Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14441
Author(s) of the publication: Н. К. АРБАТОВА

Share with friends in SM

Одной из важнейших проблем современности является борьба за прекращение гонки вооружений, за разоружение. В последние годы в этой области был достигнут ряд международных соглашений и договоренностей, среди которых особое место занимает Договор о нераспространении ядерного оружия. Значение его очевидно: речь идет о том, чтобы ограничить число стран, обладающих этим оружием, и тем самым воспрепятствовать усилению опасности ядерной войны. В Отчетном докладе ЦК КПСС на XXV съезде партии Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев отмечал: "Расширилась сфера действия Договора о нераспространении ядерного оружия. К нему присоединился в последнее время еще ряд крупных государств, включая ФРГ и Италию. Вместе с тем принятие дальнейших эффективных мер к недопущению расползания ядерного оружия по нашей планете остается одной из самых важных задач"1 .

Несмотря на то, что Договор о нераспространении ядерного оружия получил широкое признание народов мира, во многих капиталистических государствах нередко еще раздаются голоса, призывающие под предлогом "неэффективности" договора к пересмотру основных его положений. Некоторые буржуазные политологи утверждают, будто этот договор не выполнил своей основной задачи, поскольку его участниками стали государства или уже имевшие значительные, запасы ядерного оружия, или вообще не собиравшиеся его создавать. В то же время, по их заявлениям, среди его участников нет ряда значительных в военном отношении государств, в том числе тех, которые обладают ядерным оружием, а также стран, которые имеют намерения и реальные возможности для его создания2 .

Пример Италии, где шла длительная, упорная борьба вокруг подписания, а потом и ратификации Договора о нераспространении ядерного оружия, в значительной мере опровергает эти доводы. Чтобы оценить остроту и сложность этой борьбы, в ходе которой формировалась итальянская позиция по ядерным проблемам, достаточно обратиться к началу 60-х годов, когда Италия одной из первых в Европе откликнулась на предложение государственного секретаря США К. Гертера о создании многосторонних ядерных сил (МЯС). План МЯС и другие предложения, обещавшие Италии доступ к ядерному оружию, находили поддержку у правых партий, наиболее консервативных сил в государственном аппарате и крупных промышленников, связанных с ядерной энергетикой и военным производством.


1 "Материалы XXV съезда КПСС". М. 1976, стр. 23.

2 М. Thee. The Nuclear Arms Race: Trends, Dynamics, Control. "Instant Research on Peace and Violence", Tampere, 1976, N 1 - 2, p. 21.

стр. 77


Сторонникам создания ядерного оружия противостояли коммунисты и социалисты, последовательно выступавшие за полное присоединение Италии к договору, руководство республиканской партии и некоторые трезво мыслящие политики в правящих кругах, понимавшие опасность приобретения Италией ядерного оружия. Борьба политических сил в Италии вокруг Договора о нераспространении ядерного оружия охватывает десятилетие - с 1965 г., когда Италия как участница Женевской конференции по разоружению вступила в переговоры по ограничению распространения ядерного оружия, по 1975 г., когда итальянский парламент одобрил законопроект о ратификации договора. Разумеется, не всегда на протяжении этого времени внутриполитическая борьба по вопросу о ядерном статусе Италии происходила с одинаковым накалом. Наиболее острые дебаты по этой проблеме были связаны с рассмотрением и принятием конкретных мер: обсуждением статей Договора о нераспространении ядерного оружия, утверждением решений о его подписании и ратификации.

Первый период в итальянской политике по вопросу о нераспространении ядерного оружия (его можно было бы назвать периодом наибольшего благоприятствования договору) открывается нотой итальянского правительства от 23 марта 1965 г., направленной в Женеву3 . В ней содержалось предложение срочно возобновить работу Комитета 18-ти государств по разоружению, последняя сессия которого закрылась 17 октября 1964 года. В июле 1965 г. на переговорах в Женеве Италия предпринимает еще один шаг: министр иностранных дел А. Фанфани обращается к государствам, не обладающим ядерным оружием, но имеющим возможности для его создания, с призывом установить ядерный мораторий4 . Это предложение означало, что неядерные державы должны взять на себя обязательство не приобретать ядерное оружие в течение совместно устанавливаемого срока. Предполагалось, что Советский Союз и Соединенные Штаты в течение этого периода подготовят общий проект Договора о нераспространении ядерного оружия и представят его на рассмотрение участникам Женевской конференции. В феврале 1966 г., после того как Комитет 18-ти государств по разоружению был ознакомлен с американским и советским проектами договора, итальянская делегация в Женеве выступила с предложением учредить редакционную комиссию по тексту договора в целях тщательного изучения предложений США и СССР5 . Спустя полгода, 20 августа, делегация Италии представила в Комитет 18-ти меморандум, в котором говорилось о необходимости срочно ликвидировать имеющиеся у СССР и США расхождения по тексту договора и выработать общую позицию по этому вопросу6 . Пожалуй, этой инициативой и завершается период благоприятствования договору в итальянской внешней политике.

Этот период был обусловлен наметившимися позитивными сдвигами в международной обстановке и внутри страны. Некоторое смягчение международной напряженности способствовало появлению новых тенденций в отношении Италии и ряда других капиталистических государств к ядерному оружию. К середине 60-х годов неосуществимость плана многосторонних ядерных сил стала очевидной и для его сторонников и для его противников - внутринатовские разногласия по этому вопросу так и не были разрешены. Кроме того, приход к власти нового правительства в ФРГ привел к определенной корректировке внешнеполитического курса Бонна в вопросе о доступе к ядерному оружию. В американской политике усилились элементы конструктив-


3 Е. Bettini. II Trattato contro la proliferazione nucleare. Bologna. 1968, p. 143.

4 "Contro la proliferazione nucleare". R. 1967, p. 38.

5 Ibid., p. 100.

6 Ibid., p. 118.

стр. 78


ного подхода к проблеме нераспространения ядерного оружия7 , что также нашло отражение в итальянской внешней политике, почти всегда реагировавшей на колебания внешнеполитической линии США. Внутри страны обращение правящей христианско-демократической партии к формуле левого центра (включение социалистов в правительство) до некоторой степени способствовало укреплению позиций левых сил. Из всех партий только неофашистское итальянское социальное движение и монархическая партия были против ограничения ядерного оружия.

Новый этап в политике Италии по отношению к Договору о нераспространении ядерного оружия открывается 1967 г., когда участникам конференции в Женеве был представлен совместный советско-американский проект договора8 . Позиция Италии по отношению к конкретным статьям этого проекта показала, что в ее политике в области ядерного оружия произошли существенные изменения. В частности, глава итальянской делегации в Женеве посол Италии в Швейцарии Ф. Кавалетти выдвинул ряд возражений против проекта договора. Он заявил, что договор узаконивает дискриминационное решение разделить мир на две категории держав - ядерных и неядерных. Кроме того, договор, по его мнению, препятствует техническому прогрессу и торговле неядерных стран. И, наконец, по его словам, договор может нанести ущерб дальнейшему развитию Европейского экономического сообщества, особенно в том, что касается планов Западной Европы развивать свои ядерные силы9 .

Таким образом, не отказываясь открыто от идеи заключения договора, итальянское правительство перешло к тактике маневрирования и игры на противоречиях между США и Западной Европой. Оно также рассчитывало получить от двух главных ядерных держав определенные уступки в обмен на подписание договора. Одним из основных требований, предъявленных Италией, было "признание ядерного статуса объединенной Европы", что означало международное признание за "европейским государством" права, "унаследованного" от Франции и Великобритании, иметь свои ядерные силы. Этим требованием, в значительной степени сводившим на нет значение договора, Италия пыталась уменьшить последствия провала плана многосторонних ядерных сил, с которым первоначально связывала существенные военно-политические интересы.

Ставка, сделанная правящими кругами на европейские ядерные силы, объяснялась значительным усилением европейского направления во внешней политике Италии и некоторым удалением от позиции США по вопросу о нераспространении ядерного оружия.

Многочисленные выступления итальянских государственных деятелей, касавшиеся отношения Италии к договору, содержат прямые или косвенные заверения в верности европеизму. В заявлениях итальянского правительства от 12 июня 1968 г.10 и от 28 января 1969 г.11 , объяснявших намерение Италии подписать договор, в частности, подчеркивалось, что Договор о нераспространении ядерного оружия совместим с договором Евратома12 и не является препятствием для развития военно- политической интеграции Западной Европы.


7 См. M. Will rich. Non-Proliferation Treaty. Charlottesville (Virginia). 1969, pp. 31 - 66.

8 S. Baker. Italy and the Nuclear Option. California. 1974, p. 14.

9 "La proliferazione delle armi nucleari". Bologna. 1975, p. 80.

10 E. Bet tin i. Op. cit., p. 129.

11 A. Albonelli. L'ltalia e l'atomica. Faenza. 1976, p. 29.

12 Европейское агентство по атомной энергии - объединение стран Западной Европы - членов Организации экономического сотрудничества и развития в области атомной промышленности. Создано в декабре 1957 года.

стр. 79


К моменту подписания договора 28 января 1969 г. правительством Италии был представлен протокол13 , содержавший перечень всех замечаний к договору, имевшихся в прошлому итальянских правительств. В тот же день правительство объявило об отсрочке ратификации договора якобы до заключения соглашения между Евратомом и МАГАТЭ14 о системе контроля над использованием ядерной энергии в мирных целях. Между тем, хотя это соглашение было подписано в апреле 1973 г., Италия ратифицировала договор лишь спустя два года, накануне открытия конференции по рассмотрению его действия.

Поворот в отношении Италии к договору в конце 60-х годов был связан с некоторыми событиями международной жизни и обострением внутриполитической борьбы по проблеме нераспространения ядерного оружия. Выход Франции из военной организации НАТО в 1966 г. оказал влияние на соотношение европеизма и атлантизма в итальянской политике в области ядерного оружия. Как уже отмечалось выше, определенные силы в Италии возлагали большие надежды на создание европейских ядерных сил при помощи Франции и Великобритании. Изменение обстановки на Ближнем Востоке в конце 60-х годов (арабо-израильская война 1967 г., закрытие Суэцкого канала и высылка последних итальянских граждан из Ливии после революционного переворота в 1969 г.) вызвали беспокойство у итальянских правящих кругов, претендовавших на особое положение Италии в Средиземноморье. Следствием этого явился курс на укрепление средиземноморских позиций Италии, что давало дополнительный козырь сторонникам приобретения ею "эффективной ядерной боеспособности". Антикоммунистическая кампания, начатая в ряде капиталистических стран в связи с событиями в Чехословакии в 1968 г., была подхвачена сторонниками распространения ядерного оружия и в Италии. Они добились отсрочки подписания договора, которое первоначально намечалось на 1968 год.

К концу 60-х годов изменилась расстановка политических сил внутри страны. Отказ от формулы левого центра и последовавший за ним поворот центристского течения в христианско-демократической партии вправо усилили лагерь противников договора. Обострились противоречия в либеральной партии, которая воздержалась при голосовании в парламенте по вопросу о подписании договора в 1969 году. Против проголосовали правые партии - итальянское социальное движение и монархическая партия. Поправение части христианских демократов и либералов сыграло на руку так называемой ядерной бюрократии трех важнейших ведомств - Национального комитета по ядерной энергии (КНЭН), министерства иностранных дел и министерства обороны, за которыми стояли определенные круги итальянской монополистической буржуазии.

Противодействие этих сил особенно ясно проявилось в ходе третьего этапа в политике Италии по проблеме ограничения ядерного оружия (осенью 1974 г. - весной 1975 г.), когда на повестку дня встал вопрос о ратификации договора. Неотложность решения этого вопроса именно в указанный период объяснялась рядом факторов, о которых речь пойдет ниже. Здесь необходимо упомянуть лишь о двух причинах, вызвавших широкие политические дебаты вокруг ратификации Договора о нераспространении ядерного оружия. Во-первых, заключение соглашения между Евратомом и МАГАТЭ о системе контроля над использованием ядерной энергии в мирных целях в 1973 г. устранило офи-


13 "La proliferazione delle armi nucleari", p. 80.

14 Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) - организация, созданная под эгидой ООН для развития сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. МАГАТЭ было учреждено в 1957 г. в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 1954 года.

стр. 80


циальную причину, по которой Италия откладывала ратификацию. Во-вторых, 5 мая 1975 г. в Женеве должна была открыться конференция по рассмотрению действия договора, в которой на полных правах могли принимать участие лишь государства, ратифицировавшие Договор о нераспространении ядерного оружия. Этот факт имел существенное значение для правящих кругов Италии.

Поводом к дискуссии о ратификации послужила статья заместителя министра иностранных дел Р. Гайя "Ядерная дипломатия", опубликованная 29 июня 1974 г. в газете "La Stampa" под псевдонимом Р. Гуиди. Эта статья, призывавшая к созданию ядерного оружия в Италии, в значительной мере отражала точку зрения высшей бюрократии министерства иностранных дел, снискавшего своей позицией по отношению к договору репутацию одного из самых консервативных ведомств Италии. Во время подготовки к подписанию договора итальянские дипломаты высказали ряд оговорок и замечаний, которые подрывали его эффективность и тормозили ход переговоров. Достаточно вспомнить выступление главы итальянской делегации на Женевской конференции 1967 г. Ф. Кавалетти, выдвинувшего возражения против основных положений договора. Критические замечания в адрес договора содержались и в работах известных итальянских дипломатов П. Куарони и Р. Дуччи15 .

Негативное отношение высокопоставленных чиновников итальянского МИД (Фарнезины) к договору на протяжении всей истории вопроса не соответствовало официальной позиции правительства Италии. Американский исследователь итальянской внешней политики С. Бэйкер писал, что министрам иностранных дел 60-х годов демохристианам А. Фанфани и А. Моро и социалисту П. Ненни, отражавшим официальную точку зрения, не раз приходилось наталкиваться на сопротивление бюрократического аппарата Фарнезины16 . "Решение принципиальных политических вопросов осуществляется наверху, в то время как текущими делами занимается бюрократия министерства иностранных дел, представления которой о национальных интересах не всегда совпадают с представлениями политических лидеров"17 .

Статья Р. Гайя являлась логическим продолжением позиции итальянской дипломатии в вопросе об ограничении ядерного оружия. Р. Гайя писал, что перспективы появления ядерного оружия в некоторых развивающихся странах якобы показали необходимость существенного пересмотра договора. И в этой ситуации сближение между членами Европейского экономического сообщества "в плане ядерного достоинства было бы крайне важным". Далее он отмечал: "Более того, учитывая психологические трудности, с которыми приходится сталкиваться Западной Германии в области ядерного оружия, ясно, что определенные шаги в этом направлении среди членов Европейского сообщества, не являющихся ядерными державами, должны быть предприняты в первую очередь Италией". Этих взглядов придерживались влиятельные круги в министерстве обороны и Национальном комитете по ядерной энергии. Заинтересованность итальянских военных в ядерном оружии начала проявляться еще в конце 50-х годов, когда Италия в НАТО высказалась за размещение в Западной Европе баллистических ракет среднего радиуса действия, оснащенных ядерными боеголовками. "Они (итальянцы. - Н. А.) также поддерживали политику широкого незамедлительного применения тактического ядерного оружия в боевых действиях, утверждая, что повышенная огневая мощь дает пре-


15 См. P. Quaroni. Un trattato che поп produrra пё distensione ne disarmo. "La Discussione". 10.VI.1967; R. Ducci. Le armi e l'Uomo. "Corriere della Sera", 15.VII.1967.

16 S. Baker. Op. cit., p. 10.

17 Ibid., p. 10.

стр. 81


имущество обороне"18 , - писал генерал Н. Пасти, заместитель главнокомандующего ядерными войсками НАТО.

Среди противников ограничения ядерного оружия в высших военных кругах были представители двух крайних течений - антиамериканского и проамериканского, причем оба они каждое со своих позиций, выступали за приобщение Италии к ядерному оружию. Первое, так называемое национал- голлистское, течение возникло при генерале Ди Лоренцо, замешанном в подготовке военными государственного переворота в 1964 г., и пользовалось влиянием в первую очередь в высших сферах ВВС. Оно делало ставку на создание мощной национальной военной промышленности, на развитие самостоятельной европейской стратегии, основанной на собственном ядерном вооружении и на привилегированных отношениях с Францией. Другую группировку - течение "за двусторонние отношения" с США - представляли в основном адмиралы ВМФ от Э. Хенке до Дж. Биринделли, выступавшие за осуществление плана многосторонних ядерных сил и за развитие "особых" отношений с Соединенными Штатами, что означало почти полную зависимость от американских стратегических решений и от американской военной промышленности. Показательно, что и генерал Дж. Ди Лоренцо и адмирал Биринделли, занимавшие высокие посты в министерстве обороны, оставив военную службу ради политической карьеры, примкнули к правым партиям - монархической и неофашистской, занимавшим негативную позицию по отношению к Договору о нераспространении ядерного оружия.

В 1957 г. при содействии министерства обороны был создан Центр по применению ядерной энергии в военных целях (КАМЭН) в Сан Пьетро ин Градо, недалеко от Пизы. Появление этого центра способствовало интеграции военных в научно-исследовательские разработки в области ядерной энергии и превратилось в дальнейшем в самостоятельный фактор, влиявший на отношение определенных военных кругов к проблеме нераспространения ядерного оружия. "Это самый настоящий атомный комплекс, расположенный на территории в 10 кв. км, где работают сотни исследователей, военных и гражданских. Военные здесь, естественно, контролируют все: лаборатории, институты, передвижения сотрудников... Некоторые крупные итальянские промышленные компании, связанные с атомной энергетикой, имеют здесь свои отделения"19 . Среди военных в КАМЭН преобладают офицеры военно- морского флота. В значительной мере этот факт объясняет особое внимание КАМЭН к разработке корабельных ядерных энергетических установок20 . Такая ориентация научно-технических изысканий в КАМЭН полностью соответствовала средиземноморскому направлению в итальянской внешней политике. При поддержке единомышленников из министерства обороны определенные силы в министерстве иностранных дел, заинтересованные в увеличении политического влияния Италии в Средиземноморье и в развертывании военных программ, ориентированных на этот район, в качестве оправданий использовали в конце 60-х годов аргумент о якобы растущем военно-морском присутствии СССР в Средиземном море и строительстве советских баз в Югославии и других странах.

В этой связи небезынтересно вспомнить еще об одном дополнении к договору, предложенном Италией совместно с Нидерландами на переговорах в Женеве: "Ограничения, предусмотренные в Договоре о нераспространении ядерного оружия, не будут распространяться на разрешенное, за исключением производства ядерных боеприпасов, военное


18 Ibid., p. 12.

19 C. Incerti. L'ltalia e pronta a costruire l'atomica. "Europeo". 19.IX.I974.

20 "La proliferazione delle armi nucleari", p. 75.

стр. 82


использование ядерной энергии, например, в корабельных энергетических установках"21 . Это предложение может служить примером тесного сотрудничества Фарнезины и министерства обороны в итальянской внешней политике.

Еще раз свое негативное отношение к договору противники ограничения ядерного оружия в военных кругах продемонстрировали в вопросе о ратификации договора, поддержав точку зрения заместителя министра иностранных дел Р. Гайя.

В сентябре 1974 г. в журнале "Politica e Strategia", органе Института стратегических и оборонных исследований, имеющего тесные связи с министерством обороны, была опубликована серия статей о национальной обороне и ядерном оружии. Среди авторов этих статей были директор института генерал Д. Фанали (в прошлом начальник штаба ВВС), редактор журнала Ф. Де Йорио, открыто призывавшие к созданию в Италии ядерного оружия, и ряд экспертов, среди которых особое место занимает А. Альбонетти, один из членов руководства Национального комитета по ядерной энергии, представитель Италии в МАГАТЭ. Альбонетти выступил на страницах журнала со статьей "Национальная оборона и ядерная автономия", в которой отстаивал идею создания европейских ядерных сил и соответственно критиковал Договор о нераспространении ядерного оружия. Эта статья в силу авторитетности и высокого служебного положения ее автора была воспринята итальянской общественностью как выражение точки зрения высшей бюрократии КНЭН, в позиции которой по вопросу о нераспространении ядерного оружия большую роль играли местнические, узковедомственные интересы.

Являясь основным фондом, субсидирующим все ядерные исследования Италии, Национальный комитет по ядерной энергии рассматривал Договор о нераспространении ядерного оружия как угрозу своим почти неограниченным полномочиям. Отсутствие прямого политического контроля над деятельностью КНЭН оставляло за его руководством большую свободу действий в определении целей ядерных исследований. Кроме того, немаловажную роль играла поддержка политики КНЭН частными компаниями, которые принимали участие в некоторых программах КНЭН с тем, "чтобы придать Италии большую техническую независимость от других стран"22 , например, в области экспорта уранового горючего. Попытки ограничить "ядерную активность" КНЭН предпринимались левыми партиями, неоднократно критиковавшими администрацию КНЭН за подчинение деятельности комитета интересам частной промышленности, и Межминистерским комитетом экономического программирования (ЧИПЭ)23 . В конце 60-х годов ЧИПЭ пересмотрел бюджет КНЭН и потребовал изменения некоторых программ, в частности перестройки атомного корабля "Энрико Ферми" для гражданских целей. Однако эти попытки не достигли полностью своей цели. Деятельность КНЭН в большой степени обеспечила Италии возможность при желании приобрести в короткий срок "эффективную ядерную боеспособность"24 .

Статья Альбонетти, несколько отличавшаяся от выступления Гайя по тону, фактически выражала ту же мысль - требование для Италии "самостоятельного пути" в области развития ядерной техники, как гражданской, так и военной, и пересмотра основных положений договора. Период с осени 1974 г. по зиму 1975 г. явился кульминационным


21 "World Armaments and Disarmament". "SIPRI Yearbook 1972". Stockholm. 1972, p. 347.

22 "La proliferazione delle armi nircleari", p. 72.

23 ЧИПЭ - орган экономического программирования, созданный при совете министров Италии.

24 S. Baker. Op. cit., p. 10.

стр. 83


в борьбе между противниками и сторонниками ограничения ядерного оружия в Италии. Полемика, поднятая в печати и в политических кругах вокруг выступлений Р. Гайя и А. Альбонетти, показала, что реакционной бюрократии и правым силам в Италии противостоит широкая демократическая оппозиция из представителей левых и некоторых центристских партий, увеличивших свое влияние на общественное мнение страны.

В центре критики левых сил и буржуазно-демократической печати ("L'Europeo", "L'Espresso", "II Mondo", "Paese Sera" и др.) оказались влиятельные лица из Национального комитета по ядерной энергии, министерства иностранных дел и КАМЭН, поддерживаемые некоторыми промышленными компаниями. Журналист К. Инчерти выступил в журнале "L'Europeo" 19 сентября 1974 г. с разоблачительной статьей "Италия готова создать атомную бомбу". Он писал, что к военно-политическим соображениям сторонников ядерного оружия ныне добавились соображения экономического характера, поскольку в недалеком будущем намечается крупная сделка для тех, кто докажет развивающимся странам свою способность строить атомные электростанции. А доказать свою способность в этой области, говорилось в статье Инчерти, Италия может, создав, по мнению Р. Гайя и его сторонников, "пропагандистскую" атомную бомбу и ослабив американскую ядерную опеку. Именно по этим причинам Италия менее года назад присоединилась к проекту Ассоциации организаций по обогащению урана (Евродиф), который предусматривает строительство мощного завода по обогащению урана методом газовой диффузии. Именно поэтому, писал журналист, итальянская фирма "Нуово Пиньоне" поставила во французский ядерный центр в Пьерлате самый современный компрессор, а концерн ФИАТ - центральную часть реактора для западногерманского атомного судна "Отто Хан". Большой резонанс имело также письмо 142 итальянских физиков, адресованное министру иностранных дел. В этом письме, опубликованном в декабре 1974г. на страницах многих итальянских газет и периодических изданий, подчеркивалась настоятельная необходимость скорейшей ратификации Договора о нераспространении ядерного оружия25 .

Из политических партий по-прежнему с решительной поддержкой договора и критикой "ядерной бюрократии" выступали коммунисты, социалисты и республиканцы. Об этом свидетельствуют многочисленные статьи, опубликованные на страницах "L'Unita", "L'Avanti", "La Voce Repubblicana", и запросы руководства ИКП, ИСП и ИРП в парламенте осенью 1974 - зимой 1975 годов.

В выступлениях итальянских коммунистов на страницах печати и в парламенте - сенатора У. Пеккиоли, специалиста по военным проблемам, в журнале "L'Europeo" за 19 сентября 1974 г.; сенаторов Ф. Каламандреи, П. Валенца, Г. Адамоли, Ф. Д'Анджелосанте, направивших запрос в сенат 10 декабря 1974 г.; члена руководства ИКП С. Сегре в журнале "Rinascita" за 27 декабря 1974 г- и многих других - решительно отвергалась идея создания в Италии ядерного оружия и выражалась обеспокоенность политикой ряда ответственных лиц в государственном аппарате, препятствующих ратификации договора, и правительства Италии, занимающего выжидательную позицию в этом вопросе. Вместе с тем коммунисты отмечали, что идея нераспространения ядерного оружия в Италии находит все больше сторонников, в числе которых крупные специалисты по вопросам, связанным с использованием ядерной энергии в военных целях: ученые-физики Э. Амальди, Ф. Калоджеро, К. Скаэрф - инициаторы открытого письма 142 физиков, бывший генеральный секретарь КНЭН Ф. Ипполито, генерал


25 "L'Avanti", 10.XII.1974.

стр. 84


Н. Пасти - заместитель главнокомандующего ядерными войсками НАТО, а также ряд видных ученых в области международных отношений. Большое значение в борьбе с "ядерной бюрократией" имела редакционная статья "Ядерная бомба супербюрократов", которая появилась на страницах "L'Avanti" 6 июля 197 г. и, по сути дела, открыла в печати кампанию разоблачения политики "военно-дипломатического истеблишмента", толкавшего Италию к созданию ядерного вооружения.

Христианско-демократическая партия продолжала занимать двойственную позицию относительно проблемы нераспространения ядерного оружия. С одной стороны, сознавая ответственность, которая ложится на правящую партию, руководство ХДП официально признавало необходимость ратификации договора. С другой стороны, имея тесные связи с силами, заинтересованными в приобщении Италии к ядерному оружию, христианские демократы искали всяческие пути для обхода основных положений договора. Поэтому в разгар полемики вокруг статей Р. Гайя и А. Альбонетти христианско-демократическая печать прямо или косвенно защищала точку зрения сторонников европейских ядерных сил. Примерно такой же линии придерживались итальянские либералы (ИЛП) и социал-демократы (ИСДП), которые, как правило, оказывались в союзе с наиболее консервативными силами. Правда, в отличие от ХДП и ИСДП либералы не принимали активного участия в дискуссии. Правые силы, обвиняя левую и буржуазно-демократическую печать в "клеветнических нападках" на Гайя и Альбонетти, выступили в защиту противников договора. Признание европейского ядерного статуса провозглашалось ими как основа независимости Европы.

Полемика, поднятая в печати и в политических кругах, досздгла такого накала, что потребовалось вмешательство правительства. Министр иностранных дел А. Моро, отводя обвинения от Фарнезины, подтвердил в своем выступлении в комиссии по иностранным делам палаты депутатов 1 августа 1^74 г. намерение правительства ратифицировать Договор о нераспространении ядерного оружия26 . Министр обороны Дж. Андреотти выступил с опровержением статьи Р. Гайя, заявив, что "вопрос о научно-технических возможностях создания атомной бомбы относится к области чистой теории и абсолютно лишен актуальности"27 .

25 марта 1975 г. правительство Италии представило в палату депутатов законопроект о ратификации Договора о нераспространении ядерного оружия. Парламентские дебаты, открывшиеся в апреле 1975 г., завершили последний этап в итальянской политике по отношению к договору.

Успешному исходу борьбы политических сил в Италии вокруг проблемы нераспространения ядерного оружия в большой степени способствовало появление новых и развитие уже укоренившихся тенденций в международных отношениях и внутри страны. Углубление разрядки международной напряженности в начале 70-х годов способствовало появлению новых подходов в ряде капиталистических стран, в том числе в Италии, к решению актуальных международных проблем. Расширились контакты между Италией и социалистическими странами. Большие успехи были достигнуты в развитии политических отношений между Италией и СССР, которые до 70-х годов значительно отставали от уровня экономических отношений между этими странами. В результате официальных визитов представителей обеих сторон - министра иностранных дел СССР А. А. Громыко в Италию в ноябре 1970 г.,


26 "La proliferazione delle armi nucleari", p. 118.

27 "Cornunicato stampa del Ministero della Difesa", Mb 141, 14.IX.1974.

стр. 85


министра иностранных дел Италии А. Моро в июле 1971 г. и председателя совета министров Италии Дж. Андреотти в октябре 1972 г. в Советский Союз - было зафиксировано сближение точек зрения по важнейшим международным проблемам. Стороны отметили свое позитивное отношение к упрочению мира и безопасности в Европе и выразили заинтересованность в скорейшем созыве Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству. В ходе переговоров были рассмотрены различные проблемы разоружения, особо при этом выделялась роль проведения в жизнь всеми государствами принципа отказа от применения силы, охватывающего все виды вооружения, в том числе и ядерное оружие. В феврале 1974 г., во время пребывания А. А. Громыко в Италии, обе стороны подчеркнули значение Договора о нераспространении ядерного оружия и важность незамедлительного присоединения к нему всех государств28 .

Другим важным фактором, повлиявшим на решение Италии ратифицировать договор, явилось усиление межимпериалистических противоречий в Западной Европе, особенно обострившихся в результате энергетического и экономического кризиса. Объективные трудности политического объединения стран ЕЭС на платформе европеизма отдаляли на неопределенный срок идею создания европейских ядерных сил, которая представляла столь большой интерес для Италии во второй половине 60-х годов. Кроме того, новое вооруженное столкновение на Ближнем Востоке и энергетический кризис привели к значительному осложнению отношений между США и Западной Европой.

Сложность американо-итальянских отношений усугублялась изменениями во внутриполитической жизни Италии. Правящие круги США были серьезно обеспокоены возросшим влиянием коммунистической партии в Италии и возможностью участия ИКП в правительстве или в парламентском большинстве. Участие итальянских коммунистов в правительстве, по мнению Вашингтона, ставило под сомнение выполнение в будущем военно- политических обязательств Италии, игравшей, образно выражаясь, роль авианосца НАТО в Средиземноморье. В этой связи интересно отметить особенности отношения США к событиям внутриполитической жизни Италии. С точки зрения Вашингтона, оптимальным вариантом для установления прочных американо-итальянских отношений явилось бы создание в Италии стабильного центристского правительства с участием "просвещенных технократов" из промышленных и финансовых кругов. Помимо тесных экономических связей между финансовым и промышленным капиталом Италии и США, для американского правительства играли определенную роль и политические соображения. Отдавая дань укоренившимся в воззрениях американских правящих кругов антикоммунистическим стереотипам времен "холодной войны", руководство США заняло непримиримо жесткую позицию в отношении возможностей вхождения ИКП в правительство или в парламентское большинство. Участие же правых неофашистских сил в управлении Италией грозило переориентацией ее внешней политики в ущерб интересам США. Не случайно 4 сентября 1974 г. правая римская газета "Tempo" писала перед визитом президента Итальянской республики Дж. Леоне в США, что Западная Европа должна самостоятельно создать такие системы вооружений, которые она считает наиболее подходящими для своей безопасности, отделив свои интересы от интересов США.

Таким образом, дальнейшая проволочка со стороны правящих кругов Италии с ратификацией Договора о нераспространении ядерного оружия представлялась для Вашингтона крайне нежелательной еще и потому, что она усиливала позиции итальянских коммунистов,


28 "Правда", 22. II. 1974.

стр. 86


решительно боровшихся за полное присоединение Италии к договору. Во время пребывания в США президента Италии и министра иностранных дел А. Моро американское правительство выразило готовность оказать Италии экономическую помощь29 . Многие политические обозреватели усматривали в этом стремление правящих кругов США воспользоваться экономическими затруднениями Италии с тем, чтобы повлиять в желательном для Вашингтона духе на выработку ее внешней и внутренней политики.

Из внутриполитических факторов, обусловивших полное присоединение Италии к договору, прежде всего следует назвать рост авторитета и влияния левых сил. Майский референдум 1974 г. по вопросу о разводе явился крупной победой коммунистов и социалистов не только в области гражданских прав. Его значение выходит далеко за рамки поставленной проблемы. Консервативные силы, надеявшиеся в ходе референдума расколоть единство народных масс, потерпели поражение. Результаты референдума показали, какие широкие социальные слои отделились от христианской демократии, в течение 30 лет монополизировавшей власть в стране. С победой левых сил связан и другой фактор внутренней политики - появление новых, более реалистических подходов к решению важнейших политических проблем. Кроме того, существует психологическая особенность в мышлении правящих кругов, которую нельзя не учитывать, когда идет речь о формировании внешней политики Италии, а именно - боязнь неучастия в международных делах, порожденная "комплексом неполноценности второстепенной державы". 5 мая 1975 г. в Женеве должна была открыться конференция по рассмотрению действия договора, в которой Италия на полных правах могла участвовать, лишь ратифицировав Договор о нераспространении ядерного оружия.

Все эти факторы, несомненно, обусловили результаты парламентских дебатов. Расстановка сил в палате депутатов и в сенате в 1975 г. несколько отличалась от соотношения сил между политическими партиями в 1969 году. Правая партия итальянское социальное движение - национальные правые силы, голосовавшая против подписания договора в 1969 г., проголосовала против законопроекта о его ратификации в палате депутатов и воздержалась при голосовании в сенате. Итальянская либеральная партия, воздержавшаяся при голосовании в 1969 г., вообще не принимала участия ни в дебатах, ни в голосовании в обеих палатах парламента в 1975 году. Остальные политические партии - ИКП, ИСП, ИРП, ХДП и ИСДП- проголосовали за принятие законопроекта о ратификации договора. Но в парламентских дебатах еще раз проявились различия во взглядах на проблему нераспространения ядерного оружия между христианскими демократами и социал-демократами, с одной стороны, выступающими за совместимость договора с "европейской статьей" (то есть признанием ядерного статуса единой Европы)30 , и коммунистами, социалистами и республиканцами, с другой стороны, безоговорочно поддержавшими законопроект о ратификации договора.

Ратификация Договора о нераспространении ядерного оружия Италией явилась важным международным событием. Италия, развитая капиталистическая страна, член НАТО, фактически заявила об отказе от ядерного оружия. Ее примеру последовали еще четыре страны, входящие в Евратом, - ФРГ, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, кото-


29 "L' Espresso", 22.IX.1974, pp. 124 - 125.

30 Министр иностранных дел демохристианин М. Румор, выступая в сенате в связи с окончанием дебатов по проекту закона о ратификации договора, процитировал слова бывшего министра иностранных дел Дж. Медичи: "Для нас остается главным признание совместимости договора с созданием европейской общности, которая имела бы право на ядерный статус" (см. A. Albonetti. Op. cit., p. 36).

стр. 87


рые накануне открытия конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия завершили процесс ратификации договора и стали его полноправными участниками.

Тем не менее было бы ошибкой думать, что борьба по вопросу о нераспространении ядерного оружия в Италии окончена. Осталось много нерешенных проблем, продолжающих волновать итальянскую общественность. Это проблемы, связанные, с контролем итальянского правительства над применением ядерного оружия, расположенного на территории Италии, с установлением в рамках соглашения между Евратомом и МАГАТЭ международного контроля над деятельностью КАМЭН, который в 1974 г. получил право проверки и координации всей научно-исследовательской деятельности и промышленного производства в области ядерной энергетики. История показала, что судьба договора в Италии во многом зависела от соотношения сил правых и левых партий. Укрепление позиций коммунистов и социалистов к 1975 г. в большой степени способствовало ратификации Договора о нераспространении ядерного оружия и в дальнейшем будет играть важную роль в сдерживании опасных устремлений "ядерной бюрократии" и правых экстремистов. Урегулирование нерешенных вопросов, волнующих итальянскую общественность, и обеспечение безопасности Италии в целом будет зависеть и от реализма ее правящих кругов, ответственных за принятие внешнеполитических решений.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИТАЛИЯ-И-ПРОБЛЕМА-НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ-ЯДЕРНОГО-ОРУЖИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. К. АРБАТОВА, ИТАЛИЯ И ПРОБЛЕМА НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.12.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИТАЛИЯ-И-ПРОБЛЕМА-НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ-ЯДЕРНОГО-ОРУЖИЯ (date of access: 27.11.2020).

Publication author(s) - Н. К. АРБАТОВА:

Н. К. АРБАТОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
483 views rating
14.12.2017 (1079 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Мир глаз наших как бездна без центра — рознь Истине. Древние зрили его Колесом на Оси, Боге и парой Вечности, Огня, и бренья, его тени, в сцепке колец сих Луною как осью в восьмерку ∞. Разъяв их и Вечность поправ как пустяк, гонцы Зла, нас губя, сняли тем Луну с неба — и, скрепы лишась, Мир распался в очах, став той прорвой, что зрим мы сейчас.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
Во время ковида популярность онлнай игр только возросла. По статистике Ассоциации производителей интернет-игр, в 2020-м году нагрузка на сервера возросла на 170% в сравнении с аналогичным периодом в 2019-м году.
Catalog: Разное 
2 days ago · From Россия Онлайн
Жизнь во время ковида. "Лев" рекомендует "Суши-бар" (обзор слота)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Атмосферы планет определяются величинами «постоянных», коэффициентов, Больцмана и Планка и все физические процессы, происходящие на этих планетах или вблизи них, должны протекать при разных значениях физических констант но, очевидно, по одним и тем же физическим законам
Catalog: Физика 
2 days ago · From джан солонар
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф_UV. Каждая единичная масса создаёт потенциал взаимодействия.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
В санаториях Крыма накоплен более чем 20-летний позитивный опыт оказания комплексной медико-психологической помощи с применением инновационных методов и технологий российской научной школы координационной психофизиологии и психологии развития (РНШ КППР) И.М.Мирошник, который может оказаться полезным для повышения эффективности здоровьесбережения населения РФ в изменившихся условиях жизнедеятельности человека, связанных с рядом биологических (природных), социальных и духовных факторов, в том числе, с последствиями пандемии COVID-19. Координационная парадигма развития И.М.Мирошник определяет кардинальное изменение вектора эволюции Человека будущего: от трансгуманизма (выхода «постчеловека» за пределы видовой и культурной идентичности) – к гомопоэзису (человекотворению, от лат. Homo - человек и poiesis - творение), то есть творческому самосозиданию, гармоничному развитию и преображению человека в персоналистической культуре комплементарности.
В данной статье на основе анализа раскрывается психологическое содержание профессиональной деятельности учителя с точки зрения психологии. В статье раскрываются понятия гностических, прогностических и коммуникативных умений. Коммуникативные умения в психологической науке выступают, как взаимосвязанные группы перцептивных умений, собственно умений вербального общения и умений педагогической техники.
При аннигиляции электрона с позитроном образуется фотон. Два заряда исчезают. Сохраняется закон - закон сохранения заряда в замкнутом объёме. А как же быть с массой? Масса превратилась в энергию, а из энергии рождается масса? Масса какой частицы нейтрона или протона? Природа на эти вопросы не отвечает. У Природы есть без альтернативный алгоритм расширения Вселенной. Алгоритм строится на законе сохранения энергии и массы.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Энергия частиц является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи, которую мы наблюдаем во Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Владимир Груздов
Астрономические объекты такие, как планеты, звёзды, галактики, имеют нейтронные ядра. В процессе своего развития нейтронные ядра распадаются и происходят сложные процессы преобразования нейтронного ядра в протон-электронную плазму или в водород. На поверхности звёзд образуется плазменная «шуба». На астрономических объектах планетарного типа образуются плотные оболочки. Это заложено в цикле расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
7 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·197 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИТАЛИЯ И ПРОБЛЕМА НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones