Libmonster ID: RU-15921

Географические названия являются ценнейшим источником, позволяющим приблизиться к пониманию культуры народа и особенностей его исторического развития. По справедливому замечанию Г. М. Керта, топонимы, как часть окружающей культурной среды народа, отражают его мироощущение, миропонимание и мироконструирование1.

Среди топонимов особое место занимают ойконимы - названия населенных пунктов. Имена поселений выступают как отражение преимущественно социальной практики людей, и тем самым они максимально приближены к его частной жизни, являясь важнейшим элементом ближайшего, почти "домашнего" окружения. В наименованиях населенных пунктов нашли отражение исторические и культурно-психологические аспекты восприятия окружающего мира.

Важно подчеркнуть информационные и социальные функции ойконимов. Они не просто обозначают объект, они несут информацию об историй, типе поселения, занятиях населения и его этнических корнях, указывают, кому оно принадлежит. В основе ойконимов лежат либо местные гидронимы (названия рек, болот, ручье, озер), либо оронимы (названия гор и холмов), что облегчает ориентацию на местности, либо антропонимы.

Топонимы - достаточно устойчивая часть языка, которая формируется в условиях традиционной культуры и является отражением, прежде всего, ее национальных особенностей. В традиционном обществе действуют свои механизмы именования, преемственности и особенностей корректировки топонимов. Наиболее устойчивыми являются гидронимы и оронимы, их переименования - явление исключительное, связанное с глобальными историческими процессами - переселением народов, великими географическими открытиями. Названия населенных пунктов более динамичны, изменчивы и максимально приближены к локальным конкретно-историческим процессам и событиям.

Эволюция топонимической карты расселения имеет свои закономерности. К числу наиболее ранних относятся поселения, названия которых отра-


Мазур Людмила Николаевна - доктор исторических наук, зав. кафедрой Уральского государственного университета.

стр. 54

жают физико-географические особенности местности. Типичный вариант именования основан на использовании названий расположенных рядом рек, озер. К примеру, один из крупнейших городов Среднего Урала - Нижний Тагил - получил свое название по местоположению на р. Тагил, как и села Таборы, Манчаж, г. Сухой Лог, Тавда и многие другие.

Немало названий, имеющих этническое происхождение, - это уже более поздний слой ойконимов, отражающий процессы взаимодействия разных народов и связанный с миграциями. Так, например, дер. Сызги (Красноуфимский район Свердловской области) получила свое имя от названия башкирского племени сызги2.

Однако чаще других среди ойконимов сел и деревень встречаются названия, имеющие антропонимическое происхождение. По подсчетам специалистов до 70% названий русских сел и деревень образованы от антропонимов. Причем в названиях поселений в равной степени могут участвовать имена, отчества, фамилии и прозвища. Так, например, деревня Сутормина (Туринский район) получила свое название от русского имени Суторма. В основе названия деревни Старобухарово (Нижнесергинский район) лежит башкирско-татарский антропоним (в документе 1765 г. упоминается дер. Бухарова Айминской волости Челябинского уезда и сотник Бухар Авязов)3.

По доминированию типов ойконимов (географические или антропонимические) можно судить о степени освоения территории: когда начинают преобладать антропонимы, тогда можно говорить о формировании обжитого пространства с тесными соседскими связями и отношениями. На Урале, где колонизация начинается с XV-XVI вв., прослеживаются те же закономерности: названия наиболее старых поселений, как правило, имеют природно-географическую привязку, населенные пункты с антропонимическими названиями появляются чуть позднее, в XVII-XIX веках. К этому же времени относится и возникновение поселений, в наименовании которых отражен характер занятий населения: к примеру, с. Рудное (Пермская губерния) возникло в 1631 г. в связи с разработкой месторождения руды.

Из названий поселений складывается живая картина заселения территории с ее многочисленными сюжетами и коллизиями. Ойконимы формируют образ местности, в котором в зависимости от стадии расселения и эпохи отражаются знакомые человеку приметы. За каждым именем практически всегда стоит легенда, поясняющая и закрепляющая его в сознании людей как социальный факт. Имя несет в себе элемент сакральности, в нем заложена не только история, происхождение, но и судьба, будущее. В силу подобного отношения к имени в традиционном обществе наблюдается относительная стабильность ойконимов, хотя переименования не исключаются и могут быть связаны в большинстве случаев с естественной эволюцией поселения, изменением его статуса и роли в системе расселения.

Причиной переименования могло быть, например, строительство храма. Такой обычай возник еще в XV в. и способствовал появлению сел и деревень с названиями Рождественское, Вознесенское, Богородское. В Пермской губернии в 1909 г. по 5 уездам (Верхотурскому, Красноуфимскому, Екатеринбургскому, Камышловскому, Ирбитскому) насчитывалось 3 села с названием Покровское, 2 Никольских, 2 Петропавловских, 3 деревни Воскресенская, 3 села с названием Троицкое и т.д. Многие из них имели второе название, более раннее и измененное в связи со строительством храма. Так, например, село Троицкое Екатеринбургского уезда называлось Карасий Исток, а деревня Воскресенская имела второе имя Клепинина, село Богородское Красноуфимского уезда обозначалось также как Арийское (по названию реки)4.

стр. 55

В дореволюционной России известны примеры переименований, связанные с политическими причинами, но они были единичны. Среди наиболее известных фактов обычно упоминается Указ Екатерины II, которая в 1775 г. повелела переименовать реку Яик в Урал, а Яицкий городок в Уральск "для предания ...полному забвению" событий, связанных с восстанием Пугачева.

Отношение к имени и подходы к переименованию кардинальным образом меняются в XX в., особенно в советский период. Причем трансформация ойконимикона была не единовременным явлением, а протекала в течение всего века, отражая не только смену в стране политического и социально-экономического строя, но и отдельные этапы советской истории. В результате к концу XX в. получился в значительной степени обновленный список населенных мест, в котором с трудом можно найти старые имена, а еще сложнее проследить их преемственность, так как топонимические волны перекрывали одна другую.

На протяжении XX в. выделяются два крупных периода, связанные с пересмотром сложившегося списка населенных мест, - это 1914 - 1958 гг. и 1959 - 1990-е годы. В первой половине XX в. изменение названий охватило преимущественно городское и внутригородское пространство, а в качестве причин переименований преобладали политические и идеологические. Во второй половине XX в. этот процесс развернулся в полную силу в сельской местности, изменились и причины, среди которых стали превалировать факторы, связанные с общими глобальными переменами, в том числе с урбанизацией. В рамках каждого из периодов выделяются топонимические волны, продолжительностью в 10 - 12 лет, которые непрерывно накрывали советское общество, оставляя заметный след в языке и списках населенных мест, уничтожая старые названия и создавая новые.

В публикациях, посвященных изучению топонимов XX в., подчеркивается два основных момента: 1) существенная роль государства в процессах именования и переименования населенных мест, связанная с формированием централизованной системы регистрации и учета поселений; 2) значительные мировоззренческие и ментальные сдвиги в обществе. Последнее обстоятельство в значительной степени является следствием революционных преобразований и связано с потребностью общества привести в соответствие свои социальные ожидания с системой обозначений и образов, которая представлена в названиях населенных мест. Стремление к новой жизни сопровождалось пересмотром символьной маркировки окружающего пространства. Поэтому реформы языка и кампании по переименованию всего (учреждений, должностей, улиц, площадей, поселений, городов, областей и районов) следует рассматривать как взаимосвязанный процесс, в котором слились идеологические интересы власти и социальные ожидания общества.

Учитывая этот момент, стоит все же подчеркнуть, что потребность в изменении топонимических обозначений стала ощущаться в российском обществе еще до Октябрьского переворота, поэтому было бы не вполне правильно соотносить эпоху переименований только с революцией. Немаловажным фактором, на наш взгляд, становятся модернизационные процессы, охватившие российское общество в конце XIX- начале XX века.

Толчком к началу топонимической чехарды послужили события первой мировой войны, когда под влиянием антинемецких настроений столица империи была переименована в Петроград, а за ней последовали и другие поселения, носящие "враждебные" названия. События февраля 1917 г. получили отражение в названиях улиц и площадей городов, и сначала не затронули уровень сельских поселений и городов.

стр. 56

Более мощная волна переименований приходится на 1920-е годы. Победа советской власти сопровождалась переименованием завоеванного пространства и утверждением новой символики. Особая роль в этом процессе отводилась увековечению имени Ленина, которое стало одной из наиболее употребляемых основ для формирования ойконимов советского периода. На территории Среднего Урала в 1920 - 1930-е гг. насчитывалось 14 населенных пунктов, в названиях которых использовалось имя Ленина5.

В 1920-е гг. переименования в большей степени затронули города и внутригородское пространство: улицы и площади получали имена вождей революционного движения и гражданской войны, названия, связанные с символикой пролетарского движения и социалистическими идеями. Новая власть создавала новые знаковые системы, утверждаясь в сознании людей.

Процесс переименований населенных мест был тесно связан с упорядочением административно-территориального деления молодого советского государства и созданием новой системы учета и регистрации населенных пунктов. Согласно Декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 30 августа 1926 г., регистрация и учет поселений были возложены на административные отделы областных и губернских исполнительных комитетов и народные комиссариаты внутренних дел автономных республик6. В результате менялся механизм именования населенных мест. Если ранее присвоение имени поселению было результатом самоназвания, принятого окружающим сообществом и впоследствии зарегистрированного административными органами, то в советский период власть стала инициатором и во многих случаях автором названий, которые сначала официально утверждались, а уже потом воспринимались населением.

Переименованиями в 1920-е гг. были охвачены, прежде всего, крупные города. По данным Г. М. Лаппо, за годы советской власти свои названия сменили почти 400 городов РСФСР, в том числе около половины городов-миллионеров, 40% крупнейших, 20% крупных и больших и только 8 - 9% малых и средних городов7. Новые имена отражали политические реалии советского строя и его партийно-революционный пантеон.

В числе первых были изменены названия городов, в которых упоминались имена царской фамилии: еще в 1918 г. г. Николаевск по предложению Чапаева был переименован в Пугачев. Несколько позднее, в 1920 г., Екатеринодар стал Краснодаром, в 1921 г. Романов-на-Мурмане - Мурманском. Екатеринбург был переименован в Свердловск в 1924 году. Перечень примеров можно продолжить, и он весьма показателен. Переименования затронули преимущественно губернские и областные центры и отразились на номенклатуре административно-территориальных единиц.

В сельской местности революционные названия получали преимущественно новообразования - поселки, хутора, выселки, возникавшие в 1920-е гг. в результате расселения крупных деревень, организации колхозов и совхозов, промышленного и лесохозяйственного строительства. В Списках населенных пунктов Уральской области 1928 г. во множестве встречаются поселения с названиями Беднота, Пролетарский, Батракова. Особенно популярным было название Первомайский (12 населенных пунктов в 5 округах Уралобласти). В именах широко использовалось прилагательное "красный" - Красный Борец, Красный Горняк, Красный Луч, Красный Маяк8.

Любопытно, что названия - традиционные или модернизированные - получали преимущественно сельскохозяйственные поселения. Промышленные, транспортные, лесохозяйственные поселки часто не имели их совсем и обозначались в списках как производственные объекты: пос. Мельница N 3, Мельница N 4, Бревенчатый элеватор, Метеогорка, Будка 13 км, 87 км. В

стр. 57

целом, регулирование процесса присвоения имен сельским поселениям (в отличие от городов) в 1920 - 1930-е гг. было организовано плохо, и административные органы этим серьезно не занимались.

В 1930-е гг. страну накрыла новая топонимическая волна, захлестнувшая, преимущественно, города, а в сельской местности отразившаяся на формировании параллельной системы наименований, на десятилетия затенившей традиционную поселенческую сеть. Речь идет о создании колхозов и совхозов на месте бывших сельских обществ и превращении их в основную хозяйственную единицу, фактически подменившую собой поселенческие структуры.

Колхозы стали именоваться в честь вождей революции, съездов и конференций партии, годовщин революционных событий. Особую группу составляли хозяйства, носящие имена с позитивно заряженными "революционными" образами - Заря, Восход, Светлый путь, Победа. С этого времени во всех учетных документах на первом месте находились списки колхозов, МТС и совхозов, а в качестве дополнений шли перечни населенных мест. Подмена сельских поселений колхозами и совхозами шла не только на официальном, но и на бытовом уровне. Особенно рельефно это проявилось на этапе становления и развития колхозного строя, реализующего модель "колхоз-деревня".

Расширение списка и изменения в названиях населенных мест в 1930-е гг. связаны с рядом новых факторов - утверждение культа личности с его идеологией фетишизации имени вождей, а также индустриализацией и, соответственно, вступлением страны в стадию урбанизационного перехода, сопровождавшегося ростом числа городов. Стремление придать новым городам "социалистические" имена, тем самым отделив их от прошлого, было обоюдным, поддержанным властью и значительной частью общества, прежде всего молодежью. В этой связи весьма показательно письмо пионеров М. И. Калинину, отразившее общий настрой молодого поколения страны Советов: "Михаил Иванович, мы были бы рады, если бы Вы исполнили нашу маленькую просьбу. За это мы будем учиться на отлично. Эта просьба совсем маленькая. Столица цветущей Украины г. Киев носит некрасивое имя, между прочим когда сам город очень красивый, а имеет такое название. Мы просим переименовать его в более грозное и привлекательное имя. Значит город Киев и Киевскую область переименовать в город "Неаполь" и "Неаполитанскую область". Михаил Иванович, город Неаполь есть в Италии. Но это ничего не стоит переименовать Киев... Просим не отказать в нашей просьбе. Ведь хорошо было бы, если столица Украины быль город Неаполь. Еще Михаил Иванович, просим переименовать город Тбилиси в "Тибилион", а Петрозаводск на имя германского вождя Тельмана. Столицу Казахстана город Алма-Ата в Джамбул. Хотя есть город Джамбул, но его можно переименовать в другое имя. Ташкент в Ленинабад. А Ленинабад в Таджикистане переименовать в Молотобад. А Ашхабад в Советский Багдад"9.

Центральные исполнительные и законодательные органы были завалены письмами пионеров, комсомольцев, трудящихся, вносивших свои предложения по переименованию городов и селений10. ЦИК СССР пришлось подготовить специальное письмо, в котором указывалось, что переименование может иметь место только в исключительных случаях, имеющих политическое значение11. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 16.04.36 был установлен новый порядок принятия решений о переименовании населенных мест: СНК СССР рассматривает предложения по объектам союзного подчинения, СНК республик - по населенным местам республиканского значения12.

стр. 58

Усиление централизации в решении подобных вопросов не могло не отразиться на процедурах переименований, приобретших в условиях формирования тоталитарного строя вполне определенный характер. Наиболее популярным вариантом переименований стало присвоение областям, районам, городам, предприятиям, не говоря уже об улицах и площадях, имен партийных и советских руководителей, а также героев-революционеров. Если в 1920-е гг. такие решения принимались с целью увековечения памяти политической и революционной элиты, то в 1930-е гг. они стали доказательством преданности и любви вождям. А это в условиях развертывания массовых репрессий было чревато последствиями. Так, например, Надеждинск (первоначально - Надеждинский завод), расположенный на Северном Урале и ставший городом в 1926 г., был переименован в 1934 г. в Кабаковск по имени тогдашнего первого секретаря обкома партии. После того, как И. Д. Кабакова репрессировали, город вновь стал Надеждинском. А через два года, в 1939 г. был назван Серовом в честь летчика-героя Анатолия Серова.

Практически все областные центры Урала и прилегающих территорий оказались жертвами кампании по переименованию. 5 декабря 1934 г. постановлением ВЦИК Вятка была переименована в Киров. В 1938 г., когда погиб Валерий Чкалов, Оренбург стал носить его имя, хотя сам летчик ни разу сюда не приезжал. Область, соответственно, стала называться Чкаловской. В марте 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Пермь была переименована в Молотов, Пермская область - в Молотовскую13. Подобная судьба едва не постигла Челябинск, где в конце 1930-х гг. обсуждался вопрос о переименовании его в честь Сталина. Предлагались разные варианты - Коба, Сталин, Сталинград, Сталине, Сталиногорск, Сталинск, Сталинабад, Сталинири14.

Тиражирование имен руководителей правительства в названиях административно-территориальных единиц и населенных пунктов приводило к региональному и национальному обезличиванию территории. По подсчетам В. П. Андреева в городах РСФСР в 1939 г. насчитывалось 4 Ждановских и Свердловских района, 6 Ворошиловских, 7 Орджоникидзевских, 9 Кагановичских, по 12 Кировских. Куйбышевских и Молотовских, 27 Сталинских15. По частоте встречаемости имен советских лидеров на карте страны можно судить об их политическом рейтинге.

К 1940-му г. был обновлен список не только крупных, но и средних, и мелких российских городов, которые в условиях социалистического строительства и индустриализации приобрели не только новый облик, но и новое имя. Существенно выросла доля городов и рабочих поселков, порожденных и преображенных индустриализацией с соответствующими названиями - Асбест, Цементный, Рудничный, Нефтекамск, Горнозаводск, Копейск, Медногорск, Магнитогорск и т.п.

В сравнении с городами факты переименования сельских поселений в 1930-е гг. были немногочисленными и связаны с политическими и идеологическими (антирелигиозными) причинами. Так, например, в Оренбургской области по ходатайству пионеров в 1935 г. село Тимашево было переименовано в пос. Хлебороб в связи с тем, что было названо именем помещика16. В 1938 г. в Молотовской области было принято решение о переименовании села Каширино. До 1918 г. оно называлось Рождественское, в годы гражданской войны ему было дано новое имя в честь командира Красной армии Каширина. Однако, когда в 1938 г. Каширин был арестован как враг народа, Каширинский сельсовет выступил с ходатайством о переименовании сельсовета, а также села и колхоза в честь А. С. Пушкина17. В Свердловской области Указом от 27 декабря 1940 г. село Гробово Нижне-Сергинского района ста-

стр. 59

ло называться Первомайским. Характерно, что просьбы о переименовании деревень в этот период часто отклонялись18.

В 1940-е гг. новая топонимическая волна была связана с депортациями и захлестнула, преимущественно, сельскую местность. Начало было положено Постановлением СНК и ЦК ВКП(б) о переселении немцев из Республики Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей от 26 августа 1941 года. 12 октября 1943 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О ликвидации Карачаевской АО и об административном устройстве ее территории". В 1944 г. настала очередь чеченцев и ингушей, обвиненных в предательстве и измене Родине. Чтобы стереть с географической карты память об этих народах, 19 июня 1944 г. Грозненский обком ВКП(б) принял решение о переименовании районов, районных центров и населенных пунктов области. В ходе кампании село Средний Калаус стало Красноармейским, Новый Юрт - Виноградовкой, Старый Юрт - Толстово и т.д. В общей сложности были изменены названия 73 сельсоветов и 80 населенных пунктов. Принцип присвоения новых имен был ориентирован на "местные географические названия"19. Вслед за Чечено-Ингушской АССР в 1944 г. подобная участь постигла Кабардино-Балкарскую АССР. В числе депортированных народов оказались месхетинские турки, выселенные из Грузии в Среднюю Азию, а также крымские татары. Во всех случаях выселение сопровождалось изменением топонимики территории с целью формирования новой исторической памяти переселенцев, размещенных на опустевшем месте.

Особую страницу в летописи переименований занимает освоение территорий, завоеванных СССР в годы второй мировой войны, в частности Сахалина, где Указом от 15 октября 1947 г. были изменены с японских на русские названия 363 населенных пунктов. Так, деревня Накакиро стала называться Верхнереченской, Асахи - Подгорной, а Мороцу - Каменкой и т.д.20.

Одной из последних топонимических волн, связанных с культом личности, а вернее с преодолением его последствий, стала кампания 1957 г., когда были приняты решения о переименовании или возвращении исторических имен многим областям, районам, городам, названным в честь Сталина, Молотова, Кагановича и других деятелей сталинской эпохи. Молотовская область 2 октября 1957 г. вновь стала Пермской. Указом от 4 декабря 1957 г. было возвращено историческое имя г. Оренбургу и Оренбургской области21.

Все эти решения были связаны с принятием Указа Президиума Верховного совета СССР (1957 г.), в котором были регламентированы вопросы наименования населенных пунктов22. В частности, были определены полномочия органов власти в присвоении имени выдающихся людей, а также общие процедуры. В 1968 г. были приняты дополнения, несколько упрощавшие присвоение имен государственных и общественных деятелей улицам, площадям и другим составным частям населенных пунктов23. Этот указ во многом определил новые тенденции именования населенных мест. Использование антропонимов с этого времени разрешалось только в исключительных случаях для увековечения памяти государственных лидеров. Так, например, в 1984 г. Ижевск стал Устиновым.

Вслед за переименованием городов и областей пришел черед сельских населенных мест. При подготовке к переписи 1959 г. было обращено внимание на ситуацию с административным учетом сельских поселений. Ни в центре, ни на местах точных данных о количестве и административной принадлежности сел и деревень не было. Многие селения были разрушены в ходе войны и не восстановлены. В послевоенное десятилетие появились сотни новых населенных пунктов промышленного, транспортного, лесохозяйственного назначения. Все они, как правило, не имели собственного имени и

стр. 60

обозначались как производственные объекты. К ним добавились сельскохозяйственные поселения, возникшие в результате освоения целинных и залежных земель. В целом, к концу 1950-х гг. топонимическая картина сельской местности была очень запутанной.

В конце 1950-х гг. начинается новый этап переименований, охвативших преимущественно сельскую местность. Областные исполнительные комитеты повсеместно начали проводить работу по перерегистрации населенных мест, попутно внося предложения о переименованиях. Эти ходатайства рассматривались в Верховном Совете СССР и превращались в Указы, выходившие десятками по всем регионам страны. И если сначала переименования еще обосновывались необходимостью расстаться с образами старого мира - именами помещиков и кулаков, религиозными и классовыми символами, то в 1960-е гг. достаточным основанием для изменения названия стала неблагозвучность, "оскорбительность" имени, несоответствие его образу социалистической деревни.

Так, например, Указом от 8 января 1958 г. "О переименовании некоторых населенных пунктов Александровского района Оренбургской области" пос. Плешаново был переименован в Малые Горки; Хутор 2-ой Холодовский в пос. Зеленая роща; Хутор 4-й Холодовский в пос. Подгорный; хутор 5-й Холодовский в пос. Крымский (на хуторе проживало население, переселившееся из Крыма); хутор 6-й Холодовский в пос. Заречный; хутор 7-й Холодовский в пос. Буранный. Все эти хутора возникли как отделения целинного совхоза и первоначально приняли на себя имя деревень, появившихся ранее. Интересно, что необходимость переименования мотивировалась тем, что названия поселков происходят от фамилий бывших местных помещиков - Плешанова и Холодовского24.

В Пермской области в начале 1960-х гг. были переименованы более 200 населенных пунктов, которые назывались по производственным объектам, например, пос. База, пос. Подстанция, хутор Радиорубка и другие.25. В Свердловской области количество таких поселений превысило 100, в Оренбургской - 28026.

Среди законодательных документов этого периода выделяется Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1962 г. "Об упорядочении регистрации, наименования и учета населенных пунктов РСФСР"27, закрепивший новые принципы наименования и переименования населенных мест, а также процедурные моменты. В частности, предлагалось поселению присваивать имя, исходя из географических, исторических, национальных, а также местных природных условий. Этот подход в известной мере напоминает традиционные способы именования поселений, но в более упрощенном и стерилизованном виде. "Учет местных природных условий" на практике сводился к тиражированию типовых названий - Полевое, Привольное, Луговое, Заречное, Ключи.

Указ стал сигналом к развертыванию массовой кампании по переименованию сельских населенных мест, охватившей всю страну. В общей сложности на протяжении только 1962 г. с момента издания Указа в РСФСР было переименовано 260 населенных пунктов. Так, например, в Оренбургской области были проведены следующие замены: в Соль-Илецком районе с. Дурнеевка было переименовано в с. Дружба; с. Мертвецовка - в с. Трудовое; с. Мертвые соли - в с. Боевая Гора. Поселки целинных совхозов, называвшиеся ранее просто "Отделение", получили новые имена - Луговое, Песчаное, Степное, Гостеприимное, пос. Целинный и прочие28.

В Пермской области переименования охватили преимущественно поселения, имевшие "обидные" имена: в Большесосновском районе две деревни

стр. 61

с названием Лежебоки получили новые имена - Заречная и Ключи. В Оханском районе деревня Убиенная стала называться Березники, в Осинском районе д. Тюремка - Красная Горка, д. Гиблая - Сосновый Бор, д. Пизьма - Прикамье, д. Поганиха - Логовая, д. Оплетаи - Березовка. В Свердловской области в 1962 г. 19 сельских поселений потеряли свои исторические имена, среди которых были очень выразительные: д. Забегалово и Лягушино (Артемовский район), пос. Смехуновка (Красноуральский район), д. Погорелово (Красноуфимский район), пос. Шаманиха, д. Обжорино (Невьянский район), д. Балагур (Туринский район)29.

В 1964 г. в дополнение к Указу 1962 г. было принято сначала постановление Президиума Верховного Совета СССР, а чуть позднее постановление Президиума Верховного Совета РСФСР, регламентирующие порядок наименования и переименования административно-территориальных единиц30. В центре внимания этих документов оказались вопросы, связанные с наличием одноименных поселений в границах территориальных единиц. Была продолжена кампания, направленная против некрасивых и чуждых имен, не соответствующих представлениям о социалистической деревне. В этот период сотни поселений с названиями Холоповка, Лапоть, Батраки, Грязевка получили более красивые, но безликие имена.

Только в 1966 г. в РСФСР было переименовано около 900 населенных пунктов31. В Оренбургской области Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 07.10.1966. были утверждены новые названия по 215 поселениям. В 1964 - 1966 гг. Курганский облисполком переименовал 98 поселений32. В Свердловской области в 1966 г. 102 стали называться по-новому: большинство получили новое имя, исходя из местных природных условий; 8 населенных пунктов были названы с учетом основной деятельности (пос. Лечебный, Школьный, Дорожный), 4 - по производственным объектам - пос. Совхозный, Синарский, Красный Маяк, Луч. Два последних населенных пункта получили названия по имени первых сельхозкоммун, образованных в этих местах. Восемь населенных пунктов получили произвольные имена - пос. Растущий, Восход, Лазоревый и проч.33.

В результате складывалась новая топонимическая карта сельской местности, в которой традиционные названия стали вытесняться новыми - красивыми, но безликими. Новые имена стали отражением нового восприятия сельской местности, которое сформировалось в обществе в условиях урбанизационного перехода. В них, с одной стороны, проявилось противопоставление городскому образу, а с другой, усиленно использовалась советская символика.

В 1970-е гг. волна переименований спадает. В это время все силы и внимание властей были направлены на оптимизацию сельского расселения за счет сселения неперспективных деревень и благоустройства крупных поселений. Однако к началу 1980-х гг., когда провал политики реконструкции сельской местности за счет ее укрупнения стал очевидным, наблюдается новый всплеск переименований, затронувший в большей степени регионы, где программа сселения малых деревень по каким-то причинам не была реализована.

В 1980-е гг. формируется новая тенденция возврата к историческим названиям. Сначала это была попытка "возвращения" старого имени новым поселениям. Так, например, в Ростовской области в 1987 г. были переименованы 147 населенных пунктов, в том числе пять новых поселений получили названия, которые носили населенные пункты, исключенные из регистрационных списков в 1960-е гг. - это поселки Клиновый и Шаповаловка34. В Удмуртской АССР в 1989 г. были приняты решения о переименовании

стр. 62

двух населенных пунктов, которым были даны исторически сложившиеся названия, используемые населением в качестве альтернативных. Официальные названия - Ныши-Какси и Яги-Какси - они получили еще в XIX b., однако местные жители продолжали пользоваться неофициальными названиями - Большие Сибы и Малые Сибы35.

С распадом СССР тенденция возврата к историческим именам проявилась с особой силой и привела к новым переименованиям, затронув, в первую очередь, города. Свои исторические названия вернули Свердловск, Ленинград, Куйбышев и другие областные центры, став отражением стремления общества уйти от советского прошлого. Сработал тот же механизм, что и в 1920- 1930-е гг., когда смена имени символизировала новую жизнь и новое общество. Социально-экономический и политический кризис 1990-х гг. приостановил дорогостоящую процедуру переименования, поэтому не все подобные проекты, инициированные, преимущественно, снизу, были реализованы.

За последние сто лет переименования стали обычным и даже обыденным делом для российской власти и общества. Игра в имена стала своего рода защитным механизмом, позволяющим бывшему советскому человеку принимать желаемое за действительное и примиряться с ним. В этом также проявляется сакральность отношения к имени и специфика российского менталитета. Свои идеологические интересы есть и у современной власти. Поскольку запрет на смену имени давно снят в нашем сознании, то использование переименований для манипулирования общественным сознанием остается очень удобным и привлекательным способом управления.

Что касается сельской топонимики новейшего времени, то следует подчеркнуть ее коренные отличия от системы наименований, существовавшей в России в дореволюционный период. В целом, за последние сто лет произошло очевидное изменение словаря и семантики ойконимов, которые в большей степени стали отражать новую систему ценностей и представлений, свойственную урбанизированному индустриальному обществу. В ней подчеркивается специфика сельской местности, ее природно-экологическая сторона. Если в традиционном обществе в системе ойконимов, как сельских, так и городских, присутствовало социально-этническое и антропонимическое начало, то в новой системе наименований сельских поселений оно практически отсутствует и на первый план выходит пасторально-мифологическое абстрактное восприятие сельской местности, как особой природной зоны. При этом происходит нивелирование региональных, национальных особенностей, а маркировка социального пространства приобретает внеисторическое звучание.

Примечания

Тема поддержана грантом РГНФ 08 - 01 - 00418а "Урбанизация российской деревни в конце XIX- XX в. в контексте государственной политики (по материалам Урала)".

1. КЕРТ Г. М. Топонимия в современном мире. - Известия Уральского государственного университета. 2001, N 20.

2. МАТВЕЕВ А. К. Географические названия Свердловской области. Топонимический словарь. Екатеринбург. 2000, с. 265.

3. Там же, с. 259, 263.

4. Список населенных мест Пермской губернии. Пермь. 1909.

5. Подсчитано по данным Информационно-справочной системы "Города и села Свердловской области в XX веке".

6. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 30 августа 1926 г. "О порядке регистрации и наименования вновь возникших поселений". СУ РСФСР. 1926 г., N 60, ст. 460.

стр. 63

7. ЛАППО Г. М. Имена городов. Топонимические размышления геоурбаниста. - География. N 22, 24, 2004 [электронный ресурс] / режим доступа: http://geo.lseptember.ru/articlef.php?ID=200402405.

8. Подсчитано по: Список населенных пунктов Уральской области. Т. III. Ирбитский округ. Свердловск. 1928; т. VI. Кунгурский округ. Свердловск. 1928; т. X. Свердловский округ. Свердловск. 1928; т. XI. Тагильский округ. Свердловск. 1928; т. XVI. Шадринский округ. Свердловск. 1928; т. XIV. Тюменский округ. Свердловск. 1928.

9. Текст письма приводится с соблюдением стиля и орфографии. Государственный архив РФ (ГАРФ), ф.7523, оп.11, д. 233, л.20.

10. Там же.

11 Государственный архив Оренбургской области (ГАОО), ф.1014, оп. 8, д. 1, л. 1.

12. ГАРФ, ф. 7523, оп. 10, д. 204, л. 3.

13. Там же, оп. 11, д. 212.

14. ЛАППО Г. М. Ук. соч.

15. АНДРЕЕВ В. П. Ук. соч.

16. ГАОО, ф. 1014, оп. 1, д. 3, л. 84.

17. Государственный архив Пермского края (ГАПК), ф. 564, оп. 3, д. 2895, л. 28, 31.

18. ГАРФ, ф. 7523, оп. 11, д. 216.

19. Там же, оп. 16, д. 166, л. 76, 84.

20. Там же, оп. 39, д. 276, с. 5 - 10.

21. Там же, оп. 75. д. 483, л. 38, 45, 54, 56, 141.

22. Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об упорядочении дела присвоения имен государственных и общественных деятелей краям, областям, районам, а также городам и другим населенным пунктам, предприятиям, колхозам, учреждениям и организациям". - Ведомости Верховного Совета СССР. 1957, N 10, с. 494.

23. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 января 1968 г. "О порядке присвоения имен государственных и общественных деятелей улицам, площадям и другим составным частям населенных пунктов РСФСР". - Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1968, N 5, с. 191.

24. ГАРФ, ф. 7523, оп. 75, д. 529, л. 16.

25. ГАПК, ф. 564, оп. 3, д. 3078, л. 2.

26. ГАРФ, ф. 7523, оп. 78, д. 702, л. 34.

27. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1962 г. "Об упорядочении регистрации, наименования и учета населенных пунктов РСФСР". - Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962, N22, с. 300.

28. ГАРФ, ф. 7523, оп. 78, д. 733.

29. Там же.

30. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 января 1965 г. "О порядке наименования и переименования административно-территориальных единиц, населенных пунктов, предприятий, колхозов, учреждений и организаций, улиц и площадей РСФСР". - Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1965, N 5, с. 114.

31. ГАРФ, ф. 7523, оп. 83, д. 909, л. 99; оп. 101, д. 661, л.82.

32. Там же, ф. 385, оп. 17, д. 45926., л. 18.

33. Там же, д. 4324.

34. Там же, д. 4910 - 4911.

35. Там же, д. 5047, л. 7.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/История-XX-в-в-названиях-населенных-мест-Урала

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. Н. Мазур, История XX в. в названиях населенных мест Урала // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.03.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/История-XX-в-в-названиях-населенных-мест-Урала (date of access: 14.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. Н. Мазур:

Л. Н. Мазур → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
783 views rating
07.03.2020 (464 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БЕСЕДА ПРОФЕССОРА Г. А. КУМАНЕВА С М. Г. ПЕРВУХИНЫМ (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.)
2 hours ago · From Россия Онлайн
ОПЕРАЦИЯ "ТОЛСТОЙ". ВИЗИТ У. ЧЕРЧИЛЛЯ В МОСКВУ В ОКТЯБРЕ 1944 г.
Catalog: История 
3 hours ago · From Россия Онлайн
НОВЫЕ ДАННЫЕ О КАРИБСКОМ КРИЗИСЕ 1962 г.
Catalog: История 
3 hours ago · From Россия Онлайн
ЛЕГЕНДА О НАУМАНЕ
Catalog: История 
3 hours ago · From Россия Онлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ Р. Р. РОЗЕН
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КАНЦЛЕР А. М. ГОРЧАКОВ: ТРИУМФ В ЛОНДОНЕ И ЧЕРНЫЕ ДНИ В БЕРЛИНЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
История XX в. в названиях населенных мест Урала
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones