Libmonster ID: RU-10439

Проф. И. РАЗГОН "Киров и Орджоникидзе и борьба за власть Советов на Северном Кавказе, 1917 - 1920". Секретариат главной редакции "Истории гражданской войны в СССР".Госполитиздат. 1941. 332 стр. 6 руб.

В переживаемые нами дни, когда взоры всего советского народа обращены к предгорьям Кавказа и к Сталинграду, где героическая Красная Армия ведет исключительные по своей ожесточенности бои с разбойничьими бандами, немецко-фашистских империалистов, книгу проф. Разгона нельзя читать без волнения.

Использовав большой и малоизвестный читателю материал, автор в своей книге нарисовал яркую картину героической борьбы народов Северного Кавказа за свое освобождение от ига царизма, капиталистов, помещиков и иностранных интервентов. С исключительной силой освещена революционная деятельность верных учеников Ленина и Сталина, организаторов и руководителей революционной борьбы трудящихся Северного Кавказа, - Кирова и Орджоникидзе.

В чрезвычайно сложных и трудных условиях Киров и Орджоникидзе сумели сплотить вокруг большевистской партии и советской власти разобщенные вековой враждой народы Северного Кавказа, организовать их для борьбы с врагами советской власти и воспитать сотни героев из народа, вписавших славные страницы в историю гражданской войны. Вечно будет помнить советский народ имена героических сынов Северного Кавказа, воспитанных Кировым и Орджоникидзе: чеченца Асланбека Шерипова, ингуша Гапура Ахриева, донского казака Подтелкова и многих других, чья борьба, чьи подвиги так ярко освещены в делите проф. Разгона.

В период иностранной интервенция и гражданской войны в СССР юговосточные районы Россия, в первую очередь Северный Кавказ, были ареной ожесточенных боев. Сюда стягивала контрреволюция свои основные силы, отсюда она готовилась нанести удар молодой Советской республике. Контрреволюционное офицерство казачьих районов Дона, Кубани, Терека, кулацкая часть казачества, буржуазно-националистическая и феодально-клерикальная верхушка горских народов - таковы были основные силы, на которые опирались здесь вожди российской контрреволюции и иностранные интервенты. Не случайно здесь создали спой контрреволюционный оплот белогвардейские генералы Каледин, Корнилов, Краснов и другие. Сюда протянули также свое кровавые лапы и международные империалисты, в первую очередь немецкие, стремившиеся захватить кавказскую нефть, богатства Дона и Кубани.

Контрреволюции не удалось осуществить свои подлые планы. Под водительством Ленина и Сталина, под непосредственным руководством Кирова и Орджоникидзе на борьбу против белогвардейцев и интервентов поднялись революционные силы Северного Кавказа. Это рабочие Ростова на Дону, Майкопа, Грозного, Владикавказа и других пролетарских центров юга, бедняки-казаки и трудящиеся горских народов.

В книге проф. Разгона показаны исключительные трудности этой борьбы. Главная задача заключалась в том, чтобы объединить трудящихся Северного Кавказа, устранить разжигаемое националистами недоверие к русскому народу, покончить с национальной рознью между народами Кавказа. Киров-любимый вождь рабочих и горской бедноты. Прибыв из Петрограда, где он участвовал в работе II всероссийского съезда Советов, Киров выступает на заседании Владикавказского совета рабочих и солдатских депутатов. Под его руководством Совет принял решение о признании советской власти и подчинении Совнаркому. Когда в начале 1918 г. контрреволюционеры созвали в Моздоке съезд казаков с целью натравить казаков на горские народы, Киров явился на этот съезд и выступил с пламенной речью. "Это была, - пишет автор, - необычайная, потрясающая речь. Перед съездом вставали жуткие картины междоусобной войны на Тереке, выгодной лишь казачьим и горским верхам. Киров призывал к миру, к посылке мирных делегации к чеченцам и ингушам, настаивал на приглашении их на съезд" (стр. 71).

И Киров победил. Съезд решил послать делегацию в Чечню и Ингушетию и выработал "мирный наказ", предусматривавший тесное сотрудничество с трудящимися горских народов. Киров фактически добился признания съездом советской власти.

В результате упорной и кипучей работы, Проведенной Кировым и Орджоникидзе на Северном Кавказе, после упорных боев рабочих, трудовых казаков и трудящихся-горцев в начале 1918 г. утвердилась совета екая "власть на Дону, Кубани, Тереке и в Ставрополье.

стр. 114

*

В феврале 1918 г, на молодую Советскую республику капали немецкие империалисты. Захватив Украину, Белоруссию, Прибалтику, Крым и часть территории РСФСР, они двинули свои разбойничьи полчища и на Северный Кавказ, Вероломно нарушив условия Брестского маркого договора, они форсировали Керченский пролив, захватили западную часть Ташки, захватили Ростов на Дону. Они помогли бандам Краснова свергнуть советскую власть на Дону и установить диктатуру, белогвардейцев. Но, как справедливо отмечает автор, полновластными господами на Дону являлись немцы. Немецкий наймит ген. Краснов отдавал своим хозяевам все богатства Дома и проводил политику немецкой военщины. Захватив Дон, немцы начали наступление на Кубань. Одновременно немецко-красновские банды стали наступать на Царицын. Советская страна оказалась в чрезвычайно тяжелом положения. Единственный путь, соединявший Северный Кавказ со всей страной, - линия железной дороги Тихорецкая - Царицын - был перерезан белыми в конце июня 1918 года.

Царицын в то время являлся главным фронтом, решавшим судьбу всей страны. Имение поэтому в Царицын и был направлен великий соратник Ленина - товарищ Сталин. Обороне Царицына под руководством товарища Сталина автор уделяет много места. Ценность главы, посвященной героической обороне Царицына, заключается еще в следующем: автор привел ряд материалов, свидетельствующих о том, что, возглавляя оборону Царицына, товарищ Сталин в то же время являлся фактическим руководителем борьбы с контрреволюцией и на других фронтах, в частности на северокавказском.

"Товарищ Сталин, находившийся в Царицыне, - пишет проф. Разгон, - придавал огромное значение борьбе, развернувшейся на Северном Кавказе. Он требовал посылки на Северный Кавказ свежих частей, боеприпасов и оказания всемерной помощи героическим борцам Северокавказской, впоследствии XI, армии" (стр. 8).

Под руководством Орджоникидзе революционные отряды красногвардейцев и казаков самоотверженно дрались с многочисленной и хорошо вооруженной немецкой армией и в боях под Батайском надолго задержали ее продвижение.

Проф. Разгон подробно описывает один из ярких эпизодов периода борьбы с немецкими оккупантами в 1918 г. - потопленные Черноморского флота в Новороссийске. Весной 1918 г. немцы, оккупировав Украину, вторгшись в пределы Советского Крыма. Опасность нависла над Севастополем и Черноморским флотом. Учитывая это обстоятельство, советское правительство приняло решение эвакуировать корабли Черноморского флота в Новороссийск. 30 апреля, когда немцы уже подходили к Севастополю и ультимативно потребовали сдать им флот, часть кораблей вышла из Севастополя в Новороссийск.

Немецкие захватчики преследовали Черноморский флот и предъявили советскому, правительству ультиматум - возвратить корабли в Севастополь. У флота было два выхода: или отдать себя в руки немцев или потопить корабли чтобы они не достались врагу. 28 мая Совнарком прислал командующему Черноморского флота адм. Саблину телеграмму, в которой ему предлагалось уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске.

Преодолев упорное сопротивление адм. Саблина и других предателей, моряки-черноморцы выполнила этот приказ. Потопление Черноморского флота является великим актом самопожертвования советских моряков. В этом акте проявилась их готовность принести любые жертвы для защиты революции. Яркими красками изрисовал автор картину гибели Черноморского флота.

*

К лету 1918 г. положение на юге резко ухудшилось. 22 июня деникинские банды двинулись на Кубань, а немецко-красновские полки начали наступление на Царицын. Немцам при помощи красновских и деникинских частей, несмотря на упорное сопротивление советских войск, удалось занять Батайск и другой важный стратегический пункт - разъезд Койсуг. Деникин после многодневных и ожесточенных боев занял Тихорецкую. Это явилось серьезным ударом для советских войск. Армия и правительстве иные учреждения Кубано-Черноморской республики после двухмесячных непрерывных боев отступили за р. Кубань и двигались, преследуемые белыми, к границам Терской республики.

Значительная часть советских войск оказалась отрезанной от основных сил и прижатой к берегу Черного моря. Это была знаменитая "Таманская армия", ведшая в течение весны и лета 1918 г. героическую борьбу с белогвардейцами и немецкими захватчиками. Оказавшись в окружении, таманцы решили всеми силами и средствами прорвать вражеское кольцо. На виду у немцев они быстро прошли Новороссийск и подошли к Геленджику. Но здесь их встретил новый враг - войска грузинского меньшевистского правительства, расположившиеся в то время в Туапсе и по Черноморскому побережью, вплоть до Геленджика.

"Положение таманцев, - пишет проф. Разгон, - осложнилось: справа - море, слева - горы, сзади - казаки, впереди - грузинские белые части. Выход был только один - пробиваться. И таманцы пробились" (стр. 186).

Немцам и белогвардейцам не удалось, захватить в плен советские войска. Таманцы присоединились к основным силам. Северного Кавказа и продолжали борьбу.

Терская советская республика находилась в то время в тяжелом положении. "Гражданская война в области, - пишет автор, -

стр. 115

не утихала. Попытки советской власти ликвидировать национальную рознь и отдельные конфликты между горскими народами срывались контрреволюционерами. Провоцируемые казачьими и городами верхами, многочисленные народности Терека дрались между собой: ингуши с осетинами, осетины с балкарцами" (стр. 188).

Борьба за Терек занимала в стратегических планах Деникина и Краснова видное место. Борьба на Тереке в значительной степени отвлекала силы советских войск и давала возможность Краснову продвинуться к Царицыну, а Деникину - на Кубань.

Положение советской власти на Тереке осложнялось еще тем, что в июне 1918 г. ей был нанесен предательский удар в спину. Двурушник контрреволюционер Бичерахов, пробравшийся на пост председателя моздокского народного совета, превратил Моздок в центр контрреволюции и поднял антисоветский мятеж.

Разгром бичераховского мятежа на Тереке был осуществлен под непосредственным руководством Серго Орджоникидзе. 23 июля 1918 г. начал свою работу IV съезд народов Терека, на котором по инициативе Орджоникидзе была создана "рабоче-крестьянская и красноармейская фракция". Съезд принял решение об усилении борьбы с казачьей и горской контрреволюцией. Попытка белых подмять мятеж во Владикавказе не увенчалась успехом. Мятеж вот был подавлен силами ингушских и рабочих отрядов. Для разгрома бичераховщины Орджоникидзе сумел объединить ингушей, чеченцев, осетин и трудовое казачество.

Бичераховщина была ликвидирована. Руководимый Орджоникидзе V съезд народов Терека принял ряд решений по укреплению советской власти на Тереке и обязал советское правительство Терской республики создать мощную Красную Армию и укрепить советскую власть в полном соответствии с Конституцией РСФСР.

Эти мероприятия, однако, не удалось тогда осуществить. Осенью 1918 г. банды Деникина перешли в наступление. Активизировалась контрреволюция и на Северном Кавказе. Мятеж Сорокина, начавшийся в момент наступления Деникинских войск, нанес серьезный удар Красной Армии.

XI Красная Армия отступала с боями к Астрахани, оказывая героическое сопротивление отборным войскам Деникина. Преодолев исключительные трудности, остатки XI армии прибыли в Астрахань, где председателем Военно-революционного комитета был С. М. Киров.

Под руководством Кирова советские войска организовали героическую оборону Астрахани. В то же время его боевой соратник - Серго Орджоникидзе - руководил обороной Владикавказа и Ингушетии.

В начале 1919 г. Северный Кавказ был занят белыми. Группа Орджоникидзе направилась в глубь Ингушетии и продолжала сражаться в горах. Через ингуша-большевика Хизыра Орцханова Серго обратился с письмам к ингушскому народу в котором призывал его сохранить верность советской власти и мужественно бороться против деникинских банд. Это письмо было оглашено 20 апреля 1919 г. на съезде ингушского народа, который единогласно постановил: "Крепко верить дорогому Серго Орджоникидзе и все его указания принять к неуклонному руководству и проведению в жизнь" (стр. 275).

К осени 1919 г. весь горный Кавказ был охвачен народным восстанием. Созданные еще весной 1919 г. партизанские отряды были связаны с Кировым и Орджоникидзе и действовали совместно с находившимися во вражеском тылу красноармейскими отрядами. Партизанское движение охватило Дон, Кубань, Ставрополье. В тылу у Деникина поднималась подлинная народная война, продолжавшаяся вплоть до разгрома Деникина Красной Армией.

Успешное осуществление сталинского шлама разгрома Деникина принесло освобождение и народам Северного Кавказа. 4 февраля 1920 г. по постановлению ЦК партии был создан центр по восстановлению советской власти на Северном Кавказе. Председателем его был назначен Орджоникидзе, заместителем председателя - Киров, Одновременно Орджоникидзе был назначен членом реввоенсовета вновь образовавшегося северокавказского фронта.

Март 1920 г. был месяцем окончательного разгрома войск Деникина на Тереке, а в апреле белые были изгнаны из Кубани и Черноморского побережья. Верные ученики Ленина и Сталина, Киров и Орджоникидзе, приступили к строительству советской власти в национальных областях Кавказа. Эта работа была завершена в исторический для народов Северного Кавказа день - 17 ноября 1920 г., - когда во Владикавказе открылся съезд народов Терской области. Съездом непосредственно руководил товарищ Сталин. Из рук товарища Сталина народы Терека получили автономию.

Обращаясь к горцам Северного Кавказа, товарищ Сталин сказал: "Товарищи горцы! Старый период в истории России, когда цари и генералы попирали ваши права, уничтожали ваши вольности, этот период угнетения и рабства канул в вечность. Теперь, когда власть в Россия перешла в руки рабочих и крестьян, в России не должно быть, больше угнетенных".

Освободившись при помощи великого русского народа от рабства и угнетения, народы Северного Кавказа совместно со всеми народами СССР приступили к мирному социалистическому строительству.

*

Книга проф. Разгона является единственным капитальным трудом, освещающим героическую борьбу народов Северного Кавказа. Конечно, не все вопросы разработаны автором достаточно обстоятельно. Читатель хотел бы, например, больше узнать о героях гражданской войны на Северном

стр. 116

Кавказе: дагестанцах Махач Дахадаеве и Улумбие Буйнакском, об осетинах Георгии Цаголове и Хадзамете Рамонове, о кабардинцах Муссе Шовгенове и Ахмете Гидове. О них автор либо совершенно ничего шве напасал либо написал очень мало. Это, конечно, не умаляет достоинства книге проф. Разгона. Эта квита является серьезным вкладом в историческую науку.

Сегодня народы Северного Кавказа вновь поднялись на борьбу. Немецко-фашистские разбойники залили кровью поля Дона и Кубани, предгорья Кавказа. Они режутся к Волге и к кавказской нефти. Но фашистским разбойникам не покорить свободолюбивые народы Северного Кавказа. В годы гражданской войны на народном съезде Терской области С. М. Киров говорил: "Мы должны сказать, что не только красота скрывается в горах Кавказа, но что эта цепь гордых скал явится той могучей преградой, о которую разобьются все сады реакция".

В предгорьях Кавказа озверелые банды немецко-фашистских империалистов будут задержаны и разгромлены.

А. Ф.

"Донское казачество в Отечественной войне 1812 года". Сборник Огиз. Госполитиздат. 1942.

Госполитиздат выпустил небольшой документальный сборник о славных боевых делах донского казачества в Отечественной войне 1812 года. Доблестные сыны Тихого Дона сражались в 1812 г. против наполеоновских полчищ рука об руку с регулярными войсками русской армии с момента вторжения Наполеона в пределы России до полного разгрома армии захватчиков и изгнания ее из пределов земли русской.

В литературе по Отечественной войне 1812 г. несмотря на ее изобилие недостаточно освещена боевая деятельность, донского казачества, игравшего, безусловно, крупную роль в этой войне. Причина подобного пробела кроется в двух основных фактах: с одной стороны, в недостаточном изучении архивных материалов, с другой - в том, что эти материалы, как показывает настоящий сборник, рассредоточены в различных хранилищах, что затрудняет возможность полноценно изучить тот или иной вопрос одному лицу. Поэтому выпуск Госполитиздатом этого небольшого документального сборника служит серьезным дополнением для исследователей Отечественной войны 1812 года. Если в исторических работах по Отечественной войне 1812 г. и уделено некоторое внимание боевой деятельности донских казачьих полков на первом этапе войны, то мы мало знаем об их делах в заграничной походе и почти ничего не знаем об участии в боевых действиях донского ополчения.

В русской армия казачья конница составляла так называемую иррегулярную кавалерию. К началу войны с Наполеоном донские казачьи полки были распределены следующим образом: на Кавказе - 20 полков, в Финляндии - 2 полка, в Дунайской армии - 12; на западной границе: при 3-й армии - 7 полков, во 2-й армии - летучий корпус Иловайского 5-го из 8 полков, затем при 6-м корпусе - полк лейбказаков (гвардейский), при 1-м корпусе - 2 полка и 8 полков под командой генерала Платова.

Казаки находились в передовой линии, на Аванпостах, и несли службу по охране границы. Естественно, что первые удары с началом войны приняли на себя казачьи пикеты, известившие главные силы армии начавшихся военных действиях.

С первых дней войны на донских казаков выпала исключительно ответственная и тяжелая задача. Они должны были прикрывать" отход и сосредоточение корпусов армии. Для казачьей конницы начался период тяжелых и упорных арьергардных боев, из которых казаки всегда выходили с честью, выполняя боевую задачу. Уже в первом таком бою они показали врагу, презрительно относившемуся к "варварской" кавалерии, свои высокие боевые качества. Армия Наполеона, заняв Ковно, быстрым маршем продолжала наступление на Вильно. Арьергард 1-й армии отходил под прикрытием лейб-казачьего и Тептярского казачьего полков. 15 полков отборной наполеоновской кавалерии, следуя в голове корпуса маршала Нея, огромной массой наседали на донских казаков. Донцы отходили, избегая схваток до подходящего случая. Такой случай представился у Антоколя, где головной эскадрон вражеской кавалерии был внезапно атакован, разгромлен, а сам командир эскадрона взят в плен. После этого казаки в течение нескольких часов сдерживали наступление превосходящих сил противника, дав возможность главным силам 1-й армии выступить из Вильно к Свенцянам.

Особые тактические приемы боя, а главное военная сметка, выработанная веками в вооруженной борьбе, давали возможность донским казакам громить регулярные части французской кавалерии не только в мелких стычках, но и в крупных полевых сражениях, имеющих стратегическое значение. Одним из таких было сражение под Миром и Роликовом, где регулярная вражеская конница, незнакомая с тактикой своего; противника, понесла тяжелое поражение.

Основными приемами боя донских казаков являлись "лава", или атака рассыпным: строем, и "вентер", или засада, применяемые ими в сочетании одно с другим.

Историю боевых действий донских казаков в 1812 г. сборник начинает с документа, ярко рисующего эту тактику: "Рапорт: командующего казачьим корпусом атамана Платова главнокомандующему 2-й западной армии генералу Багратиону" (стр. 9).

стр. 117

"Лава" - высокоподвижный, но бесформенный строй, не поддающийся никакой регламентации, никаким уставным правилам. Этот строй выработался у донских казаков в результате многовековой боевой практики и вполне соответствовал природным качествам донских казаков: расторопности, сметливости, ловкости, наблюдательности. Искусство боевого маневрирования "лавою" заключалось в тесном взаимодействии между командирами и рядовыми казаками, в личной находчивости каждого из них, в уменье каждого казака по отрывочным знакам и сигналам своего командира быстро схватить и не менее быстро выполнить приказание командующего "лавой". Другой способ - "вентер" - описан Платовым в донесении его Багратиону.

Очень часто казаки спешивались, иногда целыми полками, и вели стрелковый бой в пешем строю не менее искусно, чем пехота, вводя этим противника в заблуждение. Интересно отметить, что егерские полки, действовавшие в арьергардных боях совместно с казаками, переняли от Казаков "вентер" и зачастую устраивали противнику свой, "вчерский вентер".

Излюбленным оружием казаков была пика, которой они владели с исключительным искусством. Этим грозным старинным оружием они буквально наводили ужас на вражескую кавалерию, не умевшую защищаться от казачьих пик.

В Бородинском сражении донские казаки сыграли выдающуюся роль. В делах Центрального военно-исторического архива (ЦВИА) хранится донесение Платова Кутузову о действии донских казаков в этом сражении1 .

У исследователей Отечественной войны 1812 г. всегда возникал вопрос, кому принадлежала инициатива смелого кавалерийского набега на левый фланг и тыл французской армии, имевшего огромное влияние на исход всего Бородинского сражения. В делах ЦВИА такого документа ни один исследователь обнаружить не мог, историки же и участники сражения изображали этот' момент крайне смутно.

У Клаузевица в его труде "1812 год" набег Платова и Уварова представлен как случайный эпизод, зародившийся в процессе боя, при поиске бродов через р. Колочу2 . Историк Богданович строго придерживается в этом вопросе точки зрения Клаузевица3 . Между тем, совершенно ясно, что никаких бродов в день сражения казакам искать не приходилось, ибо с момента занятия позиции русской армией, т. е. с 3 сентября, казаки получили задачу охраны нижнего течения Колочи от самой дер. Горок, а часть полков донских казаков освещала местность значительно правее; следовательно, за четыре дня до сражения казаки прекрасно изучили охраняемую ими местность.

Яркий свет на весь этот вопрос проливает ценнейший документ, помещенный в сборнике (стр. 18), - "Реляция Платова Кутузову". Этот чрезвычайной важности исторический документ хранится в Ростовском областном архиве. Повидимому, он совершенно не был известен историкам и всем исследователям Отечественной войны 1812 года. Помещенный документ со всей очевидностью показывает, что идея кавалерийского набега на левый фланг и тыл французской армии была у Кутузова еще накануне сражения, ибо, "получив 25-го числа прошлого, августа месяца, - пишет Платов, - ввечеру приказание вашей светлости, отправился я на правый фланг 1-й армии, располагавшейся в боевой порядок у селения Бородина". Следовательно, боевую задачу Платов получил лично от самого Кутузова накануне сражения. Остается неизвестным характер этой задачи, но она выявляется рядом других фактов те темя результатами, которых добился Кутузов в самую решительную минуту сражения. По неизвестным причинам эта реляция не была отправлена Платовым Кутузову, а была послана другая.

Нужно отметить чрезвычайно важную роль, которую играли действия казаков на дороге в Медынь после сражения под Малоярославцем. Этот незначительный, на первый взгляд, эпизод имел огромное влияние на решение Наполеона об отходе на Смоленск не через Калугу, а по старому, разоренному пути. Платов в своей реляции Кутузову (стр. 34) упоминает об этом эпизоде очень кратко, совершенно не подозревая о его громадном стратегическом значении; "...полковник Иловайский 9-й, соединясь с полковником Быхаловым, с отрядом своим 14 числа гари Медыне ударили на неприятеля, взяли до трехсот пленных и пять пушек". Это-то и привело Наполеона к мысли, что последний путь на Калугу - через Медынь, - по которому он хотел обойти русскую армию, прочно заперт Кутузовым, и у него дольше не оставалось никакого выхода, как отступление по Смоле некой дороге.

Деятельность ополченских формирований Донского казачества в сборнике представлена слабо, хотя она была весьма значительной, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в ЦВИА. Основная ценность сборника заключается в том, что он воскрешает и показывает лучшие традиции военного искусства славного Донского казачества, которое в боях за родную землю громило наполеоновских захватчиков, в том числе немцев, итальянцев и австрийцев. Всё они испытали на своей шкуре удары казачьей пики; слово "казак" наводило на них ужас. Если полки русской регулярной армии имели некоторую передышку, находясь в Тарутинском лагере, то донские казаки, составлявшие основную массу войсковых партизанских отрядов, которыми командовали прославленные Денис Давыдов, Сеславин, Дорохов и др., вели неустанную борьбу с захватчиками.

Казачья слава передавалась из поколения в поколение, от отца - к сыну. Уменье воевать и ненавидеть врагов - врожденные качества донских казаков, дорожащих боевой славой своих родных куреней. Сейчас донские казаки бьются с немецко-фашистскими войсками за свою родину, за свой любимый тихий Дон, и все так же

стр. 118

грозно в их руках оружие и сильна их ненависть к наглым захватчикам, как и у их предков. Донские казаки, оснащенные современной боевой техникой, обогащенные многолетним боевым опытом, на полях сражений великой отечественной войны вписывают новые славные страницы в свою боевую историю, являясь грозной силой для врагов.

Б. СОКОЛОВ

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1 ЦВИА, ф. ВУА, N1877.

2 Клаузевиц К. "1812 год", стр. 92 - 93. Воениздат. М. 1937.

3 Богданович "Описание Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам". Т. II, стр., 274, 1859.

----------

РУБИНШТЕЙН Н. Л. Русская историография. Огиз. Госполитиздат. 1941. 659 стр. 7 р. 25 к.

большой труд проф. Н. Л. Рубинштейна увидел свет в суровые и грозные дни великой отечественной войны. В настоящее время, когда помыслы всех советских людей сосредоточены на борьбе с ненавистным врагом, попирающим священную землю нашей родины, каждая вновь выходящая книга завоевывает свое право на существование в зависимости от того, на сколько хорошо она вооружает и укрепляет нас для этой борьбы.

Книга Н. Л. Рубинштейна показывает развитие русской исторической мысли и русской исторической науки от самых зародышей исторического сознания у русского народа и кончая вершиной научного познания вашего прошлого, достигнутой в трудах Ленина и Сталина. Долгий и трудный путь этого развития идет параллельно и в тесной связи с развитием самого русского народа. Как правильно отмечает автор, "всякая идеология обусловлена общей закономерностью исторического развития самих общественных отношений: периодизация русской история определяет периодизацию русской историографии" (предисловие). В качестве одной из важнейших форм идеологии историография сама по себе представляет историко-культурную и познавательную ценность; познание же закономерности ее движения к вершинам марксистско-ленинской науки укрепляет нашу уверенность в конечной победе этой науки над фальсификацией и клеветою врагов, подобно тому как познание русского исторического развитая укрепляет нашу веру о неисчерпаемые духовные силы нашего народа, ныне воплощаемые в боевых и трудовых подвигах его сынов и дочерей.

Все возрастающая специализация в исторической науке, обусловлена умножением материалов и усложнением задач историка, делает для последнего знакомство с движением всей исторической науки в целом крайне необходимым: иначе он рискует уплатить правильную перспективу и за деревьями своего узкого участка работы не увидеть всего леса исторического знания. Но только за последние два - три рода историографические изыскания стали у нас пользоваться тем вниманием, какого они заслуживают. Поэтому автору обшей работы по историографии приходится трудиться на малоподготовленной почве и в ходе работы самому заготовлять и разыскивать многие сырые материалы.

Если Н. Л. Рубинштейн сумел счастливо преодолеть все возникавшие в связи с этим трудности, то ему здесь помогло, помимо обширной эрудиции, отчетливое понимание стоявшей перед ним задачи. Эту задачу он правильно видит не в "форматном воспроизведении оценок каждого отдельного историка с точки зрения" современного состояния науки", а также не в "формальном противопоставлении марксистской концепции каждому ложному, ошибочному утверждению дворянской и буржуазной историографии", но в показе движения исторической науки, движения, при котором "исторический материализм - закономерное и неизбежное завершение пройденного пути".

В книге проф. Рубинштейна намечены следующие отрезки этого пути, по которым и строится все изложение: 1. Историческое знание феодальной России до конца XVII века. 2. Русская историческая наука в XVIII веке. Превращение исторического знания в науку. 3. Период буржуазной исторической науки XIX в. (причем этот период распадается на два этапа: первую и вторую половины указанного столетия). 4. Русская историческая наука в период империализма.

Каждому из приведенных разделов предпослана глава, освещающая "теоретические основы" или "общие предпосылки развития" историографии. В соответствии с требованием парный и правительства показывать движение русской истории и истории других, народов СССР не изолированно, а в связи с историей Западной Европы, автор уделил в этих вводных главах значительное внимание явлениям европейской научной мысли, в той мере, в какой они влияли на русскую историографию. Большая осведомленность и самостоятельность суждений автора делают его экскурсы в эту область очень интересными и поучительными, хотя и не всегда бесспорными.

Но наибольшую ценность представляют главы, посвященные характеристике целых направлений и отдельных виднейших представителей русской исторической науки. Пользуясь тонким оружием марксистско-ленинской критики, автор сумел по-новому подойти ко многим историкам, показать их

стр. 119

подлинную сущность и значение. Здесь трудно выделить наиболее удачные главы: настолько все они, являясь как бы маленькими монографическими исследованиями, центы свежестью трактовки и убедительностью авторской аргументации.

Вместе с тем характеристики отдельных крупных историков, основанные на тщательном анализе совокупности их произведений, на хорошем знакомстве с эпохой, окружением, условиями жизни и творчества каждого из них, дают возможность показать преемственность и закономерность важнейших явлений нашей историографии. Читателю книги дроф. Рубинштейна нетрудно уяснить себе, как и почему пруды Татищева, Миллера, Щербатова сделали возможным появление "Истории государства Российского" Карамзина, чем "государственная школа", знаменующая, по мнению автора, расцвет русской буржуазной историограф гаи, обязана Эверсу и "скептической школе", и как она, в свою очередь, определила многие научные достижения Соловьева и его учеников.

Стремление проследить преемственность развития не уводит автора в сторону от другой, не менее важной задачи - показать, как постановка и решение тех или иных исторических проблем определялись требованиями жизни, интересами классовой в политической борьбы.

Одним из многих примеров такого всестороннего охвата творчества историка является глава о Щербатове. Князь Щербатов показан прежде всего как "один из наиболее ярках и талантливых представителей русского дворянства", ставший в оппозицию к "просвещенному абсолютизму" Екатерины II ради защиты дворянских привилегий, против наметившихся "притязаний купечества и крестьянства". Но если историческая концепция Щербатова выводится в основном из его политической позиции, то научную базу его воззрениям дала рационалистическая мысль европейских философов и публицистов XVIII в., а метод его исторической работы и круг источников предопределены тем, что было до Щербатова сделано, в частности Миллерам и Татищевым. Сопоставляя Щербатова с его предшественниками и противопоставляя ему Болтина, его упорного оппонента, автор уясняет нам сильные и слабые стороны этого дворянского историка и уверенно указывает место, занимаемое им в развитии русской историографии.

Или другой пример из совершенно иной эпохи: В. О. Ключевский. Проф. Рубинштейн подготовляет читателя к своей трактовке Ключевского и лучшего его исследования - "Боярская дума" - таким замечанием: "История политических институтов принадлежала к основным темам государственной школы". Принадлежность Ключевского к государственной школе для автора нисколько не затемнена "экономизмом" этого выдающегося буржуазного историка. Автор показывает, что Боярская дума, как орган правящего класса, превращается в исследовании Ключевского в "самодовлеющее выражение всей ее политической догорим". Иначе говоря, "вопрос развития классовых противоречий" у Ключевского, как и у всякого "государственника", подменяется "вопросом развития самого политического института". Подытоживая свой содержательный разбор этого пруда, автор убедительно показывает, как у Ключевского "факт превращается в юридическую норму и сквозь призму этой юридической нормы воспринимаются затем самые факты". Так, шаг за шагом, читатель подводится к пониманию сущности знаменитого "Курса русской истории", как "нового утверждения государственной теории, хотя и дополненной новым материалом". Подчеркивая замечательный талант Ключевского, присущее ему художественное чутье народной жизни, яркость и запечатлеваемость исторических образов в его творчестве, - словом, те черты, которыми Ключевский долго будет привлекать к себе читателей, Н. Л. Рубинштейн трезво оценивает органические пороки его концепции я бесплодность ее конечных итогов.

Я ограничусь приведенными призерами, сознавая, впрочем, что они не в состоянии дать представления о богатстве содержания книги, солидности ее научной документации и уверенном применения автором приемов марксистского анализа историографических явлений. В последнем отношении, может быть, самым лучшим образцом является глава о Плеханове, к которой я позволю себе просто отослать читателя.

Однако в книге Н. Л. Рубинштейна не все одинаково удачно, не все является бесспорным, а некоторые частные положения представляются мне просто неверными.

Наименее удавшимися автору следует считать первые две главы, относящиеся к историописанию феодальной России. Автор, к сожалению, ограничил здесь свою задачу преимущественно формальным анализом летописей и хроник, устанавливая их филиацию, их источники, но лишь в единичных случаях давая разбор содержания ("Синопсис"), мировоззрение летописца или хрониста, его историческую концепцию. Первые две главы получились сухими, перегруженными источниковедческим материалом; движение же исторической мысли за долгие столетия феодального периода осталось невыявленным. В частности автор не остановился даже на там факте, что с XIII - XIV вв. русская историческая мысль обнаруживает решительное отставание по сравнению с западноевропейской, в то время как до этого периода русская историческая продукция ничем не уступала современной ей европейской продукции, если даже не превосходила ее. О причинах этого явления, о значении "иссушавшего душу" татарско-монгольского завоевания не сказано ни слова.

Не вполне удачным является также помещение материалов о Градовском, Леонтовиче и Сергеевиче в главе 21-й, посвященной главным образам "специальным историческим дисциплинам". Это не только не справедливо, поскольку упомянутые историки права сыграли видную роль в развитии русской буржуазной историогра-

стр. 120

фии, во и непоследовательно: ведь Карелии и Чичерин, также историки права, получили свое надлежащее место в книге Н. Л. Рубинштейна, а вовсе гае фигурируют, подобно их щедрейшим преемникам, в качестве какого-то привеска, оде-то менаду сфрагистикой и археографией.

Автора, далее, нужно упрекнуть в там, что при всей его осведомленности в вопросах западноевропейской научной и исторической мысли он не всегда с достаточным вниманием подходит к оценке ах влияния в России. Абсолютно неверно утверждение, что XVII - XVIII в., являются решающей гранью в европейской историографию, поскольку лишь тогда история стада наукой и тогда было положено начало национальной историографии. Вся работа итальянских гуманистов XV - XVI вв., немецких и французских их учеников в XVI в. полностью игнорируется автором. Но автор несправедлив и по отношению к XVIII в., взятому в качестве лишь дополнения к XVII столетию. Заслуги "просветителей" в области историографии в такой мере игнорируются автором, что, останавливаясь на деятельности Шлёцера, он едва упоминает о зависимости этого немецко-русского историка от Вольтера и его школы. Едва ли верею также противопоставление "прагматизма" Юма, с которым связывается Щербатов, "историко-философскому направлению" Вольтера, усвоенному Болтиным: ведь Юм сам признавал себя в области историографии учеником Вольтера. Слишком скупо дан романтизм, сведений главным образом к Шеллингу, который почему-то фигурирует в качестве создателя идеи "народного духа".

В результате многочисленные нити, связывающие славянофильскую историографию с западноевропейским романтизмом, не показаны; в частности нигде не отмечено, что славянофильский "мессианизм" в отношении России является, подобно аналогичным течениям в Польше, Италия и т. д., своеобразной реакцией на националистические измышления немецких романтиков. В "Русской историографии" даже не названо имя Маурера, первый труд которого - "Введение в историю общинного, подворного и т. д. устройства" - был рано перевелся на русский язык. Между тем здесь в связи с общиной-маркой, дана в развернутом воде теория "самобытности" германского народа, особенности пути его развития в противоположность "гнилому" и "революционному" Западу, т. е. Франции и Англии. Н. Л. Рубинштейн прошел мимо всего этого круга шей, которые следует иметь в виду, говоря о нашем народничестве.

Наконец, нельзя согласиться с автором рецензируемой книги в его трактовке позитивизма как начала кризиса буржуазной исторической мысли. Европейская историография (Второй половины XIX в., т. е. периода господства позитивизма, рассматривается автором как лишенная всяких философских основ и потому неспособная подняться до синтеза исторических явлений, до сколько-нибудь оригинальной концепции исторического процесса. Автор настолько увлечен этим своим общим положением, что далее, вопреки очевидным фактам, утверждает: "Немногие работы общего характера вроде "немецкой истории" (?) Лампрехта представляют не синтез, не попытку действительного осмысления исторического процесса в целом, а лишь систематический свод конкретных исторических знаний". Достаточно пробежать глазами только оглавление к "Истории германского народа" Лампрехта, чтобы убедиться в неправильности этой характеристики. Именно не "свод конкретных исторических знаний", а попытку по-новому осмыслить исторический процесс, дать новую периодизацию, поставить ряд новых проблем представляет труд Лампрехта, вызвавший обширную полемику по методологическим, принципиальным вопросам в буржуазной литературе. Конечно, идеалистический синтез Лампрехта является для нас чуждым и неприемлемым, но это все же синтез. Точно так же попытку всемирноисторического синтеза на философской позитивистской основе мы находим в трудах Курта Брейзига, Фюстель де Куланжа, Пиренна, Барбагалло и многих других историков, не говоря уже о первых опытах такого синтеза у Бокля и Дрепера.

Игнорирование всех этих фактов объясняется тем, что проф. Рубинштейн слишком увлекся своей весьма спорной теорией о начале кризиса буржуазной историографии и на Западе и в России уже с 60-х гг. XIX века. С этой точки зрения Соловьев является последним крупным представителем (русской буржуазной исторической мысли, давшим оригинальный синтез русского исторического процесса. Преемники Соловьева, по Рубинштейну, - только эпигоны, жившие его идеями. Для характеристики кризиса буржуазной историографии уже в 60 - 70-х гг. берется творчество Бестужева-Рюмина, а в качестве одного из вернейших признаков этого кризиса - увлечение и самого Бестужева-Рюмина и его учеников... проблемами источниковедения.

С подобной постановкой вопроса никак нельзя согласиться. Ни интерес к источниковедческим темам, ни преобладание отдельных монографических исследований над общими синтетическими задачами еще не являются показателями кризиса. На каждом большом этапе развития историографии достигнутый синтез перестает удовлетворять научным запросам. Естественно, в такие периоды наблюдается стремление углубить отдельные участки знания, специально изучить тот или иной вопрос, составляющий существенно необходимый элемент всякого будущего синтеза. Наступает затем время, когда на основе этой вновь добытой массы фактов и в духе господствующей философско-исторической концепции такой синтез и появляется.

О кризисе буржуазной исторической науки мы вправе говорить, лишь тогда, когда сама философско-историческая мысль уже вступила в полосу кризиса и прокламировала своё бессилие. Это явление мы и наблюдаем с начала эпохи империализма, ког-

стр. 121

да историческая мысль, под опустошающим влиянием махизма отрекается от своих претензий на объективное познание прошлого и объявляет это прошлое вообще непознаваемым, ставя под сомнение даже реальное существование исторического факта. Именно с этого времени, т. е. с первых десятилетий XX в., мы можем наблюдать разрушительное действие кризиса исторической мысли на всю область конкретного исторического знания; именно с этого времени мы вправе говорить о кризисе буржуазной исторической науки, но никак не раньше.

Таковы основные пункты моих разногласий с автором "Русской историографии". Они не затрагивают работы в целом и не могут повлиять на оценку рецензируемой работы. Еще меньше могут повлиять на высокую оценку этой работы встречающиеся кое-где неточности фактического характера или слишком тяжеловесные, а потому недостаточно ясные формулировки. Нужно надеяться, что во втором издании, которое, несомненно, скоро понадобится, - так как книга является учебником для исторических факультетов, - эти дефекты будут установлены. Являясь первым опытом русской историографии в столь широком масштаба, книга Н. Л. Рубинштейна, отмечу в заключение, является и весьма удачным опытом, позволяющим с полным основанием рассчитывать на дальнейшее успешное развитие историографических исследований в нашей советской науке.

Проф. О. Вайнштейн

ОТ РЕДАКЦИИ:

Присоединяясь к общей оценке труда Н. Л. Рубинштейна, данной в рецензии, - как выдающегося историографического исследования, - редакция не считает, естественно, эту рецензию исчерпывающей. Для более полной и разносторонней оценки "Русской историографии" было бы желательно подвергнуть книгу Н. Л. Рубинштейна коллективному обсуждению на кафедрах исторических факультетов университетов и педвузов. Особенно важно было бы при этом собрать высказывания историков, специалистов по истории СССР, Исторический журнал охотно уделит место на своих страницах наиболее значительным отзывам.

----------

"Листовки казанских большевиков 1903 - 1907 гг.". Татгосиздат. Казань. 1941.

Выпущенный Татгосиздатом сборник "Листовки казанских большевиков 1903 - 1907 гг.", составленный тов. Айнетдиновым, заслуживает полного внимания. В сборнике собранна большая часть изданных в течение 1903 - 1907 гг. листовок казанского комитета РСДРП, его военной и окружной групп.

"Листовки" являются ценными документами в деле изучения истории казанской большевистской организации периода революции 1905 - 1907 годов. В них отражена огромная практическая деятельность, тактика партийной организации; в них показана ее руководящая роль накануне революции и в революционных событиях 1905 г. в Казани, ее упорная борьба с самодержавием и предательской либеральной буржуазией.

В свете ленинско-сталинской оценки тактики большевистской партии, характера и задач буржуазно-демократической революции 1905 - 1907 гг. надо подходить к оценке деятельности и тактики казанской большевистской организации. В этом листовки сборника имеют исключительно большое, значение.

История казанской социал-демократической организации берет начало от первых марксистских кружков в Казани 1887 - 1889 гг., созданных и руководимых талантливым марксистом Н. Е. Федосеевым, и связана с революционной деятельностью В. И. Ленина в Казани.

Казанская социал-демократическая организация, вооружаясь теорией марксизма-ленинизма, возглавляла борьбу рабочих пропив эксплоататоров, закалилась в борьбе с царизмом. В условиях постоянных преследований жандармерии и полиции, после каждого "провала" члены казанской социал-демократической организации восстанавливали связи с рабочими, создавали новые кружки, социал-демократические группы, вовлекая в свои ряды передовых представителей рабочих. В газете "Искра", в корреспонденции из Казани о работе социал-демократической группы в 1902 г., сообщалось; "Еще осенью группа постановила, не ограничиваясь пропагандой, перейти, при первой же возможности, к широкой агитации на местах. Поэтому вся вторая половина 1902 г. была посвящена пропаганде с целью создать в среде казанских рабочих революционное ядро, которое совместно с членами группы вошло бы в состав предполагаемого Комитета РСДРП"1 . В декабре 1902 г. создается общегородской комитет, "о ввиду того что в группу проникли провокаторы, вскоре почтя весь состав комитета был арестован.

Первый казанский комитет РСДРП, если не считать общегородского, был создан в январе 1903 года. На первом же заседании казанский комитет РСДРП принял следующее постановление: "принять без изменения программу "Искры" и считать ее, "Искру", своим руководящим органом" (стр. 5).

Став с первых шагов твердо на позиции "Искры", признав ее своим руководящие органом, казанская социал-демократическая организация тем самым четко определила свою политическую линию и последова-

стр. 122

тельно проводила ее в своей практической деятельности.

Составитель совершенно правильно поступил, начав сборник с этого постановления казанского комитета РСДРП.

Я. М. Свердлов, прибывший о Казань в июне 1905 г., сыграл огромную роль в укреплении казанской большевистской организации. С его приездом расширилась и укрепилась связь партийной организации с рабочими, усилилась организационно-агитационная работа на предприятиях. При его непосредственном участии и руководстве стал издаваться орган казанского комитета газета "Рабочий". Под руководством Я. М. Свердлова казанская большевистская организация в период нараставших революционных событий 1905 г. развила кипучую деятельность, она мобилизовала рабочих и трудящихся вокруг задач революции и лозунгов партии, она возглавляла революционные события в октябре 1905 г. в Казани, когда восставшие массы города фактически захватили власть в свои руки, разоружали полицию.

В. И. Ленин в статье "Приближение развязки" писал; "В самом деле, сравните вот эта две телеграммы, которые мы берем из лежащей перед нами венской буржуазно-либеральной газеты; "Тверь. Чернь в присутствии губернатора Слепцова напала на здание земских учреждений. Осажденный чернью, дом был затем зажжен. Пожарные отказывались тушить. Войско стояло рядом, не предпринимая ничего против громил"... "Казань. Народ обезоружил полицию. Оружие, отнятое у нее, распределено между населением. Организована народная милиция. Господствует полнейший порядок".

Не правда ли, как поучительно сопоставить ту и другую картину? Месть, бесчинство, погром. Свержение царской власти в организация победоносного восстания"2 .

Казанская большевистская организация быстро реагировала устной и печатной агитацией (выпуском листовок, бюллетеней) на все важнейшие события, происходившие в то время в России.

Значительную работу в период революции 1905 - 1907 гг. партийная организация вела и среди крестьянства. Проводила она эту работу главным образов через специально выделенную так называемую окружною группу при казанском комитете РСДРП, которая имела своих членов и сочувствующих, так или иначе связанных с группой, не только в пределах Казанской губернии, но в ряде уездных центров и крупных селений соседних губерний. Часть листовок, специально посвященных крестьянскому вопросу, была издана казанским комитетом, а значительная часть была издана за подписью окружной группы при казанском комитете.

Для работы среди солдат, для организации боевых дружин, вооружения рабочий и ознакомления с военным делом при казанском комитете была создана военно-боевая группа, которая в дни революции 1905 - 1907 гг. также проделала значительную работу.

Ознакомление с листовками казанской большевистской, организации дает представление о важнейших революционных событиях в 1905 г. в Казани, о размахе и характере работы и тактике большевистской организация. Достаточно перечислить названия нескольких листовок, чтобы получить представление об основных вопросах, вокруг которых мобилизовала массы большевистская организация. Так, в сборнике имеются листовки с призывом, ко всем рабочим и работницам Казани присоединиться к забастовке алафузовских рабочих, обращение к солдатам не стрелять в забастовавших рабочих, с разъяснением значения армяно-татарской резни, с призывом к солдатам присоединиться к восставшим рабочим, с призывом к рабочим немедленно вооружиться, с разоблачением обмана царского правительства манифестом 17 октября и т. д.

Листовки по своему содержанию отличаются большевистской четкостью, принципиальностью и сочетаются с популярностью их изложения.

Казанская большевистская организация в годы революции 1905 - 1907 уделяла большое внимание работе среди татарского населения города и деревни. Уже первые прокламации, изданные казанским комитетом в январе 1903 г., были переведены на татарский язык и отпечатаны на гектографе. Оценивая появление прокламаций на татарском языке как весьма положительный факт в работе казанского комитета, "Искра" писала; "Прокламация эта была встречей с рабочими очень сочувственно, они усиленно разбирали ее и читали, несмотря на всю энергию заводской администрации и полиции, тщетно пытавшихся уничтожить неожиданно появившуюся крамолу. Энергичнее других охраняли от полиции первую выпущенную на их языке прокламацию рабочие из татар"3 .

В 1905 г. почти все прокламация, изданные казанским комитетом, переводились на татарский язык и были распространены в сотнях экземпляров. В своем отчете за март 1905 г. в ЦК партия казанский комитет сообщал, что им распространены следующие прокламации на татарском языке: "Ко всем, рабочим о бакинской резне", - 428 экз., "Ко всем рабочим о манифесте 18 февраля" - 278 экз., "Кто виноват" - 278 экз., "Солдатская памятка" - 260 экз., "О событиях 9 января" - 400 экземпляров. В отчете казанского комитета указано, что за апрель было распространено 8 гектопрафированных прокламаций из татарском языке тиражом в 3326 экземпляров4 . Летом и осенью 1905 г. широко развернута была издательская работа на татарском языке.

Все прокламации, полученные казанским комитетом от ЦК, были также переведены на татарский язык. Когда в Казань дошел номер газеты "Пролетарий" со статьей В. И. Ленина "Три консультации", она бы-

стр. 123

ла переведена на татарский язык в издана отдельной листовкой.

В сборнике даны далеко не все листовки, изданные казанским комитетом за указанный период. Но и в таком объеме сборник ярко характеризует деятельность казанской большевистской организации.

К сожалению, вследствие недостаточно тщательного редактирования сборник имеет существенные недостатки. Прежде всего надо было дать предисловие, в котором следовало вкратце в свете задач революции 1905 - 1907 гг. и тактики большевистской партии подчеркнуть огромную работу, в частности печатную агитацию, казанской большевистской организации. Такое введение помогло бы читателю правильно оценить тактику организации, значение и роль большевистской печатной агитации и понять, какой ценный документальный материал представляют листовки в деле ознакомления с деятельностью, тактикой, руководящей ролью казанской большевистской организации в революционных событиях 1905 - 1907 гг. в Казани и Казанской губернии.

"В сборнике имеется ряд опечаток и пропусков в тексте, подчас грубо искажающих смысл отдельных фраз. Так например вместо слова "капиталистическом" напечатано "воспитательном" (стр. 139), вместо "пиррову" напечатано "первую" (стр. 124), вместо "роль" напечатано "род" (стр. 138). На стр. 88 в подлиннике в конце листовки напечатано "переиздана с N1 "Пролетария" - в сборнике это выпущено. На стр. 211, листовка N108, после заголовка пропущены слова "письмо первое". В тексте листовок не везде сохранены особенности подлинников. Так, на страницах 80, 81, 124 - 125 листовки за NN53, 74 в подлиннике каждое требование выделено курсивом, на стр. 125 слова "к вооруженному выступлению всего народа" в подлиннике выделены крупным шрифтом. Все эти особенности листовок Татгосиздат совершенно выкинул, напечатав все подряд одним шрифтом. Заголовки, данные составителем, не всегда удачны.

К существенным недостаткам сборника относится также то, что 1) составитель не указал, где обнаружены листовки сборника, ограничившись указанием места хранения их, 2) в сборнике нет указаний, какие из листовок были переведены на татарский язык. Необходимо было хотя бы в приложении к сборнику перечислить номера листовок, переведенных и изданных на татарском языке.

Несмотря на указанные недостатки сборник имеет большое значение и явится ценным документальным материалом при изучения истории" казанской большевистской организации и революционных событий в Казани в период 1905 - 1907 годов.

А. Тарасов

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1 "Искра" N35 от 1 марта 1903 года.

2 Ленин Соч. Т. VIII, стр. 370.

3 "Искра" N35 от 1 марта 1903 года.

4 См. "Пролетарий" N 3 от 9 июня 1905 года.

----------

Героика и патриотизм в русской исторической художественной живописи

За последние три года у нас начали выходить отдельными выпусками два альбома по истории СССР с репродукциями лучших наших художественных картин на исторические темы. Один альбом составлен историко-партийным кабинетом Высшей школы партийных организаторов (в дальнейшем сокращено "ВШПО") при ЦК ВКП(б). Вышло 7 выпусков этого альбома. Тематика воспроизведенных в них картин касается исторических событий и явлений, происходивших в жизни русского народа на протяжении IX - XIX веков.

Другой альбом, который будем сокращенно именовать "НКП", составлен Главучтехпромом Наркомпроса РСФСР. Запроектирован он в двух выпусках; пока вышел один, отображающий историческое прошлое нашей родины за период IX - XVIII веков включительно.

В обоих альбомах отображено в картинах довольно значительное количество тем социально-экономических, политических, культурно-бытовых, причем одна и та же картина дает возможность разработать две и больше темы.

В альбомах воспроизведены картины и на такие темы, как война, вооружение и снаряжение воинов; интервенты и борьба русского народа с нами и, наконец, герой, героизм и патриотизм. Эта группа тем заслуживает сейчас исключительного внимания и должна быть возможно шире использована советской школой в классной и внеклассной работе по истории. На тему об интервентах и о борьбе с ними русского народа в альбомах помещено свыше 40 картин, кроме того к ним приложены географические карты, значительно усиливающие эффективность картон. О героях, героизме и патриотизме в обоих альбомах помещено до 40 репродукций. Все они касаются преимущественно истории русского народа периода Киевского, Новгородского и Московского государств и Российской империи XIX века. Некоторые картины дублируются в обоих альбомах. Качество этих репродукций не одинаково: в издании "НКП" они ярче, красочней; в альбоме

стр. 124

"ВШПО" картины сопровождаются краткими аннотациями и - что особенно важно - выдержками из высказываний современников, а также основоположников марксизма-ленинизма; здесь же, рядом с картинами, дается иногда карта, диаграмма, схема, таблица. К обоим альбомам приложены книжки с пояснительным текстом.

Цель настоящей статьи - помочь выбрать из обоих альбомов для учебных целей те репродукции, которые отображают главным образом вторжение интервентов и захватчиков на территорию нашей родины, борьбу с ними русского народа, его героизм в патриотизм.

*

Картина худ. Васнецова "Три богатыря" Написана на тему борьбы Киевского государства с кочевниками. Помещена она в обоих альбомах ("ВШПО". Вып. 1-й, N23 и "НКП" N4). "Три богатыря", или просто "Богатыри", - одна из самых популярных историко-былинных картин. При умелом использовании ее педагогом она может сыграть большую роль в развитии патриотизма у учащихся. Объяснение должно даваться примерно в таком духе: на заставе Киевского государства в качестве стража, охраняющего границы, стоит сам народ в лице своих богатырей-героев: Ильи, крестьянина "из под города Мурома, из того ли села Карачарова", "Добрынюшки, сына гостя Рязанского", и Алеши, "что из красного города из Ростова, сына соборного попа Ростовского". Три богатыря как бы олицетворяют все группировки тогдашнего русского государства - крестьян, купцов и интеллигенцию; последнюю в то время представляло духовенство. Все они одинаково любят родину-мать, все они охраняют ее границы от грабителей-кочевников. На богатырях одежда и доспехи лучшего изделия народа; под богатырями кони неутомимые, выносливые, вскормленные и вспоенные народом для бранных подвигов своих богатырей. Сами богатыри - любимцы, гордость всего народа, охраняющие своей грудью труд крестьянина, ремесленника, купца и интеллигента во благо родины. На картине, как и в былине, "богатырская застава", т. е. граница. На границе три богатыря. Патриотическое содержание этой картины в наши дни приобретает особую актуальность.

Рисунок худ. Лиснера "Святослав держит слово своим воинам перед сражением с болгарами" посвящен походу киевского князя Святослава на Дунай ("ВШПО". Вып. 1-й). Под рисунком слова Святослава: "Не посрамим же земли русской, поляжем костьми - мертвые бо сраме не имут. Станем крепко. Я пойду впереди вас и если голова моя ляжет, то промыслите собой" (поступайте, как хотите).

Борьба Киевского государства с кочевниками-печенигами в X - XI вв." отражена в картине Н. А. Касаткина "Печенег в степи". Пояснительной подписью к картине должна служить цитата из Начальной летописи: "Бой был злой едва одолел Ярослав. И побежали печенеги в разные стороны". Слова эти не соответствуют картине: они говорят о разгроме печенегов Ярославом, а на картине разгром печенегами Киевского государства, увод пленных киевлян, угон скота и горящее село, подожженное кочевниками.

Преподаватель, показывая учащимся эту картину, должен заменить приводимую цитату другой, хотя бы известными словами Владимира Мономаха: "Выйдет в поле смерд пахать, нападет на него кочевник, возьмет его в плен, угонит скот, а село сожжет". Эти слова раскрывают содержание картины полностью.

Борьба Киевского государства с кочевниками-половцами в XI - XIII вв. запечатлена картиной худ. К. В. Лебедева "Половецкий набег" (помещена в обоих альбомах). В качестве надписи к ней даны следующие слова из Начальной летописи: "Начнет пахать смерд, приедет половчанин, убиет смерда стрелой, возьмет его лошадь, поедет в его село, заберет его жену, его детей и все его добро".

Картины Касаткина и Лебедева имеют большое воспитательное значение. Они приучают детей видеть в интервентах злейших врагов, своей родины, уничтожающих не только материальные ценности и продукты тяжелого труда, но и самих трудящихся Картины воспитывают в детях чувство ненависти к захватчикам, стремление стать на защиту родины. Именно в таком духе и следует толковать эти картины при изучении киевского периода истории СССР. Особенно ценным является показ их в III классе, где по ним можно и должно построить рассказ-беседу о разорении Киевской земли пришедшими с юга печенегами и половцами. Нашествие половцев и борьба с ними запечатлены в поэме "Слово о полку Игореве". Это "Песнь о походе Новгород-Северского князя Игоря в 1185 г. на половцев". На эту тему худ. В. Васнецов написал картину под названием "После побоища Игоря Святославича с половцами" (помещена в обоих альбомах). Над картиной помещена цитата: "Смысл поэмы - призыв русских князей к единению как раз перед нашествием монголов". "Лучше убиту быти, нежели полонен быти" ("Слово о полку Игореве"). Великий художественный памятник нашей древности "Слово о полку Игореве" воплотил в себе лучшие черты национального гения русского народа: высокую доблесть, горячую любовь к родине, волю к победе над врагами, несгибаемое упорство в борьбе с поработителями родной страны. Картина Васнецова запечатлевает момент битвы, который так поэтически звучит в поэме: "К полудню на третий день пали знамена Игорева... И вина кровавого тут не достало; тут и пир докончили храбрые русичи: сваты напошиа и сами полегоша за землю русскую".

Одна из многочисленных попыток германских писцов-рыцарей оккупировать новгородские земли с целью ограбления богатых городов и сел, обращения населения в своих крепостных отражена в картине Труве "Ледовое побоище" ("ВШПО". Вып. 2-й). Пояснительный текст взят из "Софийской первой летописи" (1242 г.): "И быть ту сеча зле и велика немцам и Чуди, Трускы от ко-

стр. 125

пий ломления и звук от мечного сечения... И не бе видети леду. Покрыло бо есть все кровью и не бе им камо утещи, и быше их на 7 верст по леду".

Татаро-монгольское иго, или длительная интервенция татар в русском государстве, отражено в обоих альбомах в нескольких картинах.

Годы татаро-монгольского ига - 1240 - 1480 - явились темой для картины С. Иванова "Сбор дани баскаками". Своего рода эпиграфом к этой картине служат замечательные слова Маркса: "Это иго не только подавляло, оно унижало и калечило самую душу народа, ставшего его жертвой. Монгольские татары установили режим систематического террора, основами которого были разорения и массовые убийства".

Золотая Орда в XIII - XV вв. получила свое отражение в картине А. Ф. Максимова "Русские князья на поклонении у хана". Под этой картиной также приводятся слова Маркса: "Традиционная политика татар заключается в том, чтобы обуздать одних русских князей и при помощи других разжигать их междоусобицы, приводить их силой в равновесие и не давать укрепиться ни одному из них".

Картина хорошо иллюстрирует высказывания Маркса и текст учебника.

На тему борьбы Московского княжества с Золотой Ордой написана картина Н. П. Христенко "Куликовская битва" (1880 г.) ("ВШПО". Вып. 2-й). Текстом к этой картине служат слева товарища Сталина: "Интересы обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока требовали незамедлительного образования централизованных государств, способных удержать напор нашествия" - и выдержка из речи Димитрия Донского, произнесенной на военном совете перед Куликовской битвой: "Ведайте, что я пришел сюда... русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить: честная смерть лучше плохого живота". Картина иллюстрирует один из многих моментов в истории русского "народа, громящего своих злейших врагов - интервентов-татар. Учащимся III класса картина даст богатый материал о Куликовской битве, отмеченной в учебнике лишь одной датой.

Польской интервенции XVII в. отведено в обоих альбомах достаточное количество картин, дающих учащимся яркое представ легкие об одной из народных войн нашего прошлого и способных вызвать у ребят чувство ненависти к врагам-интервентам и безграничной любви к родине.

Картина худ. Неврева "Лжедимитрий I у июльского короля" ("ВШПО". Вып. 4-й). Содержание картины полностью раскрывают следующие цитаты: "В пределах нашего государства показался московский человек, объявил себя сыном умершего великого князя московского Ивана Васильевича - Димитрием. Если бы этот Димитрий при нашей помощи был посажен на царство, много бы выгод произошло из этого обстоятельства"; "Жаловались на великие притеснения от поляков, которые повсюду своевольствовали... забирали в лавках все даром и не сносили ни одного слова от русских, но тотчас рубили их саблями... и так повсюду учиняли волнения, что было невыносимо".

К той же теме относится и картина К. Маковского "Свержение самозванца".

Неврев изобразил начало карьеры королевской марионетки - Лжедимитрия; Маковский дает финал ее. Обе картины воспроизведены на одном листе, под одним текстом.

На том же листе дана репродукция с картины неизвестного художника XVII в.: торжественный прием самозванцем иностранных послов в тронном зале Грановитой палаты. Царь-проходимец на троне. Его окружают телохранители - рынды. Справа сидит духовенство во главе с патриархом, слева - бояре; около духовенства на лавках - тоже бояре. На первом плане - послы. Все три картины рисуют тяжелую годину, когда родина наша "стекала кровью, расхищались и гибли наши культурные ценности.

"Поляки, последовавшие за первым Димитрием, убитым впоследствии в Москве выставили другого Димитрия, чтобы иметь... предлог к исполнению своих замыслов" - это надпись к картине худ. Иванова "Тушинский стан" (воспроизведена в альбоме "ВШПО". Вып. 4-й).

На картине изображено гнездо воров, уголовных преступников и всякого сброда, начиная от московских бояр-изменников и польских панов-интервентов и кончая казаками-наемниками.

Хорошему педагогу нетрудно будет путем увлекательного рассказа перенести этот сброд из Тушина в села и города, в монастыри и помещичьи усадьбы и показать его там в действии, в настоящей роли громил и убийц - наймитов иностранцев - и тем самым вызвать у учащихся чувство безграничной ненависти к интервентам.

Попытка интервентов разрушить, разграбить, а потом сжечь один из очагов нашей культуры изображена в картине худ. Милорадовича "Защита Троице-Сергиевской лавры" ("ВШПО").

Картины "Восстание в Москве против поляков в 1611 г." худ. Нидермана (альбом "ВШПО". Вып. 4-й). "Минин и Пожарский на площади" худ. К. Е. Маковского, "Воззвание Минина к нижегородцам" худ. Пескова (альбом "НКП") рисуют различные формы борьбы русского народа с интервентами-панами.

Картина худ. Лиснера на тему о панской интервенции "Изгнание поляков из Кремля" (воспроизведена в обоих альбомах) прекрасно передает позорную сдачу панов в плен. Так окончилась полным поражением попытка польских панов во главе с их королем разгромить русскую землю и обратить в "быдло" русский народ.

На тему о Семилетней войне 1756 - 1763 гг., написана худ. Коцебу картина "Вступление русских войск в Берлин".

Исключительно ценным изобразительным средством для воспитания учащихся в духе героизма и патриотизма являются картины о Суворове и его чудо-богатырях. Таких картин в альбомах несколько: "Суворов

стр. 126

обучает войска приемам штурма" худ. Лебедева (альбом "ВШПО". Вып. 4-й, N19); "Переход Суворова через Альпы" худ. Сурикова (альбом "ВШПО". Выл, 4-й). В виде пояснительного текста к картине Сурикова поставлены слова Энгельса: "Население... способное преодолевать всяческие тяготы... представляло собою превосходнейший солдатский материал для войн того времени, когда сомкнутые массы решали исход боя". "Этот переход был самым выдающимся из всех современных альпийских переходов". Не ведать страха, ее бояться трудностей, решительно преодолевать их - бот к чему призывает картина Сурикова, вот какие чувства она рождает.

На такой же сюжет - о преодолении трудностей, о героизме солдат - написана картина худ. Коцебу "Переход русских войск через Панике в Альпах" (альбом "НКП").

"Штурм Очакова 6 декабря 1788 г." - гравюра XVIII в. (альбом "ВШПО". Вып. 4-й). Здесь запечатлен главный момент штурма русскими войсками крепости. Преодолевая рвы и высокие стены, они врываются в Очаков.

Героизм и патриотизм русский народ проявлял не только в войне с интервентами, но и в тылу и в мирной обстановке на эту тематику имеются картины в обоих альбомах.

"Роман Галицкий принимает послов римского папы" - картина Н. О. Неврева (альбом "ВШПО". Выл. 2-й). Здесь изображен действительный факт: папские послы предлагали Роману Галицкому помощь в его борьбе с боярами при условии, если он станет "папским вассалом. Много раз делались со стороны пап подобного рода предложения и русским князьям. Эта своеобразная "духовная интервенция" всякий раз разбивалась о высокий патриотизм русских князей и народа. Таким патриотом был и Роман Галицкий. Выслушав предложение папы, он поднял свой меч над головами послов и сказал: "Таков ли у папы? Пока я ношу его при своем бедре, не имею нужды в другом. Я кровью покупаю города, следуя примеру своих дедов, возвеличивших русскую землю".

Высшим проявлением героизма я патриотизма был подвиг крестьянина Ивана Сусанина. На эту тему дана в альбоме "ВШПО" (вып. 4-й) картина худ. Зотова. Художник отобразил момент, когда на Сусанина набрасываются польские интервенты, чтобы" его убить. Сусанин - олицетворение исключительного героизма и патриотизма, свойственных русскому народу и повторяющихся постоянно, как только в пределы родины вторгаются интервенты.

Северная война и основание Петербурга. Эта тема отображена в ряде картин: "Взятие крепости Нотебурга" (худ. А. Коцебу), "Гангутское сражение" (гравюра XVIII в.).

Учащимся наших школ необходимо знать, что Полтавский бой освободил русский народ от одного из самых сильных и коварных интервентов, на протяжении веков разорявших наше отечество. В альбомах на эту тему воспроизведен ряд картин: "Полтавский бой" - громадная панорама Полтавского боя - работа худ. Мартена; "Петр объезжает войска" Ю. Репина (альбом "ВШПО". Выя. 5-й). Картина напоминает момент из "Полтавы" Пушкина:

"Он поле пожирал очами,
Могуч и радостен как день".

В Петре чувствуется властность, уверенность в победе, заражающая всех полная готовность ринуться в бой. Картину-портрет хорошо показывать под чтение пушкинской "Полтавы" в той части, где описана главным образом подготовка к бою. Она хорошо запечатлевает героя русского народа и победителя шведских интервентов, пришедших с помощью изменника Мазепы и его группы на территорию братского украинского народа.

"Полтавская битва". "Преклонение шведами знамен перед Петрам" (картина А. Коцебу, помещена в обоих альбомах). Картина имеет следующую красноречивую надпись - слова Петра: "Объявляю вам о зело превеликой и незнавшей виктории, которую господь бог нам через неописанную храбрость наших солдат даровати изволил, с малою войск наших кровью".

Кроме картин на темы о патриотизме, героизме и героях, о захватчиках-интервентах и борьбе с ними в альбоме "ВШПО" имеются картины главным образом батального характера. Это "Взятие Казани и Астрахани Грозным", "Победа Петра I", "Чесменско-Кагульский бой, взятие окопов в турецкую войну 30 - 40-х годов XVIII столетия". Картины эти - очень полезный материал для воспитания в учащихся воли к победе над всякого рода врагами, могущими напасть на нашу родину.

Как видно из данного нами отбора живописного материала, картины с преобладанием художественного начала играют больше воспитательную, нежели познавательную роль; картины с историческим акцентом, наоборот, служат меньше воспитательным целям и больше образовательным. Это следует учесть при работе с картинами в связи с изучением истории. Картины второй группы хорошо повествуют, как бы иллюстрируют текст, не дублируя его, - а дополняя. К этим картинам можно возвращаться всякий раз, находя в них что-нибудь новое.

Таков вывод, напрашивающийся в процессе работы над историческими художественными картинами.

Вл. Лабунский


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-и-обзоры-ИСТОРИЯ-СССР-2015-11-08

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Критика и библиография. Критические статьи и обзоры. ИСТОРИЯ СССР // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-и-обзоры-ИСТОРИЯ-СССР-2015-11-08 (date of access: 13.04.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
442 views rating
08.11.2015 (1983 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Заволжские владения Троице-Сергиева монастыря в XVII веке
5 hours ago · From Россия Онлайн
Рославльский концентрационный лагерь принудительных работ (1920-1921)
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
Петр Дмитриевич Долгоруков
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
18 hours ago · From Владимир Груздов
Ставки на керлинг. Что вы должны знать?
23 hours ago · From Россия Онлайн
Обзор приключенческой игры "ПРИЗРАЧНЫЙ ГОНЩИК"
Catalog: Разное 
Yesterday · From Россия Онлайн
Армия Российской империи в XVIII в.: выбор модели развития
Yesterday · From Россия Онлайн
Никита Иванович ПанинНикита Иванович Панин
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Жалюзи – близкий родственник гардин, кисейных занавесок, портьер, значимая деталь современных комфортных интерьеров. В статье описаны сферы применения жалюзи, преимущества и недостатки разновидностей и советы по выбору изделия.
Yesterday · From Россия Онлайн
Разделение энергии в замкнутом мире имеет не однозначные определения. Энергия излучения, энергия связи в ядрах атомов, энергия связи нейтронов в нейтронных ядрах астрономических объектов. Энергия излучения Вселенной в целом. Проблемой является масса и энергия, “потеря” этих субстанций Природы.
Catalog: Физика 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Критические статьи и обзоры. ИСТОРИЯ СССР
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones