Libmonster ID: RU-10316


Заглавие статьи КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО
Источник У книжной полки, № 2, 2007, C. 77-85
Рубрика
Тематические рубрики
Место издания Москва, Российская Федерация
Объем 25.9 Kbytes
Количество слов 3364
Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/12116589
КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО

Русский Берлин: 1920 -1945: Международная научная конференция

М.: Русский путь, 2006

Сначала - конференция, потом - сборник статей и материалов. Обычно - с неизбежностью - внутренняя разрозненность, когда каждый из выступавших говорит о своем, лишь стараясь подогнать свою тему под сумму других выступлений. Сборник о русском Берлине производит совсем иное впечатление. То ли каждый голос тут столь удачно вписался в общий хор, то ли составители проявили редкое чувство композиции, но ощущаешь не сборник, а книгу. Исчезновение русского Берлина - с этой темы, прозвучавшей из уст К. Шлегеля, начинается этот том. Нет Штеттинского вокзала, куда в ноябре 1922 г. прибыли пассажиры "философского парохода" (осталась лишь напоминающая о нем станция метро под названием "Северный вокзал"). Здание филармонии, в зале которой в 1921 г. Таборицким и Шабельским-Борком был убит В. Д. Набоков, исчезло с лица земли, оставив после себя лишь символические ворота... Уже ждешь, когда же закончится мрачноватый перечень, и все-таки под занавес появление названий лишь ускоряется: Театр "Синяя птица" Южного на Моцштрассе, Прагердиле, где завсегдатаями были Андрей Белый и Илья Эрен-

стр. 77

бург, русская комната доверия в Тиргартене, помещение на Ноллендорфплац, где располагался "Дом искусств", гимназия Сименса на Хоенштауфенштрассе, где происходили публичные чтения докладов Русского научного института, пансион на Виктория-Луизе-Плац, где останавливались новоприбывшие, или вилла на Фазаненштрассе, где собирался литературный кружок Айхенвальда "На чердаке", - всего этого больше не существует...

Почти надгробное слово. Вторая мировая война постаралась стереть с лица земли тот удивительный уголок, который назывался "Русским Берлином". И теперь, читая "Жанету" Куприна, "Дом в Пасси" Бориса Зайцева или "Ночные дороги" Гайто Газданова, можешь ощутить и удаленность описываемого Парижа, но и его "действительность". Читая "Дар" Набокова - вселяешься в мир почти столь же нереальный, как и замкнутое пространство его фантасмагорического "Приглашения на казнь". И все же тот Берлин был запечатлен. И не только в слове, но и в фотографиях. Когда держишь в руках настоящий сборник, поневоле вспоминается майская выставка 2002 года "Русский Берлин 1918 - 1941" в Историческом музее. Конференция "Русский Берлин 1920 - 1945" прошла в конце того же 2002 года. Теперь - уже в виде книги - она показала, что подлинная культура обладает способностью воскрешать некогда бывшее. Первая статья - не только эпитафия, но и целый проект воскрешения. И далее, читая статью за статьей, ощущаешь, как начинается "Русский Берлин". Высылка ученых из Советской России, движение сменовеховцев, деятельность комитетов помощи русским политзаключенным, издательство "YMCA-Press", кинематограф 1920-х, - все это отразилось на жизни русского Берлина. И здесь же - повороты судеб одних, и мелькающие на страницах имена других. В книге запечатлены и знаменитая, и малоизвестная часть эмиграции. Об одних сказано подробней, о других вскользь. Но воздух этого исчезнувшего культурного пространства сквозит за цитатами из писем, за строчками документов, за фразами комментариев.

Сергей Федякин

Сеанс Guide: Российские фильмы 2006 года

СПб.: Амфора, 2006

Этот сборник - не первый пример сотрудничества авторитетного петербургского киноведческого журнала "Сеанс" и издательства "Амфора". Вспомним хотя бы серию "Библиотека кинодраматурга", в которой вышли сценарии Юрия Арабова, Алексея Германа и Светланы Кармалиты, Дуни Смирновой, Евгения Шварца.

В путеводителе по отечественному кино-2006 от "Сеанса" собраны материалы о 21 фильме прошлого года. Среди них второй "Бумер", "Изображая жертву", "Остров", "Связь", "Живой", "Дневной дозор". Каждая главка, посвященная тому или иному фильму, выстроена следующим образом: две больших статьи из "Сеанса" - как правило, авторов, отличающихся друг от друга по стилю, эстетической программе, художественным предпочтениям. По причине разности потенциалов должна, по замыслу составителей, возникать дуга напряжения. Ну, например, такая: Неужели в душе Алексея Балабанова закончилась война? Оказалось, что в душе он хранит недюжинные стратегические запасы чистой нежности, что позволило ему снять легкую, умную, печальную картину "Мне не больно" - картину о повседневной жизни

стр. 78

обычных людей... Удивительно трогательный образ нарисовал в эпизоде и Никита Михалков... Он играет мощного, крутого, властного снаружи человека, который весь изранен и беззащитен внутри. Купить-то можно только квартиру, а больше - ничего. Ни любовь, ни здоровье близких, ни даже спокойный сон за деньги не купишь. Михалков плачет прямо в кадре (такого еще не было)... (Татьяна Москвина о фильме "Мне не больно")

Кого, казалось бы, пожалеть, как не стареющего импотента Михалкова, взявшего Тату к себе, только чтобы было о ком заботиться и тем самым преодолеть одиночество. Но нет, Михалкова не жалко. Его слезы - какие-то крокодильи, и, глядя на него, только вспоминаешь Михалыча из "Жмурок", того, который сжег в камине архитектора... Режиссерская самоуверенность Балабанова сыграла с ним дурную шутку. Мелодрама требует крупных планов. Реакций актера на то, что он увидел или услышал. Возможности для зрителя слиться с героем. Ничего этого нет в фильме... (А это уже реплика Бориса Рогинского.) Среди тех, чьи мнения сталкиваются в оценке отечественных киноновинок, - Дмитрий Быков, Никита Елисеев, Станислав Зельвенский, Ян Левченко, Игорь Манцов, Дмитрий Савельев, Михаил Трофименков и другие.

Следом за "солистами" вступает "хор" - монтаж цитат, дайджест прессы, посвященной фильму. В качестве "коды" - блиц-интервью с двумя вопросами: "Почему вы сняли этот фильм?" и "Как вы относитесь к критикам?"

Сергей Князев

Андрей Краско: Непохожий на артиста, больше, чем артист

М.: Центрполиграф, 2007

В книгу памяти замечательного артиста, скоропостижно скончавшегося в июле прошлого года, вошли его письма, интервью, отзывы прессы, воспоминания друзей, коллег, родных. Почти четвертую часть ее занимают фотографии и кадры из фильмов. Составили книгу актер Иван Краско, отец главного героя, и журналистка Анна Величко. Очевидна спешка в ее подготовке (ошибки, повторы, редакционные изъяны) - возможно, торопились издать к грустной годовщине. Но книгу спас ее герой - так же, как порой спасал фильмы, в которых снимался. Ибо Краско играл так, что становилось ясно, что человек что-то важное про себя понял, что у этого человека есть судьба. Личная судьба. Есть личные, а не предлагаемые обстоятельства, причем очень серьезные. Очень непростые, но не делающие его хуже, - говорит его коллега и земляк Юрий Стоянов, и добавляет: Он не был похож: на артиста. А что значит быть не похожим на артиста? Это значит быть невероятно естественным: он каждый раз играет как про себя. Вот что значит - не похожий на артиста: человек глубоко проникает в материал при отсутствии каких-то внешних вещей.

На протяжении всей книги его сравнивают с Высоцким, Далем, Шукшиным, и в этом нет никакой ритуальной гиперболизации. Целый раздел книги составлен из отзывов на смерть актера - искренних, трогательных, безыскусных, перепечатанных с сайта его памяти. Еще одно подтверждение, что Андрей Краско артистом был действительно народным, пусть формально звания народного артиста у него не было. Дело не только в том, что Краско играл представителей самых разных профессий и социальных групп: менты, спецслужбисты, военные, урки, деревенские алкоголики, врачи, кавказцы-коммерсанты, олигархи, какие-то вовсе деклассированные элементы... И, разумеется, не

стр. 79

только в том, что самый запоминающийся его образ, вопреки всему не превратившийся в актерский штамп, - обаятельный и простодушный хитрован-пьяница, - вообще-то распространеннейший национальный тип.

Зрительские массы чувствовали: он прошел то же, что и они, он был со своим народом там, где был этот самый народ. Ничуть не стесняясь, но и не бравируя, Краско рассказывает, в частности, о своей жизни в начале девяностых, когда отечественное кино рухнуло: Кем я только не работал! Помню, штаны шил... Я и на кладбище бетон месил для оградок, книжками торговал, на машине "бомбил"...

Листая книжку, в который раз убеждаешься, что по-настоящему одаренный человек редко бывает талантлив в чем-то одном. Краско, по словам знавших его, талантливо шутил, талантливо дружил, замечательно делал телевизионные передачи, мог при случае подменить режиссера, если в театре или на съемочной площадке приключался форс-мажор; сам ставил спектакли. Коллеги рассказывают, что, если сценарий был негодным, он вполне мог переписать свою роль от начала до конца. О его незаурядном даре рассказчика свидетельствуют и приводимые в книге письма Андрея Краско - из провинциальных театров, где он трудился по распределению, и из армии, куда он загремел в 27 лет по злопамятному капризу начальства.

Когда на утреннике в зал вошел Дед Мороз, дети оторвались от нашей разбойной компании только на минуту, посмотрели на дедушку, и опять к нам. А на Снегурочку вообще внимания не обратили. Да, еще. Подходит маленький мальчик, наряженный ежиком, и говорит мне: "Разбойник! Пойдем со мной!" - и подводит меня к Буратино... "Вот этот - ключик украл! Я по телевизору видел". - "Да ?" - спрашиваю. "Да", - кивает мальчик. "Ну щас мы с ним разберемся!" - "Подожди... Сначала подарок дай, что я тебе его показал!"... Оказалось, мальчик - младший сын командира дивизии.

Сергей Князев

Ирина Вульф и ее знаменитые современники. Книга воспоминаний

М.: Захаров, 2006

Эту книгу составили мемуары известных личностей: режиссеров, актеров, драматурга. Почти половину ее занимают воспоминания Алексея Щеглова - сына Ирины Анисимовой-Вульф (1906 - 1972), актрисы и режиссера театра имени Моссовета.

Отцом Ирины был театральный антрепренер Константин Ипполитович Каратеев, матерью - актриса Павла Леонтьевна Вульф, близкая подруга Фаины Раневской. Брак родителей не был зарегистрирован, поэтому в документах Ирины записали фамилию и отчество бывшего мужа матери.

Говорят, род их шел от тех самых Вульфов, с которыми когда-то так сердечно дружил Пушкин. Должно быть, это правда. Во всяком случае, все мемуаристы согласно подмечают необыкновенную интеллигентность и благородство манер Ирины Сергеевны, которые трудно приобрести воспитанием. Во всем ее облике чувствовалась порода.

В воспоминаниях Михаила Левитина Ирина Вульф вся будто серебряная. Все, что с ней было связано, предстает в его памяти в серебряном освещении. Ее несколько изломанный облик в стиле модерн - линия Бориса Григорьева, "графическая" женщина... Тубы ее,

стр. 80

от которых нельзя было оторвать взгляд. Некоторая сутулость, - это уже что-то из пушкинской графики, из "Пиковой дамы".

Андрон Михалков-Кончаловский с той же несомненностью увидел в Ирине Сергеевне так долго разыскиваемый им чеховский типаж. Войницкая из "Дяди Вани"! Увидел - папироска, прическа, походка - все сходится... Сыграла с чувством юмора, ни разу при этом не улыбнувшись. И все было ясно - чеховское ироническое отношение к либеральным интеллектуалам...

Режиссер московского театра "Модернъ" Светлана Врагова делится своими воспоминаниями об Ирине Сергеевне Вульф и Юрии Александровиче Завадском (бывшем муже Вульф). Она называет их внутренними эмигрантами, представителями Серебряного века в советской стране. Я не представляю, как Ирина Сергеевна могла бы выступать на профсоюзном собрании как член профкома. Она фантастически в этом не участвовала. Они с Ю. А. преподавали в советском замечательном вузе (ГИТИСе) и занимались исключительно передачей нам тайн человеческого бытия.

Воспоминания Валентины Талызиной, Евгения Стеблова, Валерия Золотухина, любимца Ирины Сергеевны Геннадия Бортникова внесут - каждое свою - новую краску в облик талантливого режиссера и актрисы. Рассказ Алексея Щеглова оживит ушедшее время. Он расскажет о ближайших подругах матери Нине Ольшевской, Веронике Полонской и Софье Пилявской, о том, какими страстными картежницами они были. Как собирались на Новый год у них дома (день рождения Ирины Сергеевны был 31 декабря). О том, как она боготворила Пастернака. О Мордвинове и Марецкой. О фантастической Раневской и чудесном Плятте. Плятту хотелось помочь, пожалеть: потереться, как подкидыш, о его плоскую щеку извозчика в "Мечте" - чтобы не огорчался, даже купить ему новый фаэтон - в детстве я мечтал об этом. Мечтал, чтобы он пришел к нам домой и остался навсегда - хотел, чтобы он стал папой. "Пусть он будет с нами, женись на нем", - клянчил я у мамы.

Ирина Вульф прожила не так много. Но успела сыграть десятки ролей, поставить сорок спектаклей, воспитать талантливых актеров и режиссеров, которые на всю жизнь сохранили благодарную память о своем педагоге.

Евгения Карпоносова

Райерссон С. Яккарино М.

Неистовая маркиза: жизнь и легенда Луизы Казати

М.: СЛОВО/SLOVO, 2006

В начале прошлого столетия Луиза Казати была самой яркой звездой, легендой европейского высшего света. Ходили слухи о том, что она заказывала восковые фигуры покойных любовников и хранила внутри них прах, что красила золотой краской слуг, выгуливала на поводке леопардов, обожала змей. Эксцентричная и изысканная, великолепная и потрясающая, вся загадка и тайна, она неудержимо притягивала к себе взоры толпы и окружала себя талантами и гениями. Ее охотно рисовали, лепили, фотографировали. Образ маркизы воплощали на экране Вивьен Ли и Ингрид Бергман. Говорили, что ее, как Пигмалион Галатею, создал знаменитый итальянский писатель-декадент Габриэле Д'Аннунцио. Она словно сошла со страниц его книг с этим своим мертвенно-бледным лицом в обрамлении копны огненно-рыжих волос, на котором изумрудами сияли невероят-

стр. 81

но огромные, колдовские глаза, обведенные черным.

Луиза Аделе Роза Мария Амман родилась в Милане 23 января 1881 года. Она росла замкнутым, болезненно застенчивым ребенком. Внешность ее была не очень привлекательной, но неправильность черт с лихвой компенсировали магнетические глаза и точеная фигура. Они с сестрой рано лишились родителей, оставшись богатейшими наследницами. Им принадлежали текстильные фабрики, виллы, апартаменты, акции, крупные банковские счета. Опеку над сиротами взял дядя.

В конце XIX века у европейских барышень вошел в моду спортивный стиль. Следуя ему, Луиза научилась играть в теннис, скакать верхом и остригла волосы, оставив впереди челку, еще более подчеркнувшую ее необыкновенные глаза.

В семнадцать лет она начала выезжать в свет и на одном из раутов произвела впечатление на красавца маркиза Камилло Казати, принадлежавшего к одному из старейших аристократических семейств Милана. 22 июня 1900 года они обвенчались.

Спустя три года она познакомилась на охоте с Габриэле Д'Аннунцио, модным романистом, пользовавшимся скандальной славой покорителя женских сердец. В его донжуанском списке была даже знаменитая актриса Элеонора Дузе, которую он бросил. Д'Аннунцио не знал поражений в любви, несмотря на "лысину почти во всю голову и напыщенность коротышки, придававшую ему сходство со сваренным вкрутую яйцом в рюмке от Фаберже". Луиза оказалась единственной женщиной, которой удалось поразить его. Ее постоянные перевоплощения не переставали его интриговать, и восторженно-почтительное отношение к ней он сохранил на всю жизнь.

В 1910 году Луиза сводит знакомство с Дягилевым, Нижинским, Айседорой Дункан и художниками Львом Бакстом и Александром Бенуа. Она приглашает своих новых друзей к себе во дворец и, по воспоминаниям жены Нижинского Ромолы, в этот вечер на ней не было ничего, кроме змеи. Луиза славилась умением закатывать головокружительные праздники, балы, маскарады. Ее страсть к увеселениям была неуемной. Она придумывала все новые и новые развлечения, напропалую сорила деньгами и, казалось, могла существовать только в этом вымышленном ею мире. Одно время она одевалась исключительно в черное. Потом ей захотелось ярких оперений, и она пригласила Бакста, декоратора русской балетной труппы, чтобы он придумал для нее необыкновенные театральные

стр. 82

одежды: костюм арлекина, костюм дрессировщицы с попугаем на одном плече и обезьяной на другом, по-восточному пестрый костюм под названием "Индо-персидский танец", костюм "Царица ночи" с фантастическим головным убором из звезд и еще около сорока других.

В двадцатые годы от высшего света, который она привыкла поражать своими выходками, почти ничего не осталось. Эталоном стиля постепенно становилась дешевая и элегантная простота. Взбалмошной фантазерке не было места в этом скучном для нее мире. Она было попыталась вернуться к прежним развлечениям, но маскарады воспринимались теперь допотопной архаикой. Многие приезжали на ее праздники из жалости, другие - из злорадства. Банковские счета угрожающе таяли. Все чаще она расплачивалась с кредиторами антиквариатом и драгоценностями. Все чаще на пороге ее жилища появлялись налоговые инспекторы. В декабре 1932 года состоялся аукцион личных вещей маркизы... В 1954 году вышел роман Мориса Дрюона "Сладострастие бытия". Он был переведен на несколько языков. Позже автор сделал из него пьесу под названием "Графиня", которая шла на сценах многих стран, в том числе и России.

Главная героиня романа и пьесы Дрюона - куртизанка времен бель-эпок графиня Лукреция Санциани. Когда-то в любовниках у нее были короли и знаменитые писатели. Теперь Санциани живет в убогой гостинице и предается воспоминаниям о своей блестящей молодости. Дрюон признавался, что графиня на три четверти списана им с маркизы Казати, с которой он подружился во время Второй мировой войны. Он вспоминал:

Когда Луиза Казати бродила по улицам, лондонцам стоило большого труда сохранять хваленое британское хладнокровие и не шарахаться от этого призрака, одетого в потертый бархатный костюм и изодранную шкуру пантеры. А дома она часто засматривалась на себя в маленькое зеркальце, блуждая среди потускневших от времени воспоминаний. Временами она делилась ими глуховатым трагическим голосом состарившейся дамы с камелиями. Но даже в беспросветной нищете Казати не утратила веры в свое очарование, свойственной женщинам, которые привыкли соблазнять и соблазняться.

Елизавета Ленчук

стр. 83

Просто Мирон

М.: Материк, 2006

Имя Мирона Черненко хорошо знакомо любителям кино старшего поколения - когда-то журнал "Советский экран", в котором он часто публиковался, выходил двухмиллионным тиражом. Ну а для тех, кто работает в кино профессионально, Черненко до последнего дня жизни оставался человеком, без общения с которым немыслим был сам процесс. В этом нетрудно убедиться, читая открывающий книгу раздел "Про Мирона".

Марлен Хуциев называет его критиком с большой буквы и полноправным членом творческого процесса. Выдающийся польский режиссер Анджей Вайда с благодарностью вспоминает: Книга 1965 года "Анджей Вайда", которую Мирону удалось не только написать, но издать в Москве, предоставляла мне настоящее политическое алиби в течение многих лет, не говоря уже о престиже и том факте, что это была первая книга, полностью посвященная моим фильмам. А у читывая то, что фильмы "польской школы" имели в прежнем СССР несравненно большее количество зрителей, чем в Польше, это было для нас событием огромного значения.

Польским кино Мирон Черненко занимался всю жизнь. Другой знаменитый польский режиссер Кшиштоф Занусси называет его одним из очень немногих своих друзей среди критиков: Отношения между художником и критиком всегда содержат каплю двусмысленности. Критик может быть другом, компаньоном, товарищем, но в то же время он является судьей, который оценивает самое главное в жизни художника - его произведение. Я полагаю, что эта связь не до конца симметрична. Художник часто смотрит на то, что пишет критик, но даже по отношению к хуже всего сформулированному заключению самое большее, что может сознавать автор, - это профессиональное поражение. Но поражение художника всегда является поражением самого человека, поражением личности, а это уже отражается на дружбе. Мы можем легко расходиться в суждениях или вкусах, но, когда дело доходит до оценки нашей человечности, каждое несогласие становится помехой в дружбе.

Коллеги называли его "поверенным" в кинематографических делах очень разных стран: России, Польши, Югославии, Греции, Болгарии и даже Монголии. Второй раздел книги составители так и назвали "Записки поверенного в делах". Здесь помещены статьи разных лет. География и охват тем впечатляют: "Кинематограф беженцев - кинематограф беженцам", "Проблема этнического кинематографа и "казус" Параджанова", "Традиции античности в греческом кино", статьи о творческих судьбах Вуди Алена, Гойко Митича, Даниэля Ольбрыхского, "безумных братьев" Маркс.

Работы по теории кино - о кинематографе лужицких сербов, о мелодраме в монгольском кино, о вестернах - составили раздел, названный забавным словечком самого Мирона Черненко "теориявсякая" (его остроумие и самоирония стали легендарными в среде снобов-киноведов). За стенограммами и тезисами научных конференций следуют очень живые портреты-зарисовки знаменитостей - актеров и режиссеров: Армена Джигарханяна, Тадеуша Ломницкого, Клауса Кински, Олега Ефремова, Орсона Уэллса, Эмира Кустурицы, Фернанделя. Замечательная сцена из жизни - "Орфей в аэропорту, или Как я полюбил Владимира Высоцкого" (1975 год).

Его рецензии были "фильмами на бумаге". Так писать стремятся многие - мало кому удается. Казалось бы, разве можно словами рассказать о музыке, живописи, кино? Мирону Черненко это удавалось делать блистательно.

Виктория Бережкова

стр. 84

Савельев А.

Улыбнитесь, каскадеры!

М.: Алгоритм, 2007

Книга с этим веселым названием, заимствованным из известной песни, посвящена актерам и каскадерам, погибшим на киносъемках. Увы, список этот, и так некороткий, все удлиняется. Евгений Урбанский, погибший на съемках фильма "Директор", Андрей Ростоцкий, Сергей Бодров... Автор не ставит своей целью поразить читателя описанием сногсшибательных трюков, хотя кое-какие секреты приоткрывает. Его главная задача - через трюковые съемки показать характеры известных киноактеров с неизвестной стороны - как они открываются в экстремальных обстоятельствах.

Снимали фильм "Непобедимый". Прототипом главного героя Андрея Хромова был реальный человек, основоположник борьбы самбо Анатолий Харлампиев. Его сыграл Андрей Ростоцкий. Чтобы сняться в этом фильме, он прошел специальную подготовку: За два с половиной часа он должен был пятьсот раз бросить на татами пятерых спарринг-партнеров, используя 12 разновидностей бросков. Это при том, что раньше он никогда самбо не занимался. Недаром восточные мудрецы говорят: побеждает тот, кто умеет терпеть. В фильме Никиты Михалкова "Свой среди чужих, чужой среди своих" каскадер УКудайбергенов исполнил уникальный трюк, прыгнув на лошади в реку с 12-метрового обрыва. Чтобы лошадь из-под него не ушла, он привязал себя к ней. Пока в нашей стране этот трюк никто не смог повторить.

Однако яркие спецэффекты не обязательно сопряжены с риском для исполнителей.

Помните, в "Джентльменах удачи" главные герои бегут из колонии, спрятавшись в цистерне с бетоном? Там еще одежда на них делается будто каменной, а Леонов пускает изо рта струйку бетона? Хотите знать, как это было на самом деле?

Для решения этой проблемы нашли, без преувеличения сказано, гениальное решение. Сварили манную кашу. Смешали с пивными дрожжами. А чтобы актеры не мерзли, подогрели снизу.

Е. Леонов перед съемками полез в цистерну опробовать варево. Через мгновенье выскочил как ошпаренный. На дне температура оказалась значительно выше, чем на поверхности.

- Изверги, чуть живьем не сварили! - И пускает через губу фонтанчик. Один к одному бетонный раствор.

Смешных и трагических историй в этой книге много. Конные и пиротехнические, автомобильные и мотоциклетные трюки, фехтовальные и рукопашные поединки, - за всеми ними стоит талант и отвага актеров, желание потрясти зрителя и проверить на смелость себя. Но главное - бесконечная преданность кинематографу.

Евдокия Карамышева


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРА-ИСКУССТВО-2015-10-26

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alex LapeninContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lapenin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРА-ИСКУССТВО-2015-10-26 (date of access: 26.07.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Lapenin
Moscow, Russia
1284 views rating
26.10.2015 (2100 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПРАГА: РУССКИЙ ВЗГЛЯД. ВЕК ВОСЕМНАДЦАТЫЙ - ВЕК ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
А. В. РЕМНЕВ. РОССИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ИМПЕРСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ВЛАСТИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ И ГЕРМАНИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В. М. ХЕВРОЛИНА. РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ ГРАФ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
XX МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Пришельцы, Земли нашей Гости — посланцы не мира сего, а Иного, Огня за чертой. Выход к нам из него — шаг один из Эфирного царства как Глуби Земли.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Р. А. МЕДВЕДЕВА И С. КОЭНА (июнь 1995 года)
5 days ago · From Россия Онлайн
ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии
5 days ago · From Россия Онлайн
М. КУРЛАНСКИЙ. 1968: ГОД, КОТОРЫЙ ПОТРЯС МИР
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
А. А. ОРЛОВ. СОЮЗ ПЕТЕРБУРГА И ЛОНДОНА
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КУЛЬТУРА. ИСКУССТВО
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones