Libmonster ID: RU-10251

Васильев А. А. Красота в изгнании

М.: Слово/Slovo, 2004

Почему-то врезалась в память давняя статья из журнала "Юность" советской еще поры про одного странного молодого человека. Этот парень не гонял в футбол, не бренчал во дворе на гитаре, как большинство его сверстников, - все свободное время он проводил среди старорежимной рухляди и ветоши, со старушками "из бывших", на чердаках старых заброшенных домов и руинах, оставшихся после их сноса. Тогда это казалось чудачеством. Сегодня Александр Васильев - один из крупнейших в мире коллекционеров антиквариата. Кроме того, он известный театральный художник и историк моды. Уже много лет Васильев живет в Париже, но его хорошо знают на родине - по циклу подготовленных им телепередач, посвященных эмиграции первой волны. Уникальность их - как и книги, которая перед нами, - в том, что художник умело и со вкусом воссоздает подлинную атмосферу давно ушедших времен. Помогают ему в этом старинные вещицы: какой-нибудь бисерный ридикюль или коробочка из-под пудры, флакон духов или тканый пояс, а еще - модные туалеты тех лет, пижамы и пляжные костюмы, наряды для коктейля и платья для тенниса, экстравагантные и роскошные, удивительно красивые и созвучные своей эпохе.

Книги Васильева пользуются огромным спросом и многократно переиздаются. Нынешнее издание "Красоты в изгнании" - четвертое, дополненное (первое вышло в 1998 году).

Эта книга - настоящий праздник. Книгоман меня поймет. (Существуют книги-будни и книги-праздники. Первые - необходимы, как ежедневный хлеб к столу. Им не надо особо "наряжаться", их задача проста и буднична. И есть такие книги, от которых невозможно оторвать глаз. В них все: формат, переплет, бумага, иллюстрации, художественное оформление, - подобрано так, чтобы пленять и завораживать читателя. Эти создаются на века.)

Книга открывается с вступительного слова "От автора", и половину из этих полутора страничек занимает длинный перечень тех, кто помогал Васильеву в его работе. Несколько десятков имен, и почти все - титулованные особы: "графиня", "князь", "княгиня", "граф", "баронесса", "принцесса"... Много ли таковых среди ваших знакомых?

В этой книге 480 страниц и не меньше тысячи фотоиллюстраций высочайшего качества. Уникальные снимки из частных архивов и музеев запечатлели прекрасные лица наших соотечественников, оказавшихся после революции на чужбине. Среди них - выходцы из самых родовитых семей России: великая княгиня Мария Павловна Романова, Ирина и Феликс Юсуповы, княгини Трубецкая и Оболенская. Перед читателем предстанут те, с чьими именами связана для нас эпоха начала двадцатого века. Балерины Тамара Карсавина и Анна Павлова, звезды немого кино Вера Холодная и Иван Мозжухин, авантюристка Мата Хари и основательница крупнейшего парижского дома моды Габриэль Шанель, победительницы первых конкурсов красоты и легендарные представительницы аристократических фамилий, ставшие в эмиграции знаменитыми манекенщицами.

Первые главы книги названы по гнездам рассеяния русской эмиграции - "Русский Константинополь", "Русский Берлин", "Русский Харбин". Большая часть повествования, конечно же, отдана Парижу - столице и законодателю мировой моды. Васильев пишет экспрессивно, ярко, образно, с безупречным вкусом подбирая цитаты из сохранившихся, по счастью, в архивах газетных и журнальных публикаций.

стр. 64

В главе "Дом моды " Валентина"" рассказывается об удивительной судьбе Валентины Саниной, в которую в свое время, еще в России, был мучительно влюблен молодой Александр Вертинский, "русский Пьеро", посвящавший ей свои песни-баллады. Оказавшись в эмиграции, Санина основала собственный дом моделей в Нью-Йорке, среди клиенток которого были самые знаменитые голливудские звезды. Она и сама была похожа на Грету Гарбо, популярную кинодиву тех лет, и долгие годы дружила с ней, пока та не увела ее мужа, став отныне злейшим врагом. Много житейских историй и судеб пройдет перед глазами читателей этой книги.

Князь Николай Романович Романов так отозвался о труде А. Васильева: Русский читатель найдет в этой книге любопытный очерк жизни в эмиграции людей, которых огорчала не так потеря их богатств и высокого некогда положения в России, как постепенное осознание того, что они, вероятно, не увидят родину. Какое счастье, - продолжим мы, - что родина их увидела, что красота, так долго находившаяся в изгнании, вновь вернулась в Россию!

Е. М. Трубилова

Асафьев Б. В. Русская живопись. Мысли и думы

М.: Республика, 2004

Эта книга издана к 120-летию со дня рождения Бориса Владимировича Асафьева (1884 - 1949) - ученого-музыковеда, автора классических трудов по теории и истории музыки и искусствоведа. Литературное наследие Асафьева велико и многообразно. Это и критические статьи, написанные под псевдонимом "Игорь Глебов", и глубокие полемичные исследования музыкальной культуры, и, конечно, "мысли и думы" о русской живописи, составившие основу творчества этого автора. "Русская живопись" - одна из частей (при этом достаточно самоценная) своеобразного цикла из теоретических работ, исторических исследований творчества русских и зарубежных композиторов и художников, размышлений о музыке, поэзии, живописи и некоторых автобиографических материалов. Этот цикл, задуманный Асафьевым как творческое подведение итогов, так и не увидел свет. Рукопись книги "Русская живопись" была обнаружена в архиве Асафьева только в начале 1960-х годов и выпущена издательством "Искусство" в 1966 году.

На рубеже XIX-XX веков было предпринято несколько попыток написать историю русского искусства XIX века. Примерами подобных исследований абсолютное большинство читателей, скорее всего, назовут "Историю русской живописи в XIX веке" Александра Бенуа или "Историю русского искусства" Игоря Грабаря. Безусловно, упомянутые работы стали в свое время откровением, вызвав живой интерес и самые разноречивые отклики как в среде художников, так и у любителей живописи. Но и книга Асафьева, будь она опубликована одновременно, например, с исследованием Бенуа, без сомнения могла бы соперничать с ним и явилась бы настоящим событием культурной жизни России.

Название "Мысли и думы" точно отражает стиль и жанровую принадлежность книги. Это действительно не сухой учебник, последовательно и бесстрастно излагающий факты и даты, не критический обзор отдельно взятого периода русского искусства и не эссе в прямом смысле этого слова. Скорее, это развернутый, подробный путеводитель по некоей картинной галерее, в которой собраны все шедевры русской живописи, - работа пусть не во всем бесспорная, но поразительно свежая, нетрадиционная и талантливая. Это живой разговор с читателем, а вернее, даже со зрителем, находящимся непосредственно перед той или иной картиной, что создает впечатление эмоционального и доверительного диалога.

стр. 65

Дополненная многочисленными иллюстрациями, книга Б. В. Асафьева, переизданная в 2004 году, будет прекрасным подарком всем ценителям русской культуры. Яркие характеристики творческой индивидуальности мастеров живописи, умение остро чувствовать и делиться открытиями придают особый интерес этой работе и ставят ее в один ряд с другими классическими произведениями русской искусствоведческой мысли.

М. А. Введенская

Библиофилы России: Альманах. Т. 1

М.: Любимая Россия, 2004

Альманах продолжает традиции лучших отечественных и зарубежных библиофильских изданий. В нем собрана разнообразная информация о создателях, собирателях и хранителях книг, а также мемуары и архивные документы.

В рубрике "Личные библиотеки" этого номера рассказывается о библиотеках А. А. Ахматовой в петербургском Фонтанном доме, собраниях Ф. И. Тютчева и Е. А. Боратынского в усадьбе Мураново и родовой библиотеке Эрдели в Одессе. Любопытна (хотя, должно быть, непереносима для библиотекарей) приведенная в статье " Библиотека Анны Ахматовой" запись из дневника Павла Лукницкого об отношении Ахматовой к книгам: Говорила, что совсем не нужно покупать и неразрезанными ставить на полку, как делают многие библиофилы. Только хорошо, если книги теряют свою первоначальную чистоту. Книги любят, когда с ними плохо обращаются - рвут, пачкают. Теряют... Можно и нужно делать на книгах пометки. Материал о городецких старообрядцах - собирателях рукописных и старопечатных книг - в очередной раз напомнит о той великой силе, что во все времена таилась в культуре русской провинции. Рассказ о редакторе Софье Дмитриевне Разумовской - обладательнице неофициального титула "лучшего литературного вкуса Москвы" - иллюстрируют автографы знаменитостей, с которыми ей доводилось работать (В. Катаева, Б. Пастернака, Ю. Трифонова, В. Шкловского, Н. Заболоцкого, Ю. Казакова и др.).

В первый том альманаха вошло почти четыре десятка работ российских и зарубежных авторов: об уникальных фондах библиотеки Нижнего Новгорода, об интересных фактах из жизни и творчества наших классиков, о художниках круга Фаворского. В рубрике "Книжный знак" представлены художники - мастера экслибриса Алексей Юпатов и Юрий Ноздрин.

Интересно исследование А. Блюма, посвященное образам библиофилов и букинистов в русской прозе 20-х годов XX века. Автор с грустью констатирует, что в наше время мода и книжный ажиотаж вызвали появление "нечитаемых" библиотек, интерьерных коллекций, в которых книга теряет свою духовную сущность, превращаясь в предмет, вещь. Но оказывается, в двадцатые годы о том же горевал В. Блох, строки из страстного эссе которого под названием "Книга и человек" приводит Блюм: У старой книги есть запах. Тот своеобразный запах, за который мы ее любим. Пометки на полях, карандашные зарисовки, вкладные листы - свидетельствуют о долгих часах, проведенных в общении с книгой. Наша книга - предстанет перед потомством холодной и бездушной. Ее безупречно чистые поля будут говорить о том, что мы не читали книг. Мы только оберегали их в своих шкафах. Это было написано в 1922 году. Публицист ошибался - книги того времени сохранили для нас свое тепло и душу. Библиофильские фрагменты и пассажи обнаруживаются в произведениях многих пи-

стр. 66

сателей. Вот Макар Макарыч, герой рассказа В. Г. Лидина "Великий книжник" (1925), с его афористическими сентенциями: Книга есть жемчужина жизни. Человек истлевает со всеми своими грехами, книга же - вечна. Книга, покрытая плесенью, крепче вина... Те же мотивы звучат в повестях замечательного ученого и страстного библиофила А. В. Чаянова ("Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии", 1920; "Необычайные приключения графа Федора Михайловича Бутурлина", 1924), в романе К. А. Федина "Братья", романах К. К. Вагинова, "Скандалисте, или Вечерах на Васильевском острове" (1928) В. А. Каверина, повести С. Ф. Буданцева "Японская дуэль" (1927) и т.д.

В разделе "Публикации" представлены воспоминания о Велемире Хлебникове, принадлежащие перу Амфиана Решетова (псевдоним поэта, критика и переводчика Н. Н. Барютина): Я застал Хлебникова сидящим на железной кровати, на которой ничего, кроме досок, не было. Поставленная перед кроватью табуретка служила ему столом. Он писал, склонившись над "гроссбухом". Я зашел за материалом для второго номера журнала. Хлебников выволок из-под кровати картофельный мешок, набитый рукописями, и тихо предложил выбрать.

Одно из украшений этого номера альманаха - публикация Е. Котельникова "Устный Шкловский", пестрое собрание остроумных высказываний, оригинальных реплик и целых рассказов писателя Виктора Борисовича Шкловского (1893 - 1984). Вот некоторые из последних:

Очень немногим известно, что во время голода именно Л. И. Толстому пришла мысль подбавлять в тесто (муки не хватало) патоку. Это давало возможность накормить большее число голодающих. Получился хлеб, который сейчас называется бородинским. <...> Горький был похож на неверную женщину. Он мог влюбляться без памяти. Такой был влюблен в Бабеля, в Зощенко, в меня. Влюблялся во Всеволода Иванова, в Гржебина. Но мог внезапно и без видимой причины разлюбить. <...> Разглядывал у букиниста интересную книгу. Положил. Ушел. Через несколько дней опять увидел у него эту книгу. Удивился: цена увеличилась вдвое. Почему? - поинтересовался я. - Потому что я видел, с каким интересом вы ее разглядывали. <... > Есть плохие писатели, графоманы - с ними легко. Есть хорошие писатели, полновесные люди - с ними легко. А есть такие, которые лезут в литературе не в свои двери - с ними трудно...

Читатели, которые умеют ценить красоту и значение книжных сокровищ, обязательно найдут для себя что-то интересное и в других рубриках альманаха.

З. В. Вишневская

Ливанов В. Б. Помни о белой вороне (Записки Шерлока Холмса)

М.: Эксмо, 2004

Этот человек знаменит как актер, режиссер, писатель. По его сценарию сняты "Бременские музыканты". Его голосом говорят Удав из "Тридцати восьми попугаев" и Карлсон, который живет на крыше. Шерлок Холмс в его исполнении считается лучшим Холмсом всех времен и народов... Словом, кто не знает Василия Ливанова, пусть выйдет вперед, а мы на него посмотрим. Старшее поколение помнитеще и его отца, Бориса Николаевича Ливанова - прославленного актера и режиссера Московского Художественного академического театра. Борис Николаевич обладал замечательным чувством юмора, его шутки сразу становились достоянием городского фольклора. Вот некоторые из них, опубликованные в книге сына: Растолстевшему приятелю-художнику:

- У тебя портрет совсем за раму вышел. <...>

В театре:

- Борис Николаевич, вас просят зайти в художественную часть.

- Как это художественное целое может зайти в художественную часть? <...> "Молодость, как таковая, интересна только в телятине".

стр. 67

Повести Василия Борисовича стали появляться (поначалу, помнится, в журнале "Юность") еще годах в семидесятых: "Мой любимый клоун", "Агния, дочь Агнии"... и тогда же были широко прочитаны и замечены. Талантливый человек талантлив во всем, и к Ливанову это применимо в высшей степени (он еще и рисует к тому же).

Талантлива и представляемая книга. Она включает несколько мемуарных очерков, эссе-размышления о литературе и живописи и несколько рассказов. Герои книги - Мартинсон и Раневская, Сергей Образцов и Рина Зеленая, Борис Пастернак, Евгений Урбанский, отец автора - Борис Ливанов и другие. Среди сюжетов - история создания мультфильмов и съемки в передаче "Форт Баярд". Никаких сенсаций, разоблачений, сальностей - ничего такого, что в последнее время принято включать в мемуары для привлечения невзыскательного читателя. Все сдержанно, слегка старомодно, без стилистических и формальных претензий и, прямо скажем, интеллигентно. При этом увлекательно - не оторваться, а местами и забавно, и за всем проглядывает чрезвычайно симпатичное лицо автора, обремененного и богатой биографией, и жизненным опытом, и - увы, немалыми - годами, которые напоминают, верно, что пора подводить какие-то итоги...

В. М. Бокова

Гурченко Л. М. Люся, стоп!

М.: Эксмо, 2004

В конце этой книги приведена фильмография Людмилы Марковны Гурченко. Запомнившаяся всей стране девушка с нереально тоненькой талией и белой муфтой в руках ("Я вам песенку спою про пять минут...") из знаменитой "Карнавальной ночи" была, оказывается, уже третьей ее ролью в кино. А всего их было около ста. Я живу и работаю для вас. Когда я в кадре, я предощущаю, как вы улыбнетесь или заплачете, глядя на экран... И все, что здесь прочтете, - это для вас. Только для вас.

Знаменитая актриса рассказывает о себе, своей жизни, и за книжными строчками явственно слышится ее голос с характерным малороссийским акцентом. Да она и сама с удовольствием подчеркивает свои корни, частенько вспоминая фразы обожаемого "папесика". Как он относился к чтению, например: Книги - то усе брех. Какие-то из них, правда, производили на него неизгладимое впечатление: "Американскую трагедию" Драйзера, например, читая усю ночь, от корки до корки, на смену у шахту проспав.

Монолог Гурченко предельно искренний. Она не скрывает ни своих лет, ни пережитых травм и болезней, ни страшных трагедий личной жизни. Предательство самых близких людей, смерть любимого шестнадцатилетнего внука Марка от передозировки наркотиков. Знает ли кто-нибудь, что дочь Людмилы Марковны Маша доводилась внучкой писателю Борису Пильняку? Жена Пильняка Кира Георгиевна Андроникашвили отсидела, как "жена врага народа", четыре года, но до глубокой старости оставалась аристократической красавицей. Иногда я думаю, что для встреч с такими редкими людьми тоже стоит жить. Гурченко не привыкла жаловаться на жизнь. "Люся, стоп!" - говорит она себе, когда эмоции слишком захлестывают ее. С безоглядной откровенностью Людмила Марковна рассказывает своим зрителям-

стр. 68

читателям не только об утратах, но и обретениях, о счастье поздней любви, посланной ей судьбой словно в награду за все перенесенные страдания.

Можно по-разному относиться к Людмиле Гурченко как актрисе, но трудно сдержать восхищение перед ее несгибаемой волей и непобедимой женской сутью - желанием вопреки годам оставаться молодой, нравиться, дразнить и сводить с ума.

Должна вам признаться, что впервые в жизни, в тот девяносто третий год, я поняла, сколько мне лет. И что я снимаюсь, в общем-то, у своих детей. И если эту мысль держать в голове, я ничего не сделаю. Как быть? А никак. Неси свое. Зарази их своим духом. Я знаю, что если живешь "своим", если говоришь своим голосом, если поешь свою тему, то хоть тебе двести лет, тебя будут слушать, к тебе будут тянуться.

Это второе, дополненное издание книги Л. М. Гурченко, обильно проиллюстрированное и снабженное дискографией и перечислением театральных ролей актрисы.

М. Е. Царева

Лановой В. С. Летят за днями дни

М.: Эксмо: Алгоритм, 2005

Наш любимый актер, недавно отпраздновавший свой 70-летний юбилей, неслучайно назвал автобиографическую книгу пушкинской строкой. Василий Семенович Лановой как никто другой читает Пушкина, передавая, кажется, все смысловые и эмоциональные оттенки великой поэзии, приглашая слушателей услышать музыку в стихах и разделить радость от прикосновения к ним. Лановой возглавляет кафедру художественного слова в Щукинском театральном училище и для занятий со студентами упрямо выбирает только классику: Во времена, в какие мы оказались - разброда, шатаний, нестабильности, хлынувшего потока пошлости - она наше спасение, защита от всего наносного, чужеродного, низкопробного... Классика - это одновременно и азбука искусства, и высшее его выражение, азбука в понимании добра и зла, нравственности и общечеловеческих основ жизни.

Первую свою книгу актер написал двадцать лет назад. Что-то из нее вошло в это издание, во многом она переработана и дополнена. При этом автор не отрекается ни от одной из написанных ранее строк. Просто события последних лет не могут не бередить его неравнодушное сердце, и он делится с читателем наболевшим. Он все тот же Павка Корчагин и капитан Грэй из "Алых парусов" - благородный герой, не могущий мириться с несправедливостью. Я много езжу по стране и знаю умонастроение людей в провинции. Должен сказать, что оно существенно отличается от московского. И чем дальше от Москвы, тем более здоровую нацию видишь... Убежден, что здоровье нации будет прирастать провинцией, потому что здесь, в столице, веемы издергались, изругались, стали чудовищными циниками.

Лановой не только прекрасный артист. Как выясняется, он еще и превосходно владеет пером - не зря же в свое время окончил школу с золотой медалью и поступил на факультет журналистики МГУ (где, правда, проучился всего полгода, перейдя в театральное училище). Своей книгой Лановой отвечает на многочисленные вопросы и письма своих поклонников: как он стал актером и как стать актером, о работе в театре и кино, о вахтанговской школе, о поэзии и его отношении к ней, - обо всем, что волнует зрителей и что он не успел высказать своими ролями. За что могу поручиться - все, что было написано прежде и теперь, - искренне и честно.

М. Е. Царева


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРА-ИСКУССТВО-2015-10-08

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alex LapeninContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lapenin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРА-ИСКУССТВО-2015-10-08 (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Lapenin
Moscow, Russia
1153 views rating
08.10.2015 (2126 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones