Libmonster ID: RU-9309

А. СКОРОБОГАТОВ, кандидат экономических наук, доцент кафедры институциональной экономики СПб филиала ГУ-ВШЭ

В связи с 70-летием со дня выхода в свет главного труда Дж. М. Кейнса "Общая теория занятости, процента и денег" есть повод поразмышлять о связи между идеями Кейнса (и его последователей) с той проблематикой, которая активно изучается в экономической теории в настоящее время. Заметное место в теоретических исследованиях последних лет принадлежит анализу институтов. В этой связи интересный, но пока малоизученный круг вопросов связан с институциональным содержанием посткейнсианской теории и ее соотношением с современной теорией институтов и, в частности, с неоинституциональной экономикой, ставшей частью основного течения экономической науки. Посткейнсианство в данном случае может представлять особый интерес, поскольку "суть кейнсианской революции... [представителями данного течения усматривается] в... подчеркивании неопределенности, незнания [и] непредсказуемых ожиданий"1.

Неоинституциональный и посткейнсианский анализ институтов

Для лучшего понимания специфики посткейнсианского подхода к институтам необходимо начать с общего взгляда на институты, в той или иной степени разделяемого представителями различных течений экономической науки. Он связан с важнейшей проблемой, решаемой индивидами, ведущими совместное хозяйство, а именно со взаимным упорядочением их планов (координация) и стимулов (эффективная мотивация). Координация обеспечивается за счет получения информации о том, что нужно делать, каждым экономическим агентом, а необходимое стимулирование осуществляется благодаря наличию связи между эффективным экономическим выбором индивида и получаемым им выигрышем. Тогда институты могут рассматриваться как механизмы, обеспечивающие координацию и стимулирование2. Следовательно, специфика того или иного подхода к изучению институтов будет заключаться в идентификации институтов и выделении их координирующих и стимулирующих функций.

1 Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело ЛТД, 1994. С. 622.

2 См.: Скоробогатов А. С. Институциональная экономика: Курс лекций. СПб.: СПб филиал ГУ-ВШЭ, 2006. С. 10.

стр. 102

Так, в неоинституциональной теории институты определяются как правила, создающие порядок во взаимодействиях между людьми. Эти правила распадаются на неформальные (культурный контекст), формальные (институциональная среда) и локальные (институциональное устройство)3. Координирующее значение этих правил усматривается в том, что они ограничивают поведение людей и, следовательно, делают его более предсказуемым. Стимулирующая же роль правил связывается с эффективной организацией трансакций, следствием которой является реализация "выгод от торговли"4. Таким образом, исходным пунктом, или "базовой единицей"5, неоинституционального анализа является трансакция, а значение правил связывается с эффективной организацией трансакций. Культурный контекст и институциональная среда задают набор возможных организационных альтернатив и, таким образом, определяют "структуру и величину трансакционных издержек"6, тогда как организационные альтернативы различаются между собой разновидностями трансакций, по отношению к которым они выступают в качестве наиболее подходящих механизмов управления7.

В рамках посткейнсианства отправной точкой анализа институтов является теория выбора активов, изложенная Дж. М. Кейнсом в 17 главе его знаменитой книги, из-за чего оно иногда обозначается как "кейнсианство 17 главы"8. Основной вопрос, который ставится в рамках данной теории, состоит в том, чем определяются направления инвестиций в масштабах экономической системы. Для ответа на этот вопрос Кейнс предлагает концепцию собственной ставки процента, отражающей все выгоды и издержки, связанные с хранением того или иного актива. Выбор будет делаться в пользу активов с наибольшей собственной ставкой процента. В основе этого выбора лежит стремление индивидов обеспечить себе наиболее благоприятную динамику ценности их богатства. Таким образом, выбор активов выступает в качестве "базовой единицы" анализа, с которой согласуется и соответствующая теория институтов.

Выбор активов как основной вопрос, решаемый экономическими агентами в своей хозяйственной деятельности, тесно связан с другой

3 Данная схема институтов более подробно излагается в ст.: Williamson O. E. The New Institutional Economics: Taking Stock, Looking Ahead // Journal of Economic Literature. 2000. Vol. 38. No 3. P. 595 - 613; см. также: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги "Начала", 1997. С. 74; Уильямсон О. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки и "отношенческая" контрактация. СПб.: Лениздат, 1996. С. 688. Термин "локальные правила" (Скоробогатов А. С. Институциональная экономика: Курс лекций. С. 43 - 45) относится к институтам, обозначаемым также как "структуры управления" (Williamson O. E. Op. cit. P. 597), "индивидуальные контракты", "организации" (Норт Д. Указ. соч. С. 23, 68, 74), "относительные права собственности" (Фуруботн Э. Г., Рихтер Р. Институты и экономическая теория: Достижения новой институциональной экономической теории. СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2005. С. 157) и т. д.

4 Норт Д. Указ. соч. С. 28.

5 Уильямсон О. Указ. соч. С. 30.

6 Олейник А. Н. Институциональная экономика: Уч. пособ. М.: Инфра-М, 2000. С. 244.

7 Уильямсон О. Указ. соч. С. 143.

8 Блауг М. Указ. соч. С. 622.

стр. 103

проблемой, обозначаемой как онтологическая неопределенность будущего9. Под последней подразумевается неопределенность, которая не сводится ни к риску, ни к ограниченной рациональности (ограниченности человеческих познавательных способностей). В условиях онтологической неопределенности отсутствует информация о возможных будущих событиях и их вероятностях, которая является атрибутом риска. В то же время неопределенность рассматривается как свойство мира, а не (только) человека, в том смысле, что будущего до его наступления не существует, и поэтому онтологическая неопределенность имела бы место даже в случае совершенных познавательных способностей человека.

Онтологическая неопределенность приводит к отсутствию какой-либо "научной основы"10 для принятия решений, и при этом, даже "когда невозможно дать никакой точной количественной оценки, все-таки приходится принимать решения"11. Все это придает особую значимость так называемым "арациональным ожиданиям", под которыми подразумеваются расчеты на будущее, сформированные при отсутствии твердой рациональной почвы, в результате чего в их формировании участвуют "нервы, склонность к истерии, даже пищеварение и реакции на перемену погоды"12. Арациональный характер ожиданий влияет на их формирование и экономическое значение. Речь идет о таких свойствах ожиданий, как конструктивность, неоднородность и генеративность13.

Под конструктивностью ожиданий подразумевается то, что они являются построениями человеческого ума и плодами воображения относительно ненаступившего будущего. Поскольку ожидания формируются при отсутствии твердой рациональной основы, они носят в значительной степени произвольный характер. Это придает им такое свойство, как неоднородность, что предполагает одновременное существование в обществе различных образов будущего. Наконец, ожидания генеративны в том смысле, что будущее определяется этими ожиданиями, поскольку на их основе индивиды принимают решения и творят это будущее. Таким образом, существует множество образов будущего, реализация которых определяет ход истории.

История, создаваемая арационально сформированными неоднородными ожиданиями, должна выступать как беспорядочный поток

9 Классификация видов неопределенности, частью которой является и онтологическая неопределенность, более подробно излагается в ст.: Скоробогатов А. С. Макроэкономическая роль институтов: от онтологической неопределенности к концепции делового цикла // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2005. Т. 3. N 2. С. 85 - 86 (http://institutional.narod.ru/jouraal3.2.pdf).

10 Keynes J. M. General Theory of Employment // Quarterly Journal of Economics. 1937. Vol. 51. No 2. P. 214.

11 Minsky H. P. John Maynard Keynes. NY.: Columbia University Press, 1975. P. 65.

12 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег // Антология экономической классики. М.: Эконов, 1993. С. 262. Арациональность как поведенческая предпосылка в контексте общей характеристики посткейнсианского подхода к анализу институтов описывается в: Скоробогатов А. С. Институциональная экономика: Курс лекций. С. 25 - 27.

13 Palley T. I. Post Keynesian Economics: Debt, Distribution and the Macro Economy. L.: Macmillan, 1996. P. 101.

стр. 104

уникальных событий. Тем не менее в обществе и хозяйстве часто наблюдаются элементы порядка и повторяемости явлений, при которых действия различных индивидов являются скоординированными относительно друг друга. Как уже отмечалось выше, координация и эффективная мотивация являются результатом функционирования институтов. Их координирующая и стимулирующая роль особым образом может быть выявлена, если связать ее с "базовой единицей" посткейнсианского анализа, а именно с выбором активов. Принятие эффективных решений относительно выбора активов облегчается благодаря институтам, поскольку они защищают от неопределенности будущего. Если попытаться подыскать некий посткейнсианский аналог вышеописанной неоинституциональной иерархии институтов, то в качестве такового могут быть предложены "конвенциональные ожидания"14, фискальная и денежная политика15, а также форвардные контракты16.

Посткейнсианский анализ неформальных правил: конвенциональные ожидания

Особенность посткейнсианского подхода к конвенциональным ожиданиям как части неформальных правил связана с описанной выше базовой единицей анализа. Так, если при данных контрактах неформальные правила, изучаемые в рамках неоинституционального подхода, определяют объем и структуру трансакционных издержек, то исследуемые в посткейнсианской традиции неформальные правила при данных контрактах определяют динамику ценности богатства.

Конвенциональные ожидания, являющиеся разновидностью неформальных правил, в наиболее общем плане могут быть определены как общепринятые правила рациональности17. В экономической системе они отчасти заменяют знание будущих перспектив, поскольку эти перспективы зависят от них и от "действий, принимаемых в свете данных ожиданий". "Агенты знают это и потому вполне рационально

14 Crotty J. R. Are Keynesian Uncertainty and Macrotheory compatible? Conventional Decision Making, Institutional Structures, and Conditional Stability in Keynesian Macromodels // Dymski G. and Pollin R. (eds.) New Perspectives in Monetary Macroeconomics. Explorations in the Traditions of Hyman Minsky. Ann Arbor: University of Michigan Press, 1994. P. 128.

15 Pollin R., Dymski G. The Costs and Benefits of Financial Instability: Big Government and Capitalism and the Minsky Paradox // Dymski G. and Pollin R. (eds.) New Perspectives in Monetary Macroeconomics. Explorations in the Traditions of Hyman Minsky. P. 369 - 402.

16 Davidson P. Money and the Real World. L.: Macmillan, 1972.

17 Данные правила рациональности являются институтом, поскольку делают предсказуемым поведение людей друг для друга. Выгодность их применения следует из их доминирующего положения в том или ином обществе. С точки зрения теории игр использование данных правил является частным случаем выполнения "народной теоремы", в соответствии с которой "частота использования строго доминируемых стратегий стремится с течением времени к нулю" (Васин А. А. Эволюционные и повторяющиеся игры. 2005. С. 55 (http://www.nes.ru/russian/research/pdf/2005/Vasin.rar)). Сами же эти правила выступают как результат использования индивидами "эволюционно-стабильных стратегий" (Олейник А. Н. Указ. соч. С. 85 - 87).

стр. 105

формируют свои ожидания, пытаясь предугадать ожидания других в бесконечном итеративном процессе"18. В результате стремления индивидов сформировать свои ожидания, исходя из предполагаемых ожиданий других, общественные ожидания становятся более однородными, в результате чего складывается некий унифицированный образ будущего, связывающий экономических агентов воедино. Координирующее значение данного вида неформальных правил заключается в том, что они способствуют единству экономических агентов в понимании того, что они должны делать и, более конкретно, в какие активы инвестировать. В результате имеет место "институционализация принятия решений"19, то есть их опосредованность институтами и, в частности, общепринятыми правилами рациональности.

Специфика конвенциональных ожиданий как разновидности неформальных правил заключается в их изменчивости в течение относительно коротких периодов времени20. Данная изменчивость является следствием того, что конвенциональные ожидания находятся во взаимной связи с индивидуальными ожиданиями. Поскольку последние содержат значительную арациональную составляющую, они могут изменяться под воздействием случайных факторов. В зависимости от совокупности таких случайных изменений, которые далее обозначаются как ошибки в воспроизводстве унифицированного образа будущего, он будет разрушаться и создаваться вновь, а в истории периоды реализации единого общественного плана экономической деятельности будут сменяться периодами, когда будут доминировать разрозненные ожидания и планы.

Конвенциональные ожидания как движущая сила делового цикла

Динамика возникновения и распада конвенциональных ожиданий тесно связана с деловым циклом. Данный институт может рассматриваться как фактор либо вызывающий цикл, либо увеличивающий его амплитуду (в последнем случае в качестве движущей силы цикла может выступать накопление капитала21 или долга22). При рассмотрении конвенциональных ожиданий как ключевого фактора цикла движущей силой последнего будет накопление ошибок

18 Crotty J. R. Op. cit. P. 128.

19 Ibid. P. 134.

20 Эту особенность, в частности, можно заметить, если сравнить 12 главу "Общей теории", ставшей главным источником концепции конвенциональных ожиданий, и выступление О. Уильямсона на конференции ISNIE (Международного общества неоинституциональной экономики) в сентябре 1999 г. Если Кейнс допускает "ежедневное [и] даже ежечасное" (Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. С. 253) изменение неформальных правил, то Уильямсон приписывает им свойство изменяться только на протяжении столетий и/или тысячелетий (Williamson O. E. The New Institutional Economics: Taking Stock, Looking Ahead. P. 597).

21 Кейнс Дж. М. Указ. соч. Гл. 22.

22 См.: Minsky H. P. John Maynard Keynes. 1975; Minsky H. P. Stabilizing an Unstable Economy. L: Yale University Press, 1986; Розмаинский И. В. "Гипотеза финансовой нестабильности" Мински: теория делового цикла XXI века. 2000. - http://ie.boom.ru/Rozmainsky/fragilation.htm

стр. 106

в воспроизводстве унифицированного образа будущего. Тогда в основе того или иного делового цикла будет находиться определенный образ будущего, постепенное возникновение и разрушение которого вызывает смену фаз цикла (см. рис. 1).

Институциональный деловой цикл, определяемый периодическим возникновением и разрушением унифицированного образа будущего

Рис. 1

Фаза депрессии выступает как этап "нащупывания" в хозяйстве единого для всех образа будущего и плана действий. До тех пор, пока такой унифицированный образ будущего не найден, в экономике продолжается депрессия. Стихийный поиск единого для всех образа будущего представляет собой процесс, подобный эволюции других институтов, использование которых определяется тем, действует ли в их рамках большинство членов той или иной группы.

Одним из знаменитых примеров такой эволюции является процесс эволюционного возникновения денег, описанный А. Смитом и К. Менгером. Каждый индивид делает запас тех товаров, которые, как он предполагает, будет легче обменять на нужные ему блага. Когда в рамках некой общности индивидов такие ожидания относительно товара, который должен выступать в качестве средства платежа, совпадают, этот товар превращается в деньги. Возникает единое для всех представление о том, что должно служить средством обмена. Таким же образом и ожидания, в соответствии с "народной теоремой", должны постепенно приобрести характер общепринятых правил, в результате чего можно говорить о появлении нового унифицированного образа будущего.

Появление последнего приводит к подъему экономики. Для того чтобы объяснить связь между наличием унифицированного образа будущего и фазой делового цикла, следует рассмотреть уже упоминавшуюся теорию выбора активов. Согласно этой теории, динамика подъемов и спадов определяется долями производственных и непроизводственных активов в общем объеме инвестиций. Ценность производственных активов, которые по-другому обозначаются как "активы, создающие занятость", определяется потоком доходов, создаваемых ими в течение длительного времени. Возможность оценки этого потока доходов зависит от степени неопределенности будущего,

стр. 107

которая задает горизонт планирования, и только если такой горизонт является достаточно широким, будут иметься достаточные стимулы к осуществлению производственных инвестиций. Как уже отмечалось, степень неопределенности будущего зависит от институтов. Теперь данное положение можно уточнить: неопределенность зависит от наличия/отсутствия унифицированного образа будущего. Конечным результатом периода депрессии является нахождение единого для всех образа будущего, приводящее к расширению горизонта планирования, которое вызовет рост производственных инвестиций и общий подъем экономики.

Как уже отмечалось, конвенциональные ожидания отличаются от других видов неформальных правил, таких, как религия, обычаи и традиции, сравнительной недолговечностью. В процессе реализации единого образа будущего будет происходить накопление ошибок в его воспроизводстве. Когда их количество достигнет критической массы, произойдет крушение единого образа будущего, а горизонт планирования сузится, что ослабит стимулы к производственным инвестициям, поскольку их целесообразность определяется долгосрочными перспективами. Теперь инвестиционный выбор будет делаться в пользу непроизводственных активов, которые будут приобретаться с целью сохранения ценности богатства (денежные активы) и/или получения краткосрочного дохода (финансовые активы)23. Данные активы обозначаются также как "активы, не создающие занятости", поскольку по причине близкой к нулю эластичности их производства и/или замещения24 увеличение спроса на них не приводит к оживлению в каких-либо отраслях. Соответственно переключение спроса с производственных на непроизводственные активы вызовет чистое сокращение занятости в экономике. Таким образом, конвенциональные ожидания выступают в качестве передаточного механизма между случайными индивидуальными ожиданиями и упорядоченным во времени деловым циклом.

Посткейнсианский анализ формальных правил: антициклическая политика

Когда речь идет о формальных правилах, в посткейнсианстве основное внимание уделяется не таким более или менее устойчивым их разновидностям, как конституция государства и права собственности (они играют главную роль в неоинституциональной теории), а текущей фискальной и денежной политике, влияющей на деловой цикл. Подобно конвенциональным ожиданиям, экономическая политика также характеризуется изменчивостью в течение коротких (сравнительно с периодом существования конституций) промежутков

23 Под "денежными активами" подразумеваются национальная или иностранная валюта, а также ликвидные банковские счета, под "финансовыми активами" - долевые активы и долговые обязательства, допускающие получение значительного дохода на переоценке их ценности.

24 Кейнс Дж. М. Указ. соч. С. 315 - 317.

стр. 108

времени. Эта изменчивость проявляется в том, что антициклическая политика проводится в течение периода, состоящего из одного или нескольких циклов, за которым неизбежно следует период пассивной экономической политики.

Такое чередование является следствием морального риска, связанного с активной антициклической политикой. Проблема морального риска проявляется в существовании конфликта между стимулами и страховкой25. Суть данного конфликта заключается в том, что при наличии страховки отсутствует связь между усилиями агента и получаемым им результатом, и, как следствие, у агента отсутствуют стимулы заботиться о результате. Поэтому условием наличия у агента стимулов "проявлять должную заботу"26 является существование некоторой неопределенности относительно его будущего выигрыша27. Таким образом, моральный риск может иметь место во всех отношениях, где стороны выступают в роли страховщика и страхователя.

В рассматриваемом случае эти роли играют соответственно государство и деловой мир. Государство посредством антициклической политики страхует деловой мир от волны банкротств. Наличие такого вида страховки ослабляет осмотрительность деловых людей так же, как и в случае с традиционными видами страхования, поскольку ослабляется связь между отказом от риска со стороны делового мира и вознаграждением за этот отказ в виде успешной реализации инвестиционных проектов. Для представителей бизнеса отказ от рискованных проектов связан с издержками в виде упущенных возможностей получения высоких прибылей. Поэтому они будут пытаться минимизировать эти издержки, то есть выбирать более рискованные проекты. Таким образом, суть проблемы заключается в отсутствии связи между усилиями (осмотрительностью при выборе направления инвестиций) и результатом.

Указанный конфликт между стимулами и страховкой в случае антициклической политики приводит к постепенному увеличению средней рискованности инвестиций, осуществляемых в экономической системе. Это объясняется тем, что антициклическая политика уменьшает общую неопределенность в экономике, гарантируя экономическим агентам будущую доходность инвестиций за счет поддержания величины совокупного спроса (фискальная политика) и возможность получения кредитов (денежно-кредитная политика). Вместе с тем данные меры

25 Соссье С. Теория оптимального контракта: моделирование контрактных отношений // Институциональная экономика / А. Н. Олейник (ред.) М.: Инфра-М, 2005. С. 162.

26 Уильямсон О. Указ. соч. С. 103.

27 В этом проявляется неоднозначность влияния неопределенности на экономические результаты. С одной стороны, неопределенность, как отмечалось выше, подрывает стимулы к действиям и инвестициям, в частности, поскольку их целесообразность определяется расчетами на будущее. С другой стороны, наличие гарантии будущего результата обеспечивает достаточные стимулы к действиям, но ослабляет стимулы к заботе о правильности этих действий. Таким образом, неопределенность "функциональна" (Pollin R., Dymski G. Op. cit. P. 372). Она выступает в роли "кнута", который в случае чрезмерного употребления отбивает всякую инициативу, при отказе от его использования "расслабляет", а при умеренном применении может быть полезной воспитательной мерой.

стр. 109

поощряют рискованные инвестиционные проекты и ослабляют стимулы к осторожности в их осуществлении, поскольку по мере проведения антициклической политики накапливается удачный опыт реализации все более рискованных инвестиций. В результате допустимый уровень риска от цикла к циклу повышается, а издержки общества, необходимые для обеспечения стабильности при помощи антициклической политики, возрастают. Постепенно цена, уплачиваемая обществом за такую стабильность, достигнет такого уровня, при котором ее дальнейшее обеспечение станет невозможным, что предопределяет неизбежный переход к пассивной экономической политике.

Таким образом, активная политика представляет собой разновидность формальных правил, которые могут действовать в течение одного или нескольких циклов. Когда издержки применения этих правил превышают приносимые ими выгоды в виде стабильности функционирования экономической системы, происходит переход к пассивной политике. Однако и последняя также является временной, поскольку ее проведение означает отсутствие государственной страховки инвестиций делового мира, что требует от него большей осмотрительности при выборе инвестиционных проектов. В результате допустимый уровень рискованности проектов будет понижаться, что постепенно снова сделает выгодным переход к активной политике.

Нетрудно заметить, что описанная изменчивость политики также имеет циклический характер, что позволяет говорить и о наличии цикла экономической политики.

Данный вид цикла следует отличать от политического делового цикла, под которым подразумевается "цикл экономической и политической активности правительства между выборами"28. Между политическим деловым циклом и циклом экономической политики можно выделить по меньшей мере два различия. Во-первых, они имеют разную временную протяженность: в первом случае - президентский срок, который более чем вдвое короче делового цикла; во втором - период времени, соответствующий одному или нескольким деловым циклам. Во-вторых, эти циклы приводятся в движение различными факторами. В первом случае таким фактором является мотив переизбрания политиков, и, таким образом, источник цикла заключен в поведении самих политиков. Во втором случае цикл определяется не сверху, а снизу, поскольку его движущая сила заключена в поведении не политиков, а типичных для хозяйства инвесторов. Политики в рамках данного цикла только реагируют на объективные условия, вызывающие необходимость периодически прибегать то к активной, то к пассивной политике.

Итак, движущей силой цикла экономической политики является допустимый уровень рискованности осуществляемых в экономике инвестиций. Этот показатель определяет сравнительную выгодность активной и пассивной политики. При низком его уровне выгоднее активная политика, но ее осуществление приводит к росту допустимого уровня рискованности, что постепенно сделает более выгодным проводить пассивную политику. Последняя приведет к снижению допустимого уровня рискованности, в результате чего возникнут предпосылки для возврата к активной политике (см. рис. 2).

28 Нуреев Р. М. Теория общественного выбора: Курс лекций. М.: ГУ-ВШЭ, 2005. С. 420.

стр. 110

Цикл экономической политики*

-----

* Активная политика сопровождается ростом издержек ее проведения, тогда как в период пассивной политики издержки, потенциально связанные с проведением активной политики, снижаются.

Рис. 2

Неоинституциональный и посткейнсианский анализ локальных правил: форвардные контракты

Согласно неоинституциональной теории, функция локальных правил заключается в эффективной организации трансакций, различающихся тремя параметрами, а именно специфичностью активов, структурной неопределенностью и частотой29. Эти параметры определяют степень взаимозависимости партнеров и их поведенческой неопределенности в рамках той или иной трансакции. При данной специфичности активов и частоте локальные правила как способы организации трансакций "перед лицом оппортунизма" должны подбираться с целью защиты от поведенческой неопределенности30. Поскольку же последняя зависит от структурной (то есть относящейся к будущим состояниям мира) неопределенности, то чем неопределеннее состояние мира, тем больше эта структурная неопределенность должна учитываться при подборе способа организации той или иной трансакции. При этом важно еще раз подчеркнуть, что структурная неопределенность является параметром трансакции и как таковая со временем не меняется. Соответственно при данном уровне структурной неопределенности, характеризующем те или иные трансакции, для них подбираются наиболее подходящие способы организации, эффективность которых определяется заключенными в них адаптивными возможностями (гибкостью) по отношению к непредвиденным обстоятельствам. В зависимости от специфичности активов и частоты будет делаться выбор между рынком ("рыночное управление"), третьей стороной ("трехстороннее управление"), репутацией ("двустороннее управление") и остаточным

29 Уильямсон О. Указ. соч. С. 104 - 117.

30 Key N. Post Keynesian Economics and New Approaches to Industrial Economics // Pheby J. (ed.) New Directions in Post-Keynesian Economics. Aldershot: Edward Elgar, 1989. P. 198.

стр. 111

Рис. 3

контролем ("объединенное управление")31. Поскольку структурная неопределенность является неизменным параметром трансакций, их эффективная организация обеспечит гибкость контрактных отношений, исключающую их болезненный разрыв в будущем.

Посткейнсианский анализ контрактов обнаруживает много общего с описанным выше подходом. В данном случае значение контрактов также связывается с неопределенностью и реальными инвестициями32. Последние по своему значению во многом аналогичны понятию "специфичные инвестиции" (рис. 3).

На рис. 3 показана специфическая составляющая в реальных и финансовых инвестициях. В рамках посткейнсианского анализа R и L - реальные и финансовые инвестиции соответственно. В рамках неоинституционального анализа s и c - соответственно специфичные и неспецифичные инвестиции. Из рисунка видно, что в реальных инвестициях доминирует специфическая составляющая, тогда как в финансовых инвестициях - неспецифическая составляющая. Это вытекает из соображений, связанных с понятиями "специфичность" и "ликвидность". Первая характеристика в количественном отношении определяется как доля ценности актива, которую он теряет при наилучшем альтернативном употреблении, а вторая - как доля ценности актива, утрачиваемая им при его обмене на другой актив. Если не считать разницы в знаке этих терминов, поскольку ликвидность и специфичность являются противоположными характеристиками, можно говорить о значительном сходстве этих определений.

Поскольку ликвидность присуща, с одной стороны, финансовым инвестициям, включая хранение богатства в денежной форме, с другой стороны, неспецифическим инвестициям, специфическая составляющая в финансовых инвестициях должна быть незначительна. Неликвидность же, наоборот, является отличительной чертой реальных инвестиций, и на основании того же сближения понятий неликвидности и специфичности можно заключить, что специфическая составляющая является доминирующей в реальных инвестициях. В данном случае снова уместно вспомнить концепцию собственной нормы процента Дж. М. Кейнса33. Согласно этой концепции, выбор направления инвестиций, в частности, определяется сопоставлением значений таких параметров, как ожидаемый реальный доход и премия за ликвидность. При этом данные характеристики рассматриваются как взаимоисключающие: ожидаемый реальный доход при благоприятной конъюнктуре могут приносить реальные активы, но их премия за ликвидность ничтожна, тогда как

31 См.: Уильямсон О. Указ. соч. С. 135 - 143.

32 Реальные инвестиции - это в данном случае макроэкономический термин, означающий приращение капитала (см., например: Матвеенко В. Д. Модели экономической динамики. СПб.: СПб филиал ГУ-ВШЭ, 2006. С. 8).

33 Кейнс Дж. М. Указ. соч. Гл. 17.

стр. 112

финансовые активы, прежде всего деньги, ценятся в основном за их ликвидность. Последняя приобретает особенно большое значение в фазе спада, когда ожидаемая доходность реальных инвестиций низка и единственное соображение, определяющее направление инвестиций, - это стремление сохранить ценность богатства, что обеспечивается именно ликвидностью активов34.

Далее, как уже отмечалось, долгосрочный характер реальных инвестиций создает необходимость защиты от неопределенности, что и обеспечивается институтами. Однако если неформальные и формальные правила (унифицированный образ будущего и антициклическая политика) снижают структурную неопределенность, то роль форвардных контрактов состоит в снижении поведенческой неопределенности. Такое понимание экономического смысла контрактов является еще одним пунктом, объединяющим посткейнсианский и неоинституциональный подходы.

Теперь необходимо отметить специфику посткейнсианского анализа контрактов по сравнению с неоинституциональным подходом. Во-первых, как и в случае с другими видами правил, в посткейнсианстве рассматривается более узкий круг такой их разновидности, как контракты. Речь идет только о форвардных контрактах, имеющих долгосрочный характер и порождающих взаимозависимость партнеров. Таким образом, в соответствии с классификациями Я. Майнейла и О. Уильямсона, круг изучаемых контрактов сужается за счет исключения классических контрактов или рыночной организации35.

Далее, если в рамках неоинституционального анализа определенный уровень структурной неопределенности понимается как неизменное свойство тех или иных трансакций, то посткейнсианский подход предполагает переменный характер структурной неопределенности для всех трансакций36. При этом степень структурной неопределенности определяется фазой делового цикла, так что одна и та же организация может обеспечивать гибкость трансакции на одной фазе цикла и не обеспечивать гибкости на другой фазе.

34 См.: Скоробогатов А. С. Макроэкономическая роль институтов... С. 90 - 94.

35 Уильямсон О. Указ. соч. С. 128 - 143.

36 Эта разница в понимании структурной неопределенности объясняется, прежде всего, различием предметных областей. В первом случае речь идет о "микроаналитическом подходе", суть которого в акценте на отдельных трансакциях. Факторы, определяющие состояния мира, принимаются как данные. Во втором случае основное внимание уделяется макроэкономической динамике, то есть предметной области, тесно связанной с указанными факторами. Второе, концептуально более важное объяснение связано с различным пониманием природы неопределенности, которая, в частности, может либо сводиться к ограниченности познавательных способностей человека, либо рассматриваться как неотъемлемое свойство мира. Неопределенность, сводящаяся к одной ограниченной рациональности, может быть зафиксирована путем выбора тех или иных трансакций и осуществления затрат на получение и обработку информации. Онтологическая же неопределенность - это неуправляемая проблема, поскольку ни выбор трансакций, ни соответствующие затраты не могут обеспечить ее фиксации на каком-либо уровне (Скоробогатов А. С. Макроэкономическая роль институтов... С. 84 - 86). Речь может идти только о временном благоприятном влиянии на онтологическую неопределенность со стороны неформальных и формальных правил.

стр. 113

Например, допустим, что в фазе подъема с учетом низкой структурной неопределенности и заданных для данной трансакции специфичности активов и частоте выбирается трехстороннее управление. Затем, по мере приближения кризиса, структурная неопределенность будет возрастать, и трехстороннее управление уже не будет подходящим способом организации, который бы обеспечил гибкость контрактных взаимоотношений. Результатом станет их болезненный разрыв.

Таким образом, в силу изменения структурной неопределенности в течение делового цикла не существует однозначно эффективной контрактной организации трансакций. Контракты, выступающие в качестве гибкого механизма управления при одном уровне структурной неопределенности, перестанут быть таковыми при ее более высоком уровне.

Еще одной особенностью посткейнсианского анализа контрактов является установление взаимосвязи между контрактами, долгами и спросом на деньги как на непроизводственные активы. Поскольку осуществление реальных инвестиций опосредовано заключением долгосрочных контрактов, экономика приобретает долговой характер. Выполнение обязательств одного экономического агента (например, покупателя конечной продукции) зависит от выполнения обязательств другого экономического агента (скажем, покупателя фактора производства, предлагаемого первым).

Это обстоятельство имеет два следствия. Во-первых, нарушение контрактных обязательств будет иметь кумулятивный эффект, то есть нарушение обязательств одного приведет к нарушению обязательств другого, и, таким образом, волна нарушений контрактов, как снежный ком, прокатится по всей экономике. Во-вторых, контрактные обязательства устанавливаются в деньгах и погашаются деньгами. Это создает мотив предосторожности при хранении денег37. Данный мотив определяется, в частности, как "основание для хранения наличных денег... [состоящее в том], чтобы обеспечить резерв для всякого рода случайностей, требующих внезапных расходов"38. Позднее под этими "случайностями" стала подразумеваться необходимость выполнения обязательств экономического агента перед своими партнерами, в то время как другие его партнеры свои обязательства перед ним нарушили39.

Например, индивид B должен выплатить определенную сумму индивиду C в рамках их контрактных отношений. Данную выплату он планирует осуществить после того, как сам в свою очередь получит платеж от индивида А в рамках контрактных отношений между A и B. Тогда для B такой "случайностью, требующей внезапных расходов", будет неполучение им в установленное время платы от A. Если B такую "случайность" будет оценивать как вполне возможную40 (а такая возможность будет увеличиваться по мере роста структурной неопределенности), у него будет появляться мотив предосторожности в отношении хранения денег.

Каковы макроэкономические последствия увеличения спроса на деньги на основании мотива предосторожности? Первое из них состоит в увеличении доли непроизводственных активов в совокуп-

37 Кейнс Дж. М. Указ. соч. Гл. 13, 15.

38 Там же. С. 289.

39 Davidson P. Op. cit.

40 Здесь сознательно используется термин "возможность" вместо понятия "вероятность", поскольку последняя, как уже отмечалось, является атрибутом риска, а не онтологической неопределенности.

стр. 114

Зависимость между ростом структурной неопределенности и количеством форвардных контрактов

Рис. 4

ных инвестициях и соответственно в относительном (и абсолютном) сокращении производственных (реальных) инвестиций, что создаст два важных эффекта с точки зрения влияния на форвардные контракты. Во-первых, сократится количество заключаемых контрактов, поскольку их целесообразность связана с осуществлением реальных инвестиций. Во-вторых, будет иметь место негативное влияние на совокупный спрос по причине сокращения реальных инвестиционных расходов, что, в свою очередь, ухудшит перспективы реализации уже заключенных контрактов. Эти события можно трактовать как повышение уровня структурной неопределенности.

Все эти взаимосвязи сводятся воедино на рис. 4. В частности, из него видно, что первоначальный рост структурной неопределенности в конечном счете ведет к сокращению количества форвардных контрактов.

Взаимосвязь между тремя видами институтов-правил

Теперь можно схематично обобщить представленные выше рассуждения относительно институтов-правил (рис. 5).

На рис. 5 представлена взаимосвязь между неопределенностью (ее разновидности выделены курсивом), институтами (показаны в рамках) и циклической экономической динамикой (соответствующие понятия представлены вне рамок). Пунктирные стрелки обозначают связь между исходной проблемой и институтом как способом ее решения, тогда

Рис. 5

стр. 115

как сплошными стрелками обозначается связь между причиной и следствием. Исходной проблемой является структурная онтологическая неопределенность, для разрешения которой возникают неформальные и формальные правила. Они "трансформируют эффекты неопределенности и скорее перемещают их во времени, нежели систематически элиминируют"41. В частности, неформальные правила преобразуют структурную неопределенность в деловой цикл, тогда как формальные правила определяют амплитуду различных циклов. При данной структурной неопределенности, задаваемой неформальными и формальными правилами, заключается определенное количество форвардных контрактов, направленных на защиту от поведенческой неопределенности. Таким образом, их количество и динамика (рост или сокращение) отражают текущую фазу цикла. Существование же локальных правил как таковых увеличивают амплитуду цикла, что отражает их сложное влияние на порядок, о чем пойдет речь ниже.

Противоречивая связь между институтами и порядком

Парадокс Мински: антициклическая политика и порядок

В завершение нашей работы следует особо упомянуть о неоднозначной связи между тремя видами правил и порядком. Как говорилось выше, антициклическая политика в силу объективных причин может проводиться в течение ограниченного времени, поскольку в результате ее проведения в экономике накапливается опыт удачной реализации рискованных проектов. Это порождает эффект, который получил название "парадокса Мински"42. Суть его состоит в том, что антициклическая политика, уменьшая амплитуду делового цикла и тем самым обеспечивая больший порядок, создает предпосылки для увеличения амплитуды цикла в будущем. Речь идет о ее влиянии на формирование привычек в отношении рискованности инвестиционных проектов, а именно по мере ее проведения, как уже отмечалось, допустимый уровень риска повышается. Поскольку это повышает издержки проведения активной политики, в ней самой заложены предпосылки для неизбежного отказа от ее дальнейшего проведения. При сложившихся же привычках инвестиционной деятельности отказ от нее приведет к еще большей амплитуде делового цикла по сравнению с циклом, который имел бы место в случае полного отсутствия активной политики.

"Парадокс институтов определенности": конвенциональные ожидания и порядок

Следует отметить, что парадокс Мински в его широкой трактовке фактически проявляется и в случае других институтов-правил, применительно к которым он был обозначен нами как "парадокс институтов

41 Crotty J. R. Op. cit. P. 136.

42 См.: Pollin R., Dymski G. Op. cit.

стр. 116

определенности"43. В частности, недолговечность конвенциональных ожиданий сообщает им еще одно свойство. В отличие от неформальных правил, изучаемых в рамках неоинституциональной теории44, конвенциональные ожидания не являются безусловным фактором порядка в обществе. Их недолговечность проявляется в том, что унифицированный образ будущего периодически то возникает, то распадается, и поэтому "связь между конвенциональным принятием решений и стабильностью является диалектической и противоречивой"45. Их положительное влияние на порядок, которое уже рассматривалось выше, заключается в уменьшении структурной неопределенности благодаря существованию унифицированного образа будущего. Вместе с тем накопление ошибок в его воспроизводстве создает предпосылки для его разрушения. В конечном счете от некогда единого образа будущего, как от разбитого зеркала, остаются только осколки, представляющие собой совокупность разнородных индивидуальных образов, в которых каждый видит что-то свое. Поэтому унифицированный образ будущего больше не создает порядка в человеческих взаимодействиях, однако его распад приводит не только к тому, что порядок, им создававшийся, больше не создается, но и к еще большему хаосу. Это связано с тем, что существование унифицированного образа будущего стимулирует действия, целесообразность и упорядочивающая функция которых определяется сохранением этого образа. При его распаде эти действия (которые, как уже отмечалось, представляют собой заключение форвардных контрактов) будут вызывать еще больший хаос.

"Парадокс институтов определенности": форвардные контракты и порядок

Упорядочивающая функция форвардных контрактов заключается во временном снижении поведенческой неопределенности. Их роль в плане создания хаоса в результате роста структурной неопределенности можно проиллюстрировать при помощи числового примера.

В таблице представлена контрактная игра с двумя стратегиями и двумя равновесиями по Нэшу. В таком равновесии предполагается, что оптимальной стратегией для каждого партнера является копирование стратегии другого партнера. Сплошные и пунктирные стрелки обозначают альтернативные пути от доминирования стратегии "выполнять" к доминированию стратегии "нарушить". Как видно из таблицы, экономическое значение контрактов заключается в том, что, будучи выполняемыми, они создают положительный общий выигрыш в размере 4 против нулевого общего выигрыша в случае отсутствия контрактов (последний случай обозначен как всеобщее следование стратегии "нарушить"). Однако,

43 Скоробогатов А. С. Макроэкономическая роль институтов... С. 93 - 94.

44 В неоинституциональной теории порядок во взаимоотношениях между людьми является необходимым следствием использования институтов-правил (Норт Д. Указ. соч. С. 18) и, следовательно, неформальные правила выступают как безусловный фактор порядка. Речь может идти только о сравнительной эффективности различных правил в плане их влияния на экономические результаты.

45 Crotty J. R. Op. cit. P. 127.

стр. 117

как говорилось выше, увеличение структурной неопределенности способствует смене эволюционно-стабильной стратегии от "выполнять" к "нарушить". Когда последняя полностью возобладает, контракты перестанут оказывать положительное или отрицательное влияние на порядок и наступит депрессия. В процессе же перехода к преобладанию данной стратегии, соответствующего фазе спада, те, кто выполняет соглашения, будут нести потери в случае нарушения соглашений их партнерами, в то время как последние обеспечат себе только избежание потерь. В итоге общий выигрыш на переходной стадии будет отрицательным.

Таким образом, "диалектической и противоречивой" является также и связь форвардных контрактов с порядком, поскольку в фазе подъема они создают порядок (в таблице выраженный в виде положительного общего выигрыша), тогда как в фазе спада они являются дестабилизирующим фактором, то есть создают чистые потери (рис. 6).

Деловой цикл, выражающийся в последовательной смене эволюционно-стабильных стратегий "выполнять" и "нарушить" соглашения

Рис. 6

На рис. 6 деловой цикл представлен в виде чередования положительной, отрицательной и нейтральной ролей форвардных контрактов в плане влияния на порядок. Соответственно подъем вызывается положительным общим выигрышем, создаваемым контрактами, спад - отрицательным общим выигрышем и, наконец, депрессия предполагает отсутствие их влияния на благосостояние. Таким образом, форвардные контракты периодически способствуют то порядку, то хаосу, что объясняется переменным характером структурной неопределенности, из-за чего контракты, обеспечивающие гибкую организацию в одно время, становятся хрупкими и уязвимыми в другое время. Конечным результатом их использования является увеличение амплитуды цикла (рис. 5).

"Парадокс Мински" применим ко всем видам институтов, поскольку источником их противоречивого влияния на порядок является моральный риск в сочетании с переменным характером страховки, создаваемой институтами. Последняя уменьшает осмотрительность экономических агентов. Они действуют, полагаясь на наличие институциональной страховки, которая по прошествии времени исчезает46.

Главный же вывод представленного анализа институтов заключается в том, что они являются источником (или, по меньшей мере, одним из факторов) временной правильности, проявляющейся в экономических колебаниях. Благодаря тому переменному успеху, с которым рассмотренные институты уменьшают неопределенность, они выступают в качестве передаточного звена между неопределенностью и упорядоченными во времени сменами фаз деловой активности.

46 Это можно сравнить с гипотетической ситуацией, в которой человек, застраховавший дом от пожара, после наступления страхового случая обнаруживает исчезновение продавшего ему полис страховщика.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНСТИТУТЫ-КАК-ФАКТОР-ПОРЯДКА-И-КАК-ИСТОЧНИК-ХАОСА-НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПОСТКЕЙНСИАНСКИЙ-АНАЛИЗ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. СКОРОБОГАТОВ, ИНСТИТУТЫ КАК ФАКТОР ПОРЯДКА И КАК ИСТОЧНИК ХАОСА: НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПОСТКЕЙНСИАНСКИЙ АНАЛИЗ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНСТИТУТЫ-КАК-ФАКТОР-ПОРЯДКА-И-КАК-ИСТОЧНИК-ХАОСА-НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПОСТКЕЙНСИАНСКИЙ-АНАЛИЗ (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. СКОРОБОГАТОВ:

А. СКОРОБОГАТОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
915 views rating
17.09.2015 (2144 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
Yesterday · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИНСТИТУТЫ КАК ФАКТОР ПОРЯДКА И КАК ИСТОЧНИК ХАОСА: НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПОСТКЕЙНСИАНСКИЙ АНАЛИЗ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones