Libmonster ID: RU-8994
Author(s) of the publication: Г. М. КУЗИЦЫН

Проблемы прогресса и глобалистики занимают одно из ведущих и особых мест в структуре философского знания. Это обусловлено тем, что многоаспектность прогресса выдвигает его в самостоятельный предмет философской рефлексии. Философия выступает как рефлексия, направленная на раскрытие "сущностных сил" как человека и человечества, так и отдельных цивилизаций, социально-экономических систем и социальных институтов. Формирование представлений о сущности прогресса отражается во всей человеческой истории, в теории и практике. Философская рефлексия есть осознание и осмысление предельных оснований бытия и мышления, человеческой культуры в целом. Немаловажное значение имеет и осмысление категории "культурный прогресс" как прогресс прогрессов в их целостной органической системе. Исследуемая научная проблема затрагивает предмет философского знания, определяемый как "всеобщее" в системе "мир-человек". Эта система распадается на две относительно противоположные подсистемы - "мир" и "человек". Каждая из этих подсистем подразделяется на уровни, а взаимоотношения между ними - на четыре аспекта: онтологический, познавательный, аксиологический, духовно-практический (Алексеев П. В.).

Философские проблемы обоснования критериев культурного прогресса человечества ставят перед исследователем многоаспектные вопросы анализа категорий "прогресс", "регресс", "развитие", "цивилизация", "культура", "глобализация" и соответствующие им парадигмы.

Культурно-исторические реальности и основания современной

стр. 23


эпохи выдвигают требование обоснования категории "культурный прогресс человечества" в качестве общесоциологического понятия, включающего в себя три сущности - диалектику, культуру, деятельность. Анализ доказывает, что в изучении проблем всех видов и типов прогрессов наступил методологический застой. Отчасти это объясняется тем, что в различных областях научных знаний происходит структурно-функциональный пересмотр многих фундаментальных положений не только марксизма, но и различных философских школ, течений и взглядов. Конец XX и начало XXI вв. не стали тем единым человечеством, идущим вперед, а события в современном мире наглядно подтверждают марксистское положение об обострении всех проблем развития человечества.

Культурный прогресс человечества (КПЧ) относится к комплексной научной и глобальной практической проблеме. Это объясняется тем, что КПЧ является универсальной общесоциологической, философской категорией, собирательным образом/связкой различных видов и типов прогрессов [1]. После всестороннего обсуждения аспектов культурного прогресса в последней четверти XX в. наступил резкий спад интереса к этой научной проблеме [2].

Общие проблемы теории различных типов и видов прогрессов анализировали Антонович И. И., Апресян Г. З., Арнольдов А. И., Баллер Э. А., Белов А. И., Белов В. А., Буданов В. Г., Буева Л. П., Бутенко А. П., Волков А. И., Волков Г. Н., Гончаренко Н. В., Гончаров И. Ю., Злобин Н. С., Казаков А. П., Кантор К. М., Козлов Д. Ф., Козлов М. П., Кон И. С., Левяш И. А., Кучмаева И. К., Макаровский А. А., Мартысюк П. Г., Молевич Е. Ф., Морочник С. Б., Назаретян А. П., Скворцов Д. В., Титаренко А. И., Хлебников М. В. и др.

Среди российских и зарубежных ученых последней четверти XX и начала XXI вв., разрабатывавших проблемы цивилизации и глобалистики, следует отметить работы Андреева Ю. В., Артановского С. Н., Ахиезера А. С., Барга М. А., Бека У., Дашичева Д. И., Загладина В. В., Зотова В. Д., Фролова И. Т., Иноземцева В. Л., Кочетова Е. Г., Лисичкина В. А., Моисеева Н. Н., Новиковой Л. И., Ильина В. В., Шелепина Л. А., Миголатьева А. А., Моисеева Н. Н., Панарина А. С., Поппера К., Поросенкова В. С., Расторгуева С. П., Степина В. С., Сумбатяна Ю. Г., Тоффлера Э., Трёльча Э., Уткина А. И., Федотова А. П., Чижевского А. Л., Ясперса К. и некоторых других.

Общие проблемы теории человека и личности рассмотрены в работах Абульхановой-Славской К. А., Адлера А., Азроянца Э. А., Ануфриева Е. А., Ананьева Б. Г., Ахиезера А. С., Бернюкевича Т. В.,

стр. 24


Власовой В. М., Гаранина О. Д, Генисаретского О. И., Григорьяна Б. Т., Гуревича П. С., Дубинина Н. П., Казначеева В. П., Бехтерева, В. М., Маркузе Г., Орлова В. В., Розина В. М., Франка С. Л., Франкла В., Фролова И. Т., Фромма Э., Хабермаса Ю., Шелера М., Шефеля С. В., Юдина Э. Г., Юнга К. Г. и др. Примыкают к ним труды по вопросам антропологии (Барулин В. С., Губин В. Д., Веремеев В. Д., Орлова Э. А.). Аксиологические и философские теории ценностей стали объектом пристального внимания и изучения со стороны представителей различных социологических школ и течений (Выжлецов Г. П., Каган М. С., Леонтьев Д. А., Столович Л. Н.).

В разработке различных аспектов методологии прогресса, культуры, цивилизации и проблем человека играет большую роль принцип деятельности (Абульханова-Славская К. А., Буева Л. П., Каган М. С., Кветной К. Р., Коган Л. Н., Леонтьев А. Н., Маркарян Э. С., Межуев В. М., Парсонс Т., Петров М. К., Розин В. М.).

На XXI Всемирном философском Конгрессе ученых разных стран волновали проблемы морального обоснования насилия (Гусейнов А. А.), философские и методологические аспекты генезиса социально-гуманитарных наук (Степин В. С.), интеграция естественных наук и наук о человеке (Лекторский В. А.) [3].

Всемирный эстетический конгресс (Токио, 2003) рассмотрел современные проблемы эстетики с точки зрения практической, технологической и художественной деятельности. За "кадром" остались глобальные вопросы человеческой практической деятельности и "культура духа". Как писал Н. А. Бердяев, "всякая культура (даже материальная) есть культура духа" [4]. Но участники конгресса обошли стороной многие острые проблемы современности (культурная среда, национально-культурный ландшафт, философии ценностей).

Вопросы глобалистики, цивилизации, культуры и различных видов прогресса рассматривались на различных международных, всероссийских, региональных научных конференциях [5].

В последние десятилетия зарубежная философская мысль продолжила традиции критического, нередко необъективного, анализа учения марксизма, внутренней и внешней политики России. Они взаимосвязаны с глобальными проблемами человечества.

При анализе этих вопросов нельзя не обратиться к трудам таких ученых, как Н. А. Бердяев, П. А. Сорокин, Э. Фромм, К. Поппер, Т. Парсонс, Ф. А. Хайек, Б. Кроче, К. Ясперс, Э. Трельч, Ш. Айзенштадт, Р. Арон, Э. Норберт, А. Дж. Тойнби, П. Хилари, М. Хайдеггер, К. Манхейм, М. Кастельс, Э. Тоффлер, Ф. Фукуяма, Т. И. Ой-

стр. 25


зермана и др. Они рассматривали не только глобальные проблемы современности, но и подвергли критическому анализу концепции прогрессистов и фундаментальные положения марксизма.

В этом смысле следует напомнить, что анализ комплексных проблем человечества должен опираться на методологические принципы и отвечать " глобальным методологическим требованиям в методологической программе исследования самодвижущихся систем является субстанционально - системный подход, которой находит свою конкретизацию в таких онтологических и логико-гносеологических принципах (регулятивных требованиях), как принцип самопротиворечивости, имманентности-спонтанности, активности, объективности рассмотрения, гибкости понятий и др." [6. С. 198]. На основании данных принципов и следует изучать круг обозначенных проблем.

В России несколько лет работает постоянно действующий междисциплинарный семинар Клуба Ученых "Глобальный мир". В центре его внимания находятся глобальные проблемы человечества, обусловленные целым рядом причин и факторов. Особый интерес для нашего исследования представляют третий и седьмой выпуски "Глобального мира", посвященные историческому процессу в категориях "глобализация", "культура", "цивилизация" [7]. В центре внимания Клуба ученых находятся такие категории, как "общественно-экономическая формация" (К. Маркс), "культура" (О. Шпенглер), "культурно-исторические типы" (Н. Я. Данилевский) и исторический процесс с точки зрения теории "общественно-экономических формаций", "культурологического" и "цивилизационного" подходов его понимания [8].

Чумаков А. Н не останавливается на анализе известных категорий, он выдвигает свою концепцию развития современного мира, его прошлого, настоящего и будущего. Рассматривая понятие "осевого времени", введенное К. Ясперсом, в период которого возникли религиозное, мифологическое и философское мировоззрения, он обращает внимание на пробелы в изучении научного и глобального мировоззрения, выдвигает четыре этапа или поворотных пункта в истории человечества, к которым применимо понятие "осевого времени". Четвертое "осевое время" мы переживаем сейчас; оно связано с процессом формирования глобального сознания и утверждением термина "глобализация" [8. С. 10 - 11].

Из десяти основных эпох в истории развития человеческой цивилизации Ж. А. Кондорсе нас интересует последняя: эра долгожданного прогресса человеческого разума [9]. В большинстве

стр. 26


работ философов, социологов и культурологов роль интеллекта в решении глобальных проблем человечества или принижается, или недостаточно глубоко изучается. Особое внимание этому вопросу уделяет В. В. Орлов [10].

Проблема глобализации "неразрывно связана с другой, еще более трудной задачей - проблемой человека и "нового гуманизма" [11]. Вся история человечества есть единый исторический процесс, в нем не могут быть те или иные периоды и этапы, обусловленные приоритетами "осевого времени" (К. Ясперс, Л. Н. Гумилев). И тем более сомнительны "политические мотивы" европоцентризма М. Кастельса, Э. Тоффлера и Ф. Фукуямы, не оставляющих России места и роли в "осевом времени".

В современных исследованиях делается акцент на категории "процесс", "состояние", "явление", "система", "цивилизация", "культура", "информационная эпоха" и т.п. Категории "культурный прогресс", "всеобщий прогресс" и "регресс", критерии и показатели прогресса и регресса или не рассматриваются, или им уделяется второстепенное внимание.

Советская глобалистика, рассматривая проблемы мирового развития, опиралась на марксистскую философию и идеологию. Она сказала новое слово в оценке мирового цивилизационного процесса: обозначила систему проблем и их иерархию; разработала и апробировала метод глобального моделирования ("ядерная зима" - Н. Н. Моисеев, А. Ф. Зотов). В советский период создавались формальные и неформальные научные коллективы, ориентируемые на исследования мировых проблем современности; перспективы мировой цивилизации рассматривались во все более широком социокультурном контексте. Кроме того, был создан задел научного потенциала исследования глобальных проблем мирового развития в новых исторических условиях [12]. В Московском методологическом кружке (Г. П. Щедровицкий) изучалась теория и технология принятия решений на различных уровнях управления. Но теоретические разработки и рекомендации научных коллективов оставались невостребованными, что сказывалось на общем прогрессе и развитии России (А. А. Зиновьев). Они остались невостребованными и в современной России (О. Савельзон) [13].

В научных работах стали применяться такие категории и понятия, как "философия глобальных проблем", "вертикальное" и "горизонтальное" рассмотрение глобальных проблем, "коэволюция человека, социума и природы", "глобальное мышление", "глобализм и антиглобализм"; выдвигаются различные формы антропо-

стр. 27


центризма: "религиозный антропоцентризм", "философский антропоцентризм", "научный антропоцентризм", "социальный антропоцентризм" и, наконец, антропокосмизм [14]. Кроме того, продолжаются дискуссии вокруг сущности понятий "культура" и "цивилизация" [15], а И. М. Борзенко уделяет внимание двум аспектам глобализации - условиям и смыслу жизни человека [16]. Смыслу жизни и судьбе человека посвятил свои работы Л. Н. Коган [17].

Глобализационные проблемы культурогенеза, по мнению И. М. Борзенко, становятся условием и смыслом человеческого существования, а тезис Ф. Фон Хайека о необходимости жить в двух нравственных мирах следует дополнить созданием третьего глобального нравственного мира - ноокосмоургии. Как указывалось нами, на формирование космической этики в практической деятельности людей на Земле и в Космосе обращал внимание еще К. Э. Циолковский. Он считал, что ревизию своих земных дел человечество должно проверять через космическое устремление ума и космическую этику [1. С. 173 - 174].

Глобализация культуры, или, по В. И. Вернадскому, процесс перехода от биосферы к ноосфере, - закономерный процесс на современном поворотном пункте истории, на что и обращают внимание наши отечественные ученые [18]. Поставлена задача пересмотра многих общечеловеческих ценностей и формирования новой системы мировоззрения [19]. Известные зарубежные ученые М. Кастельс и Э. Тоффлер рассматривают не проблемы нового мировоззрения и космической этики, а вопросы экономической политики и управления в условиях информационной эпохи. Их точка зрения расходится с позицией и выводами российского ученого С. П. Расторгуева, считающего философию информационной войны идеологическим щитом мира наживы [20].

Анализируя развития производительных сил и производственных отношений на базе марксистского учения, В. С. Васильев выдвигает классификационную схему стадий развития капитализма в течение последних двух столетий [21]. В этой, по мнению автора, работающей схеме лежит "принцип эволюции (или... революционных скачков) технико-экономической сферы общественных отношений, которая, строго говоря, и сделала возможной современную глобализацию" [22]. Он рассматривает глобализацию как единство части и целого, формирование некой общности ("вселенского единства") культуры и цивилизаций.

Становление и развитие новой дисциплины "глобалистика" предъявляет требование к развитию ее категориального аппарата.

стр. 28


Как известно, на формирование категориального аппарата современной науки обращалось внимание ранее (В. С. Готт). Категориальный аппарат науки, являясь средством и движущей силой науки, обусловлен не только объективными условиями и субъективными факторами каждой исторической эпохи, но и внутренними потребностями самой науки [23].

Культурный прогресс человечества невозможно рассматривать без опоры на такие термины, как "движение", "развитие", "эволюция", "прогресс", "регресс", "общество", "общественное бытие", "общественное сознание", "природа", "культура", "цивилизация", "культурогенез", "система", "целое", "часть", "деятельность", "человек", "критерии" и другие научные категории. Вопрос о прогрессе, регрессе, их соотношении и критериях относится к числу тех "вечных" и фундаментальных научных проблем, которые существуют с момента развития философии как науки.

Научные категории появляются тогда, когда человек обратил внимание на явление, увидел в нем проблему для изучения. Категории "культура", "цивилизация", "глобализация" относятся к "фундаментальным понятиям высокого уровня абстракции", а поэтому всем авторам следует выдвигать собственные толкования данных понятий [24. С. 5 - 6].

Определение верхнего (абстрактного) уровня: культура, по Э. А. Азроянцу, есть продукт и состояние жизнедеятельности человека в форме искусственной среды существования и условия освоения природной среды (геосферы) и адаптации в ней. Автор в своих ранних работах неоднократно указывал, что культура есть не только универсальный способ, но и единый исторический процесс человеческой как культурно-преобразовательной, созидающей, так и деструктивной, разрушительной деятельности. Этот процесс является всеобщим и глобальным. Идеи, знания, ценности и т.п. являются продуктом, результатом универсального процесса человеческой деятельности.

Наиболее плодотворным у Э. А. Азроянца является определение категории "цивилизация" - продукт интеграции культуры, социума и исторического времени. Еще философы древнего мира, а затем и Гегель рассматривали весь природный, духовный и исторический мир в виде единого органического процесса, "т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии" [44. Т. 20. С. 23].

Около ста лет тому назад К. Э. Циолковский писал, что человечество предстает перед Космосом единым организмом, что оно, че-

стр. 29


ловечество, должно выработать единую космическую этику поведения на Земле и в космическом пространстве. В работе "Разум и Звезды" он констатирует: "Влияние разумных существ на развитие Вселенной. Влияние жизни на Вселенную. Влияние разума на устройство Вселенной. Мысль как фактор в эволюции космоса" [251. Ревизия своих земных дел, космическое устремление человеческого разума становятся своеобразным индикатором культурного прогресса человечества. Без глубокого осмысления данных выводов "калужского мечтателя" человечество никогда не сделает решительного шага на пути становления и развития единой земной, а затем и космической цивилизации.

По мнению А. С. Ахиезера, глобализация - это процесс, масштабы которого относительны. Процессы глобализации получают стимулы из разных цивилизаций, которые приводят к их поляризации: один полюс - стремление к глобализации на основе своих цивилизационных ценностей, другой - стремление к глобализации через диалог [26. С. 12 - 16].

Категории "культура", "цивилизации" и "глобалистика" рассматриваются и в рамках формальной логики [27. С. 17 - 31]. Диалектическая и формальная логика при исследовании сложных объектов и процессов опираются на "исходный принцип основания", т.е. на уже доказанную, проверенную и подтвержденную всем ходом развития/движения закономерность (парадигма). Разночтения в указанных категориях связаны с определяющей по отношению к цивилизации и глобалистике категорией "культура" как исходного принципа основания.

Если на каком-то историческом этапе преданы забвению законы логической семантики и семиотики, затем и парадигмы культуры, то "затушевалась" первоначальная сущность категории "культура", что подчеркивали еще Платон [28. С. 313] и Аристотель. "Доказательство имеется тогда, - писал Аристотель, - когда умозаключение строится из истинных и первых (положений) или таких, знание о которых берет свое начало от тех или иных первых и истинных (положений)" [29]. Аристотель считал, что если утеряна первоначальная сущность родового понятия, то необходимо проследить весь его путь от возникновения до современности, что позволит обнаружить тот отрезок исторического времени, на котором была полностью или частично утрачена сущность категории. Первоначальная сущность категории "культура" - обработка, созидание, образование (с нем. Bild - образ, Bildung - образование).

стр. 30


Глобализация/монополизация одной культуры, одной цивилизации возможна только в замкнутом, закрытом пространстве. Проникновение культур и цивилизаций на нашей планете произошло более двух тысяч лет назад, и этот процесс в XX в. только выработал генеральные направления, но он все еще находится в стадии системного становления и развития. Но это не значит, что глобализация и "диалог мировых культур... по существу ведет к воссозданию в глобальных масштабах ситуации Христа и Иуды, когда ради приобретения (материальных) благ надо обязательно "кого-то - или что-то - продать или предать" [26. С. 31]. Диалог есть путь к согласию, единению человечества, а не к разобщению (А. Печчеи, Ч. С. Сноу и др.). Диалог между различными системами и слоями общества возможен только при равенстве их возможностей, а современные социально-экономические формации на Земле лишают большую часть населения этого равенства. Информационная эпоха (Д. Белл, М. Кастельс, Э. Фромм, К. Поппер, Э. Тоффлер и др.) лишь подчеркивает это неравенство: информацией владеет тот, кто имеет власть. Этот "исходный принцип основания" становится сущностью идеологии информационной войны [20]. Разрешение противоречий не только психологическая, но и объективированная культурная проблема, имеющая глубинные исторические корни.

В качестве методологического принципа при рассмотрении проблем глобализации В. Ж. Келле выдвигает цивилизационный подход, в котором ведущее место должны занимать цивилизационные механизмы, нравственные идеалы и оценки [26. С. 32 - 37]. Автор утверждает, что "одним из важнейших критериев цивилизованности общества является степень развития его интеллектуального потенциала". Следует заметить, что в современной литературе размыты и нечетко прописаны цивилизационные механизмы и операции духовного производства, без чего методологический принцип не срабатывает (В. А. Кайдалов). Без разработки критериев и показателей духовного производства общества или одной цивилизации невозможно разработать систему критериев культурного прогресса человечества. А для этого необходима строго научная методология. Раннее же имевшая практическое применение несколько устарела (А. И. Арнольдов, Э. А. Баллер, И. В. Бестужев-Лада, Г. Н. Волков, М. П. Козлов и др.).

Стадии роста культуры и цивилизации - "детство", "юность", "зрелость" универсальны, считает А. И. Неклесса. Основными принципами организации мира людей, утверждает автор, являются

стр. 31


антропный, диалоговый, изотропный (голографический) и принцип сохранения динамической целостности [26. С. 46]. Весь ход человеческой истории показывает, что диалога в цивилизациях нет ни в горизонтальных, ни в вертикальных линиях движения и развития. С точки зрения цивилизационных механизмов XX и XXI вв. продемонстрировали дальнейшее глобальное размежевание культур и цивилизаций на окраины и центры, на супербогатых и супернищих. Не это ли является анатомией человеческой деструктивности в современном мире (Э. Фромм)? Становление же и развитие системы в целостность предполагает гармонизацию всех ее элементов, так как это является одним из условий культурного прогресса человечества.(Движение человеческой цивилизации можно рассматривать через призму принципов синергетики, но технология этого процесса находится в стадии становления.)

Структурное моделирование, по А. И. Неклессу, возникает в результате "познания целостного организма истории, ее общей структуры и целеполагания", а не из суммы накопления человеческого опыта. Культура и цивилизация как составляющие подсистемы единого процесса являются продуктами и результатами всего человеческого опыта и истории. И верно заметил А. Н. Чумаков "как результат и порождение глобализации в XX в. возникли глобальные проблемы, поставившие под сомнение культурные и цивилизационные достижения человечества" [26.С. 105].

Интересен вывод В. И. Самохваловой: "в культуре реализуется идея человека как творца, как деятеля планетарного и космического масштаба, выявляется его человеческое предназначение" [26. С. 64]. Космологические аспекты культурного прогресса и роли в нем человека рассмотрены автором в ранних работах и представлены в синтезированном виде в монографии [1].

Глобализационный процесс в современных условиях не опирается на баланс сил в мире и не имеет его целью, но однозначно выступает инструментом унифицирования стран, что должно облегчить управления ими [26. С. 68]. Глобализация унифицирования стран характеризуется такими признаками, как экономика, социальное развитие, идеология, информация, религия, развитие науки, мораль и т.п. Становление и развитие науки как единого планетного явления предсказал еще К. Э. Циолковский более ста лет назад. А. Энштейн неоднократно высказывал мысль о том, что "все части во Вселенной равноценны" [30]. В этом выводе подтверждается диалектический исходный принцип материального равенства всех подсистем человечества как базиса, т.е. возможности ра-

стр. 32


венства всех культур и цивилизаций. Как известно, не всякая вероятность становится реальностью. Этот процесс зависим от объективных условий и субъективных факторов.

Становление и развитие системы в целостность невозможно без унифицирования основных элементов как глобальных систем, так и их подсистем. Еще К. Маркс показал противоположность одностороннего развития человека в неразвитой целостной системе и универсальность родовой сущности человека, его исходную природную целостность [31. С. 564]. Он одним из первых выдвинул концепцию о гармонии природы, общества и человека, связывая их в единое целое или в современном понимании - в единую глобальную систему. К. Маркс высказал мысль, что вся человеческая практическая деятельность есть единый процесс обработки природы людьми и людей людьми, что этот процесс не может быть замкнутым [44. Т. 3. С. 35]. Жесткое цивилизационное выравнивание и монологический диктат культуры гегемона (Самохвалова В. И.) не могут служить средством гуманного, культурного развития человечества. Тем более очевидно, что "прогресс более развитого общества идет за счет деградации "осваиваемого", причем масштабы деградации, как всегда бывает при "развитии за счет разрушения", превосходят выигрыш более развитого общества" [32].

Разумеется, ни о каком культурном развитии, а тем более - культурном прогрессе не может быть и речи: процветание одной, малой части за счет большей - это регресс. С. Н. Артановский считает, что в мире действует закон квантативной дифференциации, т.е. равномерного распространения духовных квантов - энергии [33]. Из этих центров кванты культурной энергии распространяются на их окружение. А. Энштейн тоже имел ввиду материальное равенство квантовых энергий-частиц, но они не являются продуктами человечества. Разрушение культурного многообразия - это еще не самое деструктивное по отношению ко всему человечеству. Выживание одних за счет других становится законом, исходным принципом морали, материальной и духовной деятельности в эксплуататорских системах. (Проблема социального паразитирования ждет своих исследователей!) В этих условиях идет массовое оболванивание населения: девальвированы высшие нравственные сферы, высшие базисные ценности (М. С. Каган) и понятия. Этот процесс становится глобальным: целенаправленный социальный заказ служит интересам господствующих подсистем. Широкие народные массы подвержены такому культурно-психологическому тренингу, при котором происходит всеобщая криминализация и

стр. 33


духовная деградация с последующим понижением культурного и психического иммунитета всего человечества.

Исходный принцип основания - материальное/духовное равенство - исключает духовную деградацию и понижение культурного и психического иммунитета, без чего невозможно накопление совокупных материальных и духовных ценностей человечества как необходимого условия для культурного прогресса. Рассматривая антропологические факторы развития культуры и цивилизации в глобальных масштабах, В. М. Розин представляет все конкретные культуры прошлого как социальные организмы, с чем нельзя не согласиться: культуры и цивилизации создавали базисные представления о свободе, равенстве и счастье, по своим культурным сценариям способствовали становлению социальных институтов и личности [26. С. 71 - 73].

Становлению и развитию социальных институтов как подсистем единого социального организма противодействуют объективные условия и субъективные факторы, к которым можно отнести и футурофобию - боязнь всего нового, необычного, оригинального. Этот консерватизм стал проявляться и в деятельности различных социальных систем и их институтов - общественных организаций, союзов, движений, партий. Методологическую базу устоявшихся стереотипов западного общества находим в трудах социальных философов/социологов Э. Тоффлера, Ф. Фукуямы, М. Кастельса, К. Поппера и др. [34]. Господство одного класса над другим, считают они, утрачивается, и на смену им приходят "информационные коды, представительские имиджи, на основе которых общество организует свои институты, а люди строят свои жизни и принимают решения относительно своих поступков. Центрами такой власти становятся умы людей". "Культурные сражения суть битвы за власть в информационную эпоху, - заключает М. Кастельс. Они ведутся главным образом в средствах массовой информации и с их помощью, но СМИ не являются держателями власти" [35. С. 502]. Кастельс, Поппер, Парсонс, Фукуяма и др. прекрасно знают, что власть является держателем информации. На глубокий и всесторонний анализ современной глобалистики зарубежные социологи не идут, ибо информационные коды и имиджи находятся всецело в руках господствующего класса, действующего на умы и сердца людей через СМИ, культуру и искусство, что и выражается в философии информационных войн.

Мало изученной является проблема становления одного глобального языка человеческой культуры и цивилизации, на кото-

стр. 34


рый претендует английский язык. Весь ход движения и развития истории природы, общества и мышления говорит о том, что эволюция идет за счет экономии материалов и энергии, простоты, емкости и красоты, что не дает основания английскому языку стать глобальным языком всей человеческой цивилизации [26. С. 81 - 95].

По своей сущности "культура", "цивилизация" и "глобализация" единичны и множественны: по отношению к человеку - единичны, по отношению к человечеству множественны [26. С. 96 - 99]. Но множественная сущность как истина не может создать единство. Многоликое, но единое человечество через активную, созидательную деятельность всех индивидов, объединенных в социальные подсистемы, может стать прообразом того космического разума, о котором мечтали русские философы серебряного века и К. Э. Циолковский.

А. Н. Чумаков выдвигает свою дефиницию и "определяет культуру как творческую деятельность людей во всех сферах бытия, направленную на осмысление и преобразование действительности, а также результаты такой деятельности, которые находят всевозможное выражение в обычаях, традициях, вероисповеданиях, в философии, науке, искусстве, в быту, производстве, технологиях и т.п." [26. С. 102].

Творческая деятельность может быть по разному истолкована и фашистом-агрессором, и демократом-гуманистом. Счастье человека является целью и смыслом преобразовательной деятельности (Плотин), ибо деятельность может быть как созидательной, творческой, так и деструктивной, разрушительной. Деятельность совершается по меркам любого вида - и культурно/прогрессивного и культурно/деструктивного (Иконникова С. Н.). Данное определение затрагивает понятия культурных идеалов и ценностей, качество и смысл жизни (Баллер Э. А., Каган М. С., Коган Л. Н., Арнольдов А. И., Яценко А. И. и др.).

Перспективным является определение "цивилизации" - это "такое состояние общества, которое обрело определенную структуру и сложившиеся формы регуляции общественных отношений. Иными словами, это исторически определенная ступень в развитии общества, начало которой характеризуется разделением труда и разделением классов, государства, а также урбанизацией общественной жизни" [26. С. 105]. Цивилизация может проявляться на ранних стадиях бесклассового общества, в котором всеми делами управляют граждане, члены общины. Неслучайно, что социалисты-утописты и марксисты будущее бесклассовое общество предла-

стр. 35


гали строить на некоторых принципах первобытнообщинного строя. В определении сущности "цивилизация" отсутствует оценочная характеристика степени гуманизации системы - какая? какие? какой? - просвещенная, гуманная, счастливая, свободная и т.п. Рабство, варварство, дикость, неравенство, эксплуатация не могут быть культурными и гуманными. Ни одна цивилизация и ни одна общественная система не могут быть гуманными, если они являются безучастными наблюдателями при развязывании агрессивных войн (Югославия, Ирак).

Проблематичны выдвижение понятий "гиперцивилизация", "гиперглобализация/глобализм". Ни культуры, ни цивилизации и глобализации не может быть "больше" или "много". Напрашивается и "гиперкультура". Данные категории находятся в одном этимологическом ряду относительно человечества и раскрывают их сущность не через качественную характеристику, а через масштабы охваченного пространства естественно-историческим процессом. Интересны в этом смысле выводы: "...и культура, и цивилизация, и глобализация выражают как состояние, так и процессы", а также - "как результат и порождение глобализации в XX в. возникли глобальные проблемы, поставившие под сомнение культурные и цивилизационные достижения человечества" [26. С. 105].

Культурные достижения человечества ставились (и ставятся!) под сомнение во все эпохи, так как культурно-исторические изменения на планете являются непрерывным процессом. Такие достижения, как введение органов юстиции, открытие пороха, бумаги, атомной энергии, развитие книгопечатания, театра, кино, становление моногамии, выход человека в Космос и т.п., не стали ни общественным, ни нравственным прогрессом. Они являются элементами всеобщего прогресса человечества, как движение и развитие системы в целостность. Подсчитано: 1200 поколений людей жили в пещерах, 240 - в условиях существования письменности, 22 имели напечатанные книги. И они же в 14 тыс. войн уничтожили миллиарды себе подобных. Еще неясно, к какой целостности идет это движение - прогрессивной или регрессивной.

При анализе данных проблем авторы нередко обходят стороной диалектику объективного и субъективного в истории ибо, как писал К. Маркс, "как объективные, так и субъективные условия... представляют собой лишь две различные формы одних и тех же условий" [44. Т. 46. Ч. 2. С. 347]. Культурный прогресс/регресс обнаруживает себя на выходе всех социальных процессов вдеятельность, так как его объектом является созданная обществом и

стр. 36


людьми социально-культурная реальность. Деятельность как универсальная общесоциологическая категория стала предметом всеобщего внимания со стороны представителей различных наук во второй половине XX в. Деятельность как "специфическая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой представляет целесообразное изменение и преобразование этого мира на основе освоения и развития наличных форм культуры" (Э. Г. Юдин), может и должна стать одним из методологических принципов исследования сущности человечества.

Следует особо выделить функции понятия деятельности: 1. Деятельность как объяснительный принцип - понятие с философско-методологическим содержанием, выражающим универсальное основание человеческого мира. 2. Деятельность как предмет объективного научного изучения. 3. Деятельность как предмет управления. 4. Деятельность как предмет прогнозирования и проектирования социально-культурных процессов. 5. Аксиология и философия деятельности. 6. Деятельность как антропологическая категория (В. И. Слободчиков). 7. Опосредованное действие и генезис человеческой деятельности и культуры (Вивекананда, Э. С. Маркарян).

Некоторые современные исследователи не хотят признать того факта, что история представляет закономерный естественно-исторический процесс, что в деятельности людей объективное и субъективное вступают в активное взаимодействие, которое способствует культурно-прогрессивному развитию человечества. В современных условиях исключительную актуальность приобретает марксистское утверждение о том, что "обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства", выступая творцами или наблюдателями исторического процесса [44. Т. 3. С. 37]. Можно отметить три основных компонента субъективного фактора, играющего большую роль в историческом процессе: 1) сознательность, 2) организованность, 3) морально-психологические качества субъекта деятельности. Эти факторы могут стать одним из принципов построения критериев и показателей культурного прогресса человечества.

Данный подход в понимании исторического развития выступает против фатализма, сторонники которого игнорируют активную роль субъективного фактора. Марксисты утверждали, что историю творят люди и что помимо их деятельности в истории само собой ничего не происходит. "История не делает ничего... она "не сражается ни в каких битвах". Не "история", а именно человек,

стр. 37


действительный живой человек - вот кто делает все это, всем обладает и за все борется. "История" не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как средством для достижения своих целей" [44. Т. 2. С. 102].

Научный вклад в осмысление роли личности/субъекта в истории внесли Э. А. Азроянц, Э. М. Андреев, А. С. Арсеньев, В. Г. Афанасьев, О. В. Афанасьева, Г. С. Батищев, Л. М. Баткин, Л. П. Буева, А. М. Бушуев, Е. К. Быстрицкий, Ю. Г. Волков, С. И. Григорьев, В. Е. Давидович, В. Д. Диденко, М. С. Каган, А. С. Капто, Л. Н. Коган И. С. Кон, Г. Ф. Кузнецова, А. Н. Леонтьев, В. М. Межуев, А. В. Миронов, В. А. Петровский, Т. Ф. Кузнецова, В. В. Орлов, Н. С. Слепцов, И. Т. Фролов, В. А. Ядов и др.

Прикладной культурологический аспект о роли личности в различных отраслях социально-культурной сферы рассмотрели А. И. Арнольдов, С. Н. Артановский, С. Н. Иконникова, Т. Г. Киселева, В. Т. Лисовский, Б. Г. Мосалев, Э. А. Орлова, Э. В. Соколов, Ю. А. Стрельцов и; некоторые другие. Но при этом следует признать, что недостаточно глубоко и всесторонне рассмотрена роль личности в постиндустриальную эпоху как феномена социокультурного синтеза [36]. Недостаточно глубоко изучены аспекты профессиональной деятельности субъектов социокультурного процесса, противоречия субъект-объектного характера (кадры и аудитория) и субъект-субъектного свойства (субъект/актор и участники общественного педагогического процесса). Эти аспекты деятельности становятся глобальными в культуре всех наций и общественных систем. Поэтому преодоление противоречий между обществом и природой, человеком и обществом, разными сферами знания, народами, культурами, конфессиями, личностью и коллективом из локальных задач превращается в глобальные, всечеловеческие проблемы.

При этом следует заметить, что проблема соотношения естественного и социального в обществе и человеке, природа человеческой активности остаются малоизученными (Субботина Н. Д., Воробьев Ю. Л.), и, следовательно, трудно разработать систему критериев и показателей активности человека/актора/личности как движущей силы культурного прогресса. Большую роль в решении проблем КПЧ играет методология разработки критериев и показателей, отбора наиболее обоснованных идеалов и ценностей, отвечающих задачам универсальной человеческой деятельности планетного сообщества [37].

За методологический принцип определения сущности культур-

стр. 38


ного прогресса можно принять вывод К. Маркса, из которого следует, что прогресс определяется его критериями как законами-тенденциями развития "повышение-понижение" [44. Т. 25. Ч. 1. С. 254]. Чтобы определить критерии прогресса, надо "развернуть" вспять самоопределение прогресса, т.е. проделать обратный путь ко всему многообразию социальных и исторических процессов" (Келле В. Ж.), а понятие прогресса может быть определено лишь тогда, когда установлены критерии прогресса (Морочник С. М.). Сущность истории человечества раскрывается в марксистском положении о деятельности, в которой наблюдаются две взаимодействующих стороны: "обработка природы людьми" и "обработка людей людьми", в которых весь "природный, исторический и духовный мир" предстает перед нами в виде единого процесса в "беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии", а "история человечества... как процесс развития самого человечества", как результат универсального процесса человеческой и природной деятельности, находящихся в единстве, так как "труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой" [44. Т. 23. С. 188], что "физическая и духовная жизнь неразрывно связана с природой... ибо человек есть часть природы" [31. С. 565].

Культурный прогресс порождает и обосновывает свои исторически обусловленные идеалы и сам оценивается с позиций этих идеалов-критериев. Критерий культурного прогресса есть комплексный индикатор, вскрывающий и оценивающий количественные и качественные признаки и свойства объекта с позиций идеалов прогресса. В методологическом аспекте необходимо выделить три уровня исследования культурного прогресса: на первом уровне (общесоциологической теории) объект изучения - человечество; на втором уровне (специальной социологической теории) - преобразовательная человеческая деятельность; на третьем (эмпирико-социологическом уровне) должны исследоваться виды, типы, формы, результаты, аспекты, условия, черты и особенности культурного прогресса и его критериев [38].

Применительно к объектам принципом в изучении данной проблемы является раскрытие ее на четырех уровнях системных объектов: 1) общепланетарном - человечество; 2) региональном; 3) отраслевом; 4) личностном. Монистическая и плюралистическая концепции критериев опираются на две группы критериев: 1. доминирующие, универсальные, комплексные, групповые; 2. аналитические, элементарные, сравнительные, контекстуальные (сингулярные). Недостаточно разработанными являются типы прогресса

стр. 39


(антагонистический, неантагонистический, глобальный, региональный, всеобщий, частный); виды прогресса (общество, материальное производство, производительные силы и производственные отношения, политика, идеология, наука, искусство, образование, право, мораль, религия, уровни и формы и идеально-теоретические и материально-практические) культурного прогресса. К мало изученным следует отнести последствия культурного прогресса человечества (социальный, нравственный, духовный, научно-технический и т.п. прогрессы).

В научной литературе еще недостаточно освещена проблема философского основания целостного понимания человека (Гаранина О. Д., Гуревич П. С., Каган М. С., Власова В. М. и др.). Комплексные программы развития философской антропологии (Барулин В. С., Буева Л. П., Вальверде К., Губин В. Д., Гуревич П. С., Марков Б. Ф., Мысливченкр А. Г., Новикова Л. И., Степин В. С., Пигров К. С. и др.), общей антропологии (Адлер А., Смирнов С. Д.), социальной антропологии (Шаронов В. В.), политической антропологии (Баландье Ж.), культурной антропологии (Орлова Э. А., Велик А. А.), антропологии насилия (Бочаров В. В.) и т.п. позволяют вплотную подойти к решению проблем критериев и показателей культурно-прогрессивной деятельности человека с указанием символов и свойств (Юнг К., Леонтьев А. Н., Анохин П. К.), но только на уровне пропедевтики. Разработка концепции человеческого потенциала станет новым импульсом в исследовании философских проблем человека, что, несомненно, обогатит методологию и теорию культурного прогресса человечества.

Культурный прогресс человечества выдвигает и проблему изучения бессмертия человека, так как программа бессмертия человека связана с бесконечным прогрессом и деятельностью [39]. Проблема человека, его судьба и смысл жизни стала одним из векторов философских исследований в мире. В связи с эти нельзя обойти стороной проблему человека в истории философии, особенно древней Индии, Китая и Греции [40]. Исследуя глобальные проблемы культурного прогресса человечества, нам приходится обращаться к исследованиям комплекс проблем человека.

В центре внимания ведистской и буддистской школ находились вопросы понимания смысла человеческой жизни. Люди при рождении равны, неравными их делает среда и общество. Внутренняя и внешняя активность людей детерминированы объективными условиями и субъективными факторами. Внешняя активность связана с деятельностью. "Один день обладающего кипучей энергией, -

стр. 40


указывается в "Джаммападе", - лучше столетнего существования ленивого и лишенного энергии человека". Но не всякая, а ценностно-ориентированная деятельность [41].

В контексте исследования нас интересуют три древнекитайские философские школы: конфуцианство, моизм и даосизм. По Конфуцию, все человеческие отношения должны быть устроены на принципах справедливости, гуманности и ритуала. Справедливость - это действие в соответствии с долгом, человеколюбие характеризуется сотрудничеством и взаимопониманием. Условия реализации человеколюбия - учение и воспитание, а действия - на принципах меры. Человеколюбие связано с ритуалом, но они находятся в единстве с благородством мужа, который предъявляет требования к себе, а потом к другим, у него слова не расходятся с делом [42. Т. 1. С. 160 - 161].

Продолжатель учения Конфуция Мэн-Цзы уделяет внимание управленческим и нравственным качествам правителей, так как и правитель, и человек - существа общественные. Он отстаивал вывод о социально-нравственной природе доброты, так как человек от рождения склонен к добру и в процессе жизни он совершенствует свои качества [42. Т. 1. С. 233 - 239, 245 - 246]. Продолжатель конфуцианских традиций Сюнь-Цзы считал, что "и природа человека злая". Зависть, злоба, стремление к наживе - вот черты природы человека [42. Т. 2. С. 200 - 207]. Он считал, что культура государства является ограничителями злой природы человека [43].

В конфуцианстве получили отражения глубокие противоречия не только природной сущности человека, но и всей человеческой жизни и истории.

Моизм (Мо-цзы) - оппонент конфуцианства: для него характерна дорогая и ненужная сложность, поэтому оно не может помочь простолюдинам. Но монеты не отвергали конфуцианскую идею гуманизма и справедливости: страдания и радости у членов общества должны быть общими [42. Т. 1. С. 191 - 198]. Государство должно стать средством всеобщей любви. Но всеобщая любовь и уважение могут быть только среди равных друг другу членов общества. У Мо-цзы этого нет.

Даосизм как одна из самых влиятельных школ китайский философии стояла на позиции правильного пути жизни как процесса, приводящего к эффективному результату [42. Т. 1. С. 116 - 128]. Люди - существа деятельные и сознательные, поэтому и всякая практическая деятельность должна быть направлена на достижение идеалов любви и добра [45].

стр. 41


Греческая философия на ее начальном этапе характеризуется интересом к диалектике природы и космоса. У софистов "человек - мера всех вещей", они выдвигают во главу всего человека. Протагор считал, что "человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют". Сократ считал нравственность опорой жизни на разумных основаниях, познание же существует для достижения нравственности [45. С. 119]. Нравственный человек, считали сократики, вступает в противоречия с общественной жизнью и совершает героические поступки.

Киники Диоген Синопский, Антисфен и др. сводили до максимума простейшие потребности человека, отвергали все блага культуры, а поэтому они пропагандировали идеологию непротивления злу насилием и не могли вступать в противоречия с общественным устройством [47]. Киренаики в существенных выводах стояли на противоположных позициях киникам. Они призывали к наслаждению жизнью (гедонизму): страдания - зло, наслаждение - добро.

Философия Платона, великого ученика Сократа, основана на выводе "миром правят идеи", отсюда и "мир идей определяет мир вещей". Мир вещей - это не бытие, а бытование. У Платона сотворенные души изначально неравны, отсюда он делит их на классы: совершенных душ - богов и людей: 1 - душа философа, 2 - душа законопослушного царя, 3 - государственного деятеля и хозяина-добытчика, 4 - гимназиста и врача, 5 - прорицателя, поэта или вообще подражателя, 7 - ремесленника или земледельца, 8 - софиста или демагога, 9 - душа тирана [40].

Управление - это сфера разумной, интеллектуальной деятельности людей, главная черта этих людей - Мудрость (Т. Кампанелла тоже считал, что миром должна править Мудрость). В платоновском справедливом государстве предполагалось разграничение и неравенство классов, что должно быть закреплено в законах, которые не принимают широкие народные массы. А всякое стремление людей нарушить эти вековые "традиции и законы" подавлялись господствующим классом, в чем им помогали и с еще большей интенсивностью помогают культура, искусство и СМИ в современных условиях.

Аристотель в своем понимании человека исходил из того, что человек есть живое существо, особая - высшая форма жизни. Диалектика души и тела, мышления с условиями человеческой жизни - перспективный шаг во всей древней философии [48]. Благо и

стр. 42


цель жизни - нравственные основания человеческих поступков; человек, по Аристотелю, общественное существо и проявляет себя в государстве.

Стоики считали, что мир телесен, наделен душой, разумно устроен, управляем. Во взглядах на человека стоики выделяли циклический характер космического бытия [1], мир един и целостен [2], в нем господствует связь причин и действий [3]. Человек как мир целостен, хотя и несовершенен [48].

Как видно из краткого анализа, в философских школах древнего мира наметился глобальный подход к миру, обществу, человеку как единому целому, который в XIX-XX вв. приобрел стройную систему научного знания - антропокосмизм. Идея Н. Ф. Федорова и К. Э. Циолковского о неизбежности космического будущего человечества пронизывает всю культуру XX в. Антропокосмизм, разрабатываемый в рамках научного мировоззрения и не обращающийся к надприродным, трансцендентным факторам, становится не только мировоззрением, но и фактором жизнедеятельности человечества в XXI в. (В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский, Н. Г. Холодный, Е. Г. Фадеев, А. Д. Урсул, Л. В. Лесков, Н. В. Мотрошилова, И. С. Шкловский, Н. В. Тимофеев-Ресовский и др.).

Изучение трудов ученых различных эпох и цивилизаций, в том числе Н. Ф. Федорова, К. Э. Циолковского, В. И. Вернадского, А. Л. Чижевского и др., анализ влияния их выводов на построение современной картины мира и места человека в ней позволят наиболее полно рассмотреть движущие силы культурного прогресса человечества. Важнейшие принципы философии русского космизма - принципы атомистического панпсихизма, монизма, бесконечности, самоорганизации и эволюции - являются современной системно-философской тенденцией, которая опирается на принцип целостности и всеобщего системного рассмотрения объектов вплоть до общепланетарного и теоретико-философского познания человечества и всего мира как единой метасистемы. Логическим завершением антропокосмизма Циолковского должно стать, по мнению В. В. Орлова, бесконечное развитие и бессмертие человеческого рода, "мир - это бесконечная иерархическая система уровней, образованная процессом развития", а прогресс есть отражение аккумулятивного характера развития интеллекта [49]. На космический характер деятельности человечества как на существенный атрибут разумной жизни указывал и И. С. Шкловский [50].

Выдающийся русский ученый А. Л. Чижевский заложил основы гелиотараксии - науки о механизмах влияния солнечной активно-

стр. 43


сти на большие человеческие массы. Всемирно-исторический процесс, по А. Л. Чижевскому, состоит из непрерывного ряда циклов, синхронный циклам пятнообразовательной деятельности Солнца. Периоды солнечной активности А. Л. Чижевский сопоставляет с периодами массовой активности человечества. Эту активность он подразделяет на четыре эпохи: 1) период минимальной активности, 2) период нарастания активности, 3) период максимальной активности, 4) период падения активности [51]. В. П. Казначеев также считает, что: ответы на многие тайны человечества следует искать на Земле и в Космосе [52]. К. Э. Циолковский высказал мысль о бесконечном развитии материи, космическом расселении человечества на основе космической этики и вечном прогрессе [53]. Рассматривая вопросы земного и космического прогресса, в центре своего антроиокосмизма он ставит человека - творца и разум как единое планетное явление.

Сейчас много пишется об экономическом и информационном прогрессе, но гораздо меньше - о культурном отставании планетных регионов, о причинах и следствиях культурного регресса, так как человечество перед Космосом выступает единым биосоциальным комплексом и социокультурной системой [54].

Рассматривая современный космизм (на основе традиций русского космизма) и прогнозы будущего, В. В. Казютинский выделяет две ценностные версии ориентации современного космизма: техницистски ориентированная и гуманистически ориентированная. Несмотря на прогнозы, события последних лет в мире показывают, что первая из них - техницистски ориентированная - преобладает. Не вдаваясь в подробный анализ типологии антропокосмизма, предложенной В. В. Казютинским (теаантропокосмизм, антропокосмизм, эзотерический антропокосмизм, космическая философия), ценностные ориентации техногенной цивилизации обусловлены идеалами антропокосмизма: идеал активно-деятельного отношения человека к миру, идеал научной рациональности, идеал индустриализма (НТП), идеал свободы творческой личности (инновации), идеал единства человечества [55]. Но при этом следует заметить, что, несмотря на деятельность ООН и других международных организаций, деструктивизм нарастает в глобальных масштабах (Коллинз Р., Поппер К., Парсонс Т., Фурастье Ж., Арон Р., Фромм Э. и др.).

Понятийный аппарат современных исследований глобальных проблем культуры и цивилизации - Вселенная, бытие, пространство/время, мыслящий универсум, информация, отражение, образ,

стр. 44


континуум бытия, энергия, мысль, мышление, сознание, планетарные субъекты, планетарное сознание, культура, цивилизация, философия планетаризма [56] - можно считать находится в стадии становления. Потенциал земного планетарного информационного поля огромен, указывает Я. В. Сиверц ван Рейзема, и не подлежит последовательному персональному обозрению. Соединение фундаментальных творческих качеств каждого члена планетарного сообщества может быть "именовано информационным императивом - "овнешнением" энергии пространства/времени". Одна из функций информационного императива - "включение сознания индивида в бессмертное информационное бытие Вселенной" [56. С. 10, 18 - 19]. Данный подход в корне отличается от позиции В. В. Орлова: интеллект должен заниматься активной созидательной деятельностью, а не быть обычным носителем информации.

В этом аспекте бурное развитие получили синергетика и антропология. В данной работе мы не ставим цель подробно рассмотреть важнейшие положения данных научных направлений [57]. Они достаточно широко представлены в специальных научных источниках [58]. На основании краткого анализа синергетики можно сделать следующие выводы: 1. Анализ современной картины мира приводит к выводу, что новая концепция развития в самом сжатом виде выражается трехчленной формулой: системность, динамизм, самоорганизация (Р. Е. Ровинский). "Человеческая культура и человеческий дух, - писал К. Лоренц, - могут - и должны - исследоваться методами естествознания, с присущими ему постановками вопросов" [59]. 3. Синергетика как наука занимается изучением систем, состоящих из большого числа частей, компонентов или подсистем, сложным образом взаимодействующих между собой (Г. Хакен). 4. Развитие Вселенной носит направленный характер от исходного хаоса к нарастающему порядку. 5. В основе процесса развития выявлены две противоборствующие тенденции (разрушение - созидание). 6. Научные представления о процессе развития Вселенной показывают, что от ее рождения и до наших дней в ней господствует созидательная тенденция. (И. М. Фейгенберг). 7. Нестабильность, непредсказуемость стали средством преодоления разобщенности (дисгармонии) между социальными исследованиями и науками о природе (И. Пригожин). 8. Любые человеческие и социальные взаимодействия являются выражением неопределенности в отношении будущего. Наука не располагает фактами о созидательной тенденции во Вселенной, а деструктивность нарастает в глобальных масштабах (Э. Фромм).

стр. 45


Отсюда напрашивается вывод, что одна из задач синергетики - выяснение законов построения организации, возникновения упорядоченности, преодоление хаоса. Но, как подчеркивает И. Пригожин, "феномен нестабильности естественным образом приводит к весьма нетривиальным, серьезным проблемам, первая из которых - проблема предсказания" [60. С. 46]. Мир нестабилен, мы не можем контролировать многие процессы, происходящие в природе и обществе, "хотя экстраполяция физических законов на общество заставляла нас поверить в это". В мире, основанном на нестабильности и созидательности, человечество оказывается в центре законов мироздания, понимание этого способствует окончанию "эпохи культурной раздробленности цивилизации", что в будущем приведет к тому, что "наука будет заботиться и о глобальном, целостном взгляде на мир" [60. С. 56 - 57]. Организация и упорядоченность, преодоление хаоса ни в одном из регионов мира не происходило как естественный процесс. Прогрессивные сдвиги в странах Азии, в Африке и Латинской Америке стали результатом сознательной деятельности общественных и социальных институтов, индивидуальных деятелей (акторов).

При анализе глобальных проблем человечества наряду с категориями "культура", "цивилизация", "прогресс", "синергетика" мы сталкиваемся с не менее интересной, сложной и еще недостаточно четко разработанной категорией "антропология". М. Шелер выделил пять антропологических типов человека: человек религиозный, человек разумный, человек желания и гуляния (faber), человек декаданса и культуры, и на основе этой типологии он предлагает три антропологических концепции: теологическая, философская и научная [61. С. 133].

Анализируя современные научные поиски усовершенствования массового человека, Алтухов Ю. П. предупреждает: "...как генетик я предвижу, что глобализация - это путь к катастрофе" [62. С. 16]. Из многообразия рождается новое качество, полезное для всего человечества, а "...смешение, панмиксия - для человеческого рода гибельный путь". Далее, считает автор, российскими учеными доказано, что "динамика генофонда обусловлена не наследственностью, а социальным процессом. Он первичен. А структура генофонда меняется, отвечая на изменения в социуме" [62. С. 16]. Алтухов Ю. П., видимо, имеет в виду работы Н. П. Дубинина, И. И. Шмальгаузена, П. Симонова, Ж. Бейсон и др. Указанные авторы считают, что человечество мчится по пути из двух рельсов: один - "программа генетического наследования", другой - "программа социально-

стр. 46


го наследования" (Н. П. Дубинин). Ж. Бейсон утверждает, что социокультурное с каждой эпохой усиливает давление на природное и тем самым создает условия для изменения программы генетического наследования [63].

Прогрессивная эволюция человечества, считает В. В. Бельков, - это усложнение, увеличение дифференциации. К основным предпосылкам современной эволюции человеческих популяций в развитых странах он относит следующие: высокая генетическая детерминированность интеллектуальных и психологических признаков; ассортативность браков, усиливающая количественное проявление этих признаков в череде поколений; социальная мобильность, изменяющая социальный статус человека в соответствии с его интеллектуальными и поведенческими характеристиками; социальная мобильность, повышающая степень ассортативности браков внутри каждого социального слоя и понижающая вероятность браков с представителями других социальных слоев. Негативные, регрессивные общественные явления препятствуют прогрессивной эволюции человека: избирательное уменьшение численности определенных слоев населения (геноцид, репрессии, вынужденная эмиграция и др.); утечка мозгов; аномальная направленность социальной мобильности (разные общества "поднимают и опускают" разные инотипы) [64. С. 26 - 27].

За основу анализа человекоразмерности и его предметной деятельности М. К. Петров взял марксистское положение о том, что история должна рассматриваться как единство наследования новыми поколениями "суммы обстоятельств", созданных предшественниками, и преемственного изменения этого наследства силами живущего поколения. Проблема человеческой размерности, утверждает М. К. Петров, "бесспорно включает аспект биологический". "Наиболее приемлемой осью развертки континуума человекоразмерности и относительно текущего астрономического времени и деятельности, - заключает М. К. Петров, - нам представляется время социальное, а точнее - естественное движение человека по возрасту, его перемещения в наследуемых, освоенных и изменяемых социальных структурах, за каждой из которых стоят знакомые реалии" [65]. Данный подход не указывает на творческую активность человека, "его направленного вмешательства и намерений, верований, норм и т.д., которые воплощаются в произвольных и сознательно проектируемых социальных действиях" [65], Прогнозирование и проектирование социально-культурных процессов - один из сложнейших, синтезированных видов теорети-

стр. 47


ческой и практической деятельности людей рассмотрен автором [66].

В современном глобальном мире необходимо изучать, считает А. С. Панарин, "противоречия между мобилизующими и деморализующими" факторами и действиями людей и их социальных институтов [67]. Противоречия были всегда: между конструктивным и деструктивным, консервативным и либеральным, созидательным и разрушительным, гуманным и антигуманным. Но на современном этапе одним из белых пятен в науке является отсутствие критериев и показателей различных видов индивидуальной и общественной деятельности. Проблемацелесообразности (линия: Спиноза - Лейбниц - Гегель - Маркс), проблема идеала "как полного теоретического синтеза эмпирических сведений", хотя и носит регулятивный характер, стремится к нему, но никогда его не достигает [68. С. 207].

Указанные глобальные проблемы культурного прогресса предполагают рассмотрение и проблемы "человек - личность", которая действует в реальном пространстве-времени на основе определенных целей, ведущих к идеалу "в процессе взаимодействия индивидов, связанных между собой в производственной и духовной сфере через вещи". Но внешняя деятельность личности, как указывали древнекитайские мыслители, направлена на создание общественного добра. "Подлинную... высокую и непреходящую радость людям, развивает мысль Э. В. Ильенков, - приносит личность, олицетворяющая силы прогресса, ибо смысл его как раз и состоит в расширении сферы творческой деятельности каждого человека, а не в сохранении ее границ в пределах привилегии немногих "избранных". Его смысл - в превращении каждого человека в личность, в активного деятеля, интересного и важного для других, для всех..." [68. С. 414]. Данные выводы противоречат всей глобальной идеологии государств, чья производственная и духовная сфера основана на принципах капиталистического хозяйствования. Коллективизм означает не просто подчинение высшей власти, а подчинение высшей общечеловеческой цели (А. А. Ивин), что и отстаивали российские ученые конца XIX начала XX вв.

Утверждение, что в "настоящее время нет ни одной жизнеспособной коллективной идеи", неверно [69]. Многие идеи прошлого - Добро, Любовь, Счастье, Свобода, Равенство, Гуманизм - в синтезированном виде вошли в идеологию христианства и марксизма, ибо они отражают интересы всех и каждого в отдельности. Классовое эксплуататорское общество, как писал П. Сорокин (на-

стр. 48


пример, монархия в России), имеют меньше объективных условий выхода беднейших слоев в следующий страт. Пример США: на первом этапе процесс шел быстро, на втором замедлился, а в настоящее время в США бедный человек практически не поднимается в верхние слои (что и происходит в современной России) [70]. Социальная и культурная мобильность, социокультурная динамика, зависят, по мнению П. Сорокина, и от психических факторов цивилизации (по Д. Уорду): "...прогресс заключается в увеличении человеческого счастья или... в уменьшении человеческого страдания" [71].

П. Сорокин считал, что из понятия исторического прогресса "приходится исключить точку зрения счастья, если же критерием прогресса становится счастье, то само существование прогресса становится проблематичным" [70. С. 509]. А, если, указывает далее П. Сорокин, "критерием прогресса считать принцип экономии и сохранения сил, то и с этой точки зрения историческое развитие в форме данного двустороннего процесса становится прогрессом". И очень важный вывод для современной информационной и технологической эпохи: "рост солидарности, социальности и равенства, рост знания.., то и в этом случае прогресс несомненен" [70. С. 510]. Современные зарубежные философы и социологи выделяют "рост знания", но упускают солидарность, социальность и равенство. Очень важное замечание П. А. Сорокина о закономерности и роли человека в истории: "не может быть ни одного исторического факта, который бы противоречил свойствам человека или совершался бы помимо его" [70. С. 520]. Этот вывод созвучен и утверждению Л. Н. Толстого: "пока пишутся истории отдельных лиц, а не история всех, без одного исключения всех людей, принимающих участие в событии, - нет никакой возможности описывать движение человечества без понятия о силе, заставляющих людей направлять свою деятельность к одной цели" [72].

В контексте нашего исследования нельзя не рассмотреть современное состояние марксизма и призывы некоторых отечественных и зарубежных авторов к пересмотру его фундаментальных положений. "Вследствии глобальности проблематики, входящей в марксизм, - заявляет В. А. Лекторский, - подобное критическое переосмысление с необходимостью приводит к анализу самых острых проблем современности, начиная с понимания философии и науки и кончая концепциями исторического процесса, капитализма, социализма, будущего человечества и т. д." [73. С. 44]. Особое внимание философской общественности было уделено обсуждению книги Т. И. Ойзермана "Марксизм и утопизм". Этот интерес, на наш

стр. 49


взгляд, обусловлен несколькими факторами: 1. Глобальные проблемы современного развития человечества требуют всестороннего научного анализа. 2. Развал СССР, события на Балканах, американская агрессия в Ираке, положение в России и бывших советских республиках не опровергают, а подтверждают фундаментальные положения марксизма. 3. Положительные сдвиги в КНР, Кубе, Вьетнаме, КНДР. 4. Противоречия современного мира не находят объективного и всестороннего научного объяснения. 5. Организованное и спланированное разрушение уникальной советской цивилизации до сих пор не изучено (А. А. Зиновьев).

Нет доказательств "утопических положений" марксизма: учение о классах и классовой борьбе, о диалектике объективного и субъективного, учение о труде и капитале, о трудовой теории прибавочной стоимости, о материалистическом понимании истории, теории исторического процесса, прогрессе и регрессе, о роли широких народных масс, о философском учении др.

Всякое общественное явление оценивается и изучается на основании критериев-идеалов. Но недостаточно сформулировать идеалы-критерии, необходимо еще разработать методы их достижения, а важнее всего способы контроля за их реализацией. Очень важно измерять показатели, которые отражают движение к цели, а отсюда - культура управления и управление по целям, что было развито в теории, но нередко игнорировалось партийными функционерами [74]. Но нельзя сводить управление социально-культурными процессами к технологии.

Судьба марксизма в России, приходит к выводу В. М. Межуев, "объясняется не его противоречиями и изъянами, а тем, как он был использован большевиками" [73. С. 57]. Это замечание адекватно выводам И. Пригожина, В. Г. Афанасьева, И. В. Бестужева-Лады, Г. П. Щедровицкогр и др., утверждавших, что внедрение и реализация научных идей зависели от множества субъективных факторов, что влияло на социальные последствия управленческих решений. В. М. Межуев убедительно говорит о том, что социализм возник в истории мысли в результате осознания между существованием человека в культуре и его существованием в цивилизации и стремлением его преодолеть в пользу культуры (сравните марксистское "каждый шаг на пути культуры был шагом к свободе"). И далее очень важный вывод В. М. Межуева: "интеллект, творчество и культура, люди, представляющие их, никогда не примирятся с властью над ними не только государства, но и денежного богатства", [73. С. 59]. Культура и научные знания есть результат

стр. 50


прогресса всей человеческой цивилизации, и их блага не могут принадлежать избранным.

В. С. Семенов обратил внимание на всесторонность и глубокий анализ основных положений марксизма: учение - метод - идеология - мировоззрение - практическая деятельность, коммунизм как практическое движение. В марксизме все эти части "взаимоувязаны в целое. В этом его небывалая сила и опасность для мира эксплуатации, угнетения, несправедливости и несвободы" [73. С. 67].

У А. А. Зиновьева можно отметить несколько принципиальных положений: "советская экономическая система доказала свое колоссальное преимущество" в самые экстремальные и сложнейшие периоды своей истории, "это была не просто экономика, а суперэкономика! Это было явление более высокого уровня социальной организации. И с этой точки зрения советское хозяйство... было на порядок выше всего того, что можно наблюдать на Западе". Далее А. А. Зиновьев отметил, что "всякие системы так или иначе переживают кризис", но в СССР это был не экономический, а "идеологический и управленческий кризис" [73. С. 67]. Отмечая успехи Советского Союза в различных отраслях науки и техники, А. Зиновьев приходит к выводу, что Америка в ближайшие 20 лет будет осваивать советские патенты, "а советская социальная система вообще не была побеждена", развалом же СССР руководили диверсионные операции со стороны Запада, "пятая колонна", бездарные вожди партии типа М. С. Горбачева. В. В. Орлов считает, что ни одного из фундаментальных положений марксизма - диалектики, материи, теории познания, философии экономики и в целом теории научной философии - не было опровергнуто [73. С. 105 - 109].

Несколько общих выводов. 1. Противоречия в современном мире явились подтверждением марксистского предвидения всеобщего кризиса капитализма. 2. Развитие научной мысли стало ареной острой не только теоретической, но идеологической борьбы, ибо, как неоднократно замечали марксисты, каждый ученый при трактовке событий и явлений занимает ту или иную партийную (философскую) позицию, выражает и отражает интересы определенного класса. 3. Критика марксизма носит глобальный, но не всегда глубокий и объективный характер. 4. Анализ состояния социально-гуманитарных наук являются следствием кризиса мировой философской мысли. 5. Обострение противоречий объективного и субъективного свойства не опровергают, а подтверждают марксистские выводы об усилении роли субъективных факторов в мировых глобальных процессах.

стр. 51


Достижения научной мысли, мировые глобальные проблемы и события в России являются наглядным доказательством марксистского учения. Сегодняшний проституированный образ жизни интеллигенции, спад рабочего движения, увод молодежи в мир грез, насилия и секса лишний раз доказывают истинность выводов марксизма: за счет прибавочного продукта, созданного в прибавочное, неоплаченное время, покупается талант ученого, деятеля культуры и искусства, которые служат орудием духовного насилия [75].

Как известно, научная истина по истечении времени становится неопровержимым догматом. Марксизм, как и многие передовые идеи, нередко объявлялся утопией или абсурдом. И нужно пройти не годам, а нередко столетиям, чтобы истинность тех или иных идей заняла достойное место в истории человечества (строение клетки, солнечной системы атомная энергия и т.п.).

Современные зарубежные антропологи не вскрывают причины истинной деструктивности в современном мире. Они (Э. Фромм, К. Поппер и др.) обращают наше внимание на поиск причин деструктивности и жестокости не в разделение людей на классы (эксплуататор и эксплуатируемый), а в "росте производства и образования излишков продуктов, с возникновением государств с иерархической системой и элитарными группами" [76].

Противоречивы взгляды К. Поппера на марксизм и проблемы современного мира. "Марксизм погиб не от марксизма, а от буржуазного заговора", "история смысла не имеет", а затем "мы можем придать ей смысл", - заявляет он [77]. И выдвигает программу с глобальными целями: укрепление свободы, мир во всем мире, борьба с бедностью, борьба с демографическим взрывом и... обучение ненасилию [77. С. 488 - 489]. Очень просто - обучение ненасилию: тонко выверенный идеологический обман, а не вскрытие и устранение причин неравенства, насилия, бедности. Корень зла, по К. Попперу, - "падение человека, крах закрытого общества" [77. С. 245].

Парсонс Т. сделал попытку объединить в один понятийный конструкт три глобальных сферы: общество, личность и культуру. Для него социальная система - это система действия человека, обусловленного различными мотивами (физическими, биологическими, культурными). В его социальной системе "структура - это совокупность относительно устойчивых стандартизированных отношений элементов", реализованных в различных институтах [78].

Острой и далеко необъективной критике подвергнуты марксистские положения о материалистическом понимании истории, о

стр. 52


роли личности и народных масс в истории и движущих силах прогресса. "Принцип историзма" (историцизма) стал визитной карточкой многих зарубежных социологов и антропологов. Здесь одни из ведущих мест занимают такие авторы, как К. Поппер, К. Манхейм, О. Шпенглер, Ш. Эйзенштадт, Э. Трельч, Р. Коллинз, Ж. П. Сартр, К. Ясперс, М. Г. Абраме, В. Ф. Эрн, Патнем Хилари, А. Дж. Тойнби, Э. Тоффлер, М. Кастельс, Э. Норберт, Ф. Фукуяма и др. Достойный ответ этим нападкам дали В. В. Орлов и Т. С. Васильева [79].

Составной и доминирующей частью современного мирового глобализма является европоцентризм, который начал формироваться еще в XIX в., охарактеризованный русским философом Н. С. Трубецким как: 1) узкий шовинизм европейца-эгоиста и 2) романо-германский шовинизм, объединяющий все страны Европы единой культурой как "венцом совершенства" [80]. Эта сущность проявляется в работах философов, социологов, культурологов, антропологов, литераторов и начинает повсеместно пропагандироваться [81]. Такой "цивилизационный" подход к становлению единой мировой культуры является критерием культурного регресса Европы, направляющей экспонентой западной глобалистики, в том числе и реформы образования в контексте Болонского процесса. Она пронизывает весь спектр внешней и внутренней политики стран Европы и США.

При анализе глобализационных процессов человечества выделяются две прямо противоположных картины или модуля: 1. С победой западной цивилизации и либеральной идеологии (Ф. Фукуяма) мир становится единым с распространением и принятием моделей политических, культурных и поведенческих стандартов. 2. Мир становится все более разобщенным и разделенным на различные типы цивилизаций: а) западная, латиноамериканская, африканская, исламская, конфуцианская, хинди, православная, буддистская, японская (С. Хантингтон); б) сельскохозяйственные, индустриальные постиндустриальные (Э. Тоффлер); в) профессионализма (В. Л. Иноземцев); г) по уровню социально-экономического развития стран (высокий, средний, низкий, на основе чего выделяется центр, полупериферия, периферия И. Валлерстейн) [82].

Некоторые авторы выделяют три измерения глобализации (Б. Бади): 1) глобализация как постоянно идущий исторический процесс; 2) глобализация как гомогенизация и универсализация мира; 3) глобализация как размывание национальных границ [82. С. 9 - 15].

стр. 53


Таким образом, анализ современных глобальных процессов культурного прогресса человечества позволяет сделать несколько общих выводов, нуждающихся в дальнейшем углубленном исследовании на междисциплинарном уровне.

1. Культурный прогресс есть образ целого, единой социально/ органической системы, единого планетного явления, цивилизации, культуры, отражающий новый тип цивилизации - антропозой (А. Ф. Зотов). Культурный прогресс человечества характеризует собой совокупное разрешение противоречий в системе природных, исторических и духовных процессов, поступательное движение человечества от низших к качественно более высшим формам. КПЧ вскрывает исторически детерминированную меру творческих сил, потенциал общества и личности, направленные на преобразование природы и человека в интересах счастья и гуманизма всех людей. Культурный прогресс как интегративная целостность и универсальная категория, связка понятий различных видов прогрессов есть логическая категория, отражающая восхождение общенаучных категорий от абстрактного к конкретному, и наоборот, что отвечает духу современного научного познания.

2. Противоречия глобальных проблем культурного прогресса человечества преодолевают два пути: прогрессивный и регрессивный. Этот диалектический процесс обусловлен объективными условиями и субъективными факторами. Прогрессивный путь: гуманизация, интеграция, глобализация, обобществление через функциональную реабилитацию общественного сознания. Регрессивный путь: функциональная дестабилизация всего человечества, всех типов и видов цивилизаций и социумов (войны, преступность, невежество, эгоизм - продвижение к глобальной катастрофе). Исследование диалектики культурного прогресса предполагает изучение: а) его генезиса; б) его развития; в) тенденций к качественному изменению; г) универсальной человеческой деятельности; д) его противоречий.

3. Концепция культурного прогресса развивается на базе междисциплинарного анализа, который опирается на субстанционально-системный подход самодвижущихся систем, каковым является человечество. Культурный прогресс как общесоциологическая категория рассматривает весь природный, исторический и духовный мир в виде единого процесса человеческой деятельности "социально", "разумно", "культурно", "оценочно", "деятельно". Условия и источники культурного прогресса: накопление опыта социальной жизни, материальных и духовных ценностей, знаний, умений и

стр. 54


практического действия человеческого сообщества. Движущие силы культурного прогресса: единство и борьба противоположностей; сознательное историческое творчество масс; социальные и культурные революции, научно-технический прогресс; идейное и нравственное единство человечества; становление и развитие науки как единого планетного явления; возвышенные и разумные потребности; гармонически развитая личность, талант, гений; человеческий фактор, субъективно-психические и морально-волевые качества - мужество, смелость, настойчивость, целеустремленность, решительность организованность и т.д.

Содержание культурного прогресса: научно-теоретическое разрешение, а затем и преодоление противоречий на практике "между человеком и природой, между человеком и человеком, подлинное разрешение противоречий между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и родом" [44. Т. 42. С. 116], преодоление противоречий между общественными и этническими системами.

Законы культурного прогресса: закон неравномерности КПЧ в пространстве и во времени; антагонизм культурного прогресса; закон стихийного осуществления прогресса; закон сознательной экспансии культурного прогресса; закон экспоненциального развития общества и культуры от менее совершенных к более совершенным.

4. Человечество, скроенное из различных макро- и микро-культур и цивилизаций, предстает перед Космосом нерасчлененной сущностью: единой культурой, единой цивилизацией, единой картиной миропонимания.

5. Культурный прогресс человечества как обобщенный образ связка всех видов и типов прогрессов является универсальной, общесоциологической оценочной категорией со своей системой критериев и показателей прогресса/регресса человечества. Культурный прогресс и культурный регресс есть две стороны культурного развития, его направления как следствие противоборства прогресса и регресса в процессе саморазвития человеческой деятельности. Позитивная преемственность определяет динамику культурного прогресса, негативная - культурного регресса. Способностью к взаимодействию обладают не только культурно-прогрессивные и регрессивные явления, но и прогрессивные и регрессивные тенденции, стороны и явления системы - объекта. В понятие "культурное развитие" входят обратимые и необратимые процес-

стр. 55


сы как отражение диалектического процесса человеческой деятельности.

6. Движущими силами культурно-прогрессивного и культурно-регрессивного движения человечества являются homo sapiens и homo agens. На исторической арене действуют два человека: человек разумный и человек действенный. Такие черты человека разумного, как эгоизм, рвачество, лживость, социальная пассивность, зависть, хитрость, алчность, самодовольство и др. более присущи эксплуататорскому обществу [83]. У человека действенного отрицательные качества первого вида подменяют - прямота, искренность, самоотверженность, чуткость, цельность, непосредственность, открытость, правдивость, честность, скромность, динамичность и т. п. Эти качества - противники всякого неравенства. Указанные типы человека находятся в диалектическом противоречии на протяжении всей человеческой истории, а их черты могут служить критериями прогресса/регресса.

7. Философское обоснование критериев культурного прогресса является комплексной, общенаучной проблемой современности, от решения которой зависит судьба человечества. Обоснование системы критериев в рамках монистической и плюралистической концепций является одной из комплексных методологических проблем философских знаний. Цели, качество и результаты человеческой деятельности становятся одним из методологических ориентиров в определении критериев культурного прогресса человечества. В научной литературе рассматривается вопрос антропологии социально-культурной деятельности (С. Д. Лобанов). Антропология культурной деятельности может носить всесторонний характер и должна изучаться на всех уровнях социологической теории.

8. Главным содержанием культурного прогресса в современном мире является преодоление (в теории) и разрешение противоречий (на практике) между объективными условиями и субъективными факторами, гуманизация человеческой деятельности в пространстве и времени на основе критериев - идеалов прогресса. Идеал культурного прогресса: гармония системы "природа - общество - человек", гармония человечества и личности, гармония свободы и необходимости, мир и счастье всех людей. Культурный прогресс "развивается" в направлении некоторого оптимума - идеала на базе заданных критериев - культурно-разумных индикаторов человеческой деятельности. Сущность и функции культурного прогресса и его критериев могут быть нечеткими, размытыми, а поэто-

стр. 56


му при исследовании всех этих проблем необходимо опираться на теорию множеств.

9. Человеческая деструктивность нарастает не по мере развития "цивилизационного прогресса" (Э. Фромм), а по мере усиления сознательной деятельности в утверждении вечного права господства и эксплуатации меньшинства над большинством. Деятельность сил Добра и Зла (Н. А. Бердяев) становится осознанной и все более усиливает противоречия между ними, которые в дальнейшем должны быть разрешены и преодолены.

В заключение следует заметить, что автор не ставил своей целью рассмотреть все вопросы и аспекты поставленных проблем, так как это под силу только корпоративным авторским коллективам.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кузицын Г. М. Культурный прогресс человечества и его критерии. Пермь, 2002.

2. Культурный прогресс: философские проблемы. М., 1984.

3. См.: К итогам XXI Всемирного Философского Конгресса // Вопросы философии. 2004. С. 523. N 3.

4. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. М., 1994. Т. 1.

5. См.: Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2001. Вып. N 1 - 12. 2002. Вып. N 1 - 11. Т. 2 - 4. 2003. Вып. N 1 - 8. Россия в глобальном мире // Труды Всероссийской научно-теоретической конференции. СПб, 2003.

6. Кайдалов В. А. Диалектико-материалистическая концепция самодвижения и ее современные проблемы. Томск, С. 198, 1982.

7. См.: Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. Вып. N 3. 2003. Вып. N 7.

8. Там же. 2003. Вып. N 3, С. 5 - 28.

9. Кондорсе Ж. А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. М., 1936, Философия истории. Антология. - М., 1994.

10. См.: Орлов В. В. История человеческого интеллекта // Избр. Труды. Ч. 1 - 2. Пермь, 2002.

11. Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. Вып. N 3. С. 24.

12. См.: Земля и человечество. Глобальные проблемы. М., 1985; Марксистско-ленинская концепция глобальных проблем современности. М., 1985; Загладин В. В. Глобальные проблемы и социальный прогресс человечества. М.,1983; Загладин В. В., Фролов И. Т. Глобальные проблемы современности: научный и социальный аспекты. М., 1981; Фролов И. Т. Философия глобальных проблем // Вопросы Философии. 1980. N 2; Фролов И. Т. Человек и человечество в условиях глобальных проблем // Вопросы философии. 1981. N 9.

стр. 57


13. См.: Савельзон О. Культура принятия решений как фактор прогресса России // Вопросы философии. 2003, N 10; его же. Политика эффективности - новое решение // Вопросы Философии. 2004. N 10.

14. См.: Лось В. А. Философия глобальных проблем как поиск стратегии развития цивилизации // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. N 3.

15. См.: Акопян К. С. Пределы глобализации // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2002. N 5; Каган М. С. Философия культуры. СПБ, 1996.

16. См.: Борзенко И. М. О двух аспектах глобализации: об условиях и смысле человеческого существования // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. N 3.

17. См.: Коган Л. Н. В чем смысл жизни. М, 1984; его же. Человек и его судьба. М., 1988.

18. См.: Азроянц Э. А. Глобализация: катастрофа или путь к развитию? М., 2002; Борзенко И. М., Кувакин В. А., Кудшина А. А. Основы современного гуманизма. М., 2002; Чумаков А. Н.Культура как предел глобализации? // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. Вып. N 5 и др.

19. См.: Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991; Косолапое Н. А. Проблемное поле глобализации: политико-психологический и международно-политический аспект // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. Т. 4 и др.

20. См.: Расторгуев С. П. Философия информационной войны. М., 2002.

21. Васильев В. С. На пороге нового "осевого времени", или может ли часть равняться целому? // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. Вып. N 3.

22. См.: Кочетов В. Г. Глобалистика и ее категориальный аппарат (новая дисциплина - новая терминология) // Труды Клуба ученых "Глобальный мир".

23. См.: Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М., 1995.

24. Азроянц Э. А. К дискуссии к категориям "культура", "цивилизация", "глобализация" // Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2005. Вып. 7. С. 5.

25. Циолковский К. Э. Направление работ. М., 1922. Архив АН СССР, ф. 555, оп. 1, ед. хр. 244, 544.

26. Труды Клуба ученых "Глобальный мир". 2003. N 7. С. 12 - 16.

27. Васильев В. С. Взгляд со стороны: о пользе формальной логики и не только // Труды Клуба ученых "Глобальный мир".

28. Платон. Сочинения в 3 т. М., 1970. Т. 2. С. 313.

29. Аристотель. Сочинения в 4 т. М., 1975 - 1983. Т. 2. С. 349.

30. Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4 т. М., 1965 - 1967. Т. 2. С. 349.

31. Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956.

стр. 58


32. Делягин М. Г. Глобализация/ Глобалистика // Энциклопедия. М., 2003. С. 186.

33. Артановский С. Н. Историческое единство человечества и взаимное влияние культур. 1967.

34. См.: Тоффлер Э. Метаморфозы власти. М., 2000; Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. М., 1992; Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. М., 2004; Конец истории и последний человек. М., 2004; Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999.

35. Кастельс М. Информационная эпоха. М., 2000.

36. Шефель С. В. Личность постиндустриальной эпохи как феномен социокультурного синтеза. Ростов-н/Д.; 2003.

37. См.: Каган М. С. Философская теория ценности. СПб., 1997.

38. Кузицын Г. М. Культурный прогресс человечества и его критерии. С. 84 -184.

39. См.: Философия о смерти и бессмертии человека// Материалы межвуз. Науч. Конф. 15 - 16.V.2001. Воронеж, 2001; Маковеев Д. В. Жизнь человека. Насилие и смерть: Аспекты социально-философского анализа. Пермь, 2004.

40. См.: Гуйван П. Н. Проблема человека в истории философии. Ч. 1 // Философия древней Индии, Китая и Греции. Барнаул, 2000.

41. Джаммапада: священный текст раннего буддизма. М., 2005.

42. Древнекитайская философия. В 2 т. М., 1972 - 1974. Т. 1. С. 160 - 171.

43. Фэн Ю-Лань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998. С. 169 - 170.

44. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. В 50 т. М., 1955 - 1975.

45. Чжуанцзы // Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая. М., 1967. С. 178, 218.

46. Антология мировой философии. В 4 т. М., 1969 - 1972. Т. 1. С. 119. С. 119.

47. Виндельбанд. История философии. Киев, 1997. С. 75 - 76.

48. Боннар А. Греческая цивилизация. От Еврипида до Александрии. М., 1992. С. 173 - 174.

49. См.: Орлов В. В. История человеческого интеллекта. Избр. тр. Ч. 1 - 2. Пермь, 2002.

50. Шкловский И. С. Вселенная. Жизнь. Разум. М., 1989. С. 220 - 221.

51. См.: Чижевский А. Л. На берегу Вселенной. М., 1995; его же. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976; его же. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца; Гелиотараксия. М., 1995.

52. См.: Казначеев В. П. Феномен человека. Новосибирск, 1991.

53. Циолковский К. Э. Направление работ. 1922. Архив АН СССР, ф. 555, оп. 1, ед. хр. 544, 244.

54. См.: Всемирный бум // Курьер ЮНЕСКО. 2000. Февраль. С. 12 - 13; Путь К прогрессу // Курьер ЮНЕСКО. 2000. Октябрь.

стр. 59


С. 36 - 37; Оборотная сторона глобализации // Курьер ЮНЕСКО. 2000. Сентябрь.

55. Казютинский В. В. Ценностные ориентации современного космизма и прогнозы будущего техногенной цивилизации // Философия, наука, цивилизация. М., 1999. С. 337 - 348.

56. Сиверц Ван Рейзема Я. В. Информационный императив в философии планетаризма. М., 1998.

57. См.: Кузицын Г. М. Человек как мерило и критерии ценности. Вопросы антропологии // Развитие профессионального гостеприимства в РФ: проблемы и решения // Материалы Всероссийской научи, практ. Конф., 29 - 30 апреля 2004. Пермь, С. 171 - 177.

58. См.: Хакен Г. Синергетика М.,1980; Кудрявцев И. К., Лебедев С. А. Синергетика как парадигма нелинейности // Вопросы философии. 2002. N 12; Степин В. С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность // Вопросы философии. 2003. N 8; Пригожий И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. N 6; Делокаров К. Х. Системная парадигма современной науки и синергетика // Общественные науки и современность. 2000. N 10.

59. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998.

60. Пригожий И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. N 6.

61. Шелер М. Положение человека в космосе // Избранные произведения. М., 1994.

62. Алтухов Ю. П. Монолог о генетике // Человек. 2003. N 6. С. 16.

63. См.: Бейсон Ж. Генетика. М., 1976.

64. Бельков В. В. Куда идет эволюция человечества? // Человек. 2003. N 2. С. 26 - 27.

65. Петров М. К. Человекоразмерность и мир предметной деятельности // Человек. 2003. N 1.

66. Кузицын Г. М. Проектирование социально-культурных процессов. Пермь, 2002.

67. Панарин А. С. Постмодернизм и глобализация: проект освобождения собственников от социальных и национальных обязательств // Вопросы философии. 2003. N 6.

68. Ильенков Э. В. Вопросы культуры. М., 1991. С. 207.

69. Ивин А. А. Введение в философию истории. М., 1997. С. 286.

70. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

71. Уорд Д. Психические фактора цивилизации. М., 1897. С. 277.

72. Толстой Л. Н. Война и мир. М., 1978. Т. 4. С. 315.

стр. 60


73. "Круглый стол". Обсуждение книги Т. И. Ойзермана "Марксизм и утопизм" // Вопросы философии. 2004. N 2. С. 44.

74. См.: Савельзон О. Культура принятия решений как фактор прогресса России // Вопросы философии. 2003. N 10. - С. 31 - 45; его же. Политика эффективности - новое решение // Вопросы философии. 2004. N 10.

75. Кузицын Г. М. Насилие как теоретико-методологическая и социально-культурная проблема // Проблемы насилия в современной России: Материалы "Круглого стола". Пермь, 2002. С. 3 - 8.

76. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1998.

77. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 2. М., 1992. С. 478, 311, 320.

78. Парсонс Т. О структуре социального действия. М., 2002. С. 319, 320.

79. См.: Орлов В. В., Васильева Т. С. Философия экономики. Пермь, 2005.

80. Трубецкой Н. С. История культуры. Язык. М., 1995.

81. См.: Моэм С. Записные книжки. М., 1995.

82. См.: Глобализация: человеческое измерение. М., 2002.

83. См.: Буданов В. Г. Альтернатива общественного прогресса: Homo Agens. М., 1990.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРНЫЙ-ПРОГРЕСС-ЧЕЛОВЕЧЕСТВА-И-ГЛОБАЛЬНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-СОВРЕМЕННОСТИ-ФИЛОСОФСКИЙ-АНАЛИЗ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. М. КУЗИЦЫН, КУЛЬТУРНЫЙ ПРОГРЕСС ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ (ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/КУЛЬТУРНЫЙ-ПРОГРЕСС-ЧЕЛОВЕЧЕСТВА-И-ГЛОБАЛЬНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-СОВРЕМЕННОСТИ-ФИЛОСОФСКИЙ-АНАЛИЗ (date of access: 26.07.2021).

Publication author(s) - Г. М. КУЗИЦЫН:

Г. М. КУЗИЦЫН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
2100 views rating
14.09.2015 (2142 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПРАГА: РУССКИЙ ВЗГЛЯД. ВЕК ВОСЕМНАДЦАТЫЙ - ВЕК ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
А. В. РЕМНЕВ. РОССИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ИМПЕРСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ВЛАСТИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ И ГЕРМАНИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В. М. ХЕВРОЛИНА. РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ ГРАФ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
XX МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Пришельцы, Земли нашей Гости — посланцы не мира сего, а Иного, Огня за чертой. Выход к нам из него — шаг один из Эфирного царства как Глуби Земли.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Р. А. МЕДВЕДЕВА И С. КОЭНА (июнь 1995 года)
5 days ago · From Россия Онлайн
ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии
5 days ago · From Россия Онлайн
М. КУРЛАНСКИЙ. 1968: ГОД, КОТОРЫЙ ПОТРЯС МИР
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
А. А. ОРЛОВ. СОЮЗ ПЕТЕРБУРГА И ЛОНДОНА
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КУЛЬТУРНЫЙ ПРОГРЕСС ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ (ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones