Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7895

Share with friends in SM

"Международные отношения в эпоху империализма". Документы из архивов царского и Временного правительств. Серия III. Т. X. 14 января - 13 апреля 1916 г. 646 стр. Подготовлены к печати Телешевой, Альтшулер и Глязер.

X том "Международных отношений" содержит новые ценные материалы, освещающие важнейшие вопросы международной политики одного из периодов мировой войны (январь - апрель 1916 г.).

Публикуемые документы освещают попытку союзников наметить единый, вполне согласованный план военных действий и единый план снабжения, англо-французские переговоры о будущем разделе Азиатской Турции, вопрос о вовлечении в войну нейтральных стран, германскую политику провокаций и шантажа в нейтральных странах, вопрос о подводной войне и позиции США, переговоры о русско-японском союзном договоре, захватническую поли гику Японии в Китае и т. д.

Рецензируемый том дает новые яркие доказательства того, что несмотря на очевидное совпадение целей в борьбе с общим врагом - германским империализмом -

стр. 166

страны Антанты не могли договориться по ряду важнейших вопросов стратегического и политического характера. Попрежнему не удавалось достигнуть соглашения по вопросу об одновременном наступлении. Русское военное командование резко возражало против намечавшейся союзниками в феврале 1916 г. отсрочки общего наступления до 1 июля и настаивало па немедленном наступлении, не дожидаясь распутицы, угрожавшей совершенно испортить дороги (NN242, 267, 306 и др.). На несогласованность действий союзников неоднократно жаловался начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Алексеев, по признанию которого эти действия носили характер "каких-то частных ударов, не связанных ни общностью замысла, пи временем; когда один атакуют, другие по различным причинам бездействуют" (N39). Сказывалось стремление каждого из союзников увильнуть от активных действий под предлогом неподготовленности, нужды в людях, боеприпасах и т. п. В частности это отчетливо видно из непрекращавшегося спора о Салоникской экспедиции, которая, по плану союзников, должна была сыграть решающую роль в борьбе за Балканский полуостров как один из 'стратегических плацдармов войны. Несмотря на значение, придаваемое Салоникской экспедиции, и на тесно связанный с этим вопрос о привлечении Румынии и Греции на сторону Антанты, никто из союзников не думал о действительной помощи салоникской армии. Франция находила возможным усиление салоникской армии лишь за счет Италии; Италия, в свою очередь, упорно отказывалась от посылки войск под предлогом того, что скорое наступление со стороны Салоник не предвидится, а Англия намеревалась даже увести из Салоник одну или несколько дивизий для переброски на западный фронт.

Отсутствие у союзников необходимого единства по ряду вопросов отмечалось и иностранными наблюдателями. Так, американский посол в Лондоне Пэйдж, специально знакомившийся с обстановкой войны и положением союзников в связи с готовившимся вступлением в войну США, писал об этом полковнику Хаузу.

И германский империализм действительно не упускал случая использовать для своих целей разногласия между союзниками. В частности он использовал все щели для увеличения ввоза стратегического сырья. Как отметил французский министр иностранных дел на конференции союзников 27 марта, "противник воспользовался отсутствием организованности и согласованности действий союзников для получения некоторых продуктов, необходимых для военных целей, и принял меры на послевоенный период". Понадобилось даже создание специальных комитетов в Париже и Лондоне по ограничению военного снабжения неприятеля.

Особенно благоприятная обстановка для возраставшей активности германского империализма сложилась к этому времени на Балканах.

Отношения между двумя союзниками - Италией и Сербией - были настолько обострены, что неоднократно вызывали вмешательство остальных союзников. В итало-сербской розни сказывались давнишнее соперничество между Италией и Сербией на Адриатическом море, претензии обеих стран на одни и те же территории в западной части Балканского полуострова. Ряд сообщений сербской миссии рисует картину катастрофического положения сербской армии, терпевшей одно поражение за другим. Мольбы Сербии о помощи оставлялись Италией без ответа. "У нас сложилось убеждение, - указывалось в сообщении сербской миссии в Петрограде Сазонову, - что Италия не желает оказывать нам существенной поддержки, но напротив - своими отлагательствами ведет к тому, чтобы наши войска были уничтожены, подверглись капитуляции и чтобы, таким образом, освободиться от мнимого противника в Албании и на Адриатическом море".

В ряде документов мы находим бесчисленные примеры того, как Италия чинила всяческие препятствия эвакуации сербской армии из Медуи в Балону, на остров Корфу, отказывала несмотря на обещание в предоставлении миноносца для перевозки сербского престолонаследника из Сан-Джиовани-ди-Медуа в Драч и т. д. (NN15, 48, 76, 136). Англия и в особенности Россия и Франция оказывали непрерывное давление на Италию, стремясь заставить ее оказать помощь Сербии (см. телеграммы

стр. 167

Николая II Пуанкаре, и Георгу, их ответы, донесения Извольского и т. д., NN2, 15, 238).

Итальянское правительство чинило "пакости" и другим своим союзникам. Так, по сообщению генерала Жилинского, на конференции союзников "уступленные Италией 400 тыс. винтовок Веттерли были такого скверного качества, что ими нельзя был) вооружить солдат, посылаемых на фронт, и они оказались годными только для обучения новобранцев" (примечание 1-е на стр. 470).

Значительные разногласия между союзниками возникли в начале 1916 г. по польскому вопросу в связи с усилившимися происками Германии, стремившейся превратить Польшу в своего вассала. Желая заполучить в свою армию 800 тыс. поляков, Германия совместно с Австро-Венгрией развила энергичную агитацию за отрыв русской части Польши от России, обещая при этом Польше широкую автономию. По словам Бахерахта, российского посланника в Берне, один из видных польских политических деятелей Дмовский из беседы с представителями немецких и австрийских поляков "вынес впечатление", что немцы и австрийцы решили теперь же разрешить польский вопрос дарованием широкой автономии или полусамостоятельности, "...существует опасность, - писал Бахерахт, - что проект немцев может удаться. Голод, от части вызываемый немецкими мероприятиями, может заставить население принять все германские планы при условии обещания (улучшения) материального положения" (N196).

Опасаясь того, что Германия может использовать население Польши в военных целях, Франция особенно торопила Россию с разрешением польского вопроса. Не сколько позднее оказала влияние в этом направлении и Англия. Благодаря вмешательству держав вопрос о будущем устройстве Польши вышел за рамки чисто внутреннего русского вопроса. "Камбон... спросил меня, - писал Извольский, - как, по моему мнению, отнеслось бы императорское правительство к мысли о коллективной демонстрации, союзников в подтверждение обещаний нами полякам объединения и автономии" (N374). Это вызвало резкие возражения со стороны России, стремившейся к келейному решению польского вопроса и отнюдь не собиравшейся отказываться от безраздельного владычества в Польше. В ответ на обращения держав последовало категорическое предписание Сазонова Извольскому - настаивать во время предстоящей конференции союзников (в марте 1916 г.) на исключении этого вопроса "из предметов международного обсуждения и на устранении всяких попыток поставить будущее Польши под гарантию и контроль держав" (N325).

Крупные разногласия между союзниками возникли также при обсуждении условий будущего раздела военной добычи. Проект раздела Азиатской Турции, как видно из публикуемых документов, представлял собою развернутую программу неограниченного политического и экономического хозяйничанья Англии и Франции в Азиатской Турции и был непосредственно направлен против Германии. Специальное примечание к пункту 6-му этого проекта прямо говорило о желании "воспрепятствовать окончанию и организации германской Багдадской железной дороги".

При обсуждении этого проекта возникли довольно серьезные разногласия между Россией и Францией. Последняя стремилась захватить некоторые земли вблизи русско-персидской границы у Урмийского озера, тогда как в более ранних переговорах о проливах и Константинополе Россия соглашалась на присоединение к Франции лишь Сирии и Киликии. "В этом проекте, - писал Сазонов в докладной записке Николаю II, - для нас наиболее существенное значение имеет предлагаемая англо-французами граница, имеющая отделить наши будущие владения от французских. С точки зрения топографической она представляется довольно естественной... но по политическим и стратегическим соображениям она едва ли может считаться приемлемой. Появление на большом протяжении нашей азиатской границы, в местностях со смешанным и беспокойным населением, великой европейской державы, хотя бы в настоящее время и союзной нам, и внедрение ее углом в русско-персидскую границу должно быть признано нежелательным" (N 357).

В переговорах Франции с Россией относительно проекта раздела Азиатской

стр. 168

Турции английское правительство больше склонялось к русской точке зрения. В записи министерства иностранных дел отмечалось, что в результате разговора с Бьюкененом и Сайксом у министра создалось определенное убеждение, что английское правительство со своей стороны не очень сочувствует слишком глубокому проникновению французов в Малую Азию" (N 347). С планами раздела Турции и борьбой с преобладающим влиянием германского империализма в Турции неразрывно связана была и политика союзников - собственно Англии и царской России - в Персии.

Коренные противоречия между Россией и Англией в Персии отнюдь не были разрешены. Однако, как показывают публикуемые документы, в начале 1916 г. между Англией и Россией намечалась известная, разумеется, весьма временная и относительная, солидарность. Это объяснялось тем, что обоим империалистическим соперникам приходилось считаться с возраставшими происками третьего соперника - империалистической Германии. Империалистические правительства обоих воюющих лагерей рассматривали Персию как стратегический плацдарм для дальнейшей агрессии. Происки германских агентов, действовавших через посредство турок, вызывали серьезные опасения среди правящих кругов Англии и России.

Так встал вопрос о необходимости заключения с Персией союза с целью решительного вытеснения Германии. По проекту союзного договора между Англией, Россией и Персией, намечалось формирование значительных регулярных вооруженных сил в Персии под руководством русских и английских инструкторов. В отношении же самой Персии планы русского царизма сводились к тому, чтобы она, по выражению Сазонова, вышла из войны "не обновленной и усиленной, а ослабленной и разрозненной". Переговоры Англии, России и Персии о проекте союзного договора представлены в рецензируемом томе большим количеством документов, из которых отчетливо видно, что по мере уменьшения опасности, грозившей Персии со стороны Германии, интерес России к заключению союза заметно ослабевал и в конце концов выразился в тактике, формулированной следующим образом: "...не давая прямо отрицательного ответа... затянуть переговоры до тех пор, пока не выяснится окончательно, следует ли нам принять или отвергнуть персидское предложение" (N 407).

Опубликованные в IX томе "Международных отношений" документы раскрывали подрывные методы и агрессивные цели германской политики в Персии. Документы, опубликованные в рецензируемом томе, свидетельствуют о том, что активность германского империализма начала сказываться еще дальше - в Афганистане. В томе приводятся материалы, разоблачающие большую подрывную работу, организованную Германией в Афганистане с целью вовлечения последнего в войну на стороне Германии. Германия раскинула в Афганистане широкую сеть своей агентуры и готовила при помощи отдельных, перебрасываемых в Афганистан шаек и специально набранных и обученных в Персии отрядов внутренний переворот. Перехваченные и расшифрованные русскими властями донесения двух германских агентов в Кабуле - Нидермейера и Губера - рисуют яркую картину германских происков в Афганистане: 1) "26 октября были, наконец, любезно приняты эмиром. Более подробные переговоры состоятся лишь в будущем. Пока объяснения эмира не внушают больших надежд. Прошу скорее направить сюда турок и мою экспедицию"; 2) "Считаю вполне возможным вовлечь Афганистан в войну, если прибудут сюда, примерно, тысяча турок с пулеметами и моя экспедиция. Быть может, потребуется предварительно внутренний переворот (вероятно, намек на устранение эмира). К войне здесь мало еще подготовлены, но мы готовы идти на самые крайние меры. Жандармерия должна безусловно сопровождать мою экспедицию от Исфагани до границы, так как все пути закрыты врагами: отсюда (т. е. из Кабула) пока на помощь рассчитывать нельзя" (N 208).

Еще более острые формы принимала борьба между обеими воюющими коалициями за влияние на позицию так называемых нейтральных стран в Европе. Опубликованные документы ярко освещают вопрос о том, что собой представляет "нейтралитет" во время мировой империалистической войны. Как известно, договор о бель-

стр. 169

гийском нейтралитете, попранный германскими войсками в августе 1914 г., оказался всего лишь клочком бумаги.

В начале 1916 г. германский империализм попытался также спровоцировать Голландию. В Амстердаме было выпущено специальное сообщение о решении конференции союзников в Париже произвести высадку английских войск у устьев Шельды, и организовать наступательное движение через голландскую территорию. Но и другие государства, еще не вовлеченные в мировое побоище, уже испытывали в большой степени давление со стороны воюющих держав. В частности это относится к скандинавским странам. В начале 1916 г. Германия особенно усилила свой нажим на Швецию. Германский посланник в Стокгольме довольно недвусмысленно сформулировал эти планы своего правительства, заявив, что Германия "хотя и не надеется вовлечь Швецию в войну весной, рассчитывает, однако, склонить ее к объявлению всеобщей мобилизации. Мера эта, по мнению Германии, окажет такое давление на Россию, что последняя будет вынуждена заключить с ней сепаратный мир" (N 70). В то же самое время английский посланник в Христиании сообщал о том, что "совсем недавно германский император говорил шведскому королю, что к концу февраля (нового стиля) он намеревался предпринять новую военную операцию и что предложение об участии со стороны скандинавских стран было бы тогда благосклонно принято" (N 428).

Для Швеции политика нейтралитета означала "свободную торговлю с Германией", снабжение Германии военно-стратегическим сырьем. Неуклонно проводившаяся Англией политика блокады торговли нейтральных стран делала англо-шведские отношения очень напряженными.

В Россию все чаше стали поступать сведения о готовящемся выступлении Швеции на стороне Германии и о германских планах вторжения в Финляндию, "...в Германии, - писал российский посланник в Стокгольме, - подготовляют попытку высадки на финляндских берегах и поднятие восстания в Финляндии. Немцы вербуют финнов в отдельные отряды, получающие особую подготовку в Германии..." (N 146). В самой Швеции имели место случаи отказа шведских банков от заключения краткосрочных сделок с русскими коммерсантами с ссылкой на "опасное политическое положение" (N 70). В то же самое время между Германией и Швецией происходил самый оживленный обмен стратегическим сырьем.

Возможное присоединение Швеции к центральной европейской коалиции создавало для России угрозу полной стратегической изоляции. В предвидении этого Россия при поддержке Франции предприняла ряд мер к сближению с Норвегией, используя для этой цели связи последней с Англией. Директива Сазонова Бенкендорфу гласила: "...следует ныне же обсудить, каким образом, в случае надобности, можно было бы оказать Норвегии не только нравственную, но и действительную поддержку для создания из нее противовеса Швеции, если бы последняя обратилась против нас. В этом отношении Англии легче всего помочь Норвегии вооруженной силой... Необходимо безотлагательно все обдумать и подготовить, ибо обстоятельства могут потребовать быстрых действий уже весной" (N 114).

Не менее ожесточенной являлась борьба империалистических правительств обеих воюющих коалиций и на другом участке Европы - на Балканах. Румыния попрежнему занимала выжидательную позицию в надежде дороже продать свое вступление в войну.

Стремясь вынудить Россию к заключению сепаратного мира, Германия делала все, чтобы привлечь на свою сторону наряду со Швецией также и Румынию. Положение сильно обострилось вследствие продажи Румынией Англии 80 тыс. вагонов пшеницы. Германия и сама воспользовалась значительными поставками румынского хлеба, но продажу хлеба Англии она рассматривала как враждебный акт, обвиняя Румынию в тайных переговорах с Англией и угрожая ей ультиматумом.

Несмотря, однако, на германские угрозы - сосредоточение болгарских войск на болгаро-румынской границе и т. д. - Румыния не снижала своих требований, настаивая на сосредоточении в Бессарабии русского войска в 250 тыс. чел. и получении, в первую очередь через Россию, сделанных ею заграницей военных заказов, как условии вы-

стр. 170

ступления на стороне союзников. Наряду с этим Румыния оговаривала также, что выступит на стороне союзников только в том случае, если Германия не одержит никакого крупного успеха. В ожидании же отчетливого перевеса одной из воюющих сторон Румыния уклонялась от заключения военной конвенции с Россией. На предложение России начать переговоры о будущей военной конвенции Братиану ответил: "Румыния выступит только в момент общего наступления держав согласия на всех фронтах, а так как этого нельзя ожидать немедленно теперь, то у нас еще есть время, чтобы сговориться" (N 227).

И Франция и Россия настойчиво добивались присоединения Румынии к Антанте. Когда Румынии угрожал германский ультиматум, Сазонов давал самые широкие и категорические обещания помощи. Размер обещаемой Румынии помощи и та горячая поддержка, которую этот план встретил во Франции, вызвали довольно серьезные разногласия между министерством иностранных дел и начальником штаба Верховного главнокомандующего. Генерал Алексеев находил этот план для России непосильным. Он подчеркивал, что план этот всей своей тяжестью ложится исключительно на РОССИЮ, и предупреждал об опасности оголения других фронтов.

"Нам горячо советуют, - писал он Сазонову, - ослабить на 6 - 7 корпусов наш западный фронт - пути на Петроград, Москву и Киев - и взять на свои плечи новую сложную операцию на Балканах ранее ослабления германцев и австрийцев и до убеждения, что союзники будут способны начать какие-либо серьезные действия от Салоник, на что пока надежды нет... достаточно определенно устанавливается желание и наших настоящих союзников и союзников будущих: отправить 250000 наших войск против болгар и помогать румынам завоевать Трансильванию и Буковину. По долгу службы, перед Россией и государем, - писал генерал Алексеев, - я не имею права доложить Верховному главнокомандующему о необходимости принятия такого плана и присоединения к такой военной авантюре... Наш фронт тянется на 1200 верст; нам предлагают растянуть еще верст на 600" (N 310).

По мере того, как румыно-болгарские отношения улучшались и, "...вероятно, по внушению из Берлина... как болгарское правительство, так и вдохновляемая им пресса стали осыпать Румынию любезностями", требования, выставляемые Румынией в качестве условия выступления на стороне Антанты, все более возрастали. Так, Поклевский сообщал о том, что когда военный агент Татаринов "пожелал, прощаясь с Братиану и генералом Ильеску, еще раз повторить вышеупомянутые условия выступления Румынии, то тут случился сюрприз... Оба названные лица впервые упомянули... что оборона нами Добруджи должна быть активной, а не пассивной и что правому флангу нашей действующей в этой провинции армии следует занять Рущук, дабы этим освободить от угроз Бухарест и позволить защищающей столицу румынской армии перейти через Карпаты" (N 506).

Продолжалась также борьба вокруг Греции. Используя греко-болгарские споры из-за Македонии, Германия обещала Греции, что Болгария не нападет на нее, если Греция сохранит нейтралитет, но вместе с тем заявила, что воину между этими двумя странами будет рассматривать как войну против Германии (N 234). Такое положение вещей создавало для Греции возможность несмотря на нейтралитет оставаться вооруженной, чтобы в случае необходимости использовать подходящий момент для нападения на Болгарию.

Отношения между союзниками и Грецией обострились в связи с активной политикой Греции в северном Эпире. В специальной ноте, адресованной союзниками греческому правительству, указывалось, что такая политика противоречит обязательствам и заверениям, данным греческим правительством, согласно меморандуму от 31 октября 1914 года. По этому меморандуму продвижение греческих войск в северный Эпир имело "лишь временный характер", и Греция обязывалась строго придерживаться решений конференции послов, к которой присоединилась в феврале 1914 года.

Протестуя против этих мероприятий Греции, союзники действовали в интересах Италии, также претендовавшей на северный Эпир.

стр. 171

Особый интерес представляют документы, характеризующие позицию Соединенных штатов Америки. Известно, что объявление Германией беспощадной подводной войны ускорило вступление США в мировую войну на стороне Антанты.

За один только короткий промежуток времени, с 9 по 29 марта 1916 г., по сведениям, приводимым Хаузом, было потоплено 8 пароходов, не считая предшествовавшего этому известного потопления "Лузитании", вызвавшего в США волну широкого протеста, и потопления "Сусекса". Германское правительство решительно отвергло предложенный США текст извинения за потопление "Лузитании", заявляя, что такой текст был бы равносилен признанию незаконности подводной войны, являвшейся якобы ответной мерой на продовольственную блокаду со стороны союзников.

Но в начале 1916 г. позиция Соединенных штатов Америки, еще не готовых к вступлению в войну, отличалась явной неустойчивостью. Колебания США отражали борьбу между сторонниками войны и теми кругами американской буржуазии, которые, пользуясь "нейтралитетом", продолжали получать огромные прибыли от снабжения воюющих стран. Внутренняя борьба нашла свое выражение в совершенно противоречивом поведении правительства США в вопросе о праве вооружения торговых судов.

Очень характерное свидетельство неустойчивой позиции, которую занимал в тот период Вильсон, содержится в донесении российского посла в Вашингтоне Бахметева. Последний сообщал о том, что два выступления президента по вопросу о подводной войне, сделанные в один и тот же день, резко противоречили одно другому (N 143). Поддержанное правительством США требование германского и австрийского представителей о снятии орудий с прибывшего в Нью-Йорк итальянского пассажирского парохода резко расходилось с признанием правительством США еще в начале войны права торговых судов иметь орудия в целях защиты. Составленная в этом духе вслед за инцидентом с итальянским пароходом нота Лансинга вызвала возражения со стороны союзников и расценивалась ими как акт, направленный непосредственно в защиту Германии. "Английский посол доверительно сообщил мне, - писал Бахметев Сазонову, - что Грей был "поражен" неожиданным проектом американского правительства, считая, что отнятие у торговых судов единственных средств защиты против неоправданных нападений подводных лодок непосредственно направлено в пользу Германии и должно, ежели оно будет приведено в исполнение, нанести тяжелый удар, ежели не совсем прекратить торговлю между союзными странами и С. А. С. Штатами не только что военной контрабандой, но и другими товарами, и он поручил Спринг-Райсу неофициально передать государственному секретарю этот личный свой взгляд на его предложение" (N 106).

Французское правительство также очень резко высказалось по поводу ноты Лансинга, настаивая на необходимости дать возможность французским торговым судам защищаться против нападений подводных лодок. "После жестоких уроков этой войны, - отмечалось в ноте, - никакое обещание, данное в настоящее время Германией, уважать суда и людей, лишенных защиты, не может быть принято в серьезное соображение" (стр. 276, прим. 6).

Нота французского правительства встретила полное единодушие в союзных странах. Правительства России, Англии и Италии ответили, что разделяют точку зрения французского правительства. Выступление союзников было вполне единодушным, если не считать небольшой оговорки со стороны Италии, согласившейся с необходимостью вооружения торговых судов, но отметившей, что "...вся аргументация Франции основана на недобросовестности Германии, между тем как Италия не имеет доказательств, что ее суда были потоплены немцами" (NN 371, 406). Солидарное выступление союзных держав значительно ускорило отказ США от предложенной ноты. На заявление Германии о том, что с 1 марта германские подводные лодки будут топить все вооруженные суда без предостережения, считая их военными, правительство США ответило, что "...эти суда свободны иметь орудия для защиты и что они (США. - П. О. ) во время войны не изменят раз принятого взгляда на это право" (N 253).

Из писем Хауза к Вильсону, из его записей в дневнике известно, что в 1916 г.

стр. 172

США еще не были готовы к войне. Вся агитационная кампания по выборам президента в 1916 г. протекала под лозунгом, что Вильсон спасет страну от войны. Но неизбежность скорого вступления Соединенных штатов Америки в войну была уже настолько очевидна, что Хауз, например, в беседах с Камбоном и Брианом говорил о нем как о перспективе ближайшего будущего. "Хауз сказал, - сообщал Извольский, - что из пребывания своего в Берлине он вынес убеждение, что Германия намерена в ближайшем будущем еще более усилить интенсивность применяемых способов ведения морской войны с помощью подводных лодок и мин, и что это неминуемо поведет к столкновению с С. А. С. Штатами" (N 169).

Под влиянием резкого перелома в направлении внешней политики США в Германии получили перевес противники подводной войны. Наиболее ревностного поборника идеи подводной войны адмирала фон Тирпица сменил находившийся до того не у дел противник подводной войны - Капелле.

В "Архиве полковника Хауза" приводится меморандум Грея, явившийся результатом переговоров, происходивших между Греем и Хаузом, о посредничестве США. В донесениях послов царского правительства из Лондона и из Вашингтона не содержится никаких указаний на этот меморандум. Последние, разумеется, не могли не знать и не сообщить об этом в министерство иностранных дел, если бы переговоры Англии и США не велись тайно от России. Между тем содержание этих переговоров должно было иметь важнейшие последствия для дела мира.

"Полковник Хауз, - писал Грей в меморандуме, - сообщил мне, что если президент Вильсон будет уведомлен Францией и Великобританией, что наступил благоприятный момент, он готов предложить созыв конференции с целью покончить с войной. Если союзники примут это предложение, а Германия откажется от него, то США, вероятно, вступят в войну против Германии.

Полковник" Хауз выразил мнение, что в случае созыва такой конференции, она обеспечит мир на условиях не неблагоприятных для союзников; если же конференции не удастся обеспечить мир, США, вероятно (слово "вероятно" было вставлено Вильсоном), покинут конференцию в качестве воюющей на стороне союзников державы, если Германия проявит неблагоразумие... Я сказал, что считаю подобное заявление, исходящее от президента США, настолько важным, что я должен информировать о нем премьер-министра и моих коллег, но что я не могу ничего сказать, пока не узнаю их мнения. Английское правительство ни при каких обстоятельствах не могло принять или выдвинуть какое-либо предложение, не посовещавшись и не достигнув соглашения с союзниками. Я полагал, что кабинет, вероятно, сочтет, что ныне создавшееся положение не благоприятствует попытке начать переговоры с союзниками по этому вопросу в настоящий момент, но я полагаю правильным сообщить г-ну Бриану частным порядком... то, что передал нам полковник Хауз, и, разумеется, я готов во всякий момент, когда представится возможность, приступить к переговорам по этому вопросу с г-ном Брианом, если он того пожелает"1 .

Отсутствие в публикуемых документах каких-либо указаний относительно этих переговоров между Англией и США дает известное право заключить, что Грей, стремясь сорвать план американского посредничества, не счел нужным информировать об этом свою русскую союзницу.

Из других документов, приведенных в рецензируемом томе, следует отметить документы, отчетливо вырисовывающие планы японского империализма в Китае и переговоры о русско-японском союзном договоре. Играя на японо-германских противоречиях в Китае, русский царизм искал в лице Японии союзника для совместной борьбы против германского империализма.

В обращении к японскому правительству российское правительство заявляло: "Настоящий момент, когда Германия изолирована в Европе и лишена каких-либо сообщений с Дальним Востоком, представляется особо благоприятным для нанесения ей на китайской территории удара, который помешал бы Германии превратить послед-


1 "Архив полковника Хауза". Т. II, стр. 153 - 154.

стр. 173

нюю в опорный пункт для интриг во время войны и установить таи свое влияние после заключения мира" (N 254).

Состоявший при специальной миссии великого князя Георгия Михайловича, посланной в Японию с целью подготовить почву для переговоров и выяснить характер обоюдных уступок, один из влиятельных чиновников министерства иностранных дел, Казаков, "напомнил" Японии, что "...император Вильгельм при свидании в Балтийском Порте указывал С. Д. Сазонову на Японию, как на врага России, и советовал русскому правительству совместно с Германией развивать и укреплять Китай в виде противовеса Японии" (N 245).

В качестве компенсации за помощь оружием Россия предлагала Японии уступить часть ветки Китайско-Восточной железной дороги, находящуюся в японской сфере, к югу от Сунгари. Япония же требовала переуступки железной дороги между Чань-Чунем и Харбином.

Японские планы порабощения Китая, как видно из директивы японского министра иностранных дел японскому послу в Петрограде, сводились "... к созданию преобладающего положения в Китае и к внушению китайскому народу сознания могущества Японии, благодаря чему будет положено основание японо-китайского сближения" (N 322). Политическое усиление Китая, централизация власти отнюдь не отвечали интересам Японии. Она развила внутри Китая огромную подрывную работу, поддерживая всякое движение, направленное против центрального китайского правительства. Япония снабжала оружием и деньгами ряд провинций, с тем чтобы "в подходящую минуту признать, их воюющей стороной" (NN 322, 323).

Новый том советской публикации, содержащий обильный исторический материал, является ценным вкладом в историческую науку. Значительно усилившийся интерес к истории мировой войны сейчас, когда "вторая империалистическая война на деле уже началась" ("История ВКП(б)" под редакцией Комиссии ЦК), несомненно, привлечет к этой книге внимание самого широкого круга читателей.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-и-обзоры-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. ОСИПОВА, Критика и библиография. Критические статьи и обзоры. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 27.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Критические-статьи-и-обзоры-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА (date of access: 18.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. ОСИПОВА:

П. ОСИПОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
295 views rating
27.08.2015 (1483 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
9 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
9 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
9 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
9 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
9 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
10 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. Критические статьи и обзоры. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones