Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7734

Share with friends in SM

I

Во второй половине XVIII столетия во Франции появляется целый ряд проектов ассоциаций. Первый известный нам проект ассоциации был опубликован (что крайне характерно) в качестве практического предложения в 1755 г. на страницах "Journal economique". В сентябрьском номере этого журнала за упомянутый год находим анонимную статью под заглавием "Projet d'un etablissement singulier"1 . В начале статьи говорится, что большинство людей по целому ряду причин и прежде всего из-за отсутствия единения, братства и согласия подвержено тысяче горестей. Единственным средством против этого "столь общего беспорядка" является объединение, дабы можно было взаимно помогать друг другу. Далее, в десяти параграфах излагается план общины или ассоциации. Все члены ассоциации вступают, в нее добровольно и также добровольно могут из нее выйти, "как только они сочтут это необходимым для блага своих дел". Все, вступившие в ассоциацию, по окончании испытательного периода (noviciat) рассматриваются как члены дома. "Те, кто захотят покинуть ассоциацию, имеют право взять назад не только свой личный доход, но также деньги и другое имущество, которое они внесли в общество". После смерти члена ассоциации его имущество переходит к общине. Все члены общины выполняют ту или иную работу или занимаются различными искусствами и ремеслами, каждый сообразно своему вкусу, своим знаниям и своему таланту. Но они всегда должны предпочитать заниматься необходимым: в области наук - медициной и физикой, в области искусств и ремесел - земледелием или самыми необходимыми ремеслами, особенно если ассоциация обосновалась в сельской местности. Не знающие ремесел обучаются таковым. В ассоциации целесообразно используются даже самые неспособные. Каждый член ассоциации, работая на дом, в то же время работает и на себя, имеет свой личный доход (pecule particulier), получает треть, четверть или какую-либо иную часть того, во что могут быть оценены его работы (de ce que ses travaux pourront valoir). Каждый месяц производится оценка работы (exercices) и изделий (ouvrages) всех членов. Каждый в соответствии со своим трудом и талантами имеет возможность увеличивать свой доход. "Ясно, что подобная практика вызовет соревнование и побудит всех делать все, что в их силах". Дети воспитываются совместно. С ранних лет их приучают к полезным искусствам и ремеслам. Шестнадцатилетние мальчики поступают на военную службу сроком на шесть лет, после чего могут вступать в ассоциацию или устраиваться отдельно. Община обеспечивает молодоженов приданым, сверх того, что могут дать им их родители из своего личного дохода, "который будет значительным". В заключении автор статьи гово-


Настоящая статья является сокращенной главой монографии "Идейные предшественники Фурье и формирование его учения".

1 "Journal oeconomique ou memoires, notes et avis sur l'agriculture, les arts, le commerce et tout ce qui peut avoir rappart a la sante, ainsi qu'a la conservation et a l'augmentation des biens de familles" etc. Septembre 1755, p. 97 - 105. Paris.

стр. 101

рит, что он набросал лишь общий план, не входя в детали и не останавливаясь на выгодах, которые сулит государству и частным лицам эта ассоциация.

Опубликованный проект не остался одиноким. Сам автор проекта в заключительной части своей статьи писал, что в Оверни с незапамятных времен существуют светские общины, аналогичные предлагаемым им, и просил лиц знающих поделиться сведениями об этих общинах на страницах журнала. В декабрьском номере журнала в форме писем в редакцию появились два анонимных описания этих общин1 . В специальном редакционном примечании к письмам подчеркивались выгоды подобных ассоциаций и выдвигалась идея необходимости их всемерного распространения. "Мы не можем, - говорилось там, - не изменяя цели нашего журнала, не отметить солидных плодов экономии и изобилия, которые она (ассоциация) обеспечивает, единство, которое она поддерживает, мир, который она дает". "Если она производит столь великие блага среди простых крестьян, каких только чудес нельзя было бы ожидать от нее, если бы более интеллигентные и просвещенные люди объединялись в аналогичном духе! Какое богатство, какую силу приобрело бы государство, если бы в его лоне организовался целый ряд подобных обществ!"2 .

Благодаря интересу, проявленному журналом к идее ассоциации, на его страницах в марте следующего, 1756 г. появляется новый план ассоциации некоего Борьо3 . В статье под названием "Problemes economiques" Борьо предлагал построить за умеренную цену прекрасный дом, где могло бы поселиться несколько семейств; они занимались бы сельским хозяйством, причем прибыль, по расчетам Борьо, должна была бы значительно превысить расход. В июльском номере журнала Борьо опубликовал специальное письмо, в котором объявлял о своем намерении разработать детально план своей ассоциации4 .

В 1765 г. в десятом томе знаменитой "Энциклопедии" появилась статья "Моравы" "господина Феге, казначея Франции"5 . Статья эта, посвященная моравским братьям, описывает также и овернские общины, причем автор задается вопросом, нельзя ли по их примеру организовать и другие общины, чтобы доставить занятия лицам, находящимся в стесненном положении. Отвечая на этот вопрос положительно, Феге выдвигает план "ассоциации добрых граждан", "ассоциации трудолюбивых людей", имеющей целью гарантировать их от забот и огорчений, уменьшить их тяготы и обеспечить им радости жизни. Проект этот, как можно сразу убедиться при первом же с ним ознакомлении, представляет собой почти текстуальное воспроизведение первого плана ассоциации, опубликованного за десять лет до этого в "Journal economique". Поэтому следует сделать вывод, что или автором анонимного проекта в "Journal economique" был сам Феге или же мы имеем дело с самым откровенным плагиатом. Отметим лишь некоторые более или менее существенные отличия между обоими планами. Так, анонимный проект предусматривает, что выходящие из ассоциации, как и исключенные, получают назад вложенные ими деньги и другое имущество, в статье же Феге говорится,


1 "Journal economique", etc. Decembre 1755, p. 94 - 105.

2 Ibidem, p. 105 - 106."

3 Этому Борьо (Beaurieu. 1728 - 1795), педагогу и литератору, автору ряда пользовавшихся в свое время значительным успехом произведений для юношества и романа "L'Eleve de la nature", Лиштанберже посвятил специальный очерк (см. "Le socialisme utopique". Paris. 1898, p. 59 - 76).

4 Lichtenberger "Le socialisme en XVIII-e siecle". Paris. 1895, p. 340. Мы, к сожалению, не имеем под рукой комплекта "Journal economique" за 1756 год.

5 Faiguet de Villeneuve (1703 - 1780) - экономист, постоянный сотрудник "Энциклопедий", автор ряда экономических трактатов.

стр. 102

что они получают вложенные деньги "вместе с процентами в принятом в торговле размере". В анонимном проекте все имущество умерших переходит ассоциации; в статье же Феге наряду с этим специально подчеркивается, что все имущество, принадлежащее члену ассоциации вне общины, переходит к его наследникам. В статье Фете уточняется, что личный доход исчисляется за вычетом всех расходов, и отмечается, что одним из основных его предназначений является приобретение вина, табака и удовлетворение других произвольных, т. е. ненасущных, потребностей. Кроме того в статье Феге говорится, что ассоциация должна оказывать поддержку женщинам, детям и нетрудоспособным, и в заключение специально подчеркивается практическая реальность и возможность осуществления "предложенной ассоциации"1 .

Статья Феге была перепечатана не только в последующих изданиях "Энциклопедии"2 , но и в разделе истории "Encyclopedie methodique"3 . Статья эта получила, таким образом, большое распространение, и план ассоциации, первоначально предложенный на страницах экономического журнала, стал достоянием самых широких кругов образованной публики той эпохи. Не удивительно, что на него ссылается и некий Hupay de Fuvea, автор аналогичного проекта ассоциации. О его произведениях мы знаем лишь из его письма к Ретифу де ля Бретону, да тированного 1782 г. и опубликованного последним в приложениях к своему произведению "Современницы". Автор письма, называющий себя "коммунистическим автором", "очень интересуясь книгами о воспитании и настолько же книгами об общности", запрашивает Ретифа относительно его произведения "Новый Эмиль", в котором должны были быть описаны овернские и орлеанские общины, Спарта и моравские братья. Считая необходимым, чтобы все пишущие на эту тему обменивались мнениями, Hupay de Fuvea сообщает о посылке Ретифу через третье лицо своей книги, задуманной им еще в 1776 году. К письму приложена выдержка из "Annonce litteraire et morale" с изложением содержания этого произведения, которое следует считать, по-видимому, утерянным. Как видно из выдержки, автор излагал в нем проект организации дома совместной жизни десяти друзей и их жен, ведущих общее хозяйство с целью уберечься от нужды и невыносимых треволнений века. Он подробно описывал как самый дом, который, должен был быть построен в десяти лье от Марселя, так и жизнь его обитателей. Ассоциация эта должна была обслуживаться, по-видимому, наемными служащими, поскольку в проекте предписывалось, чтобы со всеми слугами обращались гуманно. Автор мечтал о распространении подобных ассоциаций и о вовлечении в них всех слоев населения4 .

В 1784 г. с планом ассоциации выступил известный литератор и реформатор театра, автор "Картин Парижа" и утопии "Год 2440-й", Луи Себастьян Мерсье. Его проект под названием "План одной ассоциации" ("Plan d'une association") был опубликован в третьем томе его сборника "Mon bonnet de nuit".

Сколько в настоящее время, говорится в проекте Мерсье, имеется лиц, достигших уже зрелого возраста, но не обладающих в обществе никакими связями и чувствующих себя как бы изолированными в толпе,


1 "Encyclopedie ou Dictionnaire raisonne des sciences, des arts et des metiers", T. X, p. 705 - 706. Neufchatel. 1765.

2 См., например, "Encyclopedie..." etc. Troisieme edition enrichie de plusieurs notes. T. X, p. 642 - 645. Livourne. 1773.

3 См. "Encyclopedie methodique". Histoire. T. III, p. 630 - 634. Paris - Liege. 1788.

4 "Contemporaries". T. XIX, 2-е ed. Письмо N 69. В примечании к этому письму Ретиф указывает, что он не получил этой книги и поэтому не дал ответа, и отсылает автора письма к своему проекту "Андрограф".

стр. 103

ибо становится все более трудным получить занятие, приобрести состояние, жениться. Было бы весьма желательно, чтобы подобные сорокалетние мужчины одинакового общественного положения и облагающие скромными средствами, вложив каждый определенную сумму в общий фонд, выбрали бы удобное жилище и жили бы вместе в спокойствии и обеспеченности, свободные от домашних забот и семейных хлопот, которыми наполнен почти каждый дом, посвящая свое время занятиям, искусству, дружбе. В подобной ассоциации могли бы объединиться не только холостяки, в нее могли бы быть приняты и женатые, не имеющие детей или дети коих уже устроены. Дом, в котором будет проживать ассоциация, должен, по возможности, находиться на юге Франции. Дом этот должен состоять из ряда изолированных апартаментов и общих зал. Проживая в таком доме, члены ассоциации были бы избавлены от ежедневных забот о пище, не было бы среди них ни скучающих, ни праздных. Стол был бы хорошим и здоровым. Они наслаждались бы трудом и отдыхом и с легкостью удовлетворяли бы свои вкусы. "С первого же взгляда можно увидеть все преимущества, проистекающие от этой ассоциации для домашнего хозяйства. Те, кого скромность средств заставляет удаляться в деревню или, еще хуже, ставить себя в зависимое положение, сложив вместе свой тощий доход, едва обеспечивающий им необходимое, стали бы вдруг сразу зажиточными. Представьте себе десять лиц из категории тех, о которых я говорил, имеющих лишь 50 луи ежегодного дохода. Пусть они станут жить артельно, и вот уже у них будет достаточно средств, чтобы иметь удобное жилище, хороший стол, хорошее отопление, слуг; прибавьте еще удовольствие, проистекающее от взаимной связи вкусов и драгоценную независимость и посмотрите, не могут ли эти десять лиц быть столь же счастливы, как если бы судьба осыпала их дарами"1 .

Насколько в конце XVIII столетия были распространены идеи ассоциации, видно из следующего примера. В 1790 г. Роллан с несколькими друзьями задумали приобрести совместно землю из фонда национальных имуществ. Бриссо, который, как известно, был последователем Руссо и в дни своей молодости высказывал довольно радикальные идеи о происхождении права собственности и социальном неравенстве, набросал в связи с этим проект "сельскохозяйственного общества". Рукопись этого проекта сохранилась среди бумаг Роллана в Национальной библиотеке и была опубликована лишь сравнительно недавно2 . Проект Бриссо сводится к следующему: "Общество" состоит из трех категорий членов: 1) "благодетелей", т. е. лиц, "вкладывающих для общего блага сумму большую чем обусловленная, 2) "класса ассоциированных или друзей", вносящих по двенадцати, пятнадцати и двадцати тысяч ливров, и 3) лиц незажиточных или даже вообще неимущих, допускаемых, однако, из-за своих нравов или оказанных услуг, или же лиц, которым общество сочло бы возможным открыть на известный срок кредит. Для этой цели, а также для поддержания общих учреждений и предприятий общество всегда должно иметь резервный фонд. На собранный капитал должен быть приобретен земельный участок в местности, отвечающей всем необходимым условиям, рассчитанный на двадцать семейств с возможностью последующего расширения. "Базой общества" должно быть земледелие. Но, когда общество будет консолидировано, оно может заняться и теми "мануфактурами", которые могут "ассоциироваться" с сельскими работами, например писчебумажным производством и т. п.


1 Mercier "Mon bonnet de nuit". T. III, p. 77 - 83. A Lausanne, 1785.

2 "La Revolution francaise". T. 42. Paris. 1902. В статье Cl. Perroud "Un projet de Brissot pour une association agricole", p. 260 - 265.

стр. 104

К этой же группе проектов ассоциаций второй половины XVIII в. примыкает и ряд реформаторских планов названного выше плодовитого писателя Ретифа де ля Бретона. В его романе "Развращенный крестьянин", содержащем историю гибели попавшего в город молодого крестьянина, мы находим проект сельской ассоциации1 , представляющей собой общинное объединение жителей одной деревни в целях ведения совместного хозяйства со сбытом на рынке излишков продукции и распределением прибыли среди членов. В других его произведениях мы находим ряд проектов городских ассоциаций2 , построенных на следующих принципах: группа городских жителей делает общим свое имущество и поселяется вместе; члены ассоциации продолжают индивидуально заниматься своей профессией, будь то торговля, ремесло или интеллигентский труд, свои же доходы складывают вместе для ведения общего домашнего хозяйства. Наиболее интересным из всех проектов Ретифа является, несомненно, проект производительной ассоциации типографских рабочих, в котором он выдвигает идею организации кооперативной типографии. Необходимая сумма выручается путем продажи акций, которые имеет право приобрести каждый типографский подмастерье. Стоимость акции может быть выплачена в один или несколько приемов, вплоть до еженедельных взносов в размере 24 су - деньгами или работой. К работе в типографии допускаются в первую очередь наиболее старые подписчики, причем они имеют право уступать свою очередь другим. Прибыль распределяется между акционерами, часть ее используется на поддержку больных и стариков3 .

Среди французских проектов ассоциаций второй половины XVIII в. планы Ретифа занимают выдающееся место и по количеству и по своей разносторонности. У Ретифа мы находим не только планы отдельных ассоциаций, организуемых в условиях существующего общественного строя. В "Андрографе"4 он рисует план реорганизации на началах ассоциации всего общества путем объединения крестьян и отдельных слоев городского населения в производительно-потребительские ассоциации.

II

Излагая свои планы и предложения, авторы проектов ассоциаций XVIII столетия ссылались на целый ряд исторических и современных примеров как на достойные подражания образцы. В выборе этих примеров мы наблюдаем у них поразительное единодушие и даже, можно сказать, однообразие, гораздо большее чем в содержании самих их планов. На какие образцы, главным образом, ссылаются авторы проектов ассоциаций этой эпохи, лучше всего видно из статьи Феге. Прежде чем изложить свой план ассоциации, Феге ссылается на Спарту, на государство Парагвай и описывает общины моравских братьев-гернгутеров и французские овернские крестьянские общины.

Ссылки на идеальные общества древности и идеальные "нравы" со-


1 "Le Paysan perverti, ou les Dangers de la ville; histoire recente, mise au jour d'apres les veritables lettres des personnages, par Retif de la Bretonne" La Haie. 1776. T. IV, p. 193 - 211.

2 "Le Nouvel Abeilard". T. III, p. 283 - 407. A Neufchatel. 1775. "Les Contemporaines". T. II, p. 389 - 455. Leipsick. 1781. "Les nuits de Paris". T. I, p. 966 - 968.

3 "Le Thesmographe, ou idees d'un honnete homme sur un projet de reglement, propose a toutes les Nations de l'Europe pour operer une Reforme generate des Loix; avec des Notes historiques" A la Haie. 1789, p. 510 - 514.

4 "L'Andrographe, ou idees d'un honnete homme sur un projet de reglement, propose a toutes les Nations de l'Europe pour operer une Reforme generate des moeurs et par elle le bonheur du genre humain; avec des Notes historiques et justificatives; Recuellies par N. E. Retif de la Bretonne, editeur de l'ouvrage". A la Haie. 1782.

стр. 105

временных заморских, особенно первобытных народов в литературе XVIII в. не представляют ничего исключительного. Идеализация государств древности, особенно законодательства Ликурга и спартанских порядков, являлась одной из характернейших особенностей идеологии той эпохи. Мы встречаем подобную идеализацию у таких выдающихся и разнохарактерных мыслителей, как Руссо и Вольтер, Морелли и Гельвеций, д'Аржансон и Мерсье, Монтескье и Мабли, и в таких общеизвестных работах, являвшихся тогда основным источником исторических сведений, как "Histoire ancienne" Роллена или "Histoire des revolutions de la republique romaine" аббата Верто1 . Столь же характерна для этой эпохи идеализация иезуитского государства в Парагвае и идеализация первобытных племен и народов всех стран света, связанная с учением о естественном состоянии и приведшая во второй половине века к целому потоку литературы, превозносившей на всяческие лады обычаи и порядки всевозможных "дикарей": перуанцев, ирокезов, таитян и др.2 .

Непосредственным обоснованием жизненности планов ассоциаций являлись, таким образом, лишь ссылки на пример моравских братьев-гернгутеров, а также овернских крестьянских общин. В статье о "моравах" Феге и изложил свой проект ассоциации. С общинами гернгутеров был знаком, по заявлению Ретифа, основатель одной из описываемых им городских ассоциаций. На пример "моравов" ссылается и Юпей. Общинам "моравов" подражает в своем проекте Бриссо. Уже в первом проекте ассоциации, изложенном в "Journal economique", содержится ссылка и на овернские крестьянские общины. Овернские общины подробно описывает и Феге, предлагая по их примеру создавать другие ассоциации. "Это здесь не фикции, - специально подчеркивает Ретиф, обосновывая свой план сельской ассоциации, - эти товарищества французских крестьян существуют в наше время; было бы прекрасно умножить эти ассоциации и каждое селение превратить в одну семью"3 . Овернские общины вызывали интерес, разумеется, не у одних авторов проектов ассоциаций. Их описывали самые различные лица, вплоть до Вольтера, им посвящали специальные произведения, о них упоминали в курсах земледелия. Но обычно их превозносили за нравственный образ жизни и добродетель, а также за успехи в области сельского хозяйства. Авторы же подобных проектов интересовались этими общинами как реально существующими и достойными подражания образцами ассоциаций.

Что же представляли в действительности эти моравские и овернские общины, и в каком отношении они могли служить примером ассоциаций?

Известно, что общины богемских братьев еще в предыдущие столетия утратили характер первобытно-коммунистических общин. Тем более это можно сказать об их преемниках в XVIII столетии - гернгутерах4 и их общинах, распространившихся в течение XVIII в. не только в Германии, но и в ряде других стран, от России и до Америки. При организации общины "Гернгут" из остатков секты богемских братьев в ее основу


1 См. Вольтере "Очерки по истории аграрных отношений и аграрного вопроса во Франции в 1700 - 1790 гг.". Гиз. 1923; Lichtenberger, op, cit, p. 366 - 367; Girsberger, Hans "Der utopische Sozialismus des 18 Jahrhunderts in Frankreich und seine philosophischen und materiellen Grundlagen", S. 101 - 103. Zurich. 1924.

2 Ср. Вольтерс, op. cit, p. 46 - 52, Lichtenberger, op. cit., p. 57 - 61, 359 - 365. Girsberger, op. cit, S. 103 - 105, 220 - 222.

3 Retif "L'Ecole des Peres". T. I, p. 474.

4 Они назывались так по имени поселения Гернгут, основанного в 1722 г. в Саксонии, на землях религиозно настроенного графа Цинцендорфа. Относительно хозяйственной структуры и хозяйственной деятельности гернгутерских общин XVIII столетия можно почерпнуть, правда не так много сведений, в современных им общих сочинениях по истории моравской церкви, посвященных в основном лишь религиозно-

стр. 106

даже теоретически не был положен принцип общности имущества, которую основатель общины Цинцендорф прямо охарактеризовал в одном из своих писем как "пустые мечты" (Schwarmerei). Община "Гернгут" представляла собой поселок, состоявший из частных домов ее членов, ведших свое обособленное хозяйство и занимавшихся самостоятельно тем или иным ремеслом1 . Не было в общине "Гернгут" и экономического равенства. Среди ее жителей имелись и зажиточные и нищие, о чем всего лучше свидетельствует тот факт, что община специально поручала некоторым "братьям" заботу о бедных2 , которая, по существу, и являлась единственным пережитком старых коммунистических традиций.

Но не этим, разумеется, вызывался интерес авторов проектов ассоциаций к гернгутерским общинам. Все общины делились сообразно возрасту, полу и семейному положению на отдельные группы, называвшиеся "хорами" (Chore), на "хоры" детей, подростков-мальчиков, подростков-девочек, холостых "братьев", незамужних "сестер", лиц, состоящих в браке, вдовцов и вдов. Некоторые из этих "хоров", как то "хоры" "братьев", "сестер", вдовцов и вдов, проживали совместно в общих домах. Что представлял собой такой "хоровой" дом (Chorhaus), например дом холостых в Гернгуте, можно видеть из описаний современников. Это было обширное помещение, состоявшее из трех соединенных друг с другом зданий и нескольких отдельных построек. В подвале первого здания находились пекарня, кухня и т. п., в первом этаже, по обе стороны галереи, помещались различные мастерские, на втором - также мастерские и большой спальный зал, уставленный кроватями. Во втором здании, соединенном с первым крытым ходом, наряду с мастерскими находились столовая, молельня и несколько жилых комнат. Третье здание было самым меньшим из всех. Кроме общих спален в доме имелись и отдельные комнаты для руководящих "братьев" "хора". Были также специальные комнаты для больных и для "пилигримов" - гостей. Наряду с мастерскими имелась особая комната (Schreibstube), где занимались ученые "братья". Помимо пекарни и кухни имелись бойня, прачечная. При доме был маленький сад и огород. "Братья", проживавшие в доме - а их количество колебалось вокруг двухсот, - вносили установленную плату за свои постели. Они оплачивали также еженедельно расходы по отоплению и освещению, платили за стирку белья. Завтрак


сектантским проблемам. Таковы, например, произведения: David Kranz "Alte und neue Bruder-Historie". Barby. 1772; August-Gottlieb Spagenberg "Leben des Herrn Nicolaus Ludwig Grafen und Herrn von Zinzendorf und Pottendorf". 1773. Schrautenbach "Der Graf Zinzendorf und die Brudergemeine seiner Zeit". 2 Auf. Gnadau. 1871 (написано в 1782 г.). Гораздо интереснее конкретные описания общины "Гернгут", оставленные некоторыми современниками, вроде имеющейся в ИМЭЛ книги Frohboerger "Briefe uber Herrnhut und die evangelische Brudergemeine". Budissin. 1797. Что касается довольно обильной позднейшей литературы, то она также в основном посвящена гернгутерам как религиозной секте, мало обращает внимания на хозяйственную организацию их общин и не использует для освещения этого вопроса имеющиеся богатейшие архивные материалы. Соответствующая работа была проделана лишь недавно O. Uttendorfer в его двухтомном капитальном труде "Alt-Herrnhut. Wirtschaftgeschichte und Religionssoziologie Herrnhuts wahrend seiner ersten zwanzig Jahre (1722 - 1742)". Herrnhut 3925 и "Wirtschaftsgeist und Wirtschaftsorganisation Herrnhuts und des Brudergemeine von 1743 bis zum Ende des Jahrhunderts". Herrnhut. 1926.

1 Единственное условное ограничение права собственности состояло в том, что домовладельцы обязывались в случае тех или иных проступков продавать свои дома общине и удаляться без возражений (David Kranz, op. cit, S. 157. Spagenberg, op. cit, 3 Teil, S. 600).

2 Как разъясняет современник и первый биограф Цинцендорфа Шпагенберг, последний, вводя этот институт, имел в виду оказание помощи тем членам общины, "welche bei allem Fleisse und Sparsamkeit dennoch nicht durchkommen konnten" Spagenberg, op. cit., S. 448.

стр. 107

и ужин они покупали непосредственно на кухне по собственному выбору. Обедали же они все вместе в упомянутой выше общей столовой, причем там имелись столы трех категорий. Стол первой категории, мясной, стоил еженедельно двенадцать грошей, стол второй категории - десять грошей, стол третьей категории, с пятью мясопустными днями, - семь грошей. Каждый садился за тот или иной стол сообразно своим средствам. Зажиточные могли проживать в доме и не работая и даже могли иметь в услужении за плату других "братьев", убиравших их постель, приготовлявших для них кофе и т. п. Неспособные к труду и инвалиды жили за счет дома. Большинство "братьев" занималось тем или иным ремеслом индивидуально или, большей частью, в коллективных мастерских дома под руководством мастеров. Каждый подмастерье получал от дома определенную заработную плату. Мастера, считавшиеся наряду с прочими должностными лицами "слугами общины", первоначально заработной платы не получали, а, независимо от своей работы, обеспечивались бесплатно помещением и питанием. Вскоре, однако, это положение было ликвидировано и, согласно постановлению синода в 1769 г., мастерам также стали выплачивать определенную заработную плату в размере, естественно, большем чем подмастерьям. Аналогичную организацию совместной жизни и хозяйства можно было наблюдать и в других "хоровых" домах. Разница состояла главным образом в характере занятий. Так например незамужние "сестры" занимались преимущественно ткачеством. В доме и этого "хора" проживали окруженные служанками многие имущие "сестры", не только не работавшие, но ссужавшие даже дому под проценты суммы, необходимые для организации и оборудования соответствующих мастерских.

Как видим, "хоровые" дома гернгутерских общин с совместной жизнью и хозяйством их обитателей при всех религиозно-сектантских идеалах "братства" последних в действительности представляли не коммунистические общежития, а своеобразные производительно-потребительские товарищества, всецело приспособленные к условиям товарно-денежного хозяйства; мы встречаем в них и богатых людей, вовсе не работавших и живших там в пансионе на свои доходы.

Крестьянские общины, носившие характер маленьких семейных союзов, встречались в XVIII столетии во Франции главным образом в провинции Овернь, в баронии Тьер. Число их, как считает аббат Розье в своей сельскохозяйственной энциклопедии, равнялось двумстам2 . Из них наиболее знаменитыми были общины Arnaud, Pradel, Bonnemoy, Lournel, Anglade и особенно Guittard или Quitard Pinon (или, по неправильному начертанию, Pinoux). О древности этих общин в работах современников находим различные свидетельства: Феге в своей статье в "Энциклопедии" говорит, что наиболее древняя община Китар-пинонов насчитывает "пятьсот лет ассоциации"3 . Розье утверждает, что общины эти существуют во всяком случае с XIII века4 . Историк Легран д'Осси, посетивший в 1788 г. общину Пинонов и оставивший ее подробное описание5 , говорит, что традиция относит ее основание к XII сто-


1 Как правило, в мастерских работали только члены дома, хотя иногда, в виде исключения, в случае нехватки рабочих рук, допускались подмастерья и со стороны.

2 Rozier "Cours complet d'agriculture theorique, pratique, economique et de medecine rurale et veterinaire" etc., t. VII, p. 709. Paris. 1786.

3 Faiguet, ibidem, p. 705 - 706.

4 Rozier, op. cit, p. 709.

5 Первоначально вышедшее в том же году отдельной брошюрой, а затем включенное в его трехтомное описание Оверни. Кстати сказать, с произведения Леграна почти дословно была списана маленькая заметка об овернских общинах в "Reforme sociale", хотя автор ее и уверяет, что она явилась результатом непосредственного посещения

стр. 108

летию1 . Ближе к истине, невидимому, указание анонимного автора в "Journal economique" об организации общины Пинонов "одиннадцать столетий тому назад", т. е. в VII в.2 .; согласно новым исследованиям, основание общины Пинонов следует, повидимому, опираясь на хартию приорства Соксиланж, отнести к 780 году3 . Столь же противоречивые мнения были высказаны как современниками, так и исследователями и о происхождении овернских общин4 . Как бы то ни было, общины эти были детищем средневековья. Нас интересует не их историческое происхождение, а их состояние в XVIII столетии, когда они дали конкретный материал для авторов проектов ассоциаций.

Современники, вообще говоря, описывали овернские общины в пасторально-идиллическом духе. Так, Легран д'Осси относительно общины Пинонов категорически утверждает, что она "живет в общности имущества"5 , хотя несколькими страницами далее он вынужден сделать следующую оговорку: "Это вовсе не община первых христиан - община, основанная на религиозном отказе от всякой собственности, слишком мистическая и слишком созерцательная, чтобы она могла просуществовать длительный срок среди людей и три теперешних общественных порядках"6. В чем же Легран д'Осси видел общность имуществ в этих общинах? Очевидно, в том, что они вели общее хозяйство и что, по его свидетельству, имущество там никогда не делилось7 . Но члены общины, не только мужчины, а иногда и женщины, имели право собственности на определенную часть имущества общины, причем в конце XVIII в. эти доли не были уже всегда равными. Об этом прямо говорит Феге8 . Розье отмечает, что девушки имели право быть избираемы на общинные должности лишь в том случае, если, не выйдя замуж по уважительным причинам, они лично обладали целой долей в имуществе общины9 . "Journal economique" пишет, что члены общины имели право требовать раздела, но только правом этим не пользовались10 . Естественно поэтому, что девушка, выходившая замуж на сторону, или сыновья, по тем или иным причинам выбывавшие из общины, получали определенную денежную компенсацию за отказ от прав на свою долю в имуществе родителей. Феге и Легран называют определенные (и, кстати сказать, противоречи-


Оверни и знакомства с древними обычаями края. См. Henri de Surrel de Saint-Julien "Les anciens communautes de paysans de l'Auvergne". "Reforme sociale". T. X. N 118, 15 novembre. 1885, p. 472 - 473.

1 "Voyage fait en 1787 et 1788 dans la ci-devant Haute et Basse Auvergne, aujourd'hui departements du Puy-de-Dome, du Cantal et partie de celui de la Haute-Loire" etc. Par le cit. Legrand. T. I. A Paris. L'an III de la Republique. Lettre XXIX. "Communautes etablies pres de Thiers. Celle des Guittard - Pinon. Gouvernement de cette sorte de republique, ses biens, ses lois, ses moeurs, etc.", p. 476.

3 "Journal oecomique". Decembre. 1755, p. 95. "Вольтерс, op. cit., стр. 54.

4 Некоторые считают, что овернские общины происходят от поселений римских рабов, другие - от старогалльских семейных союзов (см. Вольтерс, op. cit. стр. 54). Кареев, также интересовавшийся этими общинами, рассматривает их как остатки распространенных в средние века поземельных общин-парсоннерий, образовывавшихся сервами, для которых феодальное право ставило как conditio sine qua non наследования общность имущества (см. Кареев "Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII столетия", стр. 144. М. 1879).

5 Legrand d'Aussy, op. cit., p. 474.

6 Ibidem, p. 477.

7 Ibidem, p. 479.

8 "De quelque valeur que soit la portion du pere dans les biens communs..." (Faiguet, ibidem, p. 706).

9 "Elles ont a elles seules une portion entiere des biens de la communaute" (Rozier, op. cit., p. 710).

10 "Journal oeconomique", Decembre 1755, p. 103.

стр. 109

вые) суммы этих - legitimes1 . Розье же делает по этому поводу следующее интересное разъяснение: "Кто-либо, вышедший из своей родной общины по какой бы то ни было причине, уносит с собой лишь законную долю, размер коей определяется сообразно общему количеству всего имущества общины, если права отдельных членов (des divers parties) являются равными, и сообразно правам отца или матери, если существует неравенство. В прежние времена, повидимому, не взирая на это неравенство, все доли были равны и лицо, однажды вышедшее, больше не могло вернуться в свою общину, но в настоящее время различные процессы, вызванные предъявлением подобного рода прав, показали, к великому ущербу некоторых общин, которые были разорены, что можно возражать против фиксации долей и против исключения, - грустный результат буквы нашего муниципального закона"2 .

Высшим органом управления в овернских общинах было общее собрание всех членов, на котором право голоса имели не только мужчины, но и женщины. Общее собрание большинством голосов избирало главу общины, называвшегося maitre, руководившего работами и заведывавшего всеми делами, а также maitresse, стоявшую во главе домашнего хозяйства3 . Обработка земли и прочие хозяйственные работы производились совместно, причем существовало определенное разделение труда между отдельными членами общины. Так, некоторым был специально поручен уход за скотом, другие занимались виноградарством и т. п.4 . Проживали все в одном доме - "maison commune"5 - или в ряде примыкавших друг к другу зданий". Питались также вместе в общей большой и просторной кухне, содержавшейся у Пинонов, по свидетельству Леграна, весьма чисто7 .

Однако овернские общины свое хозяйство вели не только при помощи труда своих членов. У них имелись и наемные рабочие - "слуги"8 - и притом в большом количестве. Так например в 1788 г. на девятнадцать членов общины Пинонов приходилось тринадцать слуг9 . Это и понятно, так как хозяйство общин, как правило, было весьма обширным. Те же Пиноны, например, накануне революции наряду с пахотной землей владели лесами, садами, виноградниками и большим количеством каштановых деревьев10 . Еще в середине столетия общая стоимость их имущества определялась "больше чем в двести тысяч франков"11 . Некоторые из овернских общин, по свидетельству Розье, использовали свои сбережения на приобретение "целых доменов", которые они обрабатывали при помощи половников. Имелись такие общины, которые, насчитывая в своем составе от сорока до пятидесяти членов, владели десятью, двенадцатью, пятнадцатью доменами12 . Естественно, что общины эти не могли замыкаться в рамки натурального хозяйства. Легран д'Осси, правда, утверждает, что община Пинонов ничего не покупает, кроме железа


1 Faiguet, op. cit; Legrand d'Aussy, op. cit., p. 479 - 480. Феге называет для общины Пинонов сумму в 500 ливров, Легран д'Осси - 600.

2 Rozier, op. cit., p. 710.

3 Legrand d'Aussy, op. cit., p. 477 - 478; Faiguet, ibidem; Rozier, op. cit., p. 710; "Journal oeconomique", p. 96.

4 Faiguet, op. cit.

5 Ibidem.

6 "Journal oeconomique", p. 101.

7 Legrand d'Aussy, op. cit., p.. 483.

8 "Journal oeconomique", p. 97.

9 Legrand d'Aussy, op. cit., p. 475.

10 Ibidem, p. 485.

11 "Journal oeconomique", p. 101.

12 Rozier, op. cit, p. 711.

стр. 110

и соли, и что все необходимое, начиная с одежды и кончая сельскохозяйственными орудиями, изготовляется ее членами с помощью "слуг"1 . Некоторые традиции общинного натурального хозяйства, вроде самостоятельного изготовления одежды, несомненно, еще крепко держались в овернских общинах; но это вовсе не значило, что общины эти в XVIII столетии являли собой образец замкнутого натурального хозяйства; и Легран д'Осси в описании общины Пинонов, несомненно, допускает передержку в духе пасторалей Руссо. Насколько связь овернских общин с рынком была тесной и непосредственной, видно хотя бы из того, что, по единодушному указанию всех авторов, писавших о них, в том числе и самого Леграна, главной функцией maitre, наряду с руководством работами, являлась торговля - "покупки и продажи"2 . Розье специально отмечает, что именно maitre ведет торговлю с городом3 , а Феге считает даже возможным заявить, что maitre "всегда имеет какое-нибудь дело в городе"4 . Как велик был объем торговых связей овернских общин с внешним миром, видно из свидетельства Розье, который в противоположность Леграну говорит, что объектом не только продаж, но и покупок служили даже съестные припасы5 . Общины сбывали на рынке продукцию своих обширных хозяйств не только ради приобретения необходимых им товаров и уплаты налогов, но и ради денежных доходов - тех "сбережений", на которые они и приобретали "целые домены". Эти денежные доходы не только поступали в общий фонд на дальнейшее расширение хозяйства, но частично распределялись и между членами. "Каждый из сотоварищей, - пишет Феге, - получает раз в восемь дней маленькую денежную сумму (une legere distribution d'argent) на свои удовольствия и мелкие расходы, которой располагает по своему усмотрению"6 .

Таким образом, овернские крестьянские общины в XVIII столетии были еще облечены в старую форму средневековых общин. Совместная трапеза и многие другие традиции натурально-потребительского хозяйства были в них живучим наследием средневековья. Но с развитием товарно-денежного хозяйства и капиталистических отношений и эти старые, средневековые общины, несомненно, приобретали характер сельскохозяйственных артелей. И хотя старая, общинно-семейная организация их неизбежно должна была разложиться в условиях капиталистического общества XIX столетия, однако они смогли еще пережить революцию, и еще в 1805 г. Шатобриан мог наблюдать общину Пинонов7 .

В работах Ленина, в частности в его полемике с народниками, дана четкая характеристика "сельскохозяйственных ассоциаций" в условиях капиталистического общества. Ленин неоднократно указывал, что при капитализме не только сельскохозяйственные товарищества по сбыту, но и производственные артели отнюдь не носят характера социалистических ячеек, а являются организмами, вполне приспособленными к капиталистическому хозяйству, выгодными в первую очередь зажиточной деревенской верхушке. "Это - обман, - пишет Ленин по поводу эсеровской программы, - будто "всевозможные кооперации" играют революционную роль


1 Legrand d'Aussy, op. cit., p. 483.

2 Legrand d'Aussy, op. cit., p. 478; Faiguet, op. cit.; Rozier, op. cit., p. 710.

3 Rozier, op. cit., p. 711.

4 Faiguet, op. cit.

5 Покупкой и продажей которых ведала, по его словам, maitresse, стоявшая во главе домашнего хозяйства (Rozier, op. cit., p. 710).

6 Faiguet, op. cit.

7 См. Chateaubriand. Oeuvres completes. T. XLII. "Cinq jours a Clermont (Auvergne)", p. 121. Paris. 1836.

стр. 111

в современном обществе и подготовляют коллективизм, а не укрепление сельской буржуазии"1 . Излагая учение Маркса о бесконечном раздроблении средств производства и разъединении самих производителей, Ленин специально указывает: "Кооперации, т. е. товарищества мелких крестьян, играя чрезвычайно прогрессивную буржуазную роль, лишь ослабляют эту тенденцию (к раздроблению средств производства. - А. И. ), но не уничтожают ее; не надо также забывать, что эти кооперации дают много зажиточным крестьянам и очень мало, почти ничего, массе бедноты, а затем товарищества сами становятся эксплуататорами наемного труда"2 . Подобный характер уже в XVIII столетии приобрели овернские общины, бывшие не "коммунистическими островками", а представлявшие богатые, преуспевающие товарищества, уже эксплуатировавшие наемный труд. Описания их современниками в духе пасторалей Руссо не должны вводить нас в заблуждение относительно их истинной сущности. Однако эти описания характерны и интересны для уяснения того, какое представление об овернских общинах было распространено в литературе той эпохи.

III

Все изложенные нами выше проекты и планы ассоциаций XVIII в. могут быть разбиты на две категории. С одной стороны, среди них есть планы чисто потребительских ассоциаций, вроде проекта Мерсье или "городских" планов Ретифа, в которых речь идет об образовании группой лиц общего фонда для жизни в общем доме и для совместного ведения домашнего хозяйства. Наряду с этим мы встречаем планы вроде проекта "Journal economique", проекта Феге, остальных проектов Ретифа, плана Бриссо, изображающих уже или только производительные, как проект "типографии рабочих" Ретифа, или в большинстве случаев производительно-потребительские ассоциации. При этом все они носят, в большей или меньшей степени, характер паевых товариществ. Разумеется, кооперативно-паевые начала в них не всегда выявлены с одинаковой четкостью. У Ретифа, например, можно встретить целую гамму различных вариантов, начиная с тесного переплетения паевых принципов с общинно-коммунистическими началами и кончая паевым производительным товариществом в чистом виде. На паевых началах основывается и проект Феге в "Journal economique", предусматривающий даже обратную выплату пая вместе с процентами "в принятом в торговле размере". На паевых началах базируется и потребительская ассоциация Мерсье, предусматривающая совместное ведение домашнего хозяйства в целях экономии и более эффективного расходования средств и отнюдь не являющаяся, по его собственному указанию, "республикой Платона". Акционерно-паевые принципы лежат в основе и "сельскохозяйственного общества" Бриссо, не носящего уже, даже внешне, характера общины.

Авторы планов ассоциаций не случайно ссылались на "моравов" и общины овернских крестьян, как на свои непосредственные образцы. Исходя из этих образцов и даже непосредственно заимствуя у них целый ряд элементов для своих планов ассоциаций, как например систему "pecule", они при разработке идей своих паевых товариществ все более удаляются от общинных идеалов, заменяя даже самый термин "communaute" термином "association".


1 Ленин. Соч. Т. V, стр. 159.

2 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 24.

стр. 112

В этом отношении во французской общественной мысли второй половины XVIII в. происходил процесс, аналогичный тому, какой можно было до этого наблюдать в Англии во второй половине XVII столетия, когда там в недрах квакерского движения родились планы кооперативных общин Корнелиса и Беллерса. В брошюрах этих двух авторов, опубликованных соответственно в 1659 и 1695 гг., содержатся планы организации маленьких общин, по существу тоже представляющих производительные товарищества. Планы эти также являлись как бы связующим звеном между старыми, средневековыми общинными идеалами и идеалом производственной кооперации1 . В этом отношение весьма характерен первый проект - проект Корнелиса. Община, которую последний предлагает организовать, представляет своеобразную амальгаму старых сектантских общинных идеалов и новых кооперативных начал. В проекте Корнелиса находим такие моменты, как ссылка в духе старых коммунистических традиций на общность имуществ2 , как заявление о царящем в общине равенстве3 , как отрицательное отношение к роскоши4 и общинно-коммунистическая организация потребления5 . Но под этой старой общинной оболочкой мы находим, по существу, новое содержание. Вопреки декларативным заявлениям об общности имуществ в проекте фактически проводится сохранение права собственности каждого члена на вносимые им в общий фонд имущество и денежные суммы6 с правом получения при выходе вложенного капитала вместе с доходами, если таковые имеются7 , что придает этому обществу характер паевого товарищества. Кооперативный характер общины Корнелиса проявляется и в существовании в ней производства на рынок с распределением части прибыли между членами8 . Что касается проекта Беллерса, то он представляет уже значительный шаг вперед в смысле проникновения в него новых акционерно-паевых начал. Его колледж, который, кстати сказать, он уже сам отличает от общины9 , организуется на паевой капитал, собираемый путем продажи акций, причем Беллерс приводит даже соответствующие детальные расчеты10 . В отличие от проекта Корнелиса основной паевой фонд в колледже Беллерса образуется не самими членами производительного товарищества, состоящего из бедных людей, а посторонними богачами-основателями, получающими прибыль на вложенный ими капитал, в то время как работающие в колледже неимущие обеспечиваются питанием и одеждой и лишь изредка, дополнительно, получают заработную плату. Авторы этих английских проектов, будучи сами квакерами, исходят из примера сектантских общин, причем Корнелис прямо


1 В. П. Волгин "История социалистических идей", Ч. 1-я, стр. 180 - 187. Гиз. 1928.

2 "Our own people that shall have all things common among them abroad as well as in the Society at home". Peter Cornelis son, Van zurik - zee "A way propoynded to make the Poor in these and other Nations happy" etc., p. 6. London. 1659.

3 Peter Cornelis, op. cit, p. 10.

4 Ibidem, p. 7, 8.

5 Ibidem, p. 7 bis.

6 Ibidem, p. 4.

7 Ibidem, p. 5.

8 "Every six or twelve months an account shall be given and what is overplus above necessety part shall be distributed to men and women, also to young men and mads, that so every one may have werewith to give to the poor or to pleasure his friends in some special manner" (Ibidem, p. 6 bis).

9 "The Name of Community implies a greater Unity in Spirit than Colledge doth"... в ответ на возражение "Why the Name Colledge and not a Community or Work-House" (John Bellers "Proposals for raising a Colledge of industry" etc., p. 26. London. 1696.

10 Ibidem, p. 8 - 9.

стр. 113

ссылается на общины тех самых моравских братьев1 , на которые так любили ссылаться впоследствии и авторы французских проектов ассоциаций.

Совершенно очевидно, что появление в английской литературе XVII столетия подобного рода кооперативных проектов было связано с капиталистическим развитием Англии - страны классического капитализма. Под влиянием развития товарно-денежного хозяйства и новых капиталистических отношений в среде той части мелкой буржуазии, которая была близка по своим настроениям к квакерам, возникли идеи кооперативных товариществ. Эти товарищества должны были "сделать бедняков счастливыми" и освободить народы от лиц, привыкших жить за счет труда других. Франция, как известно, второй после Англии вступила на путь капиталистического развития. Не удивительно поэтому, что столетие спустя именно во Франции появляется целый ряд проектов, пропагандировавших производительно-потребительские товарищества, хотя тоже часто еще в духе старых общинных идеалов и исходя из примеров тех же сектантских общин2 , а также сохранившихся кое-где крестьянских семейных союзов.

По словам самих же авторов проектов ассоциаций, последние имели целью обеспечить от нужды и горестей или хотя бы забот и треволнений лиц "малоимущих", людей "со скромными средствами", т. е., другими словами, представителей широких плебейских слоев города и деревни, страдавших от капиталистического развития, слоев, которые чувствовали себя "изолированными в толпе", которым становилось все трудней пробиваться в люди, которые знакомы были с "отсутствием занятий" и которые в то же время боялись очутиться в "зависимом положении". Положение этих слоев послужило общественной основой для появления в литературе эпохи многочисленных планов ассоциаций, независимо от субъективных настроений и симпатий отдельных авторов этих планов и бесспорного наличия определенной доли литературного влияния и подражания модным примерам и образцам. Планы и проекты ассоциаций обычно выходили из-под пера таких типичных мелкобуржуазных идеологов того времени, как например Мерсье или "плебейский" писатель Ретиф. Последний разрабатывал идеи сельской кооперации и сельского кредита в непосредственно практических целях освобождения крестьянства винодельческих районов от эксплуатации со стороны торгового капитала. Идею рабочей производственной кооперации он выдвигал на основе личного жизненного опыта, познакомившего его с положением современного ему "предпролетариата".

К идеям ассоциаций, которые мы находим во французской предреволюционной литературе, вполне применима характеристика артельных идеалов, данная Лениным в его полемике с народниками. "Рекомендуя трудящимся артель... - писал Ленин о народниках, - вы не приняли во внимание одного маленького обстоятельства: всей организации нашего общественного хозяйства. Не понимая, что это - капиталистическое хо-


1 В письме от имени первых подписчиков, в специальной брошюре, приложенной к проекту, "An invitation to the Asorementioned Society or little Commonwealth", etc., p. 14. London. 1659. "Till the Society can subsist of itself in order, wich we believe may soon be, from the credible information of divers persons, relating that many hundreds in Transilvania, Hungaria and the Paltsgraves Country from a small beginning have attained not onely to a very comfortable life among themselves but also ability of doing much good to others not of their Societies".

2 Один из таких планов, проект Юпея, был даже издан за счет общины моравских братьев ("aux frais de la maison commune des Moravites"). Таким образом, подобно английским проектам, он, повидимому, был непосредственно связан с сектантской средой, в этом смысле характерна и нефранцузская фамилия его автора.

стр. 114

зяйство, вы не заметили, что на этой почве все возможные артели останутся крохотными паллиативами, нимало не устраняющими ни концентрации средств производства, и денег в том числе, в руках меньшинства (эта концентрация - неоспоримый факт), ни полной обездоленности громадной массы населения, - паллиативами, которые в лучшем случае поднимут только кучку отдельных кустарей в ряды мелкой буржуазии"1 . Такой именно характер и носили появлявшиеся во Франции во второй половине XVIII в. проекты ассоциаций; если бы эти проекты получили осуществление и ассоциации были организованы (попытки этого делались в 80 - 90-х гг. среди, например, типографских рабочих), то они были бы "крохотными паллиативами", улучшали бы условия существования только отдельных представителей мелкобуржуазных слоев или поднимали бы отдельные группы "подмастерьев" в ряды мелкой буржуазии. Распространенность в предреволюционной Франции, в условиях становления капиталистического общества, "мещанских требований" артелей было явлением исторически вполне закономерным, явлением, которое характерно и для других стран в соответствующие эпохи их исторического развития.

IV

Как свидетельствуют приведенные выше данные, Фурье, несомненно, имел идейных предшественников в отношении своих проектов производительно-потребительских ассоциаций. Предшественников этих следует искать среди авторов проектов ассоциаций XVII - XVIII столетий. В этом смысле идейными предшественниками Фурье являются не только авторы французских планов ассоциаций кануна революции, но и авторы английских квакерских проектов предыдущего столетия. Но Корнелис и Беллерс не могут рассматриваться как непосредственные предшественники Фурье. Таковыми в историческом аспекте являются авторы французских планов ассоциаций второй половины XVIII века.

В своей первоначальной форме идеи ассоциации Фурье самым непосредственным образом примыкают к группе более ранних французских проектов ассоциаций. Если мы сравним его идеи, в том виде как они сложились у него в конце девяностых годов XVIII в., с аналогичными проектами предшествующих двух-трех десятилетий, то увидим, что они являются, по существу, лишь своеобразными вариантами планов подобного рода.

Что представляли собой наиболее ранние идеи ассоциации у Фурье, показывает анализ проектов "простых" ассоциаций, являющихся, на основании собственных свидетельств Фурье, его первоначальным идеалом ассоциации, без привнесенного им впоследствии "расчета" "страстного равновесия". В них не было планов обширных, объединяющих по 1200 человек и ликвидирующих противоположность города и деревни сельскохозяйственно-промышленных ассоциаций - фаланг. Это были проекты чисто потребительских общин, они сложились у Фурье, по всем данным, раньше, чем у него возникли идеи производственных ассоциаций. Это были проекты объединения домашнего хозяйства "двадцати - тридцати" семейств, проживающих в одном доме. Это были проекты сельской производительно-потребительской ассоциации, проекты объединения крестьянских семейств, поселяющихся вместе в двухэтажном, кирпичном или деревянном "сельском здании" в целях совместного ведения хозяйства с сбытом на рынке излишков своей продукции и распределением среди членов ассоциации дивиденда в соответствии с внесенным фондом и трудом. Это были проекты маленьких городских объединений


1 Ленин. Соч. Т. I, стр. 282 - 283.

стр. 115

восьмидесяти лиц из одного общественного слоя, например из ремесленников и трудящихся или из людей зажиточных и даже богатых, в целях совместного домашнего хозяйства и общего ведения дел (у ремесленников, в частности, для совместного производства) на кооперативно-паевых началах.

Как мы уже имели возможность убедиться, в проектах ассоциаций второй половины XVIII столетия как раз и можно найти подобные идеи мелких потребительских и производительно-потребительских городских и сельских ассоциаций. Идею здания-общежития, заимствованную у моравских и овернских общин, мы встречаем в планах городских ассоциаций Ретифа, а также у Борьо, у Юпея, у Мерсье. В проектах этих же авторов находим мысль о необходимости привлечения в ассоциации богатых людей. В развернутой форме эту мысль мы встречаем в проекте Бриссо, предусматривающего участие в сельскохозяйственной ассоциации "благодетелей", делающих крупные взносы. Но и у Ретифа в одном из его городских проектов находим мысль о привлечении в ассоциацию богатого маркиза, вносящего две трети фонда. У Бриссо мы встречаем идею вовлечения в ассоциацию лиц, не вносящих никакого пая, которым ассоциация открывает известный кредит. У Ретифа находим мысль о двойном доходе членов ассоциации - от личного труда и от внесенного капитала.

В первоначальных проектах ассоциаций Фурье мы находим такие черты, которые позже в фалангах исчезают, но наличие коих в планах Фурье девяностых годов подчеркивает близость последних к проектам ассоциаций перечисленных выше других представителей этой эпохи. Таково, например, допущение в ассоциации наемного труда, что мы встречаем и у Ретифа, и у Юпея, и у Мерсье. Известно, что в окончательном проекте фаланги, предполагающем полную социальную перестройку общества, нет и признаков применения наемного труда. Однако в своих первоначальных проектах ассоциаций Фурье допускал использование ассоциацией наемного труда. Так, в плане городских ассоциаций, menages progressifs, он прямо указывает, какой процент работающих по найму может быть "в них: 20% слуг обоего пола на 80% ассоциированных. О слугах Фурье упоминает, говоря и о потребительских общинах. Даже в примитивных, крестьянских ассоциациях, serigermie, он допускает институт наемных поваров для обслуживания "любопытных". Если в фалангах нет регламентации внутренней жизни, если там отсутствует всякое принуждение и все основывается на принципе "притяжения", то в первоначальных проектах Фурье, как например в проектах serigermie, предусматривается "специальное законодательство" для поддержания "внутренней дисциплины", что также делает их и в этом отношении близкими к более ранним планам ассоциаций XVIII столетия.

Чем же отличаются первоначальные проекты ассоциаций Фурье от аналогичных, более ранних планов? Насколько можно судить по дошедшим до нас материалам, "в проектах ассоциаций Фурье, даже в их первоначальном виде, предусматривалось создание организаций акционерно-паевого характера, без каких-либо следов влияния общинных традиций, которые так легко обнаружить в проектах ассоциаций XVIII столетия. Правда, некоторые и из этих последних, вроде проекта производительной ассоциации Ретифа 1789 г. или проекта Бриссо 1790 г., тоже представляют собой пример завершенной эволюции от общинных идеалов к кооперативно-паевым началам. Но более ранние проекты сохраняют еще, как мы видели, явные следы своей связи с общинными традициями. Можно поэтому сказать, что первоначальные проекты Фурье конца века, являющиеся исходным моментом в развитии его системы, наряду с не-

стр. 116

которыми другими проектами эпохи революции как бы завершают эволюцию "ассоциативного" течения XVIII столетия от старых общинных идеалов к новым идеям кооперативных товариществ.

Общинно-коммунистические традиции, а также общее мировоззрение эпохи просвещения наложили свой определенный внешний отпечаток на проекты ассоциаций шестидесятых-восьмидесятых годов XVIII столетия, отличающий их в известной мере и с внешней стороны от планов Фурье. Идеи "egalite", столь распространенные в предреволюционной французской литературе, не могли не отразиться на терминологии авторов проектов ассоциаций XVIII в., часто склоняющих по старой традиции термин "communaute". Фурье, наоборот, ставит ударение на термине "inegalite".

Мы знаем уже, каковы были ссылки и примеры, которыми пользовались авторы проектов ассоциаций XVIII в. для обоснования своих планов. Эти же ссылки и примеры мы можем встретить и в произведениях Фурье, но у него они служат для противопоставления этих несовершенных и порочных ассоциаций его собственным планам, базирующимся на учении "о страстном притяжении". Самый же факт упоминания Фурье всех этих примеров в своих произведениях, написанных в XIX столетии, свидетельствует, что когда в конце XVIII в. складывались у него проекты ассоциации, он сам исходил из того же круга идей и представлений, что и авторы других проектов ассоциаций этой эпохи.

В произведениях Фурье прежде всего встречаются ссылки на такие традиционные примеры, как Спарта и Парагвай1 . Находим у него ссылки и на образцы, непосредственно вдохновлявшие авторов проектов ассоциаций XVIII в., как общины моравских братьев, гернгутеров. О гернгутерах Фурье упоминает неоднократно как в своих печатных произведениях, так и в своих рукописях2 ; он видит в их общинах пример ассоциации, неудачной лишь вследствие отсутствия механизма "страстных серий". Хотя сам Фурье не ссылается на другой традиционный пример писателей XVIII в. - овернские общины, - однако на них прямо указывает его ученик Пелларен. Полемизируя при изложении учения Фурье против нападок на идею ассоциации, Пелларен ссылается на средневековые крестьянские общины, предлагая современникам воспользоваться этим примером ассоциаций, одним из сохранившихся образцов коих является "большое семейное общество Гитар-Пинонов, которое видел в 1805 г. Шатобриан"3 .

V

От вопроса об идейных предшественниках Фурье перейдем теперь к вопросу о возможных влияниях, под воздействием которых формировались его идеи. Эти два вопроса нельзя смешивать. Если французские проекты ассоциаций XVIII в. в историческом аспекте можно рассматривать как прообразы идей ассоциации Фурье, то это еще не значит, что они оказали непосредственное влияние на генезис последних. Идеи ассоциации могли сложиться у Фурье и под другими влияниями, и прежде всего напрашивается вопрос: не играли ли в генезисе идей ассоциации Фурье первенствующую роль не литературные влияния,


1 См., например, Oeuvres completes. Т. III, p. 7, 26, 42. Т. V, p. 230 - 232, 511.

2 См. Oeuvres completes. Т. III, p. 226, 42. Т. V, p. 511. Publie des man., II, p. 332, "De la Serigermie", p. 7, "De la Serisophie", p. 387.

3 Pellarin "Theorie societaire", p. 230 - 233 Пелларен пишет: "Guitard-Pinon", - очевидно, это опечатка.

стр. 117

а практические образцы, которые он мог найти в современной ему действительности?

В конце XVIII и начале XIX столетий во Франш-Конте существовали многочисленные так называемые fruitieries, т. е. крестьянские ассоциации по изготовлению сыра "gruyere". По мнению большинства исследователей, их возникновение нужно отнести к середине XVII столетия. Первоначально, как свидетельствует одно, специально им посвященное произведение, изданное в 1811 г., ассоциации эти носили весьма примитивный характер. Производители сыра лишь по очереди поставляли друг другу молоко, что давало им возможность выделывать более крупные сыры и заниматься этим делом реже. Постепенно возникли и общие сыроварни с соответствующим оборудованием. Таким образом, во Франции к началу XIX столетия были уже налицо крестьянские производственные объединения, превратившиеся после революции в настоящие сельскохозяйственные производительные товарищества, существующие вплоть до наших дней1. Об этих крестьянских ассоциациях Фурье знал и приводил их даже в качестве примера таковых2 . Но он впервые упоминает о них лишь в двадцатых годах. Нет никаких оснований предполагать, что он познакомился с ними до своего "открытия", а не в более поздний период, особенно если принять во внимание, что они получили распространение и приобрели характер сельскохозяйственной кооперации лишь в условиях XIX столетия. Но если бы даже Фурье познакомился с ними еще в девяностых годах XVIII столетия, то их влияние на формирование его идей ассоциации не могло быть решающим, так как эти товарищества, ограниченные, по его же собственному справедливому указанию, лишь одной "специальной индустрией", не могли являться образцом для всеобъемлющих производительных, а тем более производительно-потребительских ассоциаций.

Гораздо большую роль в этом смысле сыграл, несомненно, другой реальный пример ассоциации, а именно гернгутерские общины, те самые моравские общины, которые служили излюбленным образцом и для всех вообще авторов проектов ассоциаций той эпохи.

Если мы внимательно сравним известные нам данные об этих общинах с идеями Фурье, то сразу найдем целый ряд общих черт, дающих все основания предполагать, что Фурье некоторые элементы для своих общественных проектов заимствовал непосредственно из этих общин. Прежде всего это относится к внутренней структуре его фаланг. Мы видели, что гернгутерские общины делились сообразно возрасту и полу на отдельные группы, называвшиеся "хорами". Такое же деление по возрасту и полу на "хоры" мы находим и в фалангах3 . Это деление, которое не следует смешивать со связанным с его учением о страстях делением на серии и группы, является, по указанию Фурье, первым производимым в фаланге делением, в противоположность другим делениям оно характерно для фаланг всех ступеней4 . Вряд ли мы имеем здесь дело со случайным совпадением. Более чем вероятно, что это деление внутри ассоциации, по одинаковому признаку (возраст и пол) и под тем же условным названием5 как и в гернгутерских общинах, было заимствовано Фурье у последних.


1 Pfutze, Arno "Die landwirtschaftlichen Produktiv- und Absatzgenossenschaften in Frankreich", - S. 83 - 89. Tubingen. 1903.

2 См. Oeuvres completes. II. Tr., p. 37; см. также Т. VI, p. 7; "De l'anarchie industrielle", p. 29.

3 См. таблицу 32 "хоров". Oeuvres completes. T. VI, p. 110 - 111. T. IV, p. 220.

4 Ibidem. T. IV, p. 220. T. VI, p. 108.

5 Название "хоры", имевшее определенный смысл в религиозно-сектантских общинах гернгутеров, является совершенно условным у Фурье.

стр. 118

Если мы припомним организацию домов "хоров", то сразу сможем провести известную параллель между ними и фалангами Фурье. Дома "хоров" представляли своего рода производительно-потребительские ассоциации, члены "хора" жили вместе, вели совместное домашнее хозяйство и совместно работали в мастерских дома, получая в денежной форме часть дохода от своего труда и поддерживая из общего фонда неспособных к труду и инвалидов. В домах "хоров" были и богатые люди, не работавшие и жившие на свои доходы, представлявшие часто проценты с капитала, который они ссудили дому. Мы уже отмечали, что в литературных проектах ассоциаций XVIII столетия еще сильны были общинно-коммунистические традиции, в первую очередь в области организации потребления. В гернгутерских же "хоровых" домах потребление организовано было не на общинно-коммунистических началах: обитатели дома оплачивали наличными или в счет открытого им кредита свою койку или комнату и стол сообразно своим средствам, так же как это мы видим и в фаланге Фурье. Дело идет не только об одинаковых принципах, но и о весьма конкретном сходстве, что видно из следующего: в домах "хоров", как мы знаем, имелось три стола в разную цену, и каждый выбирал себе стол по средствам; эту систему "трех столов" в разную цену мы находим и в фалангах Фурье. Идея "трех столов" является одной из излюбленных идей Фурье, одной из основных, характерных черт его фаланги; это одна из самых изначальных его идей, которую мы встречаем уже в таких его ранних проектах, как проекты "menages progressifs", или потребительских ассоциаций, а также в его самых ранних рукописях. Вряд ли опять-таки и здесь дело идет лишь о случайном совпадении. Более чем вероятно, что идею "трех столов" Фурье также заимствовал у гернгутерских общин вместе с идеей дифференцированной оплаты членами ассоциации занимаемых ими в общем доме помещений.

Если мы обратимся теперь к зданиям, служившим общежитиями для членов "хора", то увидим, что они с их жилыми комнатами, столовыми, кухнями, галереями, мастерскими, несомненно, могли послужить прообразом фаланстера. Интересно при этом отметить следующую деталь: гернгутерский дом холостых "братьев" состоял, как мы видели, из трех корпусов, соединенных друг с другом крытыми ходами, а известно, какое значение придавал Фурье идее крытых ходов, какое место он отводил этим крытым ходам в своем плане фаланстера, как он расписывал проистекающие отсюда удобства. Возможно, конечно, в возникновении идеи фаланстера известную роль сыграли и литературные влияния. Выше отмечалось наличие идеи фаланстера, описываемого иногда довольно подробно, и у авторов проектов ассоциаций XVIII века1 ; хотя тут же следует оговориться, что все литературные описания уступают в близости к плану фаланстера Фурье реально существовавшим гернгутерским "хоровым" домам с их галереями и мастерскими. Во всяком случае, несомненно, что идея фаланстера зародилась у Фурье под влиянием этих реальных образцов и литературных примеров, связанных с идеей производительно-потребительских ассоциаций, а не под влиянием фанта-


1 Насколько распространена была в конце XVIII в. идея фаланстера, видно, например, из разысканного Лиштамберже в недрах Национального архива любопытного "социального плана", составленного в 1788 г. некиим Jean Claude Chappuis, усиленно пропагандировавшим в первые годы революции свое "открытие". В этом проекте Шаппюи развивал план разделений Франции на квадраты по 2 тыс. туаз, в центре коих находились бы обширные четырехэтажные отели на 1050 человек, подробно им описываемые. В 40 тыс. подобных отелей должно было быть сосредоточено все население Франции. Lichtenberger "Le socialisme utopique", p. 161 - 279. Paris. 1898.

стр. 119

стических описаний дворцов-общежитий авторами коммунистических утопий, будь то Дони или Верас.

Мы имеем все основания утверждать, что упоминаемые самим Фурье гернгутерские общины оказали на него, как и на других авторов проектов ассоциаций, самое непосредственное влияние, причем целый ряд данных говорит о непосредственном заимствовании им у этого образца даже некоторых конкретных деталей организации своих фаланг. Вряд ли, конечно, Фурье мог почерпнуть конкретные сведения о гернгутерских общинах из литературных источников, тем более что вследствие незнания языков он не имел возможности познакомиться с современными ему немецкими описаниями этих общин. Но зато мы точно знаем, что в дни своей молодости, в начале девяностых годов, он посетил "большую часть городов" не только Франции, но и Германии и Нидерландов1 . Согласно же данным, приводимым Frohberger в изданной им в 1797 г. книге, в девяностых годах в Саксонии имелось пять гернгутерских общин, в Пруссии - семь, в прочих германских государствах - три и в Нидерландах - также три, причем гернгутерские общины были в таких крупных центрах, как Амстердам и Берлин2 . Во время своих путешествий молодой Фурье легко мог познакомиться с гернгутерскими общинами, тем более что они, как мы знаем, являлись обычно и крупнейшими коммерческими компаниями, с которыми он, "торговый агент", мог легко оказаться связанным и по чисто торговым делам.

В связи с этим следует отметить следующее. В 1833 г. появилась книга барона Массиа "De la souverainete du peuple", в которой, в специальном примечании, посвященном учению Фурье, указано, между прочим, что практический план фаланстера, отвлекаясь от всех прочих причуд Фурье, является не чем иным, как усовершенствованной общиной моравских братьев3 . Утверждения Массиа задели Фурье за живое, так как они ставили под сомнение оригинальность его "открытия". В своих статьях в "Phalanstere" Фурье не раз говорит о книге Массиа4 . Он, между прочим, касается и утверждения Массиа, что идея фаланстера заимствована "у гернгутеров-моравов". В статье "Les allies dangereux" Фурье, касаясь этих утверждений Массиа, говорит о гернгутерах как о "гнусной и скандальной секте, разыгрывающей женщин и браки, как в лотерее, и унижающей одновременно оба пола, руководствуясь в делах любви игрой случая, жребием. Это оргия равенства и философского неистовства. Это отупение души"5 . Возражая Массиа, он таким образом касается лишь системы брачных отношений этой "секты" и совершенно обходит вопрос об ее хозяйственной организации. До этого же в других сочинениях, как в напечатанных, так и в рукописях, он не раз говорил об общинах гернгутеров как о примере ассоциации, хотя и несовершенной. Так, описывая простейшие сельские ассоциации, "serigermies", он прямо указывает на пример сектантских общин "вроде общин гернгутеров или моравских братьев", которые, однако, развились, по его мнению, в неправильном направлении и обратились к равенству, вместо того, чтобы обратиться к серийному строю, коим пренебрегли или о котором забыли их основатели6 . Но ведь "ordre seriaire", "открытый" Фурье


1 Ch. Pellarin "Fourier. Sa vie et sa theorie", p. 38. Paris. 1871.

2 E. G. Frohberger "Anhang zu den Briefen uber Herrnhut und die evangelische Brudergemeine", S. 13 - 21. Budissin. 1797.

3 Massias "De la souverainete du peuple", p. 229. Paris. 1833.

4 См. "Phalanstere", 29 mars, 1833, p. 152; 5 avril, 1833, p. 165 - 166; см. также "Fausse industrie". T. I, p. 262 - 271.

5 "Phalanstere", 29 mars, 1833, p. 152.

6 См. "De la serigermie...", p. 7.

стр. 120

значительно позже самой идеи производительно-потребительской ассоциации, был им внесен в его описание сельских ассоциаций лишь в 1819 году. Какая же в таком случае существует принципиальная разница между его первоначальной идеей маленькой сельской ассоциации с двухэтажными "кирпичными или деревянными" общежитиями и общинами гернгутеров с их "хоровыми" домами? И только ли случайно ему пришло на ум сравнение "serigermie" с гернгутерскими общинами при "расчете" в 1819 г. этой "простой" ассоциации, послужившей исходным пунктом в развитии его идеи фаланги? Не следует при этом упускать из виду еще следующее обстоятельство. Хотя в рукописи, посвященной этим простейшим ассоциациям, Фурье описывает "двуполые или сложные" "serigermies", но он упоминает и об "однополых", причем подчеркивает, что с ограниченным числом членов простые, "однополые" ассоциации являются наиболее легко осуществимыми1 . Следовательно, первоначальной, наиболее простой идеей ассоциации у Фурье была идея производительно-потребительского объединения группы лиц одного пола. И действительно, его хронологически наиболее ранние, "простые" ассоциации, "menages progressifs", описываемые им в "Теории четырех движений"2 , представляли собой раздельные, "однополые" объединения мужчин и женщин, занимающихся столярничеством или портняжеством. Но ведь подобными же "однополыми производительно-потребительскими ассоциациями и являлись гернгутерские дома "хоров" "братьев" и "сестер".

Перейдем теперь к вопросу о литературных источниках, которые могли оказать известное влияние на формирование идей ассоциации у Фурье.

Полемизируя против учений Сен-Симона и Оуэна, Фурье в числе прочих лжесторонников идеи ассоциации называет Беллерса3 . Таким образом, несомненно, что в тридцатых годах Фурье было известно это имя. Нельзя, однако, предполагать, что Фурье был непосредственно знаком с проектом Беллерса, так как он не владел английским языком. Более чем вероятно, что имя Беллерса, которого Фурье упоминает в своей полемике с Оуэном, стало ему известно в связи с учением последнего, т. е. уже много позже возникновения его собственной системы. Известно, что Оуэн очень интересовался идеями Беллерса и даже переиздал его проект. Но это не значит, что идеи английских кооперативных проектов XVII в. и, в частности, идеи Беллерса не могли дойти до Фурье еще тогда, когда начинало складываться его учение.

Фурье неоднократно ссылается, начиная еще с своего письма в 1803 г. к министру юстиции, на план ассоциации Румфорда4 : он имеет в виду план рабочего дома последнего, опубликованный во французском переводе в 1799 году5 . У нас есть основания полагать, что Румфорду был известен проект Беллерса, некоторые элементы коего Румфорд использовал для своего плана "школы индустрии". Следовательно, и через посредство Румфорда до Фурье могли дойти кое-какие идеи Беллерса. План Румфорда, вопреки утверждению Фурье, меньше всего являлся во-


1 "De la serigermie...", p. 9.

2 Oeuvres completes. T. I, p. 117 - 125.

3 "On a vu grand nombre de ces sophistes: Bellers, Rapp, Combe, miss Wright, les moraves, les secoueurs, les owenistes, les cooperatifs, les saint-simoniens" (Pieges et charlatanisme... etc., p. 4). См. также "Phalanstere", 14 juin, 1832, p. 31; 12 juillet, 1832, p. 56.

4 См., например, Oeuvres completes. T. I, p. 322. Publication des man. I, p. 263, 264-е примечание; II, p. 42, 291-e примечание.

5 "Essais politiques, economiques et philosophiques par Benjamin, comte de Rumford". Traduit de l'anglais par L. M. D. C. T. I, p. 121 - 201. Geneve. An VII.

стр. 121

площением идеи ассоциации. Строя свой "филантропический" план рабочего дома, Румфорд мог использовать проект Беллерса лишь постольку, поскольку последний также предусматривал учреждение подобного рода дома для неимущих на акционерно-паевых началах, и эта идея Беллерса, идея привлечения акционерно-паевого капитала частных лиц, могла дойти через посредство Румфорда до Фурье. Весьма вероятно даже, что идея эта дошла до последнего не через самого Румфорда, а в изложении его проекта в любимом журнале Фурье "Decade philosophique", где специально подчеркивалась необходимость участия частных лиц как в создании необходимого фонда, так и в управлении "подобными "домами индустрии"1 . Как бы то ни было, несомненно, что эта идея была почерпнута Фурье из английских источников, хотя в более общей форме она встречается, как мы видели, и в некоторых французских проектах ассоциаций той эпохи.

Переходя к вопросу о влиянии на Фурье французских проектов ассоциаций XVIII столетия, надлежит прежде всего исключить те проекты, относительно которых можно a priori утверждать, что они не могли быть знакомы Фурье. Таков, например, проект Бриссо, представляющий собой лишь рукописный набросок, опубликованный только в наши дни. Нет также никаких оснований предполагать, что Фурье знал и целый ряд других проектов ассоциаций той эпохи, вроде безвестного и еще, повидимому, всецело пронизанного общинной идеологией произведения Юпея или журнальных статей пятидесятых годов Борьо и др. Зато, безусловно, есть основание полагать, что он был знаком с "планом Феге. Интересуясь моравскими братьями, он, по всей вероятности, читал статью Феге в "Энциклопедии", широко распространенную и не раз перепечатывавшуюся. Но если он был знаком со статьей Феге о "моравах", то он был знаком и с изложенным в ней планом ассоциации Феге. План же этот содержал, как известно, идею ассоциации, организуемой на паевой капитал, с "личными доходами" и с выплатой выбывающим членам вложенного ими капитала вместе с процентами. Несомненно, эта основная идея Феге могла оказать определенное влияние на формирование идей ассоциаций у Фурье2 .

Что касается планов ассоциаций Ретифа, то наиболее вероятно влияние на Фурье его проекта производительной ассоциации типографских рабочих, помещенного в "Тесмографе", произведении, знакомство с которым Фурье можно, опираясь на ряд косвенных данных3 , считать весьма вероятным. Фурье мог почерпнуть там принцип построения производительного товарищества на акционерных началах, с выпуском акций, с куплей-продажей последних и т. п., а также идею дохода от капитала и от труда и превращения рабочих в собственников-акционеров.

Вполне возможно, что Фурье был знаком с планом Мерсье, опубликованным в середине восьмидесятых годов XVIII в. и принадлежавшим перу известного в свою эпоху писателя. В плане Мерсье говорится об экономических выгодах, проистекающих от ассоциации хозяйств. Мерсье подчеркивает и моральные выгоды, проистекающие от общения людей друг с другом, в частности за столом, обстоятельство, на котором осо-


1 "Decade philosophique". An VII. 4 Tr., p. 330.

2 В плане Феге содержится также, кстати сказать, аналогичное идеям Фурье рассуждение об улучшении в результате ассоциирования самого человеческого рода.

3 В "Тесмографе", например, содержится, кроме специального экскурса о банкротстве, как будто прямо вырванного из знаменитой главы о банкротстве в "Теории четырех движений", аналогичная взглядам Фурье идея государственного сельскохозяйственного кредита с совершенно аналогичной ссылкой на пример ломбарда "Mont de Piete". "Тесмограф" появился в свет в конце 1789 г., как раз в момент первого пребывания Фурье в Париже.

стр. 122

бенно настаивает и Фурье. У Мерсье, наконец, мы находим и еще одно из излюбленных рассуждений Фурье - о тяготах изолированного хозяйства и для богатых, являющихся жертвами своих лакеев. Если мы кроме того примем во внимание, что проект Мерсье был планом чисто потребительской ассоциации, мысль о которой у Фурье возникла до его фаланги, то представится вполне вероятной возможность использования Фурье некоторых идей Мерсье.

Изучение вопроса о литературных источниках, влияние которых на формирование идей ассоциации у Фурье наиболее вероятно, дает возможность придти к следующему заключению. Если Фурье и был знаком с английскими проектами ассоциаций XVII в., то лишь по французскому переводу произведений Румфорда, вышедшему в 1799 г., а вернее всего, - по изложению планов последнего в одном из текущих номеров "Decade philosophique". Из французских проектов Фурье, по всей вероятности, были известны не старые, журнальные статьи середины столетия и не старые проекты семидесятых годов, а прежде всего план Ретифа 1789 г., статья Феге в "Энциклопедии" и, возможно, план известного писателя Мерсье, опубликованный в произведении, вышедшем повторным изданием тоже в восьмидесятых годах. Следовательно, Фурье был знаком с идеями и проектами ассоциаций лишь из современных ему произведений, журнальных статей, энциклопедических изданий, что вполне согласуется со всеми имеющимися в нашем распоряжении данными о характере чтения и круге познаний этого типичного самоучки, который читал лишь то, что попадалось ему под руки, т. е. лишь современную, текущую литературу. Если реальными образцами производительно-потребительских товариществ послужили для Фурье, очевидно, "хоровые" дома гернгутерских общин, то идею организации ассоциаций на паевых акционерных началах он почерпнул, по всей вероятности, непосредственно из французских источников, а из английских источников он заимствовал идею привлечения к организации ассоциаций извне капитала богачей. Во всяком случае, трудно предположить, чтобы Фурье совсем не знал никаких французских проектов ассоциаций конца XVIII столетия, столь близких к его первоначальным идеям, и уже просто невероятно (хотя в этом он сам хочет уверить), что идеи ассоциации сложились у него совершенно самостоятельно, без какого-либо прямого или косвенного влияния как литературных образцов, так и существовавших в действительности общин вроде гернгутерских и что все без исключения встречающиеся у него аналогичные идеи и даже термины - результат случайных совпадений.

VI

Дальнейшее развитие учения Фурье происходило в условиях XIX в., и лишь в этих условиях могла получить присущий ей размах и глубину важнейшая часть идей Фурье1 - часть критическая. Если в наполеоновскую эпоху Фурье в своем первом произведении дает блестящую картину нового буржуазного общества с его "новым кумиром" - торговлей, - то в двадцатых и тридцатых годах XIX в. его горизонт, несомненно, еще более расширяется. Развитие машинной индустрии, экономические кризисы, рост пролетариата - все это находит отражение в его критике общества, что дает возможность сказать про него словами Ленина о Чернышевском, что "он был замечательно глубоким критиком капитализма


1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 508.

стр. 123

несмотря на свой утопический социализм"1 . В условиях XIX в. обрели все свое внутреннее богатство и его общественные идеалы. Правда, его идея фаланги, взятая в отдельности, осталась в своей основе идеей акционерно-паевого производительно-потребительского товарищества. "В его фаланстерах, или общежитиях, существуют богатые и бедные, капиталисты и рабочие. Собственность всех членов сосредоточивается в общем фонде, колония ведет торговлю, земледелие и промышленность, а выгода распределяется между членами: одна часть в качестве заработной платы, другая - как оплата мастерства и таланта, третья - как прибыль на капитал"2 . Но в условиях XIX в. он развил - и в этом его коренное отличие от авторов проектов ассоциаций XVIII столетия - идею нового, "гармонического" общества, придающую его учению социалистический характер, характер идеала, который Ленин называл "кооперативным" социализмом. Описывая грядущее общество, противопоставлявшееся им капиталистическому, Фурье развил и обосновал целый ряд гениальных идей: идею ликвидации наемного труда, идею замены конкуренции соревнованием, идею ликвидации противоположности между городом и деревней и т. п. Но "кооперативный" социализм Фурье при всех его гениальных предвидениях остается, конечно, социализмом утопическим. "При капиталистическом способе производства значение отдельного примера, скажем, какой-либо производительной артели, неизбежно было до последней степени ограничено, и только мелкобуржуазная иллюзия могла мечтать об "исправлении" капитализма влиянием образцов добродетельных учреждений"3 . Если идеи Фурье о производительной, потребительской, сбытовой, кредитной кооперации могли найти в условиях капиталистического общества свое практическое применение в виде приспособленных к капиталистической экономике организаций, "коллективных капиталистических учреждений", по выражению Ленина, то его идеал мирного преобразования капитализма при помощи производительно-потребительских ассоциаций в новый, "гармонический" строй оставался "романтической мечтой".


1 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 342.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. II, стр. 396.

3 Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 456.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОЧНИКИ-ПРОЕКТОВ-АССОЦИАЦИЙ-ФУРЬЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ИОАННИСЯН, ИСТОЧНИКИ ПРОЕКТОВ АССОЦИАЦИЙ ФУРЬЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОЧНИКИ-ПРОЕКТОВ-АССОЦИАЦИЙ-ФУРЬЕ (date of access: 18.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ИОАННИСЯН:

А. ИОАННИСЯН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
656 views rating
24.08.2015 (1485 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
9 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
9 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
9 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
9 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
9 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
10 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОЧНИКИ ПРОЕКТОВ АССОЦИАЦИЙ ФУРЬЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones