Libmonster ID: RU-10350

За последнее время появился ряд очень ценных работ о раннем периоде революционного движения в России. Ленинградский институт истории ВКП(б) опубликовал первый том работы "Хроника революционного рабочего движения в Петербурге" (1870 - 1904 годы) под общей редакцией недавно скончавшегося тов. В. А. Быстрянского. Значительное место в революционной борьбе пролетариата в период с 80-х годов XIX века до первой русской революции отведено в книжках С. И. Аристова "Серпуховские текстильщицы" (Гизлегпром. 1940) и А. Н. Смирнова "Прошлое и настоящее Истомкинской фабрики в городе Ногинске" (Гизлегпром. 1939). Особенно ценный материал о рабочем движении в Иваново-Вознесенске в начале XX века дан в книге Ф. Н. Самойлова "Воспоминания о былом." Вышедшая в конце 1940 года книга СИ. Мицкевича, "Революционная Москва" освещает главным образом деятельность московской революционной социал-демократии с конца 80-х годов до революции 1905 года включительно. Книга представляет собой мемуары автора.

С. И. Мицкевич начинает свои воспоминания с середины 80-х годов, с того времени, когда началась его сознательная жизнь. Это был период разложения народничества и появления в России первых марксистских кружков и групп, которые связывались с рабочим движением и вносили в него социалистическое сознание. Из этих групп вырастала наша славная коммунистическая партия. С. И. Мицкевич описывает работу первых марксистов в Нижнем Новгороде (ныне город Горький) и в Москве. Автор шаг за шагом прослеживает, как первые отряды ленинско-сталинской партии вступали в героическую борьбу с царизмом и буржуазией, подготовляя первую буржуазно-демократическую революцию в России, как они развернули эту борьбу во время революции. В своих мемуарах С. И. Мицкевич показал, как в России с конца 80-х - начала 90-х годов XIX столетия неудержимо распространялось среди революционной интеллигенции гениальное учение Маркса и Энгельса, разрушая научно несостоятельные, одряхлевшие теории народников. Строго последовательно автор рассказывает в своей книге, как рос и организовывался пролетариат центральных областей России и в первую очередь Москвы.

Ознакомившись с книгой С. И. Мицкевича, каждый поймет, почему именно московский пролетариат, руководимый большевиками, оказался в первых рядах во время всеобщей политической стачки 1905 года и вооруженного восстания в этом же году.

Проследить рост сознания и организованности пролетариата в одном из важнейших очагов революционной борьбы, каким была Московская губерния, а также в Нижнем Новгороде, Рязани, Твери и других, близких к Москве районах было большой и трудной задачей, тем более что мемуарная форма в какой-то мере ограничивала автора и порой мешала ему развернуть свой труд в историческое исследование. Однако следует отметить, что мемуары С. И. Мицкевича очень приближаются к такого рода исследованию. Конечно, пропуски и неточности у автора встречаются, но их очень немного.

Автор "Революционной Москвы" встречался с целым рядом "последних могикан" революционного народничества: с якобинцем П. Г. Заичневским, каракозовцем П. Ф. Николаевым, народником-романтиком Н. Н. Златовратским, с либеральным народником Н. Ф. Анненским, известным писателем-народником В. Г. Короленко. Как живые проходят перед нами и первые марксисты в России, биографии которых до сих пор были слабо освещены в нашей исторической литературе, - П. Н. Скворцов и Н. Е. Федосеев. Затем автор знакомит нас со многими людьми, которые прошли вместе с ним путь революционной борьбы в Нижнем Новгороде, Твери, Вильно, Москве и ряде других городов. Это марксисты - организаторы первых революционных групп и кружков в разных городах Московской области, это деятели революционного подполья Москвы накануне первой революции, это, наконец, участники революционного движения в Москве в 1905 году.

С этой стороны мемуары С. И. Мицкевича можно рассматривать как книгу, которая может дать справку о большом чи-


* С. И. Мицкевич "Революционная Москва. 1888 - 1905". Книга первая. "На грани двух эпох. От народничества к марксизму". Книга вторая. "Революция 1905". Государственное издательство "Художественная литература". М. 1940. 494 стр. 10 000 экз. 15 руб.

стр. 131

сле революционных деятелей - современников автора. Приходится пожалеть о том, что в конце книги не дан указатель имен, который значительно облегчил бы пользование ею как своеобразным справочником.

Исключительный интерес в работе С. И. Мицкевича представляют главы и разделы, посвященные описанию встреч автора с Владимиром Ильичей Лениным 1 .

Ряд страниц книги посвящен описанию первого периода жизни Мицкевича в Нижнем Новгороде, встречам автора с великим русским писателем А. М. Горьким.

С. И. Мицкевич впервые встретил Горького на квартире у нижегородского народника Чекина. Горький только что приехал из Казани и поселился у Чекина, у которого он занимался в кружке. "Чекин сказал: "Вот познакомьтесь - это интересный человек - выходец из народа, Пешков" (стр. 71). Перед автором мемуаров был "высокий молодой человек, в синих очках, с длинными волосами, в черной рубашке и поддевке, в высоких сапогах" (там же). Речь зашла о настроениях в кружках революционного студенчества, о работе так называемых культуртрегеров. Реплики М. Горького "были резки и характерны: они выражали пренебрежение к неустойчивости интеллигенции", уходившей от революционной деятельности. В это время С. И. Мицкевич часто виделся с Чекиным и Горьким. Они гуляли вместе по верхней набережной Волги - по Откосу, откуда открывался красивый вид на Заволжье. Это был период, когда и автор мемуаров, и Чекин, и Горький были народниками, хотя, как указывает автор, и у него и у Горького уже нарождалось сомнение в правильности положений народников, критическое отношение к народничеству.

В очерке о Короленко А. М. Горький писал: "Порою и все чаще молодежь грубовато высмеивала "хранителей заветов героической эпохи", людей чудаковатых, но удивительно чистых. Они казались мне почти святыми в увлечении "народом" - об'ектом их любви, забот и подвигов... Я видел, что они раскрашивают "народ" слишком нежными красками, я знал, что "народа", о котором они говорят, нет на земле..." (стр. 72).

В этом же очерке о Короленко Горький так отзывается о занятиях в кружках того времени: "Солидные люди, которых я искренно уважал, дважды в неделю беседовали со мной о значении кустарных промыслов, о "запросах народа и обязанностях интеллигенции", о гнилой заразе капитализма, который никогда - никогда! - не проникнет в мужицкую, социалистическую Русь" (там же).

М. Горький служил в то время письмоводителем у присяжного поверенного Ланина за 15 - 20 рублей в месяц. С. И. Мицкевич вспоминает любопытный разговор с Горьким в то время.

"Мы встретились на улице. Я был одет в обычный штатский костюм. А. М., встретив меня, сказал: "Вот какой франт! Где и за сколько вы купили такой костюм?" Я ответил, что купил его несколько лет назад в Блиновском пассаже за пятнадцать рублей. А. М. сказал: "вот какая дороговизна! А я мечтаю все купить себе пиджак, так как мой патрон говорит, что мне надо приодеться. Вот собираюсь пойти на Балчуг и поискать там пиджак рубля за три" (стр. 73).

Воспоминания С. И. Мицкевича состоят из трех больших разделов. Наиболее богата по содержанию и об'ему (250 стр.) первая книга - "На грани двух эпох. От народничества к марксизму". Рассказывая в ней о периоде своей жизни, относящемся к 80-м и 90-м годам, автор сообщает интересный материал, характеризующий явления общественной жизни того времени. Бывший воспитанник кадетского корпуса, он дает характеристику закрытых военных учебных заведений конца XIX века. Автор подробно рассказывает о том, как молодежь порывала с царской военщиной и добивалась поступления в университеты. Сам С. И. Мицкевич учился в Московском университете, на медицинском факультете, и сообщает немало интересных фактов из жизни Московского университета и его профессуры с конца 80-х - начала 90-х годов.

Очень ценен материал, который автор дает о борьбе с голодом в России в 1891 - 1892 годах, о работе на эпидемиях, о службе в качестве врача в земстве, о постановке земской медицины и т. д.

Особенно обстоятельно и с полным знанием дела С. И. Мицкевич осветил историю первой московской марксистской группы, ее пропагандистскую и агитационную деятельность среди рабочих. В эту группу входили Е. И. Спонти, Винокуровы, М. Н. Лядов и др. О том, как эта группа расширяла свои связи с рабочими, как привозилась литература из Вильно, как росли марксистские кружки среди рабочих и студенчества, рассказано в рецензируемой книге очень ярко и увлекательно. Попутно автор дает краткие характеристики рабочих-революционеров. К сожалению, о ряде передовых рабочих автор ничего не сообщает, кроме их фамилий, или дает совершенно недостаточные справки. В последних встречаются мелкие неточности.


1 Этот материал ввиде отдельной статьи напечатан в N 1 "Исторического журнала" за 1941 год.

стр. 132

"Центральный рабочий кружок", явившийся первой социал-демократической организацией в Москве, возник в апреле 1894 года. Он охватывал заводы Вейхельдта, Гужона, Листа, Бромлея, Доброва и Набгольц, Грачева, ряд железнодорожных мастерских, предприятия Михайлова, Баулина, Гоппера, Лыжина и др. В кружок входили также рабочие из нескольких типографий. Рабочие, имевшие уже достаточный революционный опыт, переходили с одного предприятия на другое, чтобы завязывать новые связи среди рабочих и организовывать новые кружки. Центральный кружок начал выпускать листовки, под которыми с 1895 года стояла подпись "Рабочий союз". Это название официально было принято на первомайском собрании в 1895 году.

Брошюра "Об агитации", написанная в Вильно "Александром" (Кремером - одним из лидеров Бунда) и привезенная в Москву, сыграла известную роль в деле расширения политического влияния социал-демократии на рабочее движение. Идея брошюры о переходе к массовой политической агитации, исходящей из непосредственных нужд рабочих, помогала марксистам перейти от кружковой работы к массовой, вовлечь в движение широкие круги пролетариата.

Во время напряженной революционной работы в Москве автор мемуаров был арестован и затем 2 года и 3 месяца пробыл в Таганской, Калужской и Бутырской тюрьмах. Несмотря на это С. И. Мицкевич следил за ростом рабочего движения, за событиями партийной жизни. В тюрьму самыми различными путями доходили вести с воли, особенно через "новичков", только что оторванных от революционной работы.

3 июня 1896 года автор был отправлен из Москвы в Якутскую область, где и пробыл в ссылке 6 лет. Он вернулся в Москву лишь в конце 1903 года. Свою жизнь в ссылке, на крайнем северо-востоке Якутской области, в Колымском округе, С. И. Мицкевич описывает в отдельной работе, которая скоро будет выпущена в свет.

Вторая книга воспоминаний С. И. Мицкевича озаглавлена "Революция 1905" и состоит из двух частей: "Канун революции" и "В огне революции. 1905 год". Она заканчивается описанием декабрьского вооруженного восстания 1905 года в Москве.

В книге перед читателем проходит целая галерея революционеров-профессионалов: И. И. Скворцов-Степанов, Р. С. Землячка, М. И. Васильев-Южин, Н. Э. Бауман, М. Ф. Владимирский, Л. Н. Сталь, С. И. Черномордик, В. А. Десницкий, И. А. Саммер, Е. П. Первухин, В. А. Обух и другие. Особенно подробно автор останавливается на деятелях Московского комитета партии в 1905 году. Он дает также подробную характеристику работы лекторской группы при Московском комитете партии.

С. И. Мицкевич отмечает ошибочность философских установок известного махиста А. А. Богданова - автора "Краткого курса экономической науки" и ряда философских работ, беспощадно раскритикованных Лениным в его знаменитой работе "Материализм и эмпириокритицизм".

Автор приводит интересный документ, свидетельствующий о том, что даже не искушенные в философии люди могли заметить, что богдановщина и марксизм - совершенно различные вещи. Цензор Никольский дал следующий отзыв о московском журнале "Правда", в редакции которого руководящую роль играли Богданов, Луначарский, Рожков и др.: "Прямо бросается в глаза, что большое и, пожалуй, центральное место в книге предоставлено статьям философского характера, принадлежащим авторам определенного философского направления, каковы А. В. Луначарский, В. Ивановский, Н. Рожков и А. Богданов, мне неизвестный. Все это так называемые "позитивисты" на философской и исторической почве, противники метафизического направления, представляемого школой Грота и Лопатина и выразившегося в известном сборнике "Проблемы идеализма". Из всего можно вывести заключение, что направление журнала полагается "реалистическое" или "позитивное". Такое направление далеко не тождественно с историческим материализмом и марксизмом" (подчеркнуто С. И. Мицкевичем). К этому С. И. Мицкевич добавляет от себя: "А ведь недурно разбирался цензор Никольский в марксизме, признавая тогдашнее направление Луначарского, Рожкова и Богданова далеко не тождественным с марксизмом" (стр. 306).

Несмотря на то что ряд сотрудников журнала "Правда" в 1904 - 1905 году работал также и в лекторской группе при Московском комитете партии большевиков, ни в какой степени нельзя связывать направление этого журнала с направлением Московского комитета, который никогда не считал себя в какой-либо степени связанным с редакцией журнала "Правда". На это, к сожалению, автор не указал. Совершенно ясно, что в факте участия ряда членов лекторской группы МК в журнале "Правда" сказалась порочность их теоретических позиций.

С. И. Мицкевич делает ряд очень ценных замечаний об отдельных работниках этой труппы. Так например он рассказывает о М. Н. Покровском, поместившем в журнале "Правда" в феврале - марте 1904 года статью "Идеализм" и "законы истории". Эта насквозь махистско-богдановская

стр. 133

статья была перепечатана без изменений во втором томе сборника работ М. Н. Покровского "Историческая наука и борьба классов", вышедшем уже в 1938 году, после его смерти. С. И. Мицкевич справедливо отмечает, что эти свои махистско-богдановские взгляды М. Н. Покровский сохранил в известной мере до конца своей жизни. Автор книги кроме того указывает, что в 1902 - 1903 годах М. Н. Покровский входил в либеральный "Союз освобождения", в 1904 году порвал с ним, а весной 1905 года вступил в партию большевиков. С. И. Мицкевич отмечает особо, что Покровский в качестве лектора по истории революционного движения выступал с остроумной и язвительной критикой кадетов, которых он знал вдоль и поперек по своему пребыванию в "Союзе освобождения".

Автор мемуаров дает также характеристику историку Н. А. Рожкову, который в начале революции был председателем Педагогического общества в Москве, члену лекторской группы народному учителю К. Н. Левину, литературному критику В. М. Фриче, литераторам С. Я. Цейтлину, М. Г. Лунцу, юристу И. Г. Наумову и др.

О деятельности лекторской группы С. И. Мицкевич рассказывает значительно больше чем о какой-либо другой организации Московского комитета партии и, пожалуй, даже несколько больше чем о самом комитете партии. Это об'ясняется тем, что сам автор воспоминаний больше всего был связан именно с лекторской группой.

С. И. Мицкевич освещает политическую деятельность писателя Гарина-Михайловского, квартира которого часто служила местом заседаний лекторской группы. На заседаниях, устраивавшихся под видом товарищеских ужинов, решались вопросы об издании тех или иных листовок, брошюр, книг, сборников, устанавливались темы докладов, лекций, намечались выступления членов группы в разных районах Москвы и вне Москвы и т. д. Автор приводит рассказ М. Н. Покровского о том, как однажды к Миусскому училищу, где должна была состояться лекция, под'ехал Гарин-Михайловский, носивший "генеральскую" форму инженера путей сообщения. Училище было занято полицией, разгонявшей всех, кто подходил к под'езду. Стоявший у дверей околоточный надзиратель вытянулся в струнку перед Гариным и, почтительно взяв под козырек, доложил "его превосходительству", что лекция сегодня не состоится.

В 1906 году Гарин-Михайловский внезапно скончался от паралича сердца на редакционном совещании большевистского журнала "Вестник жизни".

Существенное значение имеет рассказ С. И. Мицкевича о писательнице Вербицкой, которая в своем романе "Дух времени" одна из первых в литературе весьма сочувственно изобразила Московское вооруженное восстание. На ее квартире собирался большевистский центр, руководивший восстанием. В период реакции ренегатская печать травила эту писательницу и об'явила ее "вне литературы".

М. С. Ольминский выступил в большевистской газете "Звезда" в ее защиту.

Наиболее ценными во второй книге являются главы, описывающие революционную борьбу пролетариата осенью и зимой 1905 года.

Автор подробно знакомит читателя с работой партии большевиков в Москве, дает яркую характеристику деятельности Московского комитета как руководителя стачечной борьбы рабочего класса в октябре 1905 года и описывает подготовку партией вооруженного восстания. Попутно он освещает также работу Московской окружной организации большевиков, которая охватывала не только Московскую губернию, но и ряд соседних территорий и вела работу в деревне среди крестьян.

Выступление представителей окружной организации на с'езде Крестьянского союза летом 1905 года, к сожалению, освещено слишком бегло. Между тем следовало бы указать, что как на этом с'езде, так и особенно на ноябрьском с'езде Крестьянского союза представители Московского комитета партии большевиков не сумели добиться влияния на крестьянских делегатов. Тактика московских большевиков на этих с'ездах критически не освещена. Между тем по ряду вопросов, и в том числе по аграрному вопросу, отдельные члены Московской организации большевиков стояли далеко не на ленинских позициях. Представители лекторской группы МК и в их числе ярый "разделист" Рожков, а также член Московского комитета С. И. Черномордик и член Московского окружного комитета партии А. Шестаков ("Никодим") высказывали неправильные, неленинские взгляды по этому вопросу. Эти товарищи являлись представителями "беспрограммников", т. е. людей, которые считали нецелесообразным включать в программу РСДРП аграрную программу, предлагая ограничиться только тактической резолюцией по аграрному вопросу. Эта ошибочная точка зрения была в свое время раскритикована в нашей исторической литературе.

Недостаточно критически осветил автор отношение Московского комитета партии большевиков к политическим организациям разного рода интеллигентских групп. Очень слабо показана борьба большевиков за влияние на колеблющиеся, промежуточные группы трудовой интеллигенции, как например железнодорожные служащие, работники

стр. 134

связи и др. В воспоминаниях не дана также критическая оценка позиции московских большевиков по вопросу об организации профессиональных союзов. Но совсем правильно указано (на стр. 416), что московские большевики отстаивали боевой политический характер профсоюзов. Московские большевики в этом вопросе, как и в вопросе о советах, допускали сектантские ошибки, добиваясь такого положения, чтобы профсоюзы и советы были чисто большевистскими партийными организациями. Эта точка зрения, в свое время осужденная Лениным, не подвергнута критическому разбору в книге Мицкевича.

К недостаткам книги вообще относится то, что автор почему-то не поставил ни одного вопроса, который бы помог об'яснить колебания Московского комитета партии большевиков в период всеобщей политической стачки в октябре 1905 года, не дал достаточной критики ошибок Московского комитета партии в деле руководства декабрьским вооруженным восстанием и т. п. Эти ошибки были блестяще разобраны Лениным в его статье "Уроки Московского восстания".

Образы рабочих-революционеров, принимавших участие в революции 1905 года, в книге С. И. Мицкевича, за небольшими исключениями, обрисованы недостаточно. Действия рабочих масс также показаны недостаточно живо и несколько отрывочно, причем не по личным впечатлениям, а больше всего по документам того времени, главным образом по "Известиям Совета рабочих депутатов".

О декабрьском вооруженном восстании в Москве, о баррикадах, о борьбе московских дружинников со значительно превосходившими их по численности и по вооружению силами регулярных войск, полиции и жандармерии С. И. Мицкевич также рассказывает главным образом по уже опубликованным статьям и материалам. О своем участии в событиях он сообщает очень скупо. Автор даже не рассказывает о том, что делалось в его квартире, где сейчас же после восстания большевики устроили подпольное паспортное бюро. Это бюро снабдило многих дружинников фальшивыми паспортами, спасшими многим из них жизнь (за участие в восстании в первое время приговаривали к расстрелу, а затем, по столыпинским законам, вешали).

В ряд случаев автор слишком" бегло отметил важнейшие моменты из истории хотя бы того же вооруженного восстания в Москве. Так например он совершенно недостаточно осветил участие дружин железнодорожников в восстании, события в Рогожском и Замоскворецком районах и т. д.

Книга С. И. Мицкевича, являясь ценной в литературном и историческом отношении, кроме отмеченных выше, имеет и другие недостатки. Так, в ряде разделов книги чувствуется недостаточность обобщений и выводов по вопросам, затронутым автором.

Особое внимание автору следовало бы обратить на критику взглядов меньшевиков и в их числе Троцкого на вооруженное восстание и его подготовку. С. И. Мицкевич пишет, что меньшевики и Троцкий лишь болтали о вооруженном восстании и не принимали для его подготовки действительных мер. Такого рода оценка деятельности меньшевиков и Троцкого явно неправильна. Меньшевики и Троцкий не только не принимали мер для подготовки восстания: они были против подготовки восстания. Иуда-Троцкий выдвинул лозунг "стачечного восстания" вместо вооруженного восстания, тем самым отрицая необходимость готовиться к вооруженной борьбе с самодержавием. Он, как и все меньшевики, не шел дальше тактики всеобщей стачки, с которой соглашались и кадеты.

"Идеи" Троцкого оказывали влияние и на меньшевиков в Москве, которые в момент предварительного обсуждения в Московском совете рабочих депутатов вопроса о вооруженном восстании выступили против об'явления всеобщей политической стачки и перевода ее в вооруженное восстание. Меньшевики предлагали ограничиться призывом к стачке, утверждая, что самодержавие можно свергнуть и путем "стачечного восстания", как сформулировал эту тактику тот же Троцкий. История жестоко посмеялась над меньшевиками и над их единомышленником Троцким, сыгравшим преступную роль в провале вооруженного восстания в декабре 1905 года в Петербурге. Обо всем этом С. И. Мицкевич не сказал в своих мемуарах ни слова.

Неполно охарактеризована С. И. Мицкевичем деятельность Тверского комитета большевиков, который сумел уже в 1904 году создать нелегальную типографию, развернуть большую работу в кружках на фабриках и заводах города, наладить пропаганду и агитацию в ближайших селах и деревнях Твери. Автор несколько преувеличил роль зубатовщины в Одессе, не совсем отчетливо об'яснил тактику царской власти при подавлении вооруженного восстания в Москве и т. д.

Однако все эти недочеты мемуаров одного из старейших членов большевистской партии не снижают их научной ценности.

Несомненно, выход этой книги ставит вопрос о выпуске такого же рода работ и о других революционных центрах нашей страны. Вместе с тем следует выразить пожелание, чтобы С. И. Мицкевич продолжил

стр. 135

свою работу по истории революционной Москвы.

Попутно следовало бы порекомендовать Союзу советских писателей и историкам партии помочь старой гвардии большевиков не только Москвы, но и других городов оформить воспоминания наших ветеранов революции.

Член-корреспондент Академии наук СССР А. ШЕСТАКОВ


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-РЕВОЛЮЦИОННАЯ-МОСКВА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ШЕСТАКОВ, Критика и библиография. РЕВОЛЮЦИОННАЯ МОСКВА* // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-РЕВОЛЮЦИОННАЯ-МОСКВА (date of access: 03.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ШЕСТАКОВ:

А. ШЕСТАКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
1179 views rating
28.10.2015 (2106 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
an hour ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критика и библиография. РЕВОЛЮЦИОННАЯ МОСКВА*
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones