Libmonster ID: RU-10514

Конспекты и выписки Маркса из русских книг. Огиз. Госполитиздат. 1948. 203 стр.

Одиннадцатым томом "Архива Маркса и Энгельса" Институт Маркса - Энгельса - Ленина при ЦК ВКП(б) начал публикацию выписок Маркса о России, сделанных им из книг русских авторов и других источников.

Выписки Маркса о России раскрывают перед нами процесс лабораторной работы Маркса над "Капиталом" и свидетельствуют не только о глубокой и высоконаучной, но и своеобразной, специфической его работе над источниками. Маркс не предназначал свои выписки к печати. Они служили ему исключительно подручным, рабочим материалом. Однако целеустремлённость, тематическая целостность выписок придают им особую значимость. Энгельс высоко ценил эту специфическую для Маркса сторону его черновых подготовительных работ в форме объёмистых тетрадей с выписками, "...где он (Маркс. - В. Р.-З. ), вероятно, по своему обыкновению, оставил много критических замечаний, которые пригодятся в качестве примечаний для второго тома ("Капитала". - В. Р.-З. )"1 . В письме Энгельса к Лаврову от 28 января 1884 г. находим следующее место, относящееся к выпискам Маркса о России: "Извлечения из книг о России и о Соединённых Штатах содержат множество материалов и заметок о земельной ренте, а также заметки, относящиеся к денежному капиталу, кредиту, бумажным деньгам, как орудию кредита, и т. д. Я ещё не знаю, в какой мере я смогу их использовать для 3-й книги, - может быть, лучше будет их объединить в отдельном издании. Я так, должно быть, и сделаю, если включение их в "Капитал" представит большие трудности"2 .

I

Маркс с неослабным интересом следил за развитием в России революционной мысли 40 - 60-х годов и за нарастанием революционного движения в 60 - 70-х годах. Он надеялся, что последнее окажет определенное влияние на Западную Европу. Выражая желание "познакомиться также с экономическими (превосходными) работами Чернышевского", Маркс пояснял; "Результат стоит усилий... Идейное движение, Происходящее сейчас в России, свидетельствует о том, что глубоко внизу происходит брожение. Умы всегда связаны невидимыми нитями с телом народа"3 . А в 1882 г. в предисловии к русскому изданию "Манифеста Коммунистической партии" Марке и Энгельс, отмечая резкое изменение в политической обстановке Европы и России с периода революций 1848 - 1849 гг., констатировали, что "теперь... Россия представляет собою передовой отряд революционного движения в Европе"4 .

Как известно, Маркс не успел закончить и подготовить для печати II и III томы "Капитала". После смерти Маркса остались многочисленные дополнения и переработки к первоначальным рукописям этих томов, относящихся к годам 1864 - 1866. Но при этом осталась невыполненной намеченная Марксом переработка раздела о земельной ренте. "Для этого отдела о земельной ренте Маркс в семидесятых годах предпринял совершенно новые специальные изучения. В продолжение нескольких лет он изучал в подлинниках сделавшиеся в России неизбежными после "реформы" 1861 г. статистические исследования и другие издания о земельной собственности, доставлявшиеся ему русскими друзьями с желательной полнотой, делал из них выписки и намеревался воспользоваться ими при новой переработке этого отдела. При разнообразии форм землевладения и эксплоатации земледельческих производителей в России в отделе о земельной ренте Россия должна была играть такую же роль, какую играла Англия в книге I ("Капитала". - В. Р.-З.) при исследовании промышленного наёмного труда"5 . Энгельс, разбираясь в экономических рукописях Маркса, сетовал: "Это изучение подробностей задержало выход книги на многие годы. У него, как всегда, должны были быть полностью собраны все имеющиеся материалы, вплоть до последнего дня"6 .

Маркс решил, что исследование существа капиталистических отношений будет неполным, если оно не будет включать своеобразную экономику России, и прежде всего состояние сельского хозяйства, а также Соединённых Штатов Америки. Изучению политического состояния и экономики России он придавал такое большое значение, что решил специально для этой цели изучить рус-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVII, стр. 323.

2 Там же, стр. 349.

3 Там же. Т. XXVI, стр. 87 - 88.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс "Манифест Коммунистической партии", стр. 15. 1948.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIX. Ч. 1-я, стр. 6.

6 Там же. Т. XXVII, стр. 323.

стр. 119

ский язык. В письме к Кугельману от 27 июня 1870 г. Маркс писал: "... не одна только моя болезнь мешала его (т. е. II тема. - В. Р.-З. ) окончанию в течение всей зимы. Я нашёл нужным приняться за русский язык, потому что при изучении аграрного вопроса необходимо штудировать по первоисточникам русские отношения земельной собственности"7 .

В январе 1871 г. в письме к З. Мейеру Маркс отмечал свои успехи в овладении русским языком: "Теперь читаю довольно бегло"8 . Первой русской книгой, находившейся в распоряжении Маркса, была работа Н. Флеровского "Положение рабочего класса в России". Маркс высоко оценил эту работу, не скрывая при этом её недостатков. Он ставил её в один ряд с книгой Энгельса "Положение рабочего класса в Англии". В том же письме к З. Мейеру Маркс писал: "Мне прислали из Петербурга представляющее весьма значительный интерес сочинение Флеровского о "Положении рабочего класса (в особенности крестьян) в России"9 .

В переписке с Даниэльсоном (Николай - он) Маркс подтвердил своё намерение глубоко изучить русскую экономическую действительность. "Во втором томе "Капитала", в отделе о земельной собственности, я намерен заняться очень подробно русской её формою"10 . Даниэльсон, переводчик и издатель на русском языке трёх томов "Капитала", весьма одобрительно относился к этому намерению Маркса, систематически снабжал его соответствующей русской литературой. В основном это были статистические труды (выпуски "Военно-статистического сборника" о землевладении и сельском хозяйстве, "Статистика поземельной собственности и населённых мест Европейской России" и другие), многотомные труды специальной правительственной комиссии по пересмотру системы податей и сборов; книги со "Сводом отзывов губернских присутствий по крестьянским делам по проекту преобразования подушной системы сборов"; "Сборники материалов для изучения сельской поземельной общины" и др. Среди книг, из которых Маркс делал выписки, а также книг, прочитанных Марксом и имеющих на себе следы подчёркиваний, отчёркиваний и отдельных замечаний Маркса, прежде всего надо назвать книги и статьи Н. Г. Чернышевского: "Письма без адреса", "Дополнения и примечания на книгу Джона Стюарта Милля "Политическая экономия", "Об общинном владении землёй", "Труден ли выкуп земли?". Упомянутая уже книга Н. Флеровского не только испещрена многочисленными подчёркиваниями, отчёркиваниями и замечаниями Маркса на полях, но имеет также очень обильные пометки словарного порядка, что связано со своеобразным марксовым методом изучения иностранных языков.

До нас дошёл далеко не полный список русских книг (142), находившихся в личной библиотеке Маркса. В распоряжении ИМЭЛ имеются выписки из 36 из них - все они были сделаны в связи с указанной выше специальной задачей. В числе источников М. М. Ковалевский "Общинное землевладение", Н. Зибер "Экономическая теория Маркса", А. Постников "Общинное землевладение", Ю. Самарин и Ф. Дмитриев "Революционный консерватизм", В. Герье и Б. Чичерин "Русский диллетантизм и общинное землевладение", К. Кавелин "Чем нам быть?", А. Кошелев "Наше положение" и "Об общинном землевладении", А. Н. Энгельгардт "Вопросы русского сельского хозяйства" и "Химические основы земледелия", П. Патлаевский "Денежный рынок в России от 1700 до 1762 г.", А. Чупров "Железнодорожное хозяйство", И. Кауфман "Теория и практика банкового дела", А. Головачёв "Десять лет реформ", Скал дин "В захолустьи и в столице", А. Скребицкий "Крестьянское дело в царствование императора Александра II", Ю. Э. Янсон "Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах", Ал. Попельницкий "Значение переоценки повинностей в крестьянском деле" ("Слово", март 1881 г.); отдельные статьи из журнала "Отечественные записки" (1880 г.): "Задолженность частного землевладения", "Поземельный вопрос в русской журналистике" и другие работы.

Маркс ревниво следил за аккуратным получением направлявшейся ему русской литературы. В письме к Лаврову от 11 февраля 1875 г. он жаловался: "Мне послали целый пакет книг и официальных изданий из С -Петербурга, но он был украден, вероятно, русским правительством. Там, между прочим, были доклады: "Комиссии по сельскому хозяйству и сельской производительности в России" и "По податному вопросу" - вещи, абсолютно необходимые для той главы второго тома, в которой я говорю о земельной собственности и т. д. в России"11 . Некоторые из русских материалов Маркс должен был возвращать, основная же часть книг оставалась у него. В письме к Зорге от 29 июня 1883 г. Энгельс отмечал, что у Маркса было "по одной только русской статистике более 2 кубических метров книг"12 .

Сделанные Марксом на протяжении 1871 - 1882 гг. выписки из всей этой обширной литературы составляют ряд толстых тетрадей. Но при этом Маркс не ставил себе цели охватить выписками или законспектировать всю книгу. Из книг бралось лишь то, что было связано с изучавшимся Марксом специальным вопросом, причём Маркс извлекал лишь фактические данные. Он широко использовал статистический материал и, не довольствуясь его структурой и пестротой погубернских данных, конструировал свои таблицы и иллюстрировал свои заметки о хозяйственном развитии России после 1861 г. цифровым материалом.


7 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, стр. 58 - 59.

8 Там же, стр. 87.

9 Там же.

10 Там же, стр. 306.

11 Там же, стр. 382.

12 Там же, Т. XXVII, стр. 323.

стр. 120

Своё внимание Маркс сосредоточивал на вопросах расслоения, разорения и эксплоатации крестьян, на вопросах, связанных с положением с крестьянскими платежами, с буржуазным характером "реформы" 1861 г., на вопросах капиталистического пути развития и антагонистической роли общественных классов России.

Даниэльсон и группа его ближайших друзей из среды видных русских экономистов (Каблуков и др.) с живейшим интересом и нетерпением следили за ходом работы Энгельса над подготовкой II и III томов "Капитала". Они были очень удручены, когда стало ясно, что выписки Маркса о России не использованы им и не смогут быть использованы и Энгельсом. В письме Даниэльсона к Каблукову от 19 декабря 1894 г. мы находим такое сетование:

"С каким горчайшим чувством сожаления читал, дорогой Николай Алексеевич, предисловие к III т.! Вы, вероятно, также уже успели прочесть его. Итак, ту роль, которую играли в I томе отчёты фабричных инспекторов, комис. по исследованию детского труда, вообще данные, заимствованные из английской жизни, эту же роль в III т. при исследовании происхождения и законов ренты должны были сыграть земские статистические сборники!! И всё это пошло прахом. Если я рассчитывал, что эти данные послужат только для иллюстрации уже написанного, то уже и этого с меня было более чем достаточно, а между тем мы могли получить все эти данные в теоретически переработанном виде! Право уж лучше, а то издатель просто промолчал об этом, а то просто такая боль, как будто живое место режут! И всё это выражено на стр. IX предисловия..."13 .

Энгельс писал Даниэльсону и его друзьям по этому поводу:

"Рукопись III тома была написана ещё в 1864 - 1866 гг., т. е. до того времени, как, автор (Маркс - В. Р.-З. ) благодаря Вашей любезности так основательно познакомился с аграрным строем вашей страны: в настоящее время я работаю над главой о земельной ренте и до сих пор не встретил никакого упоминания о русских условиях... для главы о ренте имеются весьма обширные извлечения из различных статистических работ, которыми он был обязан Вам, - но я не могу ещё сказать, содержатся ли в них какие-либо критические замечания, которые могут быть использованы в этом томе. Что бы там ни встретилось, всё будет использовано со всей добросовестностью... Анализ ренты теоретически настолько полон, что Вы, безусловно, найдёте в нём много интересного применительно к особым условиям Вашей страны..."14 . В письме к Даниэльсону от 19 февраля 1887 г. Энгельс, касаясь того же вопроса, писал: "Я думаю, Вы хорошо сделаете, показав читающей публике Вашей страны, как применить теорию автора к их собственным условиям... Глава о земельной ренте, хотя и написана им до того, как он изучал экономические условия России, и в ней нет упоминания о них, будет Вам, тем не менее, крайне необходима"15 .

Даниэльсон, несмотря на своё желание применить экономическую теорию Маркса к условиям России, на деле не только оказался неспособным к решению этой задачи, но в своих попытках анализа экономики Россия, пользуясь материалами голодного 1891 г., безнадёжно запутался и застыл на позициях народничества и "благочестивого" возмущения злом капиталистического развития.

Энгельс пытался, было подсказывать Даниэльсону единственно научный путь рассуждения16 . Эти попытки, однако, ни к чему не привели. И в письме к Плеханову от 26 февраля 1895 г. Энгельс должен был высказать горькое признание, притом в адрес не только одного Даниэльсона: "Боюсь, что с ним ничего не поделаешь... Совершенно невозможно полемизировать с тем поколением русских, к которому он принадлежит и которое всё ещё верит в стихийно коммунистическую миссию, якобы отличающую Россию, истинную Святую Русь, от других неверных народов"17 .

Здесь уместно заметить, что и Плеханов, в своей полемике с народниками доказавший, что Россия стала на путь капиталистического развития, всё же, по существу, не дал детального анализа экономического развития России в духе экономической теории Маркса.

Только Ленин, глубоко овладевший учением Маркса, добил народничество как врага марксизма и "сделал ещё шаг вперёд, развив марксизм дальше в новых условиях капитализма и классовой борьбы пролетариата"18 , в условиях империализма и пролетарской революции.

Только Ленин в своей капитальной работе "Развитие капитализма в России" и в своих более ранних экономических работах и статьях, "пользуясь выработанными (Марксом. - В. Р.-З. ) приёмами материалистического метода и теоретической политической экономии"19 , исследовал русские производственные отношения и их эволюцию, дал глубоко научный, подробный анализ российской экономики, отчётливо показал наличие и тенденции капиталистического развития России.

II

После сказанного понятно, как велика ценность предпринятого Институтом Маркса - Энгельса - Ленина при ЦК ВКП(б) издания рукописных материалов Маркса о России.


13 Архив ИМЭЛ.

14 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVII, стр. 470.

15 Там же, стр. 623.

16 См., например, К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIX, стр. 127 - 131.

17 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIX, стр. 385.

18 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 2. 11-е изд.

19 В. И Ленин. Соч. Т. I, стр. 248 - 249. 4-е изд.

стр. 121

В XI том "Архива Маркса и Энгельса" вошли выписки из следующих работ: Чернышевского "Письма без адреса", Кошелева "Наше положение", Самарина и Дмитриева, Кавелина, Энгельгардта "Вопросы русского сельского хозяйства", Скалдина, Яксона, Попельницкого.

Материалы XI тома характеризуют экономическое и политическое состояние послевоенной (после Крымской войны) и послереформенной (после "реформы" 1861 г.) России. Можно сказать, что этот том "Архива Маркса и Энгельса" является по своему содержанию вводным ко всей намеченной серии изданий рукописных материалов Маркса о России.

Центральное и определяющее место в XI томе, бесспорно, принадлежит выпискам из работы Н. Г. Чернышевского "Письма без адреса".

Чернышевский написал своя "Письма" в Петропавловской крепости, предназначая их для "Современника" (1862 г.), но цензура не допустила напечатание их. "Письма" остались незаконченными. В дальнейшем рукопись Чернышевского через Даниэльсона была переслана Марксу. В письме от 12 декабря 1872 г. К. Маркс пишет Даниэльсону: "Присланная Вами рукопись всё ещё находится у меня, так как Утин не в состоянии заняться её печатанием, а Элпидин принадлежит к той же шайке негодяев20 . Рукопись очень интересна"21 . Напечатать "Письма" удалось только в декабре 1873 г. в журнале "Вперёд", и одновременно в Цюрихе удалось издать их отдельной брошюрой.

Своеобразная форма и язык "Писем" объяснялись тем, что они были предназначены для подцензурного издания. Выписки из "Писем" перемежаются у Маркса с его собственным кратким изложением их содержания и с его замечаниями. "Письма без адреса" показывают "глубокое и превосходное понимание Чернышевским современной ему действительности, понимание того, что такое крестьянские платежи, понимание антагонистичности русских общественных классов"22 .

Исторически прослеживая тяжёлое положение народа в условиях классовой и всякой иной эксплоатации и угнетения, Чернышевский отмечает огромное недоверие народа к людям, "от которых зависит всё его существование", и формулирует: "...мы все смутно чувствуем, какая развязка вытекает из этого расположения народных мыслей. Когда люди дойдут до мысли: "ни от кого другого не могу я ждать пользы для своих дел", они непременно и скоро сделают вывод, что им самим надобно взяться за ведение своих дел. Все лица и общественные слои, отдельные от народа, трепещут этой ожидаемой развязки" (стр. 4 - 5).

Над всем дальнейшим изложением у Чернышевского довлеет одна мысль: "не выиграл ли бы народ через независимое от Нас занятие национальными делами больше, чем от продолжения наших хлопот о нём" (стр. 5). В центре всего крестьянский вопрос*. "Заняться крестьянским вопросом вынудила Россию последняя война (с Турцией и пр.)" (стр. 7).

В печатном тексте "Писем" слова Чернышевского о том, что "Крымская война сделала необходимостью освобождение крестьян", подчёркнуты Марксом. Но "крепостное право было в действительности (вставлено Марксом) "только одним частным приложением принципов, на которых был устроен весь прежний порядок..." Дальше Чернышевский вскрывает основное внутреннее, классовое противоречие создавшегося положения: "законная сущность крепостного права была сообразна всему порядку нашего устройства; потому сам в себе он не мог иметь силы, чтобы отменить её. "А между тем общество предполагало отменить крепостное право силою старого порядка" "Англо-французы... прорвали (небольшую) прореху в нашем платье, и мы думали на первый раз, что надобно только починить её; но, начав штопать, мы... замечали ветхость материи на всех местах, до которых приходилось нам дотрагиваться...", и оказалось, что всему обществу надо одеться с ног до головы в новое: на штопках не выедешь" (стр. 7), - формулирует Маркс.

Далее следует анализ, критическое рассмотрение "тех 4-х общественных элементов, которые с самого начала принимали активное участие в этом деле": "1) правительство, 2) либеральная партия, или просвещённые люди, 3) земельное дворянство и 4) сами крепостные крестьяне" (стр. 8). Это место опять-таки подчёркнуто Марксом в печатном тексте "Писем". "Власть принимала на себя исполнение чужой программы, основанной на принципах, не согласных с характером самой власти. Неизбежным результатом этого было то, что дело было исполнено неудовлетворительно; исполнено: 1) бюрократически и 2) с пристрастием к дворянству; от него требовали, возможно, меньше жертв; бюрократия занималась формалистикой; потому изменена была преимущественно форма отношений между помещиками и крестьянами с возможно малым изменением существа прежних отношений... В массе других сословий стала развиваться мысль, что во избежание смут требуется иное решение крестьянского вопроса". Дальше идут слова Маркса: "...и (она) подвергла критике существующий порядок вообще..." и затем: "Этих стремлений - быстро разрастающихся - не подавить никакими карательными мероприятиями" (стр. 8 - 10). Следует обширная яркая характеристика бюрократического порядка (письмо 4-е), иллюстрируемого работой редакционной комиссии: "Редакционные комиссии принуждены были


20 Бакунистов. - В. Р.-З.

21 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, стр. 306.

22 В. И. Ленин. Соч. Т. I, стр. 263.

* Вся разрядка в приводимых далее цитатах принадлежит Марксу и Энгельсу. - В. Р.-З.

стр. 122

работать без критики и пр. с чьей-либо стороны. Таков бюрократический порядок" (стр. 15). Многочисленные подчёркивания Маркса в соответственных местах имеются на ряде страниц (36, 38, 39, 40) печатного текста "Писем".

В записях, озаглавленных Марксом "К вопросу об отмене крепостного права в России", он приводит выдержки, которые подводят итог и дают оценку хода событий. Что же получилось из этой бюрократической процедуры? С самого начала, говорит Чернышевский (а Маркс отчёркивает это место в печатном тексте "Писем") "при провозглашении освобождения крестьян от крепостного права" было заявлено "о его сохранении" и это уже на первом настоящем заседании 5 марта 1859 г., когда председатель сказал: "обязательные барщинные повинности и при срочно-обязанном положении будут составлять всё-таки вид крепостного права" (стр. 20).

"Нужна была именно гениальность Чернышевского, - говорил Ленин, - чтобы тогда, В эпоху самого совершения крестьянской реформы... понимать с такой ясностью её основной буржуазный характер". "Чернышевский понимал, что русское крепостническо-бюрократическое государство не в силах освободить крестьян, т. е. ниспровергнуть крепостников, что оно только и в состоянии произвести "мерзость", жалкий компромисс интересов либералов (выкуп - та же покупка) в помещиков"23 .

Таким образом, при чтении Чернышевского внимание Маркса особенно привлекли именно те выводы, которые впоследствии были подчёркнуты и высоко оценены Лениным.

И Маркс, и Энгельс прекрасно отличали голос революционного демократа от голосов либеральных конституционалистов или приверженцев сильной монархии. Маркс из произведений последних извлекал фактические данные, а также высказывания, проникнутые классовой заинтересованностью, расценивая их как вынужденные признания реальной действительности. Маркс при этом не жалел злых и ядовитых реплик по адресу этих людей, чуждых и враждебных интересам крестьянства и всему прогрессивному ходу развития.

"Пресловутая борьба крепостников и либералов, столь раздутая и разукрашенная нашими либеральными и либерально-народническими историками, была борьбой внутри господствующих классов, большей частью внутри помещиков, борьбой исключительно из-за меры и формы уступок. Либералы так же, как и крепостники, стояли на почве признания собственности и власти помещиков, осуждая с негодованием всякие революционные мысли об уничтожении этой собственности, о полном свержении этой власти..."24 .

Краткий обзор остальной части XI тома даёт этому полное подтверждение.

*

Вот Кошелев - крупный помещик я видный заводчик, член рязанского губернского комитета по подготовке реформы 1861 г., он же публицист. Кошелев так рекомендует себя: он-де "не коммунист, не революционер, не оппозиционер, даже не пессимист", но нынешние обстоятельства не позволяют молчать. И, обходя цензурные условия, он издаёт (в 1875 г.) свою книгу за границей.

В выписках из работы Кошелева Маркс вскрывает классовое его лицо как выразителя тенденций буржуазного развития России в среде помещиков. Кошелев понимает, что к старому нет возврата. Но "под словами новыми удерживалось недоброе старое". Политическая позиция Кошелева несложна: всю вину он возлагает на бюрократию. Он пугает правительство возможностью "согласия между крестьянами и мещанами" и в целях предотвращения этой опасности призывает опереться на "умеренную, благомыслящую оппозицию". Он утверждает, что Произвол помещичий со времени освобождения крестьян и других реформ 60-х годов уничтожен, а вот произвол административный и законодательный остаётся в полной силе... произвол в городе, произвол в деревне... вредное влияние на самоуправление земств и городов со стороны административных лиц... взяточничество, подхалимство, произвол и произвол... Маркс отмечает: "Он много болтает об этом" (стр. 33). И снова Кошелев пугает правительство: "Дай бог, чтобы были приняты необходимые меры прежде, чем тяжёлые события откроют ту бездну, на обманчивой поверхности которой мы теперь беззаботно дремлем" (стр. 39).

Мысль Кошелева от "тяжёлых событий" - проявлений крестьянского движения - легко перебрасывается к событиям свежей в памяти Парижской Коммуны! Да и не у него одного!

Основную причину "тяжёлого я опасного положения" в стране Кошелев усматривает в том, "что у нас существовала крепостная зависимость... что она въелась в наши понятия я нравы... Прежние помещики... считают себя особой расой и относятся с презрением к холопскому отродью, позволил себе в отношении его всё, что им придёт в голову" (стр. 45). (Вот тебе я "произвол помещичий уничтожен!") Для излечения от недостатков Кошелев считает необходимым учреждение государственного земского собрания или государственной земской думы: "Наше положение очень тяжело и опасно; перелом в жизни России теперь должен совершиться: или мы пойдём к выздоровлению и укреплению или к маразму... мы убеждены, что при нынешней правительственной обстановке никакие меры и никакие законы не могут принести пользы" (стр. 48).

Умеренный либерал Самарин вместе с Дмитриевым издал в 1875 г. за границей брошюру "Революционный консерватизм". Их произведение было направлено против книги ярого реакционера-крепостника, некоего генерала Фадеева, "Русское общество в на-


23 В. И. Ленин. Соч. Т. 1, стр. 263, 264.

24 Там же. Т. 17, стр. 96.

стр. 123

стоящем и будущем" и против предложений петербургских дворян об организации всесословной волости, за которыми скрывалось намерение поставить крестьянина под административную власть местного помещика. Фадеев отстаивает нерушимость абсолютизма с его опорой на дворянство. По его мнению, на протяжении новейшей истории только дворянство оказывало "сопротивление лаве подземной массы". Фадеев считал, что народ критически и отрицательно относится к новым порядкам, в частности к крестьянскому самоуправлению, и ничего так не желает, как "ходить под барином". К "стихийной нашей силе", к "русскому простонародью" генерал относился с полным презрением: "Эти слои, представляющие собой почти допотопный человеческий быт... руководятся вожаками из исторически созревших верхушек - всё равно: на парижских ли баррикадах, на французских ли или немецких всеобщих выборах, или в решениях русских гласных от крестьян на земских собраниях; а так как стихийная сила во Франции, Германии и Англии уличена в поползновениях, прорваться через культурные слои и вообще всегда вела себя дурно, то и т. д." (и т. д. - принадлежит Марксу) (стр. 50 - 51). Фадеев требовал от этого "русского стихийного слоя" "безусловного доверия" к своей местной верховной власти и к своему местному дворянству" во имя исключительного, доселе невиданного в истории бескорыстия (эта язвительная характеристика принадлежит Марксу) этого дворянства... Реформы 60-х годов и передача всей власти над безграмотной массой в руки бюрократии, по мнению Фадеева, должны были иметь результатом "разъединение сословий между собою и самих в себе", "с отстранением официального культурного класса". Подготовителей "освобождения" он именовал "полунигилистами".

Умеренный либерал Самарин невольно вскрывает картину борьбы между помещиками и в правительственных кругах вокруг крестьянской реформы. Существовали большие опасения, как отнесётся к проектам реформы само крестьянство, так как ожидания его шли очень далеко; отграничение волостных и сельских обществ от дворянского самоуправления должно было предупредить столкновения между ними; в то же время этим открывалась" отдушина для всяких соглашений между ними в области хозяйственных интересов, причём дворянству было Предоставлено всё же право третейского суда, право попечительства, был обусловлен выбор крестьянами мировых посредников из местных помещиков и т. д. Таким образом, Самарин, сам того, очевидно, не желая, вскрывает противоречивый характер всех мероприятий по подготовке реформы, вскрывает процесс острой борьбы внутри господствующего класса за сохранение сословно-классовых интересов дворянства. Фадеев считал, что вся беда в том, что правительство после Крымской войны "подчинилось коллективному голосу всех оттенков, от славянофилов до Нигилистов, требовавшему в то время всесословности", этой "вопиющей, сочинённой и опасной лжи против русской действительности" (стр. 56).

У Самарина нет и не может быть твёрдого языка в отношении консерватора-реакционера Фадеева; он соглашается с последним, "что в земствах и т. д. фактически господствует дворянство" (стр. 57). Реформы 60-х годов, утверждает Самарин, поразили не дворянство, а барство, т. е. расточительство, праздность, барскую спесь я пр. Самарин признаёт правоту Фадеева в том, что дворянство утратило свою прежнюю цельность. Самарин расшифровывает, что "культурный слой" Фадеева - это, по сути, дворянство; включает же он в него "высшее купечество и людей умственного труда" просто из опасения, как бы они не послужили "стихийной силе признанным органом" (стр. 60). Самарин подчёркивает, что реакционные предложения Фадеева как будто находят поддержку в официальных кругах в Петербурге, что наступает новый законодательный и вместе общественный кризис.

Сам, пугаясь будущего, Самарин пугает и правительство: когда после всех этих экспериментов Россия снова "очнётся... и вновь станет на ноги, найдёт ли она в себе прежнюю веру в правительство, в крепость его слова, в твёрдость его намерений, прочность и надёжность его творений?" (стр. 69).

Те же реакционные идеи в конкретном виде проекта петербургского дворянства имеет перед собою Дмитриев. "Внутри крестьянских обществ, - отмечает Дмитриев и подчёркивает Маркс, - уже существует аристократия... Это аристократия кулаков, богатеющая на счёт чужой нужды" (стр. 79). Это стоит в связи с соображениями комиссии: "Сельскую общину можно подразделить на трудолюбивых и ленивых" (стр. 77). Проявление классовой линии Маркс видит и в такой, например, мере, предлагавшейся проектом устройства волости, как упрощённый порядок решения вопроса о переходе с общинного землевладения на участковое простым большинством схода. У Дмитриева встречается и такое попутное соображение, что когда выигрывают крестьяне-кулаки, кулаки-скупщики земельных наделов, тогда проигрывают землевладельцы, хотя бы потому, что им трудно будет находить рабочих (см. стр. 79, 80).

Кавелин, "один из отвратительнейших типов либерального хамства"25 , анонимно издал за границей брошюру (1875). Излагая взгляды Фадеева, Кавелин отмечает, что, по мнению Фадеева, главная болезнь России - это "обезличение и разброд, происходящие от того, что дворянство, единственное связное и культурное у нас сословие, утоплено и разведено преобразованиями нынешнего царствования в массе черни" (стр. 96). Далее, Маркс излагает в передаче Кавелина следующие мысли Фадеева: народ наш не признаёт демократического равенства и всесословности; их проповедуют лишь семинаристы... "Трогательное доверие и единодушие между дворянством и народом разру-


25 В. И. Ленин. Соч. Т. 18, стр. 13.

стр. 124

шено реформами 60-х годов, произведёнными ненавистной автору левой стороной русских мнений и бюрократией" (стр. 97). Между тем прямые, надёжные и сознательно верные, более всякой бюрократии, слуги верховной власти - это дворяне... По мысли автора статей в "Русском мире"*, "центр тяжести должен быть перенесён из чиновничества в "общество". Кавелин утешает себя, что "мечтания придворной клики не имеют курса в России" (стр. 106), но тут же отмечает: "Власть не знает России и судит по бумагам, которые клика ей докладывает". Эти слова подчёркнуты Марксом, и тут же Маркс добавляет: "Наилучшее доказательство того, как сообразно времени и как соответствует нынешним русским условиям самодержавие!" (стр. 111). Кавелин отмечает, что дворянство в прошлой истории России имело все данные, чтобы "сложиться в общественную политическую единицу", но оно только упорно и цепко отстаивало крепостное право. Маркс замечает на это, что Кавелин смешивает здесь класс и сословие. "Этот человек (Кавелин. - В. Р.-З. ) должен был бы именно по указанному факту понять разницу между классовыми и сословными интересами; но сословие (выражает) больше понятие "Stand", чем "Klasse"; в лучшем случае он смешивает их" (стр. 108 - 109).

Замечание Маркса метко попало в цель: Кавелин действительно не понял, что русское дворянство, хотя и не доросло до уровня политически полновластного сословия, тем не менее, было и оставалось классом землевладельцев, эксплоатировавших крепостных крестьян и отстаивавших свои классовые интересы. В сущности, между взглядами Фадеева и Кавелина не было существенной разницы.

Кавелин продолжает: "Народ, раздавленный поборами, которые против прежнего увеличились в5 и даже в 8 раз и взыскиваются с" небывалой жестокостью, не верит больше ничему и никому, даже высшей власти, в которую он ещё недавно слепо верил" (стр. 113). Кавелин склонен во всём обвинять бюрократию. "Согласно "Миру" и этому его противнику, - замечает здесь Маркс, - "политическая революция в России невозможна". Но, правда, он боится народных бунтов. Он объявляет невозможной также и конституцию" (стр. 114 - 115). Кавелин за "правильно организованную неограниченную европейскую монархию" (стр. 115). Чем же он недоволен? Маркс подчёркивает слова Кавелина: "У нас теперь самодержавие - фикция, мечта: его в действительности вовсе не существует... самим самодержцем управляют царедворцы, его наушники!" Маркс здесь замечает: "Вот к чему всё сводится. Теперь (этот) человек хочет поправить (дело)" (стр. 115). Помочь, по мнению Кавелина, может только правильно, сильно организованное государственное учреждение... Его предложение - административный сенат. И последнее слово Кавелина: "Может быть также ("таково мнение этого ультра-умеренного русского либерала", - подчёркивает Маркс), и это вероятно, что внешние события раньше естественного хода вещей вскроют ваши язвы... и мы снова за них поплатимся, как в Восточную войну, но на этот раз, конечно, ещё ужаснее, ещё унизительнее, чем тогда" (стр. 118).

Как же тут не вспомнить характеристику у Ленина революционного демократа Чернышевского в сопоставлении его с либералами: "Крестьянскую реформу" 61-го года, которую либералы сначала подкрашивали, а потом даже прославляли, он назвал мерзостью, ибо он ясно видел её крепостнический характер, ясно видел, что крестьян обдирают гг. либеральные освободители, как липку. Либералов 60-х годов Чернышевский назвал "болтунами, хвастунами и дурачьё м", ибо он ясно видел их боязнь перед революцией, их бесхарактерность и холопство перед власть имущими"26 .

Обширные выписки из работы Скалдина рисуют экономические последствия и обстановку "реформы". Маркс выписывает фактические сведения, факты. Например, "выведенные Комиссиями средние цифры (оброка) - 12, 10 и 9 руб. (получились) в большинстве оброчных местностей значительно выше действительно существовавших там при крепостном праве. Только в ничтожно малом числе местностей они были понижены. В соображение не были приняты ни доходность земель, ни трудность отхожих промыслов, ни непрерывное увеличение, - вплоть до последних дней существования крепостного права, - налогов на личные заработки крестьян... Ещё хуже было положение бывших барщинных крестьян, т. е. целых 2/3 прежнего крепостного населения. Оброки в 8 и 9 руб... - это чисто произвольные цифры... Высшие душевные наделы, выведенные Комиссиями для каждой местности на основании... лживых показаний помещиков, оказались во всей северной полосе и в большей части средней ниже тех наделов, которые действительно там существовали в большинстве имений... Но... Государственный совет... ещё более понизил принятые Комиссиями наделы... К


* "Русский мир" - орган крупных землевладельцев. В течение 1874 г. в ряде передовиц под заглавием "Чем нам быть?" отстаивался "проект коренного переустройства наших сословий и местных управлений" в противоположность "преобразованиям нынешнего царствования". Кавелин имеет в виду эти статьи (В. Р.-З. ).

26 В. И. Ленин. Соч. Т. 17, стр. 97.

стр. 125

тягости оброков прибавилась ещё потеря земли... Отсюда обеднение многих русских общин после освобождения" (стр. 130 - 131). Страницы 130 - 138 книги заполнены фактами кричащего произвола и точного выполнения злой воли помещиков. На стр. 134 Марке записывает замечание: "Нелепый закон делает (положение) совершенно невозможным". Предметный разбор по пунктам "Положения" даёт убийственную картину цепей, наложенных на крестьян "освобождением". Маркс с величайшим вниманием, точно представляя реальную значимость приводимых фактов и цифр, старательно перечисляет в своих записях кричащие, но характерные, типовые стороны "освобождения". На стр. 137 замечание Маркса: "Благодаря пространным протестам и представлениям тамошних генерал-губернаторов, губернаторов и чиновников центральному правительству прекрасно было известно, что это бремя для крестьян чудовищно. Но всё это ни к чему не привело!" На стр. 138 Маркс замечает: "Итак, великолепнейшая экспроприация крестьян в Юго-Западном крае".

У Ленина тоже имеются обширные выписки из произведений Скалдина27 . Подбор выписок у Маркса и у Ленина по содержанию их и по остроте отношения к отмечаемым фактам в высшей степени близок, близок до тождественности. Ленин отмечает чрезвычайную трезвость автора, особенно в отношении главного вопроса реформы - о наделах и платежах28 . "Да, конечно, Скалдин - буржуа, но он представитель прогрессивной буржуазной идеологии, на место которой у народника является мелкобуржуазная, по целому ряду пунктов реакционная. А те практические и реальные интересы крестьян, которые совпадали и совпадают с требованиями всего общественного развития, этот "буржуа" умел защищать ещё лучше народника!"29 .

В статистической работе экономиста Янсона Маркс находит старательно и полно подобранные данные о крестьянском и помещичьем землевладении и о крестьянских платежах. Картина получается удручающая. Например, "в 62 % уездов чернозёмной трёхпольной полосы все бывшие помещичьи крестьяне не могут иметь со своих наделов даже насущного хлеба, а в остальных 38% уездов в таком положении находится значительнейшая часть этих крестьян. С точки зрения исключительно материальной обеспеченности им лучше (жилось) в среднем при крепостном праве" (стр. 139). Или: "В лучших уездах Киевской губернии (Маркс добавляет - "за исключением самой северной её части, эта губерния одна из богатейших местностей России") ещё в 1866 г. доходность с десятины исчислялась в 1 руб. 12 коп., а сумма платежей, лежащих на десятине, - в 2 руб. 60 коп." (стр. 143).

Об Энгельгардте Маркс замечает: "Автор - сам помещик Смоленской губернии, данные, которой он постоянно приводит" (стр. 149). В выписках из произведения Энгельгардта подробно обрисовывается положение крестьянина в тисках созданного "освобождением" малоземелья и непомерно высокого обложения. Маркс местами формулирует вывод острее, чем это делает Энгельгардт, например (стр. 151), Энгельгардт подсчитывает, что получает крестьянин со своего надела. Маркс же говорит - выколачивает из своего надела.

Ленин тоже отмечает у Энгельгардта: "Замечательная трезвость его взглядов, простая и прямая характеристика действительности, беспощадное вскрывание всех отрицательных качеств, "устоев" вообще и крестьянства в частности, - тех самых "устоев", фальшивая идеализация и подкрашивание которых является необходимой составной частью народничества"30 .

В помещённых в этом же томе "Архива" выписках Энгельса из статьи Попельницкого (1881 г.) особо отмечаются две стороны: 1) крестьяне платили не только за землю, но и за самую отмену крепостного права, т. е. за приобретение личной свободы, и 2) вокруг вопроса о переоценке повинностей имела место крайне острая борьба. По первому вопросу - "Все это сделано под влиянием отчаянного вопля депутатов 2-го призыва от губернских комитетов, обвинявших Редакционные комиссии в коммунизме и социализме. На самом же деле эти Комиссии даже более, чем следовало, заботились об ограждении помещичьих интересов". "На крестьянина, - отмечает Энгельс, - к роме выплаты поземельной ренты, была возложена ещё личная повинность, некий излишек (составленный) из продукта его труда минус рента, т. е. из эквивалента заработной платы" (стр. 168), но всё это не удовлетворяло помещиков: "их представители потребовали ещё большего обременения крестьян", - излагает Попельницкий, "настоящего живодёрства", - добавляет здесь Энгельс (стр. 158).

Что касается периодической переоценки повинностей, которую отстаивал ряд губернских комитетов, и что обсуждалось редакционными комиссиями, то тут последние, стремясь к тому, чтобы оброки уплачивались также и с промысловых заработков, остановились на переоценке повинностей соответственно изменению хлебных цен. Переоценка повинностей по оценке земель (по земельному кадастру), опасались Редакционные комиссии, "произведёт всеобщее потрясение в доходности и ценности помещичьих имений через понижение по-


27 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 2, стр. 462 - 474.

28 См там же, стр. 463 - 464.

29 Там же, стр. 471.

30 В. И. Ленин. Соч. Т. 2, стр. 475.

стр. 126

винностей во всех промысловых местностях" (стр. 159). Срок переоценки установлен был сначала в 20 лет (в 1881 г.), а затем, в 1879 г., был продлён ещё на 10 лет (стр. 160). В итоге, по официальным исследованиям, установлено, что в 25 губ. (промышленных, нечернозёмной полосы) с населением в 5700 тыс. ревизских душ "крестьянин был обманут в отношении ценности надела или, другими словами, помещик получил излишек, - формулирует Энгельс, - как вознаграждение за то, что он лишился дарового труда" (стр. 161). По мнению Попельницкого, необходимо: 1) понижение выкупных платежей, 2) изменение самого принципа выкупной системы, 3) восстановление узурпированных (слова Энгельса) поземельных (общинных) прав крестьян (стр. 163)... Автор требует для России, говорит Энгельс, обращения выкупного долга крестьян в долг государственный и замены выкупных платежей поземельным или подоходным налогом. "Настоящее положение дел является причиной того, что вместо свободного крестьянина (мы имеем) только неоплатного должника" (подчёркивает Энгельс) (стр. 164). Дальше подробно приведены в выписках примеры жульнических проделок гр. Ланского в отношении своих бывших крестьян, когда он ссунул их на голые пески и обрёк на нищенство (в Поволжье, на р. Алатырь). "Ежегодный недобор равняется (по этим местам. - В. Р.-З. ) полной сумме годичных выкупных платежей!" (стр. 167) (подчёркнуто Энгельсом).

*

Итак, хотя рукописные материалы Маркса, помещённые в XI томе "Архива Маркса и Энгельса", по существу, только вводят во всю массу выписок, конспектов и замечаний Маркса о России, они вполне определённо характеризуют политическое и экономическое состояние России второй половины XIX в., равно как и тенденции дальнейшего развития её.

Маркс понимал существо изменений в экономике России, имел ясное представление о "русских отношениях земельной собственности", понимал конкретную обстановку классовой борьбы вокруг подготовки "реформы" и её осуществления, когда царили и правили общественные классы, бесповоротно враждебные трудящимся и безусловно предопределившие разорение и экспроприацию крестьянства.

Маркс выделяет революционный образ мышления и подлинно демократический склад Чернышевского, раннего провозвестника революционного пути дальнейшего развития России.

"1861-ый год породил 1905-ый"31 , - говорит Ленин.

Общность понимания тенденций и необходимого хода дальнейшего развития у Маркса и у Ленина в полной мере можно выразить словами Ленина, написанными в связи с 50-летием "крестьянской реформы": "Только революционная борьба пролетариата определит степень и успех преобразований. Между крепостническими "реформами" в буржуазном духе и демократической революцией, руководимой пролетариатом, могут быть только бессильные, бесхарактерные, безыдейные колебания либерализма и оппортунистического реформизма"32 .

*

Пожелаем, чтобы предпринятая Институтом Маркса - Энгельса - Ленина при ЦК ВКП(б) публикация рукописных материалов Маркса о России нашла своё скорейшее продолжение.


31 В. И. Ленин. Соч. Т. 17, стр. 99.

32 Там же, стр. 101.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/История-СССР-АРХИВ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-ТОМ-XI

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. РАДУС-ЗЕНЬКОВИЧ, История СССР. АРХИВ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА, ТОМ XI // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/История-СССР-АРХИВ-МАРКСА-И-ЭНГЕЛЬСА-ТОМ-XI (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. РАДУС-ЗЕНЬКОВИЧ:

В. РАДУС-ЗЕНЬКОВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
1418 views rating
14.11.2015 (2086 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
История СССР. АРХИВ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА, ТОМ XI
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones