Libmonster ID: RU-8637
Author(s) of the publication: В. А. ГАЛЬКЕВИЧ

Ряд предпринятых ранее попыток дать ответ на вопрос о подлинном смысле существования и развития Вселенной ставили своей целью кратко и доступно объяснить субэлементарную логику начала, понять, какова возможность и необходимость ее конструктивного развертывания в систему. Достигнутый итог был ориентирован на раскрытие глубинных явлений, имевших место в самом основании объективной реальности. Необходимость дополнительной детализации логики исходного начала, равно как и раскрытия закономерностей становления Вселенной как системы, вызвана тем, что ряд общих положений выдвигаемой теории актуализации Абсолютного, установленные в книге автора "Проблема трансцендентного. На пути к решению" оказались труднодоступными адекватному пониманию вследствие их новизны и глубокого метафизического содержания. И все же научная актуальность проблемы, несмотря на ее сложность, не дает права ограничиться ранее достигнутым, вынуждая интерпретировать проблему в более широком контексте с привлечением не менее эффективной методологии системного подхода.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что система как предельно общая реальность, как и сама актуализация Абсолютного, имеет прямое отношение к раскрытию подлинного смысла возникновения, существования и развития Вселенной. Однако само раскрытие смысла существования последней зависит не только от обостренного желания увидеть раскрытие осуществленным. Ибо, как оказалось, немалым препятствием на пути познания подобного смысла явилась субъективная ограниченность установленных ранее средств его постижения. Особенно четко и недвусмысленно это следует из одного высказывания, где к философам предъявляется настоятельное требование "полностью освободиться от тирании субъективности, которая характерна для новоевропейской философии" 1 , где располагает преимуществом узкопозитивистское пренебрежение метафизикой. Здесь имеется в виду то сомнительное кантовское миропонимание, согласно которому метафизика как наука о бытии, о том, каково оно есть само по себе, без примеси субъективности, якобы, невозможна. Позитивистские умонастроения в общеевропейском масштабе, естественно, не могли не повлиять и на характер естественнонаучных исследований. Этим объясняется тот факт, почему ни современная космология, ни теория относительности, ни квантовая физика,

стр. 225


ни теория "Большого взрыва" не дают адекватного ответа на с виду "банальные" вопросы, как, почему и для чего существует Вселенная, ограничиваясь лишь рядом математических моделей. Именно эти вопросы, как и ряд других не менее существенных, представляют из себя задачу дополнительного исследования.

* * *

Доступность восприятия предлагаемой точки зрения зависит от того, насколько читатель знаком с метафизикой предсуществования сверхъестественного, то есть в конечном счете с историей и спецификой понятия трансцендентного. Абсолютного. Учитывая сложность проблемы, автор вправе снять с себя часть ответственности за вероятную неадекватность понимания читателем принятых решений. Это заявление не следствие стремления к переоценке собственных результатов, а всего лишь понимание крайне неординарной специфики проблемы, которая долгое время считалось либо неразрешимой, либо следствием ложных притязаний мистики, либо продуктом экзальтированного сознания.

Первая трудность, которую следует преодолеть в контексте метафизики Вселенной, состоит в необходимости исключения признаков существования и личностной духовности из того, что мы называем подлинно Абсолютным, трансцендентным. Во всяком случае, это не элементарная материальность и не сверхразумное божество. Спрашивается, что же это за реальность, которая лишена собственного существования? Читатель, не знакомый с подобной проблематикой, вправе задать вопрос: как можно мыслить о том, что Абсолютное, будучи лишено существования, само как понятие весьма условно и выражает собой лишь то, что оно некоммуникативно, нетождественно себе, бессодержательно, лишено собственного значения, недоступно схватыванию его мыслью. Кстати, подобная характеризация была уже известна богословским ареопагам Византии, что еще раз подчеркивает, что речь идет о простейшей мета-реальности, которая тем не менее представляет собой вполне реальную научную проблему и не менее актуальную задачу построения (не побоюсь этих слов) объективной реальности, так сказать, из ничего, на пустом месте.

Все приключения и недомолвки относительно возможности постижения подлинной метафизики Абсолютного повязаны с распространенной среди философов уверенностью в том, будто главное в познании ее основоположений уже достигнуто. Примером кажущегося завершения познания метафизики первоначала явились, с одной стороны, системы Фихте, Шеллинга и Гегеля в немецкой классической философии, с другой стороны, системы на основе идеи "Всеединства" В. Соловьева, Е. Трубецкого, Булгакова, Флоренского в русской религиозной философии. Например, в так называемой "философии откровения" после дли-

стр. 226


тельных исканий Шеллинг не без удовлетворения приходит к выводу, что истину первоначала следует искать "по ту сторону разума в особом религиозном опыте", кстати, оказавшегося, согласно философу, недоступным рациональному познанию. Иронизируя по этому поводу, Гегель критикует положение о "непостижимости начала" на том основании, будто "нет ничего такого, что могло бы иметь начало, ни поскольку нечто есть, ни поскольку его нет; ибо поскольку нечто есть, оно не начинается теперь впервые, а поскольку его нет, оно также не начинается" 2. Безуспешно пытаясь доказать, что первоначало как синоним Абсолютного все-таки как-то есть, Гегель аргументирует это псевдодиалектикой тождества и различия бытия и ничто, якобы спонтанно переходящих посредством синтеза в становление, причем без указания на какую бы то ни было смыслоподобную необходимость, кроме неадекватно истолкованной противоречивости указанных понятий. Тем самым, идеализируя диалектическую функцию противоречия, Гегель невольно лишил первоначало познавательного преимущества, игнорируя постижение смысла и необходимости развертывания простейших элементов исходного начала в систему актуализации Абсолютного.

Несмотря на ряд положительных предсказаний, не менее драматичным в раскрытии специфики Абсолютного являются высказывания русского религиозного философа С.Н. Булгакова по поводу метафизики начала. Так, полагаясь на итоги отрицательного богословия, философ уточняет, что "абсолютное "Не" отрицательного богословия ... не содержат никакой отрицательной утвержденности, которая всегда есть соотносительность ... Скорее это "Не" есть отрицающее всякое высказывание, оно не столько отрицание того или иного определения (Абсолютного - В.Г.), сколько его отсутствие, выражение невыразимого, жест трансцендентного в имманентном, предел для мысли и для сознания" 3 . Все эти, как и множество подобных, высказываний представляют собой свидетельство длящейся в течение столетий неудовлетворенности незавершенным пониманием подлинной сущности трансцендентной сверхреальности. И все же последние высказывания констатируют факт положительного (в познавательном смысле) отказа философа от неадекватного определения Абсолютного в ложном качестве собственной отрицательности, которая не дает нам объективного представления о сущности и возможностях трансцендентного.

Для полной информации о специфике еще раз напомним, что оно по известным определениям Платона не имеет частей, т.е. не есть целое, не имеет ни начала, ни конца; это значит, что оно не есть какая-нибудь фигура и тем самым не занимает никакого пространства. В конечном счете оно оказывается равнозначным тому, что к нему не применимы никакие признаки тождества, различия и подобия, следовательно, оно не есть бытие, т.е. оно есть ничто.

стр. 227


В итоге невольно складывается неудовлетворенность множеством чисто отрицательных определений. С целью исключения деструктивного излишества подобных определений в предыдущих исследованиях автором была предпринята попытка существенно сократить число отрицательных определений, но так, чтобы представить Абсолютное совершенно независимым от каких бы то ни было фальсификаций предметной определенностью. Такими наиболее адекватными формальными определениями (вернее, особенностями) Абсолютного оказались, с одной стороны, несамотождественность, а с другой, - безотносительность. Подобное сведение особенностей к двум позволило, наконец, раскрыть не только тайну потусторонней сверхестественности, но и определить необходимость исходного начала, равно как и возможность развертывания на его основе системы актуализации Абсолютного, где оно приобретает свою сверхестественную трансцендентную сущность.

Познавательный смысл установленных выше двух отрицательных особенностей состоит в том, что они взаимно дополнительны, т.е. определяют необходимость друг в друге согласно правилам равнозначных импликаций "если А, то В" и наоборот "если В, то А". Фактически это означает, что в перспективе они утверждают собой единство их оперативных значений. И все же это не снимает нашей неудовлетворенности ими как чисто формальными рассудочными определениями. Именно здесь становится совершенно очевидным, что формализм указанных отрицательностей невольно привносит субъективное вмешательство в сам процесс актуализации Абсолютного, вследствие чего последний лишается здесь необходимой объективности или, более наглядно, самочинности.

Учитывая совершенно чуждую для актуализации Абсолютного субъективизацию установленных особенностей было принято решение: разрубить узел формальных определений полаганием общей границы между ними с единственной целью - снять с них формальную отрицательность и превратить их в имплицитные (неявные) представления. Для наглядности скажем так: значение границы остается при этом относительно объективным, а значения определяющих ее особенностей, напротив, снижаются в ранге объективности, оставаясь на позиции их формальной различимости. Из контекста следует, что полагание границы - это первый лишенный субъективного вмешательства решающий шаг в определении объективных средств актуализации Абсолютного. Вместе с тем, не следует представлять так, будто граница есть некое пространственное полагание. Ведь здесь она выполняет всего лишь функцию внепространственного упреждения (недопущения) отрицательности установленных особенностей.

В том, что полагание границы в перспективе не есть следствие узкосубъективного решения, можно убедиться через сопоставление двух

стр. 228


разных истолкований ее конструктивного значения. Так, например, в наукоучении Фихте граница между "Я" и "не-Я" полагается как средство исключения возможности их взаимного уничтожения. Согласно философу допускается существование противоположностей, каждая из которых не может уничтожать другую вследствие самопроизвольной локализации между ними общей для них границы 4 . Это решение Фихте могло бы стать глубоким прорывом к трансцендентному, если бы не спекуляция различием между положительным "Я" и отрицательным "не-Я". Между тем, предлагаемое нами обоснование предопределяющего смысла полагаемой границы означает не что иное, как определение средства для снятия отрицательности двух особенностей Абсолютного. Поскольку же последнее на уровне трансцендентного не располагает непосредственной принадлежностью ему этих особенностей, тем самым граница между ними (вопреки различимости "Я" и "не-Я" по Фихте) невольно привносит в процесс актуализации их неразличимость. Фигурально говоря, Гегель назвал бы эту неразличимость не иначе, как результатом впадения границы в противоречие с собой. Но мы-то видим, что неразличимость особенностей есть не что иное, как следствие неизбежной неопределенности их на уровне трансцендентного, где изначально время и пространство отсутствуют. А это значит, что пограничное размежевание особенностей невозможно в силу того, что оно вводит нас в ложную ситуацию формально ориентированного раздвоения, чем подлинное Абсолютное не располагает. Отсюда следует, что неформальное снятие неразличимости его особенностей представляет главную суть и задачу самой логики актуализации трансцендентного.

В дополнение к сказанному, прежде чем перейти к анализу самой логики актуализации, нельзя не обратить внимание на одно весьма характерное упущение Фихте, которое не позволяет представить полную картину того, о чем идет речь. В связи с этим здесь представляется возможность несколько детализировать исходную ситуацию начала.

Исходное "Я"; в фихтевском представлении - это вовсе не обращенное на себя местоимение, якобы, удобное для философских размышлений, а попросту говоря знак начала, которое, согласно философу, заранее обречено на постоянную деятельность. Возникает вопрос: почему, для чего и на что должна быть направлена деятельность чистого "Я". К тому же не менее существенно и то, что эта как бы врожденная деятельность должна быть чем-то опосредована. Именно на острие этих вопросов Фихте как ближайший союзник по нашей проблематике допускает ошибку, избрав в качестве опосредствования отрицание "Я" ("не-Я"). Тем самым философ снова впадает в формализм отрицательного действия, который не отвечает на главный вопрос: почему "Я", будучи субъективно причастным к действию, объективно должно быть деятельным. Скажем иначе, почему оно должно оставаться беспокойным, если иметь

стр. 229


в виду, что одного субъективного хотения быть таковым недостаточно. Мы не видим здесь несомненного оправдания необходимости активного действия "Я".

В такой же не менее драматичной ситуации оказалась дискуссия вокруг известного "Парадокса лжеца". Суть парадокса в том, что демонстративно высказавший ложь субъект в роли "Я" тем же самым высказыванием говорит правду. Подобный логический казус интересен тем, что он наводит на мысль, что преодоление парадокса не есть задача самоудовлетворения замкнутым в себе суждением. Иначе говоря, парадоксальность высказывания состоит в том, что оно в момент суждения уже не принадлежит субъекту, ибо сам акт суждения, будучи констатацией неправды, привносит независимую от него положительную функцию предупреждения о том, что парадокс "Я лгу" непреодолим в узких рамках данного (формального) суждения. Спрашивается, что же здесь является подлинным преодолением? А то, что в самом суждении складывается требование выхода за его пределы посредством включения в процесс следующего "Я", которое, как и предшествующее, осуществляет функцию предупреждения о том, что нет никакого смысла далее искать решение антиномии лжеца, ибо сам субъект как ее "виновник" снимается как выполнивший функцию очередного предупреждения. Кстати, ближайший прецедент подобной ситуации в системе логики аргументируется доказательством известной теоремы Геделя, согласно которой непротиворечивость любой формальной системы может быть доказана лишь посредством выхода за ее пределы.

Как видно, проблематика парадоксальных ситуаций свидетельствует о том, что и в логике (разумеется, на основе предельных определений) образуется бесконечная эстафета отторжений и дубликаций субъектов парадоксальных высказываний, представляющей собой возможность и необходимость как-то вырваться из тесных вериг привычной субъективности. Так, приняв вышеизложенное в качестве оправдательных замечаний, становится очевидным, что речь идет не только и не столько о постоянной неадекватности формального статуса субъекта суждения, сколько о том, что сама эстафета его непротиворечивых дубликаций привлекает к себе знаковым фактом ближайшего подобия ее бесконечной эстафете актуализации Абсолютного. Тем самым утверждается, что в процессе актуализации чередование актов логического действия диктуется строгой необходимостью их неформальных самодействий. Это означает, что Абсолютное без какого бы то ни было подобия волевому или духовному воздействию как раз и определяет собой необратимый чисто объективный, лишенный парадоксальности и противоречий, самопроизвольный процесс бесконечной смены актов деформализации его в качестве трансцендентного.

стр. 230


* * *

Вернемся к анализу метафизики Абсолютного. Выше было установлено, что полагание границы, будучи необходимым актом снятия отрицательности несамотождественноста и безотносительности последнего, в первом представлении пока еще не подвигает нас к ближайшему использованию ее в качестве адекватного средства его актуализации. Поскольку же указанные особенности вследствие их субъективной экспликации остаются в ложном значении различимых (по виду их отрицательных значений), перед нами ставится кардинальная задача -не допустить их формальную расчлененность в процесс актуализации Абсолютного. Строго говоря, речь идет о том, что ранее установленные через формальные отрицания несамотождественность и безотносительность Абсолютного должны, образно говоря, как-то обнаружить себя. Другими словами, их различие, хотя по происхождению субъективно, тем не менее в опосредованном представлении необходимо. Что касается иррациональности Абсолютного, то она именно такова, что ее актуализация должна осуществляться (предваряя контекст) не иначе, как посредством неформального расчленения его особенностей, имитируя в итоге некое подобие манифестации или, что то же, откровения их фундаментальных пограничных значений. Здесь уместно прибегнуть к сопоставлению, из которого станет более понятно, о чем идет речь. В самом деле, если представить, что бог творит и действует для демонстрации своего могущества (неизвестно перед кем), то Абсолютное, напротив, "демонстрирует" всего лишь объективную необходимость преодоления неразличимости двух его пограничных особенностей.

Но коль скоро преодоление первоначальной неразличимости имеет столь существенное значение для понимания специфики самой трансцендентности Абсолютного, не менее важно еще раз напомнить, в чем заключается подлинная необходимость полагания границы между его особенностями. Раскрывая тайну подобной необходимости, стало, наконец, очевидно, что сам акт ее полагания (вопреки известным идеализациям Фихте) нацелен не на удержание особенностей в качестве противоположностей, а, напротив, на снятие их отрицательностей как чисто формальных представлений. Однако в том-то и секрет, что граница, будучи первым условным агентом актуализации, оказалась мыслимой и возможной не только на основе чисто понятийного различия особенностей Абсолютного, но и на основе их взаимной дополнительности как показателе адекватного представления о специфике трансцендентного, утверждающего собой их функциональное различие.

И все же, несмотря на положительный смысл различия, обе особенности через условную непосредственность невольно замыкаются каждая в себе. Смысл этой познавательной ситуации в том, что, будучи основаны на голой отрицательности, НЕ-самотождественность и БЕЗ-

стр. 231


относительность представляются не иначе, как две неразличимые ничтойности или, говоря языком теории .множеств, как заключенные в скобки два равных друг другу пустых множества (0) и (0). Именно поэтому граница привлекает к себе внимание тем, что, будучи сама следствием субъективно полагаемой различимости, объективно по закону невольно сложившегося тождества двух пустых множеств впадает в неразличимость особенностей. А это равносильно тому, что граница единым актом не только снимает отрицательность особенностей, но и утверждает их неразличимость. Складывающееся при этом противоречие позволяет представить, почему Гегель (о чем неоднократно ранее говорилось) не смог внятно объяснить, почему при восхождении к абсолютной идее "чистое бытие" и "чистое ничто" должны одновременно быть тождественными и различными, оставаясь при этом в сомнительном состоянии их несовместимости и вечного мучительного противоречия. Что касается различия между бытием и ничто, то здесь Гегеля нельзя упрекнуть в тривиальности философского замысла, ибо очевидно, что без различий, без раздвоения элементов начала никакое построение системы (даже системы понятий) осуществить невозможно. Более того, сказанное еще раз свидетельствует о том, почему все классические эксперименты начинать становление сущего с чистого Ничто всегда заканчивались неудачей.

Наконец, последнее конструктивно существенное обстоятельство. В самом деле, если неразличимость несамотождественности и безотносительности Абсолютного представляет собой тупиковую непосредственность, на уровне трансцендентного складывается объективная неоднократно утверждаемая необходимость неформального ее преодоления. Это становится возможным благодаря такому опосредованию границы, когда она теряет свою наглядную предметность, становясь лишь в значении закодированного неявного феномена актуализации Абсолютного. О том, как это происходит в действительности, речь пойдет ниже.

В качестве следующего из основополагающих моментов развертывания системы актуализации выдвигается дополнительное требование к границе, согласно которому она должна быть не только неформальным средством снятия неразличимости отрицательных особенностей, но и средством снятия субъективно установленной однозначности ее как ложного наглядного полагают. Иначе говоря, мы не должны считать наше удовлетворение формальным статусом границы достаточным для объективного развертывания процесса актуализации, если известно, что по естественным данным последняя продолжается бесконечно. Отсюда вытекает объективная необходимость, так сказать, потустороннего (не субъективного) преодоления однозначности как самого Абсолютного, так и самой границы. Именно с целью преодоления последней (однозначности) было принято другое кардинальное решение, а именно, вве-

стр. 232


дение в процесс актуализации функции дубликата границы, создающего реальную перспективу конструктивного развертывания процесса в систему. Смысл этого нововведения станет более понятным, если напомнить, что полагание дубликатов позволяет единым актом актуализации избегнуть самоотождествления границы посредством утверждения функционального неравенства ее дубликату. Строго говоря, нет смысла искать этому другое объяснение, поскольку подобное неравенство, во-первых, есть не что иное, как утверждение объективной различимости опосредуемых границ и дубликатов, но теперь уже по неформальным конструктивным соображениям, осуществимой лишь в рамках системы актуализации Абсолютного или, что то же, в системе необратимо развивающейся Вселенной. Во- вторых, дубликат позволяет избежать ложного (в смысле непосредственного) отношения его к границе, становясь таким образом безотносительным к ней. Осуществляется это не иначе, как посредством расщепления их оперативных значений по разным уровням в системе. Причем предупреждается, что без соответствующего разъяснения понять это сложно, поскольку вопрос о смысле введения дубликата в процесс поставлен несколько раньше, чем будет установлена подлинная логика его оперативного действия. Между тем, в порядке необходимого замечания, согласно первому акту расщепления сама граница как одна из двух представительниц Абсолютного в системе не может быть имитирована в качестве одного-единственного представления, поскольку в силу своего перехода в трансцендентность она по определению должна быть неоднозначной, причем в строго несобственном (неявном) значении. Иначе говоря, суть контекста состоит не в том смысле, как если бы мы субъективно навязывали границе и дубликату тенденцию к бесконечному повторению их в виде множества плотно посаженных бесконечно малых точек в отсутствующих при этом пространстве и времени, а напротив, их оперативная специфика осуществляется, грубо говоря, бесконечным числом упредительно-опосредующих актов, исключающих возможность оставаться однозначными в ложном качестве собственных значений. Именно это фундаментальное недопущение фальсификации тождеством границы и дубликата как раз и есть та необходимость, которая, образно говоря, вынуждает их бесконечно избегать впадения в ложную предметную однозначность.

Из вышеизложенного вытекает ранее уже установленное следствие, согласно которому граница и дубликат, несмотря на их оперативно-конструктивное значение, не могут быть использованы в узком качестве предметно-наглядных представлений. Именно поэтому возникла необходимость снятия последнего субъективного остатка их предметной непосредственности, представив их как следствия неформального опосредования. Конкретно говоря, это означает, что на уровне трансцендентного оперативное значение приобретает функция их опосредования как одна из двух

стр. 233


функций (о другой ниже), позволяющая представить актуализацию Абсолютного как систему чисто функциональных или, что то же, как подобие системы неформальных логических отношений.

Спрашивается, из чего и каким образом складывается функция опосредования, если иметь в виду, что она имеет существенное значение для адекватной (в смысле запредельной) актуализации трансцендентного? Попытаемся более доступно разъяснить, о чем идет речь. На основании ранее принятого решения установлено, что формирование средств актуализации начинается с того момента, когда возникает необходимость полагают двух взаимно сопряженных своими функциями границ (границы и дубликата). Если констатировать эту необходимость как пока еще неосуществленную сопряженность указанных границ, но с акцентом на ее конструктивную неизбежность, то, перефразируя на более доступный язык, эту необходимость можно рассматривать как программу минимум предстоящего опосредования двух новых оперативно повязанных между собой границ. Таким образом, в основе актуализации Абсолютного складываются действия двух основополагающих функций опосредования и программирования, в связи с чем в порядке логической необратимости, поступательно сменяя друг друга, они образуют стабильное единство в качестве локально (т.е. привязанного к ситуации) действующего оператора в системе. Именно это впервые установленное единство двух функций как раз и есть тот единственный оперативный Модуль (назовем его так), который в состоянии осуществлять простейшие элементарные логические действия вне пространства и времени. Причем, это оказывается возможным потому, что единство этих функций не нуждается в их пространственной локализации, поскольку между ними отсутствует формализм непосредственного взаимоисключения, а есть лишь внепространственное предполагание их взаимной функциональной необходимости.

Так, благодаря действию единого Модуля в системе, с одной стороны, происходит опосредованно ранее запрограммированной им границы, а с другой - программирование логической последовательности полагания единства новой границы и дубликата. Особенно это характерно для ситуации, где первый дубликат подвергается полному отторжению от исходного начала, упреждая (снимая) этим действием, во-первых, ложную самотождественность исходной границы и, во-вторых, утверждая свою полную безотносительность к ней. Тем не менее, спрашивается, как это возможно, если считать, что граница и дубликат попросту нейтрализуются равенством своих номинальных значений. Для понимания смысла этой ситуации достаточно воспользоваться одним сопоставлением. Речь идет о том, что здесь мы впервые сталкиваемся с известной со времен схоластики версией буридановой альтернативы, согласно которой выбор одного из двух одинаковых предметов в качестве первого

стр. 234


не представляется возможным. В данном случае альтернатива свидетельствует о том, что вне пространства и времени невозможно полагание двух границ на равных основаниях.

И все же первый шаг в становлении начала возможен. Из вышеизложенного следует, что таким шагом явилось отторжение одной из границ в качестве дубликата с единственной целью - достижение им собственной безотносительности к ранее предварительно сопряженной с ним границе. Так, полностью порывая запрограммированную связь с исходной границе, дубликат посредством вынужденного отторжения становится, наконец, началом развертывания следующей совершенно независимой системы актуализации, унося с собой родовую связь с предшествующим началом. Далее вступает в действие функция Модуля. Так, опосредуя границу фиксированного нами начала. Модуль тем же самым актом программирует полагание следующих границы и дубликата, но теперь уже в составе новой системы актуализации. Таким образом, здесь мы оказываемся перед знаковым фактом, который свидетельствует о том, что буриданова альтернатива выбора границы в качестве первой теряет свой схоластический смысл, поскольку она преодолевается актом отторжения дубликата, который навсегда порывает ранее запрограммированную связь с границей предшествующего начала. Для понимания ситуации существенно то, что очередное опосредование Модулем дубликата повторяет функцию отторжения его от сопряженной с ним следующей границы, полагая начало развертыванию следующей системы актуализации и т.д. до бесконечности. Между тем, в случае развертывания фиксированного начала, в отличие от навсегда отторгнутого дубликата, очередное отторжение следующего происходит в порядке так называемой "обратной связи", т.е. возвращение последнего на ту дистанцию от начала, которая фиксирует собой первый уровень предстоящего развертывания актуализации в систему, где восходящие уровни свидетельствуют, насколько каждый из них удалился от собственного начала.

Здесь мы подошли к моменту, когда необходимо поставить точку над "и". Только теперь становится очевидно, каким образом формальная возможность превращается в неформальную действительность. Ведь речь идет о том, что познавательные трудности преодоления неразличимости отрицательных особенностей Абсолютного становятся теперь не заботой нашего формализованного сознания, а заботой фактически всей системы актуализации, под которой мы подразумеваем систему Вселенной. В самом деле, если последняя структурируется по уровням и ветвям восходящих и нисходящих последовательностей локализаций границ и дубликатов, то различие между их значениями теперь не есть наше субъективное его предполагание и даже не следствие их собственных характеристик по качествам, а напротив, строгим образом определяется

стр. 235


различием значений их по дистанциям от исходного начала. Иначе говоря, граница и дубликат приобретают свои оперативные значения не за счет, образно говоря, собственного "желания" отличаться друг от друга, скажем, по формуле А=В, а за счет различия их дистанций от начала. Отсюда следует, что Модуль как оператор программирования и опосредования не самообозначается собственным знаком отличия, как, например, в логике исчисления высказываний, а напротив, приобретает свои значения, наглядно говоря, пробеганием (сканированием) опосредуемых им дубликатов по разветвленным уровням, дистанцируемым от начала системы. Это означает, что достижение необходимого различия особенностей Абсолютного становится теперь делом их глобальных опосредо-ваний в масштабах всей системы Вселенной. Отсюда вывод: несамотождественность и безотносительность как принятые нами в начале отрицательные определения Абсолютного непосредственно не фигурируют в системе, а отдают (с подачи вышеизложенного) свое формальное различие на "переработку" их сканированием опосредуемых Модулем дубликатов по разным уровням и ветвям системы! Фактически это означает, что исходное начало системы даже тогда, когда оно уже отработало свою стартовую функцию, а система "пробегания" дубликатов по уровням отошла от него на значительную дистанцию, оно (начало) приобретает качество неявного регулятора, скрывшегося за горизонтом пройденных ступеней актуализации.

К трудностям понимания самой специфики структурирования актуализации имеет отношение и тот факт, что до сих пор не известен прецедент, на который можно было бы опереться как на дополнительное подтверждение актуальности принятых решений. Ни наукоучение Фихте, ни интеллектуальная интуиция Шиллинга, ни панлогизм Гегеля, ни фундаментальная онтология Хайдеггера, несмотря на отдельные подступы к раскрытию подлинной метафизики сущего, не позволяют дать достаточное пояснение, что же представляют собой бытие, мир как целое, ограничиваясь лишь плоскими рассуждениями о том, что они-де существуют, развиваются и не более того. Это дает основание для пересмотра экзистенциальных предпосылок новоевропейской философии.

В самом же деле, поскольку мир в наблюдаемых масштабах есть достаточно организованная система, где элементы связаны между собой логикой строгой последовательности оперативных действий, на основе принятых решений стала зримо просматриваться главная причина его асимметрии. Первым из очевидных физических следствий асимметрии является преобладание элементарных частиц над античастицами вещества. Другое следствие состоит в нарушении симметрии среда элементов слабого взаимодействия, не говоря уже о проявлении ее в объектах космологического масштаба. Так, опираясь на субэлементарную логику актуализации Абсолютного, на раскрытие роли оперативных взаимо-

стр. 236


действий Модулей, представляется возможность коротко ответить на вопрос: почему Вселенная как сверхсистема, помимо эмпирических проявлений, на уровне трансцендентного должна быть асимметричной?

Раскрытие особенностей структурирования действующих операторов в масштабе Вселенной в целом опирается на три необходимых условия, имеющих прямое отношение к становлению глобальной асимметрии как решающего фактора поступательного развертывания сверхсистемы.

Первое условие, определяющее необходимость асимметрии, состоит в том, что сверхсистема развертывается вне пространства и времени. Эти категории, вопреки Канту, в действительности суть не что иное, как реальности, лишенные собственных аутентичных значений. Они не существуют самостоятельно, подобно континууму бесконечного множества ни в виде непосредственно примыкающих геометрических точек, ни в виде непрерывности моментов времени. Размышления на эту тему остаются пока лишь уделом математики. Что касается метафизических аспектов понимания реальности этих категорий, принято решение рассматривать их как вторичные, производные от характера распределения последовательностей действия установленных выше операторов актуализации.

Второе условие, определяющее необходимость асимметрии Вселенной, состоит в том, что развертывание ее структуры происходит в буквальном смысле в одной самораспадающейся условной точке, где в порядке неформальной актуализации все совершается благодаря последовательной смене функций (программирования и опосредования) в зависимости от складывающейся ситуации в системе. Несмотря на кажущуюся парадоксальность этого условия, нет ничего удивительного в том, что в указанной точке, грубо говоря, заключен весь расширяющийся "агрегат" физических объектов Вселенной. Этому не хочется верить, но другой возможности развертывания системы актуализации вне пространства и времени не существует.

Третье условие, определяющее неизбежность асимметрии в системе Вселенной, состоит в необходимости исходного начала, выполняющего не только стартовую, но и, как сказано выше, регулятивную функцию актуализации. Если сказать доступно, исходное начало определяет собой становление уровней и ветвей системы, которые актуализируются только благодаря различию дистанций границ и дубликатов от начала, которое (различие) тем самым становится неформальным. Причем наиболее активным в формировании системы становится опосредуемый Модулем дубликат. Именно последний своей переменчивой удаленностью от начала непрерывно творит весь оперативный каркас системы. Иначе говоря, получается так, будь-то дубликат, чтобы не нарушить асимметрию системы, заранее "знает", на какой дистанции он должен переходить либо на восходящие, либо на нисходящие уровни относительно начала.

стр. 237


Именно здесь как раз и вступает в силу фактор изреживания и концентрации опосредуемых дубликатов. При этом обращается внимание на то, что вследствие внепространственного и вневременного действия одного- единственного оператора (Модуля) актуализации перетягивание выборочной концентрации дубликатов на высшие уровни системы происходит не иначе, как за счет выборочного изреживания дубликатов на низших уровнях. Причем характерно то, что обратная процедура перетягивания дубликатов на низшие уровни происходит за счет выборочного изреживания их на высших уровнях. И все это происходит потому, что опосредующий и программирующий дубликаты не могут быть представлены пространственно в виде множества актов при ложной единовременности их действия. Короче говоря, ему приходится выполнять свои функции в узком диапазоне между Сциллой ложной пространственной рядоположности и Харибдой ложной временной последовательности.

Вышеизложенное понять нетрудно, и все-таки оно требует более доступной детализации действий Модуля в системе. Специфика неординарности структурирования последней состоит в том, что программирование раздвоения на границу и дубликат в перспективе означает расширяющийся распад системы на две краевые, неравные по дистанции от начала ветви, грубо имитирующие собой подобие формальной дихотомии понятий. Отсюда неизбежно следует, что сам процесс актуализации распадается на ветви линейного (прямого) восхождения границы на высшие уровни в системе и нелинейные ветви переменчивого восхождения опосредуемых дубликатов по низшим и высшим уровням в зависимости от ситуации. Тем самым становится достаточно очевидным, что уровни и ветви в составе развертывающейся системы актуализации пребывают в переменчивой форме их взаимной дополнительности.

При всей неординарности метафизики системного структурирования Вселенной оперативные особенности его таковы, что порой невозможно, так сказать, "с ходу", с первой попытки схватить сокровенный смысл асимметрии ее как системы. Поэтому в порядке исключения возможных сомнений относительно необходимости и достаточности асимметрии как фактора поступательного развертывания системы Вселенной следует еще раз напомнить, что она (асимметрия) вытекает не из желания как-то "подогнать" ее под развиваемую здесь концепцию актуализации Абсолютного, а из элементарной логики ветвления уровней системы. В самом деле, ведь отличие высших уровней от низших (отставших) состоит в том, что передислокация значений Модуля с низших на высшие создает при этом, как следствие усложняющегося их ветвления, неизбежное преобладание их в последовательностях действия дубликатов, где концентрация их ориентирована на восхождение по высшим уровням и ветвям системы. Поскольку же опосредование дубликатов возможно лишь

стр. 238


при условии несовпадения их уровней (что равно соблюдению их неформальной безотносительности!) с уровнями опосредуемых границ, тем самым преимущественное восхождение на высшие уровни как раз и формирует неизбежную асимметрию системы относительно отставших уровней.

На этом процесс не заканчивается, ибо столь же закономерно и то, что сложившийся в порядке "плотной" последовательности актов действия резерв дубликатов высших уровней не может продолжаться дальше, поскольку, будучи ранее заимствован ("экспроприирован") у низших уровней системы, он несет в себе запрограммированную необходимость возврата дубликатов туда, где они были изъяты в качестве агентов формирования высших уровней. Далее происходит развертывание подсистемы отставших уровней, вследствие чего здесь формируется свой резерв дубликатов с перспективой очередной передачи их высшим уровням системы и так далее до бесконечности.

Так раскрывается важнейшая конструктивная особенность системы актуализации, согласно которой преобладание в пределах допустимых вариаций асимметрии (в масштабе Вселенной) определяется необходимостью в одном случае достижения критической концентрации действий Модуля на предельно удаленных от начала уровнях за счет, как сказано выше, изреживания последовательностей его действий на низших уровнях, где вследствие этого складывается критический максимум незадействованных программ Модуля; в другом случае формирование системы продолжается посредством обратного процесса частичного изреживания задействованных на высших уровнях дубликатов и передислокации их на низшие уровни. В таком периодическом, но поступательном, процессе система Вселенной никогда не переходит в состояние идеальной симметрии уровней и ветвей, постоянно оставаясь асимметричной независимо от степени дистанцирования от начала. Иначе говоря, без преобладания асимметрии было бы невозможно ни программирование границ и дубликатов на высших и низших уровнях в системе, ни периодическое взаимоизреживание их концентраций по ветвям. Отсюда вывод: только благодаря вариациям структурирования степеней асимметрии сохраняется единство Вселенной в качестве саморазвивающейся открытой для поступательной эволюции системы.

* * *

Для полноты сведений о специфике глобального структурирования системы Вселенной целесообразно привести ряд эмпирических сопоставлений, подтверждающих, почему ее фрагменты таковы, каковы есть в действительности. В этом ключе первенствующее значение приобретают особенности космологического структурирования Вселенной, подаваемые здесь в краткой эскизной форме. Но об этом ниже. Что касается

стр. 239


того, что представляет собой подлинное основание физики микрочастиц, ранее было установлено, что физическая структура атома есть прямое проявление элементарной асимметрии. Так, преобладание последней в системе в целом как раз и есть необходимая и достаточна гарантия устойчивости особенностей взаимодействия ядер и электронных оболочек атомов. Не входя в детали, скажем так: активное поведение электронов и относительная устойчивость ядра есть, по существу, главное проявление асимметрии через посредство явного различия их инерционных масс. Однако будем осторожны в выводах по части сопоставления трансцендентного и эмпирического, ибо здесь не преследуется цель оспаривать практицизм квантовой теории. И все-таки в нелинейной активности электронов просвечивается не что иное, как оперативная активность функций Модуля, т.е. в конечном счете скрытая за физическими проявлениями сканирующая по уровням функция дубликатов. По поводу линейной устойчивости атомных ядер предполагается, что последние вероятнее всего есть постоянная резервация дубликатов высших уровней системы для предстоящей разрядки их на низшие уровни, т.е. на уровни электронных оболочек, что и проявляется в виде "спонтанного" распада тяжелых химических элементов. Однако, если считать этот распад чисто спонтанным, мы тем самым невольно оставляем его планетарную и космологическую перспективу неопределенной, что, разумеется, не может не представлять неопределенности в плане как экологического, так и социального выживания.

Существенно иная картина представляется по распределению в пространстве космологических объектов. Так, в противоположность центральному расположению ядер атомов и галактик ядро глобального масштаба расположено на периферии Вселенной. А это равносильно тому, что пространство космологических масштабов вовсе не то пространство, которое мы воспринимаем в пределах Солнечной системы. Речь идет о том, что пространство Лобачевского, Римана и Гильберта не соответствует специфике размерностей пространств космологических масштабов, согласно которой объекты периферии в порядке инверсии, напротив, представляют собой ядро Вселенной с высокой интенсивностью радиационного излучения и с высокой физической плотностью. Такими периферийными объектами оказались радиогалактики и кваза-ры при космологически не выясненной причине переменности их радиоизлучения. С физической точки зрения представляется парадоксальным факт разбегания отдельных фрагментов радиогалактик со сверхсветовой скоростью, а также красное смещение их спектров, неадекватно интерпретированное Доплером. Не менее загадочными являются конфигурации галактик и их фрагментов, заведомо исключающих возможность гравитационного (силового) объяснения их взаимодействия. Столь же загадочным кажется существование спиральных галактик, где рукава

стр. 240


спиралей не просто "падают" на ядро, а по кривой втекают в него, помимо физической закономерности силового действия. Немало путаницы внес и факт центрального положения земного наблюдателя относительно периферийных космологических объектов. Это дало ложный повод рассматривать красное смещение их спектров как следствие, расширения Вселенной.

Перечень подобных странностей свидетельствует о том, что ни скорость света, ни постоянная гравитация, ни расстояния между космологическими объектами не являются адекватными отражениями их подлинной сущности. Между тем, если воспользоваться аргументами метафизического подхода, само пространство, если сказать предварительно, является следствием достаточно развитого дистанцирования дубликатов от исходного начала, когда их действие вступает в фазу глубокой фрагментации космологических объектов. И все это происходит строго в соответствии с принципом наименьшего действия, осуществляемого независимо от узких рамок ветвящегося каркаса системы. Речь идет о том, что в рамках трансцендентного обоснования асимметрия в сверхсложных ситуациях в системе периодически распространяется не только на предельно отдаленные от начала уровни дистанцирования от начала, но и на промежуточные и менее удаленные от последнего. Фактически это означает, что сканирование дубликатов по каркасу не может развиваться без кратчайших путей стягивания их в компактные последовательности. Отсюда вывод: расстояние между космологическими объектами не есть чистый показатель протяженности, а суть не более, как эффект изреживания и концентрации дубликатов, которые, задействуясь вне пространства, сами же и порождают его. Так, с одной стороны, происходит концентрация их в максимумы асимметрий типа галактик с высокой плотностью и активностью, а с другой - понижение асимметрии до состояния объектов типа спиральных галактик.

Образно говоря, получается весьма разумная с нашей человеческой точки зрения ситуация: пространство, которое в космологии считается объектом так называемого "расширения", вопреки теории относительности не есть объект геометрического расширения от точки сингулярности (от стартового начала), а, напротив, сама Вселенная посредством изреживаний и концентраций дубликатов своим кажущимся расширением "расчищает" места для вступления в действие новых космологических объектов в знак того, что процесс актуализации продолжается бесконечно. Это тем более показательно, что увеличение количества космологических объектов Вселенной свидетельствует о степени их общего дистанцирования от ее начала, когда система актуализации уже "покинула" его как выполнившего свою функцию запуска.

В рамках трансцендентного обоснования находит свое объяснение и красное смещение в спектрах космологических объектов. Дело в том,

стр. 241


что квантовый поток, как некое подобие средств информации, будучи опосредован действием дубликатов, информирует наблюдателя о том, что на высших уровнях системы их критическая концентрация происходит за счет частичной передислокации из состава спиральных галактик в состав более компактных объектов "периферии" (ядра) Вселенной. Это говорит о том, что ближайшая к нам группа галактик попросту недополучает "экспроприированную" периферий часть дубликатов. Мы получаем информацию об этом не так, как если бы квантовый поток оказался средством оправдания по существу узкомеханического истолкования эффекта Доплера. В действительности же "информация" о состоянии спектров удаленных космологических объектов - это исключительно функция опосредуемых Модулем дубликатов. Говоря конкретно, мы не в состоянии констатировать факт экспроприации дубликатов иначе, как только в виде общего изреживания волнового потока до соответствующего покраснения спектров объектов периферии.

Не менее важным для понимания смысла происходящего в системе представляет собой эмпирический факт периодической пульсации не только всех космологических объектов, но и самой Вселенной в целом, что весьма существенно для определения ее космической эволюции. Как установлено выше, это вытекает из специфики взаимодействия высших и низших уровней системы, когда периодические переходы дубликатов от первых ко вторым и в таком же порядке от вторых к первым создают физическую видимость либо интенсивных, либо экстенсивных процессов применительно к той ситуации, в которой они складываются. Кстати, подобные пульсации Вселенной могут быть установлены по истории геологических эпох, известных как периоды похолодания, либо потепления климата на Земле. Знание перспективы подобных явлений не могут не представлять в будущем практическую необходимость.

* * *

Обобщая вышеизложенное, становится понятным, почему Вселенная как система по своему обоснованию является не столько физическим объектом космологии, сколько масштабным неформальным средством актуализации Абсолютного. Но сказать так, не значит, что можно удовлетвориться достигнутым. В итоге, помимо раскрытия смысла системного структурирования Вселенной, задача метафизики состоит в необходимости снятия парадокса единого исходного начала, приключившегося в связи с неувязкой с существованием Вселенной, так сказать, в "единственном экземпляре". Так, уже преподобный Августин сокрушался по поводу того, что одно-единственное начало творимого богом мира впадает в неразрешимое противоречие с его абсолютным "могуществом", поскольку оно (противоречие), как оказалось, суть не более, как следствие совершенно независимой от бога случайности выбора исходного

стр. 242


момента творения. Богослов с глубоким пониманием проблемы пытался преодолеть противоречие посредством включения фактора времени в сам процесс творения мира. Однако, как и следовало ожидать, оставался нерешенным вопрос: поскольку творение рассчитано на вечность, то каков его смысл, если считать, что бог, сотворив мир, остается безучастным к его бесконечному существованию. Между тем, в свете трансцендентного обоснования вопрос решается, образно говоря, простым рассечением "гордиева узла": так, выше установлено, что актуализация Абсолютного осуществляется не только на основе непрерывного действия функций программирования и опосредования границ и дубликатов в системе, но и посредством последовательностей отторжений бесконечного множества новых мировых начал, создающих бесконечную "сквозную" линию актуализации трансцендентного. Если сказать более понятно, это означает, что отторжение от фиксированного начала дубликата (по соображениям деформализации границы) представляет не что иное, как сопутствующий акт рождения в недрах исходного нового начала следующей системы. Далее все повторяется бесконечно в соответствии с установленной необходимостью актуализации Абсолютного.

В итоге, как очевидное следствие вышеизложенного снятие парадокса единого начала следует считать кардинальным решением метафизики, завершающим вечно стоявшую перед философией и математикой проблему противоречивого единства актуальной и потенциальной бесконечности, но теперь уже не в рамках теории множеств, а на основе неформальной логики актуализации Абсолютного.

Как следует из вышеизложенного, важнейшая особенность структурирования Вселенной состоит в том, что смена фаз ее асимметричных состояний никогда не доходит до состояния устойчивого равновесия, в относительной степени характерного для таких объектов, как галактики, все виды звезд, атомы и прочие виды физической стабильности. Достаточно наглядно последняя представляется на примере живых организмов, составляющих равновесный гомеостазис как образец относительно устойчивых систем. Что касается Вселенной, становление ее фаз, как установлено выше, никогда не доходит до фаз идеальной симметрии уровней в системе актуализации. А это значит, что Вселенная всегда пребывает в открытом неравновесном состоянии, в основе которого актуализируется постоянное преобладание фаз асимметрии уровней и ветвей системы. В качестве дополнительного подтверждения объективности принятых решений достаточно привести одно характерное высказывание, приближающееся к адекватному пониманию конструктивного значения асимметрии в становлении естественных связей. В нем утверждается, что "нарушение симметрии и образование новых часто более высоко организованных структур, представляет, видимо, одну из глубинных особенностей нашего мира. Во всяком случае, пони-

стр. 243


мание многих процессов активности и самоорганизации материи, в том числе необратимости развития, закономерного характера возникновения порядка из хаоса посредством флуктуации, непосредственно связано с единством симметрии и асимметрии и нарушением симметрии в этом единстве" 5 . За исключением неуместных здесь флуктуации хаоса этого достаточно, чтобы еще раз убедиться в том, почему Вселенная асимметрична, почему она структурируется как неравновесная система, где путем включения в нее новых элементов постоянно воспроизводится и сохраняется асимметрия как необходимый фактор ее бесконечной необратимой эволюции.

? * "

Естественно возникает вопрос: достаточна ли кажущаяся абстрактной, к тому же развиваемая на уровне трансцендентного, теория актуализации Абсолютного для того, чтобы представить ее практическое значение? Учитывая разногласия по этому поводу, можем сказать лишь одно: она окажется практичной как в ближайшей, так и в далекой перспективе, если своевременно будет преодолена трудность ее понимания. Достаточно иметь в виду хотя бы то, что с физической точки зрения, учитывая грозную экологическую ситуацию, остается неясной перспектива атомной энергетики. Неясной и потому, что ее прорыв на субэлементарный уровень физической реальности не дает информации о том, как в столь ничтожном объеме атомного ядра накапливается резерв огромной макроэнергетической мощности. По ряду соображений это не столько прямое следствие дефекта массы и даже не следствие электростатического отталкивания, сколько глубоко опосредованный результат сдвига фаз асимметрии на уровнях их трансцендентного взаимодействия. Или другой пример: чем иначе объяснить взрывы звезд, если мы не знаем подлинной причины, почему обыкновенная звезда вдруг превращается в новую или сверхновую? Спрашивается, где источник колоссального избытка энергии, если иметь в виду, что законы физики не в состоянии доходчиво объяснить возможность подобного явления? В рамках генетики мы не располагаем и достаточным объяснением тому, как и почему возникла жизнь с ее финальным появлением человека разумного.

Подводя итог анализу метафизических предпосылок существования и развития Вселенной, нельзя не обратить внимание на возможную связь их с социальной проблематикой. Отметим следующее: грозным предупреждением является приближающееся истощение минеральных и энергетических ресурсов планеты, которое при неконтролируемом росте населения (особенно в экваториальном поясе) вызывает не только обостренное состояние тревоги за грядущие поколения, но и глубокую неудовлетворенность безответственной беспечностью ряда государствен-

стр. 244


ных деятелей, которые в общем-то избираются только для того, чтобы стать не более как парадным символом перед озабоченным лицом наций. Ставится вопрос: кто призван решать ближайшие проблемы социума, если до сих пор нет достаточно убедительных концепций его выживания? Особую остроту приобретает вопрос, кто вопреки жесткой коррумпированности ответственных лиц решится не препятствовать выходу в свет кардинальных достижений науки, способных повергнуть в нирвану явный и не менее опасный эгоцентризм сложившихся извращенных нормативов человеческих отношений?

Вместе с тем представляется очевидным и то, что первое слово в постижении смысла существования Вселенной как системы должно принадлежать метафизике. Нашим современникам ее развивать и совершенствовать.


1 Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному. М., 1997. С. 7.

2 Гегель. Наука логики. Т. 5. С. 95.

3 Булгаков С.Н. Свет невечерний. С-П., 1917. С. 101.

4 Гайденко П.П. Философия Фиете и современность. М., 1979. С. 50.

5 Жог В.И., Ключаров Г.А., Естественно-научное познание от простоты к симметрии // Философские науки. 1988, N 12. С. 20.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-МЕТАФИЗИКЕ-СИСТЕМНОГО-СТРУКТУРИРОВАНИЯ-ВСЕЛЕННОЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. ГАЛЬКЕВИЧ, К МЕТАФИЗИКЕ СИСТЕМНОГО СТРУКТУРИРОВАНИЯ ВСЕЛЕННОЙ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-МЕТАФИЗИКЕ-СИСТЕМНОГО-СТРУКТУРИРОВАНИЯ-ВСЕЛЕННОЙ (date of access: 26.07.2021).

Publication author(s) - В. А. ГАЛЬКЕВИЧ:

В. А. ГАЛЬКЕВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
735 views rating
09.09.2015 (2147 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПРАГА: РУССКИЙ ВЗГЛЯД. ВЕК ВОСЕМНАДЦАТЫЙ - ВЕК ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
А. В. РЕМНЕВ. РОССИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ИМПЕРСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ВЛАСТИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ И ГЕРМАНИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В. М. ХЕВРОЛИНА. РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ ГРАФ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
XX МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Пришельцы, Земли нашей Гости — посланцы не мира сего, а Иного, Огня за чертой. Выход к нам из него — шаг один из Эфирного царства как Глуби Земли.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Р. А. МЕДВЕДЕВА И С. КОЭНА (июнь 1995 года)
5 days ago · From Россия Онлайн
ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии
5 days ago · From Россия Онлайн
М. КУРЛАНСКИЙ. 1968: ГОД, КОТОРЫЙ ПОТРЯС МИР
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
А. А. ОРЛОВ. СОЮЗ ПЕТЕРБУРГА И ЛОНДОНА
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К МЕТАФИЗИКЕ СИСТЕМНОГО СТРУКТУРИРОВАНИЯ ВСЕЛЕННОЙ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones