Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-7573

Share with friends in SM

Документы из архивов царского и Временного правительств 1378 - 1917 годов. Серия III. Томы I - VIII. Публикация Комиссии при Президиуме ЦИК СССР по изданию документов эпохи империализма.

Опубликование тайных договоров царского и Временного правительств было одной из составных частей той борьбы, которую рабочий класс и трудящиеся нашей страны под руководством партии Ленина - Сталина вели за революционный выход из мировой империалистической войны. Еще в марте 1917 г. Ленин в своих "Письмах из далека", намечая программу внешней политики Великой социалистической революции, писал следующее: "1) Всероссийский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (или заменяющий его временно Петербургский совет) заявил бы тотчас, что никакими договорами ни царской монархии, ни буржуазных правительств он не связан. 2) Он опубликовал бы тотчас все эти договоры, чтобы предать публичному опозорению разбойничьи цели царской монархии и всех без исключения буржуазных правительств"1 .

Свергнув господство помещиков и буржуазии, рабочий класс тотчас же приступил к осуществлению этой программы. 8 ноября (26 октября) Ленин в докладе о мире II всероссийскому съезду советов зачитал проект декларации советского правительства, ставшей историческим декретом о мире: "Тайную дипломатию правительство отменяет, со своей стороны выражая твердое намерение вести все переговоры, совершенно открыто перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров, подтвержденных или заключенных правительством помещиков и капиталистов с февраля по 7 ноября (25 октября) 1917 года. Все содержание этих тайных договоров... правительство объявляет, безусловно, и немедленно отмененным"2 .

Немедленно началось опубликование тайных договоров в центральных органах нашей прессы. Одновременно матрос Маркин (павший во время гражданской войны на р. Волге) начал издание специальных "сборников секретных документов бывшего министерства иностранных дел". Эти публикации сыграли огромную революционную роль: они познакомили весь мир с наиболее важными секретными документами, характеризующими внешнюю политику буржуазно-помещичьей России, а также ее союзников и ее противников.

Эти первые публикации вызвали бурю в Европе и в США, ибо они разоблачали империалистическую политику не только России, но и всех других империалистических стран.

Публикации под редакцией Маркина положили начало систематическому документальному разоблачению сущности, методов и целей империалистической политики, разоблачению методов подготовки мировой войны. На I всероссийском съезде трудовых казаков Ленин по этому поводу сказал следующее: "Эти разоблачения еще не кончились. Мы их начали тем, что напечатали тайные договоры, и весь мир увидел, из-за чего погибли миллионы жизней, миллионы жертв... Эти разоблачения идут теперь глубже, и им не будет конца. Благодаря


1 Ленин. Соч. Т. XX, стр. 44.

2 Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 14.

стр. 229

этому, рабочие и крестьяне каждой страны все больше и больше чувствуют правду и уже разбираются, из-за чего была империалистская война"1 .

За опубликованием отдельных документов в "Правде", "Известиях", "Вестнике НКИД" и т. д. последовали первые систематизированные публикации журнального типа в "Красном архиве", а потом и тематические сборники документов.

Из сборников первыми вышли "Материалы по истории Франко-русских отношений" (1922 г.), параллельно изданные и на французском языке под заглавием "Un livre noir" (3 тома). Это издание имело крупные недостатки: оно было малопригодно как для систематического чтения, так и для изучения вследствие хаотического расположения материала, полного отсутствия ученого аппарата и плохой сверки текстов. Однако политическое значение этого издания было очень велико: одним из результатов его была острая дискуссия во французской палате депутатов и ряд выступлений Пуанкаре и его противников в печати.

В связи с войной Англии и Греции против кемалистской Турции, издан был сборник "Европейские державы в Греции во время мировой войны" (1922 г.). В 1924 г. вышел сборник "Раздел азиатской Турции", а потом двухтомный сборник "Константинополь и проливы" (1925 - 1926 гг.). Эти сборники печатались по распоряжению НКИД.

Центр архив в 1926 г. "издал небольшой сборник - "Царская Россия в мировой войне". В этом же году были изданы: сборник документальных статей по вопросу об отношениях между Россией, Францией и другими державами Антанты до войны 1914 г., во время войны и в период интервенции, под заглавием "Кто должник?" (параллельно на русском и французском языках); документированное исследование "Подготовка России к мировой войне в международном отношении" и др. Кроме того, много документов было напечатано в журнале "Красный архив". Упорядочение архивов и подготовка специальных кадров научных работников дали возможность приступить в 1929 г. к изданию большого, многотомного систематического собрания русских дипломатических документов.

Под влиянием советских разоблачений правительства некоторых буржуазных стран также вынуждены были приступить к опубликованию части документов из своих секретных дипломатических архивов. Разумеется, каждое из буржуазных правительств преследовало при этом свои шовинистические цели.

В 1919 г. Каутский издал документы германского министерства иностранных дел, относящиеся к дипломатическому предвоенному кризису 1914 года2 (аналогичное издание было опубликовано и в Австрии).

Издание Каутского преследовало цель разоблачить политику Вильгельма II, но отнюдь не политику германской империалистической буржуазии в целом. Ответственность за войну Каутский стремился возложить лишь на сбежавшего заграницу Вильгельма II. Выдав своего кайзера с головой на суд современников, Каутский хотел доказать, что место социал-демократическим вождям за столом судей, а не на той же скамье подсудимых. Вопреки этой политической тенденции Каутского, особенно проявившей себя в его книге "Как возникла мировая война", опубликованные им секретные документы германского министерства иностранных дел представляют собой значительный интерес потому, что они устанавливают особенно агрессивную роль германского империализма в предвоенном кризисе 1914 года. И вот, чтобы "доказать" миролюбивые тенденции внешней политики германского империализма, германское министерство иностранных дел предприняло большое (40 томов, в 53 книгах) издание дипломатических документов, освещающих период с 1871 до 1914 г., т. е. с конца франко-прусской войны и до начала предвоенного кризиса 1914 года. Выпуск этого издания, называющегося "Die grosse Politik der europaischen Kabinette", был поручен Ф. Тимме, Мендельсону-Бартольди и Лепсиусу. Германская публикация меньше всего преследует


1 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 52.

2 K. Kautsky "Die deutschen Dokumente zum Kriegsausbruch". 4 Bande.

стр. 230

задачи вскрыть основные пружины и мотивы действий германской дипломатии. Захватнические военно-политические планы германского империализма эта публикация замазывает и скрывает. Бисмарк представлен в ней ангелом-хранителем европейского мира и т. д. и т. д.

Даже конструкция издания была поставлена на службу политическим целям: тематический характер и неполный подбор документов, опубликование документов в купюрах и т. д. - подобными методами публикаторы стремились по возможности скрыть истинный характер внешней политики германского империализма и его роль в подготовке войны. Чтобы наглядно обнаружить политические натяжки, пробелы и тенденциозность германской публикации, во Франции было предпринято переиздание германских документов на французском языке, однако в строго хронологическом расположении материала.

Английское и французское правительства также предприняли издание своих документов "О происхождении войны 1914 - 1918 годов".

Многотомная французская публикация "Documents diplomatiques francais" (предполагается издать 60 томов) еще не закончена; как и германская, она охватывает период с 1871 до 1914 года. Естественно, задачей этого издания является восполнить преднамеренные пробелы тенденциозной германской публикации. В этом направлении достижения французского издания весьма значительны. В политическом отношении французская публикация документов является как бы ответом на германское издание. То же самое можно сказать и относительно английского издания "British Documents on the Origin of the War", охватившего период с 1898 до 1914 года. Эти хронологические рамки публикации официально мотивированы тем, что 1898 год представляет момент перехода английской дипломатии от периода "блестящей изоляции" к периоду союзных соглашений и "сердечных" связей.

Несомненно, публикация документов за 1870 - 1897 гг. представила бы много затруднений для редакторов английского издания, зато осветила бы ряд интереснейших моментов дипломатической истории. Английское издание построено на основе тематического принципа. Публикация закончена и состоит из 11 томов. Хотя английское издание и представляет значительный шаг вперед по сравнению с фальсифицированными "цветными книгами", все же и оно преследует определенные апологетические цели. Приходится констатировать, что в нем отсутствует ряд важнейших документов, характеризующих подоплеку английской внешней политики.

Историкам, знакомым с английской литературой по истории британской внешней политики, хорошо известно, что наиболее ценными источниками являются биографии английских политических деятелей и дипломатов. Биография короля Эдуарда VII, написанная Сиднеем Ли1 на основании документов частных архивов и частично архива российского посольства о Лондоне, во многих важных случаях богаче документальными данными чем "Британские документы о происхождении войны 1914 - 1918 гг."; редакторы этой последней публикации в ряде случаев были вынуждены скромно отсылать своего читателя к труду Сиднея Ли.

Наконец, следует отметить выпущенное в свет в 1930 г. австрийским правительством восьмитомное издание австровенгерских документов "Oesterreichs Ungarns Aussenpolitik". Это издание освещает лишь период от начала боснийского кризиса до начала мировой войны (1908 - 1914 гг.).

Все буржуазные публикации, различные по своим политическим тенденциям, имеют одну общую черту: все они в апологетических целях освещают тот или иной, больший или меньший, период истории международных отношений предвоенного времени, ни одна из них не ставит перед собою задачу осветить период мировой войны.

План Комиссии при Президиуме ЦИК Союза ССР по изданию документов


1 "King Edward VII, A Biography by Sir Sidney Lee". Max Millan.

стр. 231

эпохи империализма предусматривает публикацию документов за период с 1878 по 1917 г. тремя сериями: первая - 1878 - 1900 гг., вторая - 1901 - 1913 гг., третья - 1914 - 1917 годы. Издание начато с третьей серии, вышло 8 томов, в 12 книгах (по 35 - 40 печатных листов в каждой). После написания настоящей статьи вышел IX том, и в ближайшее время выходит X том.

Большая советская публикация "Международные отношения в эпоху империализма", предпринятая Комиссией при Президиуме ЦИК Союза ССР по изданию документов эпохи империализма, принципиально отличается от всех существующих иностранных публикаций. Политическая задача и методологическая основа советской публикации определяют подлинно научную организацию работы, полноту, объективность и историческую ценность издания.

В отличие от буржуазных публикаций советская публикация включает документы не только министерства иностранных дел, но и документы других ведомств, имеющие существенное значение для истории международных отношений. Материалы каждого тома советской публикации широко освещались как в исторических органах, так и в политической прессе. Советская публикация повсеместно признана образцовым изданием.

Первый том, изданный в 1931 г., открывается "предисловием" М. Н. Покровского. В этом "предисловии" М. Н. Покровский преследовал цель - не столько ориентировать читателя в документах, сколько изложить свою неправильную концепцию о происхождении мировой войны.

В частности, Покровский совершенно неправильно освещает вопрос о позиции Германии и Австро-Венгрии в предвоенном кризисе 1914 г. и явно затушевывает агрессивность германского и австрийского империализма, спровоцировавшего международный кризис с тем, чтобы вызвать войну. Фактически, австровенгерские правящие круги окончательно решили уничтожить Сербию как политическую единицу еще до убийства в Сараеве. Убийство Франца-Фердинанда послужило удобным поводом для приведения в исполнение этого решения после его одобрения в Берлине. Летом 1914 г. германский и австрийский империализм считал, что общая ситуация сложилась наиболее благоприятным образом, чтобы зачать войну во имя передела мира. Таковы общеизвестные факты.

Разоблачая политику всех империалистических держав, Ленин подчеркивал особенно агрессивный характер немецкой буржуазии. В 1914 г. в статье "Война и Российская социал-демократия" он писай: "Во главе одной группы воюющих наций стоит немецкая буржуазия. Она одурачивает рабочий класс и трудящиеся массы, уверяя, что ведет войну ради защиты родины, свободы и культуры, ради освобождения угнетенных царизмом народов, ради разрушения реакционного царизма. А на деле именно эта буржуазия, лакействуя перед прусскими юнкерами с Вильгельмом II во главе их, всегда была вернейшим союзником царизма и врагом революционного движения рабочих и крестьян в России. На деле эта буржуазия вместе с юнкерами направит все свои усилия, при всяком исходе войны, на поддержку царской монархии против революции в России. На деле немецкая буржуазия предприняла грабительский поход против Сербии, желая покорить ее и задушить национальную революцию южного славянства, вместе с тем направляя главную массу своих военных сил против более свободных стран, Бельгии и Франции, чтобы разграбить более богатого конкурента. Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией"1 .

Документы советской публикации "Международные отношения в эпоху империализма" полностью подтвердили точку зрения Ленина по вопросу о возник-


1 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 61 - 62.

стр. 232

новении мировой войны. Тем самым они опровергают исторически неправильную и политически вредную точку зрения Покровского.

Перейдем к краткому изложению содержания документов, уже опубликованных в 8 томах 3-й серии "Международных отношений в эпоху империализма".

В первом томе 3-й серии советской публикации помещены документы начиная с 1 января (старого стиля) 1914 года. Тем самым вся публикация сразу ставит в центр внимания войну 1914 г. и дает возможность проследить политику, как русского царизма, так и политику его союзников и империалистических соперников за полгода до событий, вызвавших непосредственно мировую империалистическую войну.

Советская публикация дает детальное представление об основных империалистических противоречиях, вызвавших мировую войну. На новом огромном конкретно-историческом материале она показывает, какова была расстановка империалистических сил на международной арене накануне мировой войны. Этот материал является живой иллюстрацией к словам Ленина о том, как много горючего материала накопилось в мировой политике, что достаточно было "незначительного щелчка какой-нибудь "державе", чтобы "из искры возгорелось пламя"1 . Советская публикация, в частности, показывает, какую роль играл балканский вопрос во взаимоотношениях европейских правительств.

Последствия балканских войн внесли наиболее опасные элементы во взаимоотношения европейских правительств. Это установили тотчас же после окончания этих войн Ленин и Сталин. Завязалась борьба между правительствами России, Франции и Сербии с одной стороны, и Австро-Венгрии и Германии - с другой. Одним из объектов борьбы являлись балканские "восточные железные дороги", находившиеся на территории, отошедшей от Турции к Сербии и Греции. Борьба вокруг "восточных железных дорог" протекала столь остро, что в условиях общей напряженности международных противоречий одного этого вопроса было бы достаточно, чтобы в случае невозможности его мирного решения вспыхнула европейская война2 .

Как писал Гартвиг Сазонову из Белграда 14 (1) января 1914 г., австрийцы в этом вопросе "собираются придушить сербов, которые все надежды возлагают на поддержку России и Франции". Пересылая Сазонову австрийский проект соглашения об этих железных дорогах, Гартвиг писал: "Самого поверхностного взгляда на этот документ достаточно, чтобы не оставалось сомнений в затаенных стремлениях австровенгерской монархии всецело подчинить Сербию своему экономическому гнету"3 . Воспользовавшись тем, что Австро-Венгрия добивалась в Париже займа, Франция стремилась добиться от Австро-Венгрии согласия на интернационализацию восточных железных дорог, однако безуспешно. Давление на Австро-Венгрию со стороны "Deutsche Bank" и германской дипломатия оказалось столь действительным, что австро-сербские переговоры тянулись и не приводили к соглашению вплоть до войны между Австро-Венгрией и Сербией. Таким образом, и этот вопрос австро-сербских противоречий оказался непосредственно переплетенным с общими империалистическими противоречиями в Европе.

Назначение в 1913 г. главы германской военно-инструкторской миссии в Турции генерала Сандерса командующим турецкими войсками округа, в который входил Константинополь, вызвало обострение в отношениях России и Германии, и до конца года вопрос не был разрешен. Новогодним сюрпризом для русской дипломатии было "строго конфиденциальное" заявление Ягова, германского министра иностранных дел, послу Свербееву, что "дело Сандерса будет улажено в очень скором времени и что, не будь у него боязни преждевременных разоблачений


1 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 311

2 Директор особой канцелярии по кредитной части министерства финансов Давыдов писал Путилову 22 (9) января: "Вопрос о будущем устройстве восточных железных дорог грозил возможностью серьезных осложнений между Сербией... и Австрией..." ("Международные отношения". Серия 3-я. Т. I. N 85).

3 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. I, стр. 9.

стр. 233

в прессе, он мог бы, быть может, даже более точно определить срок"1 . Телеграмма Гирса из Константинополя, к мнению которого присоединился Сазонов 2 января, чрезвычайно облегчает понимание положения, обострившегося до крайности в декабре 1913 г., но не вызвавшего все же войны: "едва ли вопрос о командовании германским генералом константинопольским корпусом... может сам по себе служить оправданием к возможному вызову нами крупных потрясений. В интересах Турции и Германии ликвидировать его к нашему удовлетворению в более или менее близкий срок..." Таким образом, "сюрприз" не был неожиданным. Но "политическая атмосфера настолько наэлектризована, - писал Гире в той же телеграмме, - что, несомненно, нам нужно быть готовыми ко всяким случайностям, дабы не обнаруживать в критический момент признаков "нерешимости, могущей придать смелость нашим соперникам и усилить недоверие к нам наших союзников"2 .

Документы I тома 3-й серии показывают, что французская дипломатия прилагала все усилия, чтобы удержать Россию от военного конфликта с Турцией из-за вопроса о Сандерсе. Франция напоминала, что без вмешательства в этот конфликт Германии дело не обойдется: европейская война "на базе русско-турецкого столкновения не была приемлема ни для Лондона, ни для Парижа. Даже решающая дело английская поддержка России в переговорах с Турцией по вопросу о реформах в Армении не примирила политику царской России с создавшимся положением "турецкого вопроса". "Не должны ли мы, - писал Сазонову поверенный в делах в Константинополе Гулькевич 16 (3) февраля, - дабы снова завоевать престиж, который некогда нам принадлежал... наладить непосредственные отношения с Турцией и свести до возможного минимума сотрудничество иностранных держав? На этой скользкой почве это последнее никогда не бывает искренним, или, скорее, его нелояльность, несомненно, никогда не является сознательной даже у нашей союзницы3 и нашего друга4 . Действуя с глазу на глаз с турками, мы всегда сможем добиться более действительных результатов"5 .

Русский военно-феодальный империализм поддерживал русских подданных - турецких банкиров с греческими фамилиями, - шел в Салоникский банк с французскими капиталами под русской маркой6 , но прочными экономическими и коммерческими связями с Турцией обзавестись ему не удавалось. Практически весь "турецкий вопрос", как показывает журнал особого совещания под председательством Сазонова 21 (8) февраля 1914 г.7 , для царского правительства сводился к тому, что "нельзя поручиться за сохранение даже в недалеком будущем существующего положения вещей на Ближнем Востоке". Русская дипломатия считала, что "если в силу событий проливы должны будут уйти из-под власти Турции, то Россия не может допустить укрепления на берегах их какой-либо иной державы и может, поэтому оказаться вынужденной завладеть ими...", что "нельзя предполагать, чтобы наши действия против проливов происходили без общеевропейской войны". Правящая верхушка считала, что если война начнется на западном фронте, то не будет войск "для операции завладения проливами", так как "мы должны стремиться к обеспечению успеха на главном театре войны" и направить туда все силы. Этот "журнал" - один из важнейших документов I тома - был уже опубликован (впервые в 1919 г.), но изучение его в общей связи со всей политиче-


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. I, стр. 7. Немцы дали формальное удовлетворение русскому правительству назначением Сандерса на высшую должность (в Турции же), но оставили за германским офицером командование скутарийской (Скутари предместье Константинополя на азиатском берегу) дивизией.

2 Там же, стр. 11.

3 Т. е. Франции.

4 Т. е. Англии.

5 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. I, стр. 335 (перевод с французского).

6 Там же. Документы под NN 14, 149, 323, 362, 424.

7 Там же. Документ N 295.

стр. 234

ской перепиской русского министерства иностранных дел придаст ему особенный интерес.

Уже в I томе имеются документы, непосредственно относящиеся к сараевскому убийству. Чрезвычайно интересен документ, в котором говорится об упорных слухах, исходящих из Сараево, о предстоящем "внезапном нападении австрийцев" на Новобазарский санджак, "пожертвованный" Австро-Венгрией при аннексии Боснии и Герцеговины в 1908 году1 . Русский поверенный в делах в Вене считает такого рода выступление Австро-Венгрии "совершенно невероятным", однако он тут же приводит "конкретные данные" о чрезвычайных военных приготовлениях в Боснии и Герцеговине. Предполагал ли австровенгерский генеральный штаб ограничиться пресловутыми маневрами, если бы Франц-Фердинанд не был убит? Никак нельзя ответить на этот вопрос утвердительно, зная, что план нападения на Сербию, так же как решение послать его на утверждение в Берлин, был принят в Вене еще до сараевского убийства. Многочисленные документы I тома говорят об одновременно начавшейся в Германии и Австро-Венгрии кампании в прессе и в парламентах за усиление вооружений в обеих этих странах.

Перед читателем I тома проходят картины "дипломатических успехов" России: поездка Пашича с королевичем Александром в Петербург, скрепившая русско-сербскую связь, одновременное пребывание там Венизелоса, лидера антантофильских греческих кругов, несомненный поворот в ориентации Румынии, укрепление франко-русского союза (решение о поездке Пуанкаре в Россию и о новом русском займе во Франции), предоставление Японией русскому правительству свободы действий в Северной Манчжурии. Время работало явным образом против австрогерманского блока. Между тем позиция Англии была еще очень двусмысленна: ни для кого не были секретом англо-русские трения в Персии. "Реальность существования Тройственного соглашения, - писал Бенкендорфу Сазонов 19 (6) февраля2 , - столь же мало доказана, как существование морского змия". Русские и французские дипломаты подозревали, что "между Лондоном и Берлином не прекращаются переговоры, которые, в конце концов, могли бы привести к сближению между обеими державами". Правда, английские дипломаты заверяли своих русских коллег, что германские заявления об улучшении англо-германских отношений "не имеют никакой цены и что обмен мыслями между Берлином и Лондоном ограничивается лишь обоюдными их экономическими и железнодорожными интересами в Африке". Последующие события подтвердили эти заверения; англо-германские переговоры привели к парафированию англо-германского соглашения о Багдадской железной дороге и Месопотамии 15 июня 1914 года3 . Однако в начале 1914 г. французский посол в Берлине еще пессимистичнее смотрел на вещи чем русский. "Камбон, - писал Свербеев Сазонову 13 февраля (31 января), - весьма мрачно смотрит на постоянные слухи об улучшающихся англо-германских отношениях, предвидя в будущем возможность какого-либо между обеими странами сближения"4 .

Для понимания политики Англии и в особенности англо-русских взаимоотношений исключительно интересный материал дают письма Бенкендорфа, долголетнего посла в Лондоне, дипломата старой школы, видевшего, однако, многое, чего не видели другие наблюдатели, более далекие от английской правящей верхушки. Интересно его письмо, предостерегающее Сазонова против планов решительного нажима на Турцию в связи с делом Сандерса5 . В письме от 11 февраля (29 января) он метко замечает, что из двух возможных способов совместных действии Англии, Франции и России Грей "предпочел бы третий исход, а именно совершенно ничего не делать" и предоставить Тройственному союзу ставить себя в не-


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. I. Документ N 339 (телеграмма поверенного в делах в Вене Кудашева Сазонову).

2 Там же. Документ N 289.

3 "Die grosse Politik". Bd. 37. 1-er Teil. N 14907.

4 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. I. Документ N 252.

5 Там же. Документ N 122.

стр. 235

выгодное положение1 . Не менее интересен его ответ Сазонову по вопросу об англо-русском союзе, где он пишет, что Грей далеко не слеп, с тревогой следит за угрозой германской гегемонии, "начинает терять веру в свой основной принцип - европейский концерт" и в результате "предпочел бы совершенно ничего не делать", а в то же время "уже близок к тому, чтобы поставить ловушку Тройственному союзу"2 .

Для понимания последующих событий интересна краткая переписка по поводу слухов о продаже "Гебена" Турции. Русские дипломаты считали эту сделку весьма вероятной уже в январе 1914 г. в качестве "подготовки Германией общестратегической обстановки"3 .

Для характеристики национальной политики царского правительства во время мировой войны заслуживает внимания докладная записка Сазонова Николаю II4 . Ввиду "либеральной политики" Австро-Венгрии в отношении поляков, угнетаемых в России, и успехов этой политики среди последних Сазонов предлагал пересмотреть вопрос об удовлетворении "разумных желаний польского общества в области самоуправления, языка, школы и церкви". Этим путем Сазонов думал добиться разрешения "великодержавных задач России, которые не могут получить должного осуществления в пределах узкого и близорукого национализма, который никогда не встречал сочувствия (!!!) вашего величества". На этой "либеральной" записке Николай II демонстративно не наложил никакой резолюции. Самодержавие было совершенно неспособно организовать политическую подготовку польского театра будущей войны.

Материалы I тома публикации "Международные отношения в эпоху империализма" неразрывно связаны с материалами последующих двух томов. Они раскрывают детальную картину развития империалистических противоречий на различных театрах. Но в первую очередь они показывают напряженность отношений на Балканском полуострове - в этом "пороховом погребе" Европы. Они показывают, наконец, позицию европейских держав в назревающем кризисе.

Еще 8 марта (23 февраля) 1914 г. Гартвиг телеграфировал из Белграда о том, что австрийский батальон перешел границу, убил четырех солдат черногорского пограничного поста, обстрелял затем казарму, ранив несколько солдат и унтер-офицера, и занял доминирующую над черногорскими позициями высоту. Черногорский король обратился к сербскому правительству за поддержкой энергичного протеста своего правительства против насильственного захвата черногорской территории. Воспользовались ли этим поводом Сербия или ее "друзья" для обострения положения? Ведь повод был достаточно серьезен, действия Австро-Венгрии представляли собой подлинное начало войны с ее стороны! Пашич ответил правительству Черногории советом: "Принять все меры к полюбовному улажению возникшего инцидента во избежание более опасных для Черногории осложнений с соседней монархией"5 .

Через неделю русский генеральный консул в Будапеште Приклонский сообщает Сазонову о назначенных на 26 июня в Боснии маневрах в пограничной с Сербией полосе, а еще через два дня - о том, что германские запасные офицеры в Венгрии получили предупреждения быть готовыми к призыву в 24 часа. Документы первых трех томов публикации показывают, что и царским и французским правительствами также предпринимались различные меры для усиления готовности к войне своих армий. Но эти меры очень далеки от той срочной и вполне законченной подготовки войны, которую проводила Германия и тянувшаяся за ней Австро-Венгрия, в особенности для подготовки заранее выгодной стратегической обстановки для начала войны.


1 "Международные отношения". Серия 3-я, Т. I. Документ N 232.

2 Там же. Документ N 328.

3 Там же. Документ N 72.

4 Там же. Документ N 52.

5 Там же. Т. II, стр. 70, примечание.

стр. 236

Особенно большое значение имеют опубликованные документы для конкретно-исторического понимания русского военно-феодального империализма, проявившего себя, как было указано Лениным, "по отношению к Персии, Манчжурии, Монголии". Эти документы представляют фактический материал, конкретизирующий во всех подробностях ленинский анализ существа и особенностей русского империализма.

Особенный интерес представляет немногочисленная группа документов, освещающая политику японского империализма.

С начала китайской революции 1911 г. японский империализм непрерывно создает в Китае "генеральские" группировки, вызывает восстания против республиканского строя, всеми средствами разлагает и раздробляет Китай, аннексирует, одну часть Китая за другой. 6 февраля (24 января) Крупенский из Пекина сообщал о поддержке "революционного движения" японцами, 22 (9) марта - о заговоре на жизнь Юань Ши-кая, в котором "замешаны также японцы", и в целом ряде донесений - о той роли "закулисных подстрекателей, которую играли и продолжают ныне играть японцы во всей стране". В депеше от 27 (14) марта1 он пишет о японской газетной редакции в Пекине, оказавшейся штабам антиправительственного движения и складом оружия. Аресты японских диверсантов и их китайских пособников, произведенные китайским правительством, вызывают японские протесты и требования об освобождении бандитов, несмотря на то что "положение японцев крайне щекотливо, ибо причастность их к революции (т. е. к контрреволюции. - Е. А. ) стала вообще слишком очевидной". Еще более интересна депеша посла в Токио от 25 (12) мая2 на тему о японской новой формуле англо-японского союза "English money - Japanese brains" ("Английские деньги и японские мозги") Посол считал, что японское правительство разочаровалось в прежней своей политике в Китае, когда оно надеялось интервенционистской работой и дипломатическим нажимом свалить Юань Ши-кая и вызвать смуту, нужную им для расчленения Китая. "План этот, однако, не удался, и теперь японцы видят, что их двойная игра только испортила их недавно еще столь твердое положение в Пекине... Задача японской дипломатии ясна: втянув английские капиталы в китайские предприятия, которыми будут заведовать японцы, устранив возникшие между Англией и Японией в последнее время трения в Китае и одновременно облагодетельствовать последний за чужой счет, чтобы вернуть себе благорасположение пекинского правительства. Пойдет ли Англия на такую комбинацию и захочет ли она таскать каштаны из огня (для) японцев, - покажет ближайшее будущее".

Ближайшее будущее протекало под знаком, с одной стороны, скрепления связи Японии не только с Англией, но и с Россией, а с другой - "устрашения" пекинского правительства и этими связями и дамокловым мечом вызова Японией новых волнений в Китае, "чтобы под их предлогом занять оккупационными отрядами наиболее интересующие ее пункты..."3 . Это уже подготовка предъявленных Японией в мае 1915 г. знаменитых "21 требования". Документы, приведенные в советской публикации, относящиеся к этому японскому наступлению на Китай, столь многочисленны и содержательны, что до сих пор являются важнейшими из всех источников изучения этой фазы японской политики закабаления Китая. По отношению к этой политике Японии царское правительство заняло самую отвратительную позицию прямого соучастника и, можно сказать, "сторожевого пса" японского империализма. Материалы советской публикации раскрывают не только методы и цели захватнической политики японского империализма в Китае, но и ту международную обстановку, которая облегчила японскому империализму временное осуществление своих захватнических замыслов по отношению к Китаю. Чтобы поработить и захватить Китай, Япония воспользовалась вооруженным


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. II, стр. 141.

2 Там же. Т. III. Документ N 85.

3 Там же. Т. V. Ч. 1-я. Документ N 239.

стр. 237

столкновением двух империалистических коалиций мировой войны. Ряд томов (VI, VII, VIII - каждый в двух книгах) советской публикации специально посвящен детальному выяснению основных вопросов международной политики в первые годы мировой войны.

Если одни из предшествующих томов (I - III) дают богатый материал для характеристики международного положения в первой половине 1914 г., то другие (IV - V) освещают позицию держав в течение так называемого предвоенного кризиса - от сараевского убийства до вступления Англии в войну.

В IV томе, прежде всего, останавливает на себе внимание "досараевский" документ - из интересной переписки Бенкендорфа. Бенкендорф коротко и ясно определяет цель всех английских жалоб, протестов и споров (включая личное обращение Георга V к Николаю II) по персидскому вопросу: "Упрочение Англии на побережье Персидского залива (часть этого, побережья англо-русская конвенция 1907 г. оставила в "нейтральной" зоне, т. е. вне английской зоны. - Е. А. ), известный экономический раздел нейтральной зоны - вот что имеется в виду"1 .

Разумеется, основной темой в этом томе является тема "сараевского убийства". Бенкендорф при первом известии об этом убийстве увидел главное в том, что за него будет сделана ответственной "вся раса". Первое донесение Гартвига из Белграда, по получении известия об убийстве, от 30 (17) июня, закончилось предсказанием, что антисербские репрессии австровенгерских властей должны "вызвать в ближайшем будущем столь же безрассудные репрессалии, что, в свою очередь, снова приведет к обострению австро-сербских отношений"2 . Посол в Вене 1 июля (18 июня) писал Сазонову, что "в военных и клерикальных сферах царит большое возбуждение не только против Сербии, но и против нас..."3 . В тот же день Гартвиг сообщил о внезапном отозвании из Белграда австрийской делегации, только что прибывшей в Белград для переговоров по железнодорожному вопросу4 . 2 июля (19 июня) итальянский посол в Париже предложил Извольскому сообща действовать в смысле установления итало-русской антиавстрийской политики5 . В тот же день русский посол в Берлине сообщил о своей беседе с помощником статс-секретаря Циммерманом, которого он убеждал в несправедливости и опасности австрийских репрессалий против Сербии и боснийских сербов. Документ N 74 от 3 июля (20 июня) говорит о состоявшемся в Петербурге решении уступить сербам давно испрашивавшееся ими оружие. 6 июля (23 июня) посол в Вене писал Сазонову, что "громадное возбуждение" царит в военных, клерикальных и немецких кругах и "прилагаются все усилия, чтобы возбуждение это передать массе населения"6 . Со своей стороны Сазонов телеграфировал Гартвигу 7 июля (24 июня) о желательности "повременить с переговорами о сербо-черногорском сближении" и вообще "советовать сербскому правительству с крайней осторожностью относиться к вопросам, способным еще более усилить его (анти-сербское настроение. - Е. А. ) и создать опасное положение"7 .

Первый разговор Сазонова с австровенгерским представителем по поводу возможных требований Австро-Венгрии от Сербии состоялся уже до 8 июля (25 июня); в этот день итальянский посол в Петербурге сообщил телеграммой (расшифрованной в русском министерстве иностранных дел) своему правительству, что в ответ на заявление гр. Чернина о "возможном требовании от сербского правительства содействия тщательному розыску в самой Сербии виновников сараевского убийства Сазонов ответил настойчивым советом отказаться от этого намерения и не вступать на столь опасный путь"8 . Но в этот самый день австро-


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. IV. Документ N 2.

2 Там же. Документ N 35.

3 Там же. Документ N 47.

4 Там же. Документ N 51.

5 Там же. Документ N 61.

6 Там же. Документ N 104.

7 Там же. Документ N 112.

8 Там же. Документ N 128.

стр. 238

венгерский министр иностранных дел Берхтольд внушил послу Шебеко в разговоре с ним "впечатление, что австровенгерское правительство не намерено предъявлять сербскому правительству никаких требований, несовместимых с достоинством соседнего государства"1 . Замечательно, что в этот же самый день Грей говорил Бенкендорфу, что в Вене "возбуждение очень велико, значительно больше, чем когда-либо раньше", что известия из Вены "ему не нравятся", что "дело идет о выступлении в Белграде", что "желают побудить Берхтольда действовать", что ему "положение представляется очень серьезным", что, наконец, "рассчитывать на Германию в такой степени, как в прошлом году, было бы неблагоразумно". Более того: Грей сказал Бенкендорфу, что "он знает из очень серьезных военных источников, что для Германии центр тяжести военных операций перемещается довольно быстро с запада на восток... Главным противником становится Россия"2 . К этому весьма вескому предупреждению присоединились сообщения об усилении австрийских гарнизонов на сербской и русской границах3 , о том, что в Берлине подписан на кабальных условиях болгарский заем4 , что в Италии объявлен призыв запаса5 , а под датой 16 (3) июля в "поденной записи министра иностранных дел"6 приводится заявление итальянского посла в Петербурге о том, что "было бы полезно заявить недвусмысленно в Вене, что Россия не потерпит посягательства на целость и независимость Сербии, так как, по его впечатлению, Австрия способна сделать в Сербии непоправимый шаг в расчете на то, что Россия, хотя и будет возражать на словах, все же не решится силою оградить Сербию от посягательств Австро-Венгрии". 16 (3) июля осторожный и оптимистический Шебеко телеграфировал из Вены, что по полученным им сведениям, Австрия предъявит в Белграде какие-то требования с расчетом на невмешательство России7 , но поверенный в делах в Берлине Броневский писал еще на следующий день Сазонову, что "дальше четырех обысков и нескольких платонически сочувственных статей здешняя нибелунгова верность пошла бы, вероятно, крайне неохотно (!), и в Берлине, без сомнения (!), чувствуют большое удовлетворение (!!), что Вена не обратилась в Белград с какими-либо представлениями"8 . Так пыталась германская дипломатия ввести в заблуждение по вопросу о своей позиции в австро-сербском конфликте.

В соответствии с принятым в Берлине и Вене решением усыпить всякие подозрения в подготовляющемся выступлении против Сербии немцы и австрийцы принимали, как известно из германских и австрийских документов, все возможные меры, чтобы обмануть бдительность европейской дипломатии. Эти меры, как мы видели, не обманули англичан и итальянцев. Русская дипломатия даже и посла предупреждений Грея и Карлотти была способна к оптимизму. Когда Сазонов узнал о сообщениях Шебеко и Карлотти, он решил предупредить австровенгерското посла "о решимости России ни в каком случае не допустить посягательства на независимость Сербии". Однако беседа его с австрийским послом имела обратное значение: Сазонову не пришлось прибегнуть к угрозам, так как австровенгерский посол поручился ему за миролюбие своего правительства, "был кроток как ягненок"9 . Между тем в Белграде усиливалась тревога, и Штрандтман, заместивший умершего Гартвига, 14 (1) июля телеграфировал Сазонову, что Пашич озабочен нападками на Сербию со стороны австрийской печати, речью Тиссы в Будапеште и известиями о передвижении австрийских войск к сербской границе10 .

Пуанкаре уже в России. Его обмен тостами с Николаем II 20 (7) июля и де-


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. IV. Документ N 132.

2 Там же. Документ N 146.

3 Там же. Документ N 179 от 11 июля (28 июня).

4 Там же. Документ N 189 от 12 июля (29 июня).

5 Там же. Документ N 196 от 13 июля (30 июня).

6 Там же. Документ N 245.

7 Там же. Документ N 247.

8 Там же. Документ N 259.

9 Там же. Документ N 272.

10 Там же. Документ N 288.

стр. 239

монстрация крепости франко-русского союза1 . Известно предостерегающее заявление, сделанное Пуанкаре австро-венгерскому послу при приеме дипломатического корпуса в Петербурге. Только 20 (7) июля впервые проявляется в телеграмме поверенного в делах в Берлине2 ввиде передачи заметки официозной берлинской газеты подлинная позиция германского правительства: "В интересах Европы... чтобы всякие пререкания, которые могут возникнуть по настоящему поводу между Австрией и Сербией, остались локализованы". Русское министерство продолжало вести текущие дела (продвижение тех вопросов, которые его занимали до сараевского убийства), когда в Цетинье уже ждут внезапного захвата австрийцами Ловчена и итальянцами - Валлоны3 .

22 (9) июля сербская миссия в Петербурге навещает Сазонова, что сербское правительство чрезвычайно обеспокоено тем, что замышляется в настоящее время в Вене и Будапеште в отношении Сербии и сербского народа. Сославшись на угрожающую "военными мероприятиями" речь Тиссы в Будапеште и другие симптомы, сербское правительство заявило, что готово принять всякие требования Австро-Венгрии, имеющие целью открытие судебного процесса в независимых сербских судах против возможных сообщников сараевского преступления, но "ни в коем случае не могло бы подчиниться такому требованию, которое было бы отклонено всяким государством, желающим охранить свою независимость и свое достоинство". На худший случай сербское правительство просило царское правительство "принять под свое высокое покровительство правое дело Сербии"4 . Лишь в этот день Сазонов телеграфирует послу в Вене о дошедших до него слухах о готовящихся австрийских требованиях и поручает послу "дружески, но настойчиво указать министру иностранных дел на опасные последствия, к которым может привести подобное выступление, если оно будет иметь неприемлемый для достоинства Сербии характер"5 . В этот день Бенкендорф слышал тревожные речи не только от Грея, но и от германского посла в Лондоне Лихновского (близкий родственник Бенкендорфа и решительный противник агрессивной берлинской политики). "Если австрийцы желают войны, сказал он (Лихновский. - Е. А. ) мне, - тогда ничего не поделаешь, опасность в том, что они будут втянуты в нее своей неловкостью и слабостью, и именно к устранению этого должны быть направлены усилия"6 . Посол в Риме в этот день телеграфировал в Петербург, что итальянский министр иностранных дел заявил ему: "Он не сомневается, что Австрия намерена нанести решительный удар и раздавить Сербию; чтобы достигнуть этой цели, она не остановится перед крайними средствами". Французский морской агент в Берлине с ведома своего посла сообщил русскому поверенному и делах в этот же день, т. е. накануне предъявления австрийского ультиматума в Белграде, что, по сведениям английского морского агента, "состоящим в резерве германским солдатам будто бы посланы предупредительные извещения о возможной мобилизации"7 . На берлинской бирже уже была паника... 23 (10) июля, в 6 часов вечера, согласно выработанному Берлином и Веной "календарю", в связи со сроком отъезда из Петербурга Пуанкаре, в Белграде был предъявлен австрийский ультиматум.

Особенно большой интерес представляют собой материалы V тома публикации "Международные отношения в эпоху империализма". Без этих материалов, дающих подробнейшую картину развития кризиса от вручения Австро-Венгрией ультиматума до вступления Англии в войну, отныне невозможно научное изучение


1 "Международные отношения". Серия 3-я. Т. IV. Документы NN 293 и 294.

2 Там же. Документ N 296.

3 Там же. Документ N 300. Телеграмма от 20 (7) июля.

4 Там же. Документ N 319.

5 Там же. Документ N 322.

6 Там же. Документ N 328.

7 Там же. Документ N 331.

стр. 240

вопроса по возникновению мировой войны. Разумеется, эти материалы рисуют в первую очередь позицию царской России в предвоенном кризисе: ее неподготовленность к войне, ее политику поддержки Сербии, ее беспокойство в связи с неопределившейся позицией Англии, ее подготовительные и мобилизационные мероприятия. Однако эти материалы одновременно рисуют и позицию других империалистических держав. Они во многом дополняют то, что уже известно о политике Германии и ее австро-венгерской союзницы, об их попытках неуклюжими дипломатическими маневрами прикрыть осуществление агрессивных планов не только на Балканах, но и в Европе. Они передают настроения, царившие в то время в правящих политических кругах, а также в верхах генерального штаба Франции. Они характеризуют позицию Италии, которая, уклоняясь с самого начала кризиса от выполнения ее союзных обязательств по отношению к Германии и Австро-Венгрии, еще до начала войны повела с обеими враждующими коалициями торговлю своим нейтралитетом. Наиболее интересными, привлекающими всеобщее внимание являются материалы, освещающие позицию Англии в предвоенном кризисе. В письмах русского посла в Лондоне Бенкендорфа передаются и политические настроения правящей верхушки Англии, и затаенные расчеты руководителя английской внешней политики Эдуарда Грея. В них довольно тонко обрисованы политические настроения лондонского Сити и широкого общественного мнения, а также давление правительства на общественное мнение. В итоге - поучительная картина того, каким образом Англия от политики незаинтересованности в австро-сербском конфликте через политику "посредничества" превратилась в главнейшего участника войны с Германией. Вступление Англии превратило европейскую войну в войну мировую.

Выше указывалось, что одной из наиболее ценных особенностей советской публикации "Международные отношения в эпоху империализма" является то, что она в отличие от всех буржуазных публикаций не останавливается на пороге войны. Так же подробно и развернуто, как и вопросы международных отношений предвоенного периода, советская публикация освещает и международные отношения в период мировой империалистической войны. Уже первые пять томов советской публикации показывают, как напряженно главнейшие участники империалистических группировок еще до начала войны боролись за привлечение на свою сторону новых сторонников или союзников. Эта борьба приобрела еще более ожесточенные формы после того, как война началась. Том VI дает богатый фактический материал, показывающий, как германскому империализму удалось привлечь на свою сторону Турцию. Том VII показывает, как в результате длительных переговоров о территориальных компенсациях Италия в мае 1915 г. выступила на стороне Антанты. Материалы VIII тома вскрывают обстоятельства вступления в войну Болгарии на стороне Германии и Австро-Венгрии. Этим одним отнюдь не исчерпывается содержание "военных" томов. Перед читателем проходят и многие другие вопросы международных отношений в период вооруженной борьбы за передел мира. Выше упоминалось о материалах, освещающих историю "21 условия" - этой японской программы закабаления Китая. Наряду с этим представлен достаточно большой материал, характеризующий захватнические планы и других империалистических держав. Поскольку советская публикация "Международные отношения в эпоху империализма" заключает в себе документы архива царского правительства, разумеется, наиболее подробно представлен материал, характеризующий захватнические планы русского империализма. Вместе с тем, однако, на основании опубликованных документов можно установить захватнические планы союзников русского царизма (Англия, Франция, Италия и др.), а также Германии и Австро-Венгрии.

Документы показывают, как военно-стратегическая обстановка на фронтах оказывала влияние на международные отношения и как, с другой стороны, во имя достижения определенных военно-стратегических целей империалистические державы стремились к вовлечению в войну тех государств, которые еще сохра-

стр. 241

няли свой нейтралитет. Для этого применялись все методы - от экономического, финансового и политического давления, обещаний компенсаций - за чужой счет, конечно - до непосредственного военного нажима включительно. Нарушение германским империализмом нейтралитета Бельгии является одним из наиболее ярких примеров.

Следует отметить, что советская публикация, в основном заключающая материал дипломатической переписки, представляет читателю конкретно-исторические данные и по финансово-экономическим отношениям. Особенно важно то, что она раскрывает финансово-экономическую зависимость русского царизма от западноевропейского капитализма. Ряд переведенных документов (межсоюзническая финансовая конференция, переговоры о займах и др.) показывает, что эта зависимость русского царизма в годы войны сильно возросла. Вместе с тем возросло и обострение противоречий между империалистическими интересами России и других государств.

С особенной силой в годы войны обострились противоречия между Англией и Россией (особенно в Персии). Новые материалы полностью подтверждают гениальный анализ международных империалистических противоречий, который Ленин дал в своей замечательной статье "О сепаратном мире".

В целом советская публикация "Международные отношения в эпоху империализма" представляет богатейший материал, полностью подтверждающий ленинско-сталинское учение об империализме и, в частности, о русском военно-феодальном империализме.

В свете указаний товарища Сталина о необходимости изучения корней первой мировой войны изучение роли царской России на международной арене - документальное издание "Международных отношений в эпоху империализма" - имеет большое научно-историческое и политическое значение.

Остается пожелать, чтобы Комиссия при Президиуме ЦИК Союза ССР по изданию документов эпохи империализма ускорила выпуск в свет дальнейших томов своей ценной публикации материалов по истории мировой войны.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-и-обзоры-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. АДАМОВ, Критические статьи и обзоры. "МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА". // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-и-обзоры-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА (date of access: 21.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. АДАМОВ:

Е. АДАМОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
513 views rating
24.08.2015 (1489 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
4 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
4 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
4 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
4 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
9 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
9 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Критические статьи и обзоры. "МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА".
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones