Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7552
Author(s) of the publication: С. Ленчнер

Share with friends in SM

Ноябрьская революция 1918 г. в Германии была следствием крайнего обострения классовых противоречий не только между пролетариатом и буржуазией города, между деревенским пролетариатом и деревенской буржуазией, но также между широкими массами крестьянства и юнкерством. Острота классовых противоречий в деревне была результатом всего предыдущего развития аграрных отношений в Германии. Медленный, мучительный "прусский путь" превращения феодального землевладения в капиталистическое вел к экспроприации широчайших масс крестьянства, к выделению небольшого количества кулаков - гросбауэров - и сохранению за помещиками их политических и экономических привилегий. Этот процесс привел к установлению господства такой капиталистической системы сельского хозяйства, для которой характерна громадная степень расслоения крестьянства, вымывание средних слоев, поляризация на одной стороне небольшой кучки помещиков-юнкеров и кулаков, сосредоточивших в своих руках земельные богатства страны, а на другой - подавляющего большинства германского крестьянства, низведенного до положения пролетариев и полупролетариев. Согласно последней, предреволюционной сельскохозяйственной переписи 1907 г., армия сельскохозяйственного пролетариата насчитывала в Германии 2 млн. человек. Почти 4,5 млн. хозяйств из общего количества в 5,7 млн. сельских хозяйств являлись полупролетарскими; обладатели их были вынуждены прирабатывать на стороне. Эти хозяйства имели в среднем меньше 2 га земли, меньше 2 голов скота. По словам В. И. Ленина, "это - нищие"1 . Средних хозяйств, обладавших от 5 до 10 га земли, было 600 тыс., юнкерских и кулацких хозяйств было всего 700 тысяч. Если, применяя ленинский метод сопоставления имущественного положения различных классовых слоев сельского населения2 , сравнить наличие земли и скота у широких масс бедноты и середняков с количеством таковых у юнкерства и кулачества, то получим следующую яркую картину: у 5 млн. бедняцких и середняцких хозяйств 9,6 млн. га земли, а у 700 тыс. кулацких и юнкерских хозяйств 22,2 млн. га земли; у 5 млн. бедняцких и середняцких хозяйств 12,1 млн. голов скота, а у 700 тыс. кулацких и юнкерских хозяйств 17,3 млн. голов скота.

Таким образом, 700 тыс. хозяйств крупных землевладельцев обладали количеством земли в 2,3 раза большим чем 5 млн. крестьянских хозяйств!

Но эта поляризация нищеты и богатства была не единственным следствием "прусского пути" развития. В результате той же особен-


1 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 605.

2 См. Ленин. Соч. Т. XII. "Аграрный вопрос в России к концу XIX в.", стр. 223 - 224.

стр. 63

ности исторического развития Германии, вследствие которой помещики сохранили свои позиции в политическом и экономическом строе страны, германское крестьянство наряду с капиталистическим гнетом испытывало на себе гнет остатков крепостничества.

Вплоть до революции 1918 г. у власти стояла монархия Гогенцоллернов, которая осуществляла интересы блока юнкеров и крупной империалистической буржуазии под гегемонией юнкерства. Внутри Германской империи насчитывалось 25 государств, из которых 22 представляли собой монархии. Представители этих 22 династий были самыми крупными помещиками в стране. Юнкерство занимало командные посты в аппарате государственного управления, в армии и флоте. В 1913г. В. И. Ленин писал о "господстве сабли прусского полуфеодального землевладельца" в Германии, о том, что "прав был Маркс, который без малого 40 лет тому назад немецкий государственный порядок назвал "военным деспотизмом, обшитым парламентскими формами"1 . Тогда же Ленин характеризовал германский рейхстаг как "помещичий", "октябристский", "поповский".

В ландтагах, управлениях провинций, округов, общин наибольшее влияние имели земельные магнаты. В самом крупном, ведущем государстве Германии - в Пруссии - они целиком господствовали в верхней "палате господ". Из 393 мест 116 занимались по наследственному праву и принадлежали принцам, князьям, графам и баронам, а остальные 277 мест заполнялись, за небольшим исключением для буржуазных элементов, также всякого рода представителями прусского дворянства. В "нижней палате", в палате представителей, им также принадлежала командная роль. В Германии сохранились остатки вотчинной власти помещиков над сельским населением ввиде так называемых "приусадебных округов" ("Gutsbezirke"), т. е. округов, в которых помещику принадлежали административные права2 .

В Западной Германии "приусадебных округов" было сравнительно немного: в 1889 г. их насчитывалось всего 985. Зато Восточная Германия изобиловала такого рода феодальными образованиями. По переписи 1905 г., в Восточной Пруссии имелось 2299 "приусадебных округов" с 13% всего населения Восточной Пруссии; в Померании было 2419 "приусадебных округов", которые охватывали 21% населения области; в Познани- 1881 округ с 19,6% населения и т. д.

Помещик такого округа был начальником (Vorsteher) сельской общины, обладал полицейской властью, имел право налагать денежный штраф до 5 марок или арест до 1 дня. Государственные повинности помещик перелагал на крестьян. Привилегией помещика были низкие налоги. Жаловаться на помещика можно было ландрату, но это было совершенно бесполезно, так как ландрат был тот же помещик. Известный германский историк Дельбрюк писал, что "комиссии по раскладке налога снисходительны (к помещику. - С. Л.) потому, что во главе стоит ландрат, а ландрат из соображений политики и карьеры вынужден не портить отношений со своим кругом, т. е. с помещиком"3 .


1 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 100.

2 Согласно "Всеобщему земельному праву" в Пруссии от 1794 г., помещик имел полицейскую власть, а также право назначать в своем округе сельских старост, старшин, школьных учителей, творить суд, давать или не давать разрешение на отъезд, на брак и т. д. Так называемое освобождение крестьян оставило за помещиком полицейскую и судебную власть. Революция 1848 г. уничтожила эти права помещиков. Но уже в 1856 г. они были восстановлены. Правда, суд уже не подлежал власти помещика, но полицейская власть и назначение сельских старост оставались за ним. Закон 1872 г. устранил полицейскую власть помещиков над сельскими общинами, но целиком сохранял ее в так называемых "приусадебных округах".

3 "Preussische Jahrbücher", März 1909. По книге K. Marchionini "Geschichte der Landwirtschaft". Leipzig. 1925.

стр. 64

Полуфеодальным пережитком было также сохранение и даже рост так называемых фидеикомиссов, т. е. заповедных помещичьих имений, которые подлежали единоличному наследованию по установленному собственником- основателем порядку и ограничениям в деле отчуждения и залога.

В Пруссии перед войной было 1277 фидеикомиссов, которые обладали 2,5 млн. га, что составляло 7% всей земельной площади Пруссии. Фидеикомиссы принадлежали прусскому дворянству, и из 11 600 владений только 136 принадлежали буржуазным владельцам. Это были колоссальные латифундии. По данным известного исследователя сельского хозяйства проф. Конрада, в 7 восточных провинциях Пруссии 92% площади фидеикомиссов принадлежали владениям размером свыше тысячи га.

Статистические обследования фидеикомиссов регулярно производились только в Пруссии начиная с 1895 года каждые 4 - 5 лет. По другим государствам таких обследований не было. Однако известно, что даже на юге Германии, характерным для которого является крестьянское землевладение, фидеикомиссы занимали большое место. В Бадене в 1883 г. более полумиллиона га земельной и лесной площади (585652 га), т. е. 41,1% всей площади Бадена, было в несвободном владении.

В Вюртемберге имелся 141 фидеикомисс с площадью в 127954,6 га, причем только 15 фидеикомиссов принадлежали буржуазным владельцам.

Несвободное владение в Баварии только по правому берегу Рейна составляло 238 959 га.

Доходы князей, графов, принцев от их фидеикомиссов были колоссальны. Так, 14 собственников лесов, владевших более чем 10 тыс. га лесной площади каждый, имели в 1910 г. чистого дохода более 10,5 млн. марок1 .

Самые крупные земельные владения продолжали оставаться в руках высшего дворянства, сохранившего за собой свои латифундии. Так например латифундии размером свыше 2500 га и общей площадью 2608 тыс. га принадлежали 412 дворянам. Следовательно, у этих 412 дворян было столько же земли, сколько почти у миллиона мелких крестьян с наделом от 2 до 5 га2 .

Процентное отношение размеров латифундий к общей земельной площади еще недостаточно показательно для определения тягостности такого владения для крестьян, ибо помещики занимали лучшие земли. По донесениям вюртембергских ландратов (Oberamten), которых отнюдь нельзя было упрекнуть в пристрастном отношении к помещикам, можно установить, что в местных общинах лучшие земли принадлежали дворянским земельным собственникам, что крестьянские владения находились на неудобной, гористой части; например в Unterschwandorf'e вся земля, за исключением 12 моргенов, являлась собственностью господ фон Кехлер, а в Bartenstein'e из 168 моргенов полезной площади 111 моргенов принадлежали земельным магнатам - князьям Гогенлоэ, Бартенштейн и Ягстберг, - в то время как крестьяне крайне бедствовали. Особо следует отметить преимущественное право охоты и рыбной ловли, которым пользовались владельцы, имеющие более 75 га.

В германской деревне сохранился ряд полуфеодальных форм эксплоатации бедноты и сельскохозяйственных рабочих. В некоторых местностях Вестфалии, Ганновера, Ольденбурга бедняк, получавший в аренду кусок земли, должен был работать на владельца за понижен-


1 H. Rau "Abfindung der Landes-und Standsherren. Enteignung der Fidei- komisse", S 11 14 - 15. Berlin. 1926.

2 "Jahrbucher für Nationalökonomie und Statistik". Bd. XII S. 895 1931.

стр. 65

ную плату или отрабатывать определенное число дней в году (Heuerlmgswesen).

В Шлезвиг-Голштинии имелись так называемые "арендующие деревни" (Zeitpachtdörfer), в которых арендаторы отрабатывали трудовую и конную барщину помещику.

В Мекленбурге и Померании существовали еще такие места, которые были в свое время исключены из "регулирования" и где применялась наследственная аренда с прямо-таки феодальными повинностями и налогами в пользу помещика1 .

Но еще более значительными были остатки крепостничества в отношении сельскохозяйственных рабочих. В. И. Ленин называл прямым пережитком крепостничества существование так называемых "депутантов", т. е. таких сельскохозяйственных рабочих, которые нанимались на 1 год и вместо заработной платы получали в пользование клочок земли и небольшое количество продуктов. Лишь незначительная часть заработной платы выплачивалась деньгами. "Если мы видим, напр., в Германии и особенно в Пруссии, что в число сельскохозяйственных предприятий [поп]адают клочки земли (т. наз. Deputatland), которые помещик дает батраку в счет заработной платы, то разве это не прямое переживание крепостничества?"2 , - писал Ленин.

Жена "депутанта" обязана была работать в поместье. На "депутантов" была возложена такого же полуфеодального характера повинность - поставлять юнкеру для работы бесплатно 1 - 2 молодых работников (Hofgängerzwang).

Но одной из самых открытых форм полукрепостнической эксплоатации являлись "законы о челяди" (Gesindeordntmgen). В одной Пруссии имелось 19 разного рода сводов "законов о челяди" и 25 законов в различных государствах Германской империи. При этом многие из них были изданы в начале XX века: в 1900 г., в 1901 г. и даже в 1903 г. Параграф 77 "закона о челяди" от 8 ноября 1810 г., распространявшегося на все провинции прусской монархии, гласил: "Если слуга прогневает господина неприличным поведением и со стороны последнего будут ругательства или небольшие насилия, то слуга не может требовать за это судебного удовлетворения". Наряду с этим § 80 гласил: "Проступки слуги против господина должны караться тюрьмой или общественной принудительной работой" (öffentliche Strafarbeit).

"Законы о челяди" существовали до самой революции 1918 г., и неоднократные предложения социал-демократов в рейхстаге отменить законодательство о челяди разбивались о сопротивление правительства я большинства рейхстага. Челядь, составлявшая едва ли не половину всех сельскохозяйственных рабочих, была предоставлена произволу помещика; к ней не применялись никакие положения трудового законодательства; за свой труд она получала скверную пищу и жилье и лишь незначительную часть заработной платы в деньгах.

Таким образом, наряду с безусловным господством в Германии самых передовых форм капитализма "в германской деревне сохранялся ряд полуфеодальных пережитков. Наличие их означало, что буржуазно- демократические задачи революционного преобразования аграрных отношений, равно как и демократическая энергия крестьянских масс, далеко еще не исчерпаны. Уничтожение остатков крепостничества должно было явиться необходимым этапом этого преобразования. Вместе с тем наличие острейших противоречий капиталистического характера должно было поставить на очередь переход от буржуазно-демократического этапа к социалистическому этапу аграрной революции.


1 "Аграрный вопрос и крестьянское движение". Справочник, Т. I, стр. 51, 59. Международный аграрный институт. М. 1935.

2 Ленинский сборник XIX, стр. 366.

стр. 66

Война 1914 - 1918 гг. довела до крайности все классовые противоречия в стране. Правящий блок юнкерства и крупной империалистической буржуазии вел грабительскую войну за передел мира в интересах Германского империализма, давая возможность буржуазии и юнкерству наживаться на войне за счет народных масс.

В деревне тяготы войны менее всего коснулись юнкерства. Юнкера легко обходили рогатки принудительного государственного регулирования; они обогащались на военных поставках, так как могли опираться ива "своих" людей в военно-бюрократическом государственном аппарате. Вся тяжесть принудительной системы в сельском хозяйстве падала на плечи бедняцких и середняцких масс. Юнкерство и кулачество науживались на спекулятивных "вольных" ценах. Сравнительно небольшая сумма бумажных денег, которую бедняцкие и средние хозяйства получали от продажи зачастую необходимых им самим продуктов, со дня на день теряла свою ценность вследствие все усиливавшейся инфляции.

Бедняцкие и середняцкие хозяйства тяжело пострадали от мобилизации своих основных работников, от изнашивания инвентаря и других тягот войны. Сельское хозяйство приходило в упадок. К осени 1918 г. размеры посевной площади сократились, более чем на 50% упал сбор зерновых культур и картофеля, количество скота резко уменьшилось, свиное поголовье уменьшилось более чем наполовину.

Крестьянство несло огромный "налог кровью": среди убитых в течение войны 2 млн. человек "и 4,5 млн. раненых было не менее 1 /3 крестьянских сынов.

Германское крестьянство жаждало мира и земли.

Мечта о земле довлела над батрачеством и беднотой. Еще в 1916 г. в окопах передавалось от одного солдата к другому рукописное сочинение сельскохозяйственного рабочего Эрнста Брюннеля, изданное затем в Лейпциге в 1917г. под названием "Der deutsche Landarbeiter nach dem Weltkriege". "Как раз зимой, когда нигде нельзя найти работы в деревне, - писал Брюннель, - этих рабочих оставляют без хлеба и выставляют буквально на улицу с угрозой не выплатить последнее жалованье до тех пор, пока семья не очистит жилье и не сдаст ключ от него. Без хлеба, без жилья, без дома!"1 . Автор предлагал устранять имевшийся во время войны недостаток в сельскохозяйственных рабочих путем предоставления им жилья по сходной цене, какой-либо работы зимой и "кусочка сада".

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России, революционное разрешение большевистской партией и советской властью вопроса о мире и земле раскрыли перед германским крестьянством новые перспективы и новые пути решения этих вопросов.

Германское крестьянство приветствовало революцию.

Даже такие немецкие историки, которых никак нельзя заподозрить в преувеличении революционности крестьянства, свидетельствуют об этом. Среди крестьянского населения господствовало убеждение, что правительство Гогенцоллернов и его окружение - финансовые воротилы и дворянство - являются главными виновниками затягивания войны (Kriegsverlänger), а поэтому крестьянство желало свержения монархии и всего ненавистного военно-бюрократического порядка буржуазно- юнкерской монархии, с неимоверной тяжестью угнетавшего его особенно во время войны 2 .


1 "Der deutcshe Landarbeiter nach dem Weltkriege..." von einem Landarbeiter. S. 97. Leipzig. 1917.

2 См., например, книгу W. Mattes "Die Bayerischen Bauernräte", Stutthart und Berlin. 1921.

стр. 67

Коренное революционно-демократическое решение вопросов о мире и земле для крестьянства было возможно только в союзе с пролетариатом, ибо буржуазия в Германии, хотя и не обладала полнотой власти, была глубоко контрреволюционной. Имея мощного противника в лице германского пролетариата, германская буржуазия даже не была в полном смысле этого слова оппозиционной. Ее противоречия с юнкерством, желание уничтожить остатки полуфеодальных привилегий последнего всегда отступали на задний план перед угрозой со стороны пролетариата ее собственному существованию. Поэтому она прекрасно уживалась с юнкерством и стремилась к осуществлению лишь некоторых реформ руками "божьей милостью" императора Вильгельма II.

В стране же неуклонно надвигалась мощная народная революция.

Но величайшей бедой и опасностью для революции было отсутствие подлинно революционной пролетарской партии. Социал-демократия, давно превратившаяся в агентуру буржуазии в рабочем классе и в партию реформ, открыто перешедшая с начала империалистической войны на сторону своего правительства, была ярым врагом революции.

В деревне она никогда не вела систематической социалистической пропаганды, лишь время от времени обращаясь к крестьянам за голосами в связи с очередными парламентскими выборами. Не будучи заинтересованной в революции, она не имела и аграрной программы. Поле деятельности было предоставлено кулацко-юнкерским сельскохозяйственным организациям, вроде Союза сельских хозяев, Германского общества сельского хозяйства и т. п. В Германии, этой стране старейшего профсоюзного движения, профсоюз сельскохозяйственных рабочих был организован только в 1909 г. и охватывал ничтожную часть батрачества, числя в своих рядах накануне войны около полутора десятков тысяч членов. Социал-демократическая оппозиция, выделившаяся из партии весной 1917 г. ввиде "независимой социалистической партии" благодаря напору революционного подъема масс, занимала неустойчивую, колеблющуюся позицию. "Независимцы" лишь на словах стояли за революцию, а на деле подчинялись, в конечном счете, во всем социал-демократии большинства. "Независимцы" также игнорировали крестьянский вопрос. Германские левые были единственными представителями пролетарского, революционного течения. Но это были разрозненные, слабые в организационном, теоретическом и тактическом отношении группы, боявшиеся раскола с оппортунистами. Самая сильная из этих групп - "Союз Спартак" - входила в "независимую социалистическую партию". К тому же и левые группы допускали серьезные ошибки в крестьянском вопросе.

Между тем 29 октября 1918 г. началось восстание во флоте в Киле, которое послужило началом революции по всей стране. Подлинно народная революция опрокидывала все планы и попытки ее подавления. Намерение кайзера стать во главе войск и раздавить революцию не могло быть осуществлено, ибо, как это констатировало главное командование, таких воинских частей, которые можно было бы повернуть на подавление революции, в то время уже не было.

Поддержанный социал-демократией план буржуазных кругов спасти монархию и существующий строй в целом путем добровольного отречения Вильгельма II и замены его на престоле одним из наследных принцев был также опрокинут революционным восстанием. Восставший народ в течение нескольких дней сверг монархию во всех государствах Германской империи.

9 ноября 1918 г. в Германии победила буржуазно-демократическая революция. Благодаря революционному натиску рабочих масс и солдат пролетарско-крестьянской по своему классовому составу германской армии монархия была свергнута. Германия была провозглашена респуб-

стр. 68

ликой. Под влиянием Октябрьской социалистической революции в России восставшим народом в Германии повсеместно создавались советы рабочих, солдатских, а затем и крестьянских депутатов. Депутаты рабочих и солдат Берлина на первом пленуме Берлинского совета приняли программу социалистических преобразований и утвердили ранее сформировавшееся правительство из представителей социал-демократической и "независимой социалистической партии", искренно считая социалистическим это правительство, которое к тому же приняло название "Совета народных уполномоченных", по примеру Советской России. Так благодаря иллюзиям единства, не изжитому еще доверию к социал-демократии со стороны впервые вовлеченных в активную политическую жизнь широких народных масс правительственная власть и руководство советами оказались в руках "социалистического" правительства из прямых агентов и защитников интересов буржуазии в лице социал-демократов и неустойчивых, колеблющихся, но стоящих на тех же позициях соглашательства с буржуазией центристов "независимцев".

Став у власти, социал-демократия при поддержке "независимцев" соглашательствовала с буржуазией и осуществляла ее интересы. Она лишила советы их революционного содержания и превратила в бессильный придаток правительства. Она оставила в силе весь старый государственный аппарат. Всей своей деятельностью она подготовляла торжество буржуазной контрреволюции. Но все же власть буржуазии не была б и не могла быть прочной, поскольку наряду с сохранившимся старым аппаратом государственной власти появились новые, созданные революцией органы фактической власти вооруженного народа - власти советов. Это своеобразное положение было временным. Оно должно было кончиться либо переходом власти к советам либо окончательной победой буржуазии, и в этом случае - не только ликвидацией советов, но и заменой "правительства народных уполномоченных" обычным буржуазным правительством в коалиции или без коалиции с социал-демократией. В этом смысле Германия переживала свой "февраль". "Известия" 12 ноября 1918 г., передавая речь В. И. Ленина на заседании СНК, писали: "Совершенно очевидно, что события развиваются по направлению мировой социалистической революции. Однако при всем головокружительном темпе событий в них имеется известная постепенность. Для окончательного изжития застарелых иллюзий необходим известный срок, хотя бы минимальный... Тов. В. И. Ленин, анализируя последние полученные сведения, выразился так: в основном, по-видимому, у немцев все-таки февраль, а не октябрь"1 .

В отличие от февральской революции в России ноябрьская революция в Германии поставила у власти не обычное буржуазное правительство, а "социалистическое" правительство, состоявшее из мелкобуржуазных демократов в лице социал-демократов и "независимцев". Далее, в отличие от февральской революции здесь руководство советов и правительство оказались однородными по своему составу. Но так же, как и в России, эти мелкобуржуазные демократы были в тех условиях представителями буржуазии и ее интересов, "отвратительными пособниками реакции, прямыми лакеями ее..."2 . Борьба за и против перерастания буржуазно-демократической революции в пролетарскую составляет стержень событий после ноября. Советская власть или буржуазный парламент - так был поставлен вопрос историей3 . В этой борьбе завоевывание крестьянских резервов составляло один из решающих моментов победы.


1 Сад. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 514.

2 Ленин. Соч. Т. XXVI, стр. 346.

3 См. Ленин. Соч. Т. XXIII. стр. 496.

стр. 69

В германской деревне с первых же дней революции начали возникать советы. Уже 16 ноября газета "независимцев" "Die Freiheit" сообщала о том, что в ряде областей Германии возникли крестьянские советы, например в Ганновере, в округе Зике (Sike), в Силезии, в округе Яуэр (Jauer). Яуэрский совет состоял из 3 крестьян, 3 сельскохозяйственных рабочих и 1 сельского ремесленника1 .

Началась организация крестьянских советов и в других местах Пруссии. Однако в южных областях Германии, для которых характерно преобладание крестьянского землевладения, организация советов шла более интенсивно. В Бадене организовалось много крестьянских советов на местах, а также Центральный крестьянский совет, который ставил своей задачей способствовать сельскохозяйственному производству и снабжению народа и армии. В Вюртемберге шла интенсивная организация советов. В Баварии к концу ноября были основаны советы в половине всего количества общин. В ноябре же был организован Центральный крестьянский совет Баварии.

Рабочие и солдатские советы часто предпринимали организацию крестьянских советов. Они "созывали в деревне возле окружного управления публичные собрания, часто под открытым небом. На них выступали прежде всего представители рабочих, затем большей частью представители крестьян, и к концу собрания организовывался крестьянский совет"2 .

Крестьянские советы начали борьбу против помещиков. В Вюртемберге отдельные советы стали распоряжаться земельными угодьями, вмешиваться в судебную деятельность. Министр юстиции Вюртемберга вынужден был 13 декабря 1918 г. издать распоряжение, в котором указывалось на недопустимость подобного рода деятельности советов. Там же крестьяне начали принуждать помещиков к отказу от своих полуфеодальных привилегий. "После 9 ноября крестьяне и беднота деревни Донцдорф у Гейслингена, вооружившись, пошли к замку и вынудили графа письменно отказаться от его феодальных прав и отступиться от земли, сдаваемой в аренду"3 .

О другом, не менее характерном факте, свидетельствовавшем о начале революционного крестьянского движения, сообщает "Die Rote Fahne" в номере от 5 декабря 1918 г.: "В деревне близ Геппингена, в предгорье Швабских Альп, совет рабочих и крестьянских депутатов поставил местному полуфеодальному помещику графу Рехбергу ряд ультимативных требований: отход к крестьянам арендных владений графа, находящихся в деревне, а также 200 моргенов леса, отход к общине права охоты и рыбной ловли, отмена патронального права и квартирных тягот, уплата помещиком 2 млн. марок общине и принятие на себя долгов общины в возмещение недоплачиваемых графом налогов"4 .

Крестьяне в борьбе за землю зачастую не ограничивались требованиями уничтожения полуфеодальных привилегий, но переходили к требованиям отчуждения и раздела помещичьих земель. Под давлением снизу Баварский крестьянский совет, например, выдвигал следующую программу: 1) уничтожение фидеикомиссов, 2) вся земля должна принадлежать тому, кто ее сам обрабатывает, 3) крупные земельные владения, свыше тысячи тагверков5 , должны быть отчуждены, 4) отчужденная земля должна быть разделена между солдатами и середняками, оставшимися не по своей вине без хлеба, для создания более много-


1 "Die Freiheit" N 3, 16 November 1918.

2 W. Mattes "Die bayerischen Bauernräte", S. 75.

3 Hörnle "Das deutsche Dorf und die Grosse Sozialistisch Oktoberrevolution". Manuskript.

4 "Die Rote Fahne" N 20, 5 Dezember 1918.

5 Тагверк (Tagwerk) =1 /3 га.

стр. 70

численного среднего сословия, 5) то, что не будет роздано таким образом, должно управляться государством или сдаваться им в аренду.

Советское движение в деревне только начиналось. С первых его шагов социал-демократы при поддержке "независимцев" начали с ним борьбу. Буквально на второй день после утверждения Совета народных уполномоченных состоялся сговор правительства с представителями кулацко-юнкерских сельскохозяйственных организаций. 11 ноября представители сельскохозяйственных союзов предпринимателей под предводительством руководителей Союза сельских хозяев пришли к правительству и предложили свои услуги по "наведению порядка" в деревне1 . В результате переговоров было решено пойти наперерез начавшемуся движению путем организации "крестьянских советов" с участием и под руководством юнкерства и кулачества, захватить инициативу в свои руки, овладеть движением с тем, чтобы его удушить.

В тот же день оппортунистические вожди профсоюзов сельскохозяйственных рабочих - председатель германского профсоюза сельскохозяйственных рабочих Георг Шмидт и председатель христианского профсоюза сельскохозяйственных рабочих Берендс - имели совещание с представителями кулацко-юнкерских союзов, на котором обсуждался вопрос о создании содружества между батраками и сельскохозяйственными предпринимателями и об организации "сельскохозяйственного делового содружества". 13 ноября 1918 г. было опубликовано воззвание "К германскому сельскому населению", в котором новое германское правительство призывало "все слои сельского населения... к совместному добровольному созданию крестьянских советов". Цель этих советов - "обеспечить народное питание, спокойствие и порядок в деревне, так же как и беспрепятственное ведение сельских предприятии и в дальнейшем". Таким образом, правительство предлагало включить в советы всех, в том числе и помещиков, и ставило перед ними задачу сохранения прежних порядков.

В этом воззвании правительство обещало ограничиться лишь абсолютно необходимым в деле государственного вмешательства в область продовольственного снабжения городов. Оно обещало охранять сельское население "от всех произвольных вторжений в их имущественные и производственные отношения"2 .

Уже то обстоятельство, что для кулацко-юнкерских организаций в деревне была принята форма советов, свидетельствовало об огромной потенциальной силе революционного крестьянского движения, ибо не только юнкерство и кулачество, но и социал-демократы были врагами советов в деревне. Позднее один из активных участников сговора, Георг Шмидт, в своем отчете конференции руководителей окружных объединений Германского союза сельскохозяйственных рабочих писал, что термин "крестьянские советы" слишком напоминал русские события. Но те, которые хотели действовать в этом духе, не подумали, что в Германии отношения иные"3 . Социал- демократы даже организуемые ими кулацко-юнкерские советы оценивали как "временное, преходящее явление", долженствующее исчезнуть, как только они выполнят свои задачи по "обезвреживанию" революционного движения в деревне. По этой причине даже эти кулацко-юнкерские советы не должны были, по замыслу их организаторов, заменять собой прежние органы власти в де-


1 "Niederschrift über die Konferenz der Gauleiter des deutschen Landarbeiterverbandes zu Berlin 3, 4 und 5 Dezember 1919". "Schriften des deutschen Landarbeiterverbandes" N 4. Berlin. 1920.

2 "Vorwärts" N 313, 13 November 1918.

3 "Geschäftsbericht des deutschen Landarbeiterverbandes für die Janre 1914 bis 1919". "Schriften des deutschen Landaibeitenorbandes" N 5, S. 61 Berlin, 1920.

стр. 71

ревне, и поэтому они стремились к тому, чтобы эти "советы крестьян и сельскохозяйственных рабочих" не стали политическими органами1 .

Организация "советов" шла ускоренными темпами.

По инициативе и настоянию оппортунистического руководства профсоюзов сельскохозяйственных рабочих 19 ноября было устроено заседание сельскохозяйственных предпринимательских организаций, в котором приняли участие и представители сельскохозяйственных профсоюзов. На этом заседании был создан Имперский центральный совет крестьян и сельскохозяйственных рабочих, в котором не было ни одного действительного крестьянина и ни одного подлинного сельскохозяйственного рабочего. Совет состоял из представителей 12 сельскохозяйственных организаций, в подавляющем большинстве кулацко- юнкерских, а также профсоюзов сельскохозяйственных рабочих (Германского совета сельского хозяйства, Союза сельских хозяев, Объединения германских крестьянских союзов, Германского общества сельского хозяйства, Германского союза крестьян, Германского союза сельскохозяйственных рабочих, Центрального союза рабочих земли, леса и виноделия Германии, Главного союза сельскохозяйственных объединений служащих имений Германии, Союза прусских сельскохозяйственных округов и др.). На этом же заседании было единогласно одобрено в принципе создание "трудового содружества" из сельских хозяев и рабочих2 .

Уже 22 ноября Имперский совет был утвержден министром продовольствия - "независимцем" Вурмом - и получил таким образом правительственную санкцию и законные полномочия. Имперский совет опубликовал 23 ноября воззвание "К сельскому населению", в котором он снова напоминал о необходимости организации крестьянских советов и доводил до всеобщего сведения об их задачах. В каждой общине надлежало избрать "совет крестьян и сельскохозяйственных рабочих, который должен состоять из 6 лиц, поровну от помещиков, крестьян и сельскохозяйственных рабочих, а также организовать окружные и т. д. "советы крестьян и сельскохозяйственных рабочих". В качестве основной задачи этих "советов" выдвигалась поддержка надлежащих властей в их мероприятиях, а именно: 1) в принятии мер по охране жизнеприпасов, регулированию их доставки, борьбе со спекуляцией, 2) в обеспечении беспрепятственной работы сельскохозяйственных предприятий, 3) в помощи демобилизованным и взаимопомощи в охране личной собственности3 . Это воззвание нашло широкий отклик на местах. Деревенская верхушка немедленно взялась за организацию этих лжесоветов с целью предупредить организацию подлинных революционных крестьянских советов. На вышеуказанной конференции руководителей окружных союзов Германского союза сельскохозяйственных рабочих приводился интересный факт: "Когда один аграрий услыхал, что должны быть образованы "советы крестьян и сельскохозяйственных рабочих", он поднял шум в своей округе и быстро создал такого рода организацию и этим предупредил рабочие и солдатские советы"4 . "Die Rote Fahne" заслуженно называла эти "советские" организации "юнкерскими советами", ибо они были таковыми по составу и по деятельности.

Во главе Имперского центрального совета крестьян и сельскохозяйственных рабочих стояли крупные помещики и кулаки. В центральных крестьянских советах отдельных германских государств у руководства были зажиточные элементы деревни. Председателем Центрального баварского совета был крупный земельный собственник и владелец кирпичного завода, "независимец" Гандорфер.


1 "Geschäftsbericht des deutschen Landarbeiterverbandes..." N 5, S. 61.

2 Ibidem, S. 60.

3 "Die Rote Fahne" N 13, 28 November 1918.

4 "Geschäftsbericht des deutschen Landarbeiterverbandes..." N 5. S. 61.

стр. 72

Помещичьим и кулацким элементам удалось овладеть и окружными крестьянскими советами.

Так например в Баварии в числе 492 членов окружных советов было 11% бургомистров. При рассмотрении имущественного положения членов этих советов, числившихся крестьянами, оказалось, что преобладание было за кулацкими элементами. Из 243 членов окружных советов лишь 18,6% являлись бедняками и только 11% - середняками. Огромное большинство, свыше 70%, являлось кулаками. Из 100 членов окружных советов 41 обладал количеством земли свыше 20 га каждый1 .

Фактическое участие малоимущих слоев крестьянского населения в работе советов было еще меньшим чем удельный их вес в составе советов. Даже участие в заседании окружного крестьянского совета представляло для мелкого крестьянина большую трудность, так как он не имел никаких средств передвижения и вынужден был идти пешком в окружной центр и тратить большое количество рабочего времени без всякого вознаграждения. Особенно тяжелыми были условия работы в советах для батраков: они теряли заработок и подвергались еще большим притеснениям со стороны хозяев.

Помещики и кулаки часто овладевали местными крестьянскими советами. "Die Rote Fahne" указывала на один очень яркий пример такого совета: "В Нейштате, в провинции Познань, образовался крестьянский совет под председательством графа Ланского, помещика, владельца 10 тыс. моргенов земли, который эксплоатировал крестьян самым наглым образом. Он не только не платил батракам и крестьянам за копку свеклы, но вынуждал их платить ему 30 марок с каждого моргена свеклы за свекловичную ботву, которую они брали на корм скоту. Нужда в кормах для скота вынуждала крестьян терпеть эту эксплоатацию. Мало того, они даже вынуждены были иногда дополнительно нанимать рабочих для срочной копки свеклы и оплачивать их из своего кармана. Теперь крестьяне начали протестовать против этой эксплоатации и отказываться от работы. Но все же они берутся за нее, лишь при условии, что им придется платить 10 марок вместо 30"2 .

В общинный крестьянский совет очень часто избирался состав старого комитета общины (Gemeindeausschutz), в том числе и бургомистр, причем за крестьянскими советами не признавалось никаких прав и на них не возлагалось никаких задач прежних общинных управлений. Там, где состав крестьянских советов был новый, они также были лишены реальной власти. Попытки контроля над старыми властями категорически отклонялись. Правительство и созданный им Имперский совет крестьян и сельскохозяйственных рабочих ограничили задачи крестьянских советов содействием властям в продовольственном вопросе, в проведении демобилизации, в охране личности и собственности, то есть ставили перед ними задачу сохранения старого порядка в деревне.

Захват руководства в крестьянских советах юнкерством и кулачеством обусловил и характер деятельности этих советов в земельном вопросе. Они не шли дальше попыток выкупа земли у помещика.

Деревня была предоставлена в полное распоряжение юнкерства и кулачества. Социал-демократическая партия, как известно, занялась крестьянским вопросом исключительно в контрреволюционных целях овладения крестьянским движением для того, чтобы выхолостить из него революционное содержание.

Став у власти, социал-демократические вожди постоянно рассматривали вопросы сельского хозяйства только с точки зрения подъема его производительности при сохранении и укреплении прежних социальных отношений. "Vorwärts" писал только о необходимости снабжения сель-


1 W. Mattes "Die bayerischen Bauernräte", S. 113 - 114.

2 "Die Rote Fanne", 12 November 1918.

стр. 73

ского хозяйства паровыми плугами, удобрением, об электрификации и т. п. 1 Продолжая введенную еще во время воины политику принудительного хозяйственного режима в деревне, правительство неизменно щадило юнкеров, применяя этот режим со всей строгостью к трудовому крестьянству2 . О каком-либо посягательстве на помещичьи латифундии или на крупное землевладение в пользу нищего германского крестьянства не было и речи. Германские аграрии полностью сохраняли за собой свои владения. В отношении безземельного германского крестьянства правительство ограничивалось обещанием лишь в будущем "урегулировать вопрос" путем предоставления ему за плату земель для поселения. Распоряжением от 30 января 1919 г. союзные германские государства обязывались к организации таких поселений. Такие обещания, как известно, Гинденбург давал солдатам во время войны. С подобным же обещанием он обратился к возвращающимся домой солдатам 1 декабря 1918 года.

Широкие массы батрачества, бедноты, мелкого и среднего крестьянства не получили от революции земли. Более того, "социалистическое" правительство не уничтожало даже феодальных привилегий германских помещиков. Ни "приусадебные округа", ни фидеикомиссы фактически не были им уничтожены.

Отменив 12 ноября "законы о челяди", правительство в согласии с Имперским советом крестьян и сельскохозяйственных рабочих не только оставило в силе, но и закрепило особо кабальные, полу феодальные условия труда батраков на помещиков. Разработанное Имперским советом "Временное положение о сельскохозяйственном труде" ("Vorläfige Landarbeitsordnung"), получившее 24 января 1919 г. силу закона, предусматривало заключение "служебных договоров", которые узаконяли закабаление батраков помещиками прежде всего в отношении рабочего времени. Согласно этому "Положению", 8-часовой рабочий день на сельское и лесное хозяйство не распространялся. Между тем 8-часовой рабочий день для батраков, которые в значительной степени являлись "батраками с наделом", был бы весьма скромным достижением и фактически означал бы гораздо более длительный рабочий день. После работы в помещичьем хозяйстве такой батрак должен отправляться вместе с женой и детьми на поле, данное ему в годовое пользование в счет части заработной платы, и там дополнительно зарабатывать эту часть заработной платы, не доплачиваемой ему помещикам. Батрачество целых округов требовало 8-часового рабочего дня. Но оппортунистические вожди союзов сельскохозяйственных рабочих исходили из того, что "рабочее время должно соответствовать состоянию хозяйства" и потому "нельзя и никто из них не имеет права пропагандировать 8-часовой рабочий день"3 .

Поэтому "Положение", разработанное Имперским советом крестьян и сельскохозяйственных рабочих вместе с организациями сельскохозяйственных предпринимателей и социал-демократическими вождями сельскохозяйственных профсоюзов, устанавливало в пункте 3-м максимальное рабочее время: для четырех летних месяцев-11-часовой рабочий день, для других четырех месяцев - 9-часовой и только для зимних месяцев-8-часовой рабочий день. В рабочее время не включались перерывы на кормление скота, на обед и т. д., что составляло дополнительно 1 - 2 часа. Батраки не имели права отказываться от сверхурочной и воскресной работы. §§ 7 и 8 давали предпринимателю право опреде-


1 См., например, статью "Индустриализация сельского хозяйства". "Vorwärts", 4 Dezember 1918.

2 А. Граф "Крестьянское движение в Германии в прошлом и настоящем", стр. 64. М, 1927.

3 "Niederschrift über die Konferenz der Gauleiter...", S. 15.

стр. 74

лять по своему усмотрению форму и сроки выплаты натуральной части заработной платы, расчетов за жилище, за пользование землей и т. д.

Сельскохозяйственный предприниматель мог задерживать до 1 /4 денежной заработной платы "в возмещение убытков при расторжении - договора", а также имел и другие подобные права, весьма похожие на права помещиков по "закону о челяди". На сельскохозяйственный труд не распространялся промысловый устав, общее положение о труде, об охране труда и т. п.1 .

Таковы были итоги аграрной политики социал-демократии. "Независимцы" никогда не ставили вопроса ни об отчуждении помещичьей земли в пользу бедноты и мелкого крестьянства, ни о ликвидации помещичьего землевладения вообще. В своих немногочисленных высказываниях по поводу социализма и сельского хозяйства "независимцы" выдвигали ублюдочные "прожекты" огосударствления помещичьих имений... без устранения помещика. "Аппарат управления в этих латифундиях будет действовать по-прежнему, только дело финансового и денежного учета должно быть передано обществу", - писал по этому поводу "независимец" Гофер в "Die Freiheit"2 . Эта политика фактического потворствования юнкерству проводилась под прикрытием теории о консервативности германского крестьянства, "в Германии крестьяне давно стали краеугольным камнем консервативизма", - писал, например, Каутский3 .

Левые "независимцы" стояли на той же антиреволюционной позиции и под прикрытием левых фраз о буржуазной идеологии крестьянства объединяли последнее с буржуазией, юнкерством, средним сословием в "единую реакционную массу". "Буржуазией мы называем здесь не только класс эксплоататоров - крупных капиталистов и помещиков, но и слои интеллигенции, среднего сословия и крестьянства, объединенные с ними общей идеологией", - пишет, например, председатель исполкома Берлинского совета Рихард Мюллер в своей работе о германской революции4 .

Посылаемые исполнительным комитетом в деревню уполномоченные имели своей целью лишь способствовать получению от крестьянства продовольствия5 . Городские советы часто предпринимали организацию крестьянских советов только с этой целью.

Исполнительный комитет совета рабочих и солдатских депутатов, ссылаясь на "отсутствие у крестьян революционной школы", выступил против предоставления каких-либо политических прав крестьянским советам, отводя им только область экономических вопросов, и то лишь с контрольными и совещательными функциями. В "Руководящих положениях" исполнительного комитета было сказано: "Крестьянские советы необходимо вовлечь только в хозяйственный контроль с совещательным голосом (Beratung), так как им недостает революционной школы, которая должна быть первым условием для власти"6 .

Представители революционной пролетарской партии - спартаковцы и другие группы германских левых - игнорировали крестьянское движение и почти не вели работы среди сельского населения. Это было, несомненно, пережитком социал-демократического, оппортунистического равнодушия к крестьянскому вопросу.


1 "Das neue Landarbeiterrecht". Berlin. 1919.

2 "Die Freiheit" N 17, 24 November 1918.

3 K. Kautski "Mein Verhältniss zur USP", S. 10 Berlin. 1922.

4 Р. Мюллер "Война и германская революция". Т. II, стр. 125. 5 Из отчета исполнительного комитета на I съезде рабочих и солдатских советов.

6 "Richtlinien und Verordnungen für Soldatenräte, Arbeiterräte, Bauernräte". Herausgegeben von den Auskunftstelle für Soldatenräte beim Vollzugsrat der A. u. S. Räte, S. 27. Berlin, 1918.

стр. 75

Люксембургианские взгляды спартаковцев на крестьянство свидетельствовали о полном непонимании и извращении ими этого важнейшего вопроса пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Одним из следствий этой, в корне ошибочной, немарксистской теории спартаковцев было безоговорочное зачисление крестьянства в "резерв контрреволюционной буржуазии". Исходя из этой же теории, левые считали революцию делом одного пролетариата города и деревни.

Даже после Великой Октябрьской революции в России спартаковцы, повернувшись спиной к ее всемирноисторическому опыту в крестьянском вопросе, повторяли социал-демократические утверждения о том, что этот опыт является чисто русским явлением и что только "социальная структура России исключала возможность того, чтобы социальная революция была делом одного пролетариата"'. Спартаковцы оставались на своих антикрестьянских позициях и после ноябрьской революции.

Они принесли люксембургианские пережитки в крестьянском вопросе в организованную в декабре 1918 г. коммунистическую партию Германии, что нашло свое отражение на первом же учредительном съезде партии, в программе, в практической работе.

В то время как пролетарские и полупролетарские элементы, составлявшие подавляющее большинство германского крестьянства, не получившие ни клочка земли от ноябрьской революции, могли стать надежным союзником пролетариата, Р. Люксембург в своем докладе на первом учредительном съезде объявила крестьян "фанатичными приверженцами частной собственности" и "резервом контрреволюционной буржуазии".

Но самым характерным было отношение партии к середняку. Энгельс подчеркивает в своем "Крестьянском вопросе во Франции и Германии": "по отношению ко всему вопросу центр тяжести лежит именно в этом разряде крестьян"2 . Программа, написанная Р. Люксембург накануне съезда, зачисляла среднее крестьянство в лагерь врагов пролетариата: в части практических требований программа наряду с требованием конфискации крупных сельскохозяйственных предприятий выставляет также требование конфискации средних предприятий, нанося этим самым непоправимый удар делу союза пролетариата со средним, крестьянством.

В унисон с худшими социал-демократическими традициями лассальянского толка, в свое время жестоко раскритикованными Марксом и Энгельсом, программа не подчеркивала, не выделяла вопроса о необходимости конфискации именно помещичьих владений и передачи их крестьянству.

В. И. Ленин, внимательно следивший за деятельностью молодой, только что родившейся коммунистической германской партии, жестоко критиковал ее левооппортунистические ошибки в крестьянском вопросе, указывая на недопустимость игнорирования среднего крестьянства. На изданной в 1919 г. в Берлине брошюре "Аграрная программа коммунистической партии Германии (Союз Спартака)" В. И. Лениным сделана резкая пометка: "Крестьянин-середняк? отсутствует"3 .

В тех условиях, когда юнкерство и кулачество овладевали крестьянскими советами, задачей пролетарской партии было способствовать развертыванию классовой борьбы в деревне, провозгласить и возглавить организацию советов сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян. Необходимо было разбить создаваемый юнкерством и кулачеством во


1 Клара Цеткин "Р. Люксембург и русская революция", стр. 174 - 175. М. 1923.

2 Ф. Энгельс "Крестьянский вопрос во Франции и Германии". К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 443.

3 Ленинский сборник XXIV, стр. 215.

стр. 76

главе с социал-демократией блок крестьянства с буржуазией, изолировать юнкерство и кулачество и, присоединяя к себе сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян, при нейтрализации среднего крестьянства, а по возможности в союзе с ним, повести за собой подавляющее большинство крестьянства к пролетарской революции, объединяясь с ним на почве ликвидации в первую очередь помещичьего, а также кулацкого землевладения в пользу этих крестьянских масс. Вопреки этому спартаковцы хотя и выдвигали лозунг организации советов сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян, но, исходя из антиреволюционных, антикрестьянских позиций, ставили целью этих советов борьбу против... крестьянства (!), призывая "мобилизовать безземельных пролетариев и мелкое крестьянство против крестьянства"1 .

Спартаковцы, игнорируя всемирноисторический опыт большевистского решения аграрного вопроса, выдвигали чрезвычайно левую по форме и оппортунистическую по существу схему немедленного введения крупного государственно-социалистического сельскохозяйственного производства по типу фабрики. Исходя из этого, спартаковцы выступали за то, чтобы отнять у юнкеров поместья и сделать их общей собственностью трудящихся, то есть национализировать, но они нигде не говорили о необходимости уделить хотя бы часть земли, отнятой у помещиков, бедноте и мелкому крестьянству.

В. И. Ленин писал: "Даже в высокоразвитых странах, в том числе и в Германии, достаточно чересчур больших латифундий, и есть такие участки земли, которые обрабатываются не крупно-капиталистическим, а полуфеодальным способом; от последних можно кое-что отрезать в пользу мелких крестьян, не нарушая хозяйства"2 .

В своей пропагандистской работе в среде сельского населения, ведшейся в мизерных размерах, спартаковцы ставили перспективу передачи помещичьих имений в распоряжение совета сельскохозяйственных рабочих и служащих имения. Один из революционных плакатов "Союза Спартак", "10 вопросов германских сельскохозяйственных рабочих и 10 ответов Спартака", ставит вопрос: "Кому должны принадлежать крупные поместья?" Ответ гласит: "Спартак хочет, чтобы они были отняты у юнкеров и стали общей собственностью трудящегося народа".

Второй вопрос: "Кто должен управлять крупными имениями?" Ответ гласит: "Спартак хочет, чтобы сельскохозяйственные рабочие и служащие имения управляли крупными имениями для себя и всех трудящихся при помощи современных машин, общей свободной коллективной работы по единому плану для всей страны" и т. д.3 .

Пролетарская партия в лице спартаковцев игнорировала крестьянские требования безвозмездного отчуждения земли и передачи ее крестьянству "а основе трудового землепользования. Она не возглавила борьбу крестьян за осуществление этих требований.

Революционная, пролетарская партия изолировала себя от широких масс крестьянства, в то время как правящая социал-демократия, отбросив свою прежнюю пассивность в крестьянском вопросе, повела вместе с юнкерством и кулачеством бешеную борьбу за овладение крестьянским движением. Ей удалось овладеть крестьянскими советами и превратить их в прикрытие контрреволюции против революции4 . Ей удалось воспрепятствовать переходу крестьянских масс на сторону пролетариата, удержать крестьянские резервы в стороне от борьбы, когда


1 "Bericht über den Gründungsparteitag der Kommunistischen Partei Deutschlands (Spartakusbund)". Berlin. 1919.

2 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 358.

3 Плакат "10 вопросов германских с. -х. рабочих и 10 ответов Спартака". Хранится в Музее революции СССР.

4 См. И. Сталин. "Вопросы ленинизма", стр. 404. 11-е изд.

стр. 77

начались первые серьезные бои рабочего класса против перешедшей в наступление буржуазной контрреволюции.

В январе 1919 г. для германской революции наступили ее "июльские дни". Буржуазная контрреволюция во главе с социал-демократией потопила в реках крови январское восстание. Приравнивая январские события к июльским дням 1917 г. в России, Ленин писал: "Мы пережили в России летом 1917 г. "июльские дни", когда русские Шейдеманы, меньшевики и эсеры, также "государственно" прикрывали "победу" белогвардейцев над большевиками..."1 .

В этих боях, которые являлись высшим и решающим пунктом борьбы революционного пролетариата Германии против буржуазной контрреволюции, за перерастание революции в пролетарскую, одержала победу буржуазия. Она оформила свою власть через открывшееся 6 февраля Национальное собрание. Принятая Национальным собранием временная конституция, по существу, предрешала вопрос об установлении умеренной буржуазной республики. Национальное собрание избрало буржуазное коалиционное правительство, уделив социал-демократам соответствующее их "заслугам" место. Продолжавшие существовать "советы являлись послушным орудием буржуазного парламента"2 . Прав был Ленин, который писал по поводу январских "побед" буржуазии: "Мы знаем по опыту, как быстро такие "победы" буржуазии и ее холопов излечивают массы от иллюзий буржуазного демократизма, "всенародного голосования" и тому подобное"3 .

Действительно, после январских событий в Германии, как и после июльских событий 1917 г. в России, шел чрезвычайно быстрый процесс полевения масс. В Германии, по словам Ленина, имела место "такая же, вполне, однородная тяга рабочих справа налево"4 . Наступление буржуазной контрреволюции вызвало сопротивление рабочих и солдатских масс, которые боролись за советы и за осуществление социалистических мероприятий.

Но в отличие от России этот процесс полевения масс вел к усилению не коммунистов, а "независимцев". Причиной этого В. И. Ленин считал "ошибочную тактику немецких коммунистов"5. В отличие от России в Германии не было такой партии, которая повела бы пролетариат от германского "июля" к победоносному германскому Октябрю. Стоявшие у руководства "независимцы" шли под давлением событий за борющимися массами и губили эту борьбу, неизменно кончая дело соглашением с врагом в самый решительный момент.

Когда в ответ на наступление реакции разразились февральско-мартовские бои пролетариата, молодая, слабая еще коммунистическая парти", подвергшаяся к тому же незадолго до этого январскому разгрому, потерявшая своих лучших вождей - К. Либкнехта и Р. Люксембург, - не могла возглавить движение. Пролетариат потерпел поражение. И одной из главных причин поражения было то обстоятельство, что и в январские дни, и ко времени февральско-мартовских боев, и в борьбе за возникшую в апреле 1919 г. Баварскую республику пролетариат не вел еще за собой крестьянские резервы. На первом конгрессе Коминтерна В. И. Ленин говорил: "...для распространения советской системы в деревне делается весьма мало. В этом, быть может, и заключается еще практическая и довольно большая опасность для достижения верной победы германским пролетариатом..."6 .


1 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 498 - 499.

2 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 221.

3 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 499.

4 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 212. 1937.

5 Там же.

6 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 19.

стр. 78

Происходивший вскоре, в апреле 1920 г., съезд КПГ по вопросу о крестьянстве констатировал, что в ноябре 1918 г., а также в январских и мартовских боях 1919 г., с. -х. рабочие и мелкие крестьяне не были "совершенно затронуты революционной волной" и что "революция осталась ограниченной городами и городским пролетариатом"1 . Эта оценка позиции крестьянства в революции нуждается в серьезных коррективах, поскольку спартаковцы свою собственную бездеятельность часто приписывали крестьянам, говоря, например, что сельскохозяйственным рабочим "не хватало воли к действию"2 . На деле же крестьяне, одетые в солдатские куртки, принимали самое активное участие в ноябрьском перевороте, при полном сочувствии к революции со стороны крестьянских масс в деревне. В январских и мартовских боях 1919 г. пролетарская партия не сумела и не успела привлечь крестьянские резервы к делу пролетариата.

Известно, что к возникшей в апреле 1919 г. советской республике в Баварии мелкое крестьянство относилось весьма сочувственно, среднее занимало колеблющуюся, позицию, в то время как баварское кулачество, увлекая за собой часть середняков, пополняло белогвардейские добровольческие отряды для подавления республики.

Часть крестьянской молодежи сражалась в рядах баварской красной армии, а мелкое крестьянство снабжало продовольствием окруженный белогвардейцами красный Мюнхен. Однако это движение крестьян за поддержку советской республики только еще начиналось. Баварская республика не сумела и не успела привлечь на свою сторону широкие массы крестьянства.

Баварские коммунисты, разделявшие люксембургианские предрассудки по поводу того, что крестьянство может быть только резервом контрреволюционной буржуазии, игнорировали крестьянский вопрос, что для крестьянской Баварии было еще более роковой ошибкой чем для промышленных областей Германии. Деятельность советского правительства в деревне ограничилась установлением советской власти в близлежащих к Мюнхену крестьянских районах и выпуском немногих листовок, переброшенных в деревню на самолетах. Советское правительство из-за пресловутой люксембургианской "крестьянобоязни" в своих обращениях к крестьянству стало на путь недиференцированного, неклассового подхода и обещаний "не затрагивать интересы крестьянского сословия". Эти обещания отнюдь не смогли воспрепятствовать решительному переходу кулачества в стан врагов Баварской коммуны. Руководитель Баварского крестьянского совета "независимец" Гандорфер и другие вожди этой организации, отражавшей интересы зажиточных слоев деревни, сначала обещали способствовать доставке крестьянами продовольствия и требовали, чтобы социализация не коснулась земельных владений ниже тысячи тагверков3 . Вместе с тем они перевели значительную сумму денежных средств совета контрреволюционному правительству социал- демократа Гофмана в Бамберге и пытались установить с ним контакт. Но эта двойственная политика очень скоро сменилась отказом вождей крестьянского совета от всякого сотрудничества с советским правительством, а крестьянский совет прекратил свое существование4 . С другой стороны, обещания правительства отнюдь не способствовали привлечению симпатий деревенской бедноты.

Советское правительство Баварии не выполнило по крестьянскому


1 "Der Kommunistische Landarbeiter". Mai 1920.

2 Ibidem.

3 "An die ländische Bevölkerung. Kundgebung des Landes bauernrates an die Bauern, Handwerker gewerbetreibende, Kaufleute". Хранится в Музее революции СССР.

4 W. Mattes. "Die Bayerischen Bauernräte". S, 190 - 191.

стр. 79

вопросу ни одного из указаний В. И. Ленина, данных им в "Приветствии Баварской Советской республике", представляющем собой замечательную программу действий советской власти в Баварии1 . Правительство не конфисковало помещичьих и крупнокапиталистических имений, не отменило ипотек и арендной платы для мелких крестьян, не увеличило заработную плату батракам, не использовало склады одежды и продовольствия для немедленной помощи батракам и мелким крестьянам, не развивало деятельности батрацких и мелкокрестьянских советов, не мобилизовало рабочих для пропаганды в деревне и, таким образом, не приняло мер, которые должны были укрепить положение советской власти в деревне. Баварская советская республика потерпела поражение в значительной мере потому, что не имела за собой крестьянских резервов.

Итак, январские, февральско-мартовские бои, бои за Баварскую советскую республику, кончились поражением пролетариата, которое означало также поражение надежд крестьянства на радикальное решение аграрного вопроса. Установление затем буржуазной Веймарской республики означало конец крестьянских советов, которые действительно вскоре прекратили свое существование. В итоге ноябрьской революции, благодаря революционному натиску масс монархия была уничтожена, Германия стала буржуазной республикой; завоеваны были буржуазно-демократические свободы. Крестьянство получило от революции, кроме своей доли общеполитических свобод, только ликвидацию наиболее вопиющего пережитка средневековья - "закона о челяди" - и обещания сначала от "социалистического" правительства, а потом от Веймарской республики организовать поселения на купленной за приличное вознаграждение у помещика части его земли, а также на предоставленных для этой цели землях государственных доменов, подлежащих осушке болотах, неудобных землях и т. п.

Нищее германское крестьянство земли от революции не получило. Все коренные противоречия в деревне оставались в силе при Веймарской республике. Но крестьянский вопрос в Веймарской буржуазной республике открывает уже другую страницу истории аграрных отношений в Германии.


1 См. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 264.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКИЙ-ВОПРОС-В-ГЕРМАНСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1918-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. Ленчнер, КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1918 ГОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 23.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКИЙ-ВОПРОС-В-ГЕРМАНСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1918-ГОДА (date of access: 22.05.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. Ленчнер:

С. Ленчнер → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
1200 views rating
23.08.2015 (1368 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Работа рассказывает об истинном месте планеты Луна в системе Мироздания и человеческих очах. The modern apprehension of the Universe as an dimensionless isotropic bag is not true. The truth is that the Universe is an Undivided Integral System — the Wheel which has the Axis and the border. Тhe mysterious Axis is the God, the Maker of existing, and the obvious Axis is the Moon, the God's throne and our sacred Origin.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Вывод Coin (USDC) на карту Сбербанка – простая задача. Но, нужно знать, где финансовую сделку выполнить наиболее выгодно. Здесь лучшим помощником будет мониторинг сайтов по обмену криптовалют.
Catalog: Экономика 
5 days ago · From Россия Онлайн
POluavtobia
Catalog: Разное 
7 days ago · From Сергей Адамян
Суть и связь Огня, Света и Цвета. The essence and relation of Fire, Light and Color.
Catalog: Философия 
9 days ago · From Олег Ермаков
Учёные испокон веков были озабочены поиском во Вселенной системы отсчёта, которая могла бы однозначно определить, к примеру, Земля крутится вокруг Солнца, или наоборот. Ни система Птолемея, ни система Коперника не обладают такой однозначностью. Законы Кеплера также не проясняет этот вопрос. Теория относительности Эйнштейна предполагает равноправие обеих точек зрения. Но для многих исследователей вопрос оставался открытым. И вот, наконец, однозначность, как будто бы, появилось. Однозначность формируется разностью гравитационных потенциалов.
Catalog: Физика 
Первое, что меня сподвигло на это открытие это шок, который испытывают исследователи сверхпроводимости. И это понятно. Если ток проводимости формируется свободными электронами, то почему сверхпроводимость повышается, когда свободные электроны практически исчезают, примораживаясь к атомам. Второе, это упёртость российского учёного дтн Федюкина Вениамина Константиновича, который усомнился в том, что сверхпроводимость существует. Он пишет: "исходя из общенаучных, мировоззренческих положений и практики о том, что всякому действию есть противодействие и любому движению есть сопротивление, можно утверждать, что движению и электрического тока вдоль проводника должно быть сопротивление. Поэтому так называемой "сверхпроводимости" электрического тока нет, и не может быть". .
Catalog: Физика 
В данный момент существует множество специализированных средств для обозначения линий отреза, области производства работ, зоны прокладки инженерных коммуникаций. Одним из наиболее востребованных и универсальных являются строительные карандаши.
16 days ago · From Россия Онлайн
ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОЦИАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
18 days ago · From Россия Онлайн
УМБЕРТО МОНТЕОН Г. Мексика и Великая Отечественная война советского народа.
18 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. ЧЕРНЫЕ АМЕРИКАНЦЫ В ИСТОРИИ США. В 2-Х ТТ.
18 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС В ГЕРМАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1918 ГОДА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones