Libmonster ID: RU-9095

Моим деду и бабушке Ефимовым, Павлу Михайловичу и Наталье Григорьевне, чья любовь сотворила Рай, посвящаю эту работу.

Помните у Пушкина: "На свете счастья нет, но есть покой и воля" - прекрасные слова, достойные стать эпиграфом, но взятые мной лишь затем, чтобы доказать обратное.

Магия пушкинского стиха, блеск его таланта, авторитет его имени действуют на нас безотказно. Однако же, если вы вслед за Пушкиным беретесь утверждать, что на свете есть воля, то вспомните хотя бы о том, что завтра (если, конечно, завтра не выходной) вам вставать в семь утра и идти на работу. Если вы согласен с тем, что на свете есть покой, то подумайте о том, где сейчас ваш ребенок, что с ним и чем он занят (если его нет рядом), как чувствуют себя ваши родители и с кем сейчас общается ваш любимый? Но при этом, если вы думаете, что на свете нет счастья, то обратите внимание на то, что у вас есть работа, которая дает вам ваш трудный хлеб, есть здоровье, чтобы выполнять ее, есть те, о ком надо заботиться, те, о ком вы волнуетесь, и постучите по дереву! Нет на свете ни покоя, ни воли, но при этом возможно счастье. А в том, как оно - счастье - для нас возможно, нам и предстоит разобраться.

Что же получается - если ты жив, здоров, если ты не один на свете и при всем при этом не так давно пообедал, значит, ты и счастлив? Может быть, оптимизм Ф. М. Достоевского, человека много пережившего в свое время, более оправдан, чем наше вечное недовольство, и мы действительно несчастны только потому, что не знаем, как мы на самом деле счастливы. Ведь если есть объективные причины, есть все основания. Почему нет,

стр. 11

зачастую, чувства и ощущения счастья. Что же это за феномен "счастье"? Самое простое определение, лежащее на поверхности, можно сформулировать так: счастье - это иллюзия идентичности насущного и реального. Иллюзия, потому что на деле никакой идентичности быть не может, а без этого или без иллюзии, ну какое там счастье, одно расстройство. Значит, самое простое - научиться правильно хотеть, и счастье придет к человеку не тогда, когда он будет иметь то, что хочет, а когда полюбит то, что уже имеет. Но учимся мы прямо противоположному. А что же в сущности человеку надо, мало или много?

Не выспался - отоспался, проголодался - насытился, глядишь и настроение уже лучше. Но кто скажет, что это счастье, разве что тот, кто целую неделю не ел. Ну, тут уж как в анекдоте - надобно себя заставлять. Да, конечно, достаток вещь чрезвычайно приятная, но о тех, кто считает, что деньги могут все, мы говорить не будем, ведь они тоже в свою очередь готовы на все ради денег, как это заметили еще французские моралисты. Счастье, конечно же, не в деньгах и даже не в их количестве. Социологи давно отметили парадокс благополучных стран, где людей счастливых гораздо меньше. Человек испытывает дискомфорт не тогда, когда живет плохо, а тогда, когда другие живут получше. Нет, нет, дело даже не в зависти. Есть у тебя участочек небольшой, на нем домик старенький деревянный, а кругом богатые особняки каменные понастроили. Так нет, чтобы радоваться и благодарить свою судьбу за то, что ты не торчишь все лето на расплавленном асфальте в мегаполисе, ты страдаешь от того, что чувствуешь себя худшим, чем соседи. А они, эти счастливые обладатели, счастливы или как? Другое дело здоровы. Если у врачей относительно вас самые худшие подозрения, и вы уже заглянули в лицо этой костлявой дамы, а потом вдруг анализы как оправдательный приговор, тогда от счастья можно и прослезиться. Только вот вопрос: почему, когда здоров, не счастлив своим здоровьем, а так все больше думаешь о любви? Потому что здоровье и жизнь - это только средство, а любовь, это, пожалуй, цель. Потому что в любви человек становится равен Богу. Кто может сделать тебя счастливым - только Бог и тот, кто тебя полюбит, вот поэтому Бог и есть любовь. Но о Боге позже. А сейчас несколько слов о любви. Любовь, как это известно тем, кто читал мою статью о любви, а еще лучше тем, кто любил и любит, бывает разная. Не сказать, чтобы истинная и ложная, нет. Скорее, просто более глубокая, всеобъемлющая любовь, привычка, целостность, единение и влюбленность - мечта, иллюзия, сказка, иногда и со

стр. 12

счастливым концом. Проще говоря, любовь - это сильнейшая привязанность двух людей друг к другу, взаимная интеграция, хотел сказать, духовная, но не только. Складывается она очень медленно, постепенно и при одном условии: если общение дает положительный баланс позитивных и негативных эмоций, если хорошего все же намного больше. Постепенно люди привыкают друг к другу, с чем-то мирятся, что-то любят, а что-то терпят, потому что человека не разорвать, не поделить на части, и когда-нибудь станет дорого, любимо все, хоть в начале в это никак не верится. Это большая удача и большое счастье, причина которого в нас самих, в особом характере тех людей, которые не ищут совершенство, не мечутся всю жизнь от одного к другому, а сами терпеливо день изо дня строят, создают его друг для друга. Вот, казалось бы, то главное, что нам нужно, что должно быть и что бывает пусть не часто, не с каждым и не всегда. Но значит, что счастье есть, есть о чем мечтать и к чему стремиться. Здесь в любви человек обретает целостность, полноту, счастье и покой, если только это ему не снится. Заметьте, что тут не иллюзия идентичности насущного и реального, здесь не столько и не только субъективные ощущения, здесь самые что ни на есть твердые, верные, надежные, подлинные, объективные условия для счастья. А счастья нет. Нет, есть, конечно, моменты, когда ты чувствуешь необыкновенную, всего тебя, вас двоих охватывающую, насквозь пронизывающую теплоту близости, упоительную нежность друг к другу и невыразимую благодарность судьбе, что когда-то свела вас вместе. Но чем больше это так, тем больше тревога, что так может быть не всегда. Смутное тяжелое ощущение, что все это может кончиться неизвестно почему и когда, нет никаких причин, но ведь все кончается. Человек самое несчастное из животных, потому что знает, что он умрет. Он только один и знает. Для всех, для любой жизни есть только миг, есть только сейчас, а для нас есть вчера и завтра. Именно в такие моменты мы по-настоящему ценим жизнь, то счастье, которое в ней возможно и невозможно. Невозможно потому, что счастье требует абсолютности и пространственной и временной, но ни того, ни другого нет. Вы служили в армии, к вам приезжала мама или вас отпускали на побывку домой, на недельку в рай. Нет, от этого никто не откажется. Это счастье, только немного грустное, и чем больше счастье, тем больше грусть. А теперь простите и поймите меня правильно, но есть другое определение, другое счастье и совсем другая любовь. Перманентного счастья нет. Для человека возможно лишь краткое мгновение счастья, как и краткое мгновение полета при падении

стр. 13

с вершины, мгновение, краткое, но полет! Здесь счастье - это предельная концентрация сознания на некоем позитивном аспекте бытия. Эта концентрация сознания - это его состояние в принципе не может быть продолжительным - первое, и второе - любой позитивный аспект, факт или предмет имеет оборотную сторону, и счастье длится до тех пор, пока мы не увидим темную часть Луны. Но тут для нас чрезвычайно важно то, что в этот момент мы не думаем о времени, о прошлом и о будущем, мы живем сейчас, а то, что могло бы нас огорчить или хотя бы насторожить, мы напрочь не замечаем, мы ослеплены светом, вспышкой света, и даже тогда, когда он померкнет, мы не видим тени, пока глаза не привыкнут. В отличие от предыдущего случая здесь нет порой никаких или же они минимальны объективных предпосылок для счастья. Но пока падает звезда, мы успеваем загадать вечность. Вечность, которую вмещает в себя краткий миг иллюзии. Порой даже мы еще не знаем фамилию, дай-то Бог только имя и телефон, но перед нами, перед нашим мысленным взором уже проносится вся жизнь, и ее мы в этот миг проживаем всю вновь и вновь и в ней, в этой жизни, мы счастливы. Здесь прекрасно всё - абсолютно всё, всё возможно, всё так и будет. Легкая улыбка, неуклюжий от волнения комплимент, все есть повод для неописуемого восторга. И ничего, и никого вокруг больше нет. Где бы ты ни был, что бы ты ни делал, ты только там, в этой сказочной стране, где все озарено светом твоей мечты. Это чувство надо пережить, чтобы с полным правом сказать себе, что ты жил на свете. А дальше то, что будет, будет совсем не так, как тебе казалось в то время, но это уже другая история. Будут напрасные ожидания, будут неожиданные препятствия, неприятные помехи и горькое разочарование или тайная и тихая грусть от уходящей в небытие надежды. Глядишь - и ничего уже нет. Но ничего и не было, просто показалось. Но не надо жалеть, то, что ты чувствовал тогда, - это счастье. Нам не дано поселиться там, в этом царстве света, мы живем на земле. И если что-то осталось с нами, что-то удалось сохранить, будем строить свой новый мир в этой непростой, но Богом данной реальности, и здесь от нас зависит не так уж мало.

Надо беречь и ценить любовь, подлинное глубокое чувство, это наша жизнь, это ее основа. Это то, что у нас есть без обмана, то, что есть мы сами. Человек есть то, что он любит, то, что стало частью его, то, чем и сам он стал. Но влюбленность тоже часть человеческой судьбы и истории. Это краткий экзистенциальный миг, но от этого не менее прекрасный и значимый. В конце концов,

стр. 14

и сама наша жизнь лишь исчезающий миг перед лицом бесконечности. Если право как возможность любить мы должны заслужить трудом, терпением, жертвенностью, умением понимать, прощать, хотя бы просто вниманием для начала, то право на влюбленность, право, мечтать и восторгаться, право на иллюзию, пусть даже на ошибку, в конце концов, у нас есть по праву рождения. Потому что этот день и час, эту минуту, когда ты мечтал, фантазировал, думал, говорил и делал то, что чувствовал, тебе никто уже не вернет. Это время твоей жизни, и только ты вправе потратить его на счастье, пусть даже вполне безосновное. Иной раз приходится делать выбор, и здесь важно понять себя правильно, оценить реальность и распознать иллюзию. Если трудно, поможет время, все расставит на свои места и всему даст подлинную ценность. Дай только Бог, чтобы оно было у нас это время. Но если есть настоящая любовь, то и время будет, потому что любовь умеет ждать, понимать, терпеть, а влюбленность нет, у нее жизнь слишком яркая, чтобы длиться долго. Однако даже любовь, имея все права, не в нраве запретить и осудить мечту, иначе, что за любовь. Любовь дает человеку объективную основу для счастья и нашу маленькую вечность длиною в человеческую жизнь. Влюбленность дает субъективное ощущение, но лишь на то время, что ты способен сконцентрироваться на нем. А счастье?

Счастье дает человеку Вера. Но лишь при одном условии - если человек верит в Бога, а не в дьявола. Кому-то такая постановка вопроса покажется странной, еще бы, ведь ортодоксальное христианство упорно навязывает нам дуалистическую концепцию: делит мир на добро и зло, на дух и материю и за компанию с Всевышним проповедует Сатану. Между тем любому непротиворечиво и честно мыслящему сознанию ясно, если есть Бог, никакого зла в своем субстанциональном материальном воплощении быть не может. Заметьте, что, поставив на повестку дня уже несколько тысяч лет назад проблему зла, иудеохристианская традиция сколько-нибудь адекватно решить ее неспособна. Это и понятно, ведь утверждать что Бог, который есть Добро, сотворил Зло, значит клеветать на Бога, а утверждать, что Зло существует само по себе наравне с Добром, значит вводить многобожие, где уже не единый Бог, а божки добренький и злой. Слабые попытки генерировать зло "из гордыни, дескать, Сатана возгордился, совершенно неубедительны, - откуда у Ангела завелась гордыня, которая первый грех? Что же получается, каков вывод? Если верить, не думая по Писанию, значит верить и в Сатану. Если рассуждать, значит верить в Бога

стр. 15

и только в Бога. Можно еще попробовать ни во что не верить, но не получится, ни у кого еще не получалось вполне. Нет на свете людей ни верующих, ни не верующих. Верующих нет, потому что имел бы кто веру хоть с горчичное зерно, сами знаете, все бы мог. А неверующим человек только мнит себя, пока гром не грянет, даже атеист веря, что Бога нет, сомневается, а значит, в глубине души все же верит. Наша вера не абсолютна, она относительна и есть лишь степень сомнения. Но чем меньше мы сомневаемся в Боге, чем больше мы в нем уверены, тем больше оснований для счастья. Ведь счастлив по-настоящему тот, кто любит жизнь, его творение, мир и надеется, что это взаимно. Да, это счастье тоже не перманентно, ведь в жизни не бывает все идеально гладко, но ведь и идеально криво тоже, слава тебе Господи, не бывает. Все зависит от того, кто ты есть, пчела или муха. Пчелу спросили: каков этот мир? Пчела радостно говорит: прекрасный мир, кругом цветы, кругом мед, нектар. А муха жужжит недовольная: не мир, а одно дерьмо. Человек, если верит в Бога, верит в добро, в любовь. Верит в то, что Бог создал этот прекрасный мир, в котором есть все для счастья, есть все условия и, подарив жизнь, Бог подарил человеку свое творение. Надо принимать с благодарностью и устраивать свою жизнь наилучшим образом, потому что Бог в своей абсолютной божественной любви желает нам лишь добра. Но ни кому-то одному, не только тебе или мне, а всем нам. Мы все его дети, значит, счастье не частное, а наше общее дело. И счастье Бог не дает одному за счет несчастья другого. В мире все взаимосвязано, и мы не знаем порой, почему и как, но, отнимая счастье у ближнего, мы лишаем счастья самих себя. Надо жить и радоваться жизни, надо благодарить Бога за этот прекрасный мир. Радость, удовольствие, наслаждение, - какие только может испытывать человек, есть единственная доступная нам форма богослужения, форма и суть нашей благодарственной молитвы. Бог создал женщину и мужчину и, если они вместе счастливы, способны по замыслу его дарить друг другу божественный экстаз близости, Бог смотрит на них и радуется. Значит, его замысел удался, значит, он Бог, Творец, значит он - Любовь. И мы соучаствуем в творении, если дарим друг другу счастье. Счастье, радость, восторг, добро и даже любое чувственное физическое удовольствие - ведь Бог сотворил одухотворенную материю - говорят о красоте и величии его замысла о том, что творение идет по правильному пути. Идет, продолжается, потому что творение незакончено и никогда не закончится. Творение - не существительное, а глагол, это процесс движения к совершенству,

стр. 16

а Бог - Творец. Творец не тот, кто сотворил, это уже не творец, а автор. Творец - это тот, кто всегда творит, потому-то в мире и есть зло то, что мы называем злом. Нет носителя зла, нет его абсолютного воплощения, есть только незавершенность. Мир и человек развиваются. Все пребывает в состоянии эволюции, становления, все движется к недостижимой великой цели, к совершенству и в этой принципиальной недостижимости совершенства и есть величие Творца, Абсолюта, Бога. Сделать просто хорошую вещь, даже создать шедевр есть призвание ремесленника и это ему доступно. Богу в его бесконечности дано творить бесконечность. И совершенство уже сотворенного не в том, чтобы не было насилия, несправедливости, боли, страданий, лишений, смерти, нет, совершенство мира в его вечном, в бесконечном становлении. Когда-то человек, становясь собой, жил на свете в среднем лет 25, а теперь под 70. Может быть, мы никогда не будем жить вечно, но созданные по образу и подобию мы будем жить все дольше и все больше и больше приближаться к нашему идеалу, хорошо бы не только в этом, надо бы еще и в любви.

В принципе любая дуалистическая концепция мира, будь то христианство или катаризм, с которым оно почему-то так яростно боролось, изначально противоречивы. Не могут быть одновременно истинны А и не-А, Сатана и Бог. Может быть только Бог, потому что Сатана не творец, был бы он - ничего бы не было. Интересно, что катары (XIII в. во Франции) как крайние дуалисты утверждали, что весь материальный мир есть порождение Сатаны. Несчастные, они не видели ни цветов, не чувствовали вкус и запах меда, не слышали пение птиц и не знали радости. Катары даже браки не заключали. В близости между мужчиной и женщиной они видели только зло продолжения рода. Продолжение рода, рождение для них было лишь умножением материального дьявольского мира, и их церковь не могла освятить эту близость, она была для них неприемлема абсолютно в любой форме, и не было любви - оправдания. Поэтому инквизиторы считали их распутниками, а они претендовали на совершенство. Интересно, что в христианстве иной раз возникают ереси, течения и протестантские движения, в основе которых лежит воистину тоталитарный дух, стремление достичь тотального совершенства, стать святее папы Римского. Идеи, даже столь бредовые, не умирают, как умирают люди. Катаров преследовали, сжигали, а катаризм в измененных формах возродился в протестантизме Кальвина. В кальвинийской республике в Женеве под запретом были любые формы культуры: и народной, и элитарной, человеку

стр. 17

было запрещено творить. Смею утверждать, что эти люди верили, но не в Бога. Их Бог был как-то слишком уж подозрительно суров и даже жесток. И как-то они слишком его боялись. Если человек боится Бога, значит это не Бог, не любовь, а зло.

А за сотни лет до этого - до катаров, до христианства - на той же земле жили друиды, кельты. Онтологической основой кельтского верования друидического культа был монизм, учение о всеединстве. Как пишет французский исследователь Жан Маркаль, друиды настаивали на глубоком единении живых существ и неодушевленных предметов создателя и его создания материи и духа. Подобная вера предполагает особое видение мира. Человека не держат оковы материи, она дает ему полную возможность свободного развития, поскольку мир находится в состоянии вечного непрерывного становления. В таком понимании бытия нет места идеям о грехопадении и искуплении, нет места самому Сатане, духу зла, создавшему несовершенный мир, чтобы высмеять творение Бога Света (как утверждали катары). Однако если в мире нет Сатаны, следовательно, не существует проблемы зла. Как метафизическое понятие зло у кельтов отсутствовало или, точнее, обладало не бытийным, а причинно-следственным характером: все дело в природе человека, далекой от совершенства, что вполне естественно, если вспомнить о непрерывной эволюции мира. Совершенство, т. е. что-либо завершенное, равноценно небытию. Проявление зла в любой его форме - боль, несправедливость, страдание, болезнь или насилие - это лишь череда случайных помех, без которых, однако, невозможно достичь высшей ступени. Отсутствие принципа зла не приводит к вседозволенности или примиренчеству: напротив, примеры, взятые из кельтской мифологии или из жития великих кельтских святых, убеждают нас в том, что человеческое существование представляло собой постоянное усилие достичь если не совершенства, то более высокого уровня. Итак, отсутствие столь важных христианских понятий избавляло кельтов от необходимости считать этот мир порождением дьявола (его царством)... Христианизация кельтского мира прошла успешно лишь потому, указывает Маркаль, что вера в воскрешение Иисуса была в какой-то степени похожа на доктрину кельтов о возрождении души в ином мире. Кельты ставили знак равенства между окружающим их миром и миром потусторонним, этой обителью богов и героев, местом, куда отправляются души умерших. Врата иного мира распахивались во время празднества Самайн или Самхейн кельтского нового года, ставшего в христианской традиции днем всех святых. В ночь на

стр. 18

первое ноября скрытое от простых смертных потустороннее пространство становилось видимым, поэтому человек мог без труда перенестись из одного мира в другой и вернуться обратно, подтверждая тем самым догмат о единстве зримого и незримого.

В социальном плане катары, например, оградили себя множеством запретов лишь потому, что окружающий мир и его устройство считали порождением дьявола. К такому несовершенному миру можно испытывать лишь презрение. Кельты, напротив, восхищались миром божественным во всех проявлениях, рассматривая его как средство совершенствования. Лучшим способом на пути к улучшению стала мораль, превратившаяся в свод правил, помогающих принять верное решение. Действительность не есть наказание, а благо, в то время как зло - это лишь препятствие на пути к добру (иными словами это добро, не достигшее совершенства).

Несходство мировоззрений кельтов и катаров стало причиной их различного отношения к природе (что для нас сегодня особенно важно как никогда!). Для катаров Природа, как и бытие, полна изъянов. Из того, что совершенные были вегетарианцами, вовсе не значит, что они относились к природе уважительно: катары довольствовались тем, что не замечали ее (почти как мы). Напротив, друидическая концепция мира относит любые природные явления и объекты в ряд божественных проявлений: более того, общение с Богом невозможно без ее помощи, поскольку в ее лоне ничего не мешает полному погружению в область трансцендентного. Разумеется, все это вызывает у друидов уважение к окружающей среде обитания; к подобному образу мыслей и действий сейчас применимо определение "экологический".

Однако под природой мы подразумеваем не только горы, реки, леса или птиц; это и сам человек, его тело. Для кельтов плоть не была проклятой, она превозносима ими в той же мере, что и человеческий разум, поскольку душа и тело - это две стороны одной медали, одной и той же действительности. Улучшать тело, значит совершенствовать душу. Следствием всего этого, например, является отсутствие каких бы то ни было сексуальных запретов или чувства вины. В большинстве своем запреты носили магический характер, регулируя сложную систему отношений индивида с его окружением, но не заключали в себе каких-либо моральных коннотаций.

Представьте себе, в каком светлом радостном мире жили эти люди - в мире, созданном их мировосприятием. У друидов не было храмов, церквей, костелов (мегалитические сооружения, зачастую им приписываемые, опередили появление кельтов на

стр. 19

два тысячелетия). У друидов были священные рощи, их храмом была природа. Христианизация кельтов шла не всегда так гладко, иной раз христианские миссионеры того времени эти священные деревья попросту вырубали, не правда ли - символично! Сколько деревьев, сколько природы мы погубили с тех пор и губим. Изувеченный нами мир все больше и больше приобретает зловещие, не божественные черты. Может быть потому, что верим с тех пор не в Бога. Верим и боимся. Боимся веры. Вера в той или иной форме, постулирующая наличие в мире субстанционального зла дьявола Сатаны, становится репрессивной, налагая неоправданные запреты, навязывая несуразные ограничения, проповедуя идиоматический, аскетизм, утверждая странную диетологию под видом благочестия, но главное и самое ужасное, внушая страх перед Богом. Представление о Боге карающем, пусть даже карающем за грехи, а зачастую просто за нарушение диеты, распространение понятия греха порой на самые простые наши радости и потребности, приводят к отрицанию, вытеснению страха из сознания к атеизму, сатанизму, в лучшем случае к равнодушию. Человек стремится верить в добро, и, если Бог так суров, так порой жесток и немилосерден, то, может быть, Сатана добрее. Он позволяет больше, он прельщает соблазнами, он веселый. Страх перед Богом - вот причина распространения сатанизма. Люди тянутся не ко злу, они опротестовывают злого Бога, реабилитируют радости наслаждения, удовольствия, и не они виноваты, и не Бог, а те, что по недомыслию, по какому-то странному, очень подозрительному недоразумению наделили Бога, Любовь, Добро палаческими функциями. Вот кто настоящие сатанисты. В этом, несомненно, и лежит главная причина того кризиса, что переживает христианство в новейшую историю. На Западе пустеют церкви, приходы, и здесь дело не в филиокве. В мире над человеком и так полно тяготеет страхов и запретов. Если ты не веришь, - одним страхом меньше. Человек думает, что в рай ему и так не попасть, зато вместе с карающей десницей уходит ад. И в этой жизни, которую тебе не вернет никто, уже не надо чураться радостей, которых не так уж много и которые даются порой трудом, которые заслужил. Человек отходит от Бога не за тем, чтобы грешить, а за тем, чтобы не грешить. А среди тех, кто творит добро, известна ни одна только Мать Тереза.

А для нас, русских людей в начале XX в. русская поговорка "Побойся Бога" обернулась кровавым антибожием. Да, многие стояли за Бога, чтобы прославить святую Русь, но слишком немногие,

стр. 20

чтобы ее спасти. Вопиющий вопрос ставит перед нами трагический исторический парадокс. Почему Россия христианская, казалось бы, в массе своей страна так сравнительно легко, быстро отказалась, опять же в массе своей, от Бога? Потому что не любила Бога, а боялась. Нельзя, невозможно любить, если так боишься. Те, кто любил, за Бога умерли, а те, кто боялся, вздохнули с облегчением. Когда в русскую деревню приходили люди, которые ненавидели нашего христианского Бога, зачастую по своим талмудическим причинам убивали священника, взрывали храм, а Бог как будто бы равнодушно взирал с небес, казалось многим, что Бога нет. Ведь если он есть, он должен покарать святотатцев, ведь он карает, а тут молчит, значит нет его. Но кто, многие ли тогда думали, что он не может и не будет карать, потому что любит, любит и страдает за них за всех: и за тех, обманутых в Боге, и за тех заблудших. Те, кто знали о Боге правду, шли за него сражаться и погибали, потому что их оказалось не так уж много.

Сегодня кажется, что Бог возвращается. Только очень важно: как? Как любовь, как добро, как счастье, как радость жизни или просто как историческая традиция, как обретение истоков, собственной идентичности или удобная политическая платформа?

Человеку - нам всем и каждому - нужно отыскать свое счастье, нужно суметь успеть. Потому что жизнь наша, став чуточку длиннее, так и не слилась воедино с вечностью и никогда не сольется, потому что этот день не повторится и этот миг не вернется. Потому что мир - творение совершенен, а значит незавершен. Значит, Бог творит, старается для нас, потому что любит. Любовь вдохновляет Бога, как и каждого из нас, и делает наше счастье таким возможным.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КАК-ВОЗМОЖНО-СЧАСТЬЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. А. Панарин, КАК ВОЗМОЖНО СЧАСТЬЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КАК-ВОЗМОЖНО-СЧАСТЬЕ (date of access: 22.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. А. Панарин:

П. А. Панарин → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
970 views rating
14.09.2015 (2107 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
14 hours ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
14 hours ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
14 hours ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
ЛЕВ КОПЕЛЕВ И ЕГО ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ. Под. ред. Я.С. Драбкина. М., 2002
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ВСЕ ОНИ ЖИЛИ НА ТОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
К. Ларрес. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ЧЕРЧИЛЛЯ. ПОЛИТИКА ЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Нью-Хевен - Лондон, 2002
2 days ago · From Россия Онлайн
КНЯЗЬ А. М. ГОРЧАКОВ - МИНИСТР И ВИЦЕ-КАНЦЛЕР
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
МАТЕРИАЛЫ VII СЪЕЗДА РОССИЙСКОГО СОЮЗА РЕКТОРОВ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ. Документы VII съезда Российского Союза ректоров высших учебных заведений
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТВЕТЫ ДИРЕКТОРА ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ДЕПАРТАМЕНТА МИД РОССИИ П. В. СТЕГНИЯ НА ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ"
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КАК ВОЗМОЖНО СЧАСТЬЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones