Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Attached Files
668 days ago
КАЩЕЙ/काशि KĀҪÍ и КОЩЕЙ/कॊश KÓҪA (ЦАРЬ КАЩЕЙ: ИНДОСЛАВИКА РУССКИХ ИМЁН)



Permanent address of the file on Libmonster server:

Permanent document address (direct link to the file):

https://libmonster.ru/m/articles//download/14250/3166

Upload date:

22.07.2017

Back link to this page for scientific work (for citations):

КАЩЕЙ/काशि KĀҪÍ и КОЩЕЙ/कॊश KÓҪA (ЦАРЬ КАЩЕЙ: ИНДОСЛАВИКА РУССКИХ ИМЁН) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.07.2017 . URL: https://libmonster.ru/m/articles//download/14250/3166 (date of access: 21.05.2019 )

No viruses! Tested by Libmonster.
© http://libmonster.ru

Libmonster ID: RU-14250

Share with friends in SM

ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

 

КАЩЕЙ/काशि KĀҪÍ и КОЩЕЙ/कॊश KÓҪA

(ЦАРЬ КАЩЕЙ: ИНДОСЛАВИКА РУССКИХ ИМЁН)

 

                                                           Там царь Кащей над златом чахнет;
                                                           Там русской дух... там Русью пахнет!

                                                                          А. С. Пушкин, Руслан и Людмила

 

                                                                                        सत्यमेव  जयते

 

Творчество А. С. Пушкина входит  в жизнь каждого русского (во всех смыслах этого слова) человека с самого раннего детства и уж не покидает его никогда. Слова о том, что Пушкин – это наше всё, что Пушкин – Солнце русской поэзии, именно в силу их абсолютной бесспорности, в какой-то момент начинают даже мешать постижению гения Поэта. Это, в немалой степени, делает и персонажей его произведений как бы обыденными, менее значимыми, что ли, менее заметными, как вещь, выставленная напоказ, на самом видном месте и оттого становящаяся как бы невидимой.

А тот факт, что произведения А. С. Пушкина становятся одними из первых наших книжек, потому что входят в нашу жизнь с раннего детства, заставляет нас относиться к части творчества Гения как к чему-то, хоть и вродному, но несерьёзному, что ли.

Это же утверждение в полной мере можно отнести и к его персонажу поэмы “Руслан и Людмила”– царю Кащею. При упоминании имени Кащея титул, который он носит в поэме Пушкина, как правило, приходит на ум в последнюю очередь. Если вообще приходит. Произведение Пушкина считается исключительно сказочным. И царь Кащей, невольно, начинает отождествляться со сказочным Кащеем. А сказочный Кащей – это некий Кащей Бессмертный. Или – Кощей. Единства взглядов на этот счёт нет. Так Кащей или Кощей? Или – это одно и то же. Один популярный редактор от наиболее распространённой операционной системы слово “Кощей” считает “правильным”, а вот “Кащей” – подчёркивает как набранное с ошибкой. Такого слова, по мнению разработчиков редактора, в русском языке не существует. А. С. Пушкин, будь он хоть трижды Солнцем русской поэзии, для них, разумеется, не указ.

В дореволюционных изданиях поэмы А. С. Пушкина, прежде всего в прижизненных: 1820 г. (Руслан и Людмила. Поэма в шести песнях. Соч. А. Пушкина. Санктпетербург. В Типографии Н. Греча. 1820. 142 стр.), 1828 г. (Руслан и Людмила. Поэма Александра Пушкина. Издание второе, исправленное и умноженное. Санктпетербург, в типографии Департамента народного просвещения. 1828. XVI + 160 стр.) и 1835 г. (Поэмы и повести. Часть первая. СПб., 1835), имя чахнущего над златом царя встречается исключительно форма с буквой а: Кащей[1].

Нет единства и во взглядах, что это слово (имя) обозначает.

Так, В. И. Даль полагал, что слово КАЩЕЙ производно от слова КАСТЬ, (где касть – сокращение от слова капость в значении пакость, мерзость, скверна; паскуда, нечистое, поганое, сор, дрянь, сметье, сметки; тверск.: мышь, крыса, гад; арх.: грязь, распутица; юж.: негодные остатки на бойнях; тверск., пск.: порча, прокуда, вред, убыток[2]) и обозначает некое сказочное лицо, вроде вечного жида [именно так у В. И. Даля. – В. К.], с прилаг. бессмертный, вероятно [В. И. Даль предполагает, но явно неуверен. – В. К.] от слова кастить, но это слово переделано в кощей, от слова кости, означая измождённого непомерно худобою человека, особенно старика, скрягу, скупца и ростовщика, корпящего над своею казною; устар. смерд, подлый раб[3].

Этимологические построения В. И. Даля мы оставим, пока что, без комментария, но отметим, что автор словаря живого великорусского языка считал исконной (правильно или нет – другой вопрос) форму слова на а: Кащей.

А вот М. Фасмер, наоборот, как бы не знает слова кащей, только слово в виде кощей, при этом значения худой, тощий человек, ходячий скелет и скряга считает производным от слова кость[4]. Далее. др.-русск. кощеи, кощии в значении отрок, мальчик, пленник, раб он считает заимствованием из тюрк. košči невольник от koš лагерь, стоянка[5].

Создатели так называемой теории основного мифа В. В. Иванов (Вяч. Вс. Иванов) и В. Н. Топоров разницы между Кащей и Кощей не видят вовсе, считая, что Кащей Бессмертный – это Кощей Бессмертный (и то, и другое) – “заимствование из тюркс. Košči, «пленник», в период ранних славяно-тюркских связей”[6].

Б. А. Рыбаков довольно подробно рассмотрев образ Кащея, всегда давая это имя в форме Кощей, а также элементы, родственные данному образу, почувствовал несообразности общепринятой этимологии, но высказался очень осторожно: “Тюркская этимология от «кошчи» – раб утвердилась в науке, но было бы неосторожно принимать её безоговорочно для всех вариантов былинно-сказочного комплекса”[7]. Говоря о тюркс. этимологии, Б. А. Рыбаков отсылает к “обобщающей работе” Н. И. Кравцова и С. Г. Лазутина[8], отмечая, что в работе “Древняя Русь…”[9] он “тоже отдал дань такой этимологии”[10] – проговорка по Фрейду: именно отдал дань. Как если бы историческая наука всё ещё находилась бы в пресловутом иге, а. чтобы заниматься наукой нужно было бы испросить ханский ярлык.Между тем, так называемая “тюркская этимология” отнюдь не всегда была “утверждённой” в науке.

Так, Ф. Миклошич отнёс слово кощей в значении худой, тощий; скелет; скряга-старик; кошчий – тощий к слову кость[11]. Никаких тюрк. заимствований он здесь не видел.

В. В. Каллаш[12] и подробно П. М. Мелиоранский[13] обосновали уже тюркск. этимологию.

Но уже А. Г. Преображенский подверг законной критике эти построения, так как Мелиоранский строит следующую цепочку отождествлений, из которой получает нужный результат, где “кощей: тюрк. кошчы от кош в смысле кочевой поезд; след., значение: состоящий при кочевом поезде, обозный, отсюда: конюх, работник, пленник. В каком отношении кощей в этом смысле и кощей скряга, «кощей бессмертный», скелет и проч., сказать трудно; вероятнее всего, слова эти нетождественны этимологически”[14].

П. М. Мелиоранскому возражает, также, А. И. Попов, соглашающийся, таким образом, с критическими замечаниями, высказанными А. Г. Преображенским[15].

Кроме того, непонятно ещё и то, как с тюрк. этимологией соотносятся слова: кощун, кощунствовать, кощунники и т. п.

Прежде, чем приступить к этимологизированию слов заявленной темы, скажем сразу: считаем (и докажем), что слова Кащей и кощей – не одно и то же, не две формы одного и того же слова (где употреблявшееся Пушкиным Кащей заявляется как устаревшая и безграмотная форма при правильной форме через о), а два разных слова.

А теперь – обо всём по порядку.

Как-то не принято отмечать, что русскому персонажу по имени царь Кащей в точности (филологически) соответствует персонаж из эпоса Древней Индии. И узнать его, если читать о нём текст, набранный кириллицей – очень непросто. Алфавит деванагари русскоязычному читателю обычно неизвестен. И потому об индийском царе Кащее узнать удаётся, чаще всего, случайно. А ведь в Индии до сих пор есть город царя Кащея – бывшая столица царства Кащея, этот город – центр паломничества, индуистский Иерусалим и индуистская Мекка в одном лице (городе).

Поясним. Есть санскр. глагол काश् kāç в значении быть видимым, появлятся[16], очевидно, оглагольным существительным и является слово काशि kāçí (следует пояснить, что буква श् алфавита деванагари, обозначаемая латиницей как ç, имеет звучание как русское ш мягкая, например, в слове щука, то есть обозначает звук, соответствующий русской букве щ, ударение в слове падает на последний слог и по-русски काशि kāçí можно передать как Кащú), данное слово имеет значения: солнце, имя царя – родоначальника правителей страны काशि kāçí, горсть, потомки царя काशि kāçí, название народа страны काशि kāçí, название города – места паломничества, то есть Варанаси (совр. Бенарес)[17].

Но напрасно станем мы искать в русскоязычных текстах имя царя Кащú и Кащúевы: город, царство и народ.

Так, в “Толковом словаре”, приложенном к переводу “Бхагаватгиты” Б. Л. Смирнова, можно найти: “КЕШИ, или КАШИ – «лучезарный». Древнее название города Бенареса – Ванараси <…>”[18]. Похожая картина и в “Словаре индийских имён и названий”, приложенном к пересказу Э. Н. Тёмкина и В. Г. Эрмана “Трёх великих сказаний” Древней Индии, где вместо царя по имени Кащú (काशि kāçí) и названного по его имени царства (государства) Кащú (काशि kāçí) можно обнаружить: “Кáши – название государства”[19]. Понятно, что для русского уха слово Кáши звучит настолько похожим на (Нет чего? – Каши) слово каша, что всякая попытка обнаружить в этом параллель к русскому фольклору, отражённому, в том числе, в литературе (царь Кащей поэмы А. С. Пушкина “Руслан и Людмила”) – такая попытка изначально обречена не просто на неудачу, но и осмеяние: действительно, там – государство и раджа, у нас – какая-то каша. И при чём же здесь Кащей? Тем более, что есть мнение, что Кащей – заимствование “в период ранних славяно-тюркских связей”[20]. То есть – у индоариев царь, у славян – мальчик-раб-кошчи.

Параллели, между тем, существуют и эти параллели, обнаруживаемые при сопоставлении имён русского и и.-а. царей, только совпадениями имён (Кащей и Кащú काशि kāçí) эти параллели не ограничиваются.

Так, этнониму кащú काशि kāçí Древней Индии соответствует этноним кащеи (кащии?) из “Слова о полку Игореве”. Правда, следует оговориться, в “Слове о полку Игореве” данный этноним не всегда передан с буквой а, чаще – с  о. Так в тексте Слова первых издателей: “Ту Игорь Князь высѣдѣ изъ сѣдла злата, а в сѣдло Кощiево <…>”[21]. А в реконструкции древнерусского текста, выполненного Н. А. Мещерским и А. А. Бурыкиным: “<…> Игорь князь высѣде изъ сѣдла злата а в сѣдло кощiево <…>”[22]. Но в переводе “Слова” первых издателей Кащей дан через а: “Тогда-то Игорь-князь из своего золотого седла пересел в седло Кащеево”[23].

Изданная же в 1995 г. “Энциклопедия «Слова о полку Игореве»” везде последовательно употребляет только форму с буквой о –  кощей[24].

Стало уже общим местом мнение, что первые издатели перевели текст “Слова”  и издали его с огромным количеством ошибок, описок и т. п. Если бы не обнаруженная нами параллель образу царя Кащея в Древней Индии (ражда Кащú – राजन् काशि rājan kāçí, राजन्काशि rājan kāçí), то можно было бы посчитать, что и в случае с Кащеем они тоже ошиблись, когда в переводе дали слово с буквой а, а современные исследователи-реконструкторы их поправили. В своих Примечаниях к “Слову” современные исследователи-реконструкторы пояснили, что в случае с седлом “«Кощiи» – здесь: невольник, пленник <…>”[25] и сослались на мнение одного из соавторов данных Примечаний[26]. Уже из того, что слово (не то кащей, не то кощей) применительно к седлу имеет значение невольник, можно сделать вывод, что даже текст “Слова” не даёт возможности для однозначного его понимания.

И действительно, в тексте “Слова” термин кащей (или кощей) употреблено в контексте, исключающем понимание его как невольник.

Так, мы находим следующий пассаж (по тексту в современной реконструкции): “Стрѣляи, господине, Кончяка, поганаго кощея, за землю Русьскую, за раны Игоревы, буего Святславличя!”[27] Даже если согласиться с верностью построенной неудобоваримой конструкции о том, что Кащей – искажение слова кощей из тюрк. кошчы от кош в смысле кочевой поезд; след., значение: состоящий при кочевом поезде, обозный, отсюда: конюх, работник, пленник, то и тогда никак нельзя объяснить, почему автор “Слова” назвал предводителя (одного из предводителей) половцев невольником.

Приходится строить новые конструкции-предположения: “Эпитеты, которыми автор «Слова» здесь характеризует Кончака, имеет ярко отрицательную стилистическую окраску и даже противоречит его собственной феодальной этике. Предлагаемый перевод («поганого кощея» – смерда) соответствует стилистической природе оригинала”[28]. Кстати сказать, не вдаваясь в полемику, кратко заметим, что русское слово смерд, как нетрудно заметить, значения невольник (мальчик, раб) никогда не имело. Предположив же, что в тексте “Слова” следует видеть не социальный термин (раб, мальчик, невольник = смерд?!), а этноним кащей, мы не станем, тем самым, пенять автору на нарушение им исповедуемых им же норм собственной феодальной этики.

Посмотрим ещё раз на фразу, где мы встретили исследуемое слово: “<…> Игорь князь высѣде изъ сѣдла злата а в сѣдло к?щiево  [знак вопроса в исследуемом слове поставлен нами. – В. К.] <…>”. Этот пассаж понимают так: зарвавшийся русский князь, так неосторожно напавший в одиночку на половцев, пересел из золотого (княжеского) седла в позорное седло раба (пленника). Словом, sic transit gloria mundi. Но давайте вспомним, много ли мы знаем так сказать классово-сословных типов сёдел? Есть ли сёдла пролетарские и буржуазные, феодальные и крестьянско-феодально-зависимые, купеческие и иждивенческие, аристократические и разночинские, мещанские и интеллигентские?..

Зато мы знаем сёдла: испанские, португальские, английские, монгольские, казачьи, турецкие, камаргские, черкесские (они же кабардинские – адыге уанэ)… Сѣдло кащiево, как представляется очевидным, из этой же категории. Такое седло, очевидно, представляло собой нечто, присущее сёдлам этноса по имени кащеи. Противопоставление же княжеское седло – рабское седло (седло пленника), как нетрудно заметить, мнимое. Понятно, что князь, попавший в плен, лишился и своего коня, и золотого седла на нём, должен был пересесть на коня попроще, и оседланного попроще. И это седло – именно такое, какое было в ходу у степных пастушеских народов и известно оно, как кащеево седло –  по имени этноса – кащеи.

Ничего другого здесь вычитать невозможно, да и не нужно. Тем более, что иное прочтение заставляет обвинять автора “Слова”  в нарушении исповедуемого им принципа феодальной чести и придумывать этому логически противоречивые объяснения.

Всего же в “Слове о полку Игореве” есть три упоминания данного слова: дважды как существительное и один раз – как прилагательное. Прилагательное упоминается с седлом. Кащеем (или кощеем) назван Кончак. Ещё раз слово упоминается в связи с укоризной князю Всеволоду: “Аже бы ты былъ, то была бы чяга по ногатѣ, а кощеи по рѣзанѣ”[29]. Н. А. Мещерский и А. А. Бурыкин поясняют, что “«чяга» – девушка-невольница”[30]. А кощеи – это невольники[31].

Казалось бы, данный пассаж опровергает наше построение и доказывает, что слово кощей (в форме с буквой о), означает невольник, а потому гипотеза Мелиоранского находит своё подтверждение о том, что это – заимствование из тюркс. košči, «пленник», в период ранних славяно-тюркских связей.

В действительности же – нет.

И вот почему. Нам известен этноним геты, лат. Getae, ārum (sg. Geta и Getēs, ae) m[32]. И это же слово использовалось как имя для рабов в Риме, после того, как была завоёвана и подчинена Риму Дакия. После захвата британских кельтов завоевателями с континента этноним, обозначающий валлийцев, употреблялся в Британии для обозначения рабов. Л. А. Гиндин, В. Л Цымбурский приводят многочисленные примеры для обозначения захваченных рабство и проданных на известных рынках женщин, каковые имена-обозначения восходят не только к слову со значением добыча (греч. ληία, дор. λαία из и.-е. *lāwja), но и к этнонимам: асийки от греч. Ἀσία, восходящего к хеттск. Аššuwa[33]. Примеры можно длить. Понятно, что после разгрома половцев и захвата кащеев, они бы продавались, действительно, по баснословно низкой цене.

Словом, можно считать доказанным, что русский персонаж – царь Кащей – имеет параллель в Древней Индии. Это царь Кащú (ражда Кащú – राजन् काशि rājan kāçí, राजन्काशि rājan kāçí). Разумеется, образ царя Кащея не может быть заимствованием из тюрк. пленник, раб, мальчик во время, хоть ранних, хоть любых других, славяно-тюркских контактов, так как значение слов мальчик-раб очень далеко отстоит от значения слова царь.

Напомним, к примеру, что указывает М. Фасмер, относительно происхождения слова кощей: “Напротив, др.-русск. кощеи, кощии «отрок, мальчик, пленник, раб» [в “Слове о полку Игореве”. – В. К.] – из тюрк. košči «невольник» от koš «лагерь, стоянка» <…>”[34]. Далее автор отсылает к слову кош в значении казачий лагерь, стоянка кочевников; шалаш, пастушеский стан (терск.); др.-русск. кошь в значении стан, обоз; и кошевой – в значении старшина, предводитель коша – эти слова М. Фасмер считает заимствованием из тюрк. и приводит, в обоснование своего мнения, современные слова: кирг. koš «войлочная палатка, юрта», башк. koš «шалаш», тур. koš «стадо», балкар. koš «стоянка, мол. ферма, мол. хозяйство»[35].

С этой этимологией согласиться, конечно же, нельзя. Никаких обоснований в доказательство заимствований славянской лексики здесь не приводится, но очевидно, что вся, так сказать, доказательственная база стоит на том, что славяне – народ земледельческий, а тюрки – кочевой, а потому и вся лексика, которая может быть найдена у славян, если её хоть как-то можно связать с тюркской и так сказать кочевнической терминологией, является, априори, заимствованием из тюрк. в слав.

Данная “теория”, разумеется, не имеет ничего общего с наукой, ничего общего с действительным положением дел. Тот или иной образ жизни народов обусловлен слишком большим комплексом причин и уж конечно не является чем-то раз и навсегда данным. Например, хорошо известно, что протогреки, обитавшие, до их вторжения на Балканы, где-то к северу от Чёрного моря, были народом пастушеским. На Балканах они перешли от пастушества к земледелию, но скудость земельного фонда, пригодного для растениеводства, а также наличие изрезанной береговой линии с обилием близко друг от друга расположенных островов, заставили греков стать мореходами: рыбаками, торговцами, а то и пиратами.

Вот ещё любопытный взгляд на скифов: Б. А. Рыбаков считал скифов-пахарей и (или) скифов-земледельцев – мирными (а потому и беззащитными) земледельцами-славянами, а царских скифов – победительными иранцами-кочевниками. Так как, считается признанным, что иранцы – это кочевники. При этом хорошо известно, что пророк Заратуштра проповедовал среди мирных земледельцев и эти мирные земледельцы – иранцы. Проповедь Заратуштры, как известно, кроме прочего, была направлена против алчности карапанов-кочевников – неких тура (туранцев), из среды которых происходил сам пророк Заратуштра. Мало того, что тура – тоже иранцы, так ещё выходит, что, при противостоянии иранцев неким тура, иранцы – мирные земледельцы, а вот при сравнении их со славянами иранцы – уже воинственные кочевники. Но если иранцы могут быть кочевниками и земледельцами, то и любой другой народ, в разные эпохи, в разных условиях, может быть и тем, и другим. Это же применимо и к славянам.

Совершенно ненаучными являются и построения некоего адепта евразийства и пассионарной “теории”, противопоставляющего некое довольно аморфное Славянство, живущее на границе с Лесом, населённом финно-уграми, и чуждую ему Степь (Великую Степь). Ну, и так же чуждую Славянству морскую Скандинавию…

Возвращаясь к интересующей нас лексике, вспомним необоснованно отделяемое М. Фасмером слова: кош в значении казачий лагерь, стоянка кочевников; шалаш, пастушеский стан (терск.); др.-русск. кошь в значении стан, обоз; и кошевой – в значении старшина, предводитель коша, которые М. Фасмер необоснованно, как нам педставляется, отделяет от слова кош в значении плетёная корзина, ст.-слав. кошь κόφινος «корзина, короб»[36], происходящих из прасл. *kosi̯o-, родственного лат. quālum «плетёная корзина» (из *qualso), quasillus «корзиночка»[37].

Сюда же нужно привести и слово кошара «загон (для овец)», цслав. кошара μάνδρα «овчарня)», которое этимологизируют из кош в значении плетёная корзина, ст.-слав. кошь κόφινος «корзина, короб», то есть кошара – это «плетёная изгородь»,  хотя сам М. Фасмер считает возможным поставить вопрос о заимствовании из лат. caseāria «сыроварня», макед.-рум. căşare «сыроварня»[38]. Получается, что слово кошара – заимствование: то ли из тюрк.. то ли из лат. Очевидно, что по крайней мере одно предположение – ложное. Однако, как нередко бывает в таких случаях, ложными здесь являются оба предположения о заимствовании: “Значение ‘корзина, плетёнка’ является для *košara/*košarъ/*košerъ, видимо, древним и исходным. В связи со сказанным мы объясняем это слово как производное с суффиксом -erъ от *košь <…>, вариантное к  *košelь/*košala <…>, которое обозначает в ряде слав. языков корзину, плетёнку и – диалектно (в н.-луж.) – ‘плетень, изгородь, шалаш пастуха из прутьев’. <…>.  Дело в том, что *košara/*košarъ/*košerъ сплошь и рядом обозначает именно п л е т ё н ы й загон для скота, в чём сказалась вторичная мотивация со стороны исконнослав. *košь ‘плетёнка, корзина’”[39].

Правда, авторы процитированного словаря (ЭССЯ) склоняются к мысли, что только из слав. языков слово *košara/*košarъ/*košerъ не объясняется и необходимо видеть в этом слове контаминацию исконнослав. *košь ‘плетёнка, корзина’ и лат. caseus ‘сыр’ (ср. рум., македорум. caş ‘сыр’): casearia[40], однако сам факт исконности в слав. языке слова *košь ‘плетёнка, корзина’ для нас показателен.

Слово же кош(ь), праслав. *košь, откуда ст.-слав. кошь м. р. κόφινος, cophinus ‘корзина’ – это продолжение и.-е. *kosi̯o-, производное с суф. -i̯o- от корня *kos-, с именным -о- вокализмом, производного от глагольного корня *kes-[41].

По мнению авторов указанного словаря, слово *koščunъ/*koščunа является исконнославянским производным с суф. -junъ от глагола *kostiti[42], связанным с *kostь[43].

Ничего тюрк. авторы словаря не видят и в слове кощей. Так, *koščь(jь), цслав. кошть, др.-русск., русск.-цслав. кощь, кощии, прилаг. ‘тощий, худой’, русск. диал. кощá м. и ж. р. ‘исхудалый, тощий человек’ – это производное с суф. -jь (-jъ) от *kostь[44].

Думается, что при этимологизировании данного куста слов, нужно иметь в виду следующее. Русским словам, обозначающим кошель, кошёлку (плетёную корзину), происходящим от праслав. *košь, при обилии лексики в других слав. языках, приводимой в Этимологическом словаре славянских языков, нужно иметь в виду и и.-а. продолжение и.-е. *kosi̯o-,*kes-. Так, в санскр. мы имеем слово कॊष koṣa, то же, что и कॊश ça, имеющее значение бочка, ведро; ящик, сундук, шкаф; ножны; кладовая, сокровищница; словарь; сборник стихов; почка, бутон; бот. чашечка (особенно лотоса); кокон[45].

Вывод следует с необходимостью: данная лексика как в слав., так и в и.-а. языках является исконной, продолжающей и.-е. лексику, она не заимствована из тюрк. языков.

Можно с уверенностью говорить о родстве слав. *košь с и.-а. (санскр.) कॊश ça = कॊष koṣa. Это же относится как к образам, так и словам: царь Кащей и ражда Кащú – राजन् काशि rājan kāçí, राजन्काशि rājan kāçí.

        

P. S. В качестве дополнения к теме хочется привести, не вдаваясь в подробности, ещё некоторые параллели, которые имеются в “Слове о полку Игореве” и в эпосе Древней Индии.

Так, давно замечено, что поэма А. С. Пушкина содержит в себе архетип, воспроизведённый в “Рамаяне” (रामायण Rāmāyaṇa “путешествие Рамы”) Вальмики (वाल्मीकि vālmīki). А вот архетип, содержащийся в “Махабхарате” (महाभारत mahābhārata) Вьясы (व्यास Vyāsa), можно найти именно в “Слове о полку Игореве”.

И в “Слове о полку Игореве”, и в “Махабхарате” описывается некая грандиозная битва. Сторонами её являются: в “Слове о полку Игореве” – куряне князя Игоря и половцы, в “Махабхарате” – кауравы и пандавы.

Первое, что сразу бросается в глаза – это сходство названий инициаторов битвы: куряне и кауравы. Известно, что куряне – это жители Курского княжества, названного по имени города Курска, где др.-рус. Курьскъ происходит от названия реки Кур. Кауравы (कौरव kaurava или कौरवेय kauraveya) означает – потомки Куру (कुरु kuru). Схожесть данных имён может показаться простым совпадением.

Однако продолжим. Курянам князя Игоря противостояли половцы. Кауравампандавы. Пандавы (पाण्डव pāṇḍava) означает потомки Панду (पाण्डु pāṇḍú). Этноним половцы, как доказано, связан этимологически с др.-русск. половъ, что означает светло-жёлтый, блёклый[46]. Пандавы (पाण्डव pāṇḍava), то есть потомки Панду, – слово, производное от имени Панду (पाण्डु pāṇḍú), которое означает бледно-жёлтый, белый, бледный[47]. То есть – куряне, как и кауравы (कौरव kaurava или कौरवेय kauraveya), сражались с бледно-жёлтыми, то есть половцами и пандавами (पाण्डव pāṇḍava).

Как в случае с походом князя Игоря, где инициаторами битвы были куряне, так и на Курукшетре инициаторами битвы были кауравы (कौरव kaurava или कौरवेय kauraveya). И в том, и в другом случае предводителями войск были двоюродные братья.

Эмоциональной вершиной “Слова о полку Игореве” является плач Ярославны. Эмоциональной вершиной “Махабхараты” является плач женщин на поле Куру.

Достойным быть отмечено, что и в названиях произведений существует определённый параллелизм, который невозможно не заметить. Так, древнерусское произведение называется “Слово о полку Игореве.” Полное название “Махабхараты” – “Сказание о великой битве потомков Бхараты”, или “Великая битва потомков Бхараты”(санкр. महाभारत युद्ध mahābhārata yuddha).

Древнерусский памятник называется Словом. Мы должны иметь в виду, что “«Слово» – широко распространённый в древнерусской литературе термин, обозначающий эпическое или ораторское произведение, содержащее обращение к кому-либо. «Словами» назывались также воинские, исторические, бытовые повествования, например: «О полонении Иерусалима Иосифа Евреина слово первое» (всего таких «слов» семь), «Слово об аргивянехъ» (древнегреческий эпос, цитируемый в переводном памятнике XV в. «Рыдание Иоанна Евгеника»), «Слово о безбожном царе Мамае», «Слово об Акире Премудром», «Слово и дивна повесть Динары царицы» (это произведение, аналогично «Слову о полку Игореве», называется в самом тексте «повестью»)”[48].

В названии древнеиндийского произведения фигурирует слово Махабхарата (महाभारत mahābhārata). Это – сложносоставное слово: महाᵒ mahā- используется исключительно как первая часть сложносоставных слов и означает то же, что и  слово महन्त् mahant, то есть большой, сильный, обширный, длинный, обильный, высокий, величественный, громкий, важный, благородный[49]. А вот часть слова, то есть -бхā́рата (भारत bhārata), требует особое пояснение.

В санскр. мы имеем глагольный корень भर् bhar со значением: чувствовать, –  и со значениями: нести; держать, поддерживать; кормить; иметь, обладать[50]. От этого корня имеется достаточное количество отглагольных имён, как существительных, так и прилагательных, со значениями, производными от этого глагольного корня. Среди них особенный интерес для нас представляют слова: भर bhára, то есть несущий, получающий и ношение; ноша, груз; выигрыш; достижение; борьба, схватка; добыча[51]; भरहूति bhára-hūti, означающее боевой клич[52]; но главное – слово Бхарата́ भरत bharatá, здесь – это имя царя Лунной династии, сына Душьянты и Шакунталы[53]. Кроме слова भर bhára, производного от глагольного корня भर् bhar есть производное слово भार bhārá, со значениями ноша; груз, бремя; работа; масса, множество[54], а далее – слово भारत bhā́rata имеющее несколько значений, в том числе и речь, слово; голос[55].

Словом, и древнерусское произведение, и древнеиндийское – это Слово = भारत bhāratа.

Но, как отмечено выше, значения речь, слово; голос в слове भारत bhā́ratа не являются единственными. Так, это слово обозначает потомков царя Луной династии Бхараты (भरत bharatá)[56], то есть Бхараты́, а не Бха́раты, как можно прочесть в разных русскоязычных источниках. Царь – носит имя Бхарата́, а его потомки – это Бхā́рата. Так называются не только потомки означенного царя, но и племя – одно из важнейших древних арийских племён Индии, а по этому племени – все индийцы носят имя бхā́ратов (то есть भारत bhā́ratа)[57].

Нетрудно заметить, что в “Слове о полку Игореве” название произведения связано с этнонимом славян – славяне, др.-русск. словѣне, ст.-слав. словhне, праслав. *slověninъ, мн. *slověne, а в Махабхарате – название Махāбхā́рата (महाभारत mahā-bhārata) – с названием индийцев, то есть бхā́рата (भारत bhā́ratа). При этом и этноним славян (др.-русск. словѣне, ст.-слав. словhне, праслав. *slověninъ, мн. *slověne), и этноним индийцев-бхā́рата (भारत bhā́ratа) – этимологически связаны со словом слово (भारत bhā́ratа). Мы видим, что  самоназвание  славян тождественно самоназванию индийцев: славяне (др.-русск. словѣне, ст.-слав. словhне, праслав. *slověninъ, мн. *slověne) = бхā́рата (санскр. भारत bhā́ratа).

Но и этим параллели не исчерпываются. Так, слово бхā́рата भारत bhā́ratа означает ещё и эпитет бога Агни[58]. Поэтому индийцы-бхā́рата (भारत bhā́ratа) – это не только потомки царя Лунной династии по имени Бхарата́ भरत bharatá, но и потомки Агни-bhā́ratа. Носитель санскритского языка чувствовал это.

В “Слове о полку Игореве” русские называются Дажьбожи внуки. То есть – внуки Дажьбога. Кроме того, слово Дажьбожи дано и в форме Даждьбожи[59]. По этому слову имеется достаточно богатая литература.

Так, В. В. Иванов (он же – Вяч. Вс. Иванов) и В. Н. Топоров категоричны в своей этимологии имени бога, так как Дажьбог и Даждьбог даны ими как две формы одного и того же имени (с чем категорически не согласен редактор от популярной компьютерной операционной системы, подчёркивающий как неправильные слова и в форме Даждьбог, и в форме Дажьбог), отмечая, что “предполагается, что имя Д. образовано сочетанием глагола «дать» и слова «бог»: в таком случае Д. воплощает первый член мифологического противопоставления доля – недоля <…>”[60].

М. Фасмер приводит сразу несколько версий происхождения имени бога, отмечая, что Даж(д)ьбог – это языческий бог солнца, др.-русск. Дажьбогъ (по Ипатьевской летописи), русск.-цслав. Даждьбогъ (перевод Малалы, архивская рукопись), что объясняется из др.-русск. дажь «дай» и *богъ «счастье, благосостояние», то есть «дающий благосостояние»; толкование Ягича из зв. ед. числа дажь боже «дай, боже!» он признаёт едва ли более убедительным; а попытку Корша и Погодина выделить в первой части слово, родственное гот. dags «день», др.-инд. dāhas «пожар, жара», лит. dāgas «пожар»  считает неприемлемой[61].

Тем не менее, Л. П. Якубинский считает возможным связать гот. dags «день», лит. dаga «жара», прус. dagis «лето» с именем Дажьбога[62], так как это – бог Солнца.

Авторы Этимологического словаря славянских языков (ЭССЯ), в целом, разделяют точку зрения М. Фасмера и В. В. Иванова и В. Н. Топорова на этимологию имени бога, считая, что праслав. *dadjьbogъ, др.-русск. Дажьбогъ, откуда прилаг. дажьбожь, даждьбожь – двуосновное сложение императива *dadjь от глагола *dati и имени *bogъ; инновационное славянск. наименование божества[63]. При этом отмечается, что определённые ареальные и словообразовательные отличия обнаруживает сербохор. Dabog, бог земли,– от императива *da(jь) и *bogъ[64].

Думается, что ближе всего к определению истинного происхождения имени Дажьбогъ подошёл А. М. Селищев. Он писал, что “глагольную форму видят также в имени бога Киевского Олимпа “Дажьбогъ”: дажь – 2 л. ед. ч. повелит. накл. Происхождение первой части личного старопольского имени Дас`bóg неясно. Можно полагать, др.-русск. дажь- в имени “Дажьбогъ” было иного происхождения: оно могло соответствовать древнеиндийскому dah- (dahati – “сиять”, “палить”), готскому dags (нем. Tag), то есть  “Дажьбогъ” – “яркое сияние, солнце”. На это значение указывает русская вставка в переводе хроники Иоанна Малалы: “И посем царствова сын его именем Солнце, его наричают Дажьбог… Солнце царь сын Сварогов еже есть Дажьбог” (Ипат. список летописи под 1114 г.)”[65].

Мы должны подробнее рассмотреть и.-а. лексику, предложенную А. М. Селищевым для этимологизирования имени Дажьбогъ.

Это, прежде всего, глагольный корень दह् dah в значении жечь, сжигать[66]. Очевидно, что сербохор. Dabog, бог земли – это значение, развившееся от способа производства зерновых в древности при так называемом подсечно-огневом способе земледелия, когда земледелец должен был выжечь деревья, чтобы засеять поле зерном.

Далее, слово दाह dāha в значении жжение, горение, сгорание; зной, жара; ср. दिशांदाह багрянец небосклона[67].

Так Дажьбогъ – это Сжигающий Бог, или Дающий Бог = Счастье, то есть Даждьбогъ? Какая форма является более правильной: Дажьбогъ или Даждьбогъ?

Думается, здесь контаминация: русское Дажь- при санскр. दह् dah и  दाह dāha и праслав. императив *dadjь от глагола *dati при санкр. दा dā в значении давать, дарить (но и направлять, править)[68]. То есть в имени Дажьбога связаны две ипостаси: и составляющая со значением жечь, сжигать, палить (то есть Дажьбогъ – это Сжигающее Солнце, Бог Сжигающего Солнца, Солнце как Сжигающий Бог и т. п.), и составляющая со значением давать, наделять, что и отражено в сербохорв. Dabog, бог земли. Солнце как огонь неба жжёт, сжигает; огонь (как земная ипостась Солнца-огня) сжигает деревья, а земля, на которой сожгли деревья, даёт урожай.

При этом мы должны помнить, что Дажьбогъ – это бог Солнца. А  бог Агни (अग्नि agní) – это бог огня, домашнего очага, жертвенного костра, который мыслился как триединый (огонь земной, огонь водный и огонь небесный, то есть – Солнце).

Получается, что если индийцы-бхā́рата (भारत bhā́ratа) – это не только потомки царя Лунной династии по имени Бхарата́ भरत bharatá, но и потомки Агни-bhā́ratа, то есть, в конечном счёте потомки небесного Агни (अग्नि agní), то есть Солнца, а русские (по “Слову о полку Игореве”) – потомки Дажьбога (Дажьбожьи внуки), то есть – потомки Солнца, то славяне-руссккие (др.-русск. словѣне, ст.-слав. словhне, праслав. *slověninъ, мн. *slověne) и индийцы (भारत bhā́ratа) бхā́рата (и те, и другие) – Солнцевичи! Потомки Огня (Агни अग्नि agní) небесного – Солнца.

Идём дальше. В “Слове о полку Игореве” в названии фигурирует слово полкъ, которое может означать: поход, война, войско, дружина[69]. Можно сказать и так: “Слово о полку Игореве” – это “Слово о битве Игоря”. Где слово полкъ – равнозначно слову युद्ध yuddha в значении битва, сражение; борьба[70].

Неоднократно отмечалось, что “Слово о полку Игореве” в самом тексте произведения называется песнью. Действительно, реконструированный текст даёт нам следующее (слово песнь в тексте выделено нами. – В. К.): “Нелѣпо ли ны бяшеть, братiе, начяти старыми словесы трудныхъ повѣстiи <пѣснь> о пълку Игоревѣ, Игоря Святъславличя! Начяти же ся тои пѣсни <…> . Боянъ бо вѣщiи, аще кому хотяше пѣснь творити <…>. <…> та преди пѣснь пояше <…>”[71].

Между тем, часть шестой книги “Махабхараты” – (भीष्मपर्व bhīṣmaparva) “Бхишмапарва – Книги о Бхишме” – это знаменитая भगवद्गीता bhagavad-gītā “Песнь господа”[72], где गीत gītа́ означает пение, песня[73]. Получается, что важнейшей составляющей частью Махабхараты является песнь- गीत gītа́ (भीष्मपर्व bhīṣmaparva), при том, что и “Слово о полку Игореве” – это песнь.  А это означает, что два произведения о великих битвах имеют соотнесения в терминах основных своих составляющих: песнь, пение, песня (пѣснь  = गीत gītа́).

Вряд ли все эти многочисленные совпадения (параллели) случайны.

 

© 29.08.2015 Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2015

Свидетельство о публикации №215082902020

© 08.09.2015 Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2015

Свидетельство о публикации №215090800862

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2016

Свидетельство о публикации №116071602415

 

 



[1] См.: Пушкин А. С. Руслан и Людмила. СПб., 1820; Он же. То же. СПб., 1828. С. 8; Он же. Поэмы и повести. Часть первая. СПб., 1835. С. 8.

[2] См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 тт. Т. 2. СПб., 1881. С. 95.

[3] См.: Там же. С. 101.

[4] См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. М., 2003. Т. 2. С. 362.

[5] См.: Там же.

[6] Иванов В. В., Топоров В. Н. Кащей Бессмертный // Мифы народов мира. В 2 т. М., 2003. Т. 1. С. 629.

[7] Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 2001. С. 303.

[8] См.: Кравцов Н. И., Лазутин С. Г. Русское устное народное творчество. М., 1983. С. 117.

[9] См.: Рыбаков Б. А. Древняя Русь: Сказания, былины, летописи. М., 1963. С. 47.

[10] См.: Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. С. 303.

[11] См.: Miklosich F. Etymologisches Wörterbuch der slavischen Sprachen, W., 1886. P. 133 и сл.

[12] См.: Каллаш В. В. По поводу слова «кощей» «Слова о полку Игореве» и Ипатской летописи // РФВ. 1890. № 1. С. 112 – 113; см. также: Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка: в 3-х тт. Т. 1. М., 1910 – 1914. С. 375.

[13] См.: Мелиоранский П. Турецкие элементы в языке «Слова о полку Игореве» // ИОРЯС. 1902. Т. VII. Кн. 2. С. 292; Он же. Вторая статья о турецких элементах «Слова о полку Игореве» // ИОРЯС. 1905. Т. X. Кн. 2.

[14] Преображенский А. Г. Цит. Раб. Т. 3. С. 375.

[15] Попов A. И. П. М. Мелиоранский и изучение тюркизмов в русском языке // Тюркологический сборник 1972. М., 1973, С. 35 – 50.

[16] См.: Кочергина В. А. Санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 161.

[17] См.: Там же.

[18] Толковый словарь // Бхагаватгита. Книга о Бхишме (отдел «Бхагаватгита». кн. VI, гл. 13 – 24). Сер. «Философские тексты Махабхараты». СПб., С. 587.

[19] Словарь индийских имён и названий // Древняя Индия: Три великих сказания. Литературное изложение и предисловие Э. Н. Темкина и В. Г. Эрмана. В 2-х тт. Т. 2: Сказание о Кришне. Сказание о великой битве потомков Бхараты. СПб., 1995. С. 316.

[20] Иванов В. В., Топоров В. Н. Цит. раб. Т. 1. С. 629.

[21] Слово о полку Игореве: Сборник. Л., 1985. С. 7.

[22] Там же. С. 28.

[23] Там же. С. 16.

[24] См.: Энциклопедия “Слова о полку Игореве”: В 5 томах. СПб., 1995.

[25] Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии к тексту «Слова о полку Игореве» // Слово о полку Игореве: Сборник. Л., 1985. С. 462.

[26] См.: Мещерский Н. А. За пробългарския принос в общославянский език // България 1300: Статии и изследования на ленинградските българисты. София, 1983. С. 198.

[27] Слово о полку Игореве. С. 30.

[28] Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии… // Слово о полку Игореве. С. 471.

[29] Слово о полку Игореве. С. 30.

[30] Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии… // Слово о полку Игореве. С. 469.

[31] См.: Там же.

[32] См.: Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 2000. С. 348.

[33] Cм.: Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М., 1996. С. 51 и сл.

[34] Фасмер М. Цит. Раб. Т. 2. С. 362.

[35] См.: Там же. Т. 2. С. 359.

[36] См.: Там же.

[37] См.: Там же.

[38] См.: Там же.

[39] Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. (ЭССЯ). Вып. 11. М., 1984. С. 185.

[40] Cм.: Там же.

[41] См.: Там же. С. 195 – 196.

[42] См.: Там же. С. 187.

[43] См.: Там же. С. 167 – 173.

[44] См.: Там же. С. 187.

[45] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 174.

[46] См.: Фасмер М. Цит. Раб. Т. 3. С. 313.

[47] См.: Кочергина В. А. Цит. раб.. С. 922.

[48] Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии… // Слово о полку Игореве. С. 441.

[49] Кочергина В. А. Цит. Раб. С. 501.

[50] См.: Там же. С. 476.

[51] См.: Там же.

[52] См.: Там же.

[53] См.: Там же.

[54] См.: Там же. С. 479.

[55] См.: Там же.

[56] См.: Там же.

[57] См.: Там же.

[58] См.: Там же.

[59] См.: Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии… // Слово о полку Игореве. С. 458.

[60] Иванов В. В. Топоров В. Н. Дажьбог // Мифы народов мира: Энциклопедия. В. 2 т. М., 2003. Т. 1. С. 347.

[61] См.: Фасмер М. Цит. Раб. Т. 1. С. 482.

[62] См.: Якубинский Л. П. История древнерусского языка. М., 1953. С. 339.

[63] См.: ЭССЯ. Вып. 4. М., 1977. С. 182.

[64] См.: Там же. С. 183.

[65] Селищев А. М. Старославянский язык. Ч. 2. М., 1952. С. 86.

[66] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 263.

[67] См.: Там же. С. 267.

[68] См.: Там же. С. 263 – 264.

[69] См.: Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Комментарии… // Слово о полку Игореве. С. 441.

[70] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 531.

[71] Слово о пълку Игоревѣ, Игоря, сына Святъславля, внука Ольгова. Реконструкция древнерусского текста // Слово о полку Игореве: Сборник. Л., 1985. С. 22.

[72] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 474.

[73] См.: Там же. С. 192.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КАЩЕЙ-क-श-KĀҪÍ-и-КОЩЕЙ-क-श-KÓҪA-ЦАРЬ-КАЩЕЙ-ИНДОСЛАВИКА-РУССКИХ-ИМЁН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Владислав КондратьевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/rudra

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Владислав Олегович Кондратьев, КАЩЕЙ/काशि KĀҪÍ и КОЩЕЙ/कॊश KÓҪA (ЦАРЬ КАЩЕЙ: ИНДОСЛАВИКА РУССКИХ ИМЁН) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.07.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КАЩЕЙ-क-श-KĀҪÍ-и-КОЩЕЙ-क-श-KÓҪA-ЦАРЬ-КАЩЕЙ-ИНДОСЛАВИКА-РУССКИХ-ИМЁН (date of access: 21.05.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Владислав Олегович Кондратьев:

Владислав Олегович Кондратьев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
1 votes

Related Articles
Работа рассказывает об истинном месте планеты Луна в системе Мироздания и человеческих очах. The modern apprehension of the Universe as an dimensionless isotropic bag is not true. The truth is that the Universe is an Undivided Integral System — the Wheel which has the Axis and the border. Тhe mysterious Axis is the God, the Maker of existing, and the obvious Axis is the Moon, the God's throne and our sacred Origin.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Вывод Coin (USDC) на карту Сбербанка – простая задача. Но, нужно знать, где финансовую сделку выполнить наиболее выгодно. Здесь лучшим помощником будет мониторинг сайтов по обмену криптовалют.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
POluavtobia
Catalog: Разное 
6 days ago · From Сергей Адамян
Суть и связь Огня, Света и Цвета. The essence and relation of Fire, Light and Color.
Catalog: Философия 
8 days ago · From Олег Ермаков
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
Первое, что меня сподвигло на это открытие это шок, который испытывают исследователи сверхпроводимости. И это понятно. Если ток проводимости формируется свободными электронами, то почему сверхпроводимость повышается, когда свободные электроны практически исчезают, примораживаясь к атомам. Второе, это упёртость российского учёного дтн Федюкина Вениамина Константиновича, который усомнился в том, что сверхпроводимость существует. Он пишет: "исходя из общенаучных, мировоззренческих положений и практики о том, что всякому действию есть противодействие и любому движению есть сопротивление, можно утверждать, что движению и электрического тока вдоль проводника должно быть сопротивление. Поэтому так называемой "сверхпроводимости" электрического тока нет, и не может быть". .
Catalog: Физика 
В данный момент существует множество специализированных средств для обозначения линий отреза, области производства работ, зоны прокладки инженерных коммуникаций. Одним из наиболее востребованных и универсальных являются строительные карандаши.
15 days ago · From Россия Онлайн
ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОЦИАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
17 days ago · From Россия Онлайн
УМБЕРТО МОНТЕОН Г. Мексика и Великая Отечественная война советского народа.
17 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. ЧЕРНЫЕ АМЕРИКАНЦЫ В ИСТОРИИ США. В 2-Х ТТ.
17 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КАЩЕЙ/काशि KĀҪÍ и КОЩЕЙ/कॊश KÓҪA (ЦАРЬ КАЩЕЙ: ИНДОСЛАВИКА РУССКИХ ИМЁН)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones