Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7832

Share with friends in SM

1

Колыбелью ислама была Аравия, обширный полуостров, расположенный на югозападной оконечности Азиатского материка. Поверхность Аравийского полуострова равна 1/4 поверхности Европы. Географические границы Аравийского полуострова: на запале - Красное море, на юге - Индийский океан, на востоке - Персидский залив, а на севере - Сирийская пустыня, клином вдающаяся в материк и отделяющая Сирию от Месопотамии. Этот пояс морей и пустынь отделял Аравийский полуостров от всего остального мира.

Представление об Аравийском полуострове как о необозримых пространствах песчаных и каменистых пустынь не соответствует действительности. На самом деле, большую часть полуострова занимают степи и полупустыни, имеющие растительный покров, при котором вполне возможно заниматься скотоводством. Наиболее распространенным видом домашнего животного являлся верблюд. Это выносливое и неприхотливое животное было неизменным спутником и самым надежным источником существования жителей аравийских степей - бедуинов. Бедуины перевозили на верблюдах свои палатки, свой скарб, своих жен и детей. Верблюд снабжал этих кочевников-скотоводов молочными продуктами и мясом; из шерсти верблюда изготовляли палатки и одежду, из его кожи - обувь и сбрую, а верблюжий помет служил топливом. Это полезное животное питалось колючими растениями пустыни и утоляло жажду грязной водой из редко встречающихся колодцев.

Знаменитые арабские лошади встречались гораздо реже, их мог иметь далеко не каждый бедуин: их надо было кормить ячменем, а главное, поить чистой водой. Воду же особенно трудно было находить в Аравии, в которой не было ни рек, ни озер. Только после дождей в некоторых местах образовывались значительные водоемы, которыми пользовалась население целых районов.

В тех местах, где подпочвенные воды выходили наружу, расцветали оазисы с рощами финиковых пальм и нивами, дававшими средства для существования оседлому, земледельческому населению. Земледельцы, составлявшие меньшинство населения Аравийского полуострова, жили разбросанно по оазисам и в тех немногих районах, в которых возможно было искусственное орошение почвы.

На центральном аравийском плоскогорье Неджд встречались поселения с оседлым населением, занимавшимся разведением финиковой пальмы. К юговостоку от этой области, доходя почти до Персидского залива, простиралась земледельческая область Иемама. В западной Аравии, в области Хиджаз (часто неправильно называемой Геджасом), также имелся ряд цветущих оази-

стр. 56

сов, из которых наиболее значительными были Ястриб (впоследствии Медина) и Таиф. Но в целом земледельческих оазисов было очень мало.

Наиболее крупной и цветущей земледельческой областью был Иемен, расположенный в югозападном углу Аравийского полуострова. Эта страна еще в древности (в 1-м тысячелетии до нашей эры) достигла высокого уровня хозяйственного и культурного развития. Ее благосостояние основывалось на сложной системе искусственного орошения, а рост ее городов был обусловлен положением этой страны на торговом "пути благовоний", соединявшем Индию со странами Средиземноморья.

Этот путь шел из Иемена через западную Аравию (Хиджаз). По поводу древнеарабских государств, образовавшихся в Иемене, Ф. Энгельс писал: "Там где арабы жили оседло, на юго-западе, они были, по всем видимостям, таким же цивилизованным народом, как египтяне, ассирийцы и т. п.; это доказывает их постройки"1 . К периоду возникновения ислама эти постройки (дворцы, храмы и т. п.) были уже в развалинах, а значительная часть населения Йемена переселилась на север. "Во время Магомета, - писал К. Маркс Ф. Энгельсу, - торговый путь из Европы в Азию сильно изменился, и города Аравии, принимавшие большое участие в торговле с Индией и т. д., находились в коммерческом отношении в упадке"2 . В этом упадке торгового значения южноаравийских городов Маркс и Энгельс видели одну из причин возникновения ислама.

2

С незапамятных времен арабы западной и центральной областей полуострова жили в условиях родового строя, распадаясь на отдельные племена. Большинство арабские племен вело кочевой образ жизни. Земледельцы небольших оазисов обычно находились под покровительством какого-нибудь кочевого племени. Они ежегодно уступали своему покровителю часть продуктов своего труда; взамен этого племя защищало от посягательств других окрестных бедуинов их посевы, стада и лапища.

В V - VI веках арабское родовое общество уже находилось в состоянии разложения. В бедуинском скотоводческом хозяйстве (а отчасти и в земледелии) применялся рабский труд. Рабы поступали преимущественно из Африки; в рабство обращались также пленные, захваченные бедуинами при их набегах на соседние территории. Рабовладельцами были главным образом родовые аристократы, т. е. члены господствующих родов в каждом племени. Обладание рабами позволяло родовой аристократии увеличивать поголовье своих стад и захватывать лучшие пастбища.

На почве имущественного неравенства все сильнее стали обнаруживаться противоречия между родовой аристократией и племенной массой. Появились бедуины, ли-

Арабы на верблюдах.

Со старинной миниатюры 1230 года.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс "О религии и борьбе с нею". Т. I, стр. 296.

2 Там же, стр. 297.

стр. 57

Мекка.

шенные скота, которые нередко поднимали восстания против родовой аристократии, стремясь захватить ее имущество. В VI веке в результате развития этих противоречий в бедуинских племенах назрел кризис.

Особенно остро проявлялись противоречия между родовой аристократией и родовой демократией в городе Мекке, населенном племенем курейш (курейшиты). Мекка расположена в котловине, сдавленной бесплодными холмами, за которыми простираются песчаные равнины, лишенные воды и растительности. Здесь невозможно было заниматься ни земледелием, ни скотоводством. Мекка возникла в незапамятные времена у источника горьковато-солоноватой воды как одна из станций на международном торговом "пути благовоний". Основным занятием племени курейш в V - VI веках была торговля, которая велась с Иеменом и с Сирией. На основании кратких указании, имеющихся в коране (CVI, 2), можно заключить, что мекканские курейшиты отправляли ежегодно две торговых экспедиции. Из сообщений арабских историков известно, что зимой караваны отправлялись в Иемен, а летом - в Сирию. Арабский историк Табари отмечает, что число верблюдов, составлявших такой караван, иногда доходило до 2500; при них находилось до 300 купцов, проводников и стражников. В снаряжении таких торговых экспедиций обычно принимали участие все жители Мекки. Но львиную долю прибыли получали представители мекканской родовой аристократии, так называемые курейшиты центра, среди которых руководящую роль играл род омейи (омейяды).

Мекканские родовые аристократы занижались не только торговлей и ростовщичеством: они владели также большими стадами скота и рабами. Население цветущего города - оазиса Таифа - и родовая аристократия многих бедуинских племен Хиджаза, принимавших самое деятельное участие в мекканской торговле, находились в тесной зависимости от "курейшитов центра".

В конце VI века Йемен был завоеван персами, войско которых прибыло на кораблях из Персидского залива к югозападным берегам Аравии. В Хиджазе и особенно в Мекке в связи с этим создалось очень тяжелое положение. Транзитная торговля через Иемен и вывоз туземных продуктов из этой страны сильно сократились. Сокращение торговли отрицательно отразилось на благосостоянии мекканской родовой демократии, в состав которой входили средние и мелкие торговцы, существовавшие почти исключительно торговлей. Курейшитская родовая аристократия искала выхода из создавшегося кризиса в усилении ростовщической деятельности и расширении сношений с бедуинскими племенами Хиджаза. Опираясь на родовую аристократию бедуинов, курейшиты получали от этих племен продукты их скотоводческого хозяйства, которые они вывозили в Сирию и в Ирак.

Мелкие торговцы - курейшиты - стали жертвами ростовщического хищничества своих богатых соплеменников. Именно в этих демократических слоях населения Мекки зародилось движение, принявшее форму начального ислама.

Ислам возник как движение протеста, мекканской родовой демократии против родовой аристократии племени курейш. Мухаммед (Магомет), выступив в роли пророка, особенно энергично проповедывал

стр. 58

против богатых ростовщиков, забравших в свои руки мелких торговцев; ростовщичество он признавал недопустимым грехом, в то время как торговля рассматривается кораном как занятие, угодное богу. Мухаммед привлек, на свою сторону часть рабов и многих бедняков, которые ненавидели "курейшитов центра" и готовы были всемерно поддержать любое движение, направленное против них.

Однако начальный ислам вовсе не ставил своей целью уничтожение рабовладельческого строя, не стремился поднять восстание рабов и бедных против господствующих родов. Как видно из мекканских сур (глав) корана, имущественное неравенство считалось установленным самим аллахом. Верующие призывались к, терпению и должны были утешаться надеждой, что богатые "грешники" после смерти попадут в ад. Самое слово "ислам" означает "покорность" в смысле безусловного подчинении ничем не ограниченной воле аллаха.

В Мекке движение было подавлено. Мухаммед со своими сторонниками был вынужден переселиться в Ясриб, вскоре после этого получивший название "Медина", (по-арабски это значит "город" и является сокращением более раннего названия "Мелинат-ан-наби" - "город пророка", т. е. Мухаммеда). Это событие, относимое мусульманскими историками к 622 году нашей эры, известно под названием "хиджра" (или "гиджра"), что значит "переселение" (перевод словом "бегство" неточен).

В Медине стала создаваться община мусульман (т. е. исповедующих ислам). Руководящую роль в ней играли "мухаджиры" (т. е. "переселенцы" из Мекки), а основное ядро составляли "ансары" ("помощники"), два мединских арабских племени: аус и хазрадж, - постепенно переходивших в ислам. Помимо этих двух племен в Ясрибе - Медине - жили три земледельческих еврейских племени. В течение первых пяти лет своего пребывания в Медине Мухаммед изгнал (а частью истребил) эта племена, а их земли роздал мухаджирам и ансарам. Этим он создал экономическую базу и усилил свое влияние среди арабских племен Медины.

Борьбу против Мекки мусульмане начали тотчас же после своего переселения в Медину, захватывая мекканские торговые караваны. В 624 году это привело к вооруженному столкновению с мекканцами при Бедре, в котором мусульмане одержали победу. Но в следующем (625) году мекканцы разбили войско Мухаммеда при горе Оход, близ Медины. Еще через два года (627 год) "курейшиты центра", собрав зависимые от них бедуинские племена, осадили Медину. Однако они не смогли взять город, гак как мусульмане (по совету одного перса) прибегли к новому для того времени способу защиты, выкопав ров. После этой неудачи мекканцев мусульмане, используя противоречия между курейшитской родовой аристократией и бедуинскими племенами, стали привлекать последних на свою сторону, распространяя среди них ислам. В 630 году Мекка капитулировала: "курейшиты центра" и все прочие мекканцы приняли ислам и вступили в мусульманскую общину. В этой общине, создавшейся в Медине, люди об'единялись не но признаку кровного родства (как в племенах), а как последователи повой религии - ислама.

Во главе этой "общины верующих" стояли Мухаммед и его ближайшие "сподвижники" из числа мекканцев-мухаджиров. Они составляли руководящую верхушку общины. Из ее среды вышли наиболее близкие и наиболее активные сотрудники Мухаммеда, которые после его смерти стали во главе арабского государства. Ядром этого государства была мусульманская община, которая могла возникнуть только в условиях разложения родовых отношений, в условиях распада кровных связей. "Когда появляется такая особая группа людей, - пишет В. И. Ленин, - которая только тем и занята, чтобы управлять, и ко-

Проповедь имама.

Со старинной миниатюры 1237 года.

стр. 59

Арабские знаменосцы и музыканты. Со старинной миниатюры.

торая для управления нуждается в особом аппарате принуждения, подчинения чужой воли насилию - в тюрьмах, в особых отрядах людей, войске и пр., - тогда появляется государство"1 . Капитуляцию Мекки ни в коем случае нельзя рассматривать как безусловную сдачу на милость победителя. "Курейшиты центра" подчинились Мухаммеду и приняли ислам на определенных условиях, обеспечивавших их интересы. Прежде всего религиозное значение Мекки и ее храма Ка-бы сильно увеличилось: раньше этот город был религиозным центром только некоторых хиджазских племен, теперь он стал главным мусульманским "святым городом", паломничество в который было об'явлено одной из основных религиозных обязанностей каждого мусульманина.

Мекканская родовая аристократия была поставлена в мусульманской общине в привилегированное положение; в последние годы жизни арабского пророка и после его смерти их назначали на высокие и выгодные посты, оказывали предпочтительное внимание при дележе добычи и при распределении прочих доходов.

Арабскому государству впоследствии в Европе дали название "халифат", произведя это название от слова "халиф". Халифами назывались преемники Мухаммеда, арабские мусульманские государи.

Основными провинциями халифата стали территории вне Аравии, завоеванные арабами уже после смерти Мухаммеда (632).

Внешние завоевания начались при первом преемнике Мухаммеда - халифе Абу-Бекре (632 - 634), при котором были об'единены центральная и восточная Аравия и началось вторжение бедуинских племен в соседние области Ирана и Сирии. Бедуины охотно шли на завоевания, которые выводили их на новые территории и обещали богатую добычу. Земледельцы же (например в Иемаме) подчинились мусульманам только после упорного сопротивления.

Настоящим создателем халифата считается второй халиф, Омар (634 - 644), при котором арабы завоевали Ирак, западный Иран, Палестину и Сирию (кроме побережья) и вторглись в Египет.

Основная причина военных успехов арабов крылась в крайне бедственном положении трудящихся масс Ирака и азиатско-африканских провинций Византии, истощенных длительными войнами и хозяйственной разрухой. Местное крестьянство и трудящиеся слои горожан смотрели на арабов как на избавителей. При Омаре в завоеванных областях туземные трудящиеся массы стали жить гораздо лучше


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 366.

стр. 60

чем при прежнем иранском или византийском господстве.

Арабы-завоеватели не слились с покоренным населением и не принимали никакого участия в общественном производстве. Оставив обитателей покоренных стран в их городах и на их землях, предоставив им полную свободу религиозных убеждений и отправления их культов, арабы занимались сбором податей и контрибуций и завоеванием новых территорий.

После смерти Омара, при третьем халифе Османе (644 - 656), происходившем из рода омейи, представители которого занимали господствующее положение в доисламской Мекке, курейшитская аристократия проявила вполне определенные стремления к захвату командных должностей во вновь образовавшемся государстве и к присвоению земель в завоеванных странах, которые при первых двух халифах считались собственностью всех мусульман. Противодействие арабской родовой демократии этой политике завершилось восстанием в Медине и убийством Османа. Халифом стал представитель родовой демократии Али (656 - 661), сделавший своей базой Ирак. Но он ее получил признания со стороны курейшитской аристократии, опиравшейся на арабские племена Сирии.

После смерти Али от руки убийцы, подосланного хариджитами (являвшимися последовательными представителями крайних демократических течений в халифате), верховную власть захватил Муавия, основатель династии Омейядов.

3

Династия Омейядов (661 - 750) имела своей основной базой Сирию. Столицей халифата стал город Дамаск. При этой новой династии арабы одержали ряд крупных военных побед. Наибольшего военного могущества халифат достиг в первые десятилетия VIII века, когда арабские войска одновременно сражались во Франции и в Западном Китае, совершали набеги на северную Индию и осаждали Константинополь. Только об'единенные силы франкского рыцарства под командой Карла Мартелла, разбившего арабов при Пуатъе (732) и отбросившего их в Южную Францию, остановили дальнейшее движение арабов на Западную Европу.

Арабский военный и торговый флот при Омейядах всецело находился в руках туземного населения сирийского побережья, жители которого издавна пользовались славой отважных, предприимчивых, опытных мореплавателей и искусных кораблестроителей. Кедровые леса Ливана снабжали их великолепным материалом для кораблестроения. Развитие сирийского судоходства при Омейядах привело к тому, что в восточной части Средиземного моря стал преобладать арабский флот. Арабы захватили остров Кипр (649) и остров Родос (654), проникли в Эгейское море и создали угрозу Константинополю.

Первая осада византийской столицы войсками халифа Муавии (661 - 680) началась в конце 668 гола, когда арабы разбили свой лагерь на азиатском берегу Босфора. Но чума и голод, истреблявшие арабское войско, заставили их отступить летом 669 года несмотря на подкрепления, присланные из Сирии. Вторая осада Константинополя, проводимая арабами с суши и с моря и продолжавшаяся целых 5 лет (673 - 678), тоже кончилась неудачей. Осенью 716 года арабская армия при поддержке своего флота еще раз осадила Константинополь, но была отбита выдающимся византийским военачальником императором Львом Исавром, который оттеснил арабские войска от своей столицы и вынудил их очистить всю Малую Азию. Во время второй и третьей осад Константинополя арабский флот подвергся жестокому разгрому со стороны византийцев, применявших "греческий, огонь".

Арабы-завоеватели застали в покоренных ими провинциях Византийской империи сильные пережитки античного рабовладельческого способа производства. Постепенно

Внутренность мечети Омара.

стр. 61

Арабские всадники - метатели огня.

Со старинной миниатюры. Парижская национальная библиотека.

Омейяды и арабская племенная аристократия также начинают применять в своих владениях рабский труд. Захватывая пустопорожние земли, они переходят к обработке их путем эксплоатации десятков тысяч рабов. Так, уже Муавия, имевший в своих хиджазских владениях около 4 тысяч рабов, широко применял рабский труд для орошения и возделывания земель, присвоенных им из государственного фонда в Сирии и Месопотамии.

Помимо земледелия мы можем наблюдать широкое применение труда рабов в самых разнообразных ремеслах и в строительных работах. Рабы изготовляли одежды, обувь, оружие, сбрую и т. п. С ними, правда, успешно конкурировали свободные ремесленники из туземного христианского населения Сирии. Раб-ремесленник платил дариба, (ежедневную подать) в пользу своего господина. Другой распространенной формой эксплоатации рабов - земледельцев и ремесленников - являлась выплата им содержания около 1 дирхема (25 копеек) в день при условии полного отчуждения продукта их труда. Победы арабских войск на восточных и западных рубежах омейядского халифата сопровождались захватом большого количества пленных, которые, как правило, обращались в рабов.

Наряду с захватом пленных, поступавших на невольничьи рынки или непосредственно в аравийские или сирийские владения Омейядов и аристократии арабских племен, средством обогащения господствующей военной рабовладельческой верхушки являлись также контрибуции, налагавшиеся на побежденных, и разные другие виды добычи. Государственная казна, находившаяся в бесконтрольном распоряжении омейядского халифа, пополнилась следующими видами поступлений: 1) поземельным и подушным налогами; 2) закатом (поимущественный налог), взимавшимся только с мусульман; 3) военными контрибуциями; 4) 1/5 частью военной добычи; 5) таможенными сборами; 6) конфискациями и штрафами.

Указанные статьи доходов арабской казны отражают всю политику омейядского халифата.

"Правительства на Востоке, - писал Ф. Энгельс в своем письме К. Марксу, - всегда имели только три ведомства: финансовое (ограбление собственного населения), военное (грабеж внутри и в чужих странах) и ведомство общественных работ (забота, о воспроизведении)"1 .

При Омейядах довольно хорошо действовали только первые два ведомства (финансовое и военное). О процветании третьего ведомства дамасские халифы совершенно не заботились. Даже в Сирии, которая при Омейядах находилась в привилегированном положении, все заботы о воспроизведении были возложены всецело на местное население. Крестьянские общины сами должны были заботиться о надлежащем состоянии оросительной системы со всеми ее сооружениями, а также об исправности дорог, мостов, колодцев и пр. Городское население должно было поддерживать благоустройство своих городов с их базарами, водопроводами и общественными зданиями. Покоренному населению было предоставлено самое широкое самоуправление, которое выражалось в том, что туземные аристократы, крупные купцы, ростовщики и высшее духовенство сохраняли значительные экономические и политические прерогативы по отношению к местным трудящимся массам крестьян и ремесленников. Для угнетения и эксплоатации последних туземных господствующий класс имел в своем распоряжении полицию и суды. Арабские халифы и их наместники энергично вмешивались во внутренние дела туземного населения только в тех случаях, копа сокращалось поступление податей. Тогда представители омейядских властей не останавливались перед применением самых жестоких мер для выколачивания недоимок; неисправные плательщики податей подверга-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс "О религии и борьбе с нею", стр. 297.

стр. 62

лись истязаниям и пыткам вроде поливания головы кипящим маслом и т. д.

Халифские наместники провинций брали в свою пользу немногим меньше того, что они отсылали в халифскую казну.

Охраняя свои собственные интересы, омейядские халифы прибегали к частому смещению наместников и к конфискации их имущества, как незаконно приобретенного; иногда смененных наместников подвергали пыткам, требуя выдачи припрятанных богатств. Более серьезную меру по борьбе с хищничеством наместников, заключавшуюся в отделении должности провинциального сборщика податей от должности наместника, халифам удалось осуществить только частично. Подобные меры встречали решительное противодействие со стороны племенной аристократии, из которой выходили наместники, возглавлявшие оба ведомства (военное и финансовое).

В наиболее тяжелом положении находились отличавшиеся естественными богатствами и развитием различных отраслей производства бывшие иранские провинции: эксплоатация туземного крестьянства принимала здесь крайне жестокие формы, а хищнический произвол наместников проявлялся особенно грубо. В этих провинциях наместники очень мало считались и с интересами туземного господствующего класса: иранские феодалы должны были отдавать арабскому халифу и его наместникам значительную часть податей, которые они получали с зависимых от них крестьян. Вполне естественно, что в Иране гораздо раньше чем в других областях омейядского халифата назрел и активно проявился массовый протест против арабского господства. Поэтому-то Омейяды назначали верховными наместниками в Куфу (военно-административный центр Ирака и западного Ирана) своих наиболее преданных и беспощадных агентов, снабжая их вицекоролевскими полномочиями. При Муавии здесь действовал Зияд, а при Абд-ал-Мелике (685 - 705) и Велиде I (705 - 715) здесь свирепствовал знаменитый Хиджжадж, прозванный местным населением "Залим-тиран".

Усиленная эксплоатация иранских областей позволила Омейядам поставить Сирию в сравнительно привилегированное положение. Но этими привилегиями пользовались исключительно только остатки туземной аристократии, местные торгово-ростовщические слон и христианское духовенство. Омейядская Сирия была окружена кордоном таможен, охранявших интересы местных торговцев и ремесленников. В то лее время для сирийских продуктов был открыт свободный доступ на рынки Ирана, Средней Азии и Закавказья. При первых Омейядах в Сирии не наблюдалось восстаний и волнений, улучшилось состояние земледелия, страна достигла относительного благосостояния благодаря развитию производства и оживлению обмена. Сирийские льняные ткани, шолк и стекло пользовались большим спросом в Египте и Иране. Поэтому верхние слои туземного торгового и ремесленного населения, а также остатки старого византийского чиновничества и представители самых разнообразных свободных профессий ревностно поддерживали Омейядов и охотно сотрудничали с ними. Особенно хорошо чувствовали себя при Омейядах сирийские ростовщики, хищничество которых не знало препятствий, а также высшее духовенство и в особенности верхний слой монашества, которым были предоставлены самые широкие возможности для материальной эксплоатации и духовного порабощения христианского трудящегося населения.

Наиболее крепкой и надежной опорой господства и военного могущества Омейядов являлись сиро-арабские племена. Эти племена, которые до арабского завоевания выполняли функции византийских пограничных войск на рубежах Аравии, прошли сравнительно хорошую военную школу и испытали на себе влияние высокой византийской культуры. Они отличались большей дисциплинированностью и более высокой боеспособностью сравнительно с арабскими племенами других провинций. Эти племена вели свою родословную от бедуинов древнего культурного Йемена и считали себя принадлежащими к племенному союзу бенукельб. Поэтому в европейской научной литературе они известны под именем кельбитов. Интересно, что некоторые из этих племен, например таглиб, танух, и при Омейядах оставались христианскими, но пользовались всеми правами и преимуществами наравне с арабами-мусульманами, в то время как сирийцы, которые приняли ислам, не приобретали политических и экономических прав, свойственных арабам.

Кельбиты, которых омейядские халифы

Гребцы. Арабская миниатюра 1230 года.

стр. 63

Судья. Арабская миниатюра 1230 года.

высоко ценили, были поставлены в лучшие материальные условия и имели гораздо больший политический вес чем северо-аравийские племена, пришедшие в Сирию в качестве завоевателей и известные под общим именем кайситов. Постоянное соперничество между кельбитами и кайситами (не только в Сирии, но также в Иране и в Андалузии), приводившее их к вооруженным столкновениям, вызывалось не только, борьбой за эксплоатацию завоеванных стран, но вытекало также из стремлений применить две взаимоисключающие системы этой эксплуатации.

В основном коренное различие их политико-экономических программ сводилось к тому, что кельбитская племенная аристократия считала необходимым дальнейшее развитие производительных сил в завоеванных странах и установление тесного сотрудничества, с туземным господствующим классом, в то время как предводители кайситских племен выступали носителями более примитивных хищнических способов эксплоатации покоренных народов и не заботились об экономических и социальных последствиях.

Первое крупное столкновение между кайситами и кельбитами произошло еще при первых Омейядах в связи с борьбой вокруг кандидатур на халифский престол, когда эти враждующие племена вступили в ожесточенное сражение на равнине Мардж-Рахит (634), к северовостоку от Дамаска. Кайситы были наголову разбиты, но борьба на этом не прекратилась и впоследствии послужила одной из причин падения династии Омейядов.

Процесс дальнейшего расслоения в арабских племенах был тесно связан с методами эксплоатации покоренного населения, при котором племенная аристократия (наряду с отдельными выскочками и ловкачами из демократических слоев) грабила не только покоренные народы, но также и свои собственные племена. На этой почве еще в период борьбы халифа Алия с Муавией возникло движение хариджитов, которые были носителями леводемократических тенденций в раннем исламе, выставляя требования о выборности халифа из числа всех "добрых мусульман" и о предоставлении мусульманской общине права низлагать халифов, так как община выше халифа. Имея сильную социальную базу в лице антиомейядского движения угнетенных масс крестьянства Ирана и Ирака, хариджиты становились все более грозной силой, непобедимой и неуловимой для халифских войск.

Более умеренные противники Омейядов примкнули к шиитскому движению, которое первое время было движением арабских умеренно-демократических слоев, боровшихся против омейядской аристократии.

Положение Омейядов начиная с третьего десятилетия VIII века становилось все более шатким. Когда дамасские халифы усилили эксплоатацию сирийского кре-

стр. 64

стьянства в целях получения средств для борьбы с иракским крестьянским движением, в Сирии, этой твердыне Омейядов, разгорелся пожар классовой борьбы.

Первое крупное восстание сирийского крестьянства вспыхнуло при Абд-ал-Мелике в Палестине, во второй четверти VIII века. Восстания стали повторяться в более широких размерах и в других районах Сирии. Наряду с крестьянскими восстаниями происходили бунты горожан, вызванные сокращением вывоза местных продуктов в восточные провинции халифата. Последний халиф из династии Омейядов, Мерван II (744 - 750), в целях борьбы с восстаниями горожан приказал срыть крепостные стены крупных сирийских городов и, считая опасным местопребывание центрального правительства в Сирии, перенес столицу в Харран (в Месопотамию).

Непрекращающаяся борьба между кайситами и кельбитами в Сирии ослабила военные силы последнего сирийского представителя династии Омейядов. Окончательный удар господству Омейядов был нанесен из иранской провинции Хорасана. В Хорасане местные феодалы скорее чем в других провинциях Ирана оправились от разгрома, нанесенного арабами, и тесно сплотились в защиту своих классовых интересов, сильный ущерб которым наносило арабское господство.

Осуществление своих классовых интересов иранские феодалы видели в приобретении монопольного права на эксплоатацию иранского крестьянства. Тот факт, что значительную часть продукта, отчуждаемого у крестьян, иранские феодалы должны были уступать арабам, толкал их на враждебные выступления против арабской племенной аристократии и возглавлявшей ее династии Омейядов. Но главной силой восстания против арабского господства было хорасанское крестьянство, которое находилось под двойным гнетом: халифских наместников и туземного господствующего класса. Последние в целях осуществления своих классовых интересов возглавляли движение местного крестьянства, направив его по антиарабскому руслу. Выставляя правителей арабского халифата как единственных виновников всех народных бедствий, хорасанские феодалы одновременно достигали двух целей: использовали революционную энергию подвластного им крестьянства для борьбы с омейядскими халифами и в то же время отвлекали крестьянство от борьбы против, местных поработителей, т. е. от самих себя.

Успех восстания против Омейядов был окончательно обеспечен, когда хорасанские отряды, вступив в Месопотамию, нашли активную поддержку со стороны местного крестьянства, в особенности со стороны наиболее организованной его части - хариджитов. В 749 году в соборной мечети города Куфы был провозглашен новый халиф курейшит - Абу-л-Аббас - и состоялась церемония присяги. А в начале 750 года командующий хорасанскими отрядами Абу-Муслим, получив военную помощь от месопотамцев, двинулся в Сирию и при реке Большом Забе (восточный приток Тигра) нанес решительное поражение халифу Мервану II. Старый халиф, считавшийся талантливым и опытным военачальником, оставшись после поражения без войска, вынужден был поспешно отступить, сопровождаемый малочисленным отрядом своих личных приверженцев. После неудачной попытки удержаться в Палестине халиф отступил в Египет, где претерпел последнее поражение и был убит; его труп был распят на виселице.

Первый аббасидский халиф из династии Абассидов Абу-л-Аббас (750 - 754), по прозвищу ас-Саффах (кровопроливец), прославился беспощадным истреблением многочисленных членов фамилии Омейядов, которых ловили в Сирии, Иране и Египте и казнили, бросая их трупы на с'едение собакам. Даже трупы умерших омейядских халифов были извлечены из могил и сожжены, а их пепел развеян по ветру.

Арабские монеты I - VII веков.

стр. 65

4

Истинным основателем халифата Абба-сидов с полным основанием считается второй халиф этой династии, Майсур (754 - 775), являвшийся выдающимся государственным деятелем. Создавшаяся при нем административно-финансовая и военно-политическая структура халифата как восточной деспотии получила свое дальнейшее развитие при его ближайших преемниках и окончательно оформилась при пятом аббасидском халифе, Харуне (786 - 809). Этот халиф, без всяких к тому оснований прозванный льстивым придворным историком "Рашидом" (справедливым), был ограниченным человеком и жестоким деспотом, которого ненавидели его подданные. Образ Харуна-ар-Рашида, данный в популярных сказках "1001 ночь", видимо мало соответствует исторической действительности.

Центральной провинцией аббасидского халифата стала провинция "двух Ираков" (т. е. Ирака арабского и Ирака аджемского, или персидского). В этой провинции, недалеко от того места, где раньше находился политический центр державы Сасанидов, Мансур основал Багдад (762).

К концу VIII века процесс феодализации получил дальнейшее развитие. Основным производителем, окончательно становится крестьянин, формы эксплоатации которого приобретают все более феодальный характер. Процесс феодализации VIII - IX веков развивался одновременно в двух направлениях. Внутри земледельческих общин развивались отношения музараата, приведшего к распаду родовой общины. Музараат представлял собой такую систему общинной обработки земли, при которой одни члены общины участвовали в этой обработке своим личным трудом, а другие предоставляли сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот пли семена. Такая система сама по себе уже создавала почву для эксплоатации, так как члены общины, предоставлявшие инвентарь, скот или семена, стали требовать себе большее количество продукта сравнительно с теми, кто мог предоставлять только свою рабочую силу. В дальнейшем с усилением эксплоатации внутри общины в последней выделился паразитический слой. Отчуждение продукта в условиях музараата постепенно привело к взиманию ренты.

Одновременно с развитием этих отношений музараата процесс феодализации проводился также и сверху. С приходом Абба-сидов к власти преобладающее значение получил верхний слой иранских феодалов, с помощью которых было низвергнуто государство Омейядов. Эти феодалы выступили носителями совершенно иных общественных отношений и развивали способы и формы эксплоатации, отличные от тех, какие практиковались в период господства арабской племенной аристократии. Вместо дани и добычи, являвшихся при Омейядах основными источниками обогащения господствующего класса, появился налог-рента, взимавшийся преимущественно в натуральной форме. Взимание налогов-ренты уже при Мансуре является общепринятой формой эксплоатации труда земледельца. По введенной этим халифом системе "мукасама", земледельческие общины платили натурой 1/2 урожая.

Наряду с этой системой стала применяться другая система - масаха, по которой налог взимался в зависимости не от урожая, а от размера площади обрабатываемой земли. Налог в размере 1/2 урожая взимался с тех земельных участков, которые орошались непосредственно из государственных оросительных каналов. Если земледельцы сами копали канал для орошения своего поля, налог снижался на 50% и 75% (т. е. составлял 1/4 и 1/8 урожая).

При халифе Мамуне (813 - 833) был издан закон (820), - согласно которому крестьяне должны были платить государству в среднем 2/5 урожая. К этому времени уже твердо установились три вида поземельного обложения: 1) по об'ему посевной площади (масаха) - размер налога был точно установлен и вносился натурой и деньгами, 2) по размеру урожая (мукасама) - налог составлял определенную часть урожая (обычно 2/5) и вносился натурой, 3) налоги, платимые согласно ста-

Арабы на верблюдах.

стр. 66

Улица Багдада.

С картины Ф. Ладен.

рым, ранее заключенным условиям и договорам об аренде.

Поземельные налоги являлись самой крупной и самой устойчивой статьей прихода государственного бюджета багдадского халифата в конце VIII и начале IX века. Относительно размеров этого бюджета мы находим сведения у трех писателей: Ибд-Халдун определяет ежегодные поступления в халифскую казну за 775 - 786 годы в количестве 411 миллионов дирхемов; по сведениям Кудамы, относящимся к 819 - 820 годам, эти поступления равнялись 371,5 миллиона дирхемов; Ибн-Хурдадбех приводит цифру в 293 миллиона дирхемов за период 845 - 874 годов.

Самой доходной провинцией являлся Севад (южный Ирак), который вносил, согласно Ибн-Халдуну, 90480 тысяч дирхемов, Кудама и Ибн-Хурдадбех называют цифры в 109457 тысяч дирхемов и 79309 тысяч дирхемов. Следующий по доходности провинцией при первых Аббасидах была Месопотамия. Севад и Месопотамия, являвшиеся центральными провинциями багдадского халифата, в последней четверти VIII века давали более 35% государственного дохода. Больше половины бюджетных доходов поступало из иранских провинций, из которых наиболее доходными были Хорасан и Хузистан.

Наряду с денежными поступлениями из иранских провинций шли весьма разнообразные натуральные поступления, на основании которых можно составить правильное представление об естественных богатствах и о развитии различных отраслей производства в каждой из этих провинций. Так например Хузистан доставлял 30 тысяч фунтов сахару; Фарс - 30 тысяч бутылок розовой воды и 20 тысяч фунтов сушеного винограда; Керман - 500 кусков йеменской материи, 20 тысяч фунтов фиников, тысячу фунтов тмина; Хорасан - тысячу серебряных слитков, 4 тысячи вьючных животных, 27 тысяч комплектов нижнего платья; Табаристан - 600 ковров, 200 кафтанов, 300 платков, 300 серебряных чаш; Гилян - тысячу рабов, 12 тысяч мер меда, 10 соколов, 20 кафтанов; Армения - 20 ковров, 10 тысяч штук морской рыбы, 200 мулов, 30 соколов: Палестина - 300 тысяч фунтов растительного масла.

Поземельный налог (в трех видах) являясь самой крупной доходной статьей аббасидской казны, не был единственным источником ее пополнения. Помимо поземельного налога-ренты взимались следующие налоги: 1) поимущественный налог (закат, садака), 2) десятина с кораблей, 3) 1/5 дохода с рудников и лугов-пастбищ, 4) подушный налог с немусульман (джизия), 5) таможенные и дорожные пошлины, 6) налоги с добывания соли и пользования рыбными ловлями, 7) арендная плата за торговые и ремесленные помещения на городских базарах, улицах и

стр. 67

Внутренность арабского дворика.

площадях, 8) налог на мельницы и кустарные предприятия, 9) налоги на предметы роскоши (мускус и другие косметические изделия). Кроме того казна получала еще значительные доходы от монетных дворов. Сравнение общих сумм поступлений, приводимых Ибн-Халдуном, Кудамой и Ибн-Хурдадбехом, показывает постепенное и довольно значительное падение доходов аббасидской казны. Это явление вовсе не говорит об экономическом упадке провинций все еще обширного государства Аббасидов. Сокращение доходов центральной казны об'ясняется развитием феодального института, известного под названием икта. Взимание налога-ренты центральным правительством и его распределение между представителями господствующего класса начинают сменяться пожалованием земель (икта) за военную и гражданскую службу. Это пожалование земель (икта) с сидящими на них крестьянами вызывает настойчивое стремление господствующего класса закрепостить крестьянство. Развитие отношений икта, особенно заметно начавшееся в правление Харуна-ар-Рашида, приводит к усилению феодальной эксплоатации. Одновременно растет противодействие этому процессу со стороны общины, облегчавшей крестьянам возможность коллективных, массовых выступлений против политики феодализации.

Введение системы икта сопровождалось политическим распадением государства Аббасидов. С самого своего возникновения багдадский халифат не включил в свой состав провинций, завоеванных арабами на крайнем западе. В Андалусии (как арабы называли Пиренейский полуостров) с 755 года утвердилась династия Омейядов, основатель которой Абдаррахман I спасся от аббасидских палачей. В Северной Африке, известной у арабских географов под именем "Магриб" (запад), вскоре возникли тоже самостоятельные династии - Идрисиды в Марокко (с 788 года) и Аглабиды в Алжире и Тунисе (с 800 года). Сами Аббасиды не выказывали серьезного стремления удержать Андалусию и Магриб в составе своего халифата.

Экономический, административно-финансовый и политический строй государства Аббасидов в период ее расцвета (с конца VIII до средины IX века) напоминал организацию державы Сасанидов, как бы достигшей своего высшего развития и охватившей все те территории, которыми стремились обладать иранские "цари царей". Багдадские халифы восприняли и идеологию сасанидского деспотизма. Эта идеология, получив при Аббасидах дальнейшее развитие на основе усложнившихся общественных отношений, была оформлена ввиде мусульманской теократии. В отличие от

стр. 68

омейядских халифов, бывших только главами арабской племенной аристократии, аббасидские халифы приобрели все характерные черты восточных деспотов. Государственные заботы возлагались на везира (или визаря), должность которого была учреждена при Мансуре.

В течение полустолетия эта должность занималась Вармекидами, представителями известной иранской жреческой фамилии. На обязанности везира лежало верховное наблюдение за администрацией, финансами и войском. Во всех этих областях управления он имел самые широкие полномочия, ограниченные только произволом халифа, самостоятельно решал важные государственные дела, назначал и смещал наместников и военачальников и обязан был докладывать о своих решениях и распоряжениях только халифу. Везир был хранителем государственной печати, которая прикладывалась к важным официальным документам и заменяла собою собственноручную подпись халифа. Наместники провинций давали отчет в своей деятельности везиру, который потом докладывал халифу. Государственный контроль тоже находился в ведении везира. Этот контроль осуществлялся с помощью особого ведомства почты (барид), которое по своему назначению и по своей организации являлось дальнейшим развитием подобного же сасанидского ведомства.

Своим названием это ведомство обязано тому, что оно перевозило казенную (а иногда и частную) корреспонденцию. По всему халифату были разбросаны 930 почтовых станций, при которых находились экспедиторы, курьеры, а также верховые и вьючные животные. Станциями каждой провинции ведал провинциальный почтмейстер, который, имея в своем распоряжении соответствующий штат информаторов, соглядатаев и шпионов, обязан был регулярно доносить в центральное ведомство почты об общем положении провинции, о деятельности администрации, о настроениях местного населения, о состоянии земледелия и искусственного орошения, о работе монетного двора и о количестве вычеканенной золотой и серебряной монеты. Главный "начальник почты" в Багдаде делал доклад везиру на основании сообщений своих провинциальных агентов, которые подчинялись только центральному ведомству почты и были независимы от наместников и иных провинциальных властей.

Шпионажем, слежкой и доносами занимались не только профессиональные агенты почтового ведомства: сыск, наушничество и клевета глубоко вкоренились во все стороны жизни и быта и получали особенно большое распространение при халифском дворе и в придворных сферах, где низменные страсти и непрестанная борьба за должности и доходы создавали атмосферу самых подлых интриг.

Опасаясь за свой трон и за свою жизнь, аббасидские халифы усиливали охранные войска. Уже Мансур окружил себя хорасанской гвардией; впоследствии ее сменили наемные берберские отряды. Гвардия из наемников и рабов, отличавшихся большой пестротой в смысле своего этнического состава, первое время являлась надежной силой аббасидского деспота в его борьбе с непокорными подданными. Исключительная политическая роль выпала на долю тюркской гвардии, с которой халиф Мутасим (833 - 842) поселился в построенной им резиденции Сурра-ман-раа (Самарра), куда он бежал от все учащавшихся восстаний багдадского населения. Эта гвардия в лице своих начальников начиная со второй половины IX века проявляла стремление захватить в свои руки политическую власть, вмешиваясь в разрешение вопросов престолонаследия. В начале X века халифы уже всецело находились в руках тюркских военачальников. Усилившийся политический вес последних выразился в учреждении новой должности - "эмира эмиров", являвшегося фактическим правителем халифата. Правда, к этому времени багдадский халифат уже распался политически в результате победы феодальных элементов.

Однако политическое распадение багдадского халифата в IX - X веках не нарушило тех экономических связей, которые прочно установились между различными областями этого обширного государства в предшествующий период его политического единства. Международное экономическое значение багдадского халифата обусловливалось его срединным положением на путях международного торгового обмена. Через Иран, Ирак, Сирию и Египет индийские и китайские товары перевозились в Европу. Кроме того упомянутые страны, входившие в состав багдадского халифата, вывозили в Западную и Восточную Европу продукты своей ремесленной промышленности (главным образом текстильные и металлические изделия).

Политическое распадение багдадского халифата не послужило также препятствием и для дальнейшего развития арабской культуры. Выражение "арабская культура" следует понимать условно. Это не была культура, созданная исключительно арабами. Народы, завоеванные арабами, двигали дальше развитие этой культуры, пользуясь при этом усвоенным ими арабским языком.

Вплоть до конца IX века развитие фео-

стр. 69

дальних отношений тормозилось остатками рабовладельческого уклада, Труд рабов применялся на наиболее тяжелых работах, выполнять которые невозможно било заставить еще не закрепощенного крестьянина.

Проведение каналов с целью осушки болот в южном Ираке, очистка почвы от солончаков, добывание руды - во всех" этих тяжелых областях труда, в каторжных условиях работали и гибли рабы. Это были преимущественно черные рабы африканского происхождения, так называемые зинджи, т. е. привезенные с невольничьих рынков Занзибара, (по-арабски аз-Зиндж). Большое количество зинджей, привезенных работорговцами на кораблях, скоплялось обычно в Басре. В окрестностях этого города в 869 году вспыхнуло мощное восстание зинджей, которое быстро распространилось по южному Ираку и соседнему Хузистану. Во главе восстания стал Али-ибн-Мухамед, араб-шиит родом из окрестностей города Рея (близ теперешнего Тегерана). Рабовладельцы и феодалы наделили его кличкой "Хабис", что значит "изверг". Овладеть Басрой, которая была опоясана высокими стенами и имела сильный гарнизон, повстанцам удалось только осенью 871 года. К этому времени все районы, прилегавшие к Шатт-ал-арабу, и Хузистан вплоть до Ахваза, который открыл свои ворота повстанцам, были охвачены восстанием. Рабы сбрасывали оковы, убивали своих владельцев "и целыми толпами примыкали к вооруженным отрядам Али-ибн-Мухаммеда.

С самого начала восстания зинджи нашли сильного и надежного союзника в лице иракского и хузистанского крестьянства; городская беднота тоже оказывала им решительное содействие. Халифские войска, посылавшиеся на борьбу с зинджами, неизменно терпели поражение. Военные успехи зинджей об'ясняются не только их тактикой стремительных ночных нападений: главной причиной их побед являлись развал и восстания в халифских войсках, в значительной своей часта состоявших тоже из зинджей. Очень часто состоявшие из рабов войска халифа почти целиком переходили на сторону восставших, увеличивая этим их силу и боеспособность. К 879 году войска зинджей проникли уже за город Васит и, очутившись на пути к Багдаду, создали реальную угрозу аббасидской столице.

Восстание было подавлено только благодаря внутреннему разложению государства зинджей. Восставшие зинджи не выступали носителями более совершенного социального строя; руководители восстания, выдвинувшиеся из массы рабов, не представляли себе такого общественного строя и такого способа производства, при котором отсутствовала бы эксплоатация труда рабов. В среде зинджей началось расслоение, выделилась господствующая верхушка, и предводитель восстания Али-ибн-Мухаммед в 879 году об'явил себя халифом. Он приказал произносить свое имя в мечетях во время богослужения и стал чеканить монету со своим именем. Все это вызвали недовольство большей части восставших и внесло раскол в их ряды. Зинджи начали терпеть поражения. Продвижение халифских войск теперь задерживалось только благодаря ряду крепостей, которые были построены зинджами еще в первые годы восстания.

Уже в 880 году халифские войска взяли штурмом несколько таких укрепленных опорных пунктов. Крепость ал-Мухтара, построенная зинджами к западу от Басры и являвшаяся их главной штабквартирой, выдержала трехлетнюю осаду, но в 883 году была взята штурмом войсками Муваффака, которому принесли голову ненавистного "Хабиса".

После подавления восстания зинджей отмирание рабовладельческого уклада значительно ускорилось, хотя рабство в странах Арабского Востока продолжало существовать еще долгое время. Развитие феодальных отношений пошло более быстрыми темпами, приводя к усилению закрепощения крестьянства. Это вызывало рост крестьянских антифеодальных движений, которые не прекращались и после окончательной победы феодальных элементов, выразившейся в установлении военно-ленной системы при сельджуках.

стр. 70
Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСЛАМ-И-АРАБСКИЙ-ХАЛИФАТ-VII-IX-ВЕКОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. БЕЛЯЕВ, ИСЛАМ И АРАБСКИЙ ХАЛИФАТ VII - IX ВЕКОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСЛАМ-И-АРАБСКИЙ-ХАЛИФАТ-VII-IX-ВЕКОВ (date of access: 06.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. БЕЛЯЕВ:

Е. БЕЛЯЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
5 hours ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
5 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
5 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
  Расширения, Вселенной устанавливает функцию перехода энергии в массу. Предполагается, Вселенная замкнутая система, энергия и масса не излучается и сохраняется. Сохраняется число нуклонов при расширении Вселенной. Сохраняется структурная единица энергии нуклонов при расширении Вселенной. При образовании ядра дейтерия, энергия не выделяется. Законы сохранения массы и энергии, являются ключевыми законами в физике.
Catalog: Физика 
6 days ago · From Владимир Груздов
Рассматриваются физические параметры нейтронного ядра Земли. Масса ядра. Градиент гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре Земли и их свойства. Ядро Земли предоставляет собой нейтронный объект. Диаметр ядра \sim125m. Дан качественный анализ образования ядра Земли. Гипотеза образования взрывов сверхновых. Образование планеты Земля.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Расчёт нуклонных ядер, начнём с общего понятия ядра, которое состоит из нейтронов и протонов. Ядро имеет много физических значений. Основное значение, радиус ядра, плотность и число нуклонов в единице объёма. Нейтронное вещество обладает уникальными свойствами. Самое главное сохраняет число нуклонов в единице объёма. В нейтронном веществе происходят ядерные взаимодействия, как в однородной и изотропной сфере. Эту сферу будем рассматривать, как нейтронное ядро.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСЛАМ И АРАБСКИЙ ХАЛИФАТ VII - IX ВЕКОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones