халбаа происходит от хал - плуг). Некоторые семьи стали крупными землевладельцами. Племя считается богатым и пользуется высоким статусом среди не только племенного, но и кастового населения. Многие племена имеют развитую систему социальной стратификации. У гондов социальные группы - "аристократы", "арендаторы" и "рабочие" - даже не вступают в браки друг с другом.

стр. 61
Сомнения вызывает и такой важный критерий племени, как экономическая и социально-культурная изоляция от "цивилизованного" общества. "В доколониальной Индии в центральной и восточной частях страны особой изоляции племен не было никогда, - отмечает А. М. Горячева. - Племена были вовлечены в торговый обмен с соседним индусским населением и являлись составной частью сельских еженедельных рынков. Возникали даже элементы джаджмани между племенами и местными ремесленниками и крестьянами" [Индия сегодня..., 2005, с. 70].

В наши дни связи с рынком поддерживают даже самые отсталые племена. В дистрикте Корапут (Орисса), свидетельствует Уильям Стенли, где проживает более 20 таких племен, адиваси регулярно приносят на еженедельные деревенские рынки продукты леса и обменивают их на продовольствие. Рынки служат не только формой экономической интеграции. "На них происходят контакты адиваси с другими племенами и общинами. Здесь адиваси знакомятся с началами цивилизации" [Stanley].

Более или менее обобщенное представление о степени экономической и социальной изоляции ЗП можно составить по структуре работающего населения. По переписи населения 1991 г., "крестьяне" среди ЗП составляли 54.5%. Это те, кто в основном ведет самостоятельное хозяйство, хотя их "самостоятельность" весьма относительна. "Сельскохозяйственные рабочие" (32.7%) не оставляют сомнений в том, что в экономическом и частично социальном смысле они уже вошли в систему традиционных кастовых и даже современных капиталистических отношений. Самая важная категория - "прочие работники" (11.8%). К их числу перепись относит занятых в индустриальном секторе и секторе услуг, т.е. людей, живущих полностью или почти полностью благодаря продаже своей рабочей силы [Report on Impact..., 2003, p. 27].

По мнению Ганашъяма Шаха, одна из причин того, что индийские ученые "не разобрались с понятием племени", кроется в специфике индийского общества, а именно в размытости границ между племенем и кастой [Shah, 2004, р. 92]. Действительно, обе структуры основаны на родственной связи между людьми. И племя и каста - эндогамные образования, они имеют одинаковую структуру, одинаковую систему управления и т. д. Многие племена послужили строительным материалом для кастового общества. Немало каст ведет происхождение от племен. Переход племен в касты продолжается и в наши дни. Некоторые племена находятся на разных этапах этого пути и могут быть отнесены к любой из двух категорий.

Например, племя корага (штат Керала). Горные и лесные корага занимаются в основном собирательством и охотой и считаются племенем. Корага, проживающие в долинах, - сельскохозяйственные рабочие. Об их социально-экономической изоляции уже не может быть речи. Для индусского населения корага являются неприкасаемой кастой. Племя поклоняется солнцу. Но многие молодые члены племени почитают индусских богов или приняли христианство. Легенды, которыми корага объясняют свое происхождение, типичны не для племен, а для каст низкого ритуального статуса. Согласно одной из них они произошли от смешанного брака женщины-брахманки и мужчины-шудры. По законам варнашрамы кастовое общество отвергло их, в результате чего они стали неприкасаемыми.

По вполне понятным причинам при решении вопроса о зачислении того или иного этнического образования в разряд ЗП власти "игнорируют данные этнографии" [Beteille, 1986, p. 299]. Но и Конституция не раскрывает содержание понятия "зарегистрированного племени". С учетом рекомендаций многочисленных комиссий, специально изучавших этот вопрос, власти приняли следующие критерии "зарегистрированного племени". Это наличие:

* признаков примитивности;

* специфической культуры;

* "робости" или "стеснительности" (shiness) при контактах с внешним миром;

* географической изоляции;

* социальной и экономической отсталости.

стр. 62
В связи с тем что понятие племени не определено, перечисленные признаки не прибавляют ясности.

Что следует понимать под "признаками примитивности"? Эти признаки можно обнаружить не только у адиваси. Они есть и у других традиционных групп, слабо затронутых влиянием рынка, индустриализации, урбанизации, модернизации и т. д. В Индии культура любой группы традиционного типа (диета, тип жилища, украшения, семейные отношения, брачные и похоронные обычаи и т. д.) - "специфична" и неповторима. А по признаку "социальной и экономической отсталости" к ЗП можно отнести, по крайней мере, треть населения страны, находящегося за чертой бедности.

Не вносит ясности и ссылка на "стеснительность". Со "стеснительностью" джарава, например, все ясно - они принципиально избегают контактов с внешним миром. Были даже случаи убийства чужаков, оказавшихся на их территории [Sarkar, 1990, р. 77]. Но стремление избежать контактов с группами иного ритуального или социального статуса характерно не только для адиваси, но и для далитов. И не только для далитов. Все касты из соображений ритуальной чистоты неохотно идут на бытовое общение с другими группами.

Не конкретизирован и признак "географической изоляции". В Индии любая группа общинного типа - племенная, кастовая, лингвистическая, этнокультурная, религиозная и т. д. - старается селиться отдельно. Но в чем должна выражаться эта изоляция - в наличии непреодолимых естественных препятствий: высоких гор, водных пространств? А может быть, в существовании этнически однородных кварталов внутри сельских и городских поселений? Правительство Индии, во всяком случае, признает и "компактное", и "рассеянное" проживание ЗП.

В результате среди ЗП можно обнаружить образования, характеристики которых не соответствуют ни тем критериям, которые предлагают этнографы, ни тем, которые приняты политической практикой. А с учетом социально-экономических и политических интересов, связанных с ЗП (льготы, статус, поддержка на выборах и т. д.), список ЗП теряет объективную основу и превращается в продукт административного произвола, борьбы между самими племенами, а также политического торга.

Для темы предлагаемой статьи принципиальное значение имеет и то, что разные племена проявляют различную готовность к интеграции в "цивилизованное" общество. Одни ЗП стараются во что бы то ни стало сохранить свою изоляцию и активно сопротивляются любому вмешательству в их жизнь. Другие племена (их большинство), напротив, в той или иной мере взаимодействуют с окружающим обществом и охотно пользуются государственными льготами. Молодые адиваси, работающие на промышленных предприятиях Хатии (штат Мадхъя-Прадеш), добиваются улучшения своего экономического и социального положения и как члены ЗП, и как участники современного профсоюзного и правозащитного движений [Vidyarthi, 1980 (2), p. 16].

Разнотипность и многообразие ЗП ставит государство перед трудноразрешимой задачей - разработать такую стратегию развития, которая могла бы принести максимальную пользу всему племенному сообществу.

МЕТОДОМ ПРОБ

В политике государства по отношению к ЗП можно выделить два взаимосвязанных направления: обеспечение и защита гражданских прав и свобод адиваси; преодоление их отсталости и улучшение условий жизни.

Что касается первого направления, то Основной закон страны отменил все виды дискриминации на расовой, национальной, этнической, кастовой и любой другой основе и уравнял права всех граждан страны. Эта норма, обычная для конституций демократических стран, имеет для Индии принципиальное значение. По законам кастового общества (варнашрамы), адиваси являются аварна. Они не входят в состав кастового, т. е. цивилизованного, общества. "Простые люди" считают их существами низшего порядка - "грязными", "дикими", с "преступными наклонностями". В быту, местах обще-

стр. 63
го пользования, а также в трудовой и общественно-политической жизни их человеческие и гражданские права часто ущемляются.

В стране приняты десятки законов, которые должны гарантировать конституционные права и свободы ЗП. Они предусматривают суровую ответственность, вплоть до уголовной, за их нарушение. Устранению фактического неравенства ЗП в общественно-политической жизни способствует система квот, которая обеспечивает пропорциональное представительство ЗП в органах законодательной и исполнительной власти всех уровней.

Чтобы приблизить власть к нуждам адиваси и повысить их роль в управлении собственными делами, государство приняло ряд специальных мер административного порядка. В местах компактного проживания племенного населения выделяются "зоны зарегистрированных племен" (Scheduled tribes areas). В Ассаме, Мегхалайе, Трипуре и Мизораме на базе таких зон формируются автономные дистрикты и округа. В остальных штатах образуются "территории зарегистрированных племен". Органы местного самоуправления "территорий" также наделяются дополнительными властными полномочиями.

При губернаторах штатов, на территориях которых расположены "зоны зарегистрированных племен", созданы совещательные советы по делам племен, три четверти личного состава которых формируются из представителей ЗП. Расширены права губернаторов. Главы исполнительной власти уполномочены ограничивать или запрещать переход земли ЗП в руки не племенного населения, регулировать условия и правила предоставления займов адиваси частными кредиторами (ростовщиками). Если законодательные акты центра или штата, затрагивающие интересы ЗП, не отвечают местным условиям, губернаторы (при соблюдении соответствующих процедур) могут вносить в них изменения или вообще отменять их действие [Annual Report 2006 - 07...].

Охрана конституционных прав и свобод ЗП возложена на суды, прокуратуру, силовые структуры. Основополагающие принципы этой политики остаются неизменными на всем протяжении существования независимого индийского государства, чего нельзя сказать о втором направлении государственной политики - борьбе с бедностью, социальной и культурной отсталостью. С течением времени ее стратегические установки и механизмы претерпевали существенные изменения.

В связи с ужасающей бедностью адиваси государству постоянно приходилось решать вопрос о "рыбе и удочках": направлять ли всегда ограниченные финансовые ресурсы на немедленное повышение уровня потребления ЗП или использовать эти ресурсы для создания условий саморазвития племен, которое в конечном счете должно привести к тому же результату. Учитывая остроту ситуации, государство решало вопрос в пользу и того, и другого варианта, но в разных пропорциях.

Важнейшим элементом борьбы с бедностью стала "система общественного распределения" (public distribution system). Беднейшие граждане страны, в число которых входят не только ЗП, по карточкам и через государственные "магазины справедливых цен" (МСЦ) (кое-где через кооперативы и частную торговую сеть) получают продовольствие и некоторые товары повседневного спроса по льготным ценам. Всего в стране насчитывается 458.5 тыс. МСЦ. Их услугами пользуются 160 млн. семей. За счет центрального бюджета потребители получают рис (или пшеницу), сахар, растительное масло, керосин и уголь для приготовления пищи. Штаты из своих бюджетов субсидируют цены на бобовые, соль, спички, школьные учебники, лекарства и т. д. [Tritah, 2003. p. 5]. Кроме системы общественного распределения в стране действуют несколько специальных программ помощи бедным. В соответствии с этими программами государство предоставляет ЗП работу в обмен на продовольственное зерно, а также обеспечивает бесплатным жильем или оказывает помощь в его строительстве и т. д.

Большое внимание политика "позитивной дискриминации" уделяет стимулированию экономического развития племен и интеграции их хозяйств в экономику страны.

стр. 64
Изначально власти исходили из того, что для этого адиваси не хватает "знаний и капитала" [Report on Impact..., 2003, p. 34]. Поэтому ликвидация неграмотности, развитие образования среди адиваси были и остаются одним из важнейших приоритетов государственной политики. Отсутствие стартового капитала у ЗП государство решало и продолжает решать в основном за счет бюджетных ассигнований. И образовательные программы, и программы социально-экономического развития остаются самыми крупными статьями государственных расходов по оказанию помощи ЗП.

Однако организационные формы и порядок распределения средств постоянно менялись и уточнялись. В первом пятилетнем плане, принятом в 1951 г., государственные средства для социально-экономического подъема ЗП реализовались в рамках программы развития сельских общин. Административной единицей этой программы был "блок" поселений численностью 65 тыс. и более жителей. Адиваси, проживающие в блоках, получали помощь и по программам общего назначения, и по специальным проектам, средства для которых выделялись дополнительно. К концу 1-й пятилетки число таких проектов превысило 40. Но эти проекты имели общий характер и слабо учитывали специфические потребности адиваси.

В период 3-й пятилетки блоки общинного развития, в которых племенное население составляло 66% и более, были преобразованы в "блоки развития племен" (БРП). К концу 4-й пятилетки в стране существовало уже 504 БРП. На каждого жителя такого блока выделялось в среднем в три раза больше средств, чем на жителя обычного блока. Эта форма организации помощи оказалась более удачной. Но она не распространялась на население ЗП, проживавшего в блоках "общего назначения".

В годы 3-й и 4-й пятилеток отношения между племенами и государством резко обострились. В мае 1967 г. в деревне Наксалбари (Западная Бенгалия) вспыхнуло восстание адиваси и безземельных крестьян под руководством активистов КПИ(М). Главным требованием восставших было предоставление земли безземельным, освобождение от долгов и прекращение захвата земли адиваси. Восстание в Наксалбари было вскоре подавлено. Но движение наксалистов быстро распространилось на другие штаты. Идеологической основой движения стали учение Мао Цзэдуна о решающей роли насилия в революционной борьбе и его программа создания "освобожденных районов". В отличие от предыдущих выступлений адиваси оно свидетельствовало о формировании идейно-политического движения, бросавшего вызов всей политической системе индийского государства.

Власти были вынуждены признать, что их политика в отношении племен страдает серьезными дефектами. Изучив имевшийся опыт, комиссия экспертов во главе с Ч. С. Дубе в 1972 г. предложила пересмотреть всю систему политики "позитивной дискриминации" - ее стратегию, приоритеты, организацию, порядок финансирования и т. д. Предложения в основном были приняты и положены в основу реформы, которая продолжается и поныне.

Следуя рекомендации комиссии, государство резко увеличило ассигнования на развитие племен. В период 1 - 4-й пятилеток они не превышали 1.02% общей суммы плановых расходов и все время снижались, опустившись до 0.51% в 4-й пятилетке. Однако в 5-й пятилетке они составили 2.94%, в 6-й и 7-й - по 5.0% и в 8-й - 9.47%, в 9-й - 7.8% [Annual Report 2000 - 01...]. Было уточнено разделение ответственности между центром и штатами. Руководство и координация всей работой были возложены на Министерство по делам племен, специально созданное для этих целей в 1999 г.

Главным инструментом новой стратегии стал "Особый план для племен" (Tribal Sub-Plan) - ОПП, который стал осуществляться с 1975 г. ОПП предусматривался "интегрированный подход" к решению задачи развития ЗП. ОПП должен суммировать многочисленные программы помощи племенам, принятые в разное время в центре и штатах, теснее увязать их с основными стратегическими целями государства - обеспечить экономический подъем ЗП, защитить их от всех форм дискриминации и эксплуатации [Report on Impact..., 2003, p. 34]. ОПП входит органической частью в пятилетние

стр. 65
планы центра, штатов и союзных территорий. Но средства для его реализации выделяются дополнительно. Под действие плана подпадали 21 штат и 2 союзные территории. В штатах Аруначал-Прадеш, Мегхалая, Мизорам и Нагаленд, где племена составляют подавляющее большинство населения, развитие племен осуществляется в рамках пятилетних планов для этих территорий.

Охват всего населения ЗП программами помощи - еще одна задача реформы. Она решается поэтапно. Сначала в сферу действия ОПП были включены блоки и группы блоков с населением в 65 тыс. и более человек, затем "анклавы" (или деревни) с населением в 10 тыс. человек и наконец - "кластеры" с 5 тыс. жителей, где адиваси составляют не менее 50% человек. Не забыты и индивидуальные члены ЗП. Согласно новым правилам, граждане-адиваси, не охваченные помощью по программам для блоков, анклавов и кластеров, могут пользоваться льготами и привилегиями по месту жительства, предъявив соответствующие удостоверения. Для территорий, где племена собирателей и охотников живут изолированными общинами, существует специальная "Программа для примитивных племен". Ее основная цель состоит в том, чтобы подтянуть уровень развития "примитивных племен" до среднего уровня развития ЗП.

На министерства и ведомства центра и штатов была возложена обязанность отчислять из своих бюджетов определенную долю средств на развитие племен и практически участвовать в выполнении проектов по направлениям своей деятельности (так называемое развитие по секторам). Преимущества нововведения состоят в том, что для реализации конкретных мероприятий привлекаются специалисты. Этим достигается большая эффективность расходования средств и более высокое качество исполнения работ. Большое внимание обращается на контроль над расходованием средств. "Нецелевые расходы", а также неполное использование государственных ассигнований на нужды племен признаны недопустимыми.

Принципиальная новизна ОПП заключается в коренной смене стратегических приоритетов государственной политики. Следуя курсом реформ, направленных на усиление роли рыночных механизмов, государство отказалось от общинного принципа предоставления помощи ЗП и сделало ставку на развитие личной инициативы адиваси. Авторы ОПП исходили из того, что развитие "индивидуализма и конкуренции" будет способствовать экономическому и политическому росту процветающего среднего класса среди адиваси, который выведет ЗП из нищеты и отсталости, втянет их в "основной поток" индийского "цивилизованного" общества.

Для финансирования программ ОПП по линии центрального правительства были созданы Фонд специальной помощи (ФСП) и Фонд поддержки ст. 275 (1) Конституции (ФПК). Средства, которые поступают из ФСП и ФПК, предназначаются для поощрения индивидуальной предпринимательской деятельности, а также для оказания помощи населению ЗП, находящемуся за чертой бедности. Часть средств ФСП идет на оплату мероприятий, направленных на вовлечение представителей ЗП в органы местного самоуправления и улучшение положения женщин. ФПК финансирует индивидуальное жилищное строительство, распределение продовольствия по карточкам, бесплатную медицинскую помощь и бесплатное школьное образование, а также создание образцово-показательных объектов социальной и производственной сферы (школ-интернатов, систем малой ирригации, местной транспортной инфраструктуры) [Annual Report 2005 - 06..., p. 6 - 11, 71].

Реализацией этих программ занимаются многочисленные специализированные организации в центре и в штатах. К ним относятся Национальная финансовая корпорация развития ЗП (National ST Finance and Development Corporation) - НФКРЗП. Это государственная компания, которая находится в ведении Министерства по делам племен. Помощь этой организации ориентирована на предоставление финансовых средств и услуг отдельным гражданам и группам взаимопомощи. Свою деятельность она осуществляет через финансовые корпорации развития ЗП в штатах (State Tribal Finance and Development Corporations) - ФКРЗПШ. Последние предоставляют

стр. 66
льготные кредиты предпринимателям в области сельского хозяйства, мелкой промышленности, транспорта, торговли и услуг. Получателями помощи могут быть семьи, годовой доход которых не превышает двухкратной суммы, принятой за черту бедности, а также женщины и группы взаимопомощи. Размеры и условия кредита дифференцированы. В самых благоприятных условиях оказываются женщины и индивидуальные предприниматели [Annual Report 2005 - 06..., p. 6 - 11, 91 - 92].

Всеиндийская федерация племенных кооперативов по развитию маркетинга (Tribal Cooperative Marketing Development Federation of India - ВФПКРМ), созданная в 1987 г., должна была обеспечить справедливые цены (renumerative) на продукцию племен, поступающую на рынок. Она имеет собственный исследовательский центр, около 30 отделений и сеть магазинов-эмпориумов. Весь капитал (980 млн. рупий) принадлежит государству. ВФПКРМ оказывает финансовую поддержку корпорациям развития племенных кооперативов в штатах (State Tribal Development Cooperative Corporations) - КРПКШ. Эти объединения занимаются развитием складского хозяйства, организацией переработки лесных продуктов, а также кредитованием [Annual Report 2005 - 06..., p. 6 - 11, 91 - 92].

ОПП примечателен еще и тем, что в нем государство признает возросшую роль институтов гражданского общества в решении проблемы племен. В отчете Министерства по делам племен за 2005 - 06 г. говорится, что развитие ЗП не может быть достигнуто только благодаря усилиям государства, что "роль добровольных негосударственных организаций (НГО) с их корнями в местных структурах и долгом служения обществу существенно возрастает" [Annual Report 2005 - 06..., p. 95]. ОПП определяет и сферы деятельности НГО. В них вошли территориально изолированные поселения ЗП, а также "примитивные" племена. Основным направлением деятельности НГО было признано участие в реализации государственных программ развития образования и здравоохранения - ликвидация неграмотности, особенно среди женщин, строительство и содержание школ-интернатов и общежитий для учащихся, курсов обучения ремеслам, санитарное просвещение, организация подвижных медицинских бригад, больниц на 10 - 20 коек и т. д. Для адиваси эти услуги должны быть бесплатными. Расходы НГО на эти цели частично покрываются безвозмездным трудом добровольцев и общественными пожертвованиями. Но главным спонсором остается государство. Оно готово покрывать до 100% расходов адиваси.

Чтобы стать партнером государства, НГО должна получить статус "признанной" или "надежной" организации. Из тысяч организаций, претендующих на этот статус, по состоянию на декабрь 2003 г., было отобрано 14 - общеиндийского и штатовского уровня. Государство признало роль и тех НГО, которые не зависят от государственного финансирования и действуют самостоятельно. Большей частью эти организации представляют зарубежные благотворительные фонды или являются дочерними ответвлениями индийских частных, религиозно-общинных и политических структур. Они действуют как в рамках государственных программ, так и помимо них. Число таких организаций увеличивается из года в год. Многие из них располагают немалыми средствами и вносят существенный вклад в развитие ЗП.

ЕЩЕ ОДНА "УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ"?

Политика "позитивной дискриминации" в отношении ЗП насчитывает пять с половиной десятилетий. Из них более 30 лет действует ее модернизированная версия -ОПП. Если учесть, что проблемы племен накапливались столетиями, то было бы наивным рассчитывать, что они могут быть решены за столь короткий срок. Вместе с тем даже этот отрезок времени позволяет выявить те направления государственной политики, где ее задачи решаются быстрее и проще, и те, где их решение наталкивается на серьезные препятствия.

Легче решаются задачи, подпадающие под прямое действие закона и проведение которых меньше всего зависит от отношения к ним бюрократии или гражданского населения. Это хоро-

стр. 67
шо видно из того, как выполняется одно из важнейших требований политики "позитивной дискриминации" - обеспечение пропорционального представительства ЗП в системе власти. Закон в этом вопросе не допускает больших вольностей - принципы сформулированы, квоты определены, механизмы прописаны. Место адиваси в парламенте, в законодательной ассамблее, в правительстве и т. д. может занять только представитель адиваси. Примерно такое же положение складывается и в сфере образования. Основные расходы по этой статье несет государство. Ежегодные ассигнования определяются парламентом и имеют строго целевое назначение. Их можно расхитить, но трудно употребить на другие цели. Чиновник, нарушающий эти формальные, но четкие правила, рискует карьерой.

Притом что ЗП составляют 8.2%, населения, доля их представителей в высшем законодательном органе страны - Лок Сабхе в 1999 г. составила 7.5% (41 из 543), в законодательных ассамблеях штатов в 2000 г. - 13% (543 из 4072). В 2001 г. из 2722.3 тыс. членов панчаятов всех уровней на долю ЗП приходилось 243.9 тыс., или 9% [Tenth Five Year Plan..., p. 14].

В Индии чиновник важнее законодателя. Поэтому в сфере исполнительной власти складывается несколько иная картина. В 1999 г. представители ЗП в Совете Министров составляли только 4.1%. В составе аппарата органов исполнительной власти центрального подчинения доля адиваси выросла с 0.45% в 1974 г. до 3.4% в 1999 г. При этом доля адиваси в самой влиятельной и престижной - Индийской административной службе с 1996 г. по 2000 г. понизилась с 5.3 до 5.1%. В Индийской полицейской службе - с 7.1 до 6.9%, и только в Индийской лесной службе она увеличилась с 6.9% до 7.0%. Среди чиновников более низкого ранга (категории A-D) она выросла с 2.8% в 1971 г. до 6.2% в 1999 г. Таким образом, по состоянию на 1 января 1999 г., ЗП "выбрали" 75% своей "законной" квоты. Среди низшего звена чиновничьей иерархии (разряд D) адиваси заполнили - 85%, а среди высшей (разряд А) - только 41% возможных вакансий [Tenth Five Year Plan..., p. 14].

Обычно это объясняют дефицитом квалифицированных кадров среди адиваси, их низкой подготовкой. С этими доводами можно согласиться лишь частично. Самые заметные достижения политики "позитивной дискриминации" относятся именно к сфере образования! С 1971 по 1991 г. грамотность среди ЗП выросла с 11.3 до 29.6%, а среди всего населения страны - с 29.4 до 52.2% [Tenth Five Year Plan..., p. 11]. Таким образом, за 20 лет разрыв сократился с 2.6 до 1.8 раза. Сегодня отдельных представителей адиваси можно встретить среди специалистов, технической и гуманитарной интеллигенции, политиков и общественных деятелей. Относительно низкий уровень их представительства в органах исполнительной власти объясняется скорее не дефицитом кадров, а предрассудками общества и нежеланием чиновничества делиться "хлебными" постами.

Меньшие результаты достигнуты в экономической и социальной сферах. С 1983/84 по 1999/00 гг. доля населения племен за чертой бедности сократилась с 63.1 до 45.9%. Учитывая масштабы проблемы, это немало. Но задача подтянуть доходы ЗП до уровня остального населения по сути дела не решается. Если в 1983/84 г. доля бедных среди адиваси в 1.4 раза превышала долю бедных среди остального населения, то в 1999/00 г. она увеличилась до 1.7 раза.

На первый взгляд включение ЗП в "основной поток" социально-экономической жизни индийского общества протекает вполне успешно. С 1961 по 1991 г. доля адиваси, ведущих самостоятельное хозяйство, сократилась на 21%, занятых в домашней промышленности - в 2.5 раза. В то же время доля сельскохозяйственных рабочих увеличилась на 66%, а доля "прочих рабочих" - на 23% [Report on Impact..., 2003, p. 27]. Таким образом, происходит интенсивное перетекание рабочей силы адиваси из натурального сектора экономики в товарно-денежный.

Неблагоприятные стартовые позиции - бедность, отсталость, отсутствие специальных знаний - ограничивают возможности адиваси заняться предпринимательством или

стр. 68
применить свой труд в современных технологичных отраслях хозяйства. Их используют в основном в сельском хозяйстве, в некоторых видах услуг (домашнее хозяйство, охрана, уборка мусора, ручная транспортировка грузов и людей), на земляных и строительных работах. Но вступая на рынок труда, они не порывают полностью с традиционным занятием, не становятся пролетариями в строгом смысле этого понятия. Неквалифицированный физический труд ценится очень дешево. Чтобы свести концы с концами, адиваси вынуждены, теперь уже в качестве дополнительного источника дохода, продолжать традиционные занятия. Это "позволяет работодателям, будь то лесной департамент или департамент общественных работ, железные дороги, строительные фирмы или богатые фермеры, платить им низкую заработную плату" [Subramaniam].

С каждым годом увеличивается задолженность ЗП ростовщикам и торговцам. Обычной формой возвращения долга является отработка, кабальный труд, а по существу долговое рабство. "Разница между рабством и долговой кабалой обычно невелика, особенно, если речь идет о сельском хозяйстве. В обоих случаях рабочие считаются придатком к земле. В случае продажи или обмена собственность на них передается вместе с землей. И рабство, и долговая кабала дают хозяину право собственности на работника. Работник не может пытаться найти работу в другом месте, он не может отказаться от работы, хозяин может заставить его трудиться 24 часа в сутки. Хозяин распоряжается и семьей работника" [The Small Hands..., 1996, p. 20]. Докапиталистические пережитки опутывают трудовые отношения и в мелкой промышленности. Инспектор по труду, обследовавший 51 соляную разработку в дистрикте Райгад (Махараштра), нашел положение рабочих-мигрантов "шокирующим". "Многие рабочие, - писал он, - не получают за свой труд ничего: они отрабатывают прежние долги". "Старая практика крепостного и принудительного труда воспроизводится здесь тысячами новых методов" [Bulsara, Sreenivasa, 2007]. Таким образом, интеграция адиваси в систему экономики современного общества оборачивается для них дальнейшим обнищанием и снижением социального статуса.

Остались без последствий и намерения государства защитить права ЗП. С 1980 по 2000 г., когда ОПП уже действовал в полную силу, в стране было осуществлено 11282 новых промышленных и гидротехнических проекта; на новые места проживания было переселено 8.5 млн. человек; 72% из них составили ЗП. Более того, в 2002 г. правительство БДП рекомендовало правительствам штатов прекратить выдачу прав на пользование лесными ресурсами охраняемых территорий, что поставило под угрозу жизнь еще 3 - 4 млн. человек [Kothari, 2007].

Адиваси часто не могут воспользоваться даже теми льготами, которые им положены по закону. Раджив Ганди однажды заявил, что из каждой рупии, выделенной государством на развитие ЗП, адиваси достается менее пяти пайс. Значительная часть товаров, предназначенных для магазинов справедливых цен, разворовывается. По некоторым оценкам, на черный рынок поступает 31% зерна и 6% сахара [Jenkins, Goetz, 2002, p. 8]. В Андхре-Прадеш до 50% земли, закрепленной за адиваси, перешло в руки иммигрантов из высоких каст. Из 154 семей, получивших государственную помощь на строительство жилищ для адиваси в деревне Чандур (дистрикт Адулабад штат Андхра-Прадеш), 100 оказались семьями иммигрантов. В другой деревне этого же дистрикта из 1000 семей, получивших жилье от государства, 800 были "пришельцами" [Venkateshvarlu, 2007].

Надежды на развитие среднего класса оправдываются лишь частично. Кристоф фон Фюрер-Хаймендорф показал это на примере апа тани - небольшого гималайского племени, проживающего в дистрикте Субансари штата Аруначал-Прадеш. До начала прошлого века не знавшие денег и даже колеса, апа тани к 1980-м гг., по словам автора, добились "феноменального" экономического и социального прогресса. К этому времени их многочисленный средний класс контролировал строительство дорог; торговлю сельскохозяйственными продуктами, скотом и мясом. В их руках оказалась

стр. 69
практически вся земля в долине, которую обрабатывали арендаторы, наемные и кабальные рабочие из племен ниши и мири. Сами апа тани работали контракторами, менеджерами, врачами, учителями, пилотами авиалиний, служащими государственных учреждений. Более 40 апа тани получили университетские дипломы. Еще больше молодых людей обучались в университетах.

В числе причин подъема апа тани автор указывает следующие.

Первая, и, по его мнению, главная, - режим территории внутренней линии. Он был введен англичанами для горных племен северо-востока. В той или иной форме он сохранен властями независимой Индии. В соответствии с этим режимом жителям долин, представителям так называемых прогрессивных слоев населения запрещается проникать за эту границу, приобретать недвижимость и землю, заниматься бизнесом и т. д. Это защитило население внутренних линий от эксплуатации, а нарождающийся средний класс от конкуренции "более опытных и агрессивных" марвари и комти.

Вторая - специфическое стечение обстоятельств: напряженные отношения Индии с Китаем, пограничное положение дистрикта Субансари и крупные бюджетные ассигнования на развитие сети стратегических дорог. Миллионы рупий, потраченные на эти цели, попали в карманы предприимчивых апа тани - контракторов и рабочих - и послужили стартовым капиталом для их экономического подъема.

Третья - благосклонное отношение властей. Когда в 1962 г. в регионе было отменено рабство, государство компенсировало апа тани понесенный им от этого экономический ущерб [Furer-Haimendorf, 1985, p. 312].

Но есть и еще одна причина, о которой автор говорит вскользь. Это - трудолюбие и сплоченность апа тани. Природные условия высокогорья мало подходили для собирательства. Их экономика издавна носила производительный характер и была основана на выращивании поливного риса. Строительство и содержание ирригационных сооружений, работа на рисовых полях приучили их к упорному труду и дисциплине. Их многолюдные деревни, достигавшие нередко тысячи домов, обеспечивали тесное общение и мобилизацию членов племени для труда и обороны от набегов соседних племен. Были знакомы апа тани и с "рыночными отношениями". Избытки риса они систематически обменивали на скот и мясо у племен долины.

В результате апа тани нашли свое место в современном обществе. При этом они сохранили себя как племя, сохранили свои обычаи и культуру. На ежегодные празднества собираются все апа тани, включая тех, кто уже давно не живет на территории племени. Благодаря системе взаимовыгодных отношений они добились мира и взаимопонимания со своими с соседями, традиционными врагами.

Изоляция от внешнего мира, которую обеспечивал режим "внутренней линии", оказалась благотворной и для некоторых других племен, проживавших по соседству, - ниши, мири и шердукпенов. Однако их успехи оказались не столь впечатляющими. Этому помешали малочисленность и разбросанность их поселений, переход части адиваси в христианство или буддизм, которые отрицательно сказались на сплоченности, способности к мобилизации и организации. Племена полуостровной части Индии были лишены многих преимуществ, которыми пользовались племена северо-востока страны и апа тани, в частности. Они оказались открыты для эксплуатации посредников и ростовщиков из более развитых общин, в результате чего их положение с годами только ухудшалось.

"Если бы подобная политика проводилась и на территориях проживания племен в Андхра-Прадеше, - считает автор, - судьба гондов, коя, коламов и конда редди сложилась бы намного счастливее... Апа тани и гонды оказались на противоположных концах спектра возможностей развития. Апа тани прочно встали на путь восходящего развития, гондам грозит неизбежная деградация" [Furer-Haimendorf, 1985, р. 312]. У гондов, как и у многих других племен этой части Индии, средний класс так и не появился.

Таковы некоторые общие итоги политики "позитивной дискриминации". Положение на местах, особенно в глубинке, часто существенно отличается от средних показа-

стр. 70
телей. В этом нетрудно убедиться, познакомившись с докладом группы экспертов Института общественных наук в Дели во главе с д-ром П. С. К. Меноном для Плановой комиссии Индии. Объектами изучения были выбраны поселения ЗП в Ассаме (Дхубри и Моригаон) и в Тамилнаду (Калрайан хиллз в дистрикте Салем и Ситхари хиллз в дистрикте Дхармапури). Эксперты пришли к неутешительным выводам.

Ни в Ассаме, ни в Тамилнаду авторам не удалось обнаружить ни одной семьи ЗП, которая преодолела бы черту бедности. В Дхубри (Ассам) адиваси помощи по программам борьбы с бедностью не получают. В Тамилнаду продовольственные карточки имеют 83 - 85% жителей. Магазины справедливых цен предлагают им ограниченный набор потребительских товаров - сахар, муку и керосин. Но для большинства жителей и они не по карману [Report on Impact..., 2003, p. 97].

Обследование двух деревень ЗП - Ракоде (200 семей) и Ковикаде (70 семей) в дистрикте Салем (Тамилнаду) - показало, что все эти семьи живут за чертой бедности [Report on Impact..., 2003, p. 103 - 104]. Они все остро нуждаются в кредитах. Государство и кооперативы выдают их в ограниченных размерах и строго на производственные нужды - на оплату инвентаря, коров, коз и т. д. Чтобы купить продукты питания в периоды межсезонного дефицита и оплатить затратные, но обязательные семейные и общинные праздники и ритуалы, они вынуждены брать займы у ростовщиков, которые взимают до 48% в год. Будучи не в состоянии вернуть долги, многие семьи продали свои участки иммигрантам - кастовым индусам. О появлении среднего класса в этих условиях не может быть и речи.

В Ракоде и Ковикаде есть начальные школы (по 5 классов). Все классы ведет один учитель, да и тот приходит в деревню 1 - 2 раза в неделю. Поэтому нетрудно представить уровень знаний, которые получают ученики этих школ. Для школьных обедов государство выдает муку. Но дети ее не получают. Зато эта мука продается на рынке по 70 рупий за мешок. Медицинских пунков в деревнях нет. Медицинские работники бывают наездами по 4 - 5 раз в год. Вакцинация детей проводится нерегулярно, детская смертность высока. В обеих деревнях есть органы местного самоуправления - грам сабхи и панчаяты. Они заседают регулярно. Но их решения, просьбы и претензии жителей остаются без последствий.

В Тамилнаду эксперты провели самостоятельное выборочное обследование примитивных племен ирула, курумба и панийан. Оно показало, что и здесь программы помощи не помогли никому преодолеть черту бедности. Озабоченность авторов доклада вызвало и то, что подавляющее большинство обследованных семей оказалось вне своей традиционной системы жизнеобеспечения. У курумба лица наемного труда составляют 84.0%, у панийанов - 80.8% и у ирула - 82.7% работающего населения.

Но обследование дало результаты, которые свидетельствуют о том, что помощь государства может быть весьма важным подспорьем для адиваси. От 44.0 до 68.0% их жилищ построены с государственной помощью. Открытием стал исключительно высокий уровень грамотности. У ирула она составляет 98%; все курумба и панийаны умеют читать и писать. Начальное и среднее образование получили 41.6% курумба, 42.2% ирула и 69.0% панийан [Report on Impact..., 2003, p. 103 - 104].

Широкий разброс результатов политики "позитивной дискриминации" не позволяет дать ей однозначную оценку. В Индии мнения на этот счет расходятся. По мнению Министерства по делам племен "усилия государства, предпринятые с начала эры планирования (1951 г.) в виде различных планов, политики, специальных стратегий и программ, принесли определенные улучшения социально-экономического положения племен. Однако прогресс, достигнутый ими, не смог нисколько приблизить их к основному потоку общества" [Annual Report 2006 - 07..., p. 454].

Специалисты Института социальных наук в Дели в своем докладе пришли к более жесткому выводу: ОПП провалился и еще одна возможность оказать действенную помощь развитию племен "утрачена безвозвратно" [Report on Impact..., 2003, p. 96]. Думаю, что эта оценка излишне сурова и не совсем объективна. Усилия государства, конечно, не были напрасными. Но ясно и то, что общество ожидало от них большего эффекта.

стр. 71
Называют разные причины неудач политики "позитивной дискриминации". Некоторые авторы считают, что в действиях государственных органов, ответственных за судьбу племен, отсутствует "политическая воля" и даже "искренность", т. е. подлинное желание решить эту наболевшую проблему. Дело развития ЗП передоверено бюрократии, которая подменяет практическую работу организационной суетой - умножением департаментов, комиссий и подкомиссий с их последующими реорганизациями; перепиской между ведомствами и т. д.

Указывают на огрехи планирования - на излишне общий характер программ, которые не в состоянии учесть многообразие и разнотипность племенных образований; на слабую увязку проектов различных министерств, департаментов и ведомств. По инерции называют недостаток бюджетных ассигнований, хотя за последние 30 лет расходы государства на развитие ЗП выросли многократно и вряд ли могут быть существенно увеличены в будущем. Представители правозащитных организаций видят порок политики "позитивной дискриминации" в ее недемократичности, в том, что сами адиваси не участвуют ни в ее разработке, ни в реализации. Специалисты Института общественных наук полагают, что стратегия этой политики - ставка на развитие "индивидуализма и конкуренции" - вообще "не согласуется с традиционным укладом жизни" адиваси [Report on Impact..., 2003, p. 30].

Несмотря на видимую разнохарактерность этих мнений, все они по-своему справедливы. Из этого, как минимум, следует, что решение проблемы племен требует учета не только социально-экономических, но и культурных факторов, а также усилий как государства, так и гражданского общества в целом. Вторую часть статьи я посвящу этим вопросам.

(Окончание следует)

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Индия сегодня. Справочно-аналитическое издание. М., 2005

Annual Report 2000 - 01 Ministry of Tribal Affairs (http://www.frontlineonnet.com/archives.htm).

Annual Report 2005 - 06 Ministry of Tribal Affairs (http://tribal.nic.in/TribalAR0506-E.pdf).

Annual Report 2006 - 07 Ministry of Tribal Affairs (http://tribal.nic.in/TribalAR0607-E.pdf).

Beteille A. The Concept of Tribe with Special Reference to India // Archives Europeennes de Soceologie. 1986. N27.

Bulsara Shiraz, Sreenivasa Priyadarshini. Driven to Bondage and Starvation // India Together. 17 Feb. 2007 (http://w ww.indiatogether.org/).

Constitution of India, 1950 (Updated upto 94th Amendment Act) (http://indiacode.nic.in/coiweb/welcome.html).

Furer-Haimendorf Christof von. Tribes of India. The Struggle for Survival. With contributions by Michael Yorke and Jayaprakash Rao. Delhi, 1985.

Jenkins R., Goetz A. -M. Civil Society Engagement and India's Public Distribution System. Lessons from the Rationing Kruti Samiti in Mumbai. Prepared and Presented at the "Making Services Work for Poor People. World Development Report (WDR) 2003/04 Workshop held at Eynsham Hall Oxford 4 - 5 November 2002.

Kothari Ashish. For lasting rights // Frontline. Vol. 23. Issue 26. 30.12.2006 - 12.01.2007 (http://www.flon-net.com/archives.htm).

Krishnakumar Asha. Always on the run // Frontline. Vol. 21. Issue 19. 11 - 24.09.2004(1) (http://www.flon-net.com/archives.htm)

Krishnakumar Asha. A 'primitive' perspective // Frontline. Vol. 21. Issue 22. 23.10 - 5.11.2004 (2) (http://www.flon-net.com/archives.htm).

Majumdar D. N. Races and Cultures of Ibdia. Frorth Revised and Enlarged Edition. Bombay 1965.

Package of Care Services under Tribal Sub-Plan (http://www.keralaplanningboard.org/html/modifiedguid-line/anx3.htm).

Report on Impact of the Tribal Sub-Plan Implementation in Improving the Socio-Economic Conditions of the Tribal People with special Focus on Reduction of Poverty Level covering the States of Assam and Tamil Nadu. New Delhi. Dec. 2003 (http://planningcommission.nic.in/reports/sereport/ser/stdy_tribal.pdf).

Sarkar Jayanta. The Jarawa. Calcutta 1990.

Shah Ghanshyam. Social Movements in India. Delhi, 2004.

стр. 72
The Small Hands of Slavery. Bonded Child Labor In India. N. Y., 1996 (http://books.goo-gle.ru/books?id=NfX3sRoJ3rYC&dq=the+small+hands+of+slavery&pg=PPl& ots=JwZ5x7dj-m&sig=MmrcX59tdfaJPQG2xpB-).

Stanley William. Integrated Rural Development of Weaker Sections of India. A Personal Glimpse of Exploitation of Adhivasis (http://www.widango.net/personal_glimpse_exploitati.htm).

Subramaniam C. N. The Tribal Question and Tribal Movements in Central India (http://www.revolutionarydemocracy.org/Rdv3n2/tribe.htm).

Tenth Five Year Plan (2002 - 2007) (http://planningcommission.nic.in/plans/planrel/flveyr/10th/default.htm).

Tritah A. The Public Distribution System in India: Counting the poor from making the poor count. Toulouse, July 2003.

Venkateshvarlu K. Conflicts Feared // Fontline. Vol. 23. Issue 26. 30.12.2006 - 12.01.2007 (http://www.flon-net.com/archives.htm).

Vidyarthi L. P. Introduction // Tribal Development and its Administration. New Delhi. 1980 (1).

Vidyarthi L. P. The Cultural Factors in Development Process. Case Study from Tribal Bihar // Tribal Development and its Administration. Delhi. 1980(2).


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНДИЯ-ПРОБЛЕМЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-И-СОЦИАЛЬНОЙ-ИНТЕГРАЦИИ-ПЛЕМЕН-АДИВАСИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ivan ProkhorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. КУЦЕНКОВ, ИНДИЯ: ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПЛЕМЕН (АДИВАСИ) // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.07.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНДИЯ-ПРОБЛЕМЫ-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-И-СОЦИАЛЬНОЙ-ИНТЕГРАЦИИ-ПЛЕМЕН-АДИВАСИ (date of access: 16.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. КУЦЕНКОВ:

А. А. КУЦЕНКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
А. ИВАСИТА. 4000 КИЛОМЕТРОВ ПРОБЛЕМ. РОССИЙСКО-КИТАЙСКАЯ ГРАНИЦА
2 hours ago · From Ivan Prokhorov
М. А. ПАНОВА. РУССКИЕ В ТУНИСЕ. СУДЬБА ЭМИГРАЦИИ "ПЕРВОЙ ВОЛНЫ"
2 hours ago · From Ivan Prokhorov
АЛЛЕГОРИЗМ И ГИПЕРБУКВАЛИЗМ В БИБЛЕЙСКИХ ТОЛКОВАНИЯХ ОРИГЕНА: ПАРАДОКС ИЛИ ЕДИНСТВО ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОГО МЕТОДА?
7 hours ago · From Ivan Prokhorov
А. В. ЛУКИН. МЕДВЕДЬ НАБЛЮДАЕТ ЗА ДРАКОНОМ. ОБРАЗ КИТАЯ В РОССИИ В XVII-XXI ВЕКАХ
18 hours ago · From Ivan Prokhorov
СРЕДНЕВЕКОВАЯ МОНГОЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ОПЫТ ИСТОРИОГРАФИИ В РОССИИ (XIX век)
19 hours ago · From Ivan Prokhorov
ДИАЛОГ КУЛЬТУР И ПАРТНЕРСТВО ЦИВИЛИЗАЦИЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
Yesterday · From Ivan Prokhorov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
ИНДИЯ: ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПЛЕМЕН (АДИВАСИ)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android