Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8336

Share with friends in SM

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР. "Документы и материалы кануна второй мировой войны. Том II. Архив Дирксена (1938 - 1939 гг.)". Огиз. Госполитиздат. 1948. 287 стр.

Опубликованный Министерством иностранных дел СССР второй том "Документов и материалов кануна второй мировой войны" содержит документы из архива гитлеровского дипломата Герберта фон Дирксена, бывшего в своё время германским послом в Токио, Москве и, наконец, с мая 1938 г. по август 1939 г. - в Лондоне.

Как указывается в предисловии ко второму тому советской публикации, документы дипломатического архива Дирксена, захваченные Советской Армией в поместье Дирксена Гредицберге, состоят из: 1) личных машинописных копий донесений и телеграмм Дирксена в министерство иностранных дел и 2) полученных Дирксеном служебных и личных писем.

По своему содержанию документы архива Дирксена представляют исключительный политический и исторический интерес и характеризуют главным образом три периода англо-германских отношений: 1) домюнхенские переговоры о передаче Германии Судетской области; 2) развитие англо-германских отношений непосредственно после Мюнхена; 3) англо-германские переговоры о разделе сфер влияния и о заключении пакта о ненападении, начатые англичанами в 1939 году.

I

Хотя история мюнхенского предательства уже была достаточно ярко и разносторонне раскрыта документами, опубликованными в первом томе советской публикации, материалы из архива Дирксена дополняют первый том рядом колоритных штрихов. Кроме того относящиеся к этому периоду документы Дирксена интересны ещё и тем, что рисуют не только действия английских правящих кругов тех лет, но и интимную сторону их политических настроений.

Приступив в мае 1938 г. к исполнению своих обязанностей германского посла в Лондоне, Дирксен прежде всего постарался изучить политическую физиономию тогдашнего британского премьер-министра Невиля Чемберлена. Дирксен не мог не отметить, что "Чемберлен, будучи министром финансов, ещё до своего назначения премьер-министром, оказывал чрезвычайно сильное влияние на судьбы своей страны" (стр. 170). Как известно, это "чрезвычайно сильное влияние" Чемберлена оказалось пагубным не только для "судеб его страны", но и для судеб всего человечества, ввергнутого в бедствия войны в результате политики "умиротворения", апологетом которой был Невиль Чемберлен.

Из обзорной записки Дирксена выясняется, что, учитывая все тёмные закулисные стороны политики "умиротворения", британский премьер не доверял полностью её осуществление даже чиновникам английского министерства иностранных дел, как известно, настроенным консервативно, а предпочитал опираться "в проведении своих внешнеполитических планов" на особо доверенных лиц и, в частности, на "преданного ему лорда Галифакса" (стр. 173) и на Горация Вильсона, официально занимавшего пост главного экономического советника британского правительства, а фактически бывшего правой рукой и доверенным агентом Чемберлена.

Обрисовывая направление внешней политики Чемберлена, гитлеровский посол с нескрываемым одобрением писал, что "Чемберлен в качестве основной цели своей деятельности поставил достижение соглашения с авторитарными государствами помимо Лиги наций" (стр. 26).

Из документов Дирксена выясняется, что вскоре после захвата Гитлером Австрии английское правительство по собственной инициативе начало переговоры с гитлеровцами о "способах разрешения" судето-немецкого вопроса, стремясь добиться сговора с Гитлером за чужой счёт. "Уже при первом моём посещении лорда Галифакса, - писал Дирксен, - этот вопрос явился, по его инициативе, основной темой разговора" (стр. 175).

Германский посол с удовлетворением отмечал в своём дневнике, что английские правящие круги решили "разрешить признанный опасным судето-немецкий вопрос приличным образом, в благоприятном для Германии смысле" (стр. 176). Этот "приличный образ" разрешения надуманного "судето-немецкого вопроса" тогдашнее правительство Англии видело в маскировке своего сговора с Гитлером, в обмане общественного мнения и запугивании его войной с Герма-

стр. 89

нией из-за "неуступчивости" Чехословакии. Характерно, что к подобным методам шантажа и обмана общественного мнения прибегает международная реакция и теперь.

Установки английского правительства на сговор с Гитлером за счёт Чехословакии были подхвачены и английской реакцией и английской консервативной печатью. Так, глава одного из крупнейших английских газетных трестов лорд Ротермир под откровенно-циничным заголовком "Нам нет дела до чехов" писал в мае 1938 г.: "До Чехословакии нам нет никакого дела. Если Франции угодно обжечь себе там пальцы, то это - её дело; эта политика наталкивается, однако, во Франции на всё возрастающее сопротивление со стороны газет и политических деятелей. В самом деле, "Eclaireur de Nice", одна из трёх самых известных французских провинциальных газет, всего лишь несколько дней тому назад заявила, что "кости одного французского солдатика стоят больше, чем все чехословаки, вместе взятые". Чехословацкое государство, созданное недальновидными договорами 18 лет тому назад, с самого начала не только подавляло национальные меньшинства внутри страны, но и вело себя странным образом" (стр. 12).

Трудно что-либо добавить к этой статье, которую Ротермир заканчивал угрожающим заявлением, что Чехословакия "может в одну ночь прекратить своё существование", ибо такой "мощный, высоко патриотический народ", как немцы, под "энергичным руководством" гитлеровской партии сам-де "найдёт способ немедленного исправления самых вопиющих несправедливостей" (стр. 12).

Столь явное прогитлеровское выступление одного из фактических руководителей английской прессы само по себе, без дополнительных комментариев, является ярким свидетельством истинных настроений английской реакции. Недаром и Дирксен, которому Кренфильд, редактор "Дейли мейл", услужливо послал гранки статьи Ротермира, остался доволен этим новым доказательством прогитлеровских настроений видных представителей английской реакции.

Впрочем, не только Ротермир и "Дейли мейл" давали Дирксену эти доказательства. В своей обзорной записке Дирксен отмечал, что появившиеся в "Таймс" летом 1938 г. несколько статей, "представлявших пробные шары в смысле отторжения Судетской области", являлись несомненным свидетельством того, что английское правительство "искало способа мирного разрешения вопроса" (стр. 177).

Понятно, что Дирксен оценивал создавшуюся в английских правящих кругах после захвата Австрии атмосферу как "благоприятную" для гитлеровцев, т. е., по существу, оценивал английскую позицию как прогитлеровскую.

В дальнейшем эта "благоприятная атмосфера" была, как пишет Дирксен, "ещё более улучшена визитом адъютанта фюрера капитана Видемана" (стр. 178).

Как выясняется из документов Дирксена, визит капитана Видемана был встречным зондажем со стороны гитлеровцев. Видеман прибыл в Лондон для ускорения выполнения Англией взятых во на себя обязательств (во время бесед Галифакса и Гендерсона с Гитлером) о передаче Германии Судетской области. С целью развития этих, начатых по инициативе англичан переговоров Видеман от имени Геринга интересовался, "будет ли визит последнего в Лондон встречен одобрительно" (стр. 178 - 179). Как явствует из записи Дирксена, Видеман обсуждал этот вопрос с английским министром иностранных дел Галифаксом и постоянным заместителем министра иностранных дел Кадоганом. По свидетельству Дирксена, "английское правительство живо приветствовало мысль о приезде фельдмаршала (Геринга. - Прим. автора ). Галифакс пошёл так далеко, что заявил, что "прекраснейший момент его жизни наступил бы тогда, когда фюрер проехал бы рядом с королём по Mall1 во время официального визита в Лондон" (стр. 179). Таким был язык английской дипломатии. Но переговоры Видемана затруднялись тем, что сведения о них проникли в печать. Ввиду этого дальнейшие англо-германские переговоры велись, как свидетельствует Дирксен, в течение нескольких месяцев через посредство известной княгини Гогенлоэ. Сколь-либо подробных сведений об этих переговорах в архиве Дирксена, к сожалению, не обнаружено.

Вообще же характерно, что именно в это время Дирксен доносил в Берлин, что тогдашнее английское правительство "приблизилось к пониманию наиболее существенных пунктов основных требований, выставляемых Германией, в отношении отстранения Советского Союза от решения судеб Европы, отстранения Лиги наций в этом же смысле, целесообразности двусторонних переговоров и договоров" и что "Германия встречает со стороны этого правительства возрастающее понимание в отношении своих требований по вопросу о судетских немцах. Оно было бы готово принести большие жертвы во имя удовлетворения других справедливых немецких требований..." (стр. 33). Известно, что эти "большие жертвы" были принесены английским правительством за счёт Чехословакии.

Что касается "отстранения Советского Союза от решения судеб Европы", то в этом вопросе и Гитлер и Чемберлен были совершенно едины во взглядах. "Отстранение Советского Союза" было давней и сокровеннейшей мечтой международной реакции. Кстати сказать, ничему не научившиеся (точнее, не пожелавшие прислушаться к урокам истории) политиканы ряда империалистических держав и в наши дни всё ещё пытаются "изолировать" Советский Союз, отстранить его от решения важнейших вопросов международной жизни, международной безопасности.


1 The Mall - улица, которая ведёт к Букингемскому дворцу.

стр. 90

Как известно, гитлеровская Германия, спешившая как можно быстрее добиться расчленения Чехословакии и затем её захвата, в течение всего лета 1938 г. выступала с открытыми требованиями уничтожения Чехословацкой республики и немедленного удовлетворения своих экспансионистских претензий. В принципе эти требования правительством Чемберлена не оспаривались, наоборот, их удовлетворению была посвящена преступная политическая игра тогдашних английских правящих кругов.

Как выясняется из документов Дирксена, английское правительство, боявшееся, что Гитлер может захватить Чехословакию без английского благословения и тем самым избавить себя от необходимости что-либо уплатить правительству Чемберлена за Чехословакию, предприняло некоторые шаги для того, чтобы несколько приостановить стремительные действия Гитлера и не допустить захвата Чехословакии без санкции Великобритании.

В состоявшейся 24 июля 1938 г. беседе Чемберлена с Дирксеном английский премьер "выразил своё опасение по поводу германо-чехословацкого конфликта" и обратился к германскому послу с просьбой принять меры, "чтобы со стороны Германии не были предприняты слишком поспешные шаги, так как всякое применение силы может быть чревато далеко идущими последствиями" (стр. 180).

В известной степени это заявление Чемберлена можно считать продолжением английского демарша Гитлеру во время майского кризиса 1938 года. Как известно, этот демарш был продиктован теми же соображениями, что и вышеприведённые высказывания Чемберлена.

Однако одновременно с робким намёком на возможные "далеко идущие последствия" британский премьер-министр старался убедить Дирксена в готовности английского правительства передать Гитлеру Чехословакию Чемберлен говорил: "Пусть британскому правительству дадут время; оно сделает всё возможное, чтобы привести к мирному разрешению вопроса" (стр. 180). Слова Чемберлена означали, что английское правительство при соблюдении Германией высказанных Галифаксом в ноябре 1937 г. и Гендерсоном в марте 1938 г. условий (главным из которых, по существу, было нападение Германии на Советский Союз) не только не будет возражать против захвата Гитлером Судетской области, но и окажет ему всевозможное содействие. При этом Дирксен особо отмечал, что английское правительство "готово оказать сильное давление на чехов" (стр. 181).

Документы Дирксена дают новые подтверждения уже приведённым в первом томе "Документов " материалов кануна второй мировой войны" свидетельствам того, что миссия Ренсимена являлась тактическим маневром английского правительства, рассчитанным на обман общественного мнения и на повседневное вмешательство во внутренние дела Чехословакии. В начале августа Дирксен, находившийся в то время в Берлине, получил от Чемберлена частное письмо, в котором английский премьер сообщал германскому послу "об уже состоявшемся отъезде лорда Ренсимена в Прагу и о значении его миссии" (стр. 181). Как свидетельствует Дирксен, Чемберлен в этом письме откровенно писал, что миссия Ренсимена "является попыткой найти решение, приемлемое для обеих сторон" (стр. 181). По сути дела, Чемберлен уведомлял Дирксена, что миссия Ренсимена является способом дипломатического оформления предательства Чехословакии. Характерно, что Чемберлен просил Дирксена "поставить об этом в известность фюрера" (стр. 181).

23 августа 1938 г. советник германского посольства в Лондоне Кордт, бывший в то время поверенным в делах, встретился с главным экономическим советником английского правительства Горацием Вильсоном, который, как писал Кордт, считался в это время "одним из самых влиятельных людей в английском правительстве" (стр. 35). Отмечая тесную связь Вильсона с Чемберленом, Кордт доносил в Берлин, что "установлено, что Невиль Чемберлен советуется с ним (Горацием Вильсоном. - И. Н. ) во всех делах" (стр. 36).

Кордт сообщал, что из этой беседы у него "сложилось впечатление, что англичане... готовы также сделать всё от них зависящее, чтобы удовлетворить наши желания, но, конечно, за плату" (стр. 36).

Какой же должна быть эта "оплата"?

Рисуя самыми яркими красками перспективы англо-германского соглашения, Вильсон говорил Кордту: "Если мы вдвоём - Великобритания и Германия - договоримся относительно урегулирования чешской проблемы, то мы просто устраним сопротивление, которое могли бы оказать Франция и сама Чехословакия этому решению вопроса" (стр. 48). Из дальнейших разглагольствований Вильсона выяснилось, что непосредственной платой за "урегулирование чешской проблемы" в желательном для Гитлера смысле англичане считают то "широкое англо-германское соглашение", о достижении которого столь старательно хлопотали и Галифакс и Гендерсон во время своих визитов к Гитлеру2 . Вильсон совершенно откровенно спрашивал Кордта "о возможности передать фюреру через особого уполномоченного британского правительства предложение о более широком мирном разрешении вопроса" (стр. 36).

Опубликованные в рецензируемом томе публикации материалы, равно как и документы архива Дирксена, относящиеся к 1939 г., о которых будет речь ниже, показывают, что заключением "широкого соглашения" с Гитлером правительство Чемберлена рассчитывало достичь одновременно двух целей: добиться отказа Гитлера от требований возвращения Германии колоний и побудить Гитлера скорее напасть на Советский Союз. Понятно то неизменное упорство и тот невероятный цинизм, с кото-


2 См. "Документы и материалы кануна второй мировой войны. Том I. Ноябрь 1937 - 1938 гг.". Госполитиздат. 1948.

стр. 91

рыми английское правительство любыми средствами пыталось достичь сговора с Гитлером.

Однако предложение Вильсона Кордту осталось без последствий. Гитлеровцы использовали готовность англичан предать им Чехословакию, но уклонились от переговоров об англо-германском соглашении.

Документы архива Дирксена существенно дополняют также материалы первого тома, характеризуя позицию английского правительства по отношению к состоявшемся в Берхтесгадене и Годесберге встречам Чемберлена с Гитлером. Во время этих встреч были, по существу, согласованы все основные пункты мюнхенского соглашения, исключая вопрос о сроке их осуществления.

В телеграмме от 15 сентября 1938 г. германский поверенный в делах в Лондоне Кордт сообщал германскому министерству иностранных дел, что английские правящие круги уже при проводах улетевшего в Берхтесгаден Чемберлена старались подчеркнуть Кордту своё удовлетворение предстоящей встречей Чемберлена с Гитлером. Описывая проводы Чемберлена на Истонском аэродроме, Кордт сообщал в своей телеграмме: "С английской стороны присутствовали лорд Галифакс с супругой и руководящие чиновники министерства иностранных дел. Все они, и особенно лорд Галифакс, своим поведением старались показать нам, немцам, что они с искренней радостью встретили немедленный и сердечный ответ фюрера на обращение британского премьер-министра" (стр. 54). "Искренняя радость" английских политических деятелей была подчёркнута и самим Чемберленом, который заявил на аэродроме: "Я отправляюсь на свидание с германским канцлером потому, что считаю положение таким, при котором обмен мнениями между ним и мною может иметь полезные последствия" (стр. 55). Какие "полезные последствия" имел в виду британский премьер, достаточно ясно из материалов, опубликованных в первом томе советского издания. Самым "полезным последствием" преступной мюнхенской сделки должно было явиться, по мнению Чемберлена, нападение Германии на СССР.

Как следует из обзорной записки Дирксена, переговоры Чемберлена с Гитлером как в Берхтесгадене, так и в Годесберге вызвали нескрываемое удовлетворение английской реакции. Так, например, уже упоминавшийся Гораций Вильсон, принимавший участие в переговорах Чемберлена с Гитлером в Берхтесгадене и Годесберге, был, как пишет Дирксен, "вполне удовлетворён тем, что было уже достигнуто, т. е. тем, что Чемберлену удалось уговорить французов и чехов согласиться на уступку Судето-немецкой области..." (стр. 183).

Таким образом, предательство Чехословакии составляло предмет гордости британских политиков.

Следует ли удивляться, что народы, наученные (печальным опытом предвоенных международных отношений и второй мировой войны стремятся вырваться из-под ига лицемерных "гарантий" ведущих империалистических держав, пытающихся под видом "помощи" или "защиты" прибрать к своим рукам малые страны и вновь сделать их предметом бесстыдного империалистического торга?

В свете событий кануна второй мировой войны становится естественным и понятным выбор чехословацкого народа, решившего порвать те нити политических интриг, которыми международная реакция вновь начала было опутывать чехословацкую республику, и встать на путь народной демократии, на путь свободного и самостоятельного развития.

Бесспорно, что трагическая история Мюнхена явилась одной из причин быстрого развития политического самосознания чехословацкого народа.

II

По свидетельству Дирксена, мюнхенская конференция была встречена английскими правящими кругами с не меньшим удовлетворением, чем берхтесгаденская и годесбергская встречи. Из материалов Дирксена становится очевидным, что английская реакция была искренно рада мюнхенскому предательству и расценивала его как путь к продолжению более серьёзных англо-германских переговоров.

Дирксен отмечал, что в английских правящих кругах "подписанный в Мюнхене фюрером и Чемберленом протокол рассматривался как новая основа и путеводная нить для развития англо-германских отношений" и что "предметом обсуждения был вопрос, какие проблемы имеются между обеими странами и как можно их разрешить" (стр. 184 - 185).

В силу этого сразу же после Мюнхена целый ряд ведущих английских политических деятелей выступил с более или менее откровенными призывами к гитлеровцам начать дальнейшие переговоры. Дирксен писал по этому поводу: "... последующие недели принесли с собой различные речи Чемберлена, сэра Самуэля Хора, сэра Джона Саймона и др., с прямым или косвенным предложением по адресу Германии, чтобы она сформулировала свои требования, дабы можно было начать переговоры; в этих речах были упомянуты колонии, сырьё, разоружение; в частных беседах, в качестве программы, называлось разграничение сфер экономических интересов; понятие "жизненное пространство" вошло в обиход лишь позднее" (стр. 185 - 186).

Однако английские правящие круги не ограничились официальными предложениями, которые, кстати сказать, были встречены Гитлером прохладно, и предприняли более решительные шаги к началу переговоров.

Как выясняется из документов Дирксена, английское правительство в конце 1938 г. приняло даже решение командировать в Германию советника английского министерства иностранных дел Эштон Гуэткина, вслед за которым должен был последовать визит лорда Ренсимена в Берлин. Дирксен писал по этому поводу, что "Эштон Гуэткин должен лишь нащупать почву и собрать и обозреть материал для переговоров" (стр. 60), а лорд Ренсимен должен будет начать уже самые переговоры о "воз-

стр. 92

можности сотрудничества в различных областях" (стр. 60).

В январе 1939 г. состоялся ежегодный банкет английской торговой палаты, на котором английский министр внешней торговли Хадсон и другие политические деятели пустили, как пишет Дирксен, пробный шар, "не посетит ли рейхсминистр хозяйства Функ Лондон?" (стр. 189). В ответ на визит Функа должен был последовать визит английского министра торговли Стенли в Германию.

Несмотря на отказ немцев послать в Англию Функа, английское правительство решило всё-таки направить в Берлин своего министра торговли Стенли, отъезд которого и был, в конце концов, назначен на 17 марта. Дирксен отмечал в связи с этим, что поездке Стенли "британское правительство придавало... большое значение" и что эта поездка, "с английской стороны, была задумана как акт большой политической важности" (стр. 194).

Однако поездке Стенли в Германию так и не суждено было состояться.

15 марта 1939 г. гитлеровская Германия, разорвав в клочки даже мюнхенское соглашение, захватила остатки Чехословакии. Английской внешней политике публично был нанесён чувствительный удар. Но даже это не изменило политических настроений правительства Чемберлена. Дирксен отмечал в своей обзорной записке: "Официальное известие о занятии Праги было сначала принято неплохо. Чемберлен и Галифакс сделали в этот же день умеренные заявления в парламенте: в том смысле, что, несмотря на осуждение, надо продолжать прежнюю политику" (стр. 197).

Но общественное мнение страны совсем иначе реагировало на новый акт гитлеровской агрессии. Отмечая, что "обострение позиции Англии исходило... от политической общественности, от парламента, из избирательных округов" (стр. 197 - 198), Дирксен писал, что даже "консервативным избирателям стало ясно, что ликвидация чехословацкого государственного образования означала не только политическое поражение Чемберлена вследствие краха его политики "умиротворения", но также одновременно ставила под угрозу его внутриполитическое положение, а с ним и власть консервативной партии вообще" (стр. 198).

О настроениях широких прогрессивных слоев английского народа расстроенный германский посол даже не сообщал; возмущение английского народа и всей мировой общественности захватом Чехословакии и политикой "умиротворения" общеизвестно.

Летом 1939 г. Дирксен доносил в Берлин: "Принципиальная разница между настроением англичан осенью 1938 г. и теперешним настроением заключается в следующем: тогда широкие массы не были склонны, к борьбе и были пассивны, - теперь же они перехватили инициативу у правительства и толкают кабинет вперёд. Как бы необоснованна и как бы опасна ни была эта позиция английской общественности, - писал гитлеровский посол, - с ней нужно считаться как с серьёзной реальностью, особенно в такой стране, как Англия, где общественное мнение играет столь решающую роль" (стр. 66).

И правительство Чемберлена решило сделать вид, что оно считается с общественным мнением страны. С этой целью английское правительство начало в марте 1939 г. переговоры с Советским Союзом об организации сопротивления гитлеровской агрессии. Одновременно "английское правительство осыпало, - как пишет Дирксен, - гарантиями целый ряд государств. Эти гарантии были односторонними, если соответствующее государство было против двустороннего договора; эти гарантии были двусторонними, если данное государство было согласно включиться в союзную систему" (стр. 202).

Однако, как это показали события 1939 г. и как об этом повествуют теперь документы из архива Дирксена, английское правительство начало переговоры с Советским Союзом и предоставило гарантии ряду государств, не собираясь ни подписывать эффективный договор с Советским Союзом, ни принимать всерьёз только что данные Польше и другим странам гарантии.

Опубликованная в феврале этого года "Историческая справка" Совинформбюро, характеризуя, в частности, политику Великобритании в отношении Польши, указывала: "Правители Англии были готовы выдать Польшу на растерзание Гитлеру в то самое время, когда ещё не обсохли чернила, которыми были подписаны английские гарантии Польше"3 .

Материалы из архива Дирксена дают новые подтверждения положениям исторической справки "Фальсификаторы истории".

Как свидетельствуют документы Дирксена, возмущение английского народа политикой Чемберлена - Галифакса и мартовскими событиями 1939 г. хотя и напугало правительство Чемберлена, но ни в какой мере не заставило отказаться от однажды взятого курса на сговор с Гитлером.

В донесении от 10 июля 1939 г. Дирксен писал, что "внутри кабинета и узкого, но влиятельного круга политических деятелей проявляется стремление" (стр. 69) добиться сговора с Гитлером.

Дирксену было ясно, что, начав переговоры с советским правительством и предоставив гарантии малым странам, правительство Чемберлена рассчитывало успокоить общественность, замаскировать свой настоящий внешнеполитический курс и одновременно припугнуть Гитлера, заставив его сделаться более покладистым.

Вот почему Дирксен характеризовал английскую политику того времени как "политику двойного действия" (стр. 205) и, объясняя её, писал: "Англия хочет посредством вооружений и приобретения союзников усилиться и поравняться с осью, но в то же время она хочет попытаться путём перегово-


3 "Фальсификаторы истории" (историческая справка), стр. 52. Госполитиздат. 1948.

стр. 93

ров придти к полюбовному соглашению с Германией и готова для этого принести жертвы" (стр. 206).

Таковы были внешнеполитические настроения английского правительства после захвата Гитлером Чехословакии.

III

Как уже выяснилось из цитированных выше документов архива Дирксена, начатые по инициативе английского правительства англо-франко-советские переговоры 1939 г. должны были, по замыслу правительства Чемберлена, явиться ширмой, за которой английская реакция рассчитывала тайно оговориться с Гитлером о переделе мира.

Поэтому английские правящие круги летом 1939 г. решили перейти от зондажа и общих предложений начать переговоры (как это имело место, например, в беседе Горация Вильсона с Кордтом 23 августа 1938 г) к конкретным и определённым предложениям Гитлеру, суть которых сводилась к заключению соглашения о разделе сфер влияния в мировом масштабе и к заключению англо-германского пакта о ненападении. "Правителям Англии, - говорила "Историческая справка" Совинформбюро, - рисовалась заманчивая картина прочного соглашения с Германией и так называемая "канализация" германской агрессии на Восток против недавно "гарантированной" ими Польши и против Советского Союза"4 .

Как следует из донесения Дирксена от 21 июня 1939 г., англо-германские переговоры лета 1939 г. открылись встречей Горация Вильсона5 с бывшим в то время в Англии видным сотрудником Геринга Вольтатом. Но, к сожалению, подробности этой встречи Вильсона с Вольтатом в документах архива Дирксена отсутствуют.

20 июля 1939 г. по инициативе английского министра внешней торговли Хадсона состоялась встреча Хадсона с Вольтатом. Как следует из произведённой Дирксеном записи беседы Хадсона с Вольтатом, английский министр внешней торговли без обиняков развил перед германским представителем "далеко идущие планы англо-германского сотрудничества в целях открытия новых и эксплоатации существующих мировых рынков" (стр. 70). Эти планы Хадсона являлись, по существу, планами раздела мира на английскую и германскую сферы влияния. При этом английский министр не постеснялся назвать одним из основных объектов предполагавшегося дележа великую державу, с которой английское правительство только что начало официальные переговоры о совместном отпоре агрессорам, - Советский Союз! Хадсон цинично говорил Вольтату, что "в мире существуют ещё три большие области, в которых Германия и Англия могли бы найти широкие возможности приложения своих сил, а именно: английская империя, Китай и Россия" (стр. 70 - 71). Одновременно Хадсон заявил, что "на Балканах Англия не имеет никаких экономических притязаний" (стр. 217).

Из этого уже становится очевидным, что англо-германские переговоры 1939 г. являют собой наиболее яркий и отвратительный пример полнейшей политической, мягко говоря, аморальности дипломатии английского империализма.

Приведённых высказываний Хадсона достаточно для того, чтобы представить, чем являлась на деле тогдашняя английская политика "двойного действия". Это была прежняя политика "умиротворения" и поощрения агрессора, но проводимая тайно, рассчитанная на тесное сотрудничество с гитлеровским агрессором и ещё более откровенно, чем в 1938 г., направленная против Советского Союза.

Анализ дальнейшего развития англо-германских переговоров только укрепляет в этом мнении.

За встречей Хадсон-Вольтат последовала беседа Горация Вильсона с Вольтатом, которая, как свидетельствует Дирксен, была развитием и разъяснением беседы, которую Вильсон имел с Вольтатом за несколько дней до встречи последнего с Хадсоном.

Как свидетельствует Дирксен, при встречах с Вольтатом представитель Чемберлена Гораций Вильсон "на основе подготовленных заметок развил программу широкого урегулирования англо-германских отношений" (стр. 215). Дирксен следующим образом излагал основной смысл предложений Чемберлена-Вильсона: "В политической сфере предусматривался пакт о ненападении, заключающий отказ от принципа агрессии. Сокровенная цель этого договора заключалась в том, чтобы дать возможность англичанам постепенно отделаться от своих обязательств в отношении Польши на том основании, что они этим договором установили бы отказ Германии от методов агрессии.

Затем должен был быть заключён договор о невмешательстве, который служил бы до некоторой степени маскировкой для разграничения сфер интересов великих держав" (стр. 215 - 216).

Одновременно Вильсон предлагал включить в программу англо-германских переговоров обсуждение колониальных вопросов, а также вопросов "обеспечения Германии сырьём", "промышленных рынков" и "взаимного финансового содействия" (стр. 74, 216). Дирксен особо отмечал, что "под этим сэр Гораций Вильсон понимал санирование Германией Восточной и Юго-Восточной Европы" (стр. 74).

На вопрос Вольтата, "согласится ли английское правительство в надлежащем случае на то, чтобы, кроме вышеупомянутых проблем, с германской стороны были поставлены на повестку дня ещё и другие вопросы", Гораций Вильсон услужливо ответил, что "фюреру нужно лишь взять лист чистой бумаги и перечислить на нём интере-


4 "Фальсификаторы истории" (историческая справка), стр. 52. Госполитиздат. 1948.

5 Характерно, между прочим, что Дирксен в своей обзорной записке так оценивает политический вес Вильсона. "Я обстоятельно говорил, - писал Дирксен, - с сэром Горацием Вильсоном (значит - с Чемберленом)..." (стр. 207).

стр. 94

сующие его вопросы; английское правительство было бы готово их обсудить" (стр. 76).

Важным представляется также и то, что во время своих переговоров с Вольтатом Гораций Вильсон подтвердил предложения Хадсона, указав, что "они обсуждались влиятельными членами кабинета" (стр. 75), и, со своей стороны, "предложил Вольтату, - как пишет Дирксен, - получить личное подтверждение" своих предложений "от Чемберлена, кабинет которого находится недалеко от кабинета Вильсона" (стр. 216).

Трудно даже комментировать предложения и высказывания Горация Вильсона: они говорят сами за себя. Они свидетельствуют о том, что английское правительство в 1939 г., во время лицемерно начатых Чемберленом переговоров с Советским Союзом, прилагало все усилия к тому, чтобы сговориться с Гитлером против Советского Союза. Ради достижения этой преступной цели правительство Чемберлена - Галифакса было готово пойти на удовлетворение любых требований Гитлера, которые он соизволил бы изложить на "листе чистой бумаги".

Однако этим англо-германские переговоры не ограничились. 29 июля 1939 г. один из деятелей лейбористской партии, Чарльз Роден Бакстон, встретился с советником германского посольства в Лондоне Кордтом. Во время беседы с Кордтом Роден Бакстон заявил, что "руководящие круги Германии и Великобритании должны бы попытаться путём переговоров, с исключением всякого участия общественного мнения" (стр. 123), заключить между собой "соглашение о разграничении сфер интересов" (стр. 125). Развивая свою мысль, Бакстон заявил, что "посредством тайных переговоров должно быть подготовлено политическое соглашение" (стр. 218), в результате которого Германия "должна была бы объявить о своей готовности к европейскому сотрудничеству" (стр. 219) и обещать "не вмешиваться в дела Британской империи" (стр. 125). Со своей стороны Великобритания, по проекту Бакстона, обязывалась "полностью уважать германские сферы интересов в Восточной и Юго-Восточной Европе. Следствием этого было бы то, - писал Кордт, - что Великобритания отказалась бы от гарантий, предоставленных ею некоторым государствам в германской сфере интересов" (стр. 125).

Кроме того английское правительство изъявляло готовность воздействовать на Францию "в том смысле, чтобы Франция уничтожила свой союз с Советским Союзом и свои обязательства в Юго-Восточной Европе" (стр. 219). Великобритания была готова также "прекратить ведущиеся в настоящее время переговоры о заключении пакта с Советским Союзом" (стр. 126).

Из изложенного очевидно, что предложения Бакстона шли ещё дальше предложений Хадсона и Вильсона и полностью раскрывали карты той двойной политической игры, которую вело в то время правительство Чемберлена.

Беседа Бакстона с Кордтом свидетельствует о том, что английские правящие круги не только предполагали включить всю Восточную и Юго-Восточную Европу и Советский Союз в германскую "сферу интересов" путём ликвидации как своих, так и французских гарантийных обязательств странам, расположенным в этой сфере, но и прямо толкали Гитлера к немедленному нападению на Советский Союз, подчёркивая, что английское правительство прервёт переговоры с советским правительством, французское правительство ликвидирует свой договор с Советским Союзом и, таким образом, Советский Союз в планировавшейся английской реакцией, германо-советской войне останется без союзников.

Приведённые документы ещё раз подтверждают справедливость утверждения исторической справки Совинформбюро, что "коварный замысел англо-французской политики заключался в том, чтобы дать понять Гитлеру, что у СССР нет союзников, что СССР изолирован, что Гитлер может напасть на СССР, не рискуя встретиться с противодействием со стороны Англии и Франции"6 .

Этот коварный замысел английского правительства был ещё более подробно раскрыт в дальнейшей беседе Дирксена с Горацием Вильсоном, имевшей место 3 августа 1939 г. на частной квартире Вильсона. Характерно, что эта беседа состоялась в результате просьбы заместителя английского министра иностранных дел Р. Батлера, что придавало этой встрече совершенно официальный, хотя и доверительный характер.

В этой беседе Вильсон без обиняков сказал Дирксену, что "с заключением англо-германской антанты английская гарантийная политика будет фактически ликвидирована. Соглашение с Германией предоставит Англии возможность получить свободу в отношении Польши на том основании, что соглашение о ненападении защитит Польшу от германского нападения; таким образом, Англия освободилась бы начисто от своих обязательств. Тогда Польша была бы, так сказать, оставлена, - пишет Дирксен, - в одиночестве лицом к лицу с Германией" (стр. 220).

Вильсон откровенно говорил германскому послу, что, учитывая настроения британского общественного мнения, "вступление в конфиденциальные переговоры с германским правительством связано для Чемберлена с большим риском" (стр. 135). Как пишет Дирксен, Вильсон "без обиняков признал", что переговорами с гитлеровцами "Чемберлен... подвергает себя опасности падения", но что "при большей ловкости и строгой секретности можно было бы обойти этот подводный камень" (стр. 221).

Несмотря на этот риск правительство Чемберлена, чья политика диктовалась империалистическими; и антисоветскими настроениями, стремилось любой ценой достичь соглашения с Гитлером. Правительство Чемберлена рассчитывало обмануть


6 "Фальсификаторы истории" (историческая справка), стр. 49. Госполитиздат. 1948.

стр. 95

английское общественное мнение, или, как говорил Вильсон, "обойти этот подводный камень", убедив Гитлера первым сделать официальный шаг к англо-германскому примирению.

Рассыпаясь в комплиментах Гитлеру, восхищаясь фашистской диктатурой и сетуя на английскую демократию, доверенный агент Чемберлена умолял германского посла убедить Гитлера первым выступить с предложением о дальнейшем развитии политики "умиротворения", о заключении всеобъемлющего англо-германского соглашения, о новом грандиозном по своим масштабам Мюнхене.

"Для Чемберлена вследствие демократической конституции Англии, - жаловался Вильсон, - трудно обратиться к общественности с умиротворяющим заявлением, ибо он, по всей вероятности, был бы вынужден тогда вместе с кабинетом уйти в отставку. Этот порочный круг мог бы скорее быть разорван, если бы фюрер, которому нечего бояться никаких внутриполитических нападок, взял бы на себя инициативу такого умиротворяющего заявления. Он тем более может это сделать, что он является не только великим, но и преуспевающим государственным деятелем, который, в сознании своей силы и достигнутых успехов, может сказать своё слово, не подвергая опасности свой престиж и не боясь внутренних потрясений" (стр. 137).

Таким было истинное лицо английской дипломатии того времени.

В силу изложенного понятно, почему Дирксен следующим образом оценивал смысл англо-франко-советских переговоров 1939 г.: "Возникшие за последние месяцы связи с другими государствами являются лишь резервным средством для подлинного примирения с Германией... эти связи отпадут, как только будет действительно достигнута единственно важная и достойная усилий цель - соглашение с Германией" (стр. 142).

Таким образом, последняя беседа Вильсона с Дирксеном даёт новые доказательства тому, что английское правительство совершенно не было заинтересовано в развитии начатых им самим переговоров о заключении англо-франко-советского договора, направленного против гитлеровской агрессии и что эти переговоры были начаты под давлением общественного мнения.

Циничный замысел английской дипломатии заключался в том, чтобы, бесконечно затягивая переговоры с Советским Союзом то путём посылки в Советский Союз второстепенных и не имеющих необходимых полномочий лиц, то путём выдвижения совершенно неприемлемых для Советского Союза условий вызвать "разочарование политической общественности в отношении России для того, чтобы снова взять курс на соглашение с Германией" (стр. 222).

9 августа 1939 г. состоялась беседа германского посла Дирксена с английским министром иностранных дел лордом Галифаксом.

Резюмируя свои взгляды на англо-германскую сделку, Галифакс развил перед гитлеровским послом свой план раздела мира.

Английскому министру иностранных дел рисовалась следующая картина: Германия - господствующая держава на континенте с преимущественными правами на юго-востоке Европы... Англия и Франция, защищенные в Западной Европе от конфликта с Германией двусторонними линиями укреплений, будут стремиться охранять оборонительными мерами свои владения и развивать их (естественные) ресурсы" (стр. 146).

Таким был английский план сговора с Гитлером. Таковы были конечные цели преступной политики "умиротворения".

*

Из изложенного очевидно, что опубликование документов из архива Дирксена имеет исключительно важное политическое и историческое значение.

Эти документы открывают новую, почти совсем до сих пор неизвестную страницу в истории происхождения второй мировой войны.

Историческая наука, обогащенная советской публикацией исключительно ценных документов недавнего прошлого, имеет теперь новые широкие возможности для глубокого изучения и освещения истории кануна второй мировой войны.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-ДОКУМЕНТЫ-СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Юрий ГалюкContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Galuk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. НИКОЛАЕВ, Критические статьи. ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-ДОКУМЕНТЫ-СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ (date of access: 22.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. НИКОЛАЕВ:

И. НИКОЛАЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Юрий Галюк
Санкт-петербург, Russia
707 views rating
04.09.2015 (1478 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
4 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
4 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
4 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
4 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критические статьи. ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones