Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15245
Author(s) of the publication: М. А. БАРГ

Share with friends in SM

М. Наука. 1987. 440 с.

В новой работе акад. И. Д. Ковальченко рассматривается широкий круг проблем теории и методологии истории. Рецензируемый труд обращен прежде всего к историкам. Содержащийся в нем анализ теоретических категорий находится в теснейшей связи с реальной практикой историографии, с ее запросами.

Первая ее часть посвящена рассмотрению ряда важных гносеологических, методологических посылок научно-исторического исследования, а вторая - большой научной важности проблеме - применению количественных методов в историческом исследовании.

Рассматривая вопросы о месте истории в системе общественно-гуманитарных наук, субъективном и объективном, возможном и действительном, многовариантности и альтернативности в историческом развитии общества прошлого как объекта познания, об историческом факте и исторической истине, автор предложил решения, которые значительно углубляют понимание специфики исторической науки* и полнее раскрывают роль исторического знания в системе обществоведческих наук и в жизни общества в целом. Историография (историо-описание) определяется автором - но объекту познания - как наука комплексная, интегральная, ее объектом является вся совокупность явлений развивающейся общественной жизни. Нет ни одной области деятельности общественного индивида, которая не входила бы в круг интересов историографии. Этим подчеркивается, сколь важную роль - роль фактического, научного основания - играет историография для теоретической социологии.

Автор четко разграничивает объект и предмет исторического познания. "Предмет познания - это определенная целостная совокупность наиболее существенных свойств и признаков объекта познания, которая подвергается изучению" (с. 45). И хотя автор специально не раскрыл содержание этого определения применительно к исторической науке, оно в неявной форме в нем присутствует и прежде всего в том, что предмет истории определяется как "целостная совокупность общественных явлений и процессов". Можно только солидаризироваться с автором в его многократном подчеркивании положения, что "для познания современности и в практически предметной общественной деятельности недостаточно лишь общего знания об историческом развитии. Нужны конкретные знания как пространственно-временной специфики проявления общих законов, так и законов, присущих особенному и единичному" (с. 54 - 55). Существенно важно и то, что познаваемые исторической наукой закономерности имеют жизненно важное значение не только для теоретической мысли в области обществоведения в целом, но и для современной общественной практики.

Особое внимание автора привлекает вопрос о различении в историческом процессе социологических законов от собственно исторических, о различении уровней сущности этого процесса как в плане онтологическом, так и гносеологическом. "Предметом познания исторической науки, - подчеркивает автор, - является раскрытие человеческой деятельности как естественноисторического, поступательно-прогрессивного, внутренне обусловленного и закономерного процесса во всем его многообразии, пространственной и временной конкретности" (с 55). С позиций сегодняшнего состояния исторической науки данное определение представляется наиболее полным, системным, многогранным и отражающим современную научно- историографическую практику.

Большой теоретико-методологический интерес представляет предложенная автором трактовка проблемы альтернативности в историческом развитии. Как историческая реальность это понятие раскрывается в монографии следующим образом: "Альтернативной является та-


* Замечу, что в ряде случаев эти решения были бы полезны философам - логикам и методологам науки, - профессионально в своей области занимающимся данной проблематикой.

стр. 107


кая историческая ситуация, которая характеризуется борьбой общественных сил за реализацию существенно отличных возможностей общественного развития" (с. 73). Таким образом, речь идет прежде всего об альтернативности существенно отличных общественно значимых возможностей, обусловливающих массовость общественных сил, вовлеченных в борьбу за реализацию той или другой из этих возможностей. Возникновение исторических альтернатив, подчеркивает автор, имеет объективные и субъективные предпосылки. В первом случае речь идет об отсутствии в реальной действительности однозначной детерминации форм содержанием (с. 75), многообразии форм проявления одного и того же содержания (равно как и обратное: застойность форм и подвижность содержания). В целом освещение автором данной проблемы является истинно новаторским и именно поэтому содержит богатый материал для дальнейших размышлений.

Несколько чрезмерно обобщенной выступает в работе такая упоминаемая им объективная предпосылка того же феномена, как диалектика цели и средств ее достижения. Дело в том, что в этом случае резко увеличивается объем "иллюзорных альтернатив", во-первых, и, во-вторых, этот класс альтернатив следовало бы связать с различием "условий" исторического процесса. В диалектику целей и средств исторического процесса было бы, вероятно, целесообразно ввести фактор времени, исторической обусловленности, поскольку, как подчеркивает и сам автор, историческое время создает и размывает объективные возможности альтернатив.

Можно согласиться с И. Д. Ковальченко в отказе следовать за теми, кто полагает, что под альтернативой имеется в виду иное направление развития в будущем по сравнению с существующей действительностью. Он пишет: "Будущее является естественным и неизбежным продолжением настоящего. Оно вырастает из настоящего. Но оно не может быть альтернативой настоящему... Значит, альтернативы как реальность - это действительность, а как будущее - это лишь потенции этой действительности, заключенные в ней различные возможности" (с. 76 - 77). К этому следовало бы, на мой взгляд, прибавить только слово "данного", т. е. различные возможности данного, наличного в настоящем. Если исключить элементы катаклизма, внешнего завоевания, то формула, предложенная автором, - единственно возможное научное решение поставленного им вопроса. Заметим в этой связи, что анализ формационного уровня проблемы исторической альтернативности все еще остается актуальной задачей марксистско-ленинской исторической мысли.

Анализ автором субъективного аспекта проблемы исторической альтернативности также представляет большой научно-теоретический интерес. От соотношения борющихся общественных сил в конечном счете зависит реализация той или другой - консервативной или прогрессивной - возможности. На примере истории общественной мысли и политической борьбы в России автор вскрывает, во-первых, иллюзорный характер альтернатив, построенных не на анализа той стороны данного, сущего, которая воплощает его историческое движение, а наоборот, той его стороны, которая принадлежит вчерашнему дню. Образец подобной иллюзорной альтернативы показали народники. И, во- вторых, историческая роль субъективного фактора проявляется только на почве объективных альтернатив, только на почве ведущего, структурообразующего - в данной системе отношений - общественного отношения. Историческим примером, иллюстрирующим данное положение, может служить борьба общественных сил в пореформенной России по вопросу о прусском или американском путях развития капитализма. Мы остановились здесь подробно на рассмотрении содержания данной проблемы отнюдь не случайно. К ее детальному рассмотрению наше обществоведение, по сути, только приступает. И то, что сделал И. Д. Ковальченко в данной области, несомненно, послужит стимулирующим началом ее дальнейшего изучения. В связи с этим желательно, чтобы проблема исторической альтернативности была вслед за этим рассмотрена в высшей степени актуальном аспекте: революция и реформа.

Большой методологический интерес представляет трактовка автором вопроса о специфике прошлого как объекта исследования и в этой связи - настолько объект исторического познания яв-

стр. 108


ляется реальным и тем самым в какой мере историческое познание подчинено общим принципам научного познания? Автор справедливо заключает: "Прошлое общество так же реально и объективно для настоящего, как реальна и объективна для отдельного человека его предшествующая жизнь" (с. 96). Если настоящее представляет собой непосредственное бытие, то прошлое представляет бытие опосредованное (т. е. опосредованное настоящим и посредством настоящего). Говоря о несомненно важном для понимания предмета исторических исследований вопросе - каковы пределы настоящего, И. Д. Ковальченко справедливо замечает, что сплошь и рядом эту грань указать на практике невозможно, поскольку невозможно указать события и процессы прошлого, которые уже исчерпали свои возможности непосредственного воздействия на настоящее и на будущее.

Этому критерию автор предпочел другой, основанный на категории качественной определенности, что в плане общетеоретическом более предпочтительно. Однако и она нуждается в уточнении. Дело в том, что разные "объекты" в истории общества отличаются различной временной протяженностью, в рамках которой они сохраняют качественную определенность. Характерный пример: "европейская цивилизация". Кто назовет начальную хронологическую грань этой определенности? Однако в рамках этой хронологической "неопределенности" историки без труда укажут на античную, средневековую, промышленную цивилизации - и каждую со своей качественной определенностью. Далее, в рамках каждой из них одни элементы гораздо ближе к современной нам социальности, другие - гораздо дальше отстоят от нее. Более того, отдельные элементы античной цивилизации гораздо ближе менталитету общества эпохи Возрождения нежели "классического" средневековья.

Следовательно, гораздо плодотворнее анализировать проблему "границы" настоящего в контексте проблемы исторического времени в целом. Кстати, автор так и поступает, и в этой части снова подтвердилась та истина, согласно которой именно на историческом уровне теории и методологии исторического познания мысль историка наиболее оригинальна и плодотворна.

В заключение хотелось бы привлечь внимание к двум вопросам, рассматриваемым автором: 1) роль понятий и категорий в историческом исследовании (гл. 4), 2) объяснение и теоретический уровень в историческом познании (гл. 5). С полным основанием И. Д. Ковальченко констатирует: "В исторической науке пока не уделяется должного внимания вопросам понятийно-категориального аппарата" (с. 200). Пользование одними и теми же понятиями в различных смыслах - основная помеха на пути профессионального консенсуса историков, а также и причина бесплодности многих затеваемых ими дискуссий.

Проблема объяснения и теоретического уровня в историческом познании рассматривается в книге вслед и в тесной связи с вопросом о реконструкции исторической реальности и эмпирическом уровне ее познания. Нет сомнения, что когда историк обращается к источнику знаний о предмете исследования, он движется от явления к сущности, от сущности менее глубокой - к сущности более глубоко лежащей. Можно согласиться с автором, что на первом этапе формируется по преимуществу эмпирическое знание, тогда как на втором - преимущественно теоретическое. При этом в высшей степени полезным является его предупреждение против отождествления эмпирического знания с "чувственным компонентом".

Что же касается историко-теоретического знания (отнюдь не тождественного социологическому), то оно, подчеркивает автор, отличается от эмпирического по своим исходным основам, целевой направленности, характеру применяемых в нем категорий, форме выражения и методам изучения (с. 230). Его основой являются эмпирические факты, его целью - раскрытие сущности. В отличие от категорий эмпирического уровня знаний, характеризующих отдельные черты объекта, категории теоретического уровня знания отражают прежде всего отношения, связи.

Поскольку теоретический уровень знания находит свое выражение в объяснении, автор по необходимости вводит читателя в непростую проблему научного объяснения вообще и исторического объяснения в частности. Он раскрывает

стр. 109


отличительные особенности марксистского объяснения фактов истории "через закон". Это прежде всего структурное объяснение, функциональное объяснение и ряд других. И во всех этих случаях речь идет о соблюдении принципа целостности предмета изучения.

Вторая часть исследования целиком посвящена анализу математических методов исторического исследования. "Советские историки, - пишет И. Д. Ковальченко, -в своем отношении к описательным и количественным методам в целом исходят из признания правомерности и необходимости применения и тех и других и рационального их сочетания с учетом характера исследуемых объектов, данных исторических источников и исследовательских задач" (с. 308). Думается, что в этом контексте речь в действительности идет не об описательных, а качественных методах.

В противоположность тем сторонникам применения количественных методов, которые низвергают "традиционные" качественные методы исторического исследования, автор выступает противником абсолютизации первых, равно как и недооценки вторых, за которыми он признает "определяющее значение содержательного исторического анализа" (с. 309). Более того, и это представляется в высшей степени плодотворным, он рассматривает количественный анализ в истории как одну из форм качественного, сущностно- содержательного анализа наряду с содержательно-описательным.

Нет сомнения, что существует пласт исторических источников, который не только допускает, но настоятельно требует применения математических методов. Речь, разумеется, идет прежде всего о массовых источниках, содержащих информацию, выраженную либо количественно, либо могущую быть сведенной к таковой. Автор отдает себе отчет в необходимости большого труда не только исследователя, но и методолога, который должен быть затрачен прежде, чем применение количественных методов приведет к результатам, которых никакими другими "качественными" методами не получить.

Единственное, что хочется пожелать, это, во-первых, обязательное вооружение всех студентов исторических факультетов тем минимумом математических знаний, который позволил бы им свободно переходить - по мере целесообразности - от "традиционных" методов к математическим, и, во- вторых, нельзя ли уже на данной стадии развития методов уделить больше внимания методике их применения при изучении нарративных (в том числе уникальных) источников. И, наконец, в-третьих, нельзя ли освободить исследования, основанные на количественных методах, от чрезмерных "строительных лесов" (для них существует приложение), заняв освободившееся место результатами своего рода синтеза количественных и качественных "измерений" изучаемых явлений? В целом представляется, что оригинальное, творчески насыщенное, нацеленное на историографическую практику исследование И. Д. Ковальченко - важный и своевременный вклад профессионального историка в марксистско-ленинскую теорию и методологию исторического познания.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/И-Д-КОВАЛЬЧЕНКО-МЕТОДЫ-ИСТОРИЧЕСКОГО-ИССЛЕДОВАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. А. БАРГ, И. Д. КОВАЛЬЧЕНКО. МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.05.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/И-Д-КОВАЛЬЧЕНКО-МЕТОДЫ-ИСТОРИЧЕСКОГО-ИССЛЕДОВАНИЯ (date of access: 21.05.2019).

Publication author(s) - М. А. БАРГ:

М. А. БАРГ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
88 views rating
04.05.2019 (17 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Работа рассказывает об истинном месте планеты Луна в системе Мироздания и человеческих очах. The modern apprehension of the Universe as an dimensionless isotropic bag is not true. The truth is that the Universe is an Undivided Integral System — the Wheel which has the Axis and the border. Тhe mysterious Axis is the God, the Maker of existing, and the obvious Axis is the Moon, the God's throne and our sacred Origin.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Вывод Coin (USDC) на карту Сбербанка – простая задача. Но, нужно знать, где финансовую сделку выполнить наиболее выгодно. Здесь лучшим помощником будет мониторинг сайтов по обмену криптовалют.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
POluavtobia
Catalog: Разное 
6 days ago · From Сергей Адамян
Суть и связь Огня, Света и Цвета. The essence and relation of Fire, Light and Color.
Catalog: Философия 
8 days ago · From Олег Ермаков
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
Первое, что меня сподвигло на это открытие это шок, который испытывают исследователи сверхпроводимости. И это понятно. Если ток проводимости формируется свободными электронами, то почему сверхпроводимость повышается, когда свободные электроны практически исчезают, примораживаясь к атомам. Второе, это упёртость российского учёного дтн Федюкина Вениамина Константиновича, который усомнился в том, что сверхпроводимость существует. Он пишет: "исходя из общенаучных, мировоззренческих положений и практики о том, что всякому действию есть противодействие и любому движению есть сопротивление, можно утверждать, что движению и электрического тока вдоль проводника должно быть сопротивление. Поэтому так называемой "сверхпроводимости" электрического тока нет, и не может быть". .
Catalog: Физика 
В данный момент существует множество специализированных средств для обозначения линий отреза, области производства работ, зоны прокладки инженерных коммуникаций. Одним из наиболее востребованных и универсальных являются строительные карандаши.
15 days ago · From Россия Онлайн
ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОЦИАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
17 days ago · From Россия Онлайн
УМБЕРТО МОНТЕОН Г. Мексика и Великая Отечественная война советского народа.
17 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. ЧЕРНЫЕ АМЕРИКАНЦЫ В ИСТОРИИ США. В 2-Х ТТ.
17 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
И. Д. КОВАЛЬЧЕНКО. МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones