Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Attached Files
675 days ago
КРЕСТЬЯНЕ/ कृष्टयः KR̥ṢṬÁYAḤ, कृष्टि KR̥ṢṬÍ (ИНДОСЛАВИКА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТЕРМИНА)



Permanent address of the file on Libmonster server:

Permanent document address (direct link to the file):

https://libmonster.ru/m/articles//download/14206/3132

Upload date:

14.07.2017

Back link to this page for scientific work (for citations):

КРЕСТЬЯНЕ/ कृष्टयः KR̥ṢṬÁYAḤ, कृष्टि KR̥ṢṬÍ (ИНДОСЛАВИКА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТЕРМИНА) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.07.2017 . URL: https://libmonster.ru/m/articles//download/14206/3132 (date of access: 20.05.2019 )

No viruses! Tested by Libmonster.
© http://libmonster.ru

Libmonster ID: RU-14206

Share with friends in SM

ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

 

КРЕСТЬЯНЕ/ कृष्टयः KR̥ṢṬÁYAḤ, कृष्टि KR̥ṢṬÍ

(ИНДОСЛАВИКА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТЕРМИНА)

 

                                                                                     सत्यमेव  जयते 

 

Русский термин крестьяне обозначает, согласно словарю С. И. Ожегова, сельского жителя, занимающегося возделыванием сельскохозяйственных культур и разведением сельскохозяйственных животных как своей основной работой[1]. Однако, в современной русской речи для обозначения сельского жителя, занимающегося возделыванием сельскохозяйственных культур и  разведением сельскохозяйственных животных как своей основной работой, чаще можно услышать специальный термин, который не исчерпывает все значения понятия крестьянин: этот термин – фермер. Особенно часто этим грешат так называемые головы из телевизора (головы из ящика), а также публикации в Интернете. Автору данной статьи нередко приходилось встречать сообщения (публикации) о так называемых неолитических фермерах (фермерах неолита), что, конечно, является сапогами всмятку.

Действительно, фермер – это, согласно всё тому же словарю, владелец или арендатор фермы[2], где ферма – это частное хозяйство или сельскохозяйственное предприятие на собственном или арендуемом земельном участке[3]. Понятно, что ни о каких отношениях частной собственности, а также и об аренде чужой собственности как правовой категории в доклассовом, догосударственном обществе, то есть в первобытно-общинном (времён неолита), не может быть и речи.

Сделав все необходимые оговорки, можно сказать, что если любой фермер – это крестьянин, то не любой крестьянин – фермер.

Однако, сам факт того, что люди, живущие не в городе и занимающиеся возделыванием сельскохозяйственных культур и разведением сельскохозяйственных животных как своей основной работой, называются (правильно или нет – другой вопрос) очень по-разному, для нас показателен. Это важное обстоятельство, которое следует запомнить, так как оно имеет важное значение для метода доказывания этимологии слова крестьянин, использующегося в данном исследовании.

Стоит напомнить, что в недавнем прошлом в СССР термин крестьянин почти вышел из обращения, так как был замещён словом колхозник (производным, как известно, от сокращения слов коллективное хозяйство: кстати, никогда в советское время упомянутые выше головы не использовали это слово для обозначения первобытных земледельцев, словосочетание неолитические колхозники не могло присниться даже в страшном сне; что бы там ни утверждали современные “властители дум”, но культурный уровень авторов текстов, писавших для дикторов советского телевидения, был намного выше уровня современных российских телевизионщиков).

Говоря об этимологии слова крестьянин, стоит отметить, что уже для В. И. Даля связь этого слова со словом крест и крещение была столь очевидной, что он поместил слово крестьянин в статью крест, указав, что крестьянин – это крещёный человек; мужик, землепашец или земледел, селянин, поселянин; сельский обыватель, принадлежащий к нижнему податному сословию[4].

М. Фасмер приводит такие данные: крестьянин это (в современном значении – с конца XIV в.), др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός (Супр.), болг. кръстя́нин «христианин», сербохорв. кр̀шħанин, словен. krščȃn, чеш. křеst᾽аn «христианин», польск. chrześcijanin – то же, в.-луж. křesćijan – то же, н.-луж. kśesćijan – то же[5]. Он считает, что данное слово – заимствование из лат. языка, где находим слово christiānus «христианин», менее вероятно (но вероятно, хоть и менее) посредничество д.-в.-н. christjâni «христианский, христианин», или прямое заимствование из греч. χριστιανός (которое якобы сблизилось с крьстъ)[6].

Однако, связь со словом крест, по мнению этимологов, существует.

Так, М. Фасмер приводит слово крест и поясняет, что в русском языке – это заимствование из цслав., др.-русск крьстъ, ст.-слав. крьстъ, и первоначальное *krьstъ означало «Христос» и произошло из д.-в.-н. krist, christ[7]. Далее он предполагает, что затем, вероятно, появилось значение «распятие», а уж затем (наверное) и возникло значение «крест»[8].

Всё это, нужно отметить, гадательно и предположительно: наверное, может быть, надо думать, можно полагать…

М. Фасмер полагает, что лат. Chrīstus и греч. Xρῑστός более далеки в фонетическом отношении, а заимствование из гот. christus – невероятно[9].

Существующее мнение, что *krьstъ «крещение» является новообразованием от слова krьstьjaninъ M. Фасмер тоже считает невероятным[10].

Точка зрения, приведённая М. Фасмером, на происхождение русских слов: крест, Христос, христиане, крестьяне, – разделяется и В. Н. Топоровым[11].

П. Я. Черных показывает, что др.-русск. (с X в.) крьстъ, крьстьный, крьстити, ст.-слав. крьстъ: кръстъ происходят из о.-слав. * krьstъ и это – одно из ранних заимствований из германских языков, как полагают, из др.-в.-нем; предлагая сравнить др.-в.-нем. krist: christ (< гот. Christus) Христос [< латин. (эпохи христианизации) Christus < греч. Xριστός – субст. прилаг. χριστός – «помазанник» (калька с др.-евр. māschīakh [иврит מָשִׁיחַ. – В. К.], арам. meschīkhā – «мессия»); прилаг. χριστός – «помазанный», «намазанный», от χρίω – «помазываю», «намазываю», «намащиваю»; ср. χρῑσμα – «мазь», «деревянное масло»][12].

Авторы Этимологического словаря славянских языков (ЭССЯ) солидаризируются, в целом, с М. Фасмером относительно слова * krьstъ, отсылая к Бернекеру и к статье М. Фасмера в его словаре с приводимой им литературой по данному слову[13]. Так, указывается в ЭССЯ, праслав. слово *krьstъ, откуда ст.-слав. крьстъ, как и вся славянская лексика, производная из данного праслав. слова, означает σταυρός (греч.), crux (лат.), то есть крест – “заимствовано из др.-в.-нем. (или гот.?) [или – или: или оттуда, или оттуда. – В. К.] формы имени Христа в докирилломефодиевское время в придунайских землях”[14].

Итак, если подвести краткий итог, то мы получим следующее: на Ближнем Востоке существовало представление о некоем Помазаннике, что в семитских языках опосредовалось словами māschīakh (др.-евр.)  [иврит מָשִׁיחַ. – В. К.], meschīkhā (арам.); это слово было переведено на греч. как прилаг. χριστός – «помазанный», «намазанный», от χρίω – «помазываю», «намазываю», «намащиваю», откуда субстан. прилаг. χριστός – «помазанник», а от него – имя греч. Xριστός (или Xρῑστός), далее – лат. Christus (или Chrīstus), ещё далее – гот. Christus, от которого – др.-в.-нем. krist: christ. Далее не то готское слово, не то происходящее от него др.-в.-нем. слово было заимствовано в общеславянский язык в форме *krьstъ (или: и в форме *krьstъ, и в форме *krъstъ) со значением (Иисус) Христос. И уже от него было получено слово, существующее во всех славянских языках, русское – крестьянин, др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός, а далее это слово приобрело значение земледелец, хлебопашец.

Данная конструкция вступает в непреодолимые противоречия как с формальной логикой, так и с историческими построениями. Дело вот в чём: наличие как слова *krьstъ (и в форме *krъstъ) Христос (> крест), так и слова крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός) предполагает христианизацию славян в общеславянский период, однако историческая наука показывает, что славяне восприняли веру в Христа позднее всех (если не считать литовцев) европейских христианских народов, особенно это относится к южнобалтийским  славянам и славянам Восточной Европы.

Приходится признать, что либо славяне восприняли веру в Христа до распада праславян на самостоятельные этносы, либо – после распада общеславянской языковой общности, но в таком случае необъясним факт наличия у всех славян слова, заимствование которого неизбежно должно было бы произойти ДО такого распада. Необъяснимо в этом случае и заимствование именно немецкого слова (хоть готского, хоть произошедшего от него др.-в.-нем. слова), а не латинского или греческого. Усилия этимологов западного происхождения (необязательно немцев) доказать именно немецкое происхождение интересующей нас лексики (то есть – западной) понятно: это результат утвердившегося в западной науке представления если и не о полной неполноценности славян, то о вековой отсталости от так называемого “просвещённого” Запада. Эти представления, впитанные отечественной наукой в период господства в русской науке заезжих учёных (о мусьё Бопре, который в отечестве своём был парикмахером, а в Пруссии солдатом, и о герре Вральмане, который был  извозчиком, речь здесь не идёт), оказались весьма живучи и как-то само собой стало приниматься, что если и не всё, что диктуют западники, верно, то едва ли не всё, что возражают им почвенники – априори ересь. Всё это относится и к производному от слова *krьstъ (и в форме *krъstъ) Христос слову крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός).

Далее, мы имеем русское крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός), то есть христианин (последователь Христа, последователь веры во Христа), от которого возникло понятие земледелец, хлебопашец. При этом нам приходится рассмотреть следующее, явно неразрешимое, противоречие, состоящее в том, что христианизация Руси происходила с юго-запада на северо-восток, а слово крестьянин появляется (в современном значении) на северо-востоке Руси.

Русь восприняла христианство (по официальной версии – из Византии; по версии А. Г. Кузьмина – несколькими потоками, среди которых было и арианство, и так называемая кирилломефодиевская традиция, но важнейшим было восприятие христианства из Охридской патриархии[15]; концепция крещения Руси Охридской патриархией покоится на прочном фундаменте разысканий М. Д. Присёлкова[16] и А. Карташова, поддержавших гипотезу о том, что при великом Киевском князе Владимире Киевская Церковь находилась в канонической зависимости от Охридской иерархии Болгарской церкви, обладавшей автокефалией; концепция автокефалии Болгарской церкви принимается не всеми исследователями, тем не менее факты свидетельствуют именно об автокефалии[17]) не из Рима и, уж тем более, не из Неметчины, но отчего-то слово *krьstъ (и в форме *krъstъ) Христос считается заимствованием из немецких диалектов.

Христианство на Руси, как и везде, становится религией, в первую очередь, социальных верхов, но термин крестьяне, крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός), становится обозначением социальных низов – феодально-зависимых хлебопашцев. Мало того, хорошо известно, что так называемое Крещение Руси – это не одномоментный акт, а целая серия крещений, сопротивлений крещению, существования так называемого двоеверия. При этом дольше всего христианизации Руси, начавшейся отнюдь не в X в., а  несколько ранее (вспомним митрополию Росия из окружного послания Константинопольского патриарха Фотия), сопротивлялись именно хлебопашцы, именно в Северо-Восточной Руси и именно здесь появляется термин крестьяне в современном значении (в XIV в.).

Получается, что не феодалы, принявшие христианство раньше других, а именно земледельцы, сопротивлявшиеся христианизации дольше других, да ещё в тех местах, где это сопротивление осуществлялось дольше всего, восприняли термин крестьяне: сначала в значении христиане, потом люди (наши, христианские), потом – крестьяне-землепашцы. Трудно понять, как такое могло случиться, если картина, нарисованная историками и лингвистами, верна. Приходится признать, что имеющиеся вопросы в рамках существующих гипотез происхождения слова крестьяне убедительных ответов не имеют.

Встаёт вопрос: возможна ли иная гипотеза происхождения интересующего нас слова? Думается, что мы можем предложить и рассмотреть иную гипотезу. Предложить, рассмотреть и доказать иную, нежели существующая, гипотезу происхождения слова крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός).

Для этого мы должны обратиться к “Ригведе” (санскр. ऋग्वेद, r̥gveda).

Именно здесь, в гимне № 4 первой мандалы “Ригведы” (<К Индре>),   мы и обнаружим ведийский термин  कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ.

Данный термин – कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ –  является противопоставлением термину arí в значении чужой[18] (то есть अरि в значении неблагосклонный; враждебный и враг[19], хотя это слово – пример амбивалентности др.-инд. языков: ведийского и санскрита, – так как अरि arí имеет и прямо противоположное значение, то есть верный, благочестивый, святой[20]) и обозначает понятие (наши) люди, являясь производным от глагольного корня  kr̥ṣ- пахать[21].

Нетрудно заметить, что термин, который фонетически практически тождествен русскому слову (ср.: कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ кришта́яха и крестьяне) имеет и тождественное русскому слову значение: ведийское (наши) люди и пахари наши люди = христиане-крестьяне и пахари (земледельцы, хлеборобы).

Обратившись к санскриту, мы найдём глагольный корень कर्ष् karṣ в значении тянуть, тащить (за собой), пахать, бороздить[22] и пахать; обрабатывать землю[23]. От данного корня в санскрите имеются многочисленные слова, обозначающие как процесс обработки земли, так и саму обработанную землю, а также и земледельца: कर्ष karṣа пахота; обработка земли[24]; कर्षक karṣаka пашущий; обрабатывающий землю и пахарь, земледелец[25], कर्षण karṣаṇa земледелие[26], कर्षिन् karṣin тянущий, пашущий и сельский житель, крестьянин[27]. Сюда же каузатив от कर्ष् karṣ – कर्षय् karṣаy с несколькими значениями, среди которых и пахать[28]. Приведём ещё и слово कर्षू karṣū́ в значении борозда[29]. Санскрит знает несколько гласных, существующих, кроме обычной, ещё и в долгой форме, а потому можно привести нужную нам лексику и с долгим звуком а, то есть[ā]. Это слово कर्षीवण kārṣīvaṇa со значением пахарь, земледелец[30].

Можно заметить, что если у слова कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ кришта́яха и нет суффикса -яне (-янин), присутствующего в слове крестьяне, крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός), то он имеется в словах: कर्षण karṣаṇa земледелие, कर्षिन् karṣin тянущий, пашущий и сельский житель, крестьянин.

Идём дальше и находим ещё один куст слов: कृषक kr̥ṣаka со значением земледелец, хлебопашец, пахарь[31]; कृषि kr̥ṣί со значением хлебопашество, земледелие; поле; пашня; урожай; жатва, уборка урожая[32]; कृषी kr̥ṣī – поле; пашня[33]; कृषीवल kr̥ṣīvalá = कृषक kr̥ṣаka, то есть земледелец, хлебопашец, пахарь; कृष्त kr̥ṣta со значениями вспаханный, обработанный; пашня[34]; कृष्ति kr̥ṣtί со значениями оседлый народ; земледельцы и … мудрец[35].

Сравнивая русскую (славянскую) и индоарийскую лексику можно заметить, что и там, и здесь похожие слова имеют похожее значение – вплоть до полного тождества. Однако, есть и отличия: слав. лексика этимологам представляется заимствованной [причём и слово *krьstъ, кажущееся похожим на कृष्त kr̥ṣta со значениями вспаханный, обработанный; пашня плюс слово कृष्ति kr̥ṣtί со значениями оседлый народ; земледельцы, и слово крестьянин (др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός), которое имеет черты сходства со словами कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ, то есть (наши) люди; कर्षण karṣаṇa земледелие, कर्षिन् karṣin тянущий, пашущий и сельский житель, крестьянин; कर्षीवण kārṣīvaṇa со значением пахарь, земледелец считаются заимствованными; мало что заимствованными, но наличие этих славянских слов во всех славянских языках предполагает заимствование в период общеславянского единства, но, при этом, само заимствование объявляется произошедшим уже после распада общеславянской общности], а и.-а. является результатом развития исконной лексики, производной от глаголов कर्ष् karṣ в значении тянуть, тащить (за собой), пахать, бороздить и пахать; обрабатывать землю, или (и) kr̥ṣ- пахать.

Очевидно, что мы должны провести исследование и установить, является ли совпадение славянской и индоарийской лексики результатом случайного совпадения, или здесь налицо исконное родство слов, которые (у славян) объявлены результатом заимствования (причём – не из и.-а. источника).

И вот что мы можем обнаружить. У славян, которые заимствовали христианство, существует слово для обозначения того, что по гречески называется ή Ανάσταση (του Χριστού, то есть восстановление/восстание Христа, иначе ή Ανάσταση του Κυρίου, то есть восстановление/восстание Господа), воскресенье, др.-русск., ст.-слав. въскрьсение, въскрhшение, что считается калькой греч. слова ἀνάστασις[36]; русское слово производно от крес (из *крҍсъ), также крёс (из *крьсъ) в значении оживление, что является производным, по мнению М. Фасмера, из *krĕрso-, *krьрso-[37].

П. Я. Черных считает, что слово воскреснуть (из воскресенье, где воскресенье – это Воскресение Христово) – позднее образование, где корень (без приставки въз-, без суффиксов) крьс-: крҍс-[38]. Далее, о.-с. *(vъz)krьsno̧ti, *krĕjati > *kreĕsati, *krĕsiti (?)[39]. Автор полагает, что здесь, по-видимому, корень иной, чем в русск. народн. кресать (огонь), кресить (огонь) – то есть «высекать огонь», креса́ло [> диал. крыса́ло (у В. И. Даля)] – «огниво» и др., связанных со словами краса, красный, но тот же, что в др.-русск. крҍсъ – «солнечный поворот», то есть «резкое изменение в течении времени, в течении года»; следовательно, о.-с. корень на ранней стадии *krĕps- (< *kroips-): *krьps-, откуда затем *krĕs-: *krьs- (ps > s, как в о.-с. *osa при лит. vapsà: vapsvà); а старшее значение о.-с. *krĕsiti, *krьsno̧ti, вероятно, было близко к «видоизменить» (облик, существо), «преобразовать», «превратить»[40].

Славянская лексика, связанная с понятием воскрешения довольно богата. Так, ЭССЯ отмечает слово *krĕsъ со значением ‘огонь накануне Ивана Купалы; жаркие дни летом’ с дальнейшим развитием значений этого слова, в том числе и др.-русск., русск.-цслав. крҍсъ ‘солнцеворот, солнцестояние’, что родственно словам *kresati, *kresiti, *krasa[41]. Отсюда прилагательное *krĕsьnъ(jъ) ‘связанный с временем летнего солнцеворота; бодрый, резвый; сильный, крепкий’[42], где *krĕsъ первоначально значило ‘оживание, оживление (природы, человека)’, а не ‘поворот’[43].

Особый интерес для нас представляет слово *krasa, ст.-слав. краса === κόσμος, vestis, ornatus ‘украшение’[44]. Отмечается, что слав. *krasa (подобно *kara, *slava, *trava и др.) содержит в себе признаки так называемого типичного и.-е. отглагольного имени с долгим (продлённым) гласным а (*ō), построенного на базе глагола с корневым звуком е. из этого делается вывод, что являются родственными глаголы *kresati и *krĕsati[45]. Далее обосновывается предположение, что с *kresati мы имеем устойчивое сочетание *kresati ognь ‘создавать огонь’[46], то есть не высекать (битьём), а именно создавать (творить, порождать) огонь, причём вне этого сочетания слово *kresati должно было иметь значение ‘с о з д а в а т ь, творить’[47]. Далее, предполагается, что данное отношения: *krasa – *kresati/*kresiti (то есть а: ĕ, или *ō: *ē), – вполне укладываются в известные и.-е. и слав. закономерности, откуда семантически *krasa убедительно этимологизируется как ‘цвет жизни’ > ‘красный цвет, румянец (лица)’ > ‘цветение, цвет (растений)’ > ‘красота’[48].

Далее, отмечается, что у глагола *kresati значение ‘ударять, сечь, высекать’ является не первичным, а вторичным, производным от устойчивого сочетания *kresati *ognь, что означало ‘с о з д а в а т ь огонь’, так как это отвечало представлениям наших предков о том, что огонь имеет живую природу[49]. По этой причине предложено сближение слав. *kresati и лат. creō, creāre ‘создавать, творить, вызывать к жизни’, crēscō ‘расти, увеличиваться’[50]. Сюда же *kresiti/*krsiti[51].

Рассмотренная нами славянская лексика заставляет нас вернуться к и.-а. языкам древнего периода и внимательно присмотреться к целому пласту лексики со значением делать, творить, создавать.

Так, мы обнаружим в санскрите слова: कर् kar в зачении делать, совершать; выполнять; изготовлять, приготовлять; доставать, добывать; обрабатывать, возделывать[52]; कर karа в значении исполняющий, делающий; производящий[53]; करण kárаṇa, что означает делающий; занятие, действие; дело; работа; поступок; инструмент; орудие[54]; करणीय  karаṇīya в значении долженствующий быть сделан[55]; kárаs в значении дело, действие; поступок[56]; कर्तर् kartár в значении создатель, творец; автор, составитель; жрец[57]; कार kāra в значении дело, работа[58]; कारिन् kārin в значении делающий, исполняющий; производящий; прославляющий; ликующий[59]; कारु kāru в значении ремесленник, мастер; ремесло; профессия[60] и कारु kārú в значении поэт, певец[61].

Не будет ошибкой утверждение, что санскритская лексика, обозначающая земледелие, труд крестьянина, его самого (कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ со значениями (наши) люди < пахари <  являясь производным от глагольного корня कृष्  kr̥ṣ- пахать; कृष्टि kr̥ṣtί со значениями оседлый народ; земледельцы и … мудрец) и лексика, обозначающая создание, созидание, творение (कर् kar в зачении делать, совершать; выполнять; изготовлять, приготовлять; доставать, добывать; обрабатывать, возделывать и вся от этого корня производная: см. выше), является исконнородственной.

При этом очевидно, что индоарийская лексика, в той же степени, что родственна индоарийской же, родственна и славянской лексике с теми же значениями. Вряд ли здесь мы имеем случайное созвучие, которым можно было бы и пренебречь.

Нелишне вспомнить и Евангелие, где сказано: “Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода”[62].

Эту же мысль Христа повторил и Павел: “Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет; и когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело”[63].

Здесь не время и не место для богословского диспута, но очевидно, что издревле земледелие (труд хлебопашца) понималось как созидание, сотворение, Воскрешение жизни. Именно это значение имеет и вся приведённая нами слав. лексика, связанная с идеей творения. Но, в таком случае, нельзя считать славянские слова, обозначающие земледельцев: крестьянин (в современном значении – с конца XIV в.), др.-русск. крьстьı̵анинъ «христианин; человек», ст.-слав. крьстиı̵анинъ χριστιανός (Супр.), болг. кръстя́нин «христианин», сербохорв. кр̀шħанин, словен. krščȃn, чеш. křеst᾽аn «христианин», польск. chrześcijanin – то же, в.-луж. křesćijan – то же, н.-луж. kśesćijan – то же, – результатом заимствования.

А это означает, что вывод следует с необходимостью: слав. крестьянин (со всеми вариантами в слав. языках) со значениями земледелец, хлебопашец и и.-а.  कृष्टयः kr̥ṣṭáyaḥ со значениями (наши) люди < пахари <  являясь производным от глагольного корня कृष्  kr̥ṣ- пахать; कृष्टि kr̥ṣtί со значениями оседлый народ; земледельцы), – исконнородственные слова, являющиеся, таким образом, общим и.-е. наследием как славянских языков, так и языков индоарийских, являющиеся индославскими (индославянскими).

 

© 15.10.2015 Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2015

Свидетельство о публикации №215101501120

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2016

Свидетельство о публикации №116071002370



[1] См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999.

[2] См.: Там же.

[3] См.: Там же.

[4] См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х тт. СПб. – М., 1881. Т. 2.С. 192.

[5] См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М., 2003. Т. 2. С. 374 – 375.

[6] См.: Там же. С. 375.

[7] Cм.: Там же. С. 374.

[8] См.: Там же.

[9] См.: Там же.

[10] См.: Там же.

[11] См.: Топоров В. Н. Крест // Мифы народов мира. В 2 т. М., 2003. Т. 1. С. 13.

 

[12] См.: Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. М., 2002. Т. 1.  С. 443.

[13] См.: Этимологический словарь славянских языков (ЭССЯ). Праславянский лексический фонд. Вып. 13. М., 1987. С. 76.

[14] Там же.

[15] См.: Кузьмин А. Г. Крещение Руси. М.. 2004; см. также: Он же. Крещение Киевской Руси. М., 2012.

[16] См.: Приселков М. Д. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X – XII вв. С.-Петербург, 1913.

[17] См.: История на България. София, 1999. Т. 2. История на България ХV - ХІХ в. С. 292 и др.

[18] См.: Елизаренкова Т. Я. Примечания // Ригведа. Мандалы I – IV. М., 1989. С. 547.

[19] См.: Кочергина В. А. санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 69.

[20] См.: Там же.

[21] См.: Елизаренкова Т.Я. Примечания. С. 547.

[22] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 153.

[23] См.: Там же.

[24] См.: Там же.

[25] См.: Там же.

[26] См.: Там же.

[27] См.: Там же.

[28] См.: Там же.

[29] См.: Там же.

[30] См.: Там же. С. 160.

[31] См.: Там же. С. 172.

[32] См.: Там же.

[33] См.: Там же.

[34] См.: Там же.

[35] См.: Там же.

[36] См.: Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 357.

[37] См.: Там же. Т. 2. С. 372 – 373.

[38] См.: Черных П.Я. Цит. раб. Т. 1. С. 168 – 169.

[39] См. Там же. С. 169.

[40] См.: Там же.

[41] Cм.: ЭССЯ. Вып. 12. М., 1985. С. 140.

[42] См.: Там же.

[43] См.: Там же.

[44] См.: Там же. С. 95.

[45] См.: Там же. С. 96.

[46] См.: Там же. С. 97.

[47] См.: Там же.

[48] См.: Там же.

[49] См.: Там же. С. 124 – 125.

[50] См.: Там же. С. 125.

[51] См.: Там же. С. 126.

[52] См.: Кочергина В. А. Цит.раб. С. 150.

[53] См.: Там же.

[54] См.: Там же.

[55] См.: Там же.

[56] См.: Там же. С. 151.

[57] См.: Там же. С. 152.

[58] См.: Там же. С. 158.

[59] См.: Там же. С. 159.

[60] См.: Там же.

[61] См.: Там же.

[62] Иоан. 12: 24.

[63] 1 Коринф. 15: 36 – 38.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНЕ-क-ष-टय-KR-ṢṬÁYAH-क-ष-ट-KR-ṢṬÍ-ИНДОСЛАВИКА-ПРОИСХОЖДЕНИЯ-ТЕРМИНА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Владислав КондратьевContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/rudra

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Владислав Олегович Кондратьев, КРЕСТЬЯНЕ/ कृष्टयः KR̥ṢṬÁYAḤ, कृष्टि KR̥ṢṬÍ (ИНДОСЛАВИКА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТЕРМИНА) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.07.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНЕ-क-ष-टय-KR-ṢṬÁYAH-क-ष-ट-KR-ṢṬÍ-ИНДОСЛАВИКА-ПРОИСХОЖДЕНИЯ-ТЕРМИНА (date of access: 20.05.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Владислав Олегович Кондратьев:

Владислав Олегович Кондратьев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  •  Valeriy Shaboldin: 
     
    Большое спасибо за интересный и познавательный материал! Пишете простым языком о сложных вещах, связанных с обыденными понятиями. Читается легко и с захлёбом.
     
     675 days ago·1 replies1 replies 
    0 points
     
Rating
1 votes

Related Articles

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КРЕСТЬЯНЕ/ कृष्टयः KR̥ṢṬÁYAḤ, कृष्टि KR̥ṢṬÍ (ИНДОСЛАВИКА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТЕРМИНА)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones