Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9190

Share with friends in SM

Обычно в жизни мы имеем в восприятии дело с реальной действительностью, с реальными предметами, а не с осознанием образов, так что образ и "является самим предметом" [1. С. 153]. Но психическое может выделяться как образы, мысли, чувства и при этом являться в двух совершенно различных вариантах: как простое наличие, не вызывающее познавательной озабоченности (о психическом), например как содержание познания; как структура сложная и даже не познаваемая.

Действительно, когда мы рассматриваем собственные мысли и образы и констатируем субъективность психического, то возникает вопрос о том, как психическое создается и содержится материальными структурам и в качестве явлений субъективных. Субъективность можно описать как существенную присущность субъекту предстоящего ему содержания (находящегося вне его сознания или тела).

Вопрос об объяснении психического материальным весьма сложен. Существует даже мнение о принципиальной нерешаемости его. Ч. Шеррингтон говорил, что "строго говоря, мы должны вопрос об отношении ума и мозга рассматривать не только как нерешенный, но даже совершенно лишенный начала приступа к задаче" [2. С. 495]. Это, пожалуй, единственный вопрос науки, относительно которого существует мнение о принципиальной его нерешаемости. Прежде всего, психическое не наблюдаемо в субъекте внешним наблюдателем. "Очевидно, что сознание индивида, равно как образ воспринимаемый и представляемый им реально, не дано постороннему наблюдателю" [3]. Надо полагать, что образы, мысли, чувства не наблюдаемы в субъекте принципиально не потому, что они там скрыты, а потому, что они не существуют в направлении

стр. 78

от стороннего наблюдателя к субъекту. Образы, мысли, чувства, будучи субъективными, существуют относительно внутреннего материального смыслового наполнения субъекта в направлении от внутреннего наполнения к внешней действительности. Понимаемость, переживаемость, свойственная образу, имеется только в позиции самого субъекта, так как она коренится в его материальных смысловых структурах. В объективном направлении, в котором только возможно научное объяснение, субъективное психическое существует опосредовано и может быть воспроизведено (познано) только теоретически.

Субъективное психическое есть фактор уникальный. Оно находится в особом положении относительно нашего объективирующего познания (когда оно направлено на психическое), которое может деформировать психическое при нашем представлении о нем. Действительно, образы, мысли могут наделяться (нашим представлением) качеством "идеальность", т.е. представляться как некие невещественные предметы, принципиально данные представлению со стороны. Представление об идеальности психического возникает как взаимодействие нашего объективирующего познания (направленного на психическое) с субъективным психическим, что деформирует его, превращая субъективное психическое в идеальный предмет. Поэтому идеальное психическое есть представление очевидное. Представление об идеальности психического вводит в заблуждение относительно вопроса об его материальной обусловленности. Дело в том, что очевидное представление об идеальности психического как некоего наличного предмета, провоцирует требование объяснить психическое через материальное, но в то же время идеальность выступает как особенность, не соизмеримая с материальным, что порождает мнение о принципиальной необъяснимости психического через материальное [4]. Надо признать, что невещественные образы, мысли не являются целью объяснения через материальное, так как они не порождаются внутренними (мозга, тела субъекта) механизмами, а есть лишь результат нашего воображения. Но это не значит, что представление об идеальности вообще не нужно. Оно служит приближенному описанию сложных систем.

Идеальностями познания являются не только невещественные образы, мысли, но и другие факторы, находящиеся в сложных образованиях, в которых действует субъективность человека. Эти факторы представляются в виде невещественных предметов. Таковы, помимо образов, мыслей, понятие как некое идеальное образование, соответствующее слову и находящееся в уме; знания,

стр. 79

представляемые хранящимися в памяти; язык как система форм, грамматических категорий, идеи, нормы, значения, существующие в данном обществе. Эти факторы служат прагматическому, упрощенному описанию сложных систем. Эти идеальности "в рабочем порядке" представляются натурно существующими в сложных системах, хотя в действительности психические и познавательные явления скрыты в субъектах и не имеют непосредственного внешнего существования. Но при объективном рассмотрении систем (субъекта, общества, текста) субъективные явления должны быть изображены как "составляющие" системы, т.е. в виде объективных реалий. Этому служат условные представления субъективных психических и познавательных явлений в виде невещественных вещей, находящихся в субъекте, в обществе, в тексте, в памяти. Идеальности не существуют сами по себе, т.е. за счет собственных внутренних механизмов (таковых нет), они представлены на более высоком уровне иерархии действительности как реалии, подчиненные психическим или историческим закономерностям, содержащим субъекта, ум, память, язык [5].

Как произведение материальных механизмов психическое есть явление субъективное (нематериальное), противоположенное идеальному: оно не является особой реальностью и не существует с точки зрения стороннего наблюдателя. Подлинная (не воображаемая) субъективная реальность характеризуется слитостыо с предметом, т.е. вхождением в образы, мысли, чувства факта реальности, внешности предмета (находимости вне субъекта или его тела), а также смысловостью предмета. Все это обусловлено внутренними смысловыми механизмами субъекта. По отношению к подлинной субъективной реальности не применимо понятие о невещественности или вещественности, так как являясь определенным переживанием (пониманием, сознаванием), она не есть особое образование, не отделена от внутренних материальных смысловых процессов и состояний, обуславливающих ее [4].

Вопрос о материальных механизмах субъективного психического носит специальный характер, требует изучения организованных структур мозга, тела субъекта. Однако факт субъективности означает, что связь материальных структур мозга и тела, обуславливающих субъективную реальность с этой реальностью, имеет сложное системное строение, включающее целостности субъекта и выходящее за пределы тех прямых связей, которые проявляются при конкретных исследованиях. В последнее время исследователи осознают сложность обуславливания психического

стр. 80

и несостоятельность непосредственного отражения его и приходят к выводу, что "проблема наблюдения должна заменяться задачами конструирования, формирования, генетического моделирования сознания и психики" [3].

Факт субъективности психического присутствует, так сказать, реально, он не выражается непосредственно при описании психического подобно тому, как выражается психическое содержание. Поэтому факт субъективности может опускаться при исследовании механизмов мозга. Так, при нейропсихологических исследованиях пытаются непосредственно связать психическое содержание (его особенности), полученные со стороны субъективной позиции исследуемого субъекта с процессами мозга, взятыми со стороны объективной позиции исследователя. Но указанные стороны, строго говоря, не связаны непосредственно, они разделены реальным целостным субъектом, "механизмом" субъективности. Поверхностная связь внутренней и внешней позиции субъекта может давать практическое описание психики. Но она не пригодна, если ставить вопрос о том, как внутренние материальные механизмы субъекта обуславливают его как целостного источника психического содержания.

Субъективное психическое должно обсуждаться в общем плане: как возможно, что психическое создается и содержится материальными процессами в качестве субъективного явления. Отсутствие "начала приступа" к задаче объяснения психического через материальное, о котором говорил Ч. Шеррингтон, состоит собственно в отсутствии общих предпосылок о субъективном психическом как предмете объективного объяснения, "схематизирующего" субъективное психическое материальными механизмами. Требуется общее критическое обсуждение возможности "начала приступа" к объяснению психического через материальное. Необходимы общие представления о внутренних материальных смысловых структурах субъекта, которые могут объяснить мощь и субъективность психического. Это некий встречный общий подход, при котором допустимы предположения.

Попытка такого рассмотрения была изложена нами в статьях, опубликованных в "Философских исследованиях" в период 1995 - 2011 гг. В данной статье делается обзор изложенного содержания.

* * *

В настоящее время исследования материальных механизмов психического находятся на уровне того, "в каком отношении и до

стр. 81

какой степени мозговые процессы и психологические функции скоординированы между собой" [6. С. 118]. Ныне сложилось общее представление об участии крупных отделов мозга в обеспечении поведения, что имеет большую практическую ценность. Но этот уровень исследования не обеспечивает выявление того, как психическое непрерывно порождается, содержится материальными процессами мозга и тела в качестве субъективных явлений. Здесь дело, по-видимому, как в отсутствии необходимых знаний о сложном материальном субстрате (мозга), так и в недостаточности наших исходных данных о психическом [4].

Недостаток знаний о сложной структуре мозга состоит прежде всего в том, что мы не умеем достаточно отражать и описывать целостности (целостные материальные структуры и процессы), которые играют важную роль в работе познающего мозга Исследователи теряются перед множеством элементарных явлений типа электронных процессов в нервных клетках и не могут определять эти множества как целостности, несущие и вызывающие определенные содержательности.

Целостность характерна для живого организма, в частности для простейшего. Она состоит в связи всех систем организма и в вызываемых микропроцессами жизни движений голодающего тела по поиску пищи. У сложного организма - субъекта - создаются материальные познающие структуры, обеспечивающие сложное поведение. Психическое исходит из внутренних материальных структур субъекта и выражается в виде субъективной содержательности.

Активное функционирование субъекта предполагает включенность в процесс взаимоотношения материальных сторон одновременно всей накопленной ранее информации о предмете. Можно предполагать, что в осознании участвует вся или значительная часть информации, находящейся в субъекте. Действительно, осознать какое-либо положение - значит подразумевать при его формулировании, что мы при необходимости можем объяснить положение или его части, используя свое смысловое наполнение. Сама осмысленность предмета связана с включенностью его во множество информации. Сам по себе предмет или действие не имеют смысла, они обретают тот или иной смысл, поскольку включаются в ту или иную смысловую систему. Отдельные действия впечатляют систему смыслов субъекта, поскольку они входят в ту или иную широкую материальную систему, начинают содержаться ею [7, 8].

Особенность субъективности связана со строением познающей

стр. 82

материальной структуры. Психический способ познания осуществляется сложной материальной структурой субъекта, построенной, так сказать, по схеме субъективности. Основу, ядро схемы составляет мощное внутреннее материальное смысловое наполнение субъекта (его мозга и тела), в котором в ходе индивидуального развития субъекта (начиная с уровня младенца) был в кодированном виде отражен мир предметов и явлений. В основе субъективности познания лежит то обстоятельство, что "мир" заранее, в ходе развития включен в субъекта. Это ставит субъекта вне действительности как предстоящего ей источника деятельности. Мощная материальна система смыслов субъекта включает в кодированном виде предметы действительности, их свойства, действия и отношения, сообщества предметов, теоретические положения. Система смыслов обеспечивает узнающее осознание и понимание предметов при восприятии, а также представления и различные теоретические модели действительности. Надо сказать, что материальные смысловые структуры, определяющие психическое познание, не выделяются в достаточной мере при исследованиях мозга. Поэтому можно усомниться, следует ли полагать, что материальные смысловые структуры мозга и тела соответствуют субъективным образам реальных предметов, их групп и теоретическим концепциям. К тому же неизвестно, как эти материальные структуры переходят в субъективные образы. Но существенно, что смысловое наполнение субъекта, "предшествующее" субъективному психическому, есть наполнение материальное, ибо способность к субъективному выражению действительности сохраняется в периоды отсутствия у субъекта субъективного психического (когда субъект не думает о предмете во время сна, при потере сознания).

О наличии внутреннего материального наполнения свидетельствуют прямые факты. При восприятии ощупывающие движения глаз не считывают всю поверхность предмета непрерывно, они проходят по отдельным местам, однако предмет воспринимается непрерывным и объемным. Ощупывающие движения идут последовательно во времени, тогда как реальность предмета воспринимается независимо от времени. Предмет может быть узнан при кратком взгляде или касании, без подробного ощупывания. О существовании системы смыслов свидетельствует также то, что в ряде случаев мысленное содержание субъективно отражается условными образами, различными у разных субъектов. Так, при слове "Азия" один представляет определенную часть географической карты, другой - лицо жителя Азии. Есть люди, которые мыслят

стр. 83

образами напечатанных слов. Приводится пример, когда понятие "стоимость" сопровождается представлением человека, кладущего что-то на весы. Но во всех этих случаях происходит понимание, что за этими образованиями стоят определенные, в общем, одинаковые материальные смысловые структуры [9]. Все это свидетельствует о том, что во внутреннем материальном смысловом наполнении заранее существует в кодированном виде некие материальные образы. Материальные образы не могут не быть обобщенными, поскольку внутреннее материальное смысловое наполнение не может иметь бесконечное структурное разнообразие, а мы все же узнаем бесконечное количество предметов и экземпляров предмета данного вида. Общий образ отражает главные части предмета и его действия, свойственные всем экземплярам предмета. Материальные образы вообще не совпадают с образами субъективными, они переходят в субъективное психическое в материальных процессах, включающих целостности субъекта. Однако, без сомнения, смысловая обеспеченность, компетентность субъекта представлена материальными структурами мозга и тела, несущими досубъективную содержательность, которая создается в ходе развития и обучения субъекта, а также применительно к обстановке в ходе поведения и деятельности. Надо отметить, что внутреннее материальное смысловое наполнение шире памяти субъекта. Субъект может забыть прошедшую жизнь, забыть о том, кто он такой. Но он сохраняет способность осознавать и понимать действительность.

Простой факт, состоящий в том, что способность субъекта к производству психического представлена материальными структурами мозга и тела субъекта (а не в виде неких идеальностей), есть факт кардинальный. Он, во-первых, означает, что внутренние материальные смысловые структуры не просто физиологически нейтральны, а - когда они составляют целостности - являются структурами смысловыми, представляющими определенные содержательности. У сложного организма субъекта мозг использует особенности жизни тела, он объединяет структуры и процессы в сложные комплексы, кодирующие действительность. Во-вторых, материальность смысловых структур означает, что процессы в них составляют значительную часть психического. Следует полагать, что главное в творческой, "источниковой" стороне психического составляют не изменения и связи в субъективной сфере сами по себе, а оперативные преобразования во внутренних материальных смысловых структурах. Часто на внутренние материальные смысловые преобразования указывает бедная по содержанию субъективная

стр. 84

сторона. Ф. М. Достоевский очень точно сказал: "Известно, что целые рассуждения проходят в наших головах мгновенно в виде каких-то ощущений, без перевода на человеческий язык, тем более литературный" [10. С. 14]. Факт творчества, в которое входит период неосознаваемого изменения материального смыслового наполнения, также свидетельствует о внутренних смысловых преобразованиях.

* * *

Психическое выделено как особое осуществляемое субъектом познание из общего познания, включающего общественные познающие структуры. Психическое познание выделено как особое благодаря тому, что оно основывается на преобразовании мозга. Действительность преобразует мозг, который создает явления познания.

Психическое, субъектное познание имеет две стороны - внутреннюю и внешнюю, что соответствует двум материальным структурам. Такими структурами являются: внутреннее (мозга и тела) материальное смысловое наполнение субъекта и внешняя текстовая (речевая) структура, находящаяся в обществе. В данном и следующем разделах остановимся на этих сторонах.

Внутреннее материальное смысловое наполнение субъекта характеризуется материальностью своего содержания. Содержательности, входящие во внутреннее смысловое наполнение, материальны, они содержаться материальными структурами мозга и тела. Можно сказать, что в человеческое познание, которое кажется существующим лишь в сфере субъективности и осознания, входит процесс, который можно назвать материальным. Мозг, материальное смысловое наполнение субъекта являются материальной познающей моделью действительности.Материальное смысловое наполнение есть то, что называют "бессознательным". Смысловость складывается в материальной бессознательности. Не существует бессознательное как некая субъективная, но неосознаваемая подобность. Не существует неосознаваемая психическая деятельность, представляемая по образцу осознаваемого психического. Неосознаваемо существуют материальные смысловые процессы, которые мы при истолковании результатов вынуждены представлять по образцу осознаваемой содержательности.

Внутреннее материальное смысловое наполнение представляет собой множество связных и подчиненных содержательностей,

стр. 85

характеризуется непрерывностью и подвижностью. В системе смыслов действия и свойства не отделены от предметов, а предметы не отделены от их общностей. Определенный предмет отражается не определенным участком мозга (что было бы ненадежно), а как связность всех или значительного количества содержательностей. Материальное смысловое образование, являющееся основой субъективного представления предмета, включено во множество связей и отношений других предметов мира, находящихся в системе смыслов. Данное действие или предмет обретает определенный смысл только в вышестоящей системе, в которую он включен. Обычно внутреннее материальное смысловое наполнение представляет "ждущую" целостность содержательностей, которые при необходимости, под воздействием целостности субъекта образуют ту или иную рабочую целостность, выражающую протяженное содержание, сложный предмет, теоретическую конструкцию. Внутренние материальные смысловые преобразования не есть взаимодействие неких автономных смысловых структур, якобы, несущих отдельные смыслы. Эти преобразования проходят под воздействием общих целостных структур, подчиняющих частности. Целостность, характерная для живого, есть определенная сложная структура, которая обращается как элемент в более организованной системе по ее закономерностям. В такой системе более простое подчинено сложному. Именно вышележащие закономерности обуславливают элементность, т.е. целостность включенной структуры. Так, субъект включенный во внешнюю общественную жизнь, задающую его активное поведение, есть целостное образование.

Внутреннее материальное смысловое наполнение существует в виде двух структурных образований - системы смыслов, определяющей содержание деятельности и познания, т.е. "как делать" и личностно-мотивационной системы, в качестве которой выступает целостность субъекта. Она в соответствии с ситуацией задает необходимость определенной деятельности, т.е. "что делать". Остановимся на личностно-мотивационной системе.

Личностно-мотивационная система (ЛМС) (целостность субъекта) имеет собственное наполнение, определяющее субъекта как личность. Она формируется в сфере социальной деятельности. Если система смыслов формируется в "поле действия" - предметов, то ЛМС имеет дело с людьми, что определенным образом связывает поведение. Социальная среда включает важные для жизни субъекта требования и обстоятельства, которые впечатляют субъекта через глубокие эмоции и осваиваются им в виде материальных структур

стр. 86

ЛМС. Важное значение имеет поощрение субъекта людьми. К структуре ЛМС относятся такие качества личности и характера, как ответственность и предприимчивость, основные интересы субъекта, его "пункты", информация об опасных ситуациях, общественные ограничения и нормы.

Целостность субъекта создает рабочие смысловые, предметные целостности. Целостности субъекта склонны самоорганизовываться в устойчивые системы и охватывать тот или иной, подчас широкий, аспект действительности, несут соответствующие содержательности, соподчиняя их. Возможности целостности субъекта можно видеть на паталогическихх нарушениях. Так, при раздвоении личности она может делиться на две целостности (личности), имеющие разные имена, разные истории жизни и совершенно разное (подчас противоположное по характеру) поведение, каковые личности включаются попеременно. Переключение с личности на личность происходит скачком, так что создаётся впечатление, что материальные смысловые целостности представляют собой целостное собрание определенных содержаний, не допускающее чуждых содержаний. Другие примеры. Субъект может забывать себя и жизнь, предшествующую катастрофе [13]. Субъект может забыть о гибели близкого человека Может забываться определенный язык, который спустя много лет может вспоминаться [14]. Неудивительно, что целостность субъекта может выбирать в системе смыслов определенные смыслы и создавать протяженную материальную картину, разворачивание которой в субъективное содержание создает решение проблемы. При отсутствии возможности получения решения (в системе смыслов отсутствуют соответствующие данные) субъект, охваченный эмоциональной напряженностью, вызывает такие преобразования системы смыслов, которые приводят к открытию нового. Существует мнение, что субъект спонтанно генерирует сразу множество гипотез (субъективных содержаний), из которых часть выбирается и используется в жизни [15]. По нашему мнению, благодаря управляющему действию целостности субъекта в системе смыслов возникает "гипотеза", отвечающая требованиям действительности. Целостность субъекта под действием ситуации (прошедшей, настоящей, будущей) настраивается на узловые требования жизни и вызывает в системе смыслов соответствующие изменения.

Целостность субъекта (ЛМС) есть тот крайний фактор, который в виде материального образования определяет сам ход психического процесса. Кант восхищался нравственным законом, который по

стр. 87

принципу моральности существует в нас независимо от нас. Нечто подобное характеризует и субъективное психическое. Характерным является настрой целостности субъекта, включенного в общество, на определенный род деятельности. Этот настрой может быть весьма сильным, неотвратимым. Творческий художник, путешественник, мастер своего дела не могут избежать своей деятельности. Творческий ученый не может не познавать и исследовать, так же как азартный игрок не может не играть. Настрой субъекта происходит также на определенную узкую деятельность, связанную с определенными интересами.

Субъективное желание и стремление имеет своей основой напряженность материальной целостности, вызванную настройкой внутренних процессов жизни субъекта. Мы можем содержательно понимать, что мы желаем, но это понимание является движущим, поскольку за ним стоит внутренний настрой целостности субъекта. Деятельность, на которую настроена целостность, и есть сама его жизнь, жизнь внешняя (поведение) и жизнь внутренняя (процессы тела). Об этом свидетельствует тот факт, что вызванное внешними обстоятельствами нарушение деятельности ответственного субъекта может нарушить здоровье субъекта и приводить к его к гибели [16]. Таким образом, материальная настройка целостности субъекта является исходным фактором, источником субъективного психического, каковой при нашем объясняющем познании выступает как наше "Я". Настрой субъекта определяет его психическое поведение, включая представление и восприятие. Как писал С. А. Рубинштейн, "сам по себе образ вне психического процесса или деятельности ... и существовать не может" [17]. Главным фактором, связывающим целостность субъекта с системой смыслов, является эмоциональное напряжение. Эмоции с одной стороны, субъективны, а с другой, связаны с изменением тела субъекта и его органов, вызывающим напряжение [8]. Эмоциональная напряженность есть определенное рассогласование в структуре субъекта, которое снимается после настройки, преобразования системы смыслов или устранения препятствий.

Перейдем к вопросу о характере субъективной содержательности, в которой проявляется внутреннее материальное смысловое наполнение. Выражение содержательности, заключенной в материальных структурах субъекта, имеет специфический характер. Субъективно оно выражается в виде констатирующих чувств или подразумеваний. Констатирующие чувства указывают на наличие содержания, но не говорят каково это содержание. Констатирую-

стр. 88

щие чувства отражают отношение к внутренним материальным смысловым структурам и отношения этих структур. Это как бы выражение познания со стороны материального субъекта, оно несодержательно указывает на содержание предмета. Приведем примеры констатирующих чувств. Так, мышление про себя может не являться цельным изложением содержания, а состоит из отдельных образов, чувственных кивков и отсылок, однако воспринимается как содержательная мысль, ибо сопровождается констатирующим чувством истинности мысли, отсылающим к материальному содержанию данной мысли. Понимание абстрактного текста характеризуется отсутствием полностью открытого содержания, ибо мы не определяем каждое входящее в текст понятие, не интерпретируем его. Переживаемое нами содержание абстрактного текста состоит, по существу, в чувствовании отношений слов и других структурных элементов текста к внутренним материальным смыслам и к чувствованию наличия этих смыслов. Несмотря на отсутствие полного развернутого в тексте содержания, мы чувствуем возможность их интерпретации в случае необходимости. Существуют сложные констатирующие чувства: реальности, правильности, соответствия, истинности, целостности, ценности и др. Несодержательное чувствование целостности текста состоит в констатации наличия внутренней материальной смысловой "картины", находящейся в системе смыслов и соответствующей тексту. Чувство истинности абстрактного текста состоит в чувствовании соответствия его внутренним материальным смысловым структурам.

Важным и универсальным констатирующим чувством является чувство осознанности. Сознание есть состояние готовности субъекта к пониманию, в отличие от понимания оно не содержательно. Осознанность не выражает определенное содержание, а лишь говорит о наличии его в материальной системе смыслов и о возможности развернуть содержание явно. "Дежурное", не направленное на акцентированный предмет сознание есть сравнение воспринимаемой действительности с наполнением системы смыслов и субъективно выражается чувствованием "все в порядке". Субъективную осознанность предмета, вызванную целостностью субъекта, можно определить как совмещенное с восприятием, представлением, мышлением несодержательное чувствование возможности различных действий с предметом (действий представления, мысленных, речевых) без указания на то, каковы эти действия. Это род действия субъекта, охватывающего предмет одновременным (параллельным) несодержательным чувствованием возможности различных действий с ним

стр. 89

без указания этих действий. Несмотря на отсутствие содержания в субъективной стороне осознанности, сознание действенно, ибо отражает действительные материальные смысловые возможности субъекта. Поскольку в общее чувствование возможностей действий не входит чувствование определенной содержательности, его, строго говоря, нельзя назвать чувствованием. Это определенный настрой материальной смысловой системы на предмет, который переживается или "осознается" субъектом.

Помимо обеспечения осознанности и осмысленности материальное смысловое наполнение обеспечивает смыслы слов, т.е. чувствование наличия множества действий, свойств, отношений [И]. Остановимся на двух внутренних факторах субъективного психического - на чувственности и на внутренних направленных движениях (изменениях) в теле субъекта Следует различать чувственность и субъективность. Чувственность обусловлена отклонениями низовых процессов жизни тела. Это есть чувственный фон дления или проживания. По-видимому, чувствилищной основой психического является сам способ существования тела организма. Только низовые процессы жизни тела могут обуславливать чувственность как проживание, неотъемлемое от субъекта, и как напряжение его тела к действию. О том, что тело является субстратом чувственности, свидетельствуют факты определенной независимости ощущений от сети нервной системы. Так, не обнаружена четкая соотнесенность специфических нервных окончаний с различными видами кожной чувствительности (к прикосновению, теплу, холоду, боли), полагают, что "специфические окончания не являются необходимыми для восприятия различных модальностей стимуляции" [18. С. 186]. Обнаружены случаи независимости болевой чувствительности от нервной сети. Можно указать много примеров, когда уменьшение иннервации кожи приводило к повышению болевой чувствительности. Чувственность в теле выступает в виде отклонений микропроцессов жизни, вызванных разными причинами. Можно сказать, что нервная система не порождает чувства, а лишь организует на основе общей чувственности определенные модальности путем связи тела с мозгом.

Чувственность является основой субъективности, которой помимо чувственности свойственна определенная содержательность. Отклонения микропроцессов жизни в системе смыслов и целостности субъекта, которые изменяются (движутся) осмысленно, создают субъективную содержательность. Чувственность имеет в основе элементарные процессы жизни тела. Субъективное

стр. 90

же содержание обусловлено изменениями более сложных структур жизни тела, объемлющих низовые процессы. Более сложные структуры изменяются по законам внутренних движений в теле.

В образовании содержательности играют роль внутренние движения в теле субъекта. Это внутренняя часть движений оглядывания и речевых движений. Они создают изменения (модуляцию) чувственности и этим организуют субъективную содержательность. Имеются внешние проявления внутренних смыслообразующих движений. Так, ребенок затрудняется мыслить при запрещении двигать руками [19. С. 97]. У взрослого внутренние движения проявляются в виде редуцированных движений рук, а также в жестах и мимике. Внутренние движения, а также осознанность предмета вызываются настроенной целостностью субъекта. При непосредственном восприятии, вызванным намерением, форма предмета копируется через органы чувств или предмет сканируется зрением. Эти воздействия и движения в теле вызывают организованные отклонения в микропроцессах жизни, в результате форма копируется объективно. Одновременно предмет осознается и понимается через систему смыслов, которая по команде целостности возбуждает содержательность, используемую при понимании предмета. Если субъективная содержательность не воспринимается, а исходит из субъекта (в виде воображения и мышления), то она основывается на сложных предметных целостностях, возникающих обычно до этого. В материальной системе смыслов под воздействием мотивационной напряженности создаются материальные смысловые "картины", которые в статическом целостном виде представляют единое множество содержательностей на определенную тему. Такие "картины" возникают при историческом ходе познания и соответствуют открываемым законам природы. При творчестве ученого возникает общая материальная "картина" новой теории, которая отражается и является возможностью речевого формулирования ее. Бывает, что картина формулирования теоремы создается задолго до возможности ее доказательства. При замысле текущего поведения или деятельности также возникает соответствующая материальная "картина", которая разворачивается в представляемый план действий или сами действия. Материальные смысловые картины, соответствующие теории, вызывают речевые движения по законам грамматики. Эти движения вызывают в теле субъекта чувствования мышления и воображения.

Главной особенностью познания является объективность, т.е.

стр. 91

способность понимать действительность как существующую вне познающего сознания так, что мы можем предметно владеть ею. Мы воспринимаем непосредственную действительность как объективную, но можем мыслить, что воспринимаемый цвет предмета как таковой не свойственен предмету, а есть нечто свойственное нашему телу. Почему же он практически выступает как свойственный предмету? Потому, что в основе осмысленности лежат не ощущения, а внутренние (мозга, тела) движения, процессы, родственные движениям субъекта во внешнем мире, которые определяют связь и изменения ощущений, а не их состав.

Остановимся теперь на самосознании. Часто определяя сознание, мы преувеличиваем самосознание. Так, высказывается мнение, что "характерной чертой сознательного акта является то, что он представляет собой не только отражение некоторого объекта, но и рефлексию, отражение этого отражения" [20]. Нельзя сказать, что такое изображение сознания является совершенно ненужным. Но оно существует на более высоких уровнях внешней жизни, существует, так сказать, на определенном духовном уровне. Оно составляет то, что является умопостигаемой духовностью. Но прежде всего важно понять, как наше "Я" является фактором действительно источниковым, что возможно при подразумевании "Я" как производного материальных механизмов субъекта. Важно, что на уровне субъекта рефлектирующее самосознание не является необходимой составляющей сознательного психического. Сознание предмета опирается на мощь внутреннего материального наполнения, что обеспечивает самодостаточность сознания без представления своего "Я". "Я" при этом может являться действующим (чувствующим), а не представляемым фактором. Говорят: "мыслить это значит знать, что я мыслю". Но обычно (часто) я не могу этого знать. В мысли я знаю предмет мысли. Лишь когда предметом мысли становится сам процесс, тогда я знаю о том, что я мыслю.

При сознательном восприятии, не включающем явное самоосознание, предмет, данный в ощущениях, выступает осмысленно осознанным, т.е. чувствуется как возможность множества действий с ним, но субъект не выступает при таком восприятии. Предмет акцентирован сознанием как возможность множества действий с ним, тогда как наше "Я" не акцентировано. "Я" не выделено в данном восприятии как особый фактор, оно является "Я"-действующим, реальной предельной позицией, которой предстоит предмет. Приведем пример. В условиях затрудненной видимости я ожидаю автобус. Вижу автобус, отличающийся как предмет от ненужного

стр. 92

мне троллейбуса. Я могу поставить вопрос, вижу ли Я, или мне кажется (из-за тумана), но при этом мое "Я" также не выступает. Здесь ситуация "вижу", а не "мое Я видит".

Самосознание выступает в реальной действительности обычно отдельно от сознания предмета и является разновидностью сознания. Надо полагать, что существуют две разновидности сознания: сознание предмета и сознание субъекта (самосознание), они обычно действуют неодновременно, а перемежаясь во времени, хотя в нашем общем представлении сознания, в интересах выражения субъективности, мы склонны их объединять.

Предстояние предметов субъекту выступает как предстояние Я-психическому, но по-существу состоит в предстоянии воспринимаемого массиву внутренних материальных смыслов. Я-психическое не может быть последней инстанцией, ибо все чувствования, воплощение этого "Я" (чувствование тела, настроения, наличия памяти о прошедшем), сами выступают в предстоянии. Действительной последней инстанцией, которой предстоит действительность, является внутренний материальный смысловой массив. По сути дела Я-психическое есть представление, отражающее комплекс эмпирических моментов, в которых выступает самоосознание. Вне нашей рефлексии самоосознание состоит в действиях и изменениях в теле субъекта, вызывающих сознание субъекта и действительности. Но всякие действия и изменения в теле субъекта сопровождаются чувственностью, в данном случае чувственностью осознания. Субъект ощущает себя необходимым предельным источником множества действий, который выступает как некое единство, тождественное самому себе. Чувствование себя состоит в чувствовании своего тела и одновременного чувствования наличия памяти о прошедшей жизни, которая выражает постоянство себя. Как источник действий мы, в частности, выступаем при восприятии, когда реальность предмета создается нашими действиями, т.е, когда мы воспринимаем реальность предмета как чувствование возможности множества механических действий с ним (касаний, нажатий, захватов), на всей этой эмпирической чувственной основе самоосознания строится наше "Я" как психическое образование.

Внешняя (речевая) сторона психического. Важной стороной субъективного познания является речевое выражение (модель) действительности. В отличие от несодержательной содержательности системы смыслов, речесмысловая система обуславливает содержательное понимание предмета, которое представлено актуальными чувственно-двигательными моделями определенной линии

стр. 93

или аспектом действительности, выражаемые универсальными речевыми (текстовыми) структурами.

Речевая, текстовая сфера является выходной частью познания, в которой познание выступает в субъективном осознаваемом виде. Речевое мышление объективируется в материальном слове (высказанном, написанном), может отчуждаться от субъекта, являться открытой стороной познания. Речевая система подчиняется системе смыслов, которая вызывает речевое отражение в виде разворачивания во времени материальной смысловой содержательной "картины" системы смыслов в последовательность речевых действий. У опытного оратора создается целостная материальная картина его речи, которая реализуется почти без контроля сознания: высказывания "выталкиваются" некими общими чувствованиями, констатирующими соответствие высказываний общему замыслу. Подобно этому при письменном творчестве поэта "стихи свободно потекут".

Речевое понимание погружено в осознание. Каждый фрагмент понимания и понимание в целом базируется на чувстве осознанности, свидетельствующем о том, что субъект при необходимости может развернуть понятие или интерпретировать его. Связь речевой стороны с системой смыслов проявляется в том, что ощущение слова входит в ощущение предмета, а грамматические отношения в тексте выступают как отношения реальных предметов.

Хотя речевое выражение действительности базируется на объективной системе смыслов, но речевой стороне свойственны и собственные творческие возможности. Речевое содержание привносит нечто новое по отношению к объективной действительности. Если содержание излагается в тексте, а не замещается констатирующими чувствами, то текст может подробно и точно выражать содержание познания. Точное содержание в тексте обусловлено анализирующей и синтезирующей особенностями текста. Анализ состоит в том, что слова выражают не только предметы, но и свойства и действия предметов, которые отделяются от предметов и выражаются словами подобно особым предметам. Далее в тексте действительность синтезируется из предметов их действий и свойств. Это обуславливает эффективность познания, но привносит некоторые особенности: появляются неверные и бессмысленные выражения из-за соединения предметов с несвойственными им действиями и свойствами, а также появляются юмористические высказывания. Таким образом, речевая сторона, в отличие от внутренней непрерывной, не отделяющей предметов от их действий и свойств, есть

стр. 94

явление дискретное. Следует отметить схематизм высказываний (предложений). Отдельное предложение схематизирует действительность, оно отражает не все ее многообразие, а выделяет определенную линию (схему) действительности. Когда мы говорим "поезд подходит к платформе", то выражаем схему действия в отвлечении от реальной чувственной обстановки. Читая художественную литературу, мы можем представлять за связной совокупностью частных схем реальную действительность и даже определенную идейность изображаемого (если к этому нас принудит хороший литератор). Научный текст также является последовательным изложением определенных частных схем (суждений, умозаключений, понятий). Система высказываний (предложений), текст может, в отличие от одного высказывания, создавать целостную картину. Текст как бы возвращает к целостности действительности, заложенной в материальной системе смыслов.

Для речевого выражения характерно различие национальных языков, однако содержание, изложенное в них, от языков в общем не зависит, так как внутреннее материальное смысловое наполнение в основном одинаково для разных национальностей. Внутреннее смысловое наполнение, управляющее речью у людей разных национальностей, в общем одинаково, оно изображает действительность. Именно внутренняя содержательность управляет речью. Субъект, не знающий логики и грамматики, может говорить правильно.

Речевое содержание познания можно рассматривать как отторгнутое от субъекта и находящееся в тексте. Общий массив текста, находящийся в обществе, является важным хранилищем и содержателем результатов познания. В математике речевая система в виде наднациональных символических выражений играет особую роль, содержит правила преобразования математических выражений. История наук, представленная в текстах, выходит за пределы жизни отдельных субъектов.

Локализация содержания в тексте в определенной мере является истинной, хотя текст не сам по себе (т.е. как материальное образование) несет содержание, а в паре с понимающим текст субъектом. Можно сказать, что содержание состоит в определенном понимании текста субъектом. Истинность положения о локализации содержания в тексте создается жизнью, деятельностью людей в обществе, выделяющей текст как носитель содержания, пользованием в жизни текстом по передаче и приему сообщения.

Особенностью речевого выражения действительности являются грамматические и логические формы. Грамматические средства (и

стр. 95

логические формы) служат способом контроля за правильностью текста для тех, кто не может понимать его содержание. Количество грамматических средств ограничено в отличие от его содержания. Бесконечность речевых содержаний выступает через ограниченное количество видов грамматического выражения. Так, в грамматике предложно-падежная форма "на" соответствует множеству содержаний, касающихся событий на определенной поверхности. Ограничение количества форм служит экономичности языка: неограниченный по структуре язык (каждому содержанию своя форма) невозможен. Так как номенклатура грамматических средств количественно ограничена, а они должны охватывать неограниченное количество содержаний, то формы обобщены. Содержание, изначально представленное в системе смыслов, является первичным по сравнению с формой. Оно в основе своей не зависит от формы изложения. Мы можем излагать содержание другими словами и на разных языках. Что касается оформления содержания речью, то речь обладает разными формами выразительности при общении. В лингвистической теории речевых актов речь рассматривается как различные виды действий - действия убеждения, просьбы, приказания, порицания и т.д. Речевое субъективное отражение действительности есть специфическая дополнительная аранжировка (категоризация) реальной действительности. Речевые формы не искажают первичную действительность, представленную в системе смыслов. Различные национальные речевые системы лишь по разному категоризируют мир, представленный в материальной системе смыслов, по-существу не изменяя его. Оформление содержания, по-видимому, исходит от характера практической деятельности людей. Последовательное во времени изложение действительности в речи, подобное натурным действиям, субъектно-предикатное деление речи, грамматические предметные отношения, указывающие на определенные действия предметов друг на друга, на орудийные отношения и др. - все это можно рассматривать как средства "аранжировки" отраженной действительности в практической деятельности людей. В некоторых языках особенно явственно выступает категоризация под практику. В китайском языке выделяется класс "предметов, обладающих плоской открытой поверхностью" (например, "стол", "билет", "лицо"), класс предметов, "которые схватываются за ручку, или которые можно представить как схватываемые за нее" (например, "веер", "чашка", "нож"). Выделяются предметы, связанные с подпоркой (например, "виноградная лоза", "радиоприемник") [21. С. 361].

стр. 96

Надо отметить, что речевая часть психического является материальной опорой стороны субъективности психического. Действительно, субъективное психическое (образ, мысль) по роду своему не есть некий идеальный (невещественный) предмет. Это есть род движения, изменения, исходящего из целостности субъекта на познаваемый предмет. Первичным субъективного психического, его основой являются материальные процессы целостности субъекта Причем, эти материальные процессы подобны по характеру самим субъективным явлениям. Так, всубъективном психическом можно выделить две стороны: существенную присущность, принадлежность субъекту и чуждости субъекту, сторона, выступающая вне субъекта, которая свойственна воспринимаемой мыслимой содержательности. Без чуждости субъекту мы не могли бы переживать содержание предметов (натурных и мыслимых) и их сообществ как предстоящих субъекту. Существенно, что эти стороны можно выделить в материальной основе субъективного психического. Выше говорилось. Что главным является субъективный настрой материальной целостности субъекта на желание и хотение, а не само субъективное чувствование желания и хотения, которые являются вторичным отражением. Сторона присущности субъекту первично выступает как настрой материальной целостности субъекта на движение (в теле субъекта), исходящее наружу. Что касается чуждости субъекту, то исходящее из целостности субъекта направлено на объективные предметы, в качестве которых выступают реальные внешние предметы (при восприятии) и содержательные слова (при воображении и мышлении), которые создаются речевой системой.

Отметим некоторые моменты процесса психического познания. Настрой материальной целостности субъекта вызывает, в случае необходимости, осознанность как чувствование возможности различных действий с предметами. Помимо этого целостность субъекта вызывает внутренние движения, обуславливающие субъективное содержание понимания. При восприятии внутренние движения, сканирующие внешний предмет, вызывают (через систему смыслов) восприятие формы предмета в виде чувствования различных механических действий с ним (касаний, захватов). При воображении и мышлении движения идут, по-видимому, по грамматическим законам, что вызывает чувствование теоретической содержательности предметов или их сообществ, представленных синтетически предмето-словами. Грамматические формы и законы эквивалентны действиям предметной содержательности. Так, предметно-падежные отношения выражают действия предметов и действия с предметами.

стр. 97

Трудно предположить, что при освоении родного языка ребенком грамматические отношения формируются отдельно в его системе смыслов. Ребенок осваивает падежные отношения как обобщение отношений предметов и отношений к предметам.

Психическое познание исходит из процессов жизни тела субъекта и в целом выделено общественной жизнью (или природой при жизни на природе), в которую включен субъект. Субъект не может не работать, не может не выполнять служебные и семейные обязанности. Это требует сложной деятельности. Он не может не выполнять ограничения и требования общества. Требования, предъявляемые общественной жизнью поведению субъекта, могут обладать абсолютной повелительностью, что создает ситуацию волевых действий. Волю можно объяснить как подчиненность вышележащим требованиям. Воля в ее высшем проявлении состоит в способности субъекта преодолевать сопротивление самого себя или других людей для того, чтобы совершать поступки, отвечающие более высокой цели, поставленной требованиями общества.

Зачем нужна субъективная содержательность? Если результаты психики рождаются в пределах материального субстрата, и не может быть допущено идеальное, существующее вне этого субстрата и над ним, то можно представить себе гипотетического субъекта, поведение которого столь же осмысленно, как и субъекта реального, но который не имеет сознания, субъективного психического. Общий ответ, по-видимому, следующий. Субъективность есть главная особенность такой материальной системы (субъекта), которая способна осуществлять сложное активное поведение. Материальные механизмы не были бы в состоянии обусловливать такое сложное (исходящее из субъекта) поведение, если бы они не были организованы по типу субъективности. Субъективное психическое не есть излишество, оно есть необходимая сторона высокоорганизованных специфических материальных структур, обеспечивающих сложное активное поведение.

* * *

Ввиду изложенных выше представлений, на первый план выступает логичность содержания мысли, а не формы мысли, изучаемые наукой логикой, которые по-существу служат выразительности речи. В отличие от национальных форм грамматики и логики, особенности логичности содержания для разных языков практически

стр. 98

одинаковы, так как связаны с содержанием действительности, не зависящим от национальности субъекта.

Логика имеет дело с правильностью формы мышления и пренебрегает конкретной содержательностью его. Говорят: "содержание мысли не оказывает влияния на правильность рассуждения и поэтому от него следует отвлечься. Для оценки правильности существенна лишь форма мысли" [22. С. 10]. Правилен по форме следующий бессмысленный силлогизм: "львы суть травоядные, коровы суть львы, следовательно коровы суть травоядные".

В связи с наличием внутреннего материального смыслового наполнения субъекта, которое определяет содержательность познания, необходимо подчеркнуть роль содержания мысли как основы истинного познания. Объективная (материальная) смысловая система является гарантом, "органом" реальности отражения. В своей низовой части, которая возникла в ходе восприятия предметов, их действий и отношений, она отражает непосредственную действительность. При развитии субъекта появляется система смыслов, вызванная речевыми действиями, смысл которых носит опосредованный характер (теории), но этот верхний слой базируется на низовой части системы смыслов. Поэтому возникающие при творчестве интеллектуальные теоретические концепции не порывают связей с первичной действительностью. Истинно то, что соответствует системе смыслов, в которой качества и действия связаны только со своими предметами. Констатирующее чувство истинности состоит в чувствовании соответствия содержания внутреннему смысловому наполнению. Ложность как и юмор возникает в пределах речесмыслового уровня. Речь отделяет действия и свойства от предметов в виде особых предметов. Это дает возможность интерпретировать действительность на более высоком теоретическом уровне, создает условия для возникновения ложных и юмористических высказываний путем соединения предметов с чужими свойствами и действиями.

Во внутренней объективной стороне системы смыслов из "предметов" и их отношений, под воздействием целостности субъекта, создаются целостные материальные "картины", отражающие те или иные сложные аспекты действительности. Эти "картины" являются возможностью действий (речевых представлений, натурных), из них эти действия разворачиваются во времени в субъективный вид. Субъективный вид (содержательность), протяженный во времени, характеризуется логичностью. Надо полагать, что логический ход речевой мысли есть отражение в речи связи правильных истинных

стр. 99

внутренних материальных смысловых комплексов, т.е. комплексов, основанных на доречевой системе смыслов [5]. В логичные связи выходит то, что уже было в смысловой системе. Если из одного истинного высказывания следует другое, то это не в силу некой логики самой по себе, а в силу содержательности высказываний. В обыденной жизни процесс опосредованного выделения неизвестного через известное с помощью логичности мысли состоит в изъятии искомого из содержательных непрерывных связей, находящихся в материальной системе смыслов. Когда субъект в жизни решает сложную задачу, то это происходит путем преобразований в его системе смыслов, приводящих к "изъятию" решения из внутреннего смыслового наполнения. Новые связи, соответствующие вновь открываемому, возникают в системе смыслов только при преобразовании ее в процессе общественного познания [5. С. 212]. Содержательная логика, т.е. логичность содержания, есть логика понимания последовательного изложения текста, это логика содержания математики, физики, биологии и др. Это реальное мышление, в котором главную роль играет определенное содержание. Такое содержание отсутствует в обобщенных законах, излагаемых наукой логикой. Возьмем закон: если из А следует В, а из В следует С, то из А следует С. Здесь отсутствует главное: как из одного следует другое. Это главное состоит в реальном мышлении определенного содержания.

Однако в математике имеются случаи отделения логики от содержания. Так, в чистой геометрии имеется строго аксиоматизированная система, в которой логичность, как кажется, отделена от содержательности и которая строится как чистая логика, безразличная к определенной содержательности. Но по существу аксиоматизированная система имеет вполне определенное содержание, именно содержание школьной геометрии, представляемое через идеальности (точка, прямая, плоскость). Такое содержание находится в системе: смыслов геометра. Но аксиоматизированная система действительно может выступать как чистая логическая форма связей между нераскрытыми словами. Это связано с двойственностью речи. С одной стороны, речь входит во внутренние скрытые процессы материальных смысловых структур, поэтому она содержательна. С другой стороны, она выступает как вынужденное изменение связей внешних материальных предметов, т.е. слов и их систем, отторгнутых от субъекта [23. С. 10].

Текстовая часть познания характеризуется и формальной логикой. Текст не только выражает содержание, он также отражает

стр. 100

особенности жизни и практической деятельности людей, в частности выразительности мыслей при общении. Выразительность как реальное действие заключено в формах мысли, может выражаться формами мысли. Формальная логика имеет дело с выразительностью мысли. Таковы, по существу, фигуры силлогизма, формы которых являются формами выразительности речи.

Особое место занимают изобретения логиков - логические исчисления. В них используется способность текста синтезировать сложные теоретические конструкции из назначенных предметов, свойств, действий и отношений. Логические исчисления используются при конструировании автоматических устройств и в математике. Но они не имеют отношения к мышлению субъекта. Естественное мышление субъекта отличается от любого искусственного разума тем, что оно создается теми же материальными структурами, которые создают само существование, жизнь субъекта.

* * *

В познании можно выделить два уровня: субъективное восприятие, механизмы которого формируются у субъекта непосредственной действительностью, и уровень теоретического познания, исходящий непосредственно из субъекта познания и формируемый общим (общественным) познанием.

Восприятие, как и все познание, субъективно. Специфика субъективности восприятия состоит в том, что, во-первых, мы воспринимаем действительность как обособленные предметы, физические (не сплошные) поверхности которых заменяем сплошными поверхностями ощущений. Ощущаемые поверхности и предметы выступают реальными и объективными, поскольку мы можем действовать с ними. Во-вторых, воспринимаемый мир есть ограниченный аспект полного мира Восприятие и представление "вырезает" из бесконечно глубокой и широкой природы мир отграниченных макровещей, размеры которых соизмеримы с размерами и перемещениями человеческого тела Исходным моментом макровыделенности предметов является то, что человек есть макросущество, которое может воздействовать на окружающий мир только механически, частями своего тела (руками), а не реактивами. Восприятию и представлению не дан непосредственно микромир (мир физики микрочастиц и мегамир мир астрофизики). Восприятие, таким образом, есть ограниченное восприятие определенной стороны полного мира Однако эта ограниченность обеспечивает объективность восприятия,

стр. 101

т.е. совпадение воспринимаемого с действительностью. Дело в том, что макровыделенные вещи есть объективная часть полного мира. Ибо выделение отграниченных вещей происходит в объективных взаимодействиях тел (столкновениях, нажатиях, несовпадениях в пространстве), за которыми стоят внутренние невоспринимаемые микропроцессы тел, обусловливающие непроницаемость их в механических взаимодействиях (их твердость, упругость, пластичность). Соответственно наше субъективное восприятие выделяет объективность вещей, и эта объективность состоит в чувствовании множества возможных действий с вещами. Главным, ведущим является восприятие расположения и формы (при константности восприятия), выделяемых макровзаимодействиями, а не цветоощущениями, как о том свидетельствует опыт слепых и дальтоников. Расположение и форма являются объективными качествами в полном мире.

Иное дело при познании микромира. Теоретическое познание воспроизводит микродействительность по опосредованным данным (следы в камере Вильсона, показания приборов). Содержание микромира, выражаемое физиками-теоретиками, не дается непосредственному восприятию, оно необычно и странно. Физики могут задаваться вопросом: достаточно сумасшедшая та или иная идея о микромире, чтобы быть истинной? Электрон является и волной и частицей, он не имеет определенной траектории движения и может находиться в разных точках с теми или другими вероятностями. Кварки, наделенные "поэтическими" характеристиками, являются составляющими элементарных частиц, но не существуют вне этих частиц. Открыто много частиц, о которых не известно, для чего они существуют. Многие проблемы микромира ныне не решаемы, но они безусловно будут решаться или сниматься более широкой теорией.

Возникает вопрос, как возможно, что такие необычные данные действительно отражают микромир. Здесь пока возможны только общие предположения. Во-первых, следует принимать, что развитие познающего мозга человека происходит не только в сфере знаний, но и в системе таких отношений жизни, которые не имеют форму знаний. Действительность в познании действует не только через восприятия, представления и рассуждения о них, но и непосредственно преобразует материальные смысловые структуры субъекта процессами внутренней и внешней жизни. Во-вторых, в ходе истории развития познания микромира создается его связная картина, система взглядов, которая обладает возможностью принимать или отвергать определенные сведения или прогнозировать

стр. 102

определенные открытия. Система взглядов относится к общественному познанию, развитие которого удерживает эту систему при действительности. Здесь к месту привести высказывание П. В. Копнина: "Не один лишь опыт является источником нового знания. Мышление, следуя внутренней логике своего развития, приводит к таким результатам, которые не только не были ранее установлены в опыте, но и принципиально недоступны непосредственному воспроизведению в нем. Мышление обгоняет опыт, определяя пути его открытия" [24. С. 111].

Мир восприятия выделен как особый объективный мир. Это реальный мир практического обыденного восприятия, являющийся предметом непосредственных действий субъектов и примыкающих умственных действий. Реальный мир восприятия является как единственный объективный мир, в котором мы живем и вещи которого мы только и представляем себе в обыденной жизни. При общих (философских) рассуждениях необходимо наряду с общим миром, познаваемым теорией, иметь в виду практический мир восприятия, который конституируется внешней жизнью людей.

* * *

Познание субъекта является дедуктивным. Индукция не свойственна психическому познанию, она входит в общее (общественное) познание. Обобщенность является исходной (простой) формой субъектного познания. Положение об обобщенности касается различных сторон речевой деятельности. Так, обобщенность свойственна словам. Слово "книга" выражает все книги. Слово обобщает, поскольку соответствующая ему внутренняя смысловая структура выражает множество материальных смыслов, ответственных за частности. Выделение определенных частных предметов происходит в условиях реального восприятия предмета и обозначается специальными грамматическими средствами (собственными именами, определенными артиклями). Обобщены высказывания, не привязанные к текущей реальности, обобщены грамматические средства (например, предложно-падежные отношения), обобщены виды интонаций речи. Действия рассудка, отрешенные от временных зависимостей реальной действительности, всегда обобщены. Только в условиях конкретной обстановки совокупность высказываний обретает определенную конкретность. Так, высказывание чеховского персонажа "лошади кушают овес и сено" обобщено, а высказывание "наши лошади кушают сейчас овес и сено" - конкретно.

стр. 103

В субъективном познании более частное подчинено общему. Так, смысл слова может конституироваться содержанием текста: не зная определения понятия, мы правильно пользуемся соответствующим словом в тексте. Содержание текста выступает как вышестоящая организация, за которой стоит определенная смысловая материальная "картина". Есть пример характерного нарушения вследствие повреждения мозга. Больная свободно читала текст, но не могла узнавать отдельные буквы [25. С. 250]. Ясно, что содержание слов определялось со стороны вышележащих структур, ответственных за содержание текста. А. Пуанкаре говорил, что порядок расположения силлогизмов в доказательстве (его верхний уровень) более важен, чем сами силлогизмы. И поскольку он способен представлять этот порядок в целом, для него не составляет труда восстановить сами силлогизмы [26. С. 311]. При порождении речи опытным оратором она не проектируется непрерывно в сознании, констатируется лишь соответствие высказываний общему замыслу, который представлен в материальных смысловых структурах. Подобное верно и для поведения. К. Прибрам пишет о поведении: "Последовательный характер следует понимать не как соединение движений в цепи, а как их дифференциацию, процесс декодирования ранее сформированной пространственной конфигурации" [6. С. 242].

Подчинение частностей более общему в системе смыслов обуславливает дедуктивное (от общего к частному) познание. Это находит отражение в логике. В логике рассматриваются силлогизмы, которые представляют собой умозаключение от общего (от общеутвердительных или общеотрицательных суждений). В силлогизме частные положения выводятся вынужденно. В то же время в логике отсутствует теория индуктивного вынужденного познания, ибо таковое не существует в субъективном познании, оно происходит в сфере общественного познания. Открытие нового закона или теории, обобщающих частные случаи происходит в виде создания в материальной системе смыслов субъекта новой смысловой материальной "картины". Дедуктивное познание субъекта есть общий закон, выражающий психическое познание. Б. Рассел говорил, что высказывание "все люди смертны" не обосновано. "Нет ничего логически противоречащего самому себе в понятии бессмертного человека Мы верим в истинность вышеприведенного на основе индукции.., но это делает предложение вероятным, но не достоверным" [27. С. 218]. Но мы верим в высказывание "все люди смертны" не в силу индукции, а в силу дедукции, которая имеет теоретический характер, выступает как способ мышления.

стр. 104

Неопозитивисты (логические атомисты) пытаются представить все содержание познания в виде набора предложений, непосредственно сопоставимых с действительностью через личный опыт ощущений и восприятий субъекта. Но познание не связано с миром только через ощущения и восприятия, оно включает теоретическую деятельность, которая привносится со стороны заранее сформированных внутренних материальных структур субъекта. Образования в системе смыслов, соответствующие новым обобщениям, теориям, создаются жизнью в обществе [5. С. 212].

Дедукции отвечают случаи, когда общие понятия рассматриваются как единое образование, однако суждение выражает все множество явлений, охватываемых понятием. Так, Архимед, формулируя свой закон, не задавался вопросом, надо ли проверять закон на разных водах и на разных жидкостях, он имел дело с определенной водой. Главная особенность жидкости - заполнение формы сосуда и выталкивание представляется субъектом эмпирически и связано, по-видимому, с простым теоретическим объяснением закона Архимеда. В самом деле, выделяем мысленно в жидкости определенный объем. Этот объем жидкости находится в равновесии, так как его вес уравновешивается выталкивающей силой со стороны остальной жидкости. Подобным образом закон Ома действителен для всех электрических цепей. Он элементарно выводится, отправляясь от представления о свободных электронах в проводниках [29. С. 37]. Доказательство, проведенное по индивидуальному рисунку треугольника (например, о сумме углов), верно для всех треугольников вообще. Законы природы открываются в ходе развития познания как и дедукция, обобщая множество аналогичных случаев. Так, все люди смертны, закон Архимеда действительны для всех живых и жидкостей, закон Ома действителен для всех электрических цепей.

Субъективное психическое (чувства, образы, мысли) входит в общее (общественное) познание, но выделяется как особый субъектный вид познания, так как связано с развитием человеческого мозга. Субъективное психическое принципиально не наблюдаемо в субъекте со стороны, оно не существует в позиции стороннего наблюдателя, а существует в направлении от субъекта наружу, поэтому может быть объяснено только опосредовано, теоретически. Направленное существование психического обусловлено двумя обстоятельствами, которые, на наш взгляд, следует учитывать при конкретных исследованиях обусловленности психического материальными механизмами. Во-первых, в структуре субъекта имеется

стр. 105

материальное смысловое наполнение, кодированное структурами мозга и тела и предшествующее субъективной содержательности. Во-вторых, в материальных структурах, обусловливающих субъективное психическое, важную роль играет целостность субъекта и смысловые целостности мозга и тела.

ЛИТЕРАТУРА

1. Михайлов Ф. Т. Загадка человеческого Я. М., 1976.

2. Павлов И. П. Избранные произведения. М., 1959.

3. Велихов Е. П., Зинченко В. П., Лекторский В. А. Сознание: опыт междисциплинарного подхода // Вопросы философии. 1988. N 11.

4. Пучинский В. М. Субъективность психического как предмет изучения // Философские исследования. 2006. N 3 - 4.

5. Пучинский В. М. К общей схеме механизмов субъективного психического. М., 2004.

6. Прибрам К. Языки мозга. М., 1975.

7. Пучинский В. М. Внутреннее материальное смысловое наполнение как основа субъективного психического // Философские исследования. 2009. N 1 - 2.

8. Пучинский В. М. О субъективности психического // Философские исследования. 2005. N 1.

9. Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М., 1970.10.

10. Достоевский Ф. М. Скверный анекдот. М., 1956.

11. Пучинский В. М. Материальное смысловое наполнение, сознание и понимание // Философские исследования. 2010. N 1 - 2.

12. Пучинский В. М. Содержательность математики как изобретения // Философские исследования. 2010. N 3 - 4.

13. Кон И. С. Открытие Я. М., 1978.

14. Леви В. Л. Охота за мыслью. М., 1967.

15. Смирнов С. Д. Психология образа. М., 1985.

16. Пучинский В. М. Об общей ситуации познания субъективного психического // Философские исследования. 2010. N 3 - 4.

17. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.

18. Милнер П. Физиологическая психология. М., 1973.

19. Вопросы психологии. 1958. N 2.

20. Дубровский Д. И., Черносвитов Е. В. К анализу структуры субъективной реальности // Вопросы философии. 1979. N 3.

21. Успенский Л. В. Слово о словах. Л., 1962.

22. Ивин А. А. Логика. М., 2001.

23. Пучинский В. М. Некоторые особенности развития математики // Философские исследования. 2011. N 1.

стр. 106

24. Копнин П. В. Понятие мышления в кибернетике // Вопросы философии. 1961. N 2.

25. Доброхотова Т. А., Брагина И. Н. Функциональная ассиметрия и психопатология очаговых поражений мозга. М., 1977.

26. Пуанкаре А. О науке. М., 1983.

27. Рассел Б. История западной философии. Т. 2. М., 1993.

28. Корнфорт М. Наука против идеализма. М., 1948.

29. Мансуров Н. Н., Попов В. В. Теоретическая электротехника. М., 1952.

30. Пучинский В. М. О форме и содержании текста // Философские исследования. 2008. N 3 - 4.

31. Пучинский В. М. Материальные смысловые отношения в психическом познании // Философские исследования. 2006. N 2.

32. Пучинский В. М. О теоретическом познании и логике // Философские исследования. 2006. N 3 - 4.

33. Пучинский В. М. Обусловленность и свобода психического // Философские исследования. 1997. N 1.

34. Пучинский В. М. О локализации значений в обществе и объективности познания // Философские исследования. 1998. N 1.

35. Пучинский В. М. О субъективном психическом как предмете познания // Философские исследования. 2000. N 2.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-МАТЕРИАЛЬНЫМ-МЕХАНИЗМАМ-СУБЪЕКТИВНОГО-ПСИХИЧЕСКОГО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Diana FreshContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Fresh

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. М. Пучинский, К МАТЕРИАЛЬНЫМ МЕХАНИЗМАМ СУБЪЕКТИВНОГО ПСИХИЧЕСКОГО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 16.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-МАТЕРИАЛЬНЫМ-МЕХАНИЗМАМ-СУБЪЕКТИВНОГО-ПСИХИЧЕСКОГО (date of access: 18.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. М. Пучинский:

В. М. Пучинский → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Diana Fresh
Нижний Тагил, Russia
943 views rating
16.09.2015 (1463 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
10 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
10 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
10 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
10 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
10 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
11 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К МАТЕРИАЛЬНЫМ МЕХАНИЗМАМ СУБЪЕКТИВНОГО ПСИХИЧЕСКОГО
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones