Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8463
Author(s) of the publication: З.И. ГУСЕЙНОВА

Share with friends in SM

Концепция божественной справедливости (адл илахийй) в арабо-мусульманской философской мысли имеет собственную историю. Основные философские учения - калам, суфизм, исмаилизм и перипатетизм - по-разному подходили к рассмотрению этой концепции. Первыми, кто назвал себя "ахл ал-'адл" (люди справедливости), - были мутазилиты (букв.: обособившиеся) - наиболее значимые представители философского калама (букв.: речь).

Можно сказать, что в основе этики мутазилитов лежит концепция божественной справедливости, бывшая предметом их дискуссий. Фрагменты этих дискуссий были рассмотрены нами в работах Абу-л-Хасана ал-Аш'ари (873-935) - эпонима крупной школы калама-ашаризма - "Китаб макалат ал-исламиййин ва ихтилаф ал-мусаллин" |1| и аш- Шахрастани (1075-1153)- историка религий и религиозно-философских систем - "Книга о религиях и сектах" (2), представленная в переводе С.М. Прозорова, которые являются наиболее значимыми с точки зрения содержания в них этических взглядов мутазилитов. Среди исследований, посвященных данной проблеме, можно отметить фундаментальный труд Вольфсона "Философия калама" |3], работы "Таййарат ал-фикр ал-исламийй" ("Течения исламской мысли") Мухаммада 'Аммара (41 и "Фирак ва табакат ал-му'тазила" ("Секты и классы мутазилитов") под редакцией "Али-с-Сами ан-Нашшара (5]. Большой интерес представляют работы видных ученых современности А.В. Сага-деева - "Статус философии в "теологизированном" обществе средневекового мусульманского Востока" |6], Т.К. Ибрагима - "Материалистические тенденции в учении мутазилитов" |7] и "Фиософия калама (8-15 вв)" (8], Р. И. Султанова - "К истории становления теологического рационализма. Сравнительный анализ мыслительных схем калама и патристики" |9]. В данной статье мы также обращались

стр. 157


к работам ан-Наубахти [10], И. Гольдциера [11], В.В. Бартольда [12] и др.

Все названные исследователи отмечают роль мутазилизма в развитии калама и, по определению А. В. Смирнова, в "формировании проблемного поля всей арабо- мусульманской философии средневековья" [13, 16]. В частности, Р. И. Султанов отмечает: "В лице мутазилитов калам окончательно перешел к новому этапу своего развития - к этапу универсальной и вначале разрушительной рефлексии, которая потребовала от адептов ислама иной направленности и иных способностей ума, чем те, которыми довольствовались малограмотные слушатели и сподвижники Мухаммада" [9, 41].

Мутазилизм возник и распространился в 750-850-е годы в культурных центрах Аббасидского Халифата - Басре и Багдаде.

Существует ряд версий объяснения названия "мутазилиты". Некоторые видят смысл имени "обособившиеся" в отхождении Васила ибн Ата (ум. в 748 г.) и Амра ибн Убайда (ум. в 762 г.), которые явились основателями мутазилизма, от своего учителя - крупнейшего богослова раннего ислама - ал-Хасана ал-Басри (642-728). Причиной обособления стал спор о том, является ли мусульманин, совершивший тяжкий грех (кабира) верующим, как считали мурджииты (букв.: откладывающие в смысле откладывания суждения о согрешившем до судного дня) или неверующим, достойным смерти, как считали хариджиты (букв.: вышедшие). Мутазилиты заняли промежуточную позицию, не признав такого мусульманина ни верующим, ни неверующим, тем самым отделившись от ал- Хасана ал-Басри, определившего такого мусульманина "лицемером" (мунафик).

Здесь хотелось бы привести руббаййя крупнейшего персидского поэта Омара Хайяма (1048-1123):

Одна рука - на Коране, другая - на чаше.

То мы благочестивы, то нечестивы.

Под этим мраморным сводом цвета бирюзы

Мы не являемся ни окончательно кафирами,

ни полностью мусульманинами [14].

Интересно то, что автора этого четверостишия и мутазилитов разделяют и расстояние (Хайям жил в Иране, а мутазилиты - в Ираке), и время (400 лет). Однако Омар Хайям, не имевший, насколько нам известно, никакого отношения к мутазилитам, фактически передал ту мысль, которая стала началом формирования самостоятельного

стр. 158


учения "обособившихся" и одной из пяти основ их этического учения.

Называя подобное объяснение слова "мутазилиты" "басней", венгерский исследователь Гольдциер пишет, что мутазилиты "были благочестивые, частью аскеты, mutazila, т.е. удаляющиеся (аскеты)" [11, 92]. Французский ученый Анри Массэ также видит в слове "му'тазил" смысл аскетизма, отмечая, что Васил б. Ата и Амр б. Убайд были аскетами, первый из которых "никогда не дотронулся ни до одного динара, а второй молился целые ночи напролет, сорок раз ходил пешком на богомолье в Мекку" [15, 156].

Согласно сведениям ан-Наубахти, происхождение слова "мутазилиты" связано с политической борьбой за власть. После смерти халифа Османа мусульмане разделились на три группы. "Одна из них стояла за правление Али б. Аби Талиба. [Другая] группа отделилась вместе с Са'адом б. Маликом Эти люди отделились от Али и отказались сражаться против него или за него после того, как они присягнули ему и избрали его. И они были названы...мутазилитами ("отделившимися") и [стали] считаться предками мутазилитов навек" [10, 114).

Первых мутакаллимов (букв.: разговаривающие, беседующие) скорее можно назвать философами, чем теологами. Ведь во время своих бесед, споров по той или иной проблеме (результатом которых обычно были разные или противоположные выводы), они основывались не на следовании религиозной традиции (таклид), а на разуме и рациональных доводах. А теология обосновывает истинность религии на основе ее же собственных положений. "Мутакаллимы в организовывающихся ими дискуссиях, конечно, выступали не только в качестве защитников каких-то воззрений, но и в качестве ниспровергателей их. Это были в подлинном смысле диалектики, включая и исконное значение этого слова как обозначающего ученый спор, диспут" (6, 31-32]. Т.К. Ибрагим, характеризуя калам чертами "рационализма, антиавторитаризма, критического духа, просветительства, пантеистической ориентации в решении вопроса о соотношении бога и мира", отрицает распространенное "представление о каламе как о теологической системе" [8, 17].

Перечень самоназваний мутазилитов - "ахл-ат-таухид" и "му-вахиддун" (единобожники), "'ацалиййя" и "ахл ал-'адала" (сторонники справедливости), "ал-ва'адиййя" и "ал- ва'идиййя" (букв.: обещающие и угрожающие, или сторонники принципа воздаяния и возмездия), "ал-маназилиййя" (выступающие в

стр. 159


поддержку принципа промежуточного положения), "ат-танзихиййя" и "ахл-ат-танзих" (поборники очищения) (16, 25) - отражает основы их учения. Особенно ясно они раскрываются в следующих словах мутазилита багдадской школы - Абу-л-Хусайна б. Абу Амр ал-Хаййата: "Многие согласны с нами в отношении божественной справедливости, но признают антропоморфизм. Многие согласны с нами в отношении единобожия и божественной справедливости, но расходятся с нами в отношении божественных обещаний и предписаний. И никто из них не имеет права называться мутазилитом, пока не согласится признать пять основных догматов: единобожие (ат-таухид), справедливость (ал- 'адл), обещание и угроза (ал-ва'ад ва-л-ва'ид), промежуточное положение между верой и неверием (ал-манзила байна-л-манзилатайн), повеление одобряемого и запрещение порицаемого (ал-амр би-л-ма'руф ва-н-нахй ал-мункар)" (2, 191). Перечисленные принципы мутазилизма, как отмечает Смирнов, - "то общее, что роднило их всех (мутазилитов. - З.Г.) независимо от любых разногласий по более частным вопросам" [13, 14).

Несмотря на то, что мутазилиты расходились во взглядах, все же основополагающим принципом этического учения мутазилитов был выбран атрибут справедливости Бога, которому аш-Шахрастани дает следующее определение: "Они (мутазилиты. - З.Г.) сходились на том, что человек способен [на самостоятельные действия], творец своих поступков - хороших и плохих. Заслужит в загробной жизни воздаяние и наказание в соответствии с тем, что он делает. Господь всевышний свободен от того, чтобы приписывались ему зло и несправедливость или (такое) дело, как неверие и неповиновение, потому что если бы он сотворил несправедливость, то он был бы справедливым, так же как если бы он сотворил справедливость, то он был бы справедливым.

Они сходились на том, что Аллах всевышний совершает только благо и добро, и мудростью обусловлена забота о благе людей. Что касается "наилучшего" [для людей} и божьей милости, то в отношении необходимости этого у них существует разногласие. Эту основу они назвали божественной справедливостью" [2, 55-56].

Проблему справедливости мутазилиты рассматривали в тесной связи с проблемой свободы человеческой воли, по которой ими "была написана одна из самых интересных и оригинальных страниц в истории средневековой арабо-мусульманской

стр. 160


философии" [7, 43]. Вопрос о свободе человеческой воли заключался в следующем: свободен ли человек в своих поступках или же его судьба и поступки зависят от божественной воли. Арабский ученый М. Умран отмечает, что "на заре истории мусульманства первоочередной проблемой была проблема предопределения (када. - З.Г.) и судьбы, (кадар. -З.Г.) (17), которая привела к попытке согласования между ал-када, ал- кадар или ал-джабр (букв.: принуждение,), - с одной стороны и между ал-uxmuuap (букв.: выбор в смысле предпочтения благого. - З.Г.) и хурриййату-л-инсан (букв.: свобода человека. - З.Г.) - с другой" [18, 45]. В поисках решения этой проблемы центральными стали понятия "кадар" и "джабр", производными которых явились названия мыслителей - кадаритов (ограничивающих кадар, но никак не признающих его) и джабаритов (сторонников божественного предопределения). Как заметил Р. И. Султанов, "первое дьявольское сомнение в справедливости и правоте решений бога породило людские сомнения, что выразилось в распространении еретических и ошибочных учений, в том числе и учения кадаритов" [9, 29]. Однако мы не можем согласиться с названием сомнения в справедливости Бога "дьявольским", а учения кадаритов -"еретическим" и "ошибочным", поскольку это сомнение нашло оправдание зла на земле в пользу Бога, тогда как тот, кто не сомневался в справедливости Бога по отношению к человеку, невольно утверждал обратное.

Сторонниками идеи предопределения признаны джабариты, которых аш-Шахрастани подразделяет на "истинных" и "умеренных". Первые абсолютно не признавали за человеком действие и способность к действию (среди них Джахм б. Саф-ван (казнен в 745 г.) - эпоним джахмизма); вторые признавали за человеком способность, совершенно не производящую действие. Ко вторым причислялись наджжариты - последователи ал- Хусайна б. Мухаммада ан-Наджжара, учения которого придерживалось "большинство мутазилитов Рея и его окрестностей" |2, 85]. Сторонником джабаризма был также мутази- лит, основатель одной из джахмистских сектдираритов - Ди-рар б. 'Амр (728-815), ученик Васила б. Ата [2, 204].

К кадаритам причислялись Гайлан ад-Димашки (убит ок. 742), ал-Хасан ал-Басри и мутазилиты. Однако мутазилиты не соглашались с таким названием, потому что пророк Мухаммед назвал кадаритов "магами в этой (мусульманской общине)" в том .смысле, что они считали человека абсолютным творцом (халик) своих действий, тем самым приравнивая его к Богу.

стр. 161


В Коране написано: "Кто признает ботов, соучастников Богу, тот делает великий грех" [19, 4: 51, 4:116].

Кадариты не могли согласиться с утверждением мусульман-традиционалистов о том, что неограниченность произвола Бога, который "ведет, кого хочет, на прямой путь" [19, 2; 209], "а если захочет, обездолит вас" [19, 2: 219] и абсолютная ограниченность человеческой воли предполагают справедливость Бога. Правоверный мусульманин и в мыслях не мог допустить, что Бог может быть несправедливым (залим), ибо в Коране сказано "Господь твой не обидчик рабов своих" [19, 41;46]. Кадариты в утверждении божественного произвола видели отрицание божественной справедливости. В стремлении доказать, что Бог не является несправедливым, кадариты пришли к учению о полной свободе человеческой воли, которое явилось причиной первого в мусульманском мире случая наказания людей за религиозные убеждения. "При халифе Хишаме (724-743) некоему Гайлану, по происхождению копту отрубили руки и ноги за учение о свободе воли: что зло в мире происходит не по воле бога" [12, 122]. Подобные наказания были в интересах правящей в 661-750 годах династии Омейядов. Идея предопределения, что все происходит по велению Бога, позволяла правителям прикрывать свои насильственные и несправедливые действия. "Эти владыки - говорят старые кадариты - проливают кровь правоверных, присваивают себе неправильно чужое имущество и говорят: "Наши деяния совершаются вследствие кадара" (11, 90). Здесь кадар имеет смысл предопределенной Ботом судьбы, против такого кадара и выступали кадариты.

Гольдциер рассказывает историю о халифе из династии Омейядов - 'Абд ал-Малике. Во время борьбы за власть, когда он убил одного из своих соперников и "голову убитого велел бросить в толпу приверженцев своей жертвы то он приказал при этом возвестить им: "Повелитель правоверных убил вашего властителя, как это было в предвечном предопределении и в неотвратимом божественном решении" [11, 90]. Таким образом, 'Абд ал-Малик выразил джабаритское понимание справедливости Бога, которое подводит к признанию того, что не человек совершает насилие, а Бог.

Однако хотя среди мутазилитов были приверженцы и ка-даритов (в частности главу басрийских мутазилитов ан-Наззама считают одним из руководителей кадаритов [20, 111], а Абу-л-Хузайла - "кадаритом в отношении настоящей жизни, джабаритом в отношении будущей жизни (2, 59-60], и джабаритов,

стр. 162


- все же в большинстве своем они не могли согласиться ни с теми, ни с другими, ибо первые признавали за человеком полную свободу воли, что приводило к признанию некоего Творца - Человека, а вторые, утверждая божественную предопределенность судьбы людей и их поступков, полностью отрицали за человеком свободу воли, что несовместимо с принципом справедливости. Как утверждает Т.К. Ибрагим, сам "активистский дух мутазилитов несовместим с какой-либо фаталистической концепцией и особенно с религиозным догматом о предопределении" (7, 43).

В соотношении джабарйтской идеи предопределенности Богом человеческих поступков и кадритской проблемы свободы выбора человека мутазилиты Исследовали концепцию божественной справедливости. Бог сотворил в человеке лишь волю и способность к действию. Предопределение воли и способности человека к действию отрицает Его вмешательство в выбор человеком тех или иных поступков. Однако свободные действия человека связаны с Богом, с предопределенными Им воздаянием и наградой, логично отрицающими несправедливость Всевышнего. Согласно 'Аммара, "соотнесенность действий [человека] с Ним (Богом. - З.Г.) есть истинная соотнесенность" [4, 48]. Эта концепция справедливости, как соотнесенности проблем свободы воли и божественного предопределения, противоречит пониманию идеи божественной справедливости джабаритов. В качестве аргумента, что человек не является творцом своих действий, они ссылались на следующие аяты Корана: "Разве тот, кто творит, подобен тому, кто не творит?" |16:17] или "Есть ли какой-либо творец, кроме Бога, подающего потребное вам с неба и земли?" (18, 35: З].

Мутазилиты, в частности, ал-Кади Абд ал-Джаббар, говорили, что эти аяты - лишь слова, "а что касается смысла, то истинно, нужно разъяснить, что раб божий творит нечто истинное, таким образом, человек творит предопределенное" [4, 48-49] в смысле указанного Богом прямого, правильного пути. Человек же на основе своего разума следует этому пути или отклоняется от него, что происходит без вмешательства Бога. Как справедливо утверждает Вольфсон, "по причине этого отказа от предопределения в действиях человека мутазилиты известны как "сторонники справедливости" (3, 616]).

Для мутазилитов справедливость - прежде всего "то, чего требует разум" [5, 183]. Человеческий разум - источник отличения справедливого от несправедливого, а не божественного

стр. 163


веления. Бог только предписывает добро и запрещает зло, оставляя за человеком право выбора.

Васил б. Ата говорил: "Создатель всевышний премудр, справедлив, недопустимо приписывать ему зло и несправедливость, невозможно, чтобы он хотел от людей противоположное тому, что он (сам) повелевает, возлагал на них что-либо, а затем наказывал их за это. Человек - творец добра и зла, веры и неверия, повиновения и ослушания, и ему воздается за его действия. Господь же всевышний дарует ему силу делать все это" [2, 57].

Мутазилиты ставили вопрос о справедливости Бога следующим образом: "является ли Аллах желающим зла, способным ко злу, творящим зло". В случае отрицательного ответа, "сторонники божественной справедливости" задавались вопросом: "откуда же исходят те зло и несправедливость, царящие на земле?" Абу-л-Хузайл ал-Аллаф (ум. ок. 849) - видный представитель басрийской школы мутазилитов - говорил:

"Невозможно, чтобы творец вершил ее (несправедливость. -З.Г.), потому что это не происходит, кроме как по причине недостатка [совершенства], а недостаток [совершенства] не допустим" [1, 200].

Выходит, что Бог есть совершенство, которое не предполагает отсутствия или недостатка чего-либо, иначе оно не было бы совершенством, ввиду чего все несовершенства мира объявляются результатом человеческих поступков. И, вероятно, именно это обвинение человека в существовании несправедливости и зла на земле возводит его до степени богоподобия.

Согласно сообщению ал-Аш'ари, по вопросу о том, может ли Аллах творить несправедливость, мугазилиты разделились на две группы. Одни мугазилиты утверждали, что Творец может творить несправедливость, но не желает этого. Другие, сторонники 'Аб- бада б. Сулаймана, признавая такую способность, категорически отрицали придание Богу слова "несправедливый".

Среди тех, кто полностью отрицал какую-либо власть Бога над несправедливостью, в первую очередь следует отметить Ибрахима ан-Наззама (ум. в 835-36 или 845) - представителя басрийской школы мутазилитов, сторонника самого жесткого варианта теодицеи. Он говорил: "Аллах всевышний не отличается властью над злодеяниями и грехами, они не подвластны Создателю Всевышнему" [2, 62]. Подобно ему, ал-Джахиз (ум. в 869) также отрицал способность Аллаха творить несправедливость, ибо "Он - справедлив, не чинит насилие и не желает неповиновение" [2, 77].

стр. 164


Некоторые мутазилиты признавали за Богом возможность творения зла, но не могли признать это на словах. Ал-Аш'ари сообщает: "Все мутазилиты, кроме 'Иббада, говорили, что Аллах творит зло, которое есть наказание. И это - зло, (которое понимается] иносказательно, и - плохие поступки, [понимаемые] аллегорически. 'Иббад отвергал то, что Аллах - хвала Ему- творит нечто, называемое злом" [1, 245]). Когда ' Иббада спросили: "Говоришь ли ты, что Аллах не перестает быть благодетельным и справедливым?" он ответил: "Я не говорю так" .Такие же ответы последовали на следующие вопросы:

"[Говоришь ли ты], что Он не перестает быть никем, кроме благодетельного и справедливого?"; "не перестает быть творцом?"; "не перестает быть никем, кроме творца?" [1, 179]. Отсюда следует, что 'Иббад допускал возможность того, что Бог может быть кем- то, кроме справедливого и кем-то, кроме творца. Бог не может быть только справедливым, так как на земле нет недостатка в несправедливости, но Бог не может быть и единственным творцом, ибо эта несправедливость исходит от человека, и здесь человек объявляется Творцом, а Бог - Со-Творцом. Ал-'Аллаф более смел в своих суждениях:

"добро есть добро само по себе, зло есть зло само по себе, но не [вершится] согласно воле Аллаха. Аллах хочет добра и повелевает его, потому что Он сам добро. Он запрещает 'зло, потому что Он сам - зло" ]5, 146].

Некоторые мутазилиты, в частности Абу-л-Хузайл, утверждали, что "Аллах способен к несправедливости, насилию и лжи однако не творит того в [силу] своей мудрости (ли- хикматихи)" ]21, 484].

Среди мутазилитов были сторонники признания за Богом несправедливых действий по отношению к детям. Однако и здесь они расходились во мнениях. Так, Абу Джа'фар ал- Искафи считал: "Аллах всевышний не властен над несправедливостью разумных, он отличается властью над несправедливостью детей и безумных". Он обосновывал божественную несправедливость к детям неразумностью последних, ибо разум - главный критерий отличения добра от зла. Если ал-Искафи причину злодеяния Бога видел в отсутствии разума у ребенка, то Бишр б. ал-Му'тамир (ум. после 825) - глава одной из мутазилитских школ в Багдаде - такой причиной называл наличие совершенного разума. Таким образом, несправедливость Бога оправдывалась: Бог, наказывая ребенка, не поступает несправедливо по отношению к нему. Он также говорил: "Если Он (Бог. - З.Г.} причинит им (детям. - З.Г.)

стр. 165


страдание, то, [значит], они - совершенные (в смысле достижения детьми совершенного разума], неверующие, заслуживающие наказания" (1, 201]). Вероятно, ал-Му'тамир признавал способность Богд к несправедливости, но не мог допустить применения к Нему атрибута несправедливого. Муса ал-Мурдар писал: "Признание этого слова (несправедливость. - З.Г.) Творцу - велик Он и славен - отвратительно, не одобрительно применение его по отношению к мусульманину. А как применить его по отношению к Аллаху? Творец запретил говорить или делать несправедливость. Безусловно, не одобрительно изменение этого (того, что запретил Аллах.-З.Г.)" (1, 201].

Мухаммед б. Шабиб, подобно Бишру б. ал-Му'тамиру, также считал, что наказание Аллаха не исходит от самого Аллаха, ибо Аллах не может наказывать несправедливо. Зло Аллаха - ответ на зло, совершенное человеком, поэтому Мухаммед б. Шабиб оправдывает первое идеей божественного возмездия: "Поистине несправедливость не случается, кроме как с теми, кто ее заслужил. И ты знаешь, что несправедливость не исходит от Аллаха - хвала Ему. Бессмысленна речь того, кто говорит: "Если бы Он сделал" [1, 201]. Ведь Бог всегда желает добра.

Относительно идеи божественного воздаяния одни мутазилиты говорили, что воздаяние уже существует в этой жизни, а другие утверждали, что оно будет только в той жизни. Так, согласно мнению Ибрахима ан-Наззама, "воздаяние будет только в Судный день, ведь то, что Аллах - хвала Ему - наделил верующих любовью и опекой, не является воздаянием, потому что, поистине. Он делает это для верующих для того, чтобы увеличить их веру, чтобы испытать их в благодарности Ему" |1, 206 ]. Некоторые мутазилиты признавали наличие справедливого воздаяния в этой жизни, называя его вознаграждением в виде заботы о верующих.

Идея справедливости как воздаяния включает в себя вопрос о греховности, о покаянии грешника (тавба) и желании Бога простить или наказать его. Бишр б. Ал-Му'тамир заявлял, что покаяние (тавба) тяжкого грешника принимается Всевышним лишь при условии, если грешник не повторит тяжкого греха. В противном случае, покаяние не имеет никакой силы, и Бог властен воздать грешнику тем, что заслужил последний (2, 70]. Однако, помимо неповторения тяжкого греха и уклонения от греха вообще, главным требованием тавбы является совершение хорошего действия.

стр. 166


Идею и проблему справедливости мутазилиты связывали с проблемой блага и зла. Они утверждали, что все, и даже зло, творимое Богом, есть добро, аргументируя это положение тем, что все, что делает Бог, - справедливо. "Нам известно, пишет аз-Замахшари, что Аллах мудр, знающ безобразие безобразного, знающ, что Ему оно не нужно. Нам известно также, что все, что делает Аллах, есть добро. Поскольку сотворение того, кто творит безобразие, является Его делом, то и оно должно быть добром" [16, 55]. Ал-Хаййат характеризовал страдания и бедствия как зло в иносказательном смысле слова, "как неосознанную сторону блага" [22, 16]. Согласно этой точке зрения, целью любого зла является добро. Поэтому несправедливость, болезнь, страдания, полагающие своей целью добро, не являются злом, тем самым они обретают смысл справедливости.

Ограничивая свободу всемогущественного Бога, мутазаилиты выдвинули тезис о необходимости справедливости Бога. Бог всемогущ, но Он должен быть справедлив к тому, кто обладает свободой выбора, воздавая и наказывая строго согласно содеянному. Как показал Массэ, "произвольное всемогущество Аллаха мутазилиты заменили обязанностью Аллаха по отношению к своим созданиям. Оказалось, что человек свободен, в то время как божество не вполне свободно!" |15, 1561.

Свобода и сила Бога ограничивались и в смысле Его способности уничтожения мира. Бог не может уничтожить Свой мир, ибо уничтожению подвергается все хорошее и плохое, а это противоречит принципу божественной справедливости. Более того, если одни мутазилиты признавали неспособность Бога уничтожить мир, то другие утверждали сотворенную Аллахом способность человека к уничтожению действия Аллаха. Здесь речь идет о самоубийстве, в процессе которого уничтожается жизнь человека как творение и действие Аллаха [8, 20].

У главы басрийских мутазилитов Абу 'Али Мухаммеда б. Абд ал-Ваххаба ал-Джуббаи (850-915) своя, отличная от других мутазилитов, концепция божественной справедливости. Она связана с понятием божественной милости, которое аш-Шахрастани определяет так: "Все обязанности суть божественные милости. Посылка пророков, предписание религиозных законов, подготовка постановлений, указание самого правильного пути - все это суть божественные милостив |2, 79]. Поскольку действие Бога направлено на объект действия

стр. 167


- человека, постольку милость - это прежде всего результат человеческого действия, а не милость Бога.

Идея милости у ал-Джуббаи сводилась к двум соотнесенным между собой вопросам: 1) возлагает ли Бог на человека веру без милости или при наличии ее; 2) повинуется ли человек без божественной милости или только при наличии ее? Ал-Джуббаи считал: если кто-либо уверовал при наличии божественной милости, то воздаяние ему - меньшее за незначительность его усилий и наоборот. Однако он выступал против того, чтобы Аллах возлагал веру без милости, тогда как его сын Абу Хашим (321/933) сказал: "Хорошо со стороны Всевышнего возлагать на него веру наиболее тяжким из двух способов - без милости" [2, 82].

Ал-Джуббаи рассматривал концепцию справедливости Бога в связи с идеей воздаяния, которое также имеет отношение к идее милости. Он допускал, что "справедливость со стороны Аллаха всевышнего в отношении потерпевшего несправедливость от притеснителя совершается посредством воздаяния, которым он облагодетельствует притесняемого, когда Аллах не обязан воздавать притеснителю за то, чем он повредил ему" (2, 821. Это воздаяние рассматривается как милость Аллаха, ибо воздаяние не входит в Его обязанность. Согласно ал-Джуббаи, воздаяние приносит пользу "только с предшествующим страданием" {2, 82]. Иначе, если бы в будущей жизни Бог не вознаграждал за страдания и муки в жизни настоящей. Он не был бы справедливым. Относительно милости Аллаха ал-Аш'ари писал: "Аллах не одаривает (своей] милостью неверующего (кафир) для того чтобы он (кафир. - З.Г.) уверовал и заслужил счастья (в смысле блаженства в раю. - З.Г.)" [5, 146]. Ал'Аллаф считал, что "милость, подобная этой, является сжиганием справедливости Аллаха, таким образом, Аллах объявляет эту милость самым благим своим действием" (5, 146]. Соотнесенность атрибутов милости и справедливости Бога основывается на признании совершенства Бога, желающего наилучшее для людей, и на воздаянии тем, кто его заслужил.

Как сообщает ал-'Аш'ари, джуббаиты - приверженцы ал-Джуббаи - утверждали вечность справедливости и милосердия Бога как атрибутов действия: "если ты говоришь, что милосердие - действие и справедливость - действие, то скажи, что Аллах не перестает быть никем, кроме милосердного и кроме справедливого. Он (ал-Джуббаи. - З.Г.) сказал: "Мы говорим, что Он не перестает быть [никем], кроме милосердного, непричиняющего зло, справедливого и не несправедливого" ]1, 179].

стр. 168


Диспуты мутазилитов по проблеме справедливости Бога можно свести к следующему: Бог может быть несправедливым, но в силу данных Им человеку способности (истита'а) и воли (ирада) к творению добра и зла Он не является несправедливым. Как заметил Вольфсон, "если бы человек не был свободен, то божественная справедливость не могла бы "винить" и "наказывать" человека за его злые поступки, а человек не мог бы быть "восхвален" за свои добрые деяния" [3, 616]. Идея божественной справедливости имеет истинный смысл только тогда, когда человек имеет свободу выбора. Справедливость обосновывается двумя основными положениями: утверждение свободы человека в выборе поступков и отрицание несправедливости Бога.

Также, исходя из взглядов мутазилитов, допустима вечность атрибута божественной справедливости Бога, не отделимого от сущности Бога, существующего постольку, поскольку существует Бог. Бог "творит справедливость изначально (тиба'ан - букв.: врожденная особенность) применяя ее при появлении возникшего добровольного злого действия [со стороны] разумного существа" [5, 147].

1. Ал-Аш'ари. Китаб макалат ал-исламиййин ва ихтилаф ал-мусаллин. 2-е изд. Висбаден, 1963.

2. Аш-Шахрасташ. Книга о религиях и сектах. (Китаб ал-милал ва-н-нихал). Ч. 1. Ислам. Перевод с арабского, введение и комментарий С.М. Прозорова. М., 1984. В данной книге написано: "нахй ал-мункар", хотя точнее будет: "нахй 'ани-л-мункар".

3. Wolfson H. A. The philosophy of the kalam. Harvard Un-ty Press. Cambridge, Massachusets and London, 1976.

4. 'Аммара. Мухаммед. Таййарат ал-фикри ал-исламиййи. Бейрут, 1985.

5. Фирак ва табакат ал-му'тазила. Александрия: Дар ал-матба'ат ал-джами'иййа, 1972.

Ь. Сагадеев А.В. Статус философии в "теологизированном" обществе средневекового мусульманского Востока // Из истории философии освободившихся стран. М., 1983.

7. Ибрагим Т К. Материалистические тенденции в учении мутазилитов // Философское наследие мусульманского мира и современная идеологическая борьба. М., 1987.

8. Ибрагим Т.К. Философия калама / Автореферат диссертации на со иск. уч. ст. д-ра филос. наук. М., 1984.

9. Султанов Р.И. К истории становления теологического рационализма. Сравнительный анализ мыслительных схем калама и патристики // Рационалистическая традиция и современность. Ближний и Средний Восток. М., 1990.

10. Ан-Наубахти. Шиитские секты. Перевод с арабского, исследование и комментарий С.М. Прозорова. М.. 1973.

11. Голъдциер И. Лекции об исламе. СПб., 1912.

12. Бартольд В.В. Сочинения. М., 1966. Т. 6.

стр. 169


13. Смирнов А.В. Великий шейх суфизма: Опыт парадигм, анализ философии Ибн 'Араби. М., 1993.

14. The rubaiyat of Omar Khayyam and Fitzgerald. Tehran.: Sirang, 1997.

15. Массэ А. Ислам. Очерк истории. М., 1963.

16. Mycaee M.M. Мутазилиты. М., 1997. С. 25. Цит. с некоторыми уточнениями в арабской транскрипции и в переводе арабских терминов.

17. В данном контексте слово "ал-кадар" не имеет отношения к кадаритам: ал-кадар не противопоставлен ал-джабр, но они оба вместе с "ал-када'" противопоставлены выбору и свободе.

18. Ал-Газали. Мухаммад. Ал-иктисад фи-л-и'тикад. Каир: Дар ат-тиба'а ал- мухаммадиййа, 1983.

19. Коран, 4: 51; 4: 116 (пер. Г.С. Саблукова).

20. Закуев А. К. Философия ан-Наззама. Баку, 1961. Закуев сообщает, что согласно сведениям Сеида Шарифа ал-Джурджани, ан-Наззам - "один из дьяволов кадаризма, читавший много книг философов и смешавший их взгляды со взглядами мутазилитов".

21. Ан-Нашшар. Нашаат ал-фикр ал-фалсафийй фи-л-ислам. Каир, 1977.

22. Аляви А.А. Философская доктрина мутазилитов. Автореферат диссертации на соиск. уч. ст. кандидата филос. наук. М.. 1975.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КОНЦЕПЦИЯ-БОЖЕСТВЕННОЙ-СПРАВЕДЛИВОСТИ-В-ЭТИЧЕСКОМ-УЧЕНИИ-МУТАЗИЛИТОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

З.И. ГУСЕЙНОВА, КОНЦЕПЦИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ЭТИЧЕСКОМ УЧЕНИИ МУТАЗИЛИТОВ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КОНЦЕПЦИЯ-БОЖЕСТВЕННОЙ-СПРАВЕДЛИВОСТИ-В-ЭТИЧЕСКОМ-УЧЕНИИ-МУТАЗИЛИТОВ (date of access: 22.09.2019).

Publication author(s) - З.И. ГУСЕЙНОВА:

З.И. ГУСЕЙНОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
899 views rating
08.09.2015 (1474 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
4 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
4 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
4 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
4 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КОНЦЕПЦИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ЭТИЧЕСКОМ УЧЕНИИ МУТАЗИЛИТОВ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones