Libmonster ID: RU-9982

Документы министерства иностранных дел Германии. Выпуск 1-й. Германская политика в Венгрии (1937 - 1942 гг.). Выпуск 2-й. Германская политика в Турции (1941 - 1943 гг.). Выпуск 3-й. Германская политика и Испания (1936 - 1943 гг.). Огиз - Госполитиздат. 1946.

Историк второй мировой войны не может жаловаться на отсутствие материалов, необходимых для её изучения. В частности многочисленные документы секретных германских архивов, оглашённые на Нюрнбергском процессе, представляют весьма ценный материал не только для прокуроров, выступающих от имени народов, но и для исторической науки, которая ставит перед собой задачу показать, как складывались агрессивные планы немецко-фашистского империализма и как они осуществлялись.

Изучение корней второй мировой войны, её причин и характера представляет огромный интерес не только теоретический, но и политический. Если германскому фашизму удалось начать вторую мировую войну и в течение ряда лет совершать кровавые злодеяния, удерживать под своей пятой захваченные им государства и порабощенные им свободолюбивые народы, то ответственность за это несут также и силы международной реакции, которые попустительствовали, покровительствовали или оказывали прямую помощь фашизму.

Империалистические, правительства после первой мировой войны крайне неохотно начали публиковать документы (в частности дипломатические), отражавшие их политику в период подготовки этой войны. Материалы, которые под сильным давлением общественного мнения в конце концов всё же были опубликованы, пронизаны апологетическими тенденциями. Историкам, которые не хотели попасть в плен этих тенденций, пришлось потратить немало труда, чтобы в результате критического разбора материалов этих публикаций воссоздать правдивую и объективную картину. Историк второй мировой войны в этом отношении имеет некоторые преимущества, ибо в распоряжение советского правительства в качестве победных трофеев Красной Армии поступила известная часть материалов германского министерства иностранных дел.

Архивное управление Министерства иностранных дел Союза ССР приступило к изданию серии сборников, включающих переписку между руководящими лицами министерства иностранных дел Германии, с одной стороны, и германскими посольствами и миссиями, а также другими ведомствами- с другой. Каждый сборник (за определённый период) освещает германскую политику в отношении того или иного государства, бывшего союзником гитлеровской Германии или формально оставшегося на позициях "нейтралитета". Впервые историку предоставляется возможность конкретно проследить, как складывалась германская политика в Венгрии, Турции и Испании накануне и во время второй мировой войны, какие цели она перед собой ставила и какие методы применяла для их осуществления. Это одна сторона дела, основная и очень важная. Не менее важно и то, что публикуемые документы бросают дополнительный и порой очень яркий свет на политику Венгрии, Турции и Испании в отношении Германии как во время подготовки к войне, так и в ходе войны. Но и это ещё не всё. Документы проливают свет на политику этих государств и в отношении тех стран и народов, которые стали жертвами военной агрессии со стороны германского фашистского империализма и его сателлитов.

Уже в период первых актов своей агрессии против Австрии, а затем против Чехословакии гитлеровская Германия могла использовать в своих интересах граничащую с ней Венгрию. Венгерские правители заранее дали согласие на захват Гитлером Австрии. Они надеялись, что за это Гитлер будет более охотно прислушиваться к их захватническим притязаниям в отношении Чехословакии. При этом они выдвинули хитроумный план "окончательного примирения с Югославией": Югославия должна формально заявить, что ни при каких обстоятельствах она не выступит против Венгрии, а последняя заявит, что навсегда отказывается от претензий на пограничную часть югославской территории. Таким образом Венгрия стремилась прикрыть свой тыл со стороны Югославии и вместе с тем добиться ослабления Малой Антанты, а взамен она оставляла Югославии то, что Югославии и без того принадлежало. Стоял, в то время венгерский посол в Берлине, а впоследствии немецкий квислинг в Будапеште, усиленно хлопотал, чтобы Германия помогла Венгрии осуществить этот план. Он настойчиво доказывал руководителям гитлеровской дипломатии, какие это принесёт "преимущества": "В случае конфликта Германии с Чехословакией, Венгрии представится возможность одновременно, т. е. немедленно, вы-

стр. 132

ступить, не дожидаясь объявления нейтралитета со стороны Югославии. Сомнение, - указывал он, - заключается именно в том, не затянется ли слишком долго это ожидаемое объявление нейтралитета Югославией". И, чтобы окончательно устранить эти сомнения, Стояи добивался в Берлине заявления о том, что Германия берётся гарантировать сохранность венгеро-югославской границы. Кроме того венгерская правящая клика добивалась, чтобы между венгерским и германским генеральными штабами был установлен тесный контакт по вопросу об одновременном нападении на Чехословакию. Но гитлеровская дипломатия не спешила удовлетворить эти унизительные просьбы венгерских правителей. Она заранее пыталась ограничить роль Венгрии, давая при этом почувствовать её зависимое положение. Германский генеральный штаб не хотел посвящать венгров в свои военные планы, тем более, что они предусматривали при нападении на Чехословакию возможность проведения германских войск через Венгрию. Когда Кейтель посетил Будапешт, он прямо заявил там, что "военно-оперативные обсуждения могут иметь место только тогда, когда станут ясными политические цели" (выпуск 1-й, стр. 81).

Но вот эти "политические цели" оказались частично достигнутыми. Фашистская Германия благодаря мюнхенской сделке захватила Судетскую область и расчленила Чехословакию. Для проведения этой операции не понадобилось военных усилий, не понадобились также ни венгерская армия, ни венгерская территория. Гитлер сам был ошеломлён, когда убедился, с какой лёгкостью чемберленовская Англия и Франция Даладье готовы были предать Чехословакию, стремясь направить германскую агрессию на Восток. "Вы думаете, - сказал Гитлер к беседе с венгерским министром иностранных дел Чаки 16 января 1939 г., - что я сам полгода тому назад считал возможным, что Чехословакия будет мне как бы поднесена на блюде её друзьями? Я не верил тому, что Англия и Франция вступят в войну, но я был убеждён, что Чехословакия должна быть уничтожена военным путём. То, что произошло, может произойти лишь раз в истории. Мы можем поздравить друг друга от всего сердца" (выпуск 1-й, стр. 89 - 90).

Только теперь гитлеровская. Германия сочла для себя выгодным предоставить и Венгрии кусок чехословацкой территории. Таким путём Гитлер окончательно включил Венгрию в качестве соучастницы военной агрессии в круг своих сателлитов. Гитлер потребовал, чтобы Венгрия ещё теснее примкнула к "оси".

После того как гитлеровская Германия развязала войну в Западной Европе и приступила к активной подготовке нападения на Советский Союз, её нажим на юго-восточные страны Европы, в частности на Венгрию, ещё более усилился. Она потребовала не только политических привилегий, но и прямого участия Венгрии в нападении на Советский Союз. Венгрия выполнила требование и одновременно с гитлеровской Германией совершила нападение на территорию Советского Союза. Немцы, нуждаясь в резервах, требовали от Венгрии всё новых и новых поставок пушечного мяса. В особенности эта нужда увеличилась после того, как Красная Армия разгромила немецко-фашистские войска под Москвой. В этом свете любопытна следующая приведённая в сборнике телеграмма германского министерства иностранных дел германской миссии в Будапеште: "Кивимяки, финский посланник в Берлине, просил финское правительство дать финскому посланнику в Венгрии указания, чтобы последний попытался воздействовать на венгерское правительство и, под предлогом родства обоих народов, добиться от пего предоставления большого количества войск для восточного фронта. Финский министр иностранных дел склонен согласиться с этим предложением" (выпуск 1-й, стр. 114-По). Эта сторона финско-германских и финско-венгерских отношений до сих пор не была известна.

Исключительно большой интерес представляют документы, напечатанные в сборнике "Германская политика в Турции". Эти документы в немалой степени освещают и политику Турции в отношении Германии. Известно, что, ведя подготовку к нападению на Советский Союз, Германия поспешила обеспечить себе тыл со стороны Турции. С этой целью она решила заключить договор с Турцией, договор, который, по словам Риббентропа, "освободил бы эту страну от тех отношений, которые до сих пор связывали её с Англией, и привлёк бы её в большей или меньшей степени в наш лагерь" (выпуск 2-й, стр. 9). Следовательно, заключение Турцией договора с Германией стояло, по мнению самих немцев, в явном противоречии с обязательствами Турции, взятыми ею по союзному договору с Англией. Но турецкое правительство в малой степени считалось с этим. Турецкий президент заявил Папену: "Раз есть желание, то найдётся и формулировка" (выпуск 2-й, стр. 8). "Формулировка" нашлась, и 18 июня 1941 г. турецко-германский договор был подписан, а через три дня гитлеровские войска вторглись на территорию Советского Союза. Интересно отметить, что одновременно Германия вела с Турцией переговоры о заключении секретного договора, который дал бы немцам возможность неограниченно провозить оружие и военные материалы через Турцию. Этот секретный договор был составлен так, что, по словам Риббентропа, "практически это равнялось бы разрешению на переброску известного количества войск в замаскированной форме" (выпуск 2-й, стр. 12). Германская дипломатия придавала этому договору особенно большое значение: он должен был способствовать усилению германской военной агрессии на Ближнем Востоке, где, в связи с восстанием профашистских элементов в Ираке, Германия собиралась создать новый плацдарм. Кроме того этот договор должен был облегчить Германии использование Ирана для нападения на южные границы Советского Союза.

Вскоре после нападения гитлеровских войск на Советский Союз в Турции начали разрабатываться планы использования временных успехов Германии в целях осуще-

стр. 133

ствления своих собственных захватнических вожделений. 5 августа 1941 г. гитлеровский посол в Турции Папен секретно сообщал в Берлин: "Ввиду успехов немцев в России турецкие правительственные круги всё больше начинают заниматься судьбой своих соотечественников, находящихся по ту сторону турецко-русской границы, и особенно судьбой азербайджанских тюрков. В этих кругах, по-видимому, склонны возвратиться к событиям 1918 г. и хотят присоединить к себе эту область, особенно ценнейшие бакинские месторождения нефти" (выпуск 2-й, стр. 34). Папен подробно обрисовал, как и кем организуется "пантуранистское движение", подчеркнув прямую причастность к этому делу турецких правительственных кругов. В тот же день, 5 августа 1941 г., турецкий посол в Берлине обратил внимание гитлеровских дипломатов "на возможность антисоветской пропаганды через эти тюркские племена". Далее он "довольно откровенно говорил о том, что впоследствии можно объединить кавказские народы в одно буферное государство, и намекнул, что на восток от Каспийского моря также могло бы возникнуть самостоятельное тюркское государство" (выпуск 2-й, стр. 40). Для ведения антисоветской подрывной деятельности среди крымских татар турецкие деятели направили в распоряжение гитлеровских властей специальных агентов, которые должны были действовать, по выражению одного из руководителей пантюркистского движения, генерала Эркилета, "в общих германо-турецких интересах". Осенью 1541 г. Гитлер пригласил в свою ставку двух турецких генералов, которые, вернувшись в Анкару, доложили турецкому правительству, что "русскую кампанию можно в основном считать законченной, кроме трёх точек сопротивления, а ликвидация этих точек сопротивления зависит только от метеорологических условий" (выпуск 2-й, стр. 45). По-видимому, турецкое правительство находилось под сильным впечатлением подобного рода расчётов. Во всяком случае, оно явно ожидало победы Германии. Более того, оно желало этой победы. Вот что по этому поводу сообщал Папен 5 января 1942 г.: "В чрезвычайно содержательной беседе, которую я имел несколько дней тому назад с господином президентом, неоднократно проскальзывали заявления, что Турция в высшей степени заинтересована в уничтожении русского колосса и что никакая пропаганда и никакой нажим с англо-американской стороны не будут в состоянии побудить Турцию сделать хотя бы самый незначительный шаг, который был бы направлен в ущерб нашим интересам. Наоборот, президент подчеркнул, что нейтральная позиция Турции уже в данный момент много выгоднее для стран оси, чем для Англии". Когда Папен, ободрённый этими откровенными заявлениями о прогерманском курсе турецкой политики, потребовал, чтобы к весне, когда германские войска должны были начать наступление на Сталинград и на Кавказ, Турция сконцентрировала свои войска на советской границе, он тотчас же встретил готовность турецких властей помогать Германии и в этом отношении. Он мог сообщить в Берлин, что "турецкий генеральный штаб изучил этот вопрос и имеет твёрдое намерение рассмотреть его будущей весной в благоприятном для нас смысле". Тут же Папен особо отметил, что турецкое правительство крайне опасается, чтобы "такая косвенная поддержка стран оси со стороны Турции ни в коем случае не стала раньше времени известна противнику" (выпуск 2-й, стр. 58 - 59).

Документы свидетельствуют, что турецкий генеральный штаб предоставлял в распоряжение гитлеровского командования секретную информацию военного, экономического и политического характера, касающуюся Советского Союза, а также Англии и США. В свою очередь германское командование поставляло Турции военное снаряжение по договорам, заключённым фирмой Круппа. Это военное снаряжение поступало в Турцию взамен поставок хромовой руды, в которой Германия испытывала столь острую нужду. Одновременно Турция добивалась военных поставок из Англии, а также на основе ленд-лиза - из США. В переговорах с Германией турецкое правительство всячески подчёркивало, что оно ни при каких условиях не собирается оказывать союзникам военную поддержку, в частности в связи с планом открытия второго фронта в Европе. Нуман заявил Папену, что "такая позиция соответствует прежде всего интересам Турции, но он полагает, что она будет полезна и для Германии". Таково было отношение Турции к военным усилиям англо-американских союзников. Когда Уилки приехал в Турцию, Нуман поспешил успокоить Папена, сказав ему, что этот визит он считает "проявлением обычного американского нахальства" (выпуск 2-й, стр. 25).

Осенью 1942 г. германские войска, как известно, ринулись на Сталинград. Турки' понимали значение этого великого сражения. "Турецкий генеральный штаб считает, - сообщал Папен 26 августа 1942 г., - что занятие Сталинграда явится решающим моментом военных действий этого года". В этой обстановке Нуман счёл нужным заверить Папена, что "Турция, как прежде, так и теперь, самым решительным образом заинтересована в возможно более полном поражении большевистской России". Кроме того он заявил, что "должен отвергнуть самым категорическим образом высказанные с немецкой стороны подозрения, что русские отвели несколько дивизий с турецкой границы будто бы на основании заверении, сделанных со стороны Турции" (выпуск 2-й, стр. 91 - 92). Папен полностью оценил эту выгодную сторону турецкого "нейтралитета". На следующий день на основании беседы с премьер-министром Сараджоглу он послал в Берлин политический отчёт, в котором дал подробную характеристику настроений и планов турецкого правительства в отношении Советского Союза. Сараджоглу говорил с ним весьма доверительно и откровенно. Папен сообщил в Берлин, что Сараджоглу заявил ему следующее: "Как турок, он страстно желает уничтожения России. Уничтожение России является подвигом фюрера, равный которому может быть совершён раз в столетие; оно является так-

стр. 134

же извечной мечтой турецкого народа. Каждый турок, даже пишущий для англичан Ялчин, не может об этом думать иначе, чем он. В своём недавнем выступлении, в котором он выразил свою преданность идее тюркизма, он хотел косвенно указать на это. Русская проблема может быть решена Германией, только если будет убито по меньшей мере половина всех живущих в России русских, если впредь будут раз и навсегда изъяты из-под русского влияния русифицированные области, населённые национальными меньшинствами, и если эти области будут поставлены на собственные ноги, привлечены к добровольному сотрудничеству с державами оси и воспитаны как враги славянства... Преобладающее большинство населения этих областей состоит из тюркских народностей, и поэтому Турция имеет законный интерес в разрешении этого вопроса" (выпуск 2-й, стр. 98).

Турецкая пресса и турецкая дипломатия называли свою политику "активным, нейтралитетом". Опубликованные документы свидетельствуют о том, что правильнее было бы назвать эту политику скрытым, но активным пособничеством гитлеровской Германии. Конечно, переговоры, которые Турция одновременно вела и с Англией, не могли не вызвать известной подозрительности со стороны германской дипломатии. К тому же гитлеровская Германия, оказывая нажим на Турцию, вовсе не склонна была поддерживать все политические планы Турции. Так, например, в сентябре 1942 г. Гитлер приказал Папену проявить "полную сдержанность", если "турецкой стороной будет вновь затронута проблема тюркских народов в Советском Союзе" (выпуск 2-й, стр. 120), Это объяснялось тем, что фашистская Германия вовсе не собиралась уступать Турции Кавказ, а предполагала захватить его в свои руки. Красная Армия разбила эти планы фашизма и тем самым показала также несбыточность пантюркистских вожделений.

Таким образом, опубликованные документы дают возможность более конкретно установить, какова была политика Турции в тот период, когда Красная Армия несла на себе всю тяжесть борьбы против немецко-фашистских захватчиков. Зейлер, германский дипломат, в феврале 1942 г. характеризовал эту линию турецкой политики в следующих Словах: "Турция, которая очень не хотела бы видеть, что англичане вытеснены из Средиземноморья (Суэцкий канал), желает нам, с другой стороны, успехов в нашем походе против России и искренне озабочена тем, что наших сил может не хватить для того, чтоб одолеть русских на более или менее длительное время". Такой характер "активного нейтралитета" Турции в период второй мировой войны.

Если политика Турции в период второй мировой войны являлась скрытым пособничеством гитлеровской Германии, то политика фашистской Испании, по существу, являлась политикой союзника фашистской "оси Берлин - Рим". Новым красноречивым Доказательством этого являются пятьдесят пять опубликованных ныне документов министерства иностранных дел Германии. Этот союз формально был заключён ещё в 1936 г., когда гитлеровская Германия и фашистская Италия, организовав мятеж против Испанской республики, вооружённой рукой поддержали своего испанского квислинга - генерала Франко. Опубликованный ныне секретный протокол соглашения между фашистской Италией и франкистской Испанией, подписанный 26 ноября 1936 г., не оставляет в этом сомнений. Сами организаторы называли свой мятеж против Испанской республики войной, и это было действительно началом войны фашистских агрессоров против свободолюбивых народов Европы.

По мере того, как увеличивалось участие германских вооружённых сил в войне против Испанской республики, росли и экономические притязания Германии. Так, уже в начале июля 1938 г. германский посол в Мадриде Шторер заявил Франко: "Вполне понятным образом, в связи с этой новой поставкой военного снаряжения в Испанию, мы по праву заинтересованы в том, чтобы Испания... пошла бы нам навстречу, обеспечивая нас поставками руды". В этой связи Шторер высказал возмущение тем, что франкистское правительство опубликовало новый закон об организации горного дела "без всякого доверительного согласования с Германией". Франко поспешил объяснить своё поведение в этом вопросе. Такое "согласование", сказал Франко, дало бы его противникам возможность утверждать, что "испанское правительство находится в подчинении у Германии и Италии". Чтобы скрыть этот факт, Франко по тактическим соображениям на сей раз уклонился от "согласования", а генерал Хордана, франкистский министр иностранных дел, поспешил заверить Шторера, что принятый закон, по существу, ничего не меняет, так как "оставляет открытой дверь для охраны наших (то есть немецко-фашистских. - Л . Е .) особых интересов". "Мне кажется, - сообщил Шторер в своем донесении в Берлин, - что это действительно так, если при применении этого закона на практике эта полуоткрытая дверь не закроется, а откроется для нас шире" (выпуск 3-й, стр. 42 - 43).

Без активной военной помощи гитлеровской Германии Франко не мог бы продержаться и часа. Он сам должен был это признать при секретных переговорах со своими союзниками в 1937 - 1938 годах. Вейцзекер, статс-секретарь германского министра иностранных дел, подводя итоги этим переговорам, сообщил Риббентропу (4 июня 1938 г.): "Франко просил оставить ему наших добровольцев до окончания военных действий и отозвать их только тогда, когда достаточно будет действий полиции. Очевидно, ДО этого момента ещё Далеко. Как наши добровольцы, так и итальянские лётчики и техники имеют ещё и теперь в военном отношении большое значение для Франко" (выпуск 3-й, стр. 29 - 31). Таким образом, Франко сам признал, что он не в состоянии собственными силами вести военные действия против испанского народа; он был способен выполнять только палаческие функции. Когда в пресловутом "комитете по невмешательству" был поднят вопрос об отводе из Испании иностранных войск, Франко крайне испугался и, получив соот-

стр. 135

ветствующую ноту, несколько раз запрашивал своих покровителей в Берлине и в Риме, что и как ему следует ответить. После соответствующих переговоров между Берлином, Римом и Мадридом пришли к выводу, что "необходимо найти пути, чтобы, изъявив принципиальное согласие на этот план, закрепить положение Чемберлена, с другой же стороны, постараться выиграть возможно больше времени путём постановки искусных контр-вопросов, оговорок и контр-предложений, а тем временем продолжать войну. Согласно недавнему высказыванию Франко, - сообщал Шторер, - без поддержки легиона Кондор (германский легион. - А. Е. ) обойтись пока невозможно" (выпуск 3-й, стр. 52- 53).

Как известно, с помощью германского легиона и итальянских войск Франко, в конце концов, добился успеха. Это в огромной степени приблизило сроки европейской войны. Ещё накануне этой войны Франко послал в Берлин группы испанских офицеров. Как заявил генерал Аранда, их целью было установить "теснейшее сотрудничество с германскими вооружёнными силами". Генерал Гарсиа Валин, назначенный главнокомандующим франкистских войск в Марокко, заявил представителям германского генерального штаба, что в случае войны он "свою задачу усматривает в быстрейшем выигрыше пространства, т. е. в продвижении войск посредством наступательных операций". Он был убеждён, что "Испания из Марокко будет хозяйничать в Гибралтарском проливе" и что "ничто больше не в состоянии нарушить дружбу испанских и германских вооружённых сил" (выпуск 3-й, стр. 66 - 67).

Когда гитлеровская Германия в 1939 г. развязала войну в Европе, франкистская Испания формально осталась на позициях "нейтралитета". Это не значит, что испанский квислинг не хотел воевать на стороне своих фашистских покровителей. В январе Франко заверял фашистскую Италию, что "Испания уже теперь вступила бы в войну, если бы у неё были запасы зерна, чтобы избежать голода" (выпуск 2-й, стр. 69). Кроме того Франко хотел предварительно заручиться экономической и военной помощью, а также гарантией, что "Испания получит, кроме Гибралтара, также Французское Марокко". При этом Франко оговаривал, что военные действия против Гибралтара Испания будет вести "с помощью германских вооружённых сил" (выпуск 3-й, стр. 72). Как видно из опубликованных документов германского посольства в Мадриде, к весне 1941 г. захватнические притязания франкистских военных кругов значительно возросли. Генерал Аранда уже приступил к осуществлению подготовительных мероприятий для вторжения испанских войск в Португалию. Авиационный атташе Крамер 7 мая 1941 г. доносил в Берлин, что военные круги, считавшие всегда необходимым участие в войне и тесное сотрудничество с Германией, теперь сами ищут возможности принять участие в войне, так что теперь инициатива исходит не от немецкой, а от испанской стороны. "Безусловно, в усилении этой тенденции, теперь весьма заметном, - заключает Крамер, - большую роль сыграла наша победа на Балканах" (выпуск 3-й, стр. 79).

Нападение гитлеровской Германии на Советский Союз тотчас же повлекло за собой начало активных военных действий и со стороны франкистской Испании. "Деятельность Серано Суньера (испанского министра иностранных дел. - А. Е .), - срочной телеграммой доносил в Берлин Шторер, - за последние дни ещё яснее, чем до сих пор, свидетельствует о том, что он планомерно подготовляет вступление Испании в войну. По его инициативе была проведена отправка испанских добровольцев на восточный фронт, против России, что должно обострить отношение Испании с нашими противниками; уже по истечении немногих часов после начала войны с Россией он склонил к этому плану Франко" (выпуск 3-й, стр. 84). Из опубликованных документов можно заключить, что если Испания, начав военные действия против Советского Союза, не решилась на формальное объявление войны англо-американским союзникам, то это, во-первых, ввиду её недостаточной экономической и военной подготовленности и, во-вторых, ввиду выжидания наиболее выгодного момента. Кроме того большую роль в этом играло и то обстоятельство, что, прикрываясь формальным "нейтралитетом", она предоставляла гитлеровской Германии большую помощь, чем если бы она открыто участвовала в войне вместе с последней. Германские и итальянские подводные лодки могли тайно ремонтироваться в испанских портах. Германия получила из Испании большое количество важного в военном отношении сырья и продовольствия, как то: вольфрама, свинца, плавикового шпата, сернистого цинка, железных руд, серного колчедана, ртути, апельсинов, рыбы, вина и др." (выпуск 3-й, стр. 127). В Испании были расположены крупные центры германского шпионажа. Наконец, гитлеровская Германия использовала франкистскую Испанию в политических целях, в особенности тогда, когда военное положение держав оси стало резко ухудшаться.

В январе 1943 г. вновь назначенный германский посол Мольтке сообщил о своей беседе с Франко следующее: "Испания готова и имеет намерения в рамках своих политических возможностей помогать Германии в борьбе, которую ей предопределила судьба. Каудильо будет благодарен за всякое указание, каким путём могла бы быть оказана эта помощь. Например, можно подумать о том, чтобы со стороны Испании велась работа над углублением противоречий между Англией и Советским Союзом, с одной стороны, а также между Англией и Америкой - с другой" (выпуск 3-й, стр. 146). Получив согласие гитлеровской дипломатии, Франко в беседах с английским послом сэром Сэмюэлем Хором начал пугать Англию "опасностью большевизма". Разумеется, он преследовал при этом определённую цель. Он заявил, что "Англия из чувства европейской солидарности должна своевременно найти дорогу к Германии" (выпуск 3-й, стр. 150). Он при-

стр. 136

зывал Англию вступить "на путь к компромиссному миру с Германией" (выпуск 3-й, стр. 152). Словом, выполняя гитлеровские задания, он стремился расколоть лагерь свободолюбивых народов и добиться сепаратного сговора между гитлеровской Германией и Англией. Важно отметить, что, судя по опубликованным документам, в Англии нашлись люди, которые внимательно прислушивались, взвешивали возможность осуществления этого плана Франко и склонялись к его поддержке. Хордон рассказал Мольтке, что английскому послу сэру Сэмюэлю Хору предложение Франко "представляется в высшей степени интересным и он желал бы, чтобы разговоры в этом смысле были продолжены" и что "у Франко создалось убеждение, что лично Хор разделит его мнение в отношении русской опасности..." (выпуск 3-й, стр. 152). Кроме того в Мадриде получены были из Лондона сведения, что "в Англии имеются ответственные лица и даже один член кабинета, защищающие идею мирного посредничества и всеобщего европейского фронта против большевизма" (выпуск 3-й, стр. 162). Деятельность франкистской дипломатии в этом направлении продолжалась и в дальнейшем, но интересно отметить, что одновременно с этими маневрами в отношении Англии франкистское правительство подписало с Германией (12 февраля 1943 г.) секретный протокол, направленный против Англии и США. Получая от Германии военное снаряжение новейших образцов, Франко взял на себя обязательство "оказать сопротивление всякому вступлению англо-американских вооружённых сил на Иберийском полуострове - что означает, следовательно (сопротивление), в Средиземном море, Атлантике и в Африке, - а равно и (вступлению) в испанский протекторат Марокко, и отражать таковое вторжение всеми имеющимися в его распоряжении средствами" (выпуск 3-й, стр. 156 - 157).

Опубликованные документы проливают некоторый свет ещё на одну сторону германской политики в Испании, представляющую актуальный интерес и поныне.

Мы имеем в виду интриги вокруг вопроса о восстановлении в Испании монархического режима. Уже в 1942 г. по мере роста внутренних и внешних затруднений Франко в некоторых, преимущественно военных, кругах усилилось движение в пользу восстановления монархии. "Это движение сильно поощряется англичанами", - сообщал в Рим франкистский министр иностранных дел Серано-Суньер. Вместе с тем он выразил пожелание, "чтобы державы оси со своей стороны проявили внимательное отношение к претенденту на испанский престол, для того чтобы создать противовес позиции содействия реставрации со стороны англичан" (выпуск 3-й, стр. 116). В Риме и в Берлине эта мысль получила известную поддержку. Что касается руководителей монархических кругов, то они, как сообщил из Мадрида Шторер, "не хотят восстановить монархию без согласия Германии" (выпуск 3-й, стр. 107). А сам претендент на испанский престол, инфант Хуан, по сообщению того же Шторера, "высказывался категорически в пользу Германии и заявил, что ни при каких обстоятельствах он не желает стать королём с помощью англичан" (выпуск 3-й, стр. 103). Теперь, когда руководители монархических кругов в Испании пытаются убедить мир чуть ли не в своей приверженности к демократии, полезно вспомнить эти слова: они звучат обличительно также и по адресу иностранных вдохновителей монархической реакции в Испании. Полезно также вспомнить заявление Серано-Суньера: "Реставрация в Испании может произойти, конечно, только с согласия Франко" (выпуск 3-й, стр. 116).

Мы далеко не исчерпали материалов, опубликованных в трёх рецензируемых сборниках. Ясно, однако, что эти материалы представляют большую ценность для изучения истории второй мировой войны. Остаётся пожелать скорейшего выхода в свет следующих сборников, которые раскрывают перед нами закулисную сторону внешней политики гитлеровской Германии.

Проф. А. Ерусалимский


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei GelmanContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gelman

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ЕРУСАЛИМСКИЙ, Критика и библиография. Критические статьи. НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 24.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ЕРУСАЛИМСКИЙ:

А. ЕРУСАЛИМСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Gelman
Норильск, Russia
583 views rating
28.09.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
11 hours ago · From Владимир Груздов
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
11 hours ago · From Владимир Груздов
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
12 hours ago · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
18 hours ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
19 hours ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
19 hours ago · From Россия Онлайн
АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ
Catalog: История 
19 hours ago · From Россия Онлайн
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Критические статьи. НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones