Libmonster ID: RU-10024

Е. ЯСИН, доктор экономических наук, профессор, научный руководитель ГУ ВШЭ,

М. СНЕГОВАЯ, аспирант ГУ-ВШЭ

Сегодня ключевой вопрос оценки положения в мировой экономике - это быстрый рост догоняющих стран (Китая, Индии, Бразилии и др.), повышение их удельного веса в производстве и торговле при снижении доли развитых стран в мировой экономике. Но догоняющие страны проходят фазу поздней индустриализации, тогда как развитые вступили в эпоху инновационной экономики. Будущее во многом зависит от инновационного потенциала догоняющих стран, рассмотренного нами в предыдущей статье1. Ниже мы остановимся на особенностях институтов и культуры Китая, Индии и Бразилии, которые могут стать ограничениями в их инновационном развитии. Этот вопрос важен и для России, где имеются подобные ограничения.

Китай

Китай - древнейшая из ныне существующих цивилизаций: письменная история ведет отсчет, по меньшей мере, с 1500-х годов до н. э. Существовавшие тогда же цивилизации Междуречья, долин Нила и Инда исчезли. А эта страна, пройдя через множество испытаний, не просто выжила: в последние 30 лет она демонстрирует образцы в развитии и усвоении зарубежных достижений. Важно подчеркнуть, что в течение большей части своей истории Китай был лидером инноваций: бумага, порох, фарфор, компас, книгопечатание находятся в начале длинного списка изобретений, впервые созданных в этой стране.

Можно выделить ряд свойств, способствующих усвоению Китаем не только новейших достижений науки и техники, но и институтов, культуры (аналогично Японии, Южной Корее, Гонконгу, Сингапуру


1 См.: Ясин Е., Снеговая М. Роль инноваций в развитии мировой экономики // Вопросы экономики. 2009. N 9.

стр. 32

Тайваню). Китай - не религиозная страна, но здесь глубоко укоренена конфуцианская этика, составляющая важный компонент социального капитала страны. Напротив, марксистская идеология, поныне официально признанная в Китае, по своим истокам будучи западным философским учением, облегчает восприятие страной универсальных европейских ценностей.

На протяжении всей своей истории Китай оставался аграрной цивилизацией, и по сей день не менее 60% населения живет в деревне. Традиционная китайская культура - это культура аграрного общества, включающая институты, которые в будущем могут сыграть роль ограничителей в развитии страны.

Бюрократия

Бюрократическая система в Китае довольно специфична. Ученый-чиновник всегда стоял на вершине престижных ценностей. Учение Конфуция, заменившее религию в качестве свода этических норм, одновременно стало идеологией бюрократии - наукой мудрого управления. "Лишенные этой мудрости народы суть жалкие варвары, у которых китайцам нечему учиться"2. Поэтому, уважая чиновников и подчиняясь им, в Китае на них смотрят как на меритократию - правление лучших. Нынешнюю систему управления Китаем во главе с единственной партией, слоем партийно-государственных функционеров ("ганьбу"), широкими полномочиями местных чиновников можно сравнить с централизованной бюрократической системой императорского Китая. Но встает вопрос: справится ли такое руководство с инновационной экономикой?

Сегодня, по мнению американского эксперта Дж. Андерсона, китайская экономика является высококонкурентной3. В отличие от других развивающихся стран государственные компании жестко конкурируют между собой, не получая субсидий правительства4. Монополизация в Китае вообще отсутствует. Государство не вмешивается даже в работу госпредприятий, его интересуют только налоги. Закрывают предприятия безжалостно: с 1996 по 2001 г. уволили 30 млн. рабочих, которые ушли в частный сектор. Такой видится ситуация с Запада, которая должна способствовать инновациям. Однако ему не видны скрытые каналы воздействия (партийные организации, неформальные социальные сети), тем более что к ним обычно прибегают только в случае необходимости, а не систематически. Государственные банки - главный источник кредитов. Прямых государственных субсидий предприятиям дают мало, но "плохих долгов" много. Доля "плохих кредитов" четырех крупнейших госбанков (80% кредитов) в 2003 г. составила 20,3% общего объема кредитования, или 14% ВВП, согласно другой оценке - 15 - 30% ВВП5.

Огромное внимание уделяется науке и образованию, значительные средства вкладываются в НИОКР, но большая их часть финансируется


2 Васильев Л. С. Всеобщая история: В 6-ти т. Т. 1: Древний Восток и античность: Учебное пособие. М.: Высшая школа, 2007. С. 234.

3 Полит.ру. 2008. 3 аир.

4 Гельбрас В. Г. Экономика Китайской Народной Республики. Важнейшие этапы развития, 1949 - 2007: Курс лекций. Ч. 1. М.: Гуманитарий, 2007. С. 302.

5 Там же. С. 303 - 304.

стр. 33

иностранными компаниями. Только американские компании увеличили расходы на НИОКР в Китае с 7 млн. долл. в 1994 г. до 500 млн. в 2000 г. В 1986 - 1998 гг. 21 тыс. китайских студентов получила степень доктора естественных и технических наук (7,5% количества степеней, присвоенных за эти годы в США), правда, 85% китайских студентов оставалось в Америке. Быстро растет число китайских публикаций в престижных журналах. В 2001 г. доля публикаций китайских ученых только по нанотехнологиям выросла до 11,2% их общего числа, заняв 7-е место в мире6.

Вместе с тем бюрократической системе, даже такой, как китайская меритократиия, присущи объективные пороки, которые все больше нарастают. Так, зарубежные китайцы (хуацяо) проявляют себя во всем мире успешными торговцами и предпринимателями. Однако на родине они этого сделать не могут, поскольку мощная государственная машина, вездесущая бюрократия подавляют инициативу7. Говорить о каких-либо итогах пока рано. Достижения поздней индустриализации не требуют тех качеств, которые подавляются бюрократизмом. Очевидных успехов инновационной экономики пока нет, а вот господство бюрократии налицо.

Собственность

Одна из особенностей китайской экономики - неопределенность, размытость прав собственности. Феодальная система формирования вооруженных сил и землевладения в Китае еще 1500 лет назад была вытеснена регулярной армией и бюрократической системой управления, в том числе распределением со стороны государства земельных наделов крестьянским семьям. Это привело к отсутствию крупного частного землевладения8.

Земля, как и власть, перешла в руки государства: периодически осуществлялись переделы земли в масштабах страны. И в настоящее время сохраняется государственная собственность на землю: крестьяне получают наделы, расплачиваясь с государством по твердой государственной закупочной цене частью урожая в форме государственных закупок. Это подворный (или семейный) подряд, с которого начались реформы Дэн Сяопина, не отличается от существовавших тысячу пятьсот лет наделов китайских крестьян. В 1989 г. обязательные госзакупки составляли в Китае до1/3 урожая9. Только недавно была отменена большая часть государственных работ (своеобразная барщина, принятая в древности), сокращены госзакупки и повышены закупочные цены до уровня, позволяющего крестьянской семье получать приемлемые доходы. С разрешения администрации надел можно продать или сдать в аренду, продать право на аренду, при этом на покупателя ложатся все обязательства продавца.


6 Шенкар О. Китай: век XXI. М.: Баланс-Бизнес-Букс, 2005. С. 69 - 85.

7 Васильев Л. С. Указ. соч. Т. 2. С. 275.

8 Сусоколов А. А. Культура и обмен: введение в экономическую антропологию. М.: Русская панорама, 2006. С. 142.

9 Гельбрас В. Г. Указ. соч. С. 178.

стр. 34

В таблице 1 приведена динамика структуры инвестиций в основной капитал. Частный сектор ("гражданские структуры") до 1995 г. определен как сумма долей коллективных и частных предприятий. На основе этих данных можно сделать ряд выводов. Во-первых, с начала реформ Дэн Сяопина (1980 г.) доля госсектора сокращалась особенно ускоренными темпами после 2000 г., то есть при последнем поколении китайских руководителей. Во-вторых, объем иностранных инвестиций вырос с 4,85 млрд. долл. в 1985 г. до 65 млрд. в 1997 г., после чего он стабилизировался10, а доля в общем объеме основного капитала не поднималась выше 9,5%. В-третьих, частный сектор ("гражданские структуры") и иностранные предприятия заняли доминирующее положение в выпуске продукции и инвестициях.

Таблица 1

Доля основных форм собственности в инвестициях в основной капитал Китая (в %)

Год

Формы собственности

государственный сектор

национальные "гражданские структуры"

иностранные предприятия

1980

81,9

18,1

-

1985

66,1

33,9

-

1990

66,1

33,7

-3 - 4*

1995

54,4

45,6

-6 - 7*

2000

50,1

41,9

7,9

2005

33,4

57,1

9,5

* Оценка авторов.

Источник: Гельбрас В. Г. Указ. соч. С. 168, 197, 275.

Иностранные предприятия, создающие большую часть высокотехнологичной продукции на экспорт, сконцентрированы в свободных экономических зонах на восточном побережье. Дефляция в Китае в 1997 - 2005 гг. способствовала развитию конкуренции на внутреннем рынке. Но количественное доминирование частного сектора в инвестициях и выпуске продукции не означает отказа государства от контроля. В 2005 г. 49% активов так называемых "сверхнормативных предприятий" с объемом прибыли свыше 5 млн. юаней принадлежало государству. Госсектор, сокращаясь количественно, укрепляет свои реальные позиции, а банковская система остается государственной11.

Влияние государства и государственного сектора может дестимулировать инновационную активность: "Руководитель успешного государственного предприятия, как правило, предпочитает не связываться с рискованными долгосрочными вложениями в исследования и разработки, плоды которых скорее всего будет пожинать его преемник. Более легкий путь - технологическая кооперация с иностранными фирмами"12. Китай пытается решить эту проблему путем акционирования госпредприятия с привлечением национального и иностранного капитала.


10 Гельбрас В. Г. Указ. соч. С. 252.

11 Там же. С. 284 - 286.

12 Бергер Я. Инновационные перспективы Китая // Отечественные записки. 2008. N 3. www.strana-oz.ru/?numid=44&article=1678.

стр. 35

Таким образом, влияние государства, бюрократии на экономику, в том числе на частный сектор, по многочисленным наблюдениям, очень велико. Права собственности остаются урезанными, а весь банковский сектор находится в руках государства, как и земля. Быстрый рост экономики обеспечивается в основном не институциональными, а экстенсивными факторами.

Правовая система

Среди особенностей китайской экономики надо отметить слабость правовой системы, поскольку при коммунистическом режиме решения суда, как правило, диктуются правящей партией. В стране сохранились определенные традиции и культура правосудия, существенно отличающиеся от европейских институтов.

Поскольку нет соответствующих законов и независимого суда, собственность, интеллект и бизнес, производящие инновации, не защищены, а стимулы к инновационной деятельности практически ослаблены. Авторитарная власть и бюрократия согласны поощрять инновации, но вряд ли готовы поступиться властью, личными (групповыми) интересами ради развития страны. При отсутствии общественного контроля интересы такого рода преобладают, а заявления о законности и независимом правосудии остаются декларациями.

Инновационная экономика, как и эффективная рыночная экономика, в целом предполагает законность и правопорядок. Однако в правовой системе Китая отсутствует разделение властей, главными судьями здесь всегда были высшие представители исполнительной власти - главы поселений, волостей, уездов, провинций, с императором на вершине иерархии. Кроме того, традиционное китайское законодательство довольно расплывчато. Когда в эпоху Восточного Чжоу (771 - 476 гг. до н.э.) один из министров разработал свод законов, другой энергично возражал, мотивируя это тем, что "когда люди точно знают законы, они перестают испытывать трепет перед властями"13.

Для китайского суда характерна жестокость наказаний: различные виды смертной казни, вечная или срочная ссылки, рабство, "большая и малая" палки (различаются по числу ударов). Дознание посредством пытки, нигде не узаконенное, применялось также и к свидетелям. Наказание могло касаться не только виновного, но и его родственников. Все это существовало еще в конце XIX в., а телесные наказания отменили только в 1911 г. Изменения начались под воздействием извне: развитие международной торговли, нарастающее отставание Китая, успешное давление со стороны колониальных держав. В Китайской республике (1911 - 1949 гг.) предпринимались попытки модернизировать законодательство, включив европейские нормы. Но раздробленность страны, гражданская и китайско-японская войны препятствовали повышению уровня законности и укреплению правопорядка.

С образованием КНР были созданы формальные институты современного правового государства. Конституцией, принятой в 1957 г.,


13 Крюгер Р. Китай. Полная история Поднебесной. М.: ЭКСМО, 2006. С. 61.

стр. 36

предусматривалась даже независимость судей. Однако "эксперименты" Мао Цзедуна, такие, как кампания "критики ошибок в работе государственно-партийного аппарата", с 1958 г. - "большой скачок", в 1966 - 1976 гг. - "культурная революция", торжество произвола и беззакония, не создавали условий для формирования правовой системы. Только с 1978 г. началось нормальное институциональное развитие, включающее институты законности и правопорядка, в том числе и в ходе подготовки к вступлению Китая в ВТО. Поправки в Конституцию, внесенные в 1999 г., впервые позволили поставить задачу становления "правового государства"14.

Однако, по свидетельству наблюдателей, в Китае сегодня отсутствует независимая законодательная система, не сложилась полноценная судебная система. Из-за этого адвокаты по криминальному праву, по словам известного юриста-правозащитника Мо-Сяопина, испытывают "восемь огромных трудностей"15:

- органы общественной безопасности присутствуют на встрече адвоката с клиентом и могут прервать встречу в любой момент;

- обвинение решает, какие документы можно представить суду для свидетельства в защиту. Адвокаты могут использовать только документы, разрешенные прокурором;

- адвокаты практически не имеют возможности проводить расследование;

- 94 -96 % уголовных дел в суде рассматривается без непосредственного участия свидетелей, их показания представляет сторона обвинения;

- китайские адвокаты не имеют права неприкосновенности. С 1977 по 2002 г. 500 адвокатов арестованы только за то, что принимали активное участие в разбирательствах по уголовным делам;

- уголовный кодекс Китая не защищает право обвиняемого хранить молчание; обвиняемый должен ответить на все вопросы обвинения;

- законодательство не требует завершения судебного процесса в определенные сроки; если процесс не закончен в установленное время, дело остается не доведенным до конца;

- вмешательство различных структур власти в ведение дела общепринято. "Те, кто проводит судебное разбирательство, не могут вынести приговор, а тот, кто принимает решение, не участвует в судебном разбирательстве". Законность не может быть утверждена, если адвокаты не выходят вперед для защиты общечеловеческих ценностей. Но "председательствующий судья" Верховного суда Китая Сяо Цян подчеркнул укрепление лидерства КПК в законодательной системе Китая и сказал, что ее роль навсегда останется неизменной.

Напрашивается вывод, что к созданию условий для свободы творчества и защиты прав китайское правосудие не готово не формально, а культурно, ментально.


14 История государства и права зарубежных стран: В 2-х т. 3-е изд / Отв. ред. Н. А. Крашенинникова. М.: Норма, 2008. Т. 2. С. 761.

15 Мо-Сяопин. Выступление в Йельской школе права. Лето 2007 г. www.chinaportal.ru/golden/lawsystem/Nl.

стр. 37

Исторически системы правосудия в Японии и Южной Корее - развитых странах с инновационными экономиками - были сходны с китайскими. До исчерпания резервов индустриализации традиционные формы иногда даже способствовали развитию, как, например, в Японии в годы экономического чуда. Но потом в Японии началась стагнация, что вызвало новую волну либеральных реформ. Сегодня правовые системы в Японии и Ю. Корее трансформированы по европейскому образцу, хотя и сохраняют отдельные традиционные элементы. В Китае же традиционное правосудие, подправленное коммунистическими нормами, сохраняется, видимо, в большей степени.

Родственные отношения

Семейно-родственные отношения, позволяющие Китаю обходиться без современных систем пенсионного обеспечения и социального страхования, также следует отнести к специфике его развития. Территориальная община в отличие от Европы и России здесь не являлась влиятельной, но всегда был силен институт рода, клана. Идентичность китайца определяется только по двум признакам, не зависящим от его выбора, - страна (Китай, а не какая-либо провинция) и род16.

В маоистском Китае на госпредприятиях действовало правило: если рабочее место освобождает отец, право его занять в первую очередь имеет сын. В законе о защите прав пожилых людей в КНР подчеркивается, что семья должна быть главной опорой людей в пожилом возрасте. На государственную пенсию в городах живут только 15,6% пожилых людей (старше 65 лет), 25% - на трудовые доходы, а 57,1% - на помощь, получаемую от детей и других родственников. После распада народных коммун общественная поддержка пожилых в деревне вообще отсутствует, хотя здесь доля стариков выше, чем в городе17.

Долго так продолжаться не может вследствие урбанизации, старения населения, роста нагрузки на трудоспособный возраст. Проблема усугубляется также тем, что существует традиционная установка на продолжение рода по мужской линии, связанная с культом предков: только мужчина может приносить ритуальные жертвы предкам, чтобы они были умиротворены и использовали "неведомые силы" для укрепления семейного благополучия18.

В результате внедрения с 1970-х годов установки "одна семья - один ребенок" на 100 родившихся девочек в настоящее время приходится до 130 - 140 мальчиков19. Через 15 - 20 лет это приведет к сокращению числа женщин в репродуктивном возрасте в 2,1 - 2,2 раза. К тому же надо добавить проблему "императоров" - поколения сыновей, вырастающих в семьях по одному. Китаю придется заново выстраивать не только пенсионную систему и медицинское страхова-


16 Это объясняет, почему индивидуализм чужд китайцам. См.: Сусоколов А. А. Культура и обмен: введение в экономическую антропологию. С. 141.

17 Китай - угрозы, риски, вызовы развитию / Московский центр Карнеги. М., 2005. С. 313.

18 Крюгер Р. Указ. соч. С. 24, 56.

19 Китай - угрозы, риски, вызовы развитию. С. 313 - 314.

стр. 38

ние, но и структуру семейных отношений. Правда, пока отсутствие социальных расходов обеспечивает низкую налоговую нагрузку и значительные накопления для развития экономики.

Быстрый подъем экономики стран Восточной Азии часто объясняют феноменом конфуцианской семьи как воплощения "традиционных" конфуцианских культурных ценностей, опирающихся на коллективизм и лояльность. С. Вонг, в частности, показал успешность китайского семейного бизнеса, который ведет большая семья, включающая членов нескольких ветвей родственников - от дедушек до юношей20. Огромное количество малых предприятий неформально увязаны в сеть, оставаясь легально независимыми (те, кто ведет совместно дела, стремятся породниться). К. Кастельс писал о сетевой структуре тайваньского и гонконгского семейного бизнеса как о новом слове в организации компаний, которую берут на вооружение даже мультинациональные корпорации21.

Однако семейный бизнес в Китае всегда был самым непрозрачным, сверхтеневым, и странно видеть в нем двигатель модернизации. Традиционные семейные ценности оставались главным препятствием на пути развития страны: их коллективизм противостоял западному индивидуализму. Семейные обязательства всегда ставились выше других обязательств, что подавляло индивидуальные мотивации к работе, сбережениям и инвестициям. В феодальной Японии личная преданность сеньору была сильнее преданности своей семье, преобладала лояльность крупным организациям, благодаря чему японский император уже в XIX в. начал модернизацию, преодолев партикуляризм семейных кланов. В Китае этого не было. Семейный бизнес получил развитие на Тайване и в Гонконге и меньше - в материковом Китае.

Исследователи отмечают значимость социальных сетей для развивающихся стран. В Китае такие неформальные связи (гуанси) на протяжении всей его истории играют большую роль, особенно в деловых отношениях. Китайцы рассматривают бизнес либо как борьбу (конкуренцию), либо (предпочтительнее) как обоюдовыгодное взаимодействие. Выстраивание и формирование связей - важнейшая часть бизнеса и коммерческого успеха22. Связи (гуанси) по своим характеристикам близки к родственным отношениям: неформальность, длительность, доверие. Оказание услуги само по себе не означает немедленного ответа, но предполагает обязательность отложенной услуги (похоже на русский аналог блата: "ты - мне, я - тебе"23.

Отмечается также возможная встроенность связей в иерархические структуры, сходство с отношениями типа "патрон - клиент" в средневековой Европе, старшинства в семье, престижность статуса,


20 Wong S.L. The Application of Asian Family Valnes to other Socialcultural Settings // Berger D., Hsiao H. M. Search of an East Asian Development Model. New Brunswick, NJ: Transaction Books, 1988. P. 146.

21 Кастельс К. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ., под ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУ-ВШЭ, 2000. С. 179 - 180.

22 Michailova S., Worm V. Personal Network King in Russia and China: Blat and Guanxi // Copenhagen Business School WP No 15. 2000. P. 6.

23 Ясин Е. Трактат об административной системе // Не сметь командовать! / Под ред. Н. Я. Петракова. М.: Экономика, 1990. С. 94.

стр. 39

позволяющего помогать родственникам и друзьям. Из этого делают вывод, что подобные связи - наследие аграрного общества. Но они не должны трактоваться как пережитки. В развитых рыночных экономиках доля формально-правовых и организационных отношений намного выше, но неформальные отношения нигде не исчезают.

Как культурный фактор повлияет на развитие Китая

Рост китайской экономики происходил в последние годы под влиянием факторов, не относящихся к культуре. Китай активно инвестирует в развитие инновационного сектора, хотя по-прежнему импортирует ключевые технологии для инновационных отраслей. К 2020 г. Китай должен повысить долю ВВП, идущую на науку, с 1,34% (2005 г.) до 2,5%, довести долю вклада технологического развития в ВВП до 60%, снизить зависимость от иностранных технологий. "В Китае значительно больше, чем в Бразилии, России и Индии, крупных успешных компаний, использующих инновации"24, которые выросли преимущественно из государственных НИИ. Увеличивается количество малых технологических компаний, формируется сеть рыночных малых фирм.

Но отрицательные факторы, изложенные выше, могут негативно сказаться на развитии страны, если другие факторы, вызвавшие подъем, перестанут действовать. Возможно, Китай больше других догоняющих стран открыт к позитивным изменениям; но до исчерпания ресурсов сельского населения его развитие скорее всего столкнется с культурным барьером, преодоление которого в лучшем случае займет десятилетия. Заняв первое место в мире по размеру ВВП, Китай будет существенно отставать от Запада по производительности и инновациям.

Индия

Большое сходство между Индией и Китаем заключается в том, что обе страны имеют огромное по численности население. В Индии рабочая сила дешевле, чем в Китае, но среднегодовые темпы роста заработной платы ниже примерно на 2%, при том что в усвоении европейских институтов и ценностей Индия имеет серьезные преимущества.

Страна пережила эпоху колониализма, в течение которой она стала единой страной. До того даже во времена Великих Моголов (1526 - 1707 гг.) на Индостане сохранялись независимые государства, а в империи постоянно происходили волнения и мятежи покоренных народов. Объединению страны способствовали организация управления и правовая система, введенные англичанами. Независимой Индии достались выборные органы исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления, сеть путей сообщения, система образования, в том числе университеты британского образца в крупных центрах. По числу специалистов с высшим образованием страна сегодня на третьем месте в мире, но проблемы культуры в Индии, вероятно, острее, чем в Китае.


24 Бергер Я. Инновационные перспективы Китая.

стр. 40

Двухсекторная модель

Особенность индийской экономики - ярко выраженная двухсекторная структура. Индийское общество очень разделено: примерно 300 миллионам развитого среднего класса противостоят 800 миллионов сельского населения.

Современный сектор, промышленность и услуги, сконцентрированные в городах, ориентированы на международные рынки и способны конкурировать на них. Индийская модель развития существенно отличается от китайской тем, что в Китае больший акцент делается на государственном регулировании, а в Индии - на частной инициативе и конкуренции, хотя некоторые аналитики до последнего времени считали ее экономику одной из самых регулируемых в мире25.

Традиционный сектор - это сельское хозяйство (1/3 ВВП, в 1950 г. - примерно 60%), в нем и в отраслях его обслуживания занято 2/3 населения. В 1960-е годы "зеленая революция" повысила продуктивность сельского хозяйства, избавив население страны от голода, но сегодня из-за высокой рождаемости такая угроза снова нарастает.

В Индии самый низкий в мире уровень грамотности: в 1991 г. грамотных было 52% населения (64% мужчин и 39% женщин). Среди причин такой низкой грамотности можно назвать правовой запрет на обучение грамоте женщин и нижних каст (вопреки разрешению Верховного суда Индии 1993 г. на реализацию конституционного права на обязательное образование26). Из 179 млн. детей в возрасте 6 - 14 лет 90 млн. не посещали школу, из них минимум 45 млн. работали, причем не только из-за нужды: по традиции детский труд является формой обучения ребенка занятиям, принятым для касты. В отличие от Китая деление на современный и традиционный секторы в Индии имеет не только экономический, но и социокультурный, институциональный характер.

Религия

Индия - глубоко религиозная страна. Тысячелетиями она была источником религиозной духовности для всей Юго-Восточной и Восточной Азии (так, буддизм имеет индийское происхождение). В стране господствует индуизм - религия, философия и образ жизни. В его основе лежит концепция кармы (сумма добрых и злых дел в прошлых жизнях), направленная на самоусовершенствование и безразличие к материальным ценностям и социальной справедливости. Человек, добиваясь личного совершенства, улучшает свою карму и станет успешнее в будущих реинкарнациях.

Индуизму чужда идея равенства, тем более что карма человека в настоящей жизни предопределена. Это составляет основу кастовой системы: человек от рождения принадлежит к определенной касте и выйти из нее не может. "Каким ты появился на этот свет, таким


25 Heitman J., Worden R.L. Aren Handbook Series, India-Acountry Study. Washington DC, 1996.

26 Юрлова Е. С. Социальные аспекты проблемы неграмотности в Индии // Социологические исследования. 2000. N 12. С. 75 - 79.

стр. 41

и умрешь... и никто, кроме тебя самого (ты творец собственной кармы), не виновен в том, что ты влачишь жалкое существование в этом мире... Это плата за прошлое. Веди себя безукоризненно, соблюдай все нормы своего, диктуемого положением твоей касты поведения - только в этом случае ты можешь рассчитывать на более удачный жребий судьбы в следующем перерождении... Для индуиста нет смысла в истории, и далеко не случайно столь культурно богатая и идейно насыщенная многовековая индийская традиция так скудна на хроники, летописи, историко-географические описания и т. п... Этически отзывчивый индуист с его генеральными принципами "ахимсы", т.е. непричинения зла живому, будет равнодушен и черств по отношению к неприкасаемому" - законы кармы неизмеримо сильнее норм этики гуманизма27.

В наше время культура охватывает далеко не только религию. Но в культурных традициях древних цивилизаций религия является практически всей культурой, она создает картину мира, воспринимаемую людьми.

Общинно-кастовая система

Сельская община Индии, являясь основой традиционного уклада, выступает мощным фактором развития. Общинно-кастовая система - огромная сила сопротивления институционально-культурным переменам, но без активного протеста. Факт открытого противостояния означает исключение общины из системы. Волны событий не затронули ее: буддизм был отторгнут, ислам не смог завоевать господство, а англичане добились только создания современного сектора, существующего наряду с традиционным.

Самоопределение индусов обусловлено их положением в человеческой иерархии. "Грама - клан, деревня является пространством социальной организации людей. Здесь налицо классовые различия, осуществляются жертвоприношения и проявляется карма (дхарма). Организованному пространству (граме) противостоит "аранья" дефект пространства, пустыня, где наблюдается не столько отсутствие жизни, сколько отсутствие институтов, регулирующих жизнь"28. Речь идет прежде всего о чрезвычайно сильных институтах, соответствующих канонам индуизма. Сегодня правящая элита страны, разделяющая преимущественно основные европейские ценности, как и раньше англичане, не проявляет излишнего усердия для преодоления традиционных предрассудков, на которых зиждется стабильность довольно сложного общества, и для себя продолжает сохранять некий рафинированный, облагороженный универсальными ценностями индуизм.

Демократия по-индийски

Индия как демократическая страна является редчайшим в истории сочетанием демократии и бедности. "Демократия здесь царствует с 1947 года. Когда кому-то хочется доказать, что для демократизации


27 Васильев Л. С. Всеобщая история. Т. 2. С. 71 - 73.

28 Анго М. Классическая Индия / Пер. с англ. М.: Вече, 2007. С. 122 - 123.

стр. 42

не требуется экономического развития, единственный подходящий пример - Индия"29. Однако взгляды на этот феномен различаются: из реального процесса голосования исключена большая часть индийских низших каст.

П. Б. Мехта, президент Центра политических исследований в Дели, настроен оптимистически: "Индуизм подчеркивает значимость осознания и максимально полного развития потенциала личности... что может показаться многообещающим ресурсом для демократического будущего... Поражает скорость изменений общества, скованного тысячелетними обычаями... После того как в 1947 г. Индия получила независимость... главным направлением политических перемен было расширение прав многочисленных, но издавна терпевших приниженное положение низших каст"30. В 1950-е годы в выборах принимали участие около 45% населения, а сегодня эта цифра достигает свыше 60%31.

Однако расширение избирательных прав таит угрозу самой демократии. Страна "стала менее терпимой, менее светской, менее законопослушной, менее либеральной. Эти две тенденции - демократизация и антилиберализм - непосредственно связаны одна с другой... Индийский политолог Йогендра Ядав, исследовав данную тенденцию, утверждает, что Индия претерпевает коренную, хотя и скрытую трансформацию"32. "Люди в Индии - единицы, замкнутые в строжайшем послушании своим представлением о карме. Ученый, возвращающийся в Индию, теряет индивидуальность, приобретенную им за границей; он возвращается в безопасный мир кастовой идентичности, и снова мир его становится простым... Личное восприятие и суждение, которые когда-то вызвали в нем творческие силы, отбрасываются как бремя. Проклятие касты - это не только неприкасаемость и следующее за ней обожествление в Индии грязи, это еще и проклятие в той Индии, что пытается расти. Это все проникающее послушание, которое из него следует, готовое удовлетворение, увядание духа авантюризма, отвержение всех, у кого есть индивидуальность и возможность превзойти других"33. Последнее суждение относится к городским, а не к сугубо деревенским жителям.

Вполне правомерна мысль о том, что феномен индийской демократии стал возможен именно в силу общинно-кастовых традиций, обеспечивающих управляемость большинством населения страны, находящимся в состоянии социальной эксклюзии, готовым следовать подсказываемым образцам поведения. Получается своеобразная элитарная демократия - не самый плохой вариант. Но пассивность ведомых, послушность, фатализм - это беда, консервирующая нищету. Влияние индуизма, несомненно, очень велико, и порождаемая им социальная инерция остается фактором, снижающим потенциал развития Индии.


29 Закария Ф. Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами / Пер. с англ. М.: Ладомир, 2004. С. 107.

30 Харрисон Л. Кто процветает? М.: Новое издательство, 2008. (Библиотека Фонда "Либеральная миссия").

31 Закария Ф. Указ. соч. С. 110.

32 Там же. С. 107 - 110.

33 Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию / Пер. с англ. М.: АСТ; Ермак, 2004. С. 347 - 348.

стр. 43

Г. Мюрдаль еще в 1960-х годах отмечал, что ему не известен ни один пример в современной Юго-Восточной Азии, где бы религия вызвала социальные перемены, и цитировал М. Ганди, остро критиковавшего соотечественников за приверженность традициям и пренебрежение материальными интересами34.

К тому же особой проблемой является индийская коррупция. Можно было ожидать, что демократия приведет к ее снижению. Однако незаконченная модернизация традиционных обществ нередко вызывает рост бюрократизма и коррупции. Огромная численность индийского населения в сочетании с его неграмотностью, предрассудками и плохо развитой инфраструктурой приводит к устойчивости коррупции. Среди сельского населения, которому присущи низкий уровень жизни, традиционные ценности, отсутствие образования и гражданского правосознания, процветает взяточничество. Только успешное завершение процессов индийской модернизации может создать основу успешного противодействия коррупции.

Пока поступательное развитие Индии идет в основном за счет современного сектора. Традиционный же сектор, почти не претерпевший изменений, является препятствием на этом пути. Вряд ли при таких условиях Индия сможет догнать Китай в продвижении к технологической границе. Она менее привлекательна для инвесторов, чем Китай.

Бразилия

Членство Бразилии в четверке стран БРИК постоянно подвергается критике. Так, главный экономист Deutsche Bank И. Вальтер считает, что "Бразилию вот-вот накроет популистская волна, набирающая силу в Латинской Америке. Как тут догонишь и перегонишь Америку, когда кругом одни чавесы. Словом, в обозримом будущем Бразилии в высшей лиге мировой экономики не играть, хотя ее ВВП до 2025 г. будет расти на 2,8% ежегодно. Не так быстро, как в США, но все же лучше, чем Франция или Германия"35. Экономические темпы в Бразилии ниже, чем в странах БРИК в среднем, а рост обеспечен в основном за счет экспорта ресурсов сельскохозяйственной продукции и нефти (с континентального шельфа) при высокой налоговой нагрузке и очень медленных институциональных реформах.

С другой стороны, "Бразилия, в некотором смысле, наиболее устойчивая из стран БРИК. В отличие от Китая и России - это полноценная демократия, в отличие от Индии - у нее нет серьезных проблем с соседями... Индекс экономической свободы (Heritage Foundation), измеряющий такие факторы, как защита прав собственности и свободная торговля, присваивает Бразилии рейтинг "достаточно свободная", что выше, чем у остальных стран БРИК, "скорее несвободных"36.


34 Мюрдаль Г. Современные проблемы "третьего мира". М.: Прогресс, 1972. С. 150, 121.

35 Сейранян Т. Россия 2025: Ветер с Востока // SmartMoney. 2006. N 10. www.smoney.ru/article.shtml? 2006/05/22/591.

36 Land of Promise // Economist. 2007. April 12. www.economist.com/surveys/displaystory.cfm?story_id=El_RJVNQGG.

стр. 44

Иберо-католическая культура

Бразилия относится к молодым странам: на ее территории не найдено следов древних индейских цивилизаций. Европейцы здесь появились не раньше XVI в. Свою независимость страна получила в 1822 г. на волне латиноамериканского освободительного движения. Сохранились культурные связи с португальской метрополией.

Культуру Бразилии и других стран Латинской Америки Л. Харрисон называет иберо-католической, подчеркивая религиозную окраску и распространение культурных норм, принятых в Испании и Португалии со времен колонизации. Бразильский социолог М. Л. В. Барбоза характеризует эту культуру следующими чертами: патриархальная, авторитарная, построенная на отношениях "патрон-клиент" со времен колониального правления; нетерпимость, свойственная еще инквизиции и политике контрреформации; гибкий моральный кодекс (терпимость к алчности и коррупции, плотским наслаждениям); рабство, которое сохранялось в Бразилии до 1888 г., укрепило психологию авторитаризма и неуважения к труду (и у рабов, и у хозяев); внимание обращено на прошлое и настоящее, но не на будущее37.

Харрисон добавляет к этим чертам фамилизм: люди, не доверяя публичным институтам, ищут покровительства или доверительного круга общения среди родственников или друзей, особенно обладающих влиянием; которые, играя роль патрона, получают дополнительный вес в обществе и возможность усиливать влияние через своих клиентов38. Здесь подчеркиваются различия в отношении: к своим - высокое доверие, ответственность, благородство; к чужим, если они не защищены законами гостеприимства, - дозволено все.

Авторитаризм в Латинской Америке

"В Латинской Америке власть традиционно воспринимается как лицензия. В соответствии с правдивым, хотя и слегка преувеличенным стереотипом, латиноамериканский мужчина воспринимает жизнь как борьбу за возможности, даваемые властью, а когда цель достигнута, он использует ее исключительно в собственных интересах, не связывая себя заботами о правах других, о конституционных сдержках и противовесах и даже об осмотрительности... Авторитаризм в церкви, в школе, в правительстве, в бизнесе вносит свой вклад в подавление способности принимать риск, действовать новаторски и предприимчиво, поскольку инициатива неизменно оказывается наказуемой"39.

Авторитарная коррумпированная структура правления и соответствующая ей культура сохранялись в Латинской Америке до недавнего времени. Они характерны для традиционного уклада: изначально их носителями были крупные землевладельцы - земельная олигархия и большая часть рабочих, занятых на их плантациях.


37 Харрисон Л. Главная истина либерализма. М.: Новое издательство, 2008. С. 167 - 168 (Библиотека Фонда "Либеральная миссия").

38 Харрисон Л. Кто процветает? С. 21.

39 Там же. С. 22.

стр. 45

Белые и не белые

Важную роль играет состав населения Бразилии, численность которого в 2007 г. достигала 187,2 млн. человек. Из них: белые -93,1 млн. человек (49,7%), цветные - 79,8 млн. человек (42,6%), черные - 12,9 млн. человек (6,9%), азиаты - 0,9 млн. человек (0,5%) и индейцы - 0,5 млн. человек (0,3%).

К белым относятся португальцы (20%), итальянцы (14%), испанцы (8%), немцы (6,6%), арабы, преимущественно из Сирии и Ливана (5,3%). К цветным - мулаты с заметной примесью индейской крови. Вообще индейских предков имеют 26% бразильцев. Индейцы по статистике - это в основном жители Амазонии; азиаты - это японцы. Все оценки приводятся по самоиндентификации граждан. Бразильское общество - одно из самых смешанных в мире, расовой сегрегации формально и в быту нет. Но различия между белыми и не белыми по культуре, а также социальному положению весьма ощутимы.

Демографический переход в Бразилии произошел только в XXI в. В 1950 г. при населении 52 млн. человек на одну женщину приходилось 6,2 ребенка, прирост населения составлял 3% в год. В 2008 г. фертильность упала до 2 рождений на женщину, рост населения снизился до 1,5% в год. Рождаемость у белых ниже, чем у не белых. В результате доля белых с 63% в 1960 г. снизилась до 49,7% в 2007 г.40

Цветные и черные восприняли язык и иберо-католическую культуру, но в подавляющем большинстве они не участвуют в общественной жизни, исключены из политики (гражданского общества). Д. Лал и С. Максфилд приводят данные по голосованию за бразильских президентов (см. табл. 2).

Таблица 2

Голосование за бразильских президентов (% голосовавших от числа населения)

Годы

Президенты

% голосов

1919 - 1922

Эпитасио да Силва Пессоа

1,1

1926 - 1930

Вашингтон Ауис Перейра да Соуза

2,2

1930 - 1945

Жетулио Варгас

0,0

1946 - 1951

Энрико Каспар Дутра

6,9

1951 - 1954

Жетулио Варгас

7,2

1956 - 1961

Жуселино Кубичек

5,0

1961 - 1964

Жоао Гуларт (избран как вице-президент)

6,3

1964 - 1967

Кастелло Бранко

0,0

Источник: Lai D., Maxfield S. The Political Economy of Stabilization in Brasil // UCLA Working Paper No 685. 1992.

В 1964 г. произошел военный переворот, и военное правление продолжалось до 1985 г. В 1961 г. зарегистрировано избирателей 22,3% населения, проголосовало - 18%. Для сравнения: в США в 1960 г. в качестве избирателей зарегистрировано 59,3% населения, проголосовало 37,8%41. Низкий уровень участия в голосовании отражает не прос-


40 Demografics of Brazil // Wikipedia. en.Wikipedia.org/wiki/Demografics_of.Brazil.

41 Lai D., Maxfield S. Op. cit.

стр. 46

то низкую активность, но и исключение значительной части населения из общественной жизни. В Перу, где преобладает индейское население, основные социальные индикаторы сходны с индикаторами не белого населения в Бразилии. В Аргентине - стране белых - социальные индикаторы близки к индикаторам белого населения в Бразилии.

В бразильском обществе культурные различия между расами свидетельствуют о дискриминации. Традиционный сектор изначально был представлен иерархией, наверху которой находились белые плантаторы и их сторонники в политике, армии, интеллектуальной элите, возвышаясь над мулатами, метисами и черными - потомками африканских рабов. На разных ступенях был неодинаковый доступ к образованию, карьере, культурному развитию. Свойства традиционной культуры приобрели расово-этнический оттенок со своими нормами поведения для разных слоев. Современная культура сформировалась на основе рыночно-капиталистических институтов. Большинство деятелей культуры являются белыми, но среди них есть своя социальная стратификация, свои низы и элита. Конфликты происходят и по вертикали, и между культурами.

Известный аргентинский публицист Карлос К. Монтанер отмечает, что еще в середине XIX в. отсталость Латинской Америки часто объясняли демографическим давлением "крайне ленивого коренного населения". Кроме того, латиноамериканские элиты вдохновляются традиционными ценностями и установками, которые не способствуют модернизации42.

Стратегическая неопределенность: история бразильских стабилизации

По мнению Ж. Фераса, бразильская экономика развивается гораздо медленнее, чем могла бы, из-за институциональных противоречий, в том числе ограниченности стратегической перспективы у бизнеса, недоверия к государственным институтам. Развитие бизнеса планируется на очень короткие периоды, технологические изменения вводятся только в крайних случаях; результат - большие различия в производительности в рамках одного сектора43.

Процесс стабилизации бразильской экономики, то есть борьбы с инфляцией, длившейся около 50 лет (1945 - 1995 гг.), является довольно важной страницей в истории Бразилии. Последняя из примерно 15 попыток стабилизации, предпринятая президентом Ф. Кардозо в 1995 г., считается наиболее успешной, и с тех пор инфляция в стране умеренная. Но 50 лет в Бразилии ушло на борьбу с инфляцией и отработку ортодоксальных и гетеродоксных планов стабилизации. Почему эти планы не удавалось реализовать?

Аналитики обращают внимание на слабость бразильских правительств, вытекающую из слабости институтов, и на силу групп интересов. Лал и Максфилд подчеркивают последний фактор: с 1950-х


42 Культура имеет значение / Пер. с англ.; под ред. Л. Харрисона, С. Хантингтона. М.: Московская школа политических исследований, 2002. С. 95.

43 Ferraz J. C. et al. A Long and Winding Road: Brazil's (Slow) Trajectory towards Becoming a World Industrial Power / International Symposium "Rise of the Next Giants. Anatomy of BRICs". Tokyo, 2006, December 20. www.ide.go.jp/Japanese/Lecture/Sympo/2006/pdf/ferraz_hand.pdf.

стр. 47

годов и до начала 1990-х решающее влияние на правительства (как гражданские, так и военные) оказывала преимущественно "белая" коалиция промышленников новых отраслей (машиностроение, металлургия, электротехника), рабочих во главе с профсоюзами, требовавших роста зарплаты и рабочих мест, и бюрократов (так называемое "бюрократическое кольцо")44.

Участники "кольца" были заинтересованы в государственной поддержке, субсидиях и протекционизме, то есть они противостояли стабилизации. Не без их влияния инфляция считалась фактором, способствующим экономическому росту. Не было крупных политиков, которые могли бы предпринять решительные действия против инфляции. Находясь в правительстве, они вынуждены были сотрудничать с МВФ, боровшимся с инфляцией, но, уйдя с поста, немедленно переходили на интервенционистские позиции. Если они все же принимали план борьбы с инфляцией, то влиятельные лобби начинали давление, которого гражданские правительства не выдерживали из-за предстоящих выборов или угрозы переворота, а военные правительства - из-за потребности в поддержке народа или элит. Также негативно сказывалась свойственная латиноамериканской культуре необязательность исполнения законов и вообще принятых решений. В бразильской системе правосудия не соблюдаются правовые процедуры, а главную роль играет jeito - умение улаживать дела45.

История стабилизации и постоянной угрозы военных переворотов до 1990 г. объясняет и в какой-то мере подтверждает мнение Ж. Фераса о стратегической неопределенности, лишающей бразильский бизнес перспективы. Но именно в период, когда неопределенность была наибольшей в силу инфляции и власти военных, темпы роста стали высокими (~6,9% в год). Когда установилось гражданское правление и инфляция снизилась, темпы роста тоже стали снижаться.

Возможно, убедительнее Фераса применительно к нынешней ситуации объяснил этот феномен профессор Луис да Силва в докладе на IX Международной конференции 2008 г. в Высшей школе экономики. В 2007 г. темпы роста ВВП составили 5%, а инфляция - 4%, что не так плохо. Но неопределенность в развитие страны вносит динамизм экономики США, от которой Бразилия сильно зависит46. С другой стороны, над страной нависла угроза деиндустриализации из-за быстрого развития Китая: рост импорта намного превышает рост экспорта. Производительность труда в Бразилии выше китайской, но заметно выше и зарплата, особенно в промышленности. Объяснения же Фераса скорее можно отнести к 1970 -1980-м годам, хотя поведение бизнеса и сейчас определяется старыми нормами. По крайней мере они остаются важным фактором для предпринимательского сообщества.

Да Силва считает, что у Бразилии есть хорошие перспективы, особенно если экспорт будет ориентирован на сельскохозяйственные продукты. Учитывая рост спроса на продовольствие, а также опыт Бразилии


44 Lai D., Maxfield S. Op. cit.

45 Харрисон Л. Кто процветает? С. 50.

46 Silva L.A. Modernization of Economy and Globalization. Доклад на IX Международной конференции ГУ-ВШЭ, 2008.

стр. 48

в производстве этанола, можно считать такую перспективу реальной. В стране более 80 млн. га свободных земель, пригодных для сельского хозяйства, и 200 млн. га пастбищ, не включая ресурсы Амазонии и других неосвоенных провинций. Обрабатывающая промышленность также должна найти свою нишу: в Азии 60% населения живет в деревне, в Бразилии - только 10%. Глобализация ставит вызовы, которые готовы принять не все отрасли. Вероятные победители - строительство, услуги, торговля и технологический сектор (надежда страны - самолеты Эмбраер).

Бразилии, несомненно, придется преодолевать культурный барьер, но скорее всего он ниже, чем в Индии и Китае. Дефекты иберо-католической культуры с точки зрения продуктивности смягчены по сравнению с другими испаноговорящими странами Латинской Америки. Харрисон отмечает: бразильцы, как и британцы, умеют использовать компромисс, они намного терпимее своих соседей. Правда, его друг-бразилец сказал: бразильцы не толерантны, они безразличны47.

В Бразилии, как и во всей Латинской Америке, нет традиций филантропии. Но бразильцы похожи на американцев принятием принципа "живи и давай жить другим", аналога принципа laissez-faire. Сильный предпринимательский класс большей частью вырос из белых иммигрантов, особенно немцев, итальянцев и японцев. Промышленная перепись 1950 г. показала, что 80% предпринимателей не были потомками португальцев, а 46% имели немецкое происхождение. Японские фермы в развитых южных штатах поставляют на рынок Сан-Паулу 70% фруктов и овощей48. В Бразилии насчитывается 20 млн. протестантов. Среди них не только иммигранты. В среде протестантов распространены более продуктивные ценности.

Разделение общества на белых и не белых, а точнее, на традиционный и современный секторы, составляет самую сложную культурную проблему, в Бразилии очевидны тенденции к смешиванию, к большей готовности принимать чужаков, чем в других странах, имеющих аналогичные проблемы. Скидмор отмечает, что в ней "традиционный высший класс никогда не был по-настоящему закрытым, он всегда принимал новичков из низших и средних классов и из-за рубежа"49.

Интересно, что в Бразилии лучшими являются бесплатные государственные университеты. Но чтобы в них поступить, надо выдержать трудный экзамен, 90% сдающих - выпускники дорогих частных средних школ. Демократия, тоже элитарная, здесь приобретает все более устойчивый характер, особенно после двух сроков правления Ф. Кардозо. А это - важнейший компонент институциональной системы, формирующий более продуктивные культурные ценности.

Если рассмотренные выше культурные барьеры в Китае, Индии и Бразилии не будут ими осознаны, то они еще не скоро смогут составить полноценную конкуренцию развитым странам. Это означает, что прогнозы "заката Запада" могут быть отодвинуты на неопределенное будущее, хотя и расслабляться развитые страны не должны. Для России урок состоит в том, что у нас есть культурный барьер.


47 Харрисон Л. Кто процветает? С. 49.

48 Там же. С. 56, 61.

49 Там же. С. 60.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ-И-КУЛЬТУРНЫЕ-ОГРАНИЧЕНИЯ-ДОГОНЯЮЩИХ-СТРАН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Konstantin SenatorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senatorov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ЯСИН, М. СНЕГОВАЯ, ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ДОГОНЯЮЩИХ СТРАН // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 29.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ-И-КУЛЬТУРНЫЕ-ОГРАНИЧЕНИЯ-ДОГОНЯЮЩИХ-СТРАН (date of access: 25.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. ЯСИН, М. СНЕГОВАЯ:

Е. ЯСИН, М. СНЕГОВАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Konstantin Senatorov
Актобэ, Kazakhstan
800 views rating
29.09.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЮБИЛЕЙ ЕЛЕНЫ ВИКТОРОВНЫ ЧИСТЯКОВОЙ
Catalog: История 
6 minutes ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКОЕ ПОСОЛЬСТВО АВЕРЕЛЛА ГАРРИМАНА (1943-1946 гг.)
8 minutes ago · From Россия Онлайн
НОВЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЗАГОВОРА ПРОТИВ ГИТЛЕРА 20 ИЮЛЯ 1944 г. ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА ФСБ РОССИИ
Catalog: История 
9 minutes ago · From Россия Онлайн
ЧЕРЧИЛЛЬ И ОПЕРАЦИЯ "НЕМЫСЛИМОЕ", 1945 г.
Catalog: История 
10 minutes ago · From Россия Онлайн
ЛЕВЕЛЛЕРЫ ПРОТИВ КРОМВЕЛЯ (1647-1649 гг.)
Catalog: История 
12 minutes ago · From Россия Онлайн
Мечта человека о телесном бессмертии неисполнима, поскольку царством смерти есть сам бренный мир, чьи мы пленники и часть чья есть наша плоть. Но телесное бессмертие Пришельцев есть реальность: ведь мир, шлющий их к нам, есть Вечность, вселенский Эфир.
Catalog: Философия 
3 hours ago · From Олег Ермаков
ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В. И. ГЕРЬЕ (1837 - 1919)
23 hours ago · From Россия Онлайн
СУДЬБА "ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ДНЕВНИКОВ" А. М. КОЛЛОНТАЙ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
"ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД". ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 г.
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
О "НОТЕ СТАЛИНА" ОТ 10 МАРТА 1952 г. ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ДОГОНЯЮЩИХ СТРАН
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones