Libmonster ID: RU-17337
Author(s) of the publication: Н.А. КОСОЛАПОВ

1. Хотел бы начать с принципиального расширения темы. "Тень" в экономике и политике наличествует во всех странах, она сопутствует людям на всем протяжении их истории. Более того, корректнее, на мой взгляд, говорить о симбиозе теневой экономики и теневой политики (поскольку первое не может поддерживаться в значительных масштабах и на протяжении достаточно длительного времени без второго; к тому же понятие теневой политики четче, поддается дальнейшей опрационализации, в отличие от размытой "политической коррупции"). Межстрановые различия касаются масштабов распространения и влияния на власть, общество, политическую систему и государство; механизмов формирования и функционирования "тени"; степени ее сращенности с властью, ее места и роли в конкретных - социальной, хозяйственной, политической - культурах.

"Тень" как явление повсеместна и всеисторична. В иных терминах, по большей части де-факто, коррупция разного рода зафиксирована летописцами и литераторами древности в Китае и Египте, Элладе и Персии, Риме и Индии. Много позже коррупция туземных племенных верхов сделала возможным образование европейских колониальных империй (когда позже потребовалось опираться в их поддержании главным образом на военную силу, ее, естественно, не хватало, и империи распались).

Поэтому, во-первых, я бы не ограничивался при рассмотрении этого явления лишь обществами переходного типа (тем более что в самом этом понятии много двусмысленного: любое общество в любой момент находится в переходном

стр. 103


состоянии). К тому же тут нужно еще обосновывать меру родства в характере, проявлениях, следствиях рассматриваемого явления в афро-азиатских странах (каких: Уганде? Китае? Кувейте?) и в России. Кроме того, принимая установку на общества переходного типа, мы тем самым автоматически вписываемся в сложную и достаточно жесткую систему концепций: есть, дескать, общества "высшие", более развитые; есть "низшие", не дошедшие до таких высот развития; и есть некий неизбежный переходит вторых к первым, в течение которого изживаются недостатки развития, включая теневую экономику и политическую коррупцию. Я не готов принять эту схему (по причинам, которые отчасти станут ясны ниже).

Во-вторых, явление "тени" остается повсеместным и в конце XX в. Более того, я убежден, что наиболее развитые страны мира стоят сейчас на пороге колоссального взрыва теневой экономики и теневой политики (в составе "большой семерки" есть, как минимум, три страны - Италия, Япония и Франция, - в которых такая экономика и такая политика играют весьма значительную роль; принятие в "семерку" России доводит удельный вес таких стран в "мировой элите" до 50%). Мои наблюдения позволяют мне утверждать, что и в США "тень" имеет широкое распространение и что теневая экономика и теневая политика уже сложились в целостном и глобализирующемся мире и играют все возрастающую роль в мировой экономике, политике и развитии. Этих явлений не было и не могло быть в "Диком поле", жившем по законам геополитики. В современном мире, где даже межгосударственные отношения тяготеют к превращению из международных во внутренние ("внутриглобальные"), общемировые теневые явления (в дополнение к "тени" на страновом и региональном уровнях) неизбежны.

В-третьих - и это главное, - явление, столь универсальное, не может не выполнять каких-то важных социальных функций. Причем именно социальных, а не только функций в пользу конкретных прямых бенефициариев теневых отношений. Я не касаюсь тут содержания таких функций: просто подчеркиваю, что их не может не быть; что они выполняются на всем протяжении человеческой истории, во всех типах общества; и что повсеместность этих функций ясно указывает на их системообразующий характер. Явление, обеспечивающее выполнение столь важных общественных функций, не может не быть неразрывно связано со всеми другими сторонами жизни общества (назовем их совокупность "светом"); не может не составлять с ним единого целого.

2. В этом контексте мне кажется методологически важным с самого начала определиться, какие причины побуждают нас изучать, вообще заниматься проблемой "тени".

Если это причины этического, нравственного, морального ряда, то не рискуем ли мы сильно, даже трагически, ошибиться в анализе, выводах и рекомендациях, не опирающихся на достаточно глубокое научное понимание природы и сути явления? Причем именно сути, а не конкретных его проявлений, масштабов, иной внешней специфики. Наша дискуссия одним своим фактом доказывает, что изученность "тени" как явления пока трудно признать удовлетворительной. Распространенность же этого явления ставит перед исследователем непростую нравственную задачу. Если теневая экономика России на самом деле составляет 40, а по некоторым оценкам и 50-60% от официальной, то или десятки млн. занятых в ней людей не видят в "тени" ничего морально неприемлемого (возможно, даже усматривают в ней немало достоинств не только материального характера); или надо делать вывод о глубочайшей моральной деградации российского общества. Но ученый - не прокурор, не проповедник, и лично я последний вывод делать не рискнул бы.

Если мы движимы мотивами фискально-полицейского, прикладного характера, то чем искреннее и глубже мы на них откликнемся, тем дальше рискуем оказаться от научного познания явления. Нетрудно понять "обиженность" государства, не

стр. 104


добирающего налогов (весомую долю которых оно потом все равно пустит по ветру) и неспособного пережить, что какая-то часть общественных отношений ускользает от его контроля и власти. Но поиск решений этих задач - техническое задание под контракт, а не научная постановка проблемы.

Для науки же явление "тени" интересно тем, что его включение в картину мира не в качестве изгоя, но как одного из основных компонентов реальных жизненных процессов позволяет полнее понять действительные механизмы общественного развития. При этом изучаемое явление для науки свободно от априорных этических, вообще нормативных оценок и суждений: "тень" не есть нечто по своей природе априори негативное, тем паче криминальное. Это явление, как и всякое иное, нуждается в познании, но индифферентно к нашим моральным суждениям о нем. И только существенно продвинувшись в понимании его сути, мы сможем обоснованно оценивать этические и нравственные аспекты оптимальных для общества путей и средств его прикладного использования.

Широкое распространение "тени" указывает и на наивность убеждения, будто ее удастся когда-либо ликвидировать. Отдельные конкретные формы ее проявления могут видоизменяться и даже отмирать; но как явление она неуничтожима, пока действуют условия, о которых речь пойдет ниже, т.е. пока люди представляют не сумму индивидов, но общество. Задача изживания, уничтожения феномена "тени" в своей абсолютной постановке - невыполнима. Реалистично - вести речь об ограничении масштабов, сфер распространения, определенных форм проявления и последствий "тени" в конкретных условиях данного общества, страны, уровня развития, времени.

3. Гипотеза, которую я хочу тут сформулировать и попытаюсь обосновать, заключается в следующем: объективная взаимосвязь (круговорот) "света" и "тени" образует операциональный (в отличие от исторического) механизм функционирования и развития социума. Нарушение "нормального" баланса основных частей этого механизма (непропорциональное смещение баланса как глубже в "тень", так и ярче на "свет") не прекращает ни функционирования, ни развития общества. Это, однако, отражается как на психологическом, духовном и моральном состоянии общества, так и на промежуточных и более отложенных итогах его развития (т.е. нарушается психологическое здоровье общества, подрываются и/или разрушаются социальные и нравственные ценности, что в свете российского опыта представляется мне самоочевидным и не требующим доказательств). Общественное развитие испытывает при дисбалансе "света" и "тени" последствия троякого рода (по отдельности или - чаще - в совокупности). Может резко, на века затормозиться ход развития (развитие не наблюдается, общество кажется неизменным). Может смениться направленность развития (как именно, будет показано ниже). В долговременной и исторической перспективах закрепляется определенное качество данной социальной экологии, под которой мы будем далее понимать устойчивый во времени, четко отграниченный от других в физическом и социальном пространствах симбиоз основных (базовых) способов существования общества как целого и образующих его компонентов.

4. Здесь необходимо поясняющее отступление. В 1992-1994 гг. я предложил гипотезу об исторических корнях взаимосвязей социума и экономики и деятельностных (жизненных) основаниях социокультурных систем (1). Излагать ее здесь полностью невозможно, ограничусь значимыми для темы дискуссии моментами. Центральная идея гипотезы состоит в том, что три базовых способа существования всего живого, включая человека (подбирание, производство, отъем), определяют онтогенетическую сущность и функциональную специфику образующихся на основе их конкретных сочетаний экологических систем, включая социальные экологии. В последней реальное сочетание и взаимопереплетение базовых способов оказывается определяющим в детерминации всех без исключения черт и особенностей рожденной таким

стр. 105


образом культуры. Практическое (в отличие от социально-исторического и философского его понимания) "воспроизводство действительной жизни", в свою очередь, строится на основе некоего сочетания форм деятельности, производных от базовых способов существования, лежащих в основе последующих, более сложных форм и способов жизнедеятельности.

Конечно, "базовый способ существования" - не более чем идеотип, абстрактная аналитическая категория. На практике любая экология есть конкретное сочетание и взаимодействие всех способов существования. Закрепленные в условиях жизни и культуре народа фактические формы и способы его жизнедеятельности эволюционируют медленно, поскольку так же медленно меняются объективные условия, в которых живет и действует данная социально-территориальная система (СТС). (*) При этом их эволюция обычно больше или меньше отстает от перемен в объективных условиях жизни, а различные способы существования эволюционируют с разной скоростью, меняя, таким образом, не только пропорции своего сочетания, но и его характер. Описанная "пра-модель" будет в дальнейшем исходным пунктом всех моих рассуждений.

5. Банально, но явление "тени" возникает там и тогда, где и когда появляется "свет": как известно, в сумерках тени не бывает. "Свет" же образуют некие, отделившиеся от человека и общества формализованные (не обязательно только правовые, но и они в том числе) правила жизни во всех ее основных сферах, которые включают собственно производство и экономику как систему перераспределения всего подобранного, произведенного и отнятого, изъятого. Таким образом, экономику никак нельзя сводить лишь к производству, тем паче отождествлять с последним.

Любые правила объективно (а ныне часто и субъективно) отдают предпочтение одним частным и/или общественным интересам в ущерб, противовес другим. Такое предпочтение в каждом конкретном случае может быть более чем оправданно с позиций морали, блага общества и государства, требований закона и т.п. Однако от всевозможных ограничений и даже прямых запретов дискриминируемые интересы не перестают существовать: меняется лишь цена их удовлетворения (и нередко так, что делает служение этим интересам еще более привлекательным, чем прежде). Введение ограничений любого рода меняет структуру мотивации данного социума (т.е. баланс стимулов и мотивов, в нем имеющихся), но не набор мотивируемых компонентов (субъектов с их интересами) в ней.

Чем больше "света" - т.е. ограничений некоторых объективно существующих интересов, - тем больше пространства, возможностей для "тени" и тем выше вероятность ее возникновения. Современное общество, создав сотни тысяч законов и миллионы инструкций, согласовать которые в реальном масштабе времени и в практических условиях невозможно, само загнало себя в ловушку тотальной "тени" и, более того, превратило невозможность согласования бесчисленных конвенциальных норм в источник активного кормления "света" за счет, фактически, рэкета им "тени". Выход из этого положения лично я вижу только в радикальном сокращении числа законов, запрете на законодательное регулирование целых сфер жизни и направлений деятельности, осознанной передаче права решения и ответственности за последствия решений на уровень неформальных отношений.


* Под социально-территориальной системой здесь понимается долговременное, устойчивое в исторических масштабах времени триединство... определенной территории с ее природно-климатическими, географическими, геологическими и иными объективными параметрами: постоянно обитающего на этой территории социума (стабильного по его расово-биологическим, этноконфессиональным, макровременным признакам населения, обладающего некоторой социальностью) и конкретных форм стихийно сложившейся или намеренно созданной самоорганизации этого социума, позволяющих ему посредством некоторого образа жизни выживать, воспроизводиться и, при наличии к тому нужных условий, развиваться на этой территории.

стр. 106


Парадокс, однако, заключается в том, что если "свет" рождает "тень", то и "тень", в свою очередь, стремится ввести внутри себя и, по возможности и необходимости, в своих отношениях со "светом" некоторые правила, т.е. формализоваться и тем самым как бы "осветлиться". Это доказывает в первую очередь неизбежность каких-то формальных структур, невозможность уйти от них целиком и полностью. Поэтому проблема оптимизации сочетания формальных и неформальных структур и отношений (т.е. "света" и "тени") в жизнедеятельности общества объективна и в любом случае потребует ее практического решения и научной постановки (боюсь, что именно в такой последовательности).

Тенденция "тени" к "самоосветлению" выражается в трех очень разных, но внутренне взаимосвязанных процессах: в самоорганизации "тени", ее собственном усложнении, развитии в пределах данного времени и существующих общественно-политических форм (т.е. конкретных ее разновидностей) и как явления в историческом масштабе времени; в политической и иной коррупции, в результате которой создается стабильная система отношений между "тенью" и "светом", постепенно и изнутри формирующая зародыш будущей социально- экономической системы, формации; в периодическом скачкообразном (исторически - революционном) свержении прежнего "света", выходе "тени" на солнце и ее превращении в новый "свет" (под лучами которого тут же начинает складываться новая "тень").

Последнее наблюдение вряд ли должно шокировать: по здравому размышлению, элементы нового общественного устройства в пределах устройства существующего могут, вероятнее всего, сложиться в "тени" или на стыках с ней. Если становление нового социального качества происходит посредством революции, то, значит, прежняя система не обладала способностью мирно и эволюционно интегрировать в себя новое и оно вынужденно пребывало до времени в "тени". Если политическая и/или экономическая системы обладают способностью к такой интеграции, пространство потенциальной "тени" сжимается, не исчезая совсем. И наконец, если происходит революция, то, значит, теневые отношения и структуры достигли такого уровня развития, когда они уже не могут не вырваться на "свет" (в этом смысле любая революция есть приход к власти прежней теневой экономики и теневой политики, и стесняться здесь нечего). Если же такой уровень их развития не достигнут, то нет и социально- экономической базы для общественного переворота.

6. Что же такое "тень" в ее сущностном смысле?

Каждому базовому способу существования соответствуют своя мораль и собственные, на его основе и из него вырастающие этика и нравственность, что делает неизбежными их сочетание, взаимопереплетение и противоборство в любом обществе и во все времена. Рассчитывать на то, что рано или поздно победит какая-то одна "правильная" или "истинная", "высшая" мораль - не более чем иллюзия: такое было бы возможно лишь при полном искоренении двух других способов существования. Эта объективная относительность морали делает невозможным научное определение "тени" на основе критериев нравственного порядка.

Каждому способу существования соответствует и свой комплекс типов межличностных и социальных отношений. Жизнь подбиранием не способна поддерживать значительные по численности социумы, почему в последних обычно доминируют межличностные отношения и формы внутригрупповых связей и взаимодействий. Если природные условия благоприятны и численность социума растет, то он просто делится на ряд самостоятельных родов, каждый из которых продолжает жить и функционировать на основе все тех же межличностных отношений. Производство, напротив, очень быстро приводит к возникновению сложной иерархии объективно необходимых социальных функций и тем самым вызывает к жизни социальные отношения и структуры, не ставя в принципе каких-либо пределов их усложнению и развитию. Вкупе с ростом численности населения эти процессы принимают

стр. 107


масштабы, при которых существование социума и СТС на базе одних межличностных отношений становится невозможно, и на ведущее место выходят связи и отношения социальные. Межличностные же сохраняют свое значение только в пределах малых групп. Безусловное господство социальных отношений ведет к проявлению и выдвижению на первый план формальных структур и связей. Отъем (насилие), начавшись исторически на уровне межличностных отношений, прошел тот же путь развития и в наше время (не перестав существовать в межличностных отношениях в форме главным образом преступности) осуществляется посредством сложных социальных институтов и отношений - от государства с его фискальными службами до высших форм организованной преступности.

Крайне существенно и интересно, однако, что насилие в его практике периодически как бы "переливается" из официальных, формальных отношений, связей и структур в неформальные, теневые и наоборот, чем в долговременной перспективе обеспечиваются жизнь и развитие данной СТС посредством смены в ней прежних политических систем, иных организационных структур на новые.

После того как исторически свершилась "национализация" (огосударствление) насилия и отъема и государство (в отличие от отдельных бандитов) впервые обретает способность регулировать воздействие на общество, политику и экономику, свободные рыночные до-государственные хозяйственные отношения и образуют собой теневую экономику: ведь даже минимально и оптимально регулируемый государством рынок, строго говоря, уже не свободен (не стихиен). Теневой политикой при этом оказывается та максимально свободная от идеологических, религиозных и прочих догм "чистая" политика, которая обеспечивает существование, функционирование, развитие теневой экономики.

Возникновение института государства, таким образом, является тем историческим рубежом, на котором появление контролирующей все общество формальной структуры означает становление "света" и, как следствие, рождает "тень". Взаимосвязь и взаимообусловленность "света" и "тени" со временем вызывают к жизни сложные отношения между государством, с одной стороны, и теневой экономикой и теневой политикой - с другой. Коррупция во всех ее формах есть стремление и практика представителей государства получать личную дань с теневых экономики и политики, чем создаются теневые отношения вторичного уровня: не между физическими и/или юридическими лицами, но между всеми ними и государством.

7. Учитывая все изложенное, объективно выполняемые "тенью" социальные функции можно разделить на первичные и вторичные.

Основу первичных функций образует сама социальная экология. На догосударственном этапе истории общества (когда еще не было ни "света", ни "тени") фактически неформальные или доформальные отношения обеспечивали практическую взаимосвязь трех базовых способов существования. С появлением государства эта функция не исчезла, однако формы ее осуществления претерпели принципиальные перемены, вследствие которых поддержание и эволюция социальной экологии (т.е. конкретного сочетания трех базовых способов существования) достигаются в современном обществе главным образом (если не исключительно) "тенью".

Со становлением института государства отъем (насилие) первым подвергся "национализации": присвоенное государством насилие становится правом, а сохраняющаяся еще частнопредпринимательская деятельность в сфере отъема - преступностью, ибо посягает на права государства и всю созданную им систему права в целом. Однако, поскольку институт государства не "отменяет" межличностных отношений, неформальных групп, частных интересов и поскольку даже в XX в. с его техническими возможностями тоталитаризма и плановой экономики государство пока не способно контролировать все аспекты жизнедеятельности человека и общества, возникают объективные пространство для "тени" и потребность в ней.

стр. 108


Распространение со временем вмешательства государства на два других базовых способа существования ставит в зависимость от него всю социальную экологию. Но государство движимо своими интересами и целями, социальная экология для него не более чем среда, а то и средство деятельности. Теневые отношения и структуры становятся способом выживания социальной экологии в условиях засилья и господства формальных институтов, норм и взаимосвязей, которые, выполняя те или иные функции отъема и перераспределения, тяготеют объективно к выхолащиванию социальной экологии, ее низведению до одной этой функции (ситуация в чем-то сродни той, когда человек уничтожает всю флору и фауну, засевая освободившиеся пространства одной нужной ему культурой). "Тень" на этом этапе превращается в форму сопротивления общества "самонадеянности силы" государства, его историческому невежеству, социально безответственным формам правления, эгоизму и преступности правящих элит, злоупотреблениям и шкурничеству представителей власти. "Тень" защищает общество от государства, позволяет обществу жить и развиваться (по крайней мере, во времена, пока человек не дошел еще до мысли о служении государства обществу и не сумел воплотить эту мысль в практику).

Вторичные социальные функции "тени" включают прежде всего обслуживание интересов, которые оказались почему-либо выведены за пределы "света" или принципиально невключаемы в него. Очевидны, как минимум, три категории причин возникновения такого положения.

Новизна подходов, структур, решений, отношений может не дать обществу и власти времени успеть приспособиться и интегрировать это новое в системы данного общества. Если иных причин временного пребывания явления в "тени" нет, то ситуация решается предельно просто по прошествии большего или меньшего времени. "Тень" такого рода, по сути, вызвана инерционностью индивидуальной и социальной психологии, потребностью человека и общества в периоде привыкания к новому. Однако нередко такое привыкание может длиться многие годы и даже десятилетия, что и обусловливает относительно высокую стабильность данного подтипа "тени".

Чаще, однако, "тень" на практике компенсирует негибкость и издержки (вплоть до нежизнеспособности) официального "света". Эти пороки, в свою очередь, могут диктоваться высокой степенью забюрокраченности процессов хозяйствования и общественной жизни, инерционностью и инертностью бюрократического аппарата. В таких случаях чаще всего возникает картина, упомянутая выше: вокруг подобного госаппарата складывается выгодная чиновникам система "кормления" от теневой экономики и повышения собственного влияния через теневую политику. Темпы развития экономики и общества при этом снижаются до предела, мотивация личности и общества к любым "светлым" видам деятельности подрывается, страна вступает на нисходящую траекторию, если раньше занимала видное место, или не может вырваться с нижних уровней мировой иерархии.

Еще сложнее случаи, когда "тень" компенсирует определенные социопсихологические предрассудки, табу (обычно религиозного или родственного ему происхождения), идеологические догмы. Так, без теневого рынка, фактически всегда существовавшего в бывшем СССР, централизованная плановая советская экономика захлебнулась бы и остановилась за месяцы, в начале 80-х годов - за недели. Однако "ввести рынок" (т.е. всего лишь признать его и вывести из "тени" на "свет") не позволяла идеология. Фактически, цели перестройки объективно заключались в том, чтобы отстранить КПСС от прямого управления экономикой, легализовать теневой рынок, осовременить политическую систему так, чтобы интегрировать в нее теневую политику, приобретшую опасно большие масштабы и влияние. Но декларировать эти цели открыто было невозможно. Итог - стихийный бунт "тени", ее трансформация в нынешний постсоветский "свет".

"Тень" выполняет еще одну крайне важную функцию, особенно в обществах, где

стр. 109


она компенсирует описанные выше специфику и пороки данных страны, экономики, уровня их развития: обеспечивает весьма высокую и надежную управляемость социальных (территориальных и отраслевых), политических и правящих элит, особенно если закрыт, не может использоваться путь прямых репрессалий. Чистый "свет" с течением времени неизбежно приводит к потере этой управляемости вследствие исчерпания практических возможностей позитивных и сдерживающих стимулов (иными словами, перестают быть достаточно эффективными и "пряник", и "кнут": подрывается в глазах элиты авторитет институтов и лиц, распоряжающихся этими средствами).

В современном мире через посредство теневой экономики и политики могут управляться крупные сегменты национальных элит целых государств, причем не только методами компрадорского толка: здесь и возможности доступа на мировые рынки товаров, услуг, относительно безопасного размещения активов и капиталов; и возможности получения широкого спектра информации и специальных услуг; и возможности внешнего воздействия на самые разные внутренние процессы - от выборов до тенденций экономического и технологического развития; и многое иное.

Наконец, "тень" как внутри страны, так и все более в мировой экономике и мировой политике служит для всех аутсайдеров (от индивидуума до государства) способом выжить, найти для себя нишу в устоявшихся взаимосвязях "света" и/или повлиять на его отношения и структуры, изменить их на доступном для аутсайдера уровне возможностей.

8. Поскольку крайне недостаточно развиты или отсутствуют вовсе альтернативные пути и средства выполнения перечисленных функций, а сами эти функции остаются социально необходимыми, то объективно возникает задача осознанной и оптимальной интеграции "тени" и "света" в интересах развития общества (а не в интересах отдельных социальных групп, как это имеет место до сих пор).

Способность общества, государства к такой интеграции зависит от того, какой базовый способ существования доминирует в данной социальной экологии. Если доминирующим оказывается совокупное насилие (т.е. все виды отъема и перераспределения, вместе взятые), то общество и его формальные структуры не способны к рациональной интеграции "света" и "тени", поскольку такая социальная экология не может ни существовать без "тени", ни признать право последней на существование и неприкосновенность в определенных сферах. Как следствие, "тень" становится не только неизбежным спутником такой экологии, но и неотъемлемой составной частью ее социально-территориальной и политической систем, ее важнейшей опорой. В социальных экологиях с доминированием производящего начала "тень" может быть минимизирована до приемлемых для общества, государства масштабов. Представляется в принципе возможной постановка задачи управления "тенью" (ее масштабами, сферами распространения и пр.) в долговременных социальных, социально-политических целях.

Таким образом, резкое ускорение темпов и изменение качества развития, преодоление отсталости и всего того, что связывается с "переходным характером" общества, экономического уклада, времени, требуют не просто модернизации экономики, инфраструктур и пр., но прежде всего изменения характера всей социальной экологии, замены господства отъема (насилия) на диктат производящего начала. Сама модернизация окажется возможной и успешной, если для нее будет подготовлена благоприятная социальная экология. В противном случае модернизация послужит лишь закреплению и развитию социальной экологии насилия. Решение этой задачи (если оно возможно) должно будет опираться на комплекс соответствующих теорий.

9. Мы не поймем или не сумеем достаточно полно оценить все грани этого явления в "переходных обществах", не располагая теорией теневой экономики и теневой

стр. 110


политики как явления. Наблюдения, описания, классификация по внешним признакам необходимы, но сами по себе обладают минимальным объяснительным потенциалом. Видимо, диапазон изучающих явление "тени" наук должен резко расшириться: потребна мультидисциплинарная общая теория явления, приложимая к обществам всех типов и состояний как частным ее случаям и способная видеть и объяснить как явление изнутри (его закономерности, механизмы, технологии и пр.), так и место явления в жизни общества в целом.

Требование теоретической цельности представлений о "свете" и "тени" принципиально: не может быть теорией то, что видит только одну сторону бытия, не замечая или не желая признавать прочих его граней, их взаимосвязанности и взаимообусловленности. Если на теневую экономику и теневую политику приходится 80 - 120% (как было в некоторых частях СССР) или даже только 25- 40% по сравнению с официальными, то действительной теорией общественной жизни станет та, которая сумеет объяснить происходящее как единый, целостный процесс, деление которого на "свет" и "тень" имеет для науки лишь аналитический смысл. Причем с научной точки зрения безразлично, происходит ли этот процесс в переходном или любом ином обществе. Его специфика в обществах разного типа устанавливается выделением общего, инвариантного.

Явление "тени" целесообразно рассматривать в следующих временных срезах: конкретном (реальном), который, в свою очередь, делится на операциональный (до 30 лет) (2) и социальный (до 3-5 поколений, или 100-150 лет), и историческом (более двух веков). В операциональном срезе явление представляет и изучается в максимально конкретных его аспектах. Исторический срез, видимо, отразит роль явления "тени" в рамках учения о формациях и концепции мирового развития. Эти два среза должны соединяться промежуточным ("социальным"): в этой части временного спектра лежат механизмы и закономерности, сопрягающие социальную конкретику с историческими последствиями и тенденциями, что в итоге выводит на механизмы формирования и эволюции культур и цивилизаций.

Отсюда - необходимость трех внутренне целостных концепций, соответствующих названным горизонтам продолжительности изучаемых явлений и процессов.

Теория социально-исторического процесса в явной, чаще имплицитной форме доминирует сегодня в философии, политологии, теории международных отношений. Ее отличительные черты - предельно макросоциальный уровень анализа, безразмерная шкала времени, внимание к максимально устойчивым и долговременным (до абстракции) общественным связям и отношениям "света". "Тень" в этой части современной науки вообще не находит признания и отражения: между тем именно на макросоциальном уровне "тень" рождает (или участвует в формировании) связи и отношения особой социально-исторической значимости.

Теория процесса жизнедеятельности общества (назовем ее так) представлена отдельными концепциями и гипотезами в психологии, социологии, других конкретных социальных науках. Ее отличительные признаки - поддающийся объективному определению и измерению социальный уровень анализа, описание и изучение реальных связей и взаимодействий, измеримые (хотя чаще всего неизмеряемые) пределы продолжительности процессов во времени. Здесь "тень" изучается экономистами, социологами, юристами, но исключительно с позиций борьбы с этим "антиобщественным" (а по сути, антигосударственным) явлением и не в рамках какой-либо целостной мультидисциплинарной концепции. К тому же право по природе своей - это конвенция, то, о чем люди договариваются между собой. Практическая полезность права может быть сколь угодно велика, но никаким научно-объяснительным потенциалом оно не обладает.

Теория функционирования стабильных социальных структур могла бы занять по отношению к двум первым место промежуточной. Главное ее отличие - исследование

стр. 111


явлений и процессов названной выше продолжительности с концентрацией на рождаемых общественными отношениями социальных структурах (официальных и неформальных), устойчивых в пределах рассматриваемых горизонтов времени (т.е. от 30 до 100-150 и более лет). Учитывая, что жизнедеятельность и развитие общества происходят посредством круговорота "света" и "тени", теория функционирования стабильных социальных структур (в настоящее время отсутствующая) невозможна без того, чтобы раздел "тени" занял в ней равнозначное по отношению к "свету" место.

Правомерно заключить, что необходима разработка целостного куста органически взаимосвязанных теорий, способного охватить явление круговорота "света" и "тени" во всей полноте и на всех горизонтах времени. Внутреннюю целостность, сопряженность теориям и концепциям, которые образовали бы такой куст, и возможность переходить (при изучении реальных объектов, а также в выполнении прикладных задач и в прогнозировании) от одних концепций/уровней к другим может придать соблюдение в процессе их создания единого ряда методологических принципов (каких - тема отдельная (3)).

10. В условиях России XX в. "тень" была и остается в целом социально положительным явлением, которое позволило человеку и обществу выжить в борьбе с "государством перераспределения", при всех сменах систем, идеологий и режимов рассматривающим общество и личность как средство его внутренней и внешней политики и столь же неизменно не несшим перед ними никакой ответственности за все последствия проводившегося курса (4). Социальная экология России остается враждебной к производителю (что вполне совместимо с рыночным характером экономики). В такой среде "тень" неизбежна, существенное ослабление "тени" способно вызвать экономические и социальные потрясения, а борьба с "тенью" затормозит развитие страны и/или приведет к консервации низкого уровня жизни.

Если бы реальная жизнь строилась по нормам и теориям "света" (т.е. не включала бы теневых компонентов), современная Россия с ее двукратным спадом объемов ВВП и производства, трехкратным падением уровня жизни народа, многомесячными и даже многолетними "задержками" с выплатами заработной платы, ростом цен и сжатием сферы социальных гарантий была бы давно завалена миллионами трупов погибших от голода людей. Но ничего подобного не наблюдается даже в самых неблагополучных районах. Причина того, что страна как-то выживает в условиях беспрецедентной для XX в. и развитого просвещенного общества бесчувственности власти к страданиям людей, - исключительно в явлении и масштабах теневой экономики, которая одна сегодня работает на человека.

Бороться против "тени" в сегодняшней России - значит бороться за сохранение и укрепление насилия власти и государства над обществом, за более глубокое и жестокое экономическое порабощение личности (включая предпринимателей) и общества, какими бы фразами и аргументами это ни прикрывалось и ни оправдывалось. Необходима, представляется, оптимизация баланса "света" и "тени", критериями которой были бы долговременные темпы экономического роста, такая же динамика фактического уровня жизни и сохранение управляемости государства и страны.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Н.А. Косолапов. Социум и экономика: гипотеза об исторических корнях взаимосвязей. - Свободная мысль. 1992, N 9; он же. Россия: в чем же все-таки суть исторического выбора. - Мировая экономика и международные отношения. 1994, N 10, 11; он же. Социум и экономика: глобальные альтернативы. - Мировая экономика и международные отношения. 1994, N 12; он же. Политико- психологический анализ социально-территориальных систем. М., 1994, гл. 2; он же. Деятельностные

стр. 112



основания социальной и политической культур. - Новый курс Ф. Рузвельта: значение для США и России. М.,1996.

2 30 лет по принятой в демографии классификации соответствуют средней продолжительности активной жизни одного поколения. В некоторых исследованиях этот срок предлагается в качестве "абсолютного модуля продолжительности": все, что находится в пределах этого срока, в принципе подвластно человеку в его реальной жизни и может влиять на его мотивацию, цели и т.п. Все превышающее этот срок образует структуру и содержание уже чисто социальных отношений. См.: Н.К. Серов. Процессы и мера времени. Проблемы методологии структурно-диахронического исследования в современной науке. Л., 1974; он же. Время и мы. Л., 1980.

3 Необходимо учитывать, что развитие общества, кроме собственно социальных аспектов этого процесса, является неотъемлемой частью более универсальных процессов, а значит, подчиняется их закономерностям и несет на себе их печать:

- непрерывно продолжающегося независимо от воли человека саморазвития материи вообще:

- развития всех и всяческих форм жизни вообще, а также эволюции экологических систем досоциальных уровней;

- развития исторически более ранних форм социальной жизни, которые с появлением более сложных не исчезают вовсе, но оттесняются на периферию социальных экологии.

4 См.: Н.А. Косолапов. Россия: в чем же все-таки суть исторического выбора; Теневые отношения. - Pro et contra. Т. 4. Зима 1999, N 1 (спецвыпуск журнала); и подборку материалов "Россия и коррупция": кто кого" (М., 1999).

(Продолжение следует)


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КРУГОВОРОТ-СВЕТА-И-ТЕНИ-КАК-МЕХАНИЗМ-ОБЩЕСТВЕННОГО-РАЗВИТИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н.А. КОСОЛАПОВ, КРУГОВОРОТ "СВЕТА" И "ТЕНИ" КАК МЕХАНИЗМ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.01.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КРУГОВОРОТ-СВЕТА-И-ТЕНИ-КАК-МЕХАНИЗМ-ОБЩЕСТВЕННОГО-РАЗВИТИЯ (date of access: 20.01.2022).

Publication author(s) - Н.А. КОСОЛАПОВ:

Н.А. КОСОЛАПОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
36 views rating
11.01.2022 (8 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РЕЦЕНЗИИ. Н.Ф. БУГАЙ, А.М. ГОНОВ. КАВКАЗ: НАРОДЫ В ЭШЕЛОНАХ (20-60-е годы). М., ИНСАН, 1998, 363 с.
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
БАНДУНГСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
Catalog: Разное 
14 hours ago · From Россия Онлайн
МОРДВА В СОСТАВЕ УЛУСА ДЖУЧИ
14 hours ago · From Россия Онлайн
РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА И АНГЛИЙСКАЯ УГРОЗА С ЮГА
14 hours ago · From Россия Онлайн
МАССОВОЕ НАСИЛИЕ В ИНДОНЕЗИИ: СОЦИАЛЬНЫЕ, КУЛЬТУРНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОРНИ
14 hours ago · From Россия Онлайн
Существует факт, или, если угодно, закон, управляющий всеми явлениями природы, всем, что было известно до сих пор. Исключений из этого закона не существует; насколько мы знаем, он абсолютно точен. Название его — сохранение энергии. Он утверждает, что существует определённая величина, называемая энергией, которая не меняется ни при каких превращениях, происходящих в природе. Само это утверждение весьма и весьма отвлечённо.
Catalog: Физика 
22 hours ago · From Владимир Груздов
К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЛЬВА ЗАЛМАНОВИЧА ЭЙДЛИНА (1909-1999). Л.З. ЭЙДЛИН В СУДЬБЕ В.М. АЛЕКСЕЕВА
Catalog: Разное 
2 days ago · From Россия Онлайн
ЮРИЙ АШОТОВИЧ ПЕТРОСЯН (к 70-летию со дня рождения)
2 days ago · From Россия Онлайн
РЕЦЕНЗИИ. С ВОСТОКА СВЕТ. С.А. Серова. Театральная культура серебряного века в России и художественные традиции Востока (Китай, Япония, Индия). М., Институт востоковедения РАН, 1999, 219с.
2 days ago · From Россия Онлайн
ОБСУЖДЕНИЕ КНИГИ. А.Д. ВОСКРЕСЕНСКИЙ. РОССИЯ И КИТАЙ: ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ. М., Московский общественный научный фонд; ООО "Издательский центр научных и учебных программ", 1999, 408 с.
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КРУГОВОРОТ "СВЕТА" И "ТЕНИ" КАК МЕХАНИЗМ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones