Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-7683

Share with friends in SM

В течение 1933 - 1935 гг. Государственная академия истории материальной культуры имени Н. Я. Марра провела большую работу в связи с ударным строительством первой и второй очереди метро. Академия заключила с Метростроем договор, по которому ей предоставлялся находимый при работах на строительстве археологический материал; изучение его осуществлялось силами археологов, объединенных в бригаду. Академия организовала бригаду историков, которые произвели тщательные изыскания для вскрытия и изучения того, что могло таиться в культурном слое, накопленном Москвой в продолжение ряда столетий, и что могло встретиться на пути работ Метростроя.

Для руководства этой работой при Академии истории материальной культуры была организована особая комиссия по работам на Метрострое. Академик Н. Я. Марр до болезни руководил работой этой комиссии с самого начала ее существования.

Для Метростроя особенно важны были указания о том, какие и где именно в культурном слое на пути прокладки шахт, штолен, тоннелей и в местах постройки станций могут быть вскрыты фундаменты старых зданий, подвалы, ледники, старые водопроводные и другие подземные сооружения, где и какие были раньше речки, протоки, ручьи, пруды, водоемы, колодцы, засыпанные или взятые в трубы. Такие указания помогают предупреждать возможные просадки, деформацию и т. д.

Для Метростроя важны были не общие указания, а точные топографические обозначения на плане, чертеже, карте, так как только такие конкретные данные помогают его работе. Научная литература по истории Москвы таких точных топографических указаний дать не могла. Детальные ответы на возникавшие вопросы могли быть получены только путем тщательного изучения архивного материала, сохранившегося в виде описей, переписных и "строительных" книг, актовых книг, чертежей, планов, карт, межевых записей, дневников Академия направила на эту работу бригаду историков в составе М. И. Александровского, Н. Д. Виноградова, Е. А. Звягинцова, П. Н. Миллера, П. В. Сытина, И. М. Тарабрина, Н. Г. Тарасова и Н. П. Чулкова. Они получили доступ в Государственный архив феодально-крепостнической эпохи, архив Государственного исторического музея, Московский областной архив, Земельно-плановый архив Московского совета, отдел архитектурной графики Государственного исторического музея, архив Всесоюзной библиотеки им. Ленина и т. д.

Настойчивые поиски, постоянное сопоставление рассеянного по различным хранилищам материала позволили во многих случаях

стр. 153

точно фиксировать застройку и размещение различного рода сооружений с XV по XX в. Путем сводок и длительной работы удалось найти связь одних планов с другими и с современной планировкой и застройкой. Для площади Свердлова был составлен план, необходимый для работ Метростроя. Историками совместно с геологами и археологами была составлена историко-геологическая карта площади Дзержинского, имевшая большое значение для правильного ведения работ на этом участке. В конце первого года архивной работы строительство метро отметило оказанную ему историками помощь. "Историки указали, - говорит начальник Метростроя т. Роттерт, - сотни древних колодцев и других искусственных пустот, расположенных в непосредственной близости к трассе, при помощи историков удалось внести ясность в ряд загадочных на первых порах гидрологических явлений, обусловленных историческими причинами и связанных с особенностью строения грунта на месте засыпанных рвов, в соседстве с фундаментами древних сооружений".

На трассу первой очереди историки были привлечены в то время, когда земляные работы были в значительной степени уже развернуты. Благодаря тому, что историки были привлечены на трассу второй очереди еще до начала работ, они имели возможность заранее выявить все материалы, могущие оказать фактическую помощь строительству. Результаты исследований, имеющие особенное значение на строительстве, были в руках Метростроя еще до начала работ на трассе.

Так был проведен первый опыт сотрудничества инженера и историка, совместная работа над общим делом ради общей цели строительства социалистической Москвы.

Нужно отметить, что планы, чертежи, исторические сведения, разработанные историками, переданные в обработанном виде непосредственным участникам строительства на самое место работы, вызвали громадный интерес, помогли осмыслить работу и подняли энтузиазм метростроевцев на еще большую высоту. Выделялись целые звенья комсомольцев, которые, серьезно заинтересовавшись работой историков, с большим вниманием и вдумчивостью отнеслись к истории Москвы и ее застройки.

Работа исторической бригады не исчерпывалась сбором материала, сводкой чертежей и планов и консультацией в отдельных трудных случаях. Ею был вскрыт громадный архивный материал в виде чертежей и планов, дополненный изучением разнообразных графических материалов - гравюр и акварелей, литографий и фотографий, - в соединении с большим количеством данных, извлеченных из летописей, исторических актов, писцовых книг, газет XVIII и XIX вв. Все это было увязано с обильными цифровыми данными и многочисленными сведениями, отысканными в мемуарах и биографиях москвичей и иностранцев, посещавших Москву. Этот материал позволил определить особенности экономики и социальных отношений на различных этапах существования тех мест, по которым прошли пять радиусов метро, расходящихся на юго-запад, запад, на северо-запад, на северо-восток и восток, позволил показать конкретно-исторически, как заселялись, застраивались и планировались районы, расположенные по этим радиусам.

Результаты этих исследований по исторической топографии Москвы лучше всего могут быть представлены в форме сжатой сводки полученных данных, расположенной по радиусам - Фрунзенскому, Арбатскому, Горьковскому, Кировскому и Покровскому.

стр. 154

*

Фрунзенский радиус метро, направленный от Охотного ряда к. Крымской площади, потребовал изучения района трех улиц - Моховой, Волхонки и Остоженки. Это изучение документально вскрыло ряд этапов в заселении, планировке и застройке этих районов и установило изменения в направлении, названиях, конфигурации и размерах этих улиц на протяжении ряда столетий.

Моховая улица оформилась только в XIX в. Ряд прежних москвоведов относил название "Моховая" к далекой старине и утверждал, что оно пошло от мшистости этой местности. В настоящее время тщательное исследование отбрасывает это утверждение. Ни в летописях, ни в других документах до середины XVIII в. не встречается название "Моховая". Только в переписной книге и купчих второй четверти XVIII в. мы впервые находим наименование Моховой площади, где продавались в течение всего года вместе с сеном и дровами "мох и прочие деревенские продукты". По преобладавшей на ней продаже мха она в отличие от других площадей получила название Моховой, как другие площади назывались Сенной, Дровяной. По этой площади и были названы улицы, шедшие к ней от Тверской ул. (ул. Горького) и Знаменки (ул. Фрунзе).

До начала XIX в. одной общей улицы Моховой не существовало. В переписных книгах 1629 г. улица между Тверской и Никитской (ул. Герцена) называлась "улицей большой мимо богаделен к кузницам". На одном из планов второй половины XVII в. улица между Воздвиженкой (ул. Коминтерна) и Знаменкой (ул. Фрунзе) названа "что от каменных богаделен". Эти улицы в 1629 г. не имели застройки по прямой линии: они то суживались между Тверской и Никитской до 5 саж., то расширялись от 7 до 12 саж. между Воздвиженкой и Знаменкой. Моховая улица выравнивается после 1812 г.

Такого же недавнего происхождения образование и название второй улицы трассы - Волхонки. В 1629 г. она была шириной в 9 саж. у Знаменской решетки и суживалась до 3 саж. у Чертольских (Кропоткинских) ворот, где торговые лавки сильно выдавались вперед. В XVIII в. она расширилась у ворот до 10 саж. и сузилась до 5 - 6 саж. у Колымажного двора (Музей изобразительных искусств). После 1813 г. она получила у Знаменки 6 1/2 саж., у ворот и у Колымажного двора - 10 саж. ширины. Древнейшее, известное нам в 1591 г., название ее было Чертольская. В 1658 г. эта улица была переименована в Пречистенскую. В то время она являлась частью нынешней Кропоткинской улицы: в части, примыкавшей к Знаменке, она называлась в XVIII в. Ленивкой. Название "Волхонка" появляется в XVIII в. Волхонкой назывался кабак на земле кн. Волконского. В 1818 г. "Алфавитный список всех жителей г. Москвы" обозначает этим именем только ту часть, которая называлась раньше Ленивкой. С 60-х годов XIX в. весь путь от Знаменки (ул. Фрунзе) до теперешних Кропоткинских ворот стал особой улицей, за которой утвердилось название "Волхонка".

Третья улица трассы Фрунзенского радиуса, в XVIII - XIX вв. называвшаяся Остоженкой и в 1935 г. переименованная в Метростроевскую улицу, в XVII в. была известна под названием "Зачатейской" и "Старого остожья". Ширина ее была в разное время различна. В XVII в. в начальной ее части у Чертольских (Кропоткинских) ворот было 3 саж. В середине XVIII в. ее пробовали выпрямлять и расширять. Но и в XIX в. ширина этой улицы между домами N 1, 3 и 4

стр. 155

была 11,4 саж., а в некоторых местах, там, где каменные дома в XVII и XVIII вв. продолжали выступать на улицу, она имела 5,25 и 6,21 саж.

Застройка территории, занятой в настоящее время Коммунистической академией, на плане 1758 г. двора камер-юнкера князя М. М. Голицына. (Государственный архив феодально-крепостнической эпохи, фонд управы благочиния.)

Эти три улицы не являлись магистралями Москвы. Они обслуживали только нужды района и притом района не крупного значения.

Внимательное изучение старых планов и документов выявило бывшее ранее неизвестным гидрографическое прошлое местности, по которой прошла трасса. Та часть ее, где идет Моховая улица, изобиловала водой. Здесь была Неглинная река, искусственно уширенная, как показывают планы XVII и XVIII вв. Обилие воды позволяло ставить здесь мельницы. Правый берег реки Неглинной был прорезан несколькими речками, в разных местах впадавшими в Неглинную. Две из них (позднее заключенные в трубы) протекали по теперешней территории Московского государственного университета: одна из них - Синичка, на месте Гистологического института и старого здания, другая - Белая, на месте Физического и Химического институтов. В XVII в. грунт в этой местности был настолько насыщен водой, что "на самом том месте во "все лето стоит вода". Ключи грунтовой воды были обнаружены в 1924 г. во владении N 26 по Моховой. В половине XVI в. местность, где находятся 4-й Дом советов, библиотека и новое здание Университета (N 9 и N 7), была из-за сырости засыпана на локоть белым песком. Жильцы дома N 3 указывали в XIX в.

стр. 156

на сырость и на присутствие грунтовых вод. Эти грунтовые воды наполняли в XVIII в. большой пруд, находившийся на территории дома N 1, и Лебяжий пруд (Лебяжий переулок); они же питали многочисленные колодцы, отысканные на планах XVII и XVIII вв. и вскрытые во время работ на строительстве метро.

В части, прилегающей к Кропоткинским воротам, Волхонку пересекал заключенный теперь в трубу бурный ручей Чарторый, усиленный речкой Сивкой, протекавшей по Сивцеву вражку. Чарторый бежал по глубокому оврагу вдоль теперешнего Гоголевского бульвара и по направлению теперешнего Соймоновского переулка в Москва-реку. У теперешних Кропоткинских ворот Чарторый образовывал топкое место, которое называлось "на грязях".

Документальное изучение позволило наряду с гидрографией отдельных частей трассы и планировкой улиц исследовать историю заселения и застройки местности по трассе, начиная с XIV в. Территория, расположенная по этим трем улицам как лежавшая недалеко от Кремлевского холма стала заселяться вскоре после возведения там городка. В XIV и XV вв. эта местность была загородной. По левому берегу Москва-реки, в низких местах тянулись луговины - остожье, - где косили сено и ставили стога. На том месте, где теперь находится общежитие Института красной профессуры у Крымской площади, в первой четверти XIV в. лежало село - Семчинское, остававшееся с начала XIV в. по XVI в. во владении московского великокняжеского, а потом и царского рода. Почти посредине между Красной площадью и Кропоткинскими воротами во второй половине XIV в. возник Алексеевский монастырь, вокруг которого раскинулась слобода. В первой половине XV в. у села Ваганькова (Ленинская библиотека, д. N 1, по Моховой) находился загородный двор княгини Софьи Витовтовны. У Боровицкого моста в середине XV в. владел загородным двором князь Иван Юрьевич Патрикеев. Сведения о пожаре 1365 г., начавшемся от Чарторыя (у теперешних Кропоткинских ворот), и пожаре 1473 г., пошедшем от церкви "всех святых" (стоявшей недалеко от теперешнего Каменного моста), указывают на за-

Застройка территории, занятой в настоящее время Государственным музеем изобразительных искусств. Колымажный двор и прилегающая местность. Из плана Мериана XVII в.

стр. 157

селенность этой местности, которую летописец называет уже посадом. Деревянная застройка посада за Неглинной угрожала Кремлю. После пожара 1493 г. для безопасности Кремля территория посада на полосе 109 саж. вокруг Кремлевских стен, за рекой Неглинной, была очищена от всякого строения. Снесенные монастыри и церкви современники называли "старыми, исконными".

В XVI в. все пространство от Тверской (ул. Горького) до Крымской площади (по этим трем улицам), кроме освобожденного от построек, было заселено. В начале XVI в. застройка несомненно тянулась от того места, где теперь Крымская площадь, до нынешних Кропоткинских ворот, иначе пожар 1508 г. не мог бы достигнуть от Чарторыя до Алексеевского монастыря, до села Семчинского, до "сполья". Застроена была и теперешняя Волхонка. Алексеевский монастырь после пожара 1571 г. был переставлен на высокий берег Москва-реки, туда, где возводится Дворец советов. Найденные здесь надгробья не восходят ранее 1582 г. На его прежнем месте устроился Зачатейский монастырь, возле которого расположилась его слободка. Там, где находится Музей изобразительных искусств, были поставлены конюшни, передвинутые из Кремля. Позднее конюшни перешли к Арбату, туда, где теперь Староконюшенный переулок, и к селу Семчинскому. Вокруг конюшен теснились дворы больших и малых чинов дворца. По линии Моховой в XVI в. расположились дворы бояр. На сгоревшем дворе кн. Михаила Темрюковича Черкасского (д. N 7 на углу Моховой ул. и ул. Коминтерна) в 1566 г. был построен Грозным опричный дворец. Исследованием 1933 - 1934 гг. место дворца точно установлено.

Обнаруженные в архивах новые документы открыли возможность определить физиономию каждой из этих трех улиц в отношении ее застройки и распределения населения в XVII, XVIII и XIX вв. Характерной чертой заселения и застройки теперешней Моховой улицы в то время является резкое классовое различие населения правой и левой сторон улицы. Лучшая, правая, возвышенная часть была захвачена крупными феодалами; левая, низменная, спускающаяся к реке Неглинной и к Москва-реке была оставлена тяглецам.

По правой стороне от теперешней улицы Горького начинался ряд дворов крупных феодалов: двор боярина Годунова (дом N 17), за ним шли дворы бояр Морозовых, Грушецких, Урусовых, князей Репниных (N 11), объединивших множество мелких дворов. Далее шли дворы кн. Прозоровских, Черкасских, позднее Апраксиных (N 9 - новое здание Университета), двор Пушкиных (N 7 - 4-й Дом советов), двор бояр Стрешневых, затем Нарышкиных (N 5 - новое здание Всесоюзной библиотеки имени В. И. Ленина), дворы кн. Шуйских, позднее Щербатовых и в конце века двор думного дьяка Автонома Иванова (N 1 - старое здание той же библиотеки).

В XVIII в. почти все владения на правой стороне перешли от крупных родовитых феодалов в руки чиновной аристократии: двор N 1- в руки А. А. Меншикова, затем генерала Племянникова и Е. П. Пашкова, двор N 3 - в руки историка Татищева, N 7 - в руки генерала Грушецкого, N 9 перешел к другому Пашкову. С половины XVIII в. Московский университет, скупая и получая безвозмездно усадьбы титулованных владельцев и церковные земли, образовал большое владение (N 11). Университет начал в XVIII в. то, что стало здесь в XIX в. общим явлением. Значительная часть владений правой стороны в XIX в. отходит под государственные учреждения. На владении

стр. 158

N 9 Университет в 30-х годах XIX в. построил новое здание, N 5 получило в 40-х годах Горное правление, а затем Архив министерства иностранных дел, N 1 в 1843 г. занял университетский дворянский институт, в 1849 г. - 4-я московская гимназия и в 1860 г. - Румянцевский музей, который в самом конце века приобрел и владение N 3.

Левая сторона Моховой улицы в XVII в. начиналась Моисеевским монастырем, за которым тянулись торговые и ремесленные ряды: ветошный, лоскутный, точильный, тележный, железный, мебельный, мясной, крупяной, мучной. Очищенную в XV в. от построек зону предстепья заняли в XVII в. мелкие дворы стрельцов конного стремянного приказа и мелкие же дворы членов причта кремлевских церквей. От Троицких до Боровицких ворот был расположен Аптекарский дворцовый сад.

В XVIII и XIX вв. исчезли Моисеевский монастырь, Аптекарский сад, стрелецкие дворы. После уничтожения стрелецкого войска дворы стрельцов были розданы чиновным людям, как например, учителю Петра I дьяку Никите Зотову. Торговые ряды были уничтожены, и земля перешла в руки торговой буржуазии. На очистившейся площади был устроен Моховой рынок, а потом Манеж.

На улице, позднее ставшей Волхонкой, оседал в XVII в. уже другой состав населения. Крупные феодалы и здесь заняли лучшую, правую линию улицы. Здесь были дворы кн. Одоевских (N 2), кн. Прозоровских, окольничего Ф. М. Ртищева, за постройками Государева колымажного двора (N 12), двор Юшковых (N 14 - теперь Коммунистическая академия), но крупных феодалов здесь было немного. Больше было здесь в XVII в. дворов стольников, дьяков, подъячих и других служилых людей. По левой стороне тянулись от Боровицкого моста стрелецкие дворы, у Алексеевского монастыря - крестьянские, а затем посадские, у ворот (теперь Кропоткинских) были лавки, а за ними избы мастеровых и посадских. В XVIII в. стрелецкие и крестьянские дворы, торговые и ремесленные избы не находят себе места на теперешней Волхонке. Эта улица стала улицей чиновного дворянства. Здесь поселились Салтыковы, Шаховские. Нарышкины, Долгоруковы, Волконские, Голицыны. Один из Голицыных собрал в свои руки ряд мелких владений на правой стороне улицы и построил здесь громадный дом.

В этом дворянском гнезде "казанская помещица" Екатерина II избрала себе дом кн. Голицына для резиденции при приезде в Москву в 1775 г. после казни Пугачева. Этот дом соединили с тремя другими, обстроили деревянными переходами и превратили во дворец. Через год деревянные части были сломаны и переброшены на Воробьевы горы.

В XIX в. Волхонка теряет свой дворянский характер. Крупные дворянские владения превращаются в общественные здания. Владение Волконского (N 16) занимает 1-я московская гимназия, владение кн. Голицына (N 14) - частное реальное училище. Алексеевский монастырь сносится и на его месте строится "храм спасителя". В XX в. на месте бывшего Колымажного двора (N 12) поднимается Музей изобразительных искусств. Дворянские дома переходят в руки купцов Котовых, Голофтеевых, банкиров Волковых.

Иначе развертывалось в XVII, XVIII и XIX вв. заселение и застройки Метростроевской улицы, бывшей Остоженки. По мере того как эта окраина заселялась представителями среднего слоя служилых и по-

стр. 159

садских людей, загородные дворы крупных феодалов уходили отсюда дальше на "сполье" за Земляной вал, где удобно было разводить огороды и сады для их домашнего московского обихода. К концу

XVII в. здесь осталось всего два боярских загородных двора. Заметны были здесь дворы разных чинов, особенно подьячих. Число этих дворов доходило до 77 из всех 330 дворов. Были здесь и дворы иноземцев. Но больше всего было дворов ремесленного и мелкого торгового люда, который обслуживал государевы остожные конюшни. По обеим сторонам улицы и в переулках находились избы стадных, стремянных, конюхов, конюшенных сторожей, конских мастеров, стадных приказчиков, конюшенных подковщиков, государевых колымажников. Штатный переулок (теперь Кропоткинский), образовавшийся из стадной конюшенной слободы, вел свое название от искаженного слова "стадный". Дальше по Остоженке стояли избы рыбников, плотников, мясников, портных, бобровников, хлебников, Шапошников, лапотников, пивоваров. Еще дальше у Зачатейского монастыря жили красильники, кафтанники, серебряники, шубники, извозчики и коровьи пастухи. Это трудовое население составляло характерное ядро этого захолустного, полудеревенского полугородского уголка Москвы XVII в.

В XVIII и XIX вв. состав населения и застройка Остоженки сильно меняются. К концу XVIII в. конюшенный двор перестал существовать. Его обветшавшие постройки были снесены, и в начале XIX в. на их месте был возведен дворец для одной из особ царской фамилии; затем, после пожара во дворце, был построен дом лицея (теперь общежитие Института красной профессуры). Мелкие дворы конюшенных служителей, цеховых, мещан, торговцев в значительном числе перешли в руки дворян, которые в XVIII в. и в начале XIX в., скупая мелкие дворы, соединили их в довольно крупные владения. К концу

XVIII в. из 50 владений 28 (более 50%) принадлежало дворянам, 2 (4%) - купцам, 2 (4%) - чиновникам. Остоженка сделалась дворянской улицей. К середине XIX в. из 46 владений в руках дворян было 18 (39%). Выросло число владений чиновников до 9 (1%), купцов - до 7 (18%). В начале XX в. из 47 владений у дворян осталось только 8 (16%), у купцов стало 12 (26%), у лиц интеллигентных профессий - 5 (10%), у домовладельческих и страховых обществ - 6 (13%). Остоженка приобрела в значительной степени буржуазно-интеллигентский характер.

*

Трасса Арбатского радиуса протянулась от Моховой улицы до Киевского вокзала и определила изучение улицы Коминтерна, кварталов между Арбатом и Б. Молчановкой, группы Николощеповских переулков, лабиринта Ростовских переулков и Дорогомилова.

Первый отрезок этой трассы - улица Коминтерна - первоначально назывался Арбат и в противоположность только что рассмотренным улицам - Волхонке и Остоженке - был одной из главных магистралей Москвы, соединявшей в XIV и XV вв. центр Москвы - Кремль - с Волоцкой дорогой, шедшей на Новгород. В XVI и XVII вв. по этой улице направлялось движение и на Смоленск.

С увеличением связи с Смоленском в XVII в., с 1658 г. Арбат был переименован в Смоленскую улицу. В XVIII и XIX вв. эта улица обслуживала главным образом внутригородское московское движение, и за ней закрепилось название Воздвиженки, по имени стояв-

стр. 160

шего на ней монастыря. С 1933 г. она получила название улицы Коминтерна. Вокруг этой улицы как одной из магистралей, близко лежащей к Кремлю, стало стягиваться население, и с XV в. на ней появляются владения крупных феодалов. В первой половине XV в. здесь находился двор боярина Ф. В. Басенка, игравшего большую роль в кровавой борьбе Василия Темного с Димитрием Шемякой. На том месте, где теперь дом N 13, выявлен двор кн. Ф. Пожарского, находившийся здесь в половине XVI в. На основе списка 1629 г. мы можем даже точно разместить дворы: по левой стороне улицы боярина В. И. Стрешнева, имевшего вотчины в 14 уездах (N 3), кн. А. В. Хилкова (N 9), кн. В. Г. Меньшого Ромодановского, кн. И. Хилкова (N 11) и по правой стороне - окольничего Б. Пушкина (N 4), кн. Анны Урусовой (N 6), окольничего Ф. И. Стрешнева (N 10), окольничего И. П. Матюшина (N 12) и боярина Б. И. Морозова (N 14 и N 16).

Во второй половине XVII в. здесь находились также дворы боярина И. Б. Милославского и затем на его месте Государев аптекарский двор (N 5) и двор боярина Мусина-Пушкина (N 13). Двор боярина Ф. И. Стрешнева перешел в конце XVII в. к В. В. Голицыну. После смерти В. И. Стрешнева его двор получил вошедший в силу при: царе боярин К. П. Нарышкин, владелец 88 тыс. крепостных, который в это же время захватывает дворы на противоположной стороне улицы (N 6 и N 8). В XVIII в. здесь водворился царевич Грузинский (N 5) и фавориты елизаветинского и екатерининского времен и их ближайшие родственники: гр. К. А. Разумовский, у которого потом приобрел обширное владение гр. Шереметьев (N 6 и N 8), гр. Дмитриев-Мамонов (N 13), кн. Голицын (N 18). Только в конце XIX и в начале XX в. владения феодалов по этой улице постепенно переходят в руки крупной буржуазии: N 14 - к фабриканту Морозову, Л1 13 - к Арманд, N 9 - к Асадуллаеву, N 18 - к Шмидту. При таком социальном составе владельцев в XVII, XVIII и XIX вв. здесь были только крупные владения. Каменные строения были значительных размеров. Застройка долгое время была редкая. Законсервированная на протяжении почти трех веков эта феодальная застройка при наличии значительного количества планов XVII, XVIII и XIX вв. представляет чрезвычайно благоприятные условия для выявления и изучения специфики планировки и застройки феодального двора, как он сложился в XVII и XVIII вв.

От истории заселения, застройки и планировки улицы Коминтерна резко отличается история заселения, застройки и планировки квартала между Арбатом и Молчановкой. На всей этой территории, носившей в XIV - XV вв. название Занеглименья, от Остожья до Никитской улицы были раскинуты великокняжеские вотчины. К ним примыкала с одной стороны вотчина ростовского архиерея и с другой - вотчина Новинского монастыря. На всем этом большом пространстве в XIV и XV вв. были разбросаны по бокам дороги селища и деревушки из одной-двух изб, отделявшиеся полями, лугами, пустырями и лесами. "Здесь жили княжьи и церковные оброчники, конюхи и сокольники, свободные крестьяне-издельники, архиерейские рыболовы у Москва-реки.

Во второй половине XVI в., с переходом в опричнину, эта местность стала заселяться стрельцами. К концу XVI в., когда замкнулось третье кольцо укреплений Москвы в виде деревянной стены города, в пределах этой стены арбатская местность в связи с ростом город-

стр. 161

ского ремесла и торговли заполнилась отходившими от земли ремесленниками. Здесь осела целая плотничья слобода, здесь имели свои дворы мелкие служилые люди. В первой половине XVII в. здесь было расположено несколько стрелецких полков для военных, административных и Полицейских нужд. В кварталах, через которые прошла трасса, удалось вскрыть три стрелецких слободы. Первая слобода - с 500 дворами - находилась в квартале между Годеинским и Серебряным переулками, вторая слобода - с 500 дворами - в квартале между Серебряным переулком и улицей Вахтангова и третья слобода - с почти тем же числом дворов - в квартале за улицей Вахтангова. Все эти кварталы были пусто застроены мелкими дворами рядовых стрельцов и небольшим числом более крупных дворов, принадлежавших стрелецким полковникам. Боярское владение в виде загородного двора - здесь чрезвычайно редкое в XVII в. явление.

В связи с роспуском стрелецких полков в конце XVII в. эти кварталы пережили сильные изменения. Они совершенно опустели. В 1702 г. от 500 дворов первой стрелецкой слободы осталось 66 дворов, во второй стрелецкой слободе оказалось 33 двора вместо 500 и в третьей стрелецкой слободе, имевшей раньше 500 дворов, уцелел всего 21 двор.

На смену однородного стрелецкого населения здесь стали в XVIII в. водворяться оброчные и дворовые крестьяне, дворцовые слуги, ремесленники, военные чины не выше майора, чиновники не выше ассесора, среднее дворянство и среднее купечество. Во второй половине

XVIII в. здесь находилась небольшая фабрика с 84 рабочими. В XVIII и первой половине XIX в. строительство развивалось слабо, и постройки за очень немногими исключениями были деревянные. До 1870 г. в составе домовладельцев и жителей преобладали дворяне, с 1875 г. стало расти число домовладельцев и жителей из купцов. С оживлением Арбата как торговой артерии в XX в. усиливается его заселение буржуазией и увеличивается его каменная застройка.

Совершенно иными чертами отличается ход заселения и застройки районов Николощеповских и Ростовских переулков и Дорогомилова, расположенного за Москва-рекой. Николощеповский район ведет свое происхождение от монастырской слободки, где в 1646 г. был конюшенный двор Новинского монастыря. В слободке жили служки монастырские, бобыли беспашные, седельники, могильники, сапожники, кирпичники, глинщики, швейники, печники, мельники. По закону 1649 г. они из монастырских людей сделались тяглыми посадскими, В 1666 г. на их месте были поселены "великого государя дворовые всяких чинов люди", и подмонастырская слободка отошла в ведение дворца.

Берег Москва-реки был занят государевым дровяным двором и лесными дровяными станами. Здесь образовался один из самых крупных складов топлива и строительных материалов. Околонего разместились дворы дворцовых хлебопеков, поваров, истопников, пивоваров, медоваров, квасоваров, кузнецов, дрововозов. Их мелкие дворы были поставлены по сторонам девяти длинных параллельных переулков по отводу приказа Большого дворца. Так в связи с ростом дворцового хозяйства в Кремле во второй половине XVII в. изменился состав населения и планировка бывшей монастырской слободки. Стоявшая посреди слободы недалеко от дровяного двора церковь "Николы, что на Щепах" и дала название шедшим от нее переулкам, часть которых сохранилась и до сих пор.

стр. 162

В XVIII в. дворцовое хозяйство не развивалось, а падало, и в дворцовую слободу стали вливаться новые элементы растущего города. Здесь обосновались отставные солдаты, капралы, прапорщики, копиисты, канцеляристы, мелкие и средние купцы и в очень ограниченном числе владельцы мануфактуры и фабричные ученики. Отысканные в архивах планы XVII и начала XIX в. позволяют определить характер планировки и застройки дворов этих слоев московского населения. Дворяне не тянулись сюда ни в XVIII, ни в XIX вв.

В XIX в. большое дворцовое хозяйство перестало существовать. Дворцовые склады отошли к городу. В то же время изменился и состав населения этого района. Домовладельцами здесь в XIX в. являлись купцы, подрядчики, торговцы строительными материалами, зеленью. Тут же ютились и мелкие торговцы Смоленского рынка. По линии Смоленской площади выстроились лавки - горшечные, щепные, железные, съестные, табачные, свечные, мебельные, шерстяные, сенные. Среди мелких деревянных строений в XX в. стали появляться и большие каменные дома.

Иной процесс заселения, застройки и планирования пережили местности, где проходят шесть Ростовских переулков. В XV в. это была вотчина ростовского архиерея, затем митрополита. Здесь стояли дворы архиерейских крестьян. В XVII в. крестьяне превратились в ремесленников. Здесь были митрополичьи плотники, митрополичьи огородники, серебряники, мясники, рукавичники. В середине XVII в. митрополичья слобода делается тяглой, "кормится московской работой", но развивается слабо. В XVIII в. ее заполняют отставные солдаты, купцы средней руки, канцеляристы, оброчные крестьяне. Они живут в мелких дворах, в деревянных избах (иногда на каменном высоком фундаменте). Сеть бежавших в XVI в. к митрополичьему двору кривых и узких переулков осталась в наследство от первоначальной стихийной феодальной планировки Благовещенской ростовской слободы XV - XVII вв., сохранившись до нашего времени в виде лабиринта шести Ростовских переулков. XX век внес очень мало оживления в этот феодальный уголок Москвы.

Особый тип заселения, застройки и планировки показало впервые изученное Дорогомилово за Москва-рекой.

Дорогомилово выросло во второй половине XVI в. из Ямской гонной слободы. Здесь осели "добрые" "семьянистые охотники"- ямщики, получив в надел дворы с огородами и пашнями. За это они должны были служить - "ездить под государевыми гонцами". Медленно росшая сперва слобода, расположенная по Смоленской дороге, к началу XVII в. имела 175 дворов и в середине XVII в. образовала кроме главной улицы - дороги - еще и переулки. Планы владений дворов XVII и XVIII вв. показывают специфические черты планировки и застройки Ямского постоялого двора, предназначенного для лошадей и экипажей, и изб, выходящих на улицу-дорогу, с выступами - навесами, под которыми ямщики торговали сеном и другими припасами. С ослаблением ямской гоньбы однородная раньше по своему составу ямская слобода в XIX" в. стала наполняться мещанами, мелкими купцами, чиновниками, в ней стали появляться полукаменные и каменные дома. Но и в начале XX в. Дорогомилово оставалось типичным мещанским районом, заселенным мелкими торговцами и немалым процентом извозчиков. Только у самой заставы, после постройки там заводов, Дорогомилово стало принимать пролетарский облик.

стр. 163

Горьковский радиус метро, протянувшийся от Охотного ряда до Всехсвятского, обусловил изучение кварталов, "расположенных между улицею Дмитровкою и улицей Горького (б. Тверской) до Пушкинской площади, и кварталов, расположенных по левой стороне улицы Горького и Ленинградского шоссе, до стадиона "Динамо". В прошлом это был район Тверской улицы, Тверской и Дмитровской дорог и улицы Дмитровки.

Памятники не упоминают Тверской улицы и Тверской дороги ни в XIV, ни в XV вв. В это время движение на Тверь шло из Москвы по Волоцкой дороге, которую связывали с Кремлем Арбат и Никитская улицы через Троицкий мост, самый ранний кремлевский постоянный каменный мост, построенный во второй половине XIV в.

С расширением Кремля, с появлением нового ямского пути на Новгород, с постройкой Воскресенского неглименского моста, в конце XV в. появляется Тверская дорога и улицы. В межевом описании 1504 г. эта дорога и улицы упоминаются, но не называются Тверскими, повидимому не получив еще этого наименования. Они упоминаются в 1566 г. в рассказе о въезде литовских послов в Москву.

Во второй половине XVI в. Тверская улица становится главной

Застройка места, занятого теперь Советской площадью на улице Горького в середине XVIII в. План двора княгини Аграфены Михайловны Долгоруковой 1756 г. (Архитектурное отделение Государственного исторического музея).

стр. 164

магистралью Москвы. Сигизмундов план начала XVII в. показывает Тверскую улицу покрытой деревянной мостовой. К концу века в части Белого города она была застлана белыми каменными плитами. По ней совершались парадные въезды и шло оживленное движение, По обеим ее сторонам стояли дворы знати и подворья монастырей. В конце XVII и в XVIII в. на Тверской было много мелких лавок. В них торговали пищевыми продуктами, одеждой и обувью; лавки обслуживали не знать, получавшую нужные продукты из своих огородов и деревень, а ремесленников, мелких торговых и служилых людей. Во второй половине XVIII в. Тверская как главная улица и дворянский центр делается местом резиденции московского главнокомандующего, а потом генерал-губернатора. В XIX в. она приобретает и большое торговое значение. В 1829 г. на ней было 24 магазина, где можно было купить все - "от ананаса до огурца": табачные и пирожные изделия, экипажи и т. д. Здесь, находились также мастерские - портняжные, сапожные и золотых дел. Эти магазины и мастерские обслуживали верхние слои московского общества. Как улица-магистраль, по которой поддерживалось сообщение с Петербургом, Тверская имела шесть гостиниц из семи существовавших в то время в Москве. В 1842 г. из 12 заведений, посылавших экипажи - дилижансы и судейки, - пять помещалось на Тверской улице. Барские дома пестрели разноязычными вывесками ресторанов и Магазинов русских и иностранных. В конце XIX и начале XX в. на месте старых барских особняков вдоль улицы стали воздвигаться доходные дома в 3, 4 и 5 этажей для сдачи под торговлю, гостиницы и дорогие квартиры.

Другой характер носила Дмитровская дорога и улица Дмитровка, бывшие в XIV и XVI вв. торговыми путями. В XVII в. они перестали играть эту роль, и Дмитровка превратилась в улицу местного городского значения. На планах Москвы XVII в. она не имеет выхода за город - против нее" стоит глухая башня без ворот. В XVIII в. Дмитровка стала тихой жилой улицей, заселенной дворянством. В XIX - XX вв. на ней сосредоточилось три клуба - немецкий, дворянский и купеческий, где отдыхали по вечерам за картами дворяне и денежная аристократия.

Трасса Горьковского радиуса метро по своему историческому прошлому делится на четыре района. Первый район - первоначальная - Тверская улица в пределах Белого города, второй - Тверская улица в Земляном городе, третий - Тверская - Ямская слобода по Тверской дороге и четвертый район - загородная местность по Тверской дороге, позднее по Петербургскому шоссе. При изучении каждого из этих районов вскрыта его история и определена специфика заселения, застройки и планировки. С XIV в. начались заселение и застройка первого района, включающего кварталы между Тверской улицей и Дмитровкой от Охотного ряда до Пушкинской площади в частях, ближайших к Кремлю. В середине XV в. на Тверской улице стоял Воскресенский монастырь. В конце XV в. на Дмитровке основан Георгиевский монастырь "на Романовом дворе". В 1530 г. на Успенском овраге (Брюсовский пер.) находился построенный Алевизом пороховой завод. Во второй половине XVI в. на Тверской стоял двор бояр Милославских, на углу теперешнего проезда Художественного театра и Дмитровки - двор Собакина, родственника одной из жен Ивана Грозного.

В 1638 г. между Охотным рядом и теперешним -Страстным бульва-

стр. 165

ром, где была тяглая Дмитровская слобода, стояло 185 дворов. Из них 16 принадлежало высшей знати, 40 - московским дворянам и детям боярским, 7 - подъячим, 71 - церковникам и только 51 - посадским: калашникам, кисельникам, свешникам, стригольникам, ветошникам, пирожникам, торговцам. Это показывает, что процесс захвата земель Дмитровской сотни богатыми и знатными людьми к этому времени шел полным ходом. Оседавшая с XV в. близ Кремля и Китай-города знать и служилые люди вытеснили отсюда черных людей, заставляя их подниматься вверх и спускаться вниз к берегам реки Неглинной. Во второй половине XVII в. на всем квартале вдоль Охотного ряда, Тверской и Дмитровки раскинулись крупные усадьбы Долгоруких, Голицыных, Троекуровых, Волковых, Ромодановских, Трубецких, Гагариных, занимавших высокие должности и близких ко двору.

Актовые книги 1701 - 1703 гг. и 1720 - 1724 гг. ясно говорят нам, что уход земли из тягла Дмитровской сотни продолжался. При этом число дворов высшей знати увеличилось с 16 до 33 (106%), число дворов среднего дворянства упало с 47 до 20 (58%), число дворов духовенства понизилось с 71 до 32 (55%), число дворов посадских людей опустилось с 51 до 16 (68,4%). По переписи 1738 - 1742 гг. в части между Охотным рядом и теперешней Советской площадью знать занимала 12400 кв. саж. (65%, дворянство и чиновничество - 5200 кв. саж. (27%) и только 1400 кв. саж. (18%) имели купцы и прочие посадские люди. Таким образом тяглая земельная единица; XVI - XVII вв. - Дмитровская черная сотня - в XVII в. фактически осталась почти без земли.

Путем точного статистического анализа числа дворов за время с 1738 по 1914 г. установлена четкая картина роста и падения числа дворов различных категорий дворовладельцев. С 1738 по 1818 г. знать превышала здесь все другие категории. В 1849 - 1854 гг. численность ее стояла на одном уровне с духовенством и купечеством; высоко поднявшись к 1793 г., она опустилась к 1818 г. до уровня 1738 - 1742 гг., а в дальнейшем неуклонно падала. Среднее дворянство и чиновничество, имевшие в 1738 г. 19,8% дворов, в 1914 г. не имели их совсем. Удельный вес владений духовенства с 32 опустился к 1914 г. до 20. Удельный вес купечества, упав в 1793 г. до 13,8 (с 15,9% до 1738 - 1742 гг.), все время поднимался, особенно в XIX в., и дошел к 1914 г. до 53,7. Район из сплошного деревянного в XVII в., полукаменного во второй половине XVIII в. превратился в начале XIX в. в каменный и в конце XIX и начале XX в. заполнился многоэтажными постройками. Площадь дворов увеличилась с XVII в. в 2 1/2 раза и дворы застроились не только вдоль улицы, но и внутри занимаемой ими территории доходными зданиями жилого и торгово-складочного назначения. Число переулков между Тверской и Дмитровкой с 11 в XVII в. сократилось к XX в. до 5.

Позднее и иначе пошли заселение, застройка и планировка второго района Тверской - Земляного города за Пушкинской площадью.

В XVI в. здесь было поле. В источниках упоминается бывшая здесь за городом усадьба царского дьяка М. Г. Мисюря с ветряной мельницей (N 59 - дом Музея революции). Когда в конце XVI в. были построены стены Белого и Земляного города, здесь поселились воротники в том месте, где теперь Воротниковский и Старопименовский переулки. Недалеко от ворот Земляного города в 1640 г., на месте нынешнего Благовещенского переулка, были поселены стрельцы __

стр. 166

целая слобода в 500 дворов. В 1668 г., когда воротники были переведены в Сущево, на их место был поселен второй стрелецкий полк. Место, занятое теперь Пушкинской площадью, в XVII в. было застроено. У Тверских ворот по рву, вдоль проезда на Никитскую, в XVII в. тянулся Кузнечный ряд с 99 кузницами. Тут же у ворот были торговые лавки. По обеим сторонам Тверской в скученно поставленных маленьких дворах ютились посадские люди - ремесленники. Переписи называют здесь дворы овчинников, сапожников, котельников, Крашенинников, алмазников, рукавишников, избы харчевников и Калашников. Переписи указывают здесь значительное число подьяческих дворов, дворы дворян и один большой загородный двор боярина Н. И. Одоевского, на том месте, где была усадьба Мисюря.

В XVIII в. мелкие посадские и стрелецкие дворы здесь были захвачены не знатью, а дворянами, купцами, монастырями. Там, где теперь находятся владения Ломоносовского института, где в XVII в. была стрелецкая земля, в XVIII в. был огород Новодевичьего монастыря. Владения домов N 71 и 73 в 1742 г. были в руках Лютикова монастыря. На месте Глазной больницы (д. N 63) с 1716 г. находился двор купца Симонова. На стрелецкую землю у Земляных ворот (там, где теперь Оружейный переулок) сели мастера Оружейной палаты.

В течение XVIII в. дворяне, а затем купцы, скупая мелкие владения вдоль Тверской, приобрели 28 владений из 30, причем на долю дворян приходилось 17, на долю купцов и мещан - 11 владений.

Состав населения этой местности в первой половине XIX в. мало изменился по сравнению с XVIII в. Но во второй половине XIX и в XX в. и на этом отрезке Тверской улицы резко обозначилось преобладание буржуазии. Владений купцов и мещан в 1915 г. было 20, дворян и чиновников - 3. И здесь происходила застройка дворов каменными доходными корпусами, увеличилось число магазинов в нижних этажах домов. С укрупнением домовладельческих участков с XVIII в. здесь шло уничтожение переулков. К XX в. в этой части Тверской три переулка были застроены.

В совершенно иных условиях с XVI в. начинается и проходит заселение и застройка в XVII - XVIII вв. третьего района - Тверской-Ямской слободы.

Вопреки утверждению, что Тверская-Ямская слобода появилась в начале XVI в., изучение документов и археологических данных показало, что эта слобода возникла после 1560 г. В XVI и XVII вв. Тверская-Ямская слобода состояла из двух линий изб по обеим сторонам Тверской дороги, с дворами и огородами среди пашен. В первой половине XVII в. ямских дворов здесь было 60, к концу XVII в. их стало 107. Население слободы состояло исключительно из ямщиков. В XVIII в., когда Тверская дорога протянулась до С. -Петербурга и связала две столицы, ямское" движение усилилось, число ямских дворов возросло. Но это не изменило ни состава населения слободы, ни характера ее деревенской застройки. В XIX в. с ростом торговли и промышленности и ослаблением ямского промысла в связи с развитием железнодорожного транспорта в слободах сократился процент ямских дворов и увеличилось дворовладение представителей торговли и ремесла. Слобода меняла свой облик, в ней начиналось каменное строительство. Найденная ведомость московского ямского правления 1859 г. (одна из немногих сохранившихся) вскрыла ту борьбу за землю, которая развернулась в слободе между ослабевающими ямщиками и усиливающимися купцами, и показала фигуру купца Пыхо-

стр. 167

ва, сначала арендовавшего, а затем скупившего множество ямских земель. В разросшейся, по городскому спланированной с несколькими улицами слободе в XIX - XX вв. главную роль стали играть крупные торговцы лесными и строительными материалами, торговцы хлебом, зерном, мукой, подрядчики печных и строительных работ. В руках крупных владельцев дворы стали сдваиваться, обрастать каменными строениями в 2, 3, 4 и 5 этажей с многочисленными магазинами на главной улице.

Путем сопоставления текстов XVII и планов XVIII - XIX вв. установлено, что в основе размеров современных кварталов и конфигураций дворов этого района лежат первоначальные нормы земельных нарезов, которые давались ямщикам в XVII в. Характерной чертой района Тверской-Ямской слободы является то, что в нее ни в XVII, ни в XVIII, ни в XIX вв. почти не заглядывала знать и дворянство.

С XVI в., но в совершенно иных темпах и условиях шли заселение, застройка и планировка четвертого района - загородной местности по Ленинградскому шоссе до Всехсвятского, которая раньше совершенно не была изучена. Эта подмосковная территория в XVI в. была вотчиной московских князей. В XVI в. громадные участки земли отошли в руки церковных феодалов. Местность была пустынна, слабо заселена." На ней одиноко маячили у теперешнего Всехсвятского 9 крестьянских изб. В XVII в., точнее в конце века, здесь находился двор боярина И. М. Милославского, "со всяким дворовым строением", с десятками кабальных, задворных людей и холопов. Кругом лежали пустыри, стояли леса. В середине XVII в. часть этих пустырей была выделена для города Москвы в качестве выгонной земли, В XVIII в. эти выгонные земли, как и другие соседние земли, "лежали впусте" и не были заселены. Только во Всехсвятском находился двор царевичей Грузинских и в Петровском-Зыкове был выстроен ездовой дворец для остановок перед въездом в Москву высоких особ (теперешний Петровский дворец). С середины XIX в. эти пустые места начали заселяться и застраиваться в части, ближайшей к Москве. В 1840 - 1850 гг. земли вдоль Ленинградского шоссе были заняты тогдашним московским дворянством под постройку дач. Создан был Петровский парк - место гулянья московской публики. И здесь часть земли была занята дорогими дачами. С 1870 г. эти дворянские участки стали переходить в руки буржуазии, и по линии шоссе стали вырастать громадные дома с дорогими квартирами. За этим первым рядом домов пустыри с ямами, образовавшимися от выемки песка и глины, с 80-х годов XIX в. начали заполняться мелкими дворами с приземистыми домами, занятыми мещанами и железнодорожными служащими. Так появилась справа слободка Ямского поля, слева - Петербургская слободка. Они росли и застраивались слабо, так как капиталисты мало интересовались этой местностью.

*

Кировский радиус метро - от центра до Сокольников - потребовал изучения исторической топографии площади Охотного ряда, площади Свердлова, Театрального проезда, площади Дзержинского, улицы Кирова, Каланчевской площади, Краснопрудной и Русаковской улиц. Прошлое этой местности позволяет разделить ее на три главных района.

Первый район, охватывающий площадь Охотного ряда, площадь Свердлова и Театральный проезд, в далеком прошлом занимали бе-

стр. 168

рега реки Неглинной. На левом возвышенном берегу, по линии нынешнего Театрального проезда, на месте теперешних центральных бань, в XV в. стоял Государев пушечный двор. Правый низкий берег, затопляемый во время половодья и сильных ливней, заселен не был. Только на той части берега, которая была ближе к Кремлю, на бойком людном месте в XIV - XV вв. осело население. В XVI в. (1519 г.) в южной части теперешней площади Свердлова на реке Неглинной был устроен пруд с плотиной и поставлена каменная мельница. В связи с возведением стен Китай-города в XVI в. здесь были снесены все постройки и образовано полое пространство предстенья. Никаких дорог и улиц в части, примыкающей к стене Китай-города, здесь не было. На это указывает отсутствие ворот в стене на всем протяжении ее от Воскресенских ворот до Троицких, находившихся против Рождественки.

В XVII в. полое пространство вновь застраивается. Там, где теперь Охотный ряд, около Тверской образовалась Житная площадка - с житным и мучным рядами. На южной стороне теперешней площади

Застройка теперешней площади Свердлова и Охотного ряда (где гостиница Московского совета) на годуновском чертеже 1600 - 1605 г.; слева стена Китай-города. Посредине - река Неглинная, внизу мост через нее и многогранное здание Пушечного двора.

стр. 169

Петровские укрепления Китай-города по Театральному проезду. На плане, составленном генерал-майором Герардом 2-м в 1799 г. (Военно-исторический архив ).

Свердлова стояли два или три ряда домишек, к югу от которых до самых стен Китай-города расстилался пруд реки Неглинной. Далее через Неглинную, там, где теперь находится Малый театр, был перекинут через болото деревянный мост длиной около 130 м, направленный к Охотному ряду. Мост состоят из положенных поперек на земле и воде бревен, привязанных к кольям. Через мост мимо Пушечного двора по линии теперешнего театрального проезда поднималась дорога на Лубянку. У моста на месте теперешнего 2-го Дома советов планы указывают деревянные бани. Более высокие места, там, где теперь находится Дом советов труда и обороны, Дом союзов, 2-й Московский художественный театр и Большой театр, густо заняла палатами и садами боярская и княжая знать, вытеснившая отсюда посадский люд. Только местность, где находится теперь Малый театр и Мосторг, была слабо заселена. Здесь протекала река Неглинная, и на углу теперешнего Кузнецкого моста и Петровски в XVII в. стояла церковь Воскресения словущего с деревянными домами причта.

Значительные перемены в застройке и планировке произошли здесь в XVIII в. В 1707 г. В ожидании шведов насыпаны были земляные укрепления и около них вырыты рвы. Укрепления заняли всю южную сторону теперешней площади Свердлова в той ее части, где

стр. 170

стоит 2-й Дом советов, а также всю ширину нынешнего Театрального" проезда. Площади Охотного ряда в середине XVII в. не было. Земли захватили знатные владельцы находившихся здесь домов. В северной части проходила начинавшаяся от Тверской улица Петровка в 7 - 8 саж. ширины. По северной части этой улицы были расположены дворы знати, по южной - деревянные лавки Охотного ряда. В 1783 г. был спущен Неглинный пруд. В 1790 - 1793 гг. река Неглинная была заключена в открытый канал, облицованный диким камнем и обнесенный железной решеткой. В связи с этим лавки Охотного ряда были перенесены южнее, на то место, где теперь находится гостиница Московского совета. В 1791 г. местность была очищена от построек и была открыта площадь Охотного ряда. В 1778 - 1780 гг. в северной части площади Свердлова на том месте, где теперь стоит Большой театр, был открыт "зал для машкерадов" и оперный и драматический Петровский театр Медокса.

Изменения в застройке, планировке и заселении продолжались здесь и в XIX в. Канал Неглинной был перекрыт сводом, и река пошла под землю. Укрепления были срыты, площадь подсыпана и выравнена. Все старые строения на площади были снесены в 1818 - 1819 гг. Был выравнен Театральный проезд. Сгоревший в 1806 г. Петровский театр был в 1824 г. вновь построен. В 1830 - 1840 гг. дома, стоявшие по углам площади, получили однообразное оформление, соответствующее дому купца Варгана, купленному для Малого театра. Середина площади была отведена под плац-парад. В XIX - XX вв. на смену знати пришли в качестве домовладельцев и в Охотный ряд, и на Театральную площадь, и на Театральный проезд представители буржуазии.

Второй район - район улицы Кирова, раньше Мясницкой. По своему историческому прошлому, как установлено исследованием, Мясницкая не была военной, административной или торговой магистралью. Она была улицей местного значения. В XVII в. она была связана главным образом с Ильинкой - улицей Китай-города. Движение направлялось по теперешнему Большому Комсомольскому и Лучникову переулкам. К Никольским воротам, до современной улицы Мархлевского, на чертежах XVII в. показан только узкий переулок, что отражает отсутствие в то время большого движения в этой местности. В XVII в. Мясницкая улица не имела общего названия. Часть ее, от теперешней площади Дзержинского до нынешнего Б. Комсомольского переулка, называлась Евпловкой (по имени церкви Евпла), часть близ церкви Фрола и Лавра - Фроловкой, и только часть за воротами Белого города называлась Мясницкой по находившейся здесь слободе мясников. Застройка и заселение ближайшей к Китай-городу части Мясницкой указывается памятниками XV в. В XVI в. была застроена и заселена часть между кольцом А и кольцом Б. Здесь были избы, лавки, бойни мясников, которые выбрасывали отходы в соседние пруды, образуемые речкой Рачкой, отчего последние получили название "поганых" (теперь "Чистые пруды"). Здесь же были лесные склады, а дальше - огороды. В XVII в. Мясницкая улица была занята знатью. Здесь стояли хоромы - Дмитриева-Мамонова, с 1699 г. - А. Д. Меншикова (N 26 - теперь почтамт), князя Мосальского (N 20) и Салтыкова (N 13 и N 15).

В конце XVII и в начале XVIII в. в связи с ростом значения села Преображенского и Немецкой слободы усилилось движение по Мясницкой улице и началось заселение знатью местности, ближайшей

стр. 171

к теперешнему кольцу Б. Здесь имели свои дворы Кольцов-Мосальский (N 42), Урусов (N 44) и Одоевский (N 29), А. Д. Татищев, а потом П. И. Панин (N 47). На площади у ворот был построен в 1753 г. запасной дворец (здание НКПС) и в 1752 г. - Красные ворота.

Во второй половине XVIII в. общегородское значение этой улицы поднялось вследствие появления на ней Московского почтамта (N 26) и Ассигнационного банка в доме барона Строганова, затем графа Шувалова у Банковского переулка.

В середине XIX в., как показывают планы 1849 - 1851 гг., Мясницкая между площадью Дзержинского и кольцом А стала застраиваться каменными двухэтажными домами. Между кольцами А и Б преобладали деревянные постройки и сады. Во второй половине XIX в. Мясницкая меняет свой характер. Она становится главной артерией, связывающей центр с тремя вокзалами. Движение на ней сильно возрастает. Она теряет свой прежний дворянский облик. На ней водворяется буржуазия - Лепехины, Мазурины, Перловы, Стахеевы, Солдатенков. На ней сосредоточиваются конторы, крупная оптовая и розничная торговля машинами и металлическими изделиями, находившаяся главным образом в руках иностранных капиталистов. В XX в. здесь вырастают дома в 5, 6, 7 этажей. Улица делается торгово-промышленной.

Изучение местности от Красноворотной площади до Сокольников в районе Комсомольской площади и Краснопрудной и Русаковской улиц вскрыло своеобразный процесс заселения и застройки.

Первые указания на заселение этой местности относятся к XV в. и упоминают Красное село. В XV - XVI вв. здесь расстилались обшир-

Застройка теперешней площади Дзержинского на плане начала XVII в.

стр. 172

ные свободные от растительности пространства - Кучково и Каланчевское поле, прорезанное протекавшей по нему в болотистых берегах речкой Ольховец. По левую сторону теперешней Краснопрудной улицы лежало село Красное. Источники указывают в нем "великий пруд". По правой стороне Русаковской улицы было поле, служившее местом царской охоты. Вблизи от него были поселены сокольничьи люди. Это поле соприкасалось с Сокольничьей рощей, переходившей в Лосиноостровский массив.

В XVII в. Каланчевское поле окружали слободы: Огородная, Черная грязь, Дербеневка (дерби-дебри), Ольховка. Часть этих названий свидетельствует о малом удобстве местности для заселения и застройки. Здесь было небольшое количество дворов тяглых людей и среди них на возвышенности стоял лишь один богатый "Шеин двор", пожалованный боярину "Шеину. В XVII в. Красное село выросло до 230 дворов. Оно имело в своем составе не только дворы тяглых людей, но и загородные дворы стольников, думных дьяков и подъячих. Пруд Красного села был одним из крупных гидротехнических "сооружений: феодальной Москвы. Он был образован из запруды реки Чечоры " здесь была построена большая плотина в 43-саженных пряслах. Под Сокольниками в XVII в. образовалась обширная слобода с полем и громадным хозяйством, которая получила название Сокольничьей.

В XVIII в. здесь создалась совершенно иная картина. Каланчевское поле превратилось в Сенную площадь. Сюда был переведен лесной ряд и торговля. Здесь возникли два дворца, артиллерийский полевой двор, оперный дом Локателли. Но в первой половине XIX в. здесь.

Застройка района Покровки от кольца А до кольца Б. На петровом чертеже по 1613 г.). Мостовая улица, ворота Земляного Города, ров и мост. (Государственный исторический музей Архитектурное отделение).

стр. 173

снова стала глушь, сюда заходили нередко и волки. В середине XIX в. местность снова ожила. Ее оживили вокзалы Николаевской, Ярославской и Рязанской железных дорог. Во второй половине XIX в. здесь появился в Газовском переулке Завод переносного газа. Недалеко от площади расположилась товарная станция Московско-Рязанской железной дороги, хлебная биржа, склады, амбары. Речка Чечора, разливавшаяся весной и загрязненная, была заключена в трубу. Эту местность начала заселять буржуазия. В XX в. владения буржуазии составляли здесь 79,3%.

*

Трасса Покровского радиуса, идущая от центра до Курско-Горьковского вокзала, вызвала необходимость изучения района Китай-города, района Маросейки - Покровки и района от кольца Б до вокзала.

Самое раннее заселение этой местности памятники констатируют в районе Китай-города. Мы имеем указание на существование здесь уже в XIII в. Богоявленского монастыря. При Иване Калите здесь существовал торговый посад. Таким он оставался в XV в. В XVI в. стена 1534 г. очертила точно границу этого посада - торгового центра Москвы с большим базаром и рядами на Красной площади, с тремя торговыми артериями - улицами Никольской, Ильинской и Варваркой. Детальное изучение переписного материала 1695 г. показало, что обычная характеристика Китай-города как "средоточия посадского торгово-промышленного люда" и обычное утверждение, что "боярские дворы в Китай-городе встречались как исключение", сильно нуждаются в исправлении. Теперь установлено, что в 1695 г. в Китай-городе боярство имело 67 дворов, духовенство - 191 двор, разных чинов люди - 43 двора, гостинной сотни купцы - 17 дворов и 13 дворов принадлежало истопникам, сторожам, конюхам, закройщикам и золотых дел мастерам и живописцам.

То же подтверждает и сопоставление заселения этой местности в 1626, 1737 - 1742 и 1802 гг. По переписи 1626 г. на рассматриваемом участке было 61 владение, из них 23 боярских, 18 церковных, 10 разных чинов людей, 5 государственных и 5 купеческих. По переписным книгам 1737 - 1742 гг. после происшедшего укрупнения владений их стало 55, из них: 16 дворов дворянских, церковных - 22, иностранцев - 4, купцов - 3, разных чинов - 3 и 4 двора казенных, в том числе ряды. В 1808 г. картина резко меняется. Число дворов остается прежнее - 55, из них боярских и дворянских домов - 7, казенных - 5, купеческих - 17, церковных - 21, разночинцев - 5 дворов. Купеческих дворов прибавилось 14, наоборот, боярско-дворянских дворов убавилось на 9, казенных прибавился 1, убавилось: у церкви - 1, у разночинцев - 2 двора. В том же году купечество заняло в этом районе второе место после церкви, и в дальнейшем эта группа населения захватывала в Китай-городе в свои руки все больше и больше земельных участков. К 1915 г. в руках дворян остается только два владения, остальные принадлежали казне, монастырям, банкам, купцам.

Второй район - район Маросейки - продолжение ее Покровка и Марксова улица (Басманная). В этом районе проходила с давних времен одна из магистралей Москвы внутреннего значения. Большого торгового или военного значения она не имела. В секторе этих улиц в XV - XVI вв. не было ни одного монастыря,

стр. 174

в XVI - XVIII вв. - ни одной ямской слободы. Стрелецкая служба в XVII в. поддерживалась здесь одним полком в 342 чел. у Земляного города и отрядом стрельцов в 61 двор у Ильинских ворот Китай-города. В XV - XVI вв. это была местность, где урочища носили названия "старые грязи" у Покровских ворот, "глинища" - против Ильинских ворот, дальше - "вражек" (овраг). Церковь Владимира именовалась "в старых садах", а церковь Ильи - "иже под сосны, под сосенками". Местность у самых Ильинских ворот с XVI по XX в. не была плотно заселена и застроена. В XVI и первой половине XVII в. здесь появились лавки и амбары и несколько десятков стрелецких дворов. Но в начале XVIII в. это все было снесено, когда здесь возводились "больверки". В половине XVIII в. здесь у рва стояла только фартина и качели, содержавшиеся частными предпринимателями. В начале XIX в. и это место было очищено под широкий проезд.

В противоположность этому местность от начала Покровки по обе стороны улицы была заселена с XV в. В XVI в. здесь была Покровская слобода - одна из древнейших, и именовалась она Покровской сотней. В качестве значительной единицы тяглового посадского населения Москвы она имела своих представителей на земском соборе 1598 г. К 1620 г. Покровская сотня сильно сократилась. Оскудение тяглых людей и запустение их дворов было использовано служилым классом. В первой половине XVII в. эту местность как лежащую недалеко от Кремля и соприкасающуюся с Китай-городом заняли представители служилых званий. Тяглые дворы скупали князья Мстиславские, Волконские, Мещерские, Куракины и др. Занялись скупкой этих дворов и дворяне Самарины, Бутурлины, Измайловы и др., дьяки и подъячие. Приняли в этом участие и купцы. Поэтому к середине XVII в. здесь осталось ограниченное число дворов ремесленников и мелких тортовых людей. Дворы иконников, сапожников, скорняков, красильщиков, денежных мастеров, блинников, харчевников оказались вкрапленными в толщу владений служилых людей. Особенностью заселения этой местности в первой половине XVII в. является приток иноземцев. В 1620 г. их записано 6 чел., в 1638 г. их стало 10. Они селились здесь по соседству с "подворьем аглицких торговых немец" и "немецкого мирского двора", находившихся севернее - в Лучниках и у Николы на столпах. Против притока иностранцев выступило в 1643 г. местное духовенство, жалуясь, что "приходы от тех немец пустуют". Покупка немцами дворовых мест была запрещена не только здесь, но и во всех центральных частях Москвы.

Скупка оставшихся тяглых дворов и укрупнение владений продолжались и в первой половине XVIII в. К 1742 г. дворов ремесленников и рабочих здесь почти не встречается. Во второй половине XVIII в. в этой местности было полное преобладание дворян. Двор купца и чиновника становится исключением. Но с первых годов XIX в. здесь начался процесс окупечения дворянских владений, и к 70-м годам XIX в. здесь почти не осталось дворянских дворов. В 1916 г. едва ли не единственным владельцем, носившим дворянскую фамилию, был гофмейстер Ахлестышев. Почти все владения были в руках представителей крупного капитала - Морозовых, Башмаковых, Сиротининых. Были здесь владения и иностранцев. Район стал чисто купеческим и в то же время крупновладельческим. Из 300 мелких дворов, имевшихся здесь в 1620 г., к началу XX в. образовалось 42 круп-

стр. 175

ных владения. Но даже в это время, как и на протяжении всех веков своего существования, этот район с изломанными и узкими переулками, долго сохранявшими деревянную застройку, носил характер застойности и заброшенности. Даже в XIX - XX вв. он не был плотно застроен, не был густо заселен. К началу XX в. здесь были просторные купеческие владения, благотворительные и учебные заведения, молитвенные дома разных исповеданий. Только узкая полоса улицы Маросейки - Покровки была вовлечена в торговлю. Еще более захолустным характером отличался в прошлом район бывших Барашевской и Казенной слобод и местность, окружавшая теперешний Курско-Горьковский вокзал. Указание на заселение и застройку этой местности идет от 1505 г., когда упомянула Ильинская слобода, т. е. слобода у церкви Ильи, позднее - Введение в Барашах. Барашевская слобода была расположена в XVII в. по обе стороны Покровки, и рядом с ней находилась слобода Казенная. В той и другой слободах в XVII - XX вв. наблюдается процесс укрупнения владений и вытеснение тяглового населения служилым. Так, в Барашевской слободе в 1638 г. из 198 дворов 82% принадлежало тяглым и 9% служилым людям. В 1699 г. из 100 дворов 59% было тяглых и 33% служилых. К концу XVIII в. из 53 дворов дворяне и чиновники владели 47% и купцы - 30%. Дворов ремесленников здесь больше не было. В 1911 г. из 77 владений купцам принадлежало 74%, дворянам и чиновникам - 9%.

В районе теперешнего Курско-Горьковского вокзала в XVII в. были расположены слободы - Сыромятная и Мельнишная, а "промеж них - дворы иноземцев - литвы и немцев" 52 двора. В XVIII в. и сюда потянулись дворяне в связи с ростом значения соседнего села Преображенского. В 1793 г. среди сохранившихся еще дворов крестьян-огородников, мещан и канцеляристов здесь имелось 17% дворянских дворов и 23% купеческих. В 1868 г. после отвода площади под Курскую железную дорогу всё владения оказались в руках купцов.

На территории Барашевской и Казенной слобод и в районе Курско-Горьковского вокзала за все время существования здесь застройки и заселения не была развита торговля и промышленность. Торговля сосредоточивалась у Покровки и у Покровских ворот и имела целью удовлетворение спроса местных жителей. На весь участок Барашевской слободы в 1641 г. была всего одна лавка, одна полулавка, один шалаш, одна скамья, две харчевные избы. В кузницах, стоявших у Покровских ворот, делалось лишь "всякое черное дело". В XVIII в. сюда слабо проникала мануфактура. В 1770 г. здесь были две фабрики: одна - шелковая с 54 рабочими и другая - галунная с 25 рабочими. Застройка и заселение здесь были редкие. Сады и огороды преобладали над строениями. Среди деревянных построек обращает внимание обилие нежилых строений. Даже в середине XIX в. постройки района были в значительной степени деревянными. Самой крупной каменной постройкой были Покровские казармы, возведенные в 1797 г. Рост числа каменных строений наблюдается в этой местности только со второй половины XIX и в XX в.

Таковы результаты опыта локального исследования по исторической топографии Москвы, осуществленного бригадой историков в порядке планового задания московского отделения Государствен-

стр. 176

ной академии истории материальной культуры. Хронологически это изучение обнимает время от XIV по XX в., территориально оно охватывает около 25 км трассы первой и второй очереди строительства метро.

Дореволюционная научная литература по исторической топографии Москвы дает для частей Москвы вне Кремля либо общие соображения, не опирающиеся на источники, - либо частные наблюдения над отдельными зданиями, владениями, местностями, не связанными друг с другом, не соединенными в одну историческую перспективу. Исследование членов исторической бригады представляет опыт построения конкретно-исторической картины заселения, застройки и планировки в пределах пройденных трасс метро по пяти радиусам. В этих рамках исследование устанавливает с возможной хронологической точностью и последовательностью этапы развития и упадка этих районов Москвы, до той поры еще не изученных историками. При этом проведенные исследования вскрывают распределение земельной собственности в различных районах, в различное время и показывают постоянную передвижку и перегруппировку дворов, с одной стороны, размельчение земельных владений, с другой - неуклонно растущую концентрацию земли в руках крупных помещиков и буржуазии за счет мелких владельцев, с неизменной тенденцией понижения удельного веса последних. На основе найденного конкретного материала, на основе твердых топографических данных и точных цифр в этих исследованиях выступает неприкрашенная действительность феодальной и капиталистической Москвы и показывается на примере пяти радиусов стихийно развивавшиеся на протяжении многих столетий заселение, застройка и планировка города с перепутанной паутиной улиц, переулков и тупиков, со скученностью в центре, с беспорядочным распределением строений повсюду.

Опыт большой плановой исследовательской работы исторической бригады, организованный московским отделением Государственной академии истории материальной культуры им. Н. Я. Марра, рожденный могучим размахом социалистического строительства, необходимо всемерно продолжить. Дальнейшее изучение исторической топографии Москвы приобретает очень большое значение в связи с борьбой за полную реализацию Сталинского генерального плана реконструкции Москвы, борьбы за превращение старой, крепостнической и капиталистической Москвы в новую, социалистическую.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКАЯ-ТОПОГРАФИЯ-МОСКВЫ-НА-ТРАССЕ-МЕТРО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. ТАРАСОВ, ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОГРАФИЯ МОСКВЫ НА ТРАССЕ МЕТРО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКАЯ-ТОПОГРАФИЯ-МОСКВЫ-НА-ТРАССЕ-МЕТРО (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. ТАРАСОВ:

Н. ТАРАСОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
8 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОГРАФИЯ МОСКВЫ НА ТРАССЕ МЕТРО
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones