Libmonster ID: RU-10393

1

Ленин в своей статье "Л. Н. Толстой" писал: "Эпоха подготовки революции в одной из стран, придавленных крепостниками, выступила, благодаря гениальному освещению Толстого, как шаг вперед в художественном развитии всего человечества"1 . Революция, которую имеет в виду здесь Ленин, - это "крестьянская буржуазная революция в эпоху очень высокого развития капитализма во всем мире и сравнительно высокого в России"2 .

О творчестве Горького мы также вправе сказать, что оно представляет шаг вперед в художественном развитии всего человечества. В нам нашла свое гениальное художественное выражение новая историческая эпоха, эпоха подготовки и победы пролетарской, социалистической революции в стране., которая являлась "узловым пунктом противоречий империализма"3, "очагом всякого рода гнета - и капиталистического, и колониального, и военного, - взятого в его наиболее бесчеловечной и варварской форме"4 .

Горький - первый великий пролетарский писатель, основоположник социалистического реализма в художественной литературе. Не случайным, а вполне закономерным следует признать то обстоятельство, что такого писателя, как Горький, выдвинула именно Россия, страна, в которую с начала XX века переместился центр мирового революционного движения, страна, в которой произошли на протяжении 13 лет три революции и победила диктатура пролетариата. Лишь в нашей стране, где сложился самый революцион-


1 Ленин. Соч. Т. XIV, стр. 400.

2 Там же, стр. 401.

3 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 6. 11-е изд.

4 Там же, стр. 4.

стр. 21

ный в мире пролетариат и возникла самая революционная в мире партия - партия Левина-Сталина, - и мог вырасти, окрепнуть и развернуться гений Горького.

В своих художественных произведениях Горький дал широчайшие картины русской жизни, синтетическое, образное обобщение ее на величайшем перевале мировой истории. Необходимо отметить при этом, что как художник Горький преимущественное свое внимание обращал на период по 1917 год включительно. Советского периода он, как известно, в своих художественных произведениях касался сравнительно редко, очень сжато. Но старую, буржуазно-помещичью Россию и силы, приведшие к трем революциям в ней и к завоеванию власти русским рабочим классом, Горький изобразил с исключительной полнотой и рельефностью.

Не было в царской России ни одного класса, ни одной мало-мальски значительной социальной прослойки, которая гае нашла бы в большей или меньшей мере своего отражения в творчестве Горького. По многостороннему охвату действительности среди современных ему писателей Горький не знал себе равного. И это черта характерная как раз для пролетарского писателя. Ленин в "Что делать?" указывая: "Сознание рабочих масс не может быть истинно-классовым сознанием, если рабочие на конкретных и притом непременно злободневных (актуальных) политических фактах и событиях не научатся наблюдать каждый из других общественных классов во всех проявлениях умственной, нравственной и политической жизни этих классов; - не научатся применять на практике материалистический анализ и материалистическую оценку всех сторон деятельности и жизни всех классов, слоев и групп населения... Чтобы стать социал-демократом, рабочий должен ясно представлять себе экономическую природу и социально-политический облик помещика и попа, сановника и крестьянина, студента и босяка, знать их сильные и слабые стороны, уметь разбираться в тех ходячих фразах и всевозможных софизмах, которыми прикрывает каждый класс и каждый слой свои эгоистические поползновения и свое настоящее "нутро"..."1 . Горький в своих произведениях обрисовал представителей всех классов русского общества, показывая их сильные и слабые стороны, раскрывая те ходячие фразы и всевозможные софизмы, за которыми люди прячут свою истинную сущность.

Горький был неутомим в художественном исследовании действительности - отсюда и берет начало его неоднократно отмечавшаяся в мемуарной и критической литературе "жадность на людей". Но он никогда не занимался простой фиксацией явлений действительности; он подходил к ней как пролетарский революционер, стремящийся познать мир для того, чтобы его изменить. В художественных образах своих произведений Горький вскрывал исторические тенденции развития, которые должны были привести и привели в конечном счете к крушению собственнического строя на территории бывшей Российской империи, к гибели прежних всемогущих "хозяев жизни". В том, что казалось крепким и непоколебимым, Горький умел находить гнилое, отмирающее, в том, что казалось слабым и непрочным, он умел видеть растущее, побеждающее. Великий писатель пролетариата был тенденциозным в энгельсовском смысле этого слова: у него тенденция сама по себе вытекала из положения и действия.

2

"Для наступления революции, - не раз подчеркивал Ленин, - обычно бывает недостаточно, чтобы "низы не хотели", а требуется еще, чтобы "верхи не могли" жить по-старому"2 . Описанию исподволь надвигавшегося и постепенно нараставшего кризиса "верхов" - и прежде всего буржуазии - Горький посвятил немало блестящих страниц.

В первом романе Горького, "Фома Гордеев", выведен купец Яков Маякин, человек большого ума и большой воли, цепкий и изворотливый, воплотивший в себе всю силу и энергию своего класса. Яков Маякин искренно уверен в том, что иначе, чем он, умный человек жить не может. Однако герой романа не он, а племянник его Фома, который как купец, по замечанию самого Горького, отнюдь не типичен. Фома - "только здоровый человек, который хочет свободной жизни, которому тесно в рамках современности"3 . И хотя бунтарские вспышки Фомы кончаются его поражением, а Маякин умирает с горделивым сознанием, что "умеючи пожил", самое появление такого "нетипичного купца", как Фома Гордеев, в недрах российской буржуазии свидетельствует о том, что далеко не все в среде Маякиных обстоит благополучно.

В ряде других своих произведений Горький разрабатывал тему вырождения, деградации эксплуататорских классов, чувствующих, как у них ускользает из-под ног почва. В числе этих произведений


1 Ленин. Соч. Т. IV, стр. 414 - 415.

2 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 244.

3 Из письма Горького к С. П. Дораватовскому. "Печать и революциям за 1928 г., N 2, стр. 80.

стр. 22

можно назвать, в частности, пьесы "Последние" (показателен уже самый заголовок!), "Васса Железнова", "Егор Булычев и другие". Многими чертами характера Васса Железлова схожа с Яковам Маякиным. Преследуя свои целя, Васса готова пойти на вое, на любое преступление, ни перед чем не останавливаясь, с совершенно спокойной совестью; недаром брат ее, жуликоватый Прохор, с восхищением называет ее "богатырем". Но - наследников у миллионного дела, созданного ею, нет; в семье у в ее распад. "Плохо живете, - говорит ей революционерка Рашель, - но лучшего и недостойны. Эта обессмысленная жизнь вполне заслужена вами... Не только вами лично, сословием вашим, классом"1 .

С наибольшей широтой тема деградации эксплоататорских классов развернута в романе "Дето Артамоновых" - этой художественной истории русского капитализма.

Замысел "Дела Артамоновых" проходит чуть ли не через всю творческую биографию Горького. Он делился этим замыслом с Л. Н. Толстым еще при первых встречах с ним, и Толстой уговаривал его: "это надо написать"2 . На Капри об аналогичном замысле - "написать историю одной семьи на продолжении 100 лет" - Горький беседовал с В. И. Лениным. Владимир Ильич, как сообщал Горький в письме к Н. Е. Крупской 16 мая 1930 года, "очень внимательно слушал, выспрашивал, потом сказал: "Отличная тема, конечно- трудная, потребует массу времени, я думаю, вы бы с нею сладили, но - не вижу, чем вы ее кончите. Конца-то действительность не дает. Нет, это надо писать после революции, а теперь что-нибудь вроде "Матери" надо бы"3. Горький последовал совету Ленина, написав "Дело Артамоновых" после революции и показав в танце романа, как отразились на семье Артамоновых события Февраля и Октября 1917 года.

В фигуре родоначальника семьи - веселого, энергичного и жизнеспособного Ильи Васильевича Артамонова - воплощены в романе тот подъем и те надежды, с которыми встретила молодая русская буржуазия падение крепостного права. Илья Артамонов - бывший креп осиной: "человек князей Ратских из Курской их вотчины на реке Рати; был у князя Георгия приказчиком, а, по воле, отошел от него, награжден хорошо и решил свое дело ставить: фабрику полотна" (т. XX, стр. 12). В его рассуждениях ясно оказывается сознание того, что крепостнические (отношения изжили себя и что им на смену должны придти другие, капиталистические. "Вот, - говорит он своим сыновьям, - воля нам дана царем-государем. Это надо понять: в каком расчете воля? Без расчета и овцу из хлева не выпустишь, а тут - весь народ, тысячи тысяч, выпушен. Это значит: понял государь - с господ немного возьмешь, они сами всё проживают. Георгий, князь, еще до воли, сам догадался, говорил мне: подневольная работа - не выгодна. Вот и оказано нам доверие для свободной работы. Теперь и солдат не двадцать пять лет ружье таскать будет, а - иди-ка, работай! Теперь всяк должен показать себя, к чему годен. Дворянству - конец подписан, теперь вы сами дворяне, - слышите?" (т. XX, стр. 18).

Прогрессивная роль, которую при всех обоих отрицательных сторонах сыграл в пореформенной России капитализм, нашла свое выражение в образе Ильи Артамонова, человека инициативного, волевого, вгрызающегося в дело. Однако уже во втором поколении Артамоновых начинает действовать безжалостный "закон вырождения"4 . Если Илья работает охотно, уверенно, с огоньком, с задором, то сын его Петр жалуется, что он вертится колесом, а куда едет, не знает.

В "Деле Артамоновых" чрезвычайно тонко показано, с какой быстротой капиталисты как организаторы производства становятся на своих предприятиях излишними. "Дело, как плесень в погребе, - своей силой растет" (т. XX, стр. 80), - эти слова одного из персонажей романа выражают, без сомнения, и взгляд самого Горького.

У Ильи Артамонова - фабриканта из мужиков - отношения с рабочими отличаются патриархальной простотой; рабочие подчас даже любуются своим удачливым хозяином: "Ты - нашего дерева сук", - говорит ему старенький ткач Морозов (т. XX, стр. 59). Но уже Петр с неудовольствием замечает, как рабочие, которых он недолюбливает, все больше "портятся", а у сына его, Якова, от былой патриархальной связи хозяев со своими рабочими ничего не остается. Боясь рабочего движения, Яков непрочь прибегнуть к услугам жандармерии.


1 М. Горький "Васса Железнова" (второй вариант), стр. 31. М. 1937.

2 М. Горький. Собрание сочинений, Т. XXII, стр. 84. М. и Л. 1933. (В дальнейшем ссылки на тома и страницы этого издания даются в тексте.)

3 "Правда" от 19 июня 1936 года.

4 Заимствуем это выражение из беседы Горького с Л. Н. Толстым, воспроизведенной в очерке "Лев Толстой" (т. XXII, стр. 84).

стр. 23

В образах Петра и Якова Горький ярко отразил типические черты русской буржуазии - ее бескультурье и политическую незрелость. Несколько более европеизирована другая ветвь семьи Артамоновых - двоюродный брат Петра, Алексей, и сын Алексея, Мирон.

Оба они считают необходимым переход власти непосредственно в руки буржуазии (желательно, однако, при сохранении монархии); для осуществления своих планов оба они хотели бы использовать и рабочий класс. После революции 1905 года Алексею, как злорадно отмечает Яков, "хочется попасть в государственную думу, ради этого он жадно питается газетами, стал фальшиво ласков со веши в городе и заигрывает с рабочими фабрики, точно старая, распутная баба". Мирон же, "кажется, видит себя в будущем министром... Он тоже старается притереться к рабочим, устраивает для них различные забавы, организовал команды футболистов, завел библиотеку, он хочет прикормить волков морковью" (т. XX, стр. 180 - 181). Хотя Яков - полнейшее ничтожество, в известной наблюдательности отказать ему нельзя. Само собой разумеется, что все попытки Алексея и Мирона приручить рабочих и повести их за собой ни к чему не приводят.

В сталинском "Кратком курсе истории ВКП(б)" говорится: "Октябрьская революция имела перед собой такого, сравнительно слабого, плохо организованного, политически мало опытного врага, как русская буржуазия"1 . И "Дело Артамоновых", и многие другие произведения Горького могут рассматриваться как своего рода художественные иллюстрации к этому научному тезису "Краткого курса истории ВКП(б)".

При чтении "Дела Артамоновых" невольно напрашивается "равнение этого романа с двадцатитомной серией романов "Ругон-Маккары", принадлежащей перу Эмиля Золя. И там и тут рассказывается о вырождении одного рода, одной семьи. Но Золя кончает свои романы крахом Второй империи; жестоко критикуя язвы капиталистического строя, он выхода из него не дает, да и не мог он по объективным причинам дать такого выхода. "Дело Артамоновых" кончается крахам всей капиталистической системы в целом: на смету старым хозяевам жизни приходит социалистический пролетариат, к которому примыкает и лучший, одареннейший представитель Артамоновых, старший сын Петра, Илья, бесповоротно порвавший со своей семьей и со своим классом.

Изображение "верхов" было в творчестве Горького тесно связано с изображением "низов".

Царская Россия была страной, страдавшей не только и даже не столько от капитализма, сколько от недостатка развития капитализма. Пережитки крепостничества, кабальные, "азиатские", как их называл Ленин, черты в деревенском и фабричном быту, полицейски-бюрократический и военный гнет царизма со страшной силой давили народные массы Российской империи, порождая те самые "свинцовые мерзости дикой русской жизни", о которых Горький писал в своей автобиографической повести "Детство". Символом ужасающей обезличенности людей, которую создавала в старой, буржуазно-дворянской России власть кнута и "копейки", встает в творчестве Горького "Городок Окуров".

Но, говоря о мерзостях окуровской Руси, Горький подчеркивал: "Хотя они и противны, хотя и давят вас, до смерти расплющивая множество прекрасных душ, - русский человек все-таки настолько еще здоров и молод душою, что преодолевает и преодолеет их.

Не только тем изумительна жизнь наша, что в ней так плодовит и жирен пласт всякой скотской дряни, но и тем, что сквозь этот пласт все-таки победно прорастает яркое, здоровое и творческое, растет доброе - человечье, возбуждая несокрушимую надежду на возрождение наше к жизни светлой, человеческой" (т. XVI, стр. 160).

Таких здоровых и молодых душою русских людей Горький отыскивал всюду: и среди интеллигентов, и среди ремесленников, и среди крестьян. Однако главным источником их был - и это первый в художественной литературе показал Горький - русский рабочий класс, единственный до конца революционный класс капиталистического общества.

Пролетариат не сразу стал "классом для себя". Масса народонаселения, лишенная средств производства и вынужденная поэтому продавать свою рабочую силу капиталистам, став классом по отношению к капиталу, сперва не осознавала, что у нее есть свои самостоятельные, классовые интересы. Именно таковы рабочие, изображенные в первой части "Дела Артамоновых". Но условия существования пролетариата способствуют пробуждению в нем классового самосознания.

Рабочий класс, как "класс для себя" впервые предстал перед читателями в качестве объекта искусства в знаменитом романе Горького "Мать". Раньше рабочие показывались литераторами лишь как


1 "История ВКП(б)", стр. 202.

стр. 24

А. М. Горький. 1906. Фото снято в Америке.

страдательный элемент, погрязшими в нужде, грязи и невежестве (см. в этой связи хотя бы такое выдающееся произведение, как "Нравы Растеряевой улицы" Гл. Успенского).

"Мать" Горького - книга нового, небывалого еще в истории художественной литературы содержания. О такой книге мечтая Энгельс, когда он в письме к М. Гаркнес критиковал ее рассказ "Городская девушка ". "В "Городской девушке", - указывал Энгельс, - рабочий класс фигурирует как пассивная масса, неспособная помочь себе, даже не делающая попыток помочь себе... Но если это было верное описание 1800 и 1810 гг., времени Сен-Симона и Роберта Оуэна, то это не так в 1887 г. для человека, который около 50 лет имел честь участвовать в борьбе воинствующего пролетариата и все время руководствовался принципом, что освобождение рабочего класса должно быть делом самого рабочего класса. Революционный отпор рабочего класса угнетающему его окружению, его судорожные попытки - полусознательные или сознательные - добиваться своих человеческих прав являются частью истории и могут претендовать на место в области реализма"1 .

"Мать" является садистическим произведением. В основу его легли непосредственные наблюдения писателя над борьбой сормовских рабочих в начале девятисотых годов и над работой социал-демократических организаций Сормова и Нижнего, с которыми Горький был близко связан. Прототипом Павла Власова, как известно, послужил для Горького рабочий Петр Андреевич Заломов, один из руководителей сормовской партийной организации, после раскола на II съезде партии примкнувший к большевикам; прототипом Пелагеи Ниловны - мать Заломова, Анна Егоровна.

Но, разумеется, образы Ниловны и особенно Павла, будучи художественными образами и образами типическими, вобрали в себя черты многих десятков, если не сотен рабочих революционеров. Сильнейшее влияние на разработку образов в "Матери" оказало и то обстоятельство, что написан роман был о 1906 году, т. е. тогда, когда рабочее движение приобрело огромный размах, несравнимый с размахом его в 1902 году2 .

Любопытно сравнить речь Павла Власова на суде с речью П. А. Заломова, произнесенной им 28 октября 1902 года перед судом Московской судебной палаты3 .

Речи Заломова и его сотоварищей по процессу были перепечатаны в газете "Искра", где Ленин комментировал их следующим образом:

"Замечательно в этих речах простое, доподлинно-точное изображение того, как совершается переход от самых повседневных, десятками и сотнями миллионов повторяющихся фактов "угнетения, нищеты, рабства, унижения, эксплуатации" рабочих в современном обществе к пробуждению их создания, к росту их "возмущения", к революционному проявлению этого возмущения...4 .

Именно потому, что говорили эти речи простые рабочие, вовсе не передовые по степени их развития, говорили даже не в качестве членов какой-либо организации, а в качестве людей толпы, именно потому, что напирали они не на их личные убеждения, а на факты из жизни каждого пролетария или полупролетария в России - такое ободряющее впечатление про-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс "Об искусстве", стр. 163. М. и Л. 1938.

2 Год, в который происходила сормовская первомайская демонстрация, описанная в "Матери".

3 Текст этой речи см. в книгах В. Десницкого "М. Горький", Л. 1935, и И. Н. Кубикова "Комментарий к роману М. Горького "Мать", М. 1934.

4 Слова, поставленные в кавычки, взяты Лениным из "Капитала" Маркса. - Г. Л.

стр. 25

изводят их выводы: "вот почему мы сознательно лиги на демонстрацию тропив самодержавного правительства"1 .

Горький обогатил имевшийся в его распоряжении материал.

Речь Павла Власов также производит в высшей мере ободряющее впечатление. В речи Павла сконцентрирована вся мудрость рабочего класса, осознавшего свои исторические задачи. Знаменательно, что по стилю своему речь Павла весьма близка к горьковской публицистике.

Основная идея "Матери", пронизывающая собой весь роман, - это идея партийности. Ленинско-сталинское положение, согласно которому успешная борьба я победа пролетариата невозможны без революционной партии пролетариата, без организации революционеров, способной обеспечить энергию, устойчивость и преемственность политической борьбы, - это потекшие в "Матери" Горького воплощено ев конкретных художественных образах. Ярко показал Горький в "Матери" значение профессиональных революционеров, которых он в другом своем произведении - сказке "Товарищ!" - поэтически-вдохновенно определил, как "мятежные искры далекого огня правды" (т. VII, стр. 138).

В "Матери" в центре творческого внимания Горького находились партийцы - рабочие и интеллигенты: Павел Власов, Андрей Находка, Федор Мазин, Николай Весовщиков, Сашенька, Людмила, Николай Иванович и другие. В пьесе "Враги", написанной одновременно с "Матерью" (в 1906 году), в центре внимания автора рядовые рабочие, которые ведут свою повседневную борьбу с предпринимателями стад руководством партии и борьба которых перерастает в борьбу против царизма, против всего общественного строя в царской России.

Вслед за "Матерью" Горький собирался написать роман "Сын"2 . По справедливому замечанию С. В. Касторского, весьма возможно, что работа над "Сыном" была начата писателем под влиянием В. И. Ленина, советовавшего Горькому написать что-нибудь вроде "Матери".

Сам Горький о своем замысле в письме к В. А. Десницкому сообщал:

"Предполагалось после "Матери" написать "Сын"; у меня были письма Заломова из ссылки, его литературные опыты, знакомства с рабочими обеих партий и с крупнейшими гапоновцами: Петровым, Инковым, Черемохиным, Карелиным, впечатления лондонского съезда (РСДРП в 1907 году. - Г. Л. ), но всего этого оказалось мало. "Лето", "Мордовка", "Романтик", "Сашка" - можно считать набросками к "Сыну"..."3 .

Из перечисленных Горьким: произведений нам хотелось бы отметить как имеющую особую значимость для нашей темы повесть "Лето", в которой рассказывается о работе пролетарских революционеров среди крестьян. К утопическим представлениям народников Горький всегда относился отрицательно, чему можно найти немало подтверждений и в его публицистических, и в его художественных произведениях. Показу революционной работы партии в крестьянской среде отведено заметное место в романе "Мать" (напомним: в этой связи великолепно выписанную фигуру Рыбина); в повести "Лето" деятельность в деревне социалиста Николая Смирнова - основной костяк вещи.

Время действия этой повести, опубликованной впервые в 1909 году, - период столыпинской реакции, последовавшей после поражения революции 1905 года.

"За каких-нибудь три года революции (1905 - 1907 г.г.), - читаем мы в "Кратком курсе истории ВКП(б)", - рабочий класс и крестьянство получают такую богатую школу политического воспитания, какую не могли бы они получить за тридцать лет обычного мирного развития. Несколько лет революции сделали ясным то, чего нельзя было бы сделать ясным в продолжение десятков лет при мирных условиях развития"4 .

К числу людей, поднятых первой русской революцией к сознательной политической жизни, должен быть отнесен прежде всего сам Николай Смирнов, он же Трофимов Егор Петрович, от имени которого и ведется в "Лете" рассказ. Он скромно говорит, что считает себя "рядовым делателем жизни", и это, безусловно, верно. "... я, - рассказывает он, - человек, образованный разгромом народного восстания, взявшийся за дело объединения людей по непобедимому влечению сердца и по ясно видимой мною невозможности жить старым, пагубным для человека порядком. Социалистические брошюры начал я читать всего за год до переворота, жизни и будущее - понимаю, а в настоящем - разбираюсь с большим трудом, прошлое же русской земли - совсем тем-


1 Ленин. Соч. Т. V, стр. 209 - 210.

2 Подробней об этом неосуществленном замысле см. статью С. В. Касторского "К истории повести А. М. Горького "Сын". "Горьковские чтения". I. М. и Л. 1940.

3 В. Десницкий "М. Горький", стр. 150. Л. 1935.

4 "История ВКП(б)", стр. 89.

стр. 26

нов дело для меня..." (т. X, стр. 68). Следует добавить к этому, что свою работу в деревне "Егору Петровичу" пришлось начать в одиночку, почти что без связей с более опытными товарищами; лишь впоследствии шился бежавший из тюрьмы Филипп Иванович, "духовный крестный" Смирнова, "настоящий двигатель жизни".

Но и "рядовой делатель жизни" мог многое делать в деревне, так как деревня была не та, что раньше. У Смирнова завязываются знакомства не только с молодежью, но и со стариками.

Чрезвычайно интересен нарисованный в повести образ старика-начетчика Кузина, дающий красочное представление об изменениях в среде крестьянства: "Кузин имеет славу человека, знающего писание, но дерзкого и неуживчивого. Всю жизнь кормился около богатых, на выборах в первую и вторую Думу тянул их руку и по сей день числится в черной сотне. Года полтора тому назад в губернском городе был арестован его зять, сидел в тюрьме, теперь осужден и сослан на поселение. Кузин ездил хлопотать за него, но без успеха, а хлопоты эти были поставлены ему в вину; лесовладелец Скорняков, окружной богатей и воротила, отобрал у него за долги избу и пчельник. Кузьма Астахов (местный кулак. - Г. Л. ) говорит на деревне и по округе, что старик заразился, дескать, крамолой, и теперь старый этот человек бродит где день, где ночь, осторожно поругивая бывших своих дружков и заводя себе новых средь деревенской бедноты" (т. X, стр. 17).

Догадавшись, что Смирнов - "партийщик", Кузин, "человек сызмала любопытный", приходит к нему в гости познакомиться. В беседе их с большой силой вскрываются глубокие истоки революционности деревни и тщетность надежд царского правительства на "мужичка", которые имели место при выборах в I и II государственные думы.

"Ты как думаешь, - говорит Кузин "Егору Петровичу", - буря эта по земле прошла - не задела она мужика-то? Только опамятоваться ему не дали, скоро больно рот заткнули кулаком, размять кости не успел - связали и снова командуют: лежи плашмя вниз носом-то! Он лежит - как ему иначе? Чуть приподнял голову - бьют. Он лежит смирно, а о чем он думает - никому это неведомо. Однако, сообрази, можно ль ему не думать, когда случилось этакое странное дело - вдруг говорят ласковым голосом: помоги, мужичок, пришли своих-то людей для управления делами, мы больше не можем, и всё у нас останавливается. Он - послал. Прогнали: нет, эта не годятся, ты других собери. Других! Это, брат, было очень занимательно, когда других потребовали; наша деревня, Малинки, Василево, Фомино - в один голос решили: Якова Гнедого выборщиком-то! А Яков-то этот - самый дерзновенный мужик на всю округу, на дерзости и жизнь потерял - знаешь?.. Шел, - продолжает Кузин, - общий наказ - партионных выбирай, которые решительно говорят, чтобы всю землю и всю волю народу, нечего там валандаться-то! Ну, выбрали. Нашего депутата уж и назад не вернули, а прямо в Сибирь. И опять: не годятся, других! Ты полагаешь - не задумался мужик над этим? А как стали выбирать третий раз, и повалил мироед, богатей-то..." (т. X, стр. 25).

Видя, что все более исчезает наивная вера крестьянства в "царя-батюшку", царское правительство задумало создать прочную опору в деревне в лице многочисленного класса деревенской буржуазии - кулачества. С этой целью был издан пресловутый столыпинский закон о выделении крестьян из общины на хутора.

"Столыпинщина еще более ухудшила положение малоземельных крестьян и деревенской бедноты. Расслоение крестьянства усилилось. Начались столкновения крестьян с кулаками-хуторянами.

Вместе с тем крестьянство начинало понимать, что ему не получить помещичьей земли, пока существует царское правительство и помещичье-кадетская Государственная дума.

Крестьянское движение в годы усилившегося выделения на хутора (1907 - 1909) сначала идет на убыль, но вскоре, в 1910 - 1911 г.г. и позднее, на почве столкновения общинников с хуторянами происходит усиление крестьянского движения против помещиков и кулаков-хуторян"1 .

Как было сказано выше, повесть "Лето" Горький опубликовал в 1909 году, еще до того, как начался этот новый подъем крестьянского движения. Но в ней отчетливо показана революционизирующая роль, которую, помимо воли своих инициаторов, сыграла столыпинская аграрная политика.

Для того чтобы Октябрьская революция могла победить, необходимо было, чтобы во главе ее "стоял такой революционный класс, как рабочий класс России, класс, закаленный в боях, прошедший в короткий срок две революции и завоевавший к кануну третьей революции авторитет вождя народа в борьбе за мир, за землю, за свободу, за социализм"2 .


1 "История ВКП(б)", стр. 94 - 95.

2 Там же, стр. 203.

стр. 27

Гигантские исторические бои, закалившие рабочий класс России и его партию и сплотившие вокруг них все живые силы народа, встают со страниц горьковских романов и повестей во всей своей напряженности и во всем своем величии.

4

Среди произведений Горького, в которых запечатлена история русского революционного движения, на первое место следует выдвинуть четырехтомную эпопею - "Жизнь Клима Самгина".

Это - не только крупнейшее по своему объему горьковское творение: это вместе с тем и своего рода итог всей литературной деятельности первого великого писателя пролетариата. В художественных образах этого монументального произведения Горький сконцентрировал весь свой богатейший опыт, все свои наблюдения и все свои размышления над русской жизнью. В критике можно иногда встретить утверждение, будто "Жизнь Клима Самгина" - это повесть, "долгая и печальная", об интеллигенции. С таким утверждением согласиться мы не можем. Интеллигенция как особый социальный слой капиталистического общества - отнюдь не главный объект художественного исследования Горького в "Жизни Клима Самгина": не интеллигенция "как таковая", а все русское Общество в целом на одном из решающих этапов истории России изображено Горьким в этой его повести.

Горький снабдил "Жизнь Клима Самгина" подзаголовком "Сорок лет". Конечно, не годы жизни Клима имеются здесь в виду: центральный персонаж повести родился около 1872 года и прожил, следовательно, примерно сорок пять лет. Сорок лет, обозначенных в подзаголовке "Жизни Клима Самгина", являются годами, в течение которых возник, укрепился, боролся и победил маркеизм-ленинизм в России.

Необходимость и неизбежность социалистической революции пролетариата - такова стержневая идея горьковской повести. Отношением к никогда не прекращающейся борьбе пролетариата против самодержавия и капитализма определяются позиции всех героев "Жизни Клима Самгина", хотя бы они и были, на первый взгляд, чужды политике. Одни - Кутузов, Спивай, Дунаев, Поярков - спокойно, уверенно и самоотверженно подготовляют грядущую победу рабочего класса; другие ожесточенно, злобно борются против него; третьи прикидываются друзьями революции, являясь в действительности отъявленными ее врагами. К последним принадлежит и Клим Самгин.

"Жизнь Клима Самгина" проникнута духом историзма больше, чем какое бы то ни было другое произведение в русской литературе. Все крупнейшие исторические события, происшедшие в России за сорок лет, предшествовавших Великой Октябрьской революции: 9-е января, Московское декабрьское восстание 1905 года и т. д. - нашли свое отражение в этом произведении.

До появления марксизма на русской почве главенствующую роль в русском революционном движении играло народничество. Представители обеих разновидностей народничества - как революционного, так и либерального - выведены Горьким в первом томе "Жизни Клима Самгина".

Несколькими тонкими штрихами Горький показал в начале своей повести быстрое разложение народничества после убийства Александра II и разгрома партии "Народная воля": "Когда герои были уничтожены, они, - как это всегда бывает, - оказались виновными в том, что, возбудив надежды, не могли осуществить их... Постепенно начиналась скептическая критика; "значения личности в процессе творчества истории", критика, которая через десяток лет уступила место неумеренному восторгу перед новым героем, "белокурой бестией" Фридриха Ницше. Люди быстро умнели и, соглашаясь с Спенсером, что "из свинцовых инстинктов не выработаешь золотого поведения", сосредоточивали силы и таланты свои на "самопознании", на вопросах индивидуального бытия. Быстро подвигались к приятию лозунга "наше время - не время широких задач" (т. XXIII, стр. 13).

Но и те народники, которые не отреклись от своих идеалов, производят в "Жизни Клима Самгина" весьма унылое впечатление; все они "какие-то невеселые, неуживчивые люди" (т. XXIII, стр. 14), они далеки от народа, который они, по меткому выражению Горького, полюбили "заочно", не зная и не понимая его, - и отсюда бесперспективность и пустота всего, что они делают.

Семья родителей Клима Самгина - это типичная "поумневшая" народническая семья, которая поддерживает еще по старой памяти кое-какие связи с революционерами, но у которой от былой революционной настроенности, и раньше не бывшей особо глубокой, осталась лишь лицемерная, бессодержательная фраза. В том, что именно из такой семьи вышел Клим Самгин, заложен глубокий художественный и исторический смысл.

В свое время многие критики с плохо скрываемым недоумением встретили тот факт, что в произведении столь грандиозных масштабов, как "Жизнь Клима

стр. 28

Самгина", центральное место занимает такой, в сущности, малоинтересный и бесцветный субъект, как Клим. В самом деле, почему бы в эпопее, рисующей столкновение двух миров, двух непримиримых между собой лагерей, не выбрать героем такого яркого представителя эксплоататорского лагеря, как, скажем, Тимофей Варавка или же Бердняков? Но суть дела в том и состоит, что "околореволюционный интеллигент" Самгин в некоторых отношениях гораздо более типичен для буржуазного лагеря, нежели названные только что предприниматели. В Самгине высшей своей точки достигли "разрушение личности", вырождение человеческого в человеке - те черты капиталистической, собственнической психологии, которые Горький стал разоблачать с первого же своего появления на литературной арене.

Абсолютное отсутствие каких-либо принципов, внутренняя пустота и в то же время необычайно развитые способности к социальной мимикрии, позволяющей придавать себе внешнюю значительность, - вот что характерно для. Клима Сангина. Самгин называет себя "марксистом", а кое-кто из его знакомых склонен даже считать его большевиком, и притом крупным большевиком, человеком "генерального штаба", хотя в действительности вся "революционная работа" Сангина сводилась к тому, что он как-то написал для большевистского комитета несколько листовок, нуждавшихся в серьезном исправлении (в эпоху 1905 года от таких неопасных поручений мало кто из радикальствующих интеллигентов отказывался).

"Диалектика истории такова, - указывал Ленин, - что теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами"1 .

Исключительная ценность образа Клима заключается, между прочим, в том, что он изнутри освещает врагов марксизма и революции, наиболее ловко маскировавших свою истинную сущность, и показывает, как они ухитрялись порой завоевывать доверие революционеров.

"Жизнь Клима Самгина", будучи повестью об отдам небольшом человеке, смогла одновременно стать и эпопеей о всем русском обществе. Нужно оговорить, что, изображая только то, чему свидетелем был сам Самгин, Горький, как правило, передает виденное и слышанное Самгиным не через восприятие этого последнего.

"Жизнь Клима Самгина" может быть охарактеризована как идеологический роман. Вопросы идеологии, попытки теоретически осмыслить происходящее и оправдать свою позицию в развертывающейся борьбе занимают видное место едва ли не у большинства действующих лиц повести.

Тем именно, что "Жизнь Клима Самгина" - роман идеологический, и следует объяснить многочисленность действующих в нем интеллигентов. Интеллигенция в повести Горького дана как зеркало умственной и политической жизни общества. "Интеллигенция, - говорил Ленин, - потому и называется интеллигенцией, что всего сознательнее, всего решительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов и политических группировок во всем обществе"2 . В "Жизни Клима Самгина" мы видим представителей и буржуазной, и мелкобуржуазной, и пролетарской интеллигенции.

Сложные и подчас путаные пути формирования идеологических установок различных социальных групп и классов во все более усложнявшейся исторической обстановке прослежены Горьким в его повести с необычайной, беспрецедентной в истории литературы тщательностью. Особенно подробно, с приглушенной, но ясно чувствуемой сатирической ноткой показаны пестрота, неопределенность и неустойчивость взглядов у временных попутчиков революции, которым противопоставлены большевики, Кутузов.

Образ Степана Кутузова, несомненно, - одно из прекраснейших достижений Горького. В отличие от Николая Смирнова, Гантели, Синцова (из пьесы "Враги") и даже Павла Власова Кутузов - не рядовой партиец и не "средний" профессиональный революционер: он является в полном смысле слова руководителем, работником большого, цекистского размаха; он тесно связан с Лениным. И не случайно некоторые герои "Жизни Клима Самгина" сравнивают его с Желябовым. Когда Кутузов появляется на страницах повести, он сразу превращается в центр, вокруг которого все вертится: одни яростно нападают на него, другие неудержимо тянутся к нему, но никто не остается равнодушным.

Кутузов принадлежит, пользуясь собственным его выражением, к числу "мастеров и художников революции". Он завидно цельный человек, на всю свою жизнь определивший свою дорогу, с которой никто и ничто совлечь его не может. "Герои на час, - говорит он, - приятны в романах, а жизнь требует мужественных работников, которые понимали бы, что великое дело рабочего класса - их кровное, историческое дело..." (т. XXIV, стр. 357). И в другом месте: "...с героями на


1 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 332.

2 Ленин. Соч. Т. V, стр. 354.

стр. 29

час... надобно проститься, потому что необходим героизм на всю жизнь, героизм чернорабочего, мастерового революции. Если вы на такой героизм не способны - отойдите в сторону" (т. XXIV, стр. 41).

Отличное, мастерское владение учением Ленина позволяет Кутузову с изумительной легкостью и простотой отодвигать в сторону ненужное, мешающее, и на вопросы, кажущиеся крайне запутанными и трудными, давать простые и ясные ответы.

Так, когда началась пресловутая зубатовщина и в организованное полицией "Общество взаимного вспомоществования" пошли рабочие - и не только ткачи, но даже металлисты, - кое-кого из революционеров это смутило.

Но Кутузов оценивает зубатовщину чрезвычайно трезво, с неподражаемым юмором:

"Опыт этого химика поставлен дерзко, но обречен на неудачу, потому что закон химического сродства даже та полиция не может обойти. Если же совершится чудо и жандармерия, инфантерия, кавалерия встанут на сторону эксплоатируемых против эксплоататоров, то - чего же лучше? Но чудес не бывает ни туда, ни сюда, ошибки же возможны во все стороны" (т. XXIV, стр. 306).

К такому человеку, как Кутузов, Самгин, разумеется, может отнестись только враждебно, и, действительно, чем дальше, тем больше усиливается ненависть Клима к этому выдающемуся большевику, являющемуся живым воплощением непреклонности, твердости и гибкости ленинской партии. Самгин все более и более отчетливо ощущает органическую неприемлемость для себя идей "кутузовщины". Но только в конце повести он приходит к выводу, что дело не в Кутузове, а в Ленине, и формулирует свои чувства словами: "Ленин - личный враг"1 .

В высказываниях, беседах, спорах героев "Жизни Клима Самгина" имя Ленина произносится постоянно. Клим неспособен оценить подлинные размеры фигуры великого вождя большевизма, но о нем с уважением говорит такой матерый капиталист, как Захар Бердников.

Огромная любовь и полное понимание Ленина сказываются в словах Кутузова.

"Старик - удивителен, - говорит Кутузов. - Иногда с ним очень трудно соглашаться, но - попрыгав, соглашаешься. Он смотрит в будущее сквозь щель в настоящем, только ему известную"2.

В письме к Марине, бывшей своей жене, Кутузов пишет:

"Брось фантазировать, читай Ленина. Тебя "отталкивает его грубая ирония", это потому, что ты не чувствуешь его пафоса. И многие неспособны чувствовать это, потому Что такое сочетание иронии и пафоса - редчайшее сочетание, и до Ильича я чувствую его только у Марата, но не в такой силе"3 .

В финале "Жизни Клима Самгина" Горький намеревался вывести В. И. Ленина в день приезда его в Петроград 3 (16) апреля 1917 года. Знаменитая речь Ленина с броневика, заканчивавшаяся возгласом: "Да здравствует социалистическая революция!" - должна была бы служить как бы итоговой чертой, отделяющей сорок лет, изображенных в горьковской эпопее. Но преждевременная смерть великого пролетарского писателя, умерщвленного троцкистско-бухаринскими убийцами, не позволила ему закончить свое гениальное произведение - и мы вынуждены о заключительных его сценах судить по нескольким кратким заметкам.

Живой образ вождя пролетарской революции, величайшего человека нашей эпохи, Горький воссоздал в художественном очерке "В. И. Ленин". После речей и статей об Ильиче товарища Сталина очерк Горького стоит на первом месте, как ценнейший исторический документ и исключительной яркости художественная характеристика.

Деятельность Ленина Горький всегда связывал с деятельностью его продолжателей, с деятельностью И. В. Сталина. "Владимир Ленин, - писал он, - вдохновитель и вождь пролетариев всех стран. Вот он не существует физически, а голос его всё громче, победоноснее звучит для трудящихся земли, и уже нет такого угла на ней, где бы этот голос не возбуждал волю рабочего народа к революции, к новой жизни, к строительству мира людей равных. Всё более уверенно, крепче, успешней делают великое дело ученики Ленина, наследники его силы" (т. XXII, стр. 207).

В мемуарной литературе сохранились сведения о том, что Горький в последние годы своей жизни хотел написать книгу о Сталине. "Работая над романом "Клим Самгин", сам Горький часто говорил, что хочет взяться за книгу о Сталине. Он любил товарища Сталина взволнованной горьковской любовью, верил в него и гордился им"4 .


1 М. Горький "Жизнь Клима Самгина". Т. IV, стр. 460. М. 1937.

2 Там же, стр. 144.

3 Там же, стр. 106.

4 "Комсомольская правда" от 28 марта 1938 года.

стр. 30

В своих публицистических выступлениях Горький говорил о Сталине так горячо и так страстно, как умел говорить только он один:

"Радостно жить и бороться в стране, где великая мудрость партии и железная воля ее вождя Иосифа Сталина навсегда освобождает человека от проклятых навыков и предрассудков прошлого".

* * *

Для изучения истории русской революции, для изучения путей, по которым шла подготовка этого величайшего в истории человечества социального переворота, художественное творчество Горького, как показывает даже наш беглый обзор, имеет огромное, неоценимое значение.

Ленин в своих статьях о Толстом писал, что если перед нами действительно великий художник, то некоторые хотя бы из существенных сторон революции он должен отразить в своих произведениях.

Горький был великим художником пролетариат а, - потому он и сумел отразить в своих произведениях не некоторые лишь, а все наиболее существенные стороны революции.

Горький показал, во-первых, в своих произведениях, что буржуазно-дворянские "верхи" царской России не могли в предреволюционный период больше жить "по-старому", что среди них начался процесс вырождения и загнивания, зашедший уже весьма далеко.

Горький показал, во-вторых, в своих произведениях, что народные "низы" царской Россия не хотели в предреволюционный период больше жить "по-старому", что среди них стал все чаще просыпаться дух недовольства, протеста и борьбы, дух борьбы за иную жизнь, достойную человека.

Горький показал, в-третьих, в своих произведениях, что несмотря на страшный гнет, царизму не удалось и не могло удаться подавить в народе волю к борьбе за свое освобождение.

Горький показал, в-четвертых, в своих произведениях, что единственным, до конца революционным классом в старой России был русский рабочий класс, привлекший на свою сторону все наиболее честные, наиболее стойкие и наиболее революционные элементы, выделяемые всеми остальными трудящимися и эксплоатируемыми слоями населения.

Горький показал, в-пятых, в своих произведениях, что основным, решающим условием победоносной борьбы пролетариата России явилась его революционная партия, партия большевиков.

Горький показал, далее, в своих произведениях, что к революционерам, к большевикам еще в дореволюционное время всяческими путями примазывалась всевозможная нечисть вроде Клима Самгина, против которой необходима самая беспощадная борьба.

И, наконец, в своих произведениях Горький показал незабываемые образы людей большевистской партии, ее рядовых работников, ее руководителей, ее вождей. Эти люди совершили труднейшую и ответственнейшую в истории работу, одолев всех своих явных и скрытых врагов, установив в одном из величайших государств мира социализм.

Горький давал в художественных образах глубоко правдивую, объективную картину действительности, ее коренных, решающих противоречий. Это делает его произведения незаменимым художественным источником для познания истории России, истории трех русских революций, истории партии большевиков, приведшей народы бывшей Российской империи к новой, социалистической жизни.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЯ-РЕВОЛЮЦИИ-В-ТВОРЧЕСТВЕ-А-М-ГОРЬКОГО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. ЛЕНОБЛЬ, ИСТОРИЯ РЕВОЛЮЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А. М. ГОРЬКОГО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 05.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЯ-РЕВОЛЮЦИИ-В-ТВОРЧЕСТВЕ-А-М-ГОРЬКОГО (date of access: 01.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. ЛЕНОБЛЬ:

Г. ЛЕНОБЛЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
1555 views rating
05.11.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
3 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
3 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
3 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОРИЯ РЕВОЛЮЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А. М. ГОРЬКОГО
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones