Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-13311
Author(s) of the publication: Ш. З. МАТЛИН

Share with friends in SM

В начале марта 1848 г. кельнская община Союза коммунистов выступила с программой "Требования народа", предусматривавшей установление демократических свобод и обеспечение для всех человеческих условий существования1 . В советской историографии нет ясности в вопросе об отношении этой программы к другим программным документам кануна германской революции 1848 года. Так, в одной из книг сказано, что пять ее пунктов (за исключением первого) содержались в буржуазно-либеральной Геппенгеймской программе 1847 г., в другой - что эти пункты, по существу, были заимствованы из буржуазно-либеральной Оффенбургской программы 1847 года2 .

В действительности "Требования народа" не имели ничего общего с Геппенгеймской программой. Этот документ под названием "Обсуждения и решения" был принят 10 октября 1847 г. на встрече либеральных депутатов ландтагов южногерманских государств и Рейнской провинции, состоявшейся в Геппенгейме при содействии одного из лидеров рейнской либеральной буржуазии, Д. Ганземана3 . В отношении пожеланий демократических прав, хотя и очень ограниченных - свободы печати, суда присяжных, самостоятельности общин, сокращения расходов на постоянную армию, в документе говорилось лишь то, что они "были подвергнуты обстоятельному обсуждению". Что же касается вопроса о "средствах против обнищания и нужды", то он был передан комиссии для выработки предложений "в течение ближайшего года"4 . Совершенно иной характер носила Оффенбургская программа, принятая по предложению мелкобуржуазного демократа Г. Струве на народном собрании в составе 500 - 600 человек, происходившем 12 сентября 1847 г. в Оффенбурге под председательством мелкобуржуазного демократа Ф. Геккера5 . Правда, Оффенбургская программа не содержала требования республики. Ни в одной из ее 13 статей вообще ничего не сказано о желаемой форме государственной власти6 . Тем не менее по своему содержанию она была не буржуазно-либеральной, а демократической "программой передовых мелкобуржуазных сил"7 .

Вполне естественно, что в условиях, когда на повестке дня стояли буржуазно- демократические преобразования, кельнские коммунисты, которые были связаны с Г. Струве в Мангейме8 , переняли ряд пунктов из оглашенной им программы. Но при этом они переработали их по-своему. Сравнение пунктов 2 - 6 "Требований народа" с соответствующими пунктами Оффенбургской программы показывает, что коммунисты Кельна не просто заимствовали свои требования из этой программы, но выразили их большей частью в более четкой и более последовательной форме. Однако главное заключалось в том, что авторы "Требований народа" первым пунктом своей программы поставили важнейшее для того времени политическое требование, которого не было в Оффенбургской программе, а именно: "Законодательство и управление через народ. Всеобщее избирательное право и всеобщая выборность в общине и государстве"9 . Как отметил известный исследователь политического движения в Рейнской провинции И. Ханзен, в формулировке первого пункта "Требований народа" сказалось воздействие политической линии Союза коммунистов, выраженной, в частности, в словах К. Маркса в "Deutsche- Brusseler-Zeitung" за 12 сентября 1847 г. о том, что "народ прежде всего намерен вырвать у его величества конституцию с всеобщим избирательным правом, свободу союзов, свободу печати и другие неприятные вещи"10 .


1 См. "Ежегодник германской истории 1968". М. 1969, стр. 161 - 163.

2 См. М. И. Михайлов. История Союза коммунистов. М. 1968, стр. 226; С. З. Левиова. Маркс в германской революции 1848 - 1849 годов. М. 1970, стр. 35.

3 I. Hansen. Rheinische Briefe und Akten. Bd. II. 1. Halfte. Bonn. 1942, S. 336.

4 "Einheit und Freiheit. Die deutsche Geschichte in zeitgenossischen Dokumenten", dargestellt und eingeleitet von Dr. Karl Obermann. B. 1950, S. 215 - 217 (далее - "Einheit und Freiheit").

5 I. Hansen. Op. cit., S. 335 - 336.

6 "Einheit und Freiheit", S. 213 - 214; K. Obermann. Flugblatter der Revolution. Eine Flugblattsammlung zur Geschichte der Revolution von 1848/49 in Deutschland. B. 1970, S. 47 - 48.

7 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. I. B. 1966, S. 102.

8 I. Hansen. Op. cit., S. 496.

9 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. I, S. 508.

10 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, стр. 206.

стр. 206


И. Ханзен показал, что тут также имело место влияние идей февральской революции в Париже, о которых "Kolnische Zeitung" информировала своих читателей уже 28 и 29 февраля 1848 года11 .

Все это показывает, что "Требования народа" явились значительным шагом вперед по сравнению с Оффенбургской программой. Недостатком "Требований народа" было то, что в них отсутствовал призыв к республике. Но ведь до мартовской революции было очень трудно открыто выступать с таким лозунгом. Даже спустя неделю после революции, то есть 25 марта 1848 г., Г. Веерт сообщил из Кельна К. Марксу, что кельнцев "пробирает дрожь при слове республика"12 . Пишут, что в "Требованиях народа" Готшальк формулировал свою программу. Спрашивается, что именно из сектантской идеологии Готшалька, отрицавшего необходимость борьбы рабочего класса за демократические преобразования, нашло отражение в этом документе?

Прав историк из ГДР Г. Беккер, который, показав, что в своей речи на заседании кельнского городского совета 3 марта 1848 г. Готшальк фактически обесценил революционно-демократическое содержание "Требований народа", пришел к заключению, что "петиция была составлена не Готшальком, а другими членами Союза коммунистов, так как содержание петиции как раз противоречило взглядам Готшалька"13 . Особого внимания заслуживает и сообщение К. Оберманна о листовке, обнаруженной им в делах обер-президента Рейнской провинции, из которой явствует, что и после событий 3 марта кельнская община Союза коммунистов продолжала работать над "Требованиями народа". Оберманн отмечает, что так как руководители рабочей демонстрации Готшальк, Аннеке и Виллих были тогда в тюрьме, то "изготовление и распространение новой листовки с шестью требованиями следует отнести на счет деятельности старых руководящих членов кельнской общины Союза - Д'Эстера и Бюргерса"14 .

Политическое значение "Требований народа" состоит в том, что они послужили программой массовой демонстрации 3 марта 1848 г. в Кельне, в которой рабочие Германии "впервые выступили самостоятельно с революционно- демократическими требованиями"15 .

Ф. Энгельс, находившийся тогда в Брюсселе, сообщал 9 марта 1848 г. в письме К. Марксу в Париж сведения о рабочей демонстрации 3 марта в Кельне, переданные ему "активным участником событий"16 . Им был член кельнской общины Союза коммунистов П. Нотъюнг, прибывший после демонстрации 3 марта из Кельна к Ф. Энгельсу в Брюссель. Но информация, которую Нотъюнг передал Ф. Энгельсу, о роли Д'Эстера была неправильной. В действительности Д'Эстер пробыл в магистрате во время демонстрации не "всего несколько минут", а с 3 час. дня до 11 час. вечера. Он ушел оттуда лишь тогда, когда спустя два часа после разгрома демонстрации на площади перед ратушей военные, предупредив, что "прольется кровь", вытеснили демонстрантов также из помещения ратуши17 .

Какую же роль сыграл Д'Эстер в событиях 3 марта 1848 г. в Кельне? В городе было заранее широко известно, что 3 марта в 7 час. вечера, во время заседания магистрата, на площади перед ратушей состоится массовая рабочая демонстрация. По этому "отцы города" решили провести заседание не в вечернее время, как это обычно происходило прежде, а намного раньше, чтобы, протекая перед закрытыми дверями ратуши, демонстрация была бы лишена всякого эффекта. Заседание было назначено на 11 час. утра. Но так как почта не успела своевременно передать извещения депутатам магистрата, то оно началось лишь в 3 час. дня. На обсуждение был поставлен вопрос о принятии, в противовес "Требованиям народа", либеральной петиции королю из трех пунктов: немедленный созыв Соединенного ландтага и расширение избирательного права; отмена цензуры; преобразование Германского союза. Петиция должна была быть переслана находившемуся тогда в Берлине лидеру рейнской либеральной буржуазии Л. Кампгаузену с просьбой "предпринять необходимые шаги


11 I. Hansen. Op. cit., S. 496, 339.

12 "Bund der Kommunisten. Dokumente und Materialen". Bd. I. B. 1970, S. 737.

13 G. Becker. Karl Marx und Friedrich Engels in Koln. 1848 - 1849. B. 1963, S. 18.

14 K. Obermann. Karl D'Ester, Arzt und Revolutionar; seine Tatigkeit in den Jahren 1842 - 1849. "Aus der Friihgeschichte der deutschen Arbeiterbewegung". B. 1964, S. 139.

15 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. I, S. 95.

16 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 27, стр. 112.

17 I. Hansen. Op. cit., S. 503 - 504, 516, 662.

стр. 207


для ее доставки". И вот Д'Эстер, который вел протокол заседания, расстроил маневры либералов. Превратив заседание в арену ожесточенной борьбы против них, он добился затягивания заседания до появления демонстрантов. "Дискуссия, - писал либерал Малинкродт своему сыну, - была особенно доктором Д'Эстером (которого подозревают, что он не чужд сборищу черни) в такой мере растянута, что уже настал вечер, и теперь собралась масса народа на площади"18 .

Главный спор был на заседании по первому пункту петиции. Как сказано в протоколе заседания, лидер кельнских либералов Клессен сформулировал этот пункт так: "Немедленный созыв Соединенного ландтага и предоставление таких прав, которые представителями народа признаются необходимыми для прочного обоснования конституции, как то: расширение избирательного закона, по возможности, на обширной основе и дарование решающего голоса Соединенному ландтагу". А формулировка этого пункта, предложенная Д'Эстером, гласила: "Предоставление конституции с избирательным законом, покоящимся, по возможности, на обширной основе и с решающим голосом, проект которой должен быть без промедления предложен созываемому сейчас же Соединенному ландтагу"19 . Нетрудно разглядеть принципиальную разницу между этими двумя формулировками. В предложении Клессена основное внимание обращалось на необходимость немедленного созыва Соединенного ландтага - сословного органа, состоявшего из представителей всех провинциальных ландтагов Пруссии. Должны были осуществляться только такие права, которые заседающие в нем "представители народа" сочтут нужными. Ему же следовало предоставлять и право решающего голоса. Д'Эстер, правда, тоже требовал немедленного созыва Соединенного ландтага. Ведь в условиях домартовского режима это был прогрессивный оппозиционный лозунг. И Д'Эстер настаивал на введении избирательного закона "по возможности, на обширной основе". Но он подразумевал под этим совершенно иное, чем Клессен. Главное у него - предоставление конституции. А права решающего голоса он требовал именно для конституции. Кроме того, Д'Эстер предложил включить в петицию требование свободного объединения в союзы20 .

Приведенные выдержки из протокола показывают неточность мнения, что на этом заседании Д'Эстер внес предложение потребовать введения демократической конституции, всеобщего и равного избирательного права21 . Почему же на заседании магистрата Д'Эстер высказался о требуемом избирательном праве в более сдержанной форме, чем об этом говорилось в "Требованиях народа"? Это объясняется тем, что, затянув заседание до начала демонстрации, он хотел вместе с тем отколоть от либерального большинства возможно большее число депутатов магистрата. В результате Д'Эстер добился того, что из 30 депутатов, участвовавших в заседании, 11 голосовали против предложения Клессена. Петицию в целом отказались подписать, помимо Д'Эстера, три мелкобуржуазных демократа - Беккер, Раво и Б. И. Клейн22 . А начавшийся тогда откол мелкобуржуазных демократов от либералов имел немаловажное значение для дальнейшей эволюции политической жизни в Кельне.

К сожалению, в нашу литературу проникла неправильная оценка организационной структуры и характера экономической деятельности кельнского Рабочего союза под руководством Готшалька (апрель - июнь 1848 г.), содержащаяся в книге меньшевика Б. Николаевского. Последний писал, что Готшальк "расчленил Рабочий союз на секции по профессиональным группам", а эти секции, стремясь помешать предпринимателям снижать заработную плату и удлинять рабочее время, "выработали тарифы заработной платы, пытались установить нормы рабочего дня"23 . В действительности Рабочий союз был основан на узкоцеховом принципе. Это видно прежде всего из того, как составлялся его комитет. На организационном собрании Рабочего союза, происходившем 13 апреля 1848 г., наряду с председателем и названными им секретарями был избран комитет "в помощь председателю" в составе 32 представителей различных промыслов24 . А в комитете, окончательно утвержденном на собрании 24 апреля, было 49 таких чле-


18 Ibid., S. 517 - 518.

19 Ibid., S. 494 - 495.

20 Ibid., S. 495.

21 K. Obermann. Op. cit., S. 138; М. И. Михайлов. Указ. соч., стр. 206.

22 I. Hansen. Op. cit., S. 495.

23 B. Nicolajevsky, O. Maenchen-Helfen. Karl Marx. Eine Biographie. Hannover. 1963, S. 161 - 162.

24 "Zeitung des Arbeiter-Vereins zu Koln" (далее - "ZAV"), N 1, 23.IV.1848.

стр. 208


нов25 . Так как основную массу членов Рабочего союза составляли разоряющиеся ремесленники и обнищавшие подмастерья, то этим наряду с ошибочными воззрениями Готшалька и определялся характер его экономической деятельности, сущность которой заключалась вовсе не в том, чтобы бороться против снижения заработной платы и удлинения рабочего дня. В газете Рабочего союза можно было найти немало материалов тред- юнионистского характера. В ее втором номере от 30 апреля 1848 г. сообщалось, что 22 апреля общее собрание фабричных рабочих Кельна выдвинуло требования к фабрикантам: установить продолжительность рабочего дня с 6 час. утра до 6 час. вечера (с тремя двухчасовыми перерывами на прием пищи); заработная плата взрослого рабочего не должна быть ниже 20 зильбергрошей в день; вычеты из заработной платы за опоздания на работу должны быть переданы в распоряжение союза фабричных рабочих26 . Однако такого рода вопросы не обсуждались тогда в Рабочем союзе. Его экономическая деятельность выразилась только в потоке петиций органам власти, в которых "щедро отдавалась дань цеховым настроениям и предрассудкам ремесленников"27 . Следует отличать "экономизм" Готшалька от "экономизма" С. Борна. "Экономизм" Борна, жившего в Берлине, где было тогда более 50 тысяч рабочих28 , имел в основном действительно тред- юнионистский характер, следствием которого, несмотря на его ограниченность и односторонность, являлось "пробуждение антагонизма рабочих и хозяев"29 . Что же касается "экономизма" Готшалька, то он был направлен на удержание мелкого ремесленного производства от разорения в связи с растущей конкуренцией со стороны капиталистической промышленности.

Результатом экономической деятельности кельнского Рабочего союза был быстрый рост числа его членов. Точного учета фактического состава Рабочего союза тогда не было, так как обязательные членские взносы не взимались. По образному выражению И. Молля на заседании комитета 6 июля 1848 г., понадобилось бы арестовать от 7 до 8 тыс. председателей, чтобы уничтожить Рабочий союз, так как "каждый член союза с радостью возьмет на себя обязанность председателя". Следует при этом учесть заявление Молля на общем собрании союза 3 сентября о том, что в связи с отсутствием обязательных членских взносов "никогда невозможно было точно сказать, имеется ли в Рабочем союзе 6 или 7 тыс. человек"30 .

В противовес организационной структуре по профессиям, в Рабочем союзе по инициативе членов Союза коммунистов были созданы филиалы по территориальному принципу. И совсем не случайно, что Николаевский обошел вопрос об этих филиалах. Ведь они являлись выражением второй тенденции в деятельности Рабочего союза, которая впоследствии привела к превращению его в массовую политическую организацию.

Выступив на заседании комитета Рабочего союза 11 мая, как раз в день, когда Готшальк подал заявление о выходе из Союза коммунистов31 , член Союза коммунистов и секретарь Рабочего союза Ф. Аннеке мотивировал необходимость таких филиалов "для цели взаимного просвещения и проведения дискуссий по текущим вопросам... особенно касающимся рабочего класса". А секретарь кельнской общины Союза коммунистов, член комитета Рабочего союза от часовщиков И. Молль говорил, что филиалы нужны для того, чтобы "подготовить рабочий класс к тому положению, которое он займет в ближайшем будущем". Было решено создать пять филиалов32 . Но ввиду отсутствия помещения на первых порах работали два из них: у Легемана и у Зимонса "в Кранце". Их собрания, извещения о которых с 11 июня регулярно печатались в газете Рабочего союза, происходили два раза в неделю33 . Однако протоколы собраний филиалов не сохранились. Но не подлежит сомнению, что эти "маленькие просветительные клубы"34 играли большую роль в борьбе сторонников К. Маркса за преодоление "экономизма" Готшалька в Рабочем союзе. В этих клубах коммунисты могли, по спра-


25 "ZAV", N 2, 30.IV.1848.

26 Ibid.

27 "Карл Маркс. Биография". М. 1968, стр. 182.

28 "Elberfelder Zeitung", N 179, 30.VI.1848. Beilage.

29 В. И. Ленин. ПСС. Т. 6, стр. 30.

30 "ZAV", N 14, 13.VII.1848; N 29, 7.IX.1848.

31 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 5, стр. 523.

32 "ZAV", N 5, 21.V.1848.

33 "ZAV", N 8, 11.VI.1848, "Extra Beilage".

34 "ZAV", N 5, 21.V.1848; "Kolnische Zeitung", N 146, 25.V.1848. Beilage.

стр. 209


ведливому утверждению Г. Беккера, "начать целеустремленное политическое и идеологическое воспитание рабочих"35 .

Одним из помощников Готшалька по руководству Рабочим союзом был Ф. Аннеке. Но просто считать его единомышленником Готшалька, как это делал Николаевский, неверно36 . Его политическая линия часто не совпадала с линией Готшалька. Характерно, что в письме своему духовному учителю М. Гессу от 26 марта 1848 г. Готшальк писал об Аннеке и Виллихе: "Оба они не принадлежат к нам"37 . Что касается Виллиха, то он отправился в конце марта 1848 г. в Баден, где принял участие в республиканском вооруженном восстании. Порок этого восстания заключался не только в его путчистском характере, но и в том, что его руководители были связаны с созданным во Франции легионом немецких эмигрантов, перешедшим границу, чтобы силой оружия импортировать в Германию республику. "Произвести вторжение в Германию..., - отмечал Ф. Энгельс, - означало подрывать дело революции в самой Германии..."38 .

Аннеке же принимал активное участие в демократическом движении Кельна. Он энергично выступал в защиту решений многолюдных народных собраний в зале Штольверка о демократизации политического строя Пруссии, для осуществления которых кельнская демократическая делегация выработала в конце марта 1848 г. план совместных действий с населением Берлина и с прибывшими туда представителями силезских ткачей и делегацией Вестфалии39 . "Теперь необходимо прежде всего, - писал Аннеке 28 марта своему другу по военной службе Ф. Хамахеру в Эссен, - чтобы вся страна высказалась за учредительное собрание, созданное в результате всеобщих выборов. Если мы будем иметь это и требуемые для этого жизненные условия - свободу печати, слова, собраний и объединения в союзы, а также вооружение народа, то добьемся всего, что нужно. Пусть только все присоединяются к постановлениям Кельна"40 . И когда 25 апреля 1848 г. на основе народных собраний в штольверкском зале организационно оформилось кельнское Демократическое общество, Аннеке стал членом этого общества и был избран в состав его комитета.

Так как одновременно Аннеке был секретарем кельнского Рабочего союза, то именно ему поручило созванное Демократическим обществом народное собрание в зале Штольверка привлечь Рабочий союз к поддержке принятого там 14 мая протеста против постановления министерства Кампгаузена о возвращении в Берлин принца Прусского, бежавшего в Англию в дни мартовской революции. Выполняя это поручение, Аннеке заявил на следующий день на заседании комитета Рабочего союза, что если принц Прусский возвратится в Берлин, он станет "страстно желаемым реакцией ее главой и руководителем". Точку зрения Аннеке поддержали Молль и Мюллер. И хотя среди членов комитета вызвало, как гласит протокол, "бурное волнение" выступление ставленника Готшалька Я. Зюрта, сказавшего, что "принятый у Штольверка протест является незаконным", Готшальку все же удалось воспрепятствовать принятию предложения Аннеке о присоединении Рабочего союза к важному политическому мероприятию Демократического общества41 . Однако Готшальк не смог помешать успеху этой кампании. Уже 15 мая штольверкскую петицию подписали 8295 человек42 , что составляло около 40% всех избирателей Кельна. В их числе было немало членов Рабочего союза.

Спустя две недели, во время вступления К. Маркса и его сторонников в кельнское Демократическое общество, произошел конфликт между Аннеке и Демократическим обществом. Аннеке получил письмо от друга Виллиха К. Брахнана из Халонса, в котором сообщалось о бедственном положении отряда Виллиха, обосновавшегося после поражения баденского республиканского восстания в Безансоне (Франция). И вот 29 мая на заседании комитета Демократического общества Аннеке внес предложение, чтобы ему разрешили прочесть это письмо на общем собрании общества, назначенном на 1 июня, и провести там сбор средств в пользу отряда Виллиха. После длительного обсуждения заседание отклонило это предложение всеми голосами против голоса одного только Аннеке43 , Ни-


35 G. Becker. Op. cit, S. 31.

36 B. Nicolajevsky, O. Maenchen-Helfen. Op. cit., S. 159.

37 M. Hess. Briefwechsel. Nouton. 1959, S. 177.

38 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 21, стр. 226.

39 "Kolnische Zeitung", N 85, 25.III.1848, Zweite Ausgabe; N 92, 1.IV.1848.

40 I. Hans en. Op. cit., S. 662.

41 "ZAV", N 5, 21.V.1848.

42 "Kolnische Zeitung", N 138, 17.V.1848.

43 "ZAV", N 7, 4.VI, N 9, 18.VI.1848.

стр. 210


колаевский считает, что такое решение демократы приняли "потому, что они опасались, что их обвинят в общности взглядов с повстанцами"44 . Спрашивается, почему же у Рабочего союза не было таких опасений? Ведь в связи с тем, что тогда же, 29 мая, Аннеке внес свое предложение на заседании комитета Рабочего союза, ему удалось при содействии Готшалька организовать через Рабочий союз сбор средств в поддержку отряда Виллиха. Сам Аннеке следующим образом объяснил мотивы отклонения его предложения в Демократическом обществе: "Оказать поддержку немецким республиканцам во Франции, - это значит желать, чтобы извне принесли нам свободу"45 .

Отсюда видно, что отклонение предложения Аннеке было результатом нежелания, чтобы кельнское Демократическое общество имело что-нибудь общее с путчистской тактикой баденских повстанцев и с авантюристической линией импорта республики извне, противоречившими подлинным республиканским убеждениям. Готшальк же, ухватившись за предложение Аннеке, был как раз тогда не прочь заигрывать с идеей импорта республики. И на том же заседании комитета Рабочего союза, обращаясь к германским рабочим, он говорил о республиканцах Франции: "Именно они принесут вам республиканское устройство, если вы еще не будете достаточно сильны, чтобы самим управлять собою". Но для Готшалька суть дела заключалась также в том, чтобы опорочить Демократическое общество и добиться выхода из него Аннеке. Поэтому он не остановился даже перед фальсификацией в протоколе записи выступления Аннеке на заседании комитета Рабочего союза 29 мая. В протоколе заседания, опубликованном 4 июня в газете Рабочего союза, говорилось, что Аннеке, сообщив, что свое предложение он внес сначала на заседании комитета Демократического общества, добавил: "Мне отказано в этом из-за безрассудной трусости, после чего я сейчас же заявил о своем выходе из комитета и из общества... Я глубоко убежден, что вы не будете подражать трусливому поведению комитета Демократического общества"46 . И вот 9 июня, выступая на общем собрании Демократического общества по поводу внесенного им предложения, Аннеке заявил, что сообщение газеты Рабочего союза о его высказывании в адрес комитета Демократического общества "явилось следствием ложного изложения протокола"47 .

Сущность этого "ложного изложения" становится очевидной из заявления, направленного Аннеке в газету 5 июня и опубликованного ею лишь 18 июня, когда Готшальк отсутствовал в Кельне. "Приведенный в газете протокол заседания комитета Рабочего союза от 29 мая, - писал Аннеке, - приписывает мне в отношении комитета Демократического общества слова, которых я не произносил". При этом Аннеке сообщил, что он вовсе не говорил о "безрассудной трусости" и "трусливом поведении" членов комитета Демократического общества. Он также не заявлял о своем выходе из комитета Демократического общества и из самого общества; он только сказал, что не будет больше "заботиться о Демократическом обществе" и выйдет из его комитета48 . И хотя 4 июня Аннеке подал заявление о выходе из комитета Демократического общества, все же членом общества он остался. Об этом свидетельствует его активное участие в общих собраниях Демократического общества вплоть до начала июля, то есть до его ареста49 .

Все сказанное выше опровергает установившееся в литературе мнение о выходе Аннеке из кельнского Демократического общества. Эту неправильную точку зрения впервые высказал немецкий социал-демократ Г. Штейн в 1921 году. Потом она была повторена Николаевским50 . То, что Готшальк не смог добиться выхода Аннеке из Демократического общества, несомненно, было его политическим поражением.

В своей книге, о революции 1848 г. в Германии Вильгельм Либкнехт писал: "В Франкфуртском предварительном парламенте Готшальк выступил со следующими достопримечательными словами: "Я говорю здесь от имени 20000 рабочих, которым совершенно безразлично, останется ли


44 B. Nicolaevsky, O. Maenchen-Helfen. Op. cit., S. 167.

45 "ZAV", N 9, 8.VI.1848.

46 "ZAV", N 7, 4.VI.1848.

47 "Der Wachter am Rhein", 1848, I. Dutzend, N 2.

48 "ZAV", N 9, 18.VI.1848.

49 "Der Wachter am Rhein", 1849, I. Dutzend, NN 2, 4, 6.

50 H. Stein. Der Kolner Arbeiterverein (1848 - 1849). Koln. 1921, S. 44; B. Nicolajevsky, O. Maenchen-Helfen. Op. cit., S. 167.

стр. 211


Германия монархией или превратится в республику"51 .

Готшальк в действительности не был депутатом Франкфуртского предпарламента, заседавшего с 31 марта по 3 апреля 1848 года. Его депутатами из Кельна были либерал Леуе, мелкобуржуазные демократы Шнейдер II и Раво и коммунисты Бюргере и Д'Эстер52 . Однако отмеченное В. Либкнехтом высказывание Готшалька вполне соответствует его политическим взглядам в первые дни мартовской революции, когда как сторонник "истинного социализма" он проявлял равнодушие к политической форме государства. Наряду с этим, поскольку в массах были сильны иллюзии, связанные с превращением абсолютной монархии в конституционную, предпочтение Готшальк отдавал в то время последней. Это видно из его высказывания 3 марта 1848 г. на заседании кельнского магистрата: "Мы хотим монархию, но монархию с демократической основой"53 . А 26 марта он писал М. Гессу, что "конституционная монархия, как она складывается теперь в Германии, быстрее приведет к объединению всех немцев в единое целое, чем предпринимаемые ныне попытки республиканизации"54 .

Впоследствии Готшальк изменил свои политические взгляды и стал выступать за введение республики. Причины этого шага коренились в усилении республиканских настроений среди рабочих Кельна, что, в свою очередь, было обусловлено обострением политической борьбы в Германии и повседневной деятельностью сторонников К. Маркса в кельнском Рабочем союзе. С 1 июня 1848 г. прибавился к этому новый фактор - влияние "Neue Rheinische Zeitung" на классовое и политическое воспитание членов Рабочего союза. Примечательно в этой связи сообщение буржуазной "Deutsche Zeitung" в корреспонденции из Кельна за 12 июня о том, что в Кельне "находится столпившаяся масса рабочих, ежедневно и обильно опьяняемая у источника безрассудных теорий, которые преподносят ей представители местной социалистической школы, теоретики "Neue Rheinische Zeitung" - Маркс, Дронке, Веерт..."55 .

Причины эволюции политических взглядов Готшалька отметил впоследствии Ф. Энгельс, писавший В. Либкнехту: "Газета и наш Рабочий союз поставили его перед дилеммой: либо идти с нами, либо против нас"56 .

Но республику Готшальк понимал по-"левацки", отождествляя ее с "рабочей республикой", в которой "тунеядству невозможно будет жить на счет труда". Вместе с этим он представлял себе ее введение "законным путем свободы слова и свободы объединения", без "эксцессов", то есть без насильственных революционных действий против реакционных феодальных сил. Поскольку Готшальк, вообще являвшийся "хвостистом", стал под давлением широких масс возглавляемого им Рабочего союза высказываться за республику, то, избрав его делегатом на демократический конгресс во Франкфурте, комитет Рабочего союза на заседаниях 10 и 11 июня 1848 г. решил, чтобы он внес там следующее предложение: "Стремление всех рабочих союзов и других союзов, являющихся приверженцами одинаковых с ним воззрений, должно быть направлено к тому, чтобы открыто требовать единого республиканского устройства для всей Германии"57 .

В литературе высказывается мнение о том, что Готшальк, не понимая классового характера демократического конгресса, сеял среди рабочих иллюзии, что франкфуртский конгресс соберется, чтобы "организовать рабочий класс всех германских государств в большую, сильную, объединенную партию"58 . Однако внимательное чтение документа показывает, что эти слова вовсе не принадлежат Готшальку. Они представляют собой добавление редакции газеты Рабочего союза к информации об указанных заседаниях и были написаны в то время, когда конгресс во Франкфурте уже собрался. Так как Готшальк был тогда на конгрессе, то их автором можно, видимо, считать Янсена, замещавшего Готшалька на посту председателя Рабочего союза59 . В этих словах была выражена общая надежда рабочих союзов Германии, что на конгрессе во Франкфурте их представителями будет создана общегерманская рабочая организация.

Тяга рабочих союзов Германии к объеди-


51 В. Либкнехт. Роберт Блюм и революция 48 г. в Германии. СПБ. Б. г., стр. 144.

52 "Kolnische Zeitung", N 87, 27.III.1848, Zweite Ausgabe; N 88, 28.III.1848.

53 I. Hansen. Op. cit. S. 500.

54 M. Hess. Op. cit., S. 176.

55 "Deutsche Zeitung", N 168, 18.VI.1848, Beilage.

56 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 37, стр. 250.

57 "ZAV", N 8, 11.VI, N 9, 18.VI.1848.

58 G. Becker. Op. cit., S. 68.

59 "ZAV", N 9, 18.VI.1848.

стр. 212


нению в общегерманском масштабе была выражена во второй половине мая 1848 г. в решении собрания франкфуртского Рабочего союза и в письмах рабочих союзов в Ханау и в Дюссельдорфе кельнскому Рабочему союзу. А в письме Рабочему союзу во Франкфурте, предложенном Аннеке 29 мая на заседании комитета кельнского Рабочего союза, со всей ясностью указывалось на необходимость "создать один-единственный большой союз всего рабочего класса"60 . Именно это учли марбургские организаторы франкфуртского конгресса демократов, когда, помимо приглашения на конгресс, адресованного ими 19 мая 1848 г. одним только демократическим обществам, они направили 30 мая пригласительное письмо рабочим союзам Германии, в котором им тоже предлагалось послать представителей на конгресс, "чтобы, с одной стороны, посредством общего взаимопонимания и объединения отдельные рабочие союзы... организовались в хорошо расчлененное целое, а с другой стороны, чтобы они вступили в теснейшее братание со стремящимися к осуществлению социальной демократической республики демократическими обществами в целях укрепления и поддержки друг друга"61 . На конгресс, состоявшийся с 14 по 17 июня 1848 г., прибыли "большей частью делегаты рабочих союзов"62 . Однако вопреки надеждам рабочих союзов они не создали самостоятельную рабочую организацию. Заседая совместно с представителями демократических обществ, они организационно оформили общую с ними Демократическую партию, представлявшую собой (вплоть до апреля 1849 г.) объединение демократических обществ и рабочих союзов.

Вследствие ведущей роли кельнского Рабочего союза среди других рабочих союзов Германии видную роль на конгрессе играл его представитель Готшальк. Как сообщила "Neue Rheinische Zeitung" 24 июня 1848 г., именно по его предложению конгрессом было принято решение, гласившее: "Единственно прочной в Германии государственной формой является демократическая республика, в которой общество берет на себя заботу о свободе и благосостоянии каждого своего члена". Указав, что это решение представляло собой "основной принцип" Демократической партии, газета с удовлетворением отмечала, что делегаты "были согласны с тем, что Германия не может добиться своей цели в республике классовых привилегий, классовой монополии, как этого в настоящее время хочет господствующая партия во Франции". Правые элементы конгресса были недовольны такой формулировкой лозунга республики. Делегат боннского Демократического общества даже покинул в связи с этим конгресс, заявив, что он не может "согласовать свое убеждение с убеждением конгресса". Один из делегатов кельнского Демократического общества, К. Крамер, хотя и согласился с мнением боннского представителя, все же остался на конгрессе63 .

Отсюда видно, что в вопросе о республике позиция Готшалька была продиктована массами членов кельнского Рабочего союза, в котором все больше росло влияние приверженцев К. Маркса. Но, несмотря на это, Готшальк остался противником тактики К. Маркса и Ф. Энгельса. Учитывая, что влияние Готшалька было обусловлено уровнем развития рабочего движения, К. Маркс воздерживался от открытых выступлений против него, а боролся через своих сторонников за правильную политику кельнского Рабочего союза. Успехом такой линии было то, что после ареста Готшалька председателем Союза был избран И. Молль, Недооценивая силу сторонников Маркса в кельнском Рабочем союзе, Николаевский считает, что Молль был избран временным председателем Рабочего союза. А ведь в протоколе заседания комитета Союза от 6 июля 1848 г. записано, что Молль указал на необходимость "приступить к избранию нового председателя, после чего избран был гражданин Молль"64 . Значит, слово "временный" - плод фантазии Николаевского. Молль был избран не потому, что, как писал Николаевский, "партийных сторонников Готшалька, которые могли бы заменить его, не было"65 , а именно потому, что только Молль (совместно с К. Шаппером) в состоянии был повести, наконец, кельнский Рабочий союз по пути К. Маркса и Ф. Энгельса.


60 "ZAV", NN 6, 7, 9. 28.V, 4, 18.VI.1848.

61 "Neue Rheinische Zeitung", N 7, 7.VI.1848, Beilage.

62 "ZAV", N 10, 25.VI.1848.

63 "Neue Rheinische Zeitung", N 24, 24.VI.1848; "Der Wachter am Rhein", 1848. I. Dutzend, N 4.

64 "ZAV", N 14, 13.VII.1848.

65 B. Nicolajevsky, O. Maenchen Helfen. Op. cit., S. 174.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-РАБОЧЕГО-ДВИЖЕНИЯ-В-КЕЛЬНЕ-В-ПЕРВЫЕ-МЕСЯЦЫ-РЕВОЛЮЦИИ-1848-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Маргарита СимонянContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Margarita

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ш. З. МАТЛИН, К ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В КЕЛЬНЕ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ РЕВОЛЮЦИИ 1848 ГОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.01.2017. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-РАБОЧЕГО-ДВИЖЕНИЯ-В-КЕЛЬНЕ-В-ПЕРВЫЕ-МЕСЯЦЫ-РЕВОЛЮЦИИ-1848-ГОДА (date of access: 19.09.2019).

Publication author(s) - Ш. З. МАТЛИН:

Ш. З. МАТЛИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Маргарита Симонян
Уренгой, Russia
557 views rating
24.01.2017 (968 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
9 minutes ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В КЕЛЬНЕ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ РЕВОЛЮЦИИ 1848 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones