Libmonster ID: RU-19524

В. АРСЕНЬЕВ

Этнограф-африканист, иностранный член Академии наук Заморских территорий (Париж, Франция)

В октябре-ноябре прошлого года над Западной Европой пламенело зарево ночных пожарищ. Миф о благополучии и благоденствии европейцев рушился на глазах, и во всей неприглядности всплывала горькая правда, лишавшая надежд. То, что началось во Франции в последнюю неделю октября, в последнюю неделю священного мусульманского месяца Рамадана, не перестает поражать воображение... малоосведомленных людей. Произошло же то, что назревало давно, что должно было рано или поздно вырваться на поверхность в форме взрыва, в форме насилия, в форме выплеска эмоций, где есть и удаль, и злоба, и... игра.

* * *

Сейчас уже очень много написано о том, как развивались события во Франции. Немало делалось и комментариев по их поводу, вскрывались причины, давались прогнозы и рекомендации по стабилизации положения. Непросто добавить что-то новое к этой информационной волне. Однако предпринимаемая мной попытка осмыслить "бунт бедных предместий" вызвана не только разделяемой многими болью за Францию и не только спецификой моей профессии этнографа, дающей ключи к пониманию многих сторон происходившего, но и тем, что в силу обстоятельств я провел последний год (без малого) во Франции и в одной из бывших колоний Франции - Республике Мали.

Именно там - в Африке - в апреле 2005 г. я и начал писать еще незавершенную книгу "Черная Африка: что делать?", в которой попытался вскрыть причины тупиков не только в отношениях бывшей метрополии и бывших колоний Франции, но и выявить перспективы, а также предложить варианты решений проблем, нависших как над Африкой, так и над Францией. В конце июня, будучи в Париже, я передал небольшой текст - "Меморандум" - о состоянии франко-африканских дел французской стороне в ходе встреч в МИД Франции и в Академии наук Заморских территорий, выступающей коллективным референтом правительства Франции по вопросам отношений со странами "третьего мира" или, как теперь говорят, - "Юга". Основной тезис этого документа - "Африка находится ныне в самой Франции, поэтому игнорирование ее присутствия и ее интересов недопустимо, ибо угрожает жизненным интересам самой Франции". Именно этот - личный - опыт участника и соучастника, сопричастность франко-африканским отношениям и дают мне некоторое дополнительное право и даже возлагают обязанность высказаться в связи с разразившейся катастрофой.

КОГДА ГОРИТ СОСЕДСКИЙ ДОМ...

Сегодня немало говорится, что Франция, а теперь уже и другие страны Западной Европы платят кто за колониальное прошлое, кто за - неоколониальное, кто за недальновидную политику 1960 - 1970 гг., когда границы Европы оказались открыты для притока "дешевой рабочей силы" из стран арабского Магриба, бывших африканских владений, Турции. Вслед за ними в Европу потянулись переселенцы из Китая (прежде всего - Тайваня), Индокитая, Индии, Пакистана, Латинской Америки. Европейским предпринимателям были нужны не только здоровые и, как казалось, неприхотливые работники, готовые обеспечивать экономики стран Западной Европы в самых тяжелых и непрестижных сферах за минимальное вознаграждение. Была еще и задача сорвать классовую борьбу европейских трудящихся, подорвать влияние левых партий и сбить революционную волну, особо остро проявившуюся в 1968 - 1970 гг.

Расчет делался и на то, что иностранцы охотно и без особых угрызений совести сыграют роль штрейкбрехеров. И на то, что возникнет новое противостояние в среде рабочего класса Европы: "старых" (коренных) и "новых" (иммигрантов) отрядов работников. Причем предполагалось, что это противостояние усилится культурными различиями как между "старыми" и "новыми", так и внутри самих "новых" из-за разнообразия культур по странам их происхождения. Помимо этого, правящие круги той же Франции решали, как им казалось, и демографические проблемы страны.

В 1960-е гг. Франция фактически была вымирающей страной из-за превышения смертности над рождаемостью вследствие нежелания французов иметь более одного-двух детей в семье. В этом смысле иммигранты дали почти мгновенный скачок, который позволил Франции в короткий срок не только перевалить численность в 50 млн. человек, но и начать резкий демографический подъем. Переселенцев в стране миллионы, и сегодня, с учетом реальных двух поколений, включая и родившихся непосредственно во Франции, они составляют примерно 10% всего населения. Вроде бы, все было хорошо задумано.

Проблемы оказались до поры до времени скрытыми: и новизной ситуации, и поначалу робким поведением "новых французов", их удовлетворенностью переходом в качественно новые для них условия жизни, социального и медицинского обеспечения, образования и т.п. Можно даже говорить об определенной благодарности первого поколения переселенцев их новой родине. Французские "левые", вскрыв социально-культурные интриги патроната, нашли путь к иммигрантам, добились гарантий их социальных прав. К тому же и общественное мнение в среде рядовых французов испытывало в те первые годы чувство стыда за навязанное ранее колониальное прошлое этих переселенцев, за эксплуатацию людских и природных ресурсов бывших колоний, за культурную и социальную "отсталость" этих народов.

Кроме того, воцарившаяся во Франции во второй половине XX в. этика, связанная с закреплением либеральных ценностей, делала, как теперь говорят, "не политкорректными" любые критические взгляды, ставящие под сомнение культурное соответствие иммигрантов нормам жизни, исторически сложившимся в самой Франции - во всех ее социальных слоях. Тем не менее, факты говорили о том, что значительная часть переселенцев становится "французами" лишь по паспорту, лишь как граждане Франции, но не как наследники ее культуры, ее ценностей, ее стереотипов бытового и общественного поведения.

"Старые французы" предпочитали сюсюкать по отношению к "новым", пресекать любые проявления недовольства неадекватными формами поведения иммигрантов или делать вид, что не замечают таковых. Обвинения в расизме, национализме, ксенофобии настолько отпугивают французскую

стр. 50


интеллигенцию, рядового французского обывателя, что считается попросту неприличным даже затрагивать эти темы в разговорах - даже среди "своих". В результате у французов появилось "двоемыслие", двойная мораль и, в конечном счете, определенная обреченность, фатализм, замешанный на страхе узнать и признать правду по поводу истинного положения дел.

Я вспоминаю встречу в ЦК Французской компартии с представителями африканских землячеств Парижа в начале 2003 г. - встречу, которая свелась к жаркой риторике с осуждением колониализма и с обоюдным напоминанием долгов Франции перед бывшими колониями. Но ведь после колониальной эпохи прошло уже более сорока лет, два полных поколения! Сколько можно культивировать этот комплекс вины одних и комплекс права на историческую ренту, права на безделие - других? Пора осознать, что никто никому ничего не должен! Это - первое условие равенства отношений, уважения и делового настроя.

Да, иммигранты вносят свой вклад в развитие экономики Франции. Да, они, в значительной степени, - источник дополнительных сверхприбылей патроната, благополучия французских обывателей. Можно сказать, что отчасти их загнали в этот экономический и социальный уклад как, в своего рода, замкнутую нишу, резервацию. Но с другой стороны, никто их насильно в Европу не вез, равных возможностей с коренным населением не обещал, а с ними - и радушия этого населения. Люди, покидая свои страны, шли на риск сознательно и добровольно. Как правило, этот риск был связан с экономическими мотивами, с желанием более сытой жизни, но - в другой, чужой стране. Эта жизнь, в общем, была обретена. Несмотря ни на что.

Но переселенцы умудрились вместе с собой перенести и свою культуру, свой быт, свои нравы, свои способы проведения досуга и общения, которые зачастую резко разнятся с обычаями французов. Их чаще всего мало занимают исторические и культурные памятники городов и сельской местности Франции. Скажем, среди смотрителей залов и технического персонала парижского Лувра иммигранты составляют значительную долю. Но это никоим образом не является следствием тяги к сокровищам мировой культуры. Впрочем, это и не значит, что они начисто глухи к этому богатству. Но разные коды культур преодолимы только через желание, через усилие, через обучение. А тут - действительно, безработица во Франции очень велика...

Почему принято много говорить о тяготах иммигрантов, но почти не говорится о том, что у самих этнических французов есть немало каждодневных поводов усомниться, в какой стране они живут? Ведь чья-то недавняя шутка по поводу "мечети Парижской Богоматери" - не такая уж и нелепица! Есть целые кварталы в Париже, где много лет уже можно встретиться с "черным", "желтым" и другими окрасками расизма: немотивированной агрессией по отношению к чужаку (для данного квартала). И это - не просто хулиганство. Это - защита культурной идентичности территории, населенной недавними переселенцами. Здесь свои кафе, свои магазины, свои нравы, свои бары и игральные залы, свои правила поведения. Есть "уголки" - растянувшиеся на километры улицы вдоль северного полукольца парижского метро, - где тебя просто могут не понять по-французски, где живут сами по себе, на улице: с кальянами, лежанками, специями и фруктами, с "бутиками", заполненными халатами, бабушами, тканями и благовониями Востока. И когда заходишь в какой-нибудь магазин в этой долгой череде, на тебя смотрят, в лучшем случае, с недоумением, как на инопланетянина.

Если политкорректная Франция говорит об этом как о "культурном многообразии", она просто не желает признавать, что это - другая Франция. Это - не Франция французов, хотя, может быть, и Франция "французских граждан". Однако "французские граждане" второго поколения уже совсем не так лояльно относятся к "Франции французов". Значительная часть из них, выросшая с детства в маленьких сообществах "родин" своих родителей, перенесенных, скажем, в Иль-де-Франс, воспринимают Францию не как мать, но как мачеху. И то, что они чувствуют себя нелюбимым дитем этой самой Франции, это - прежде всего, их беда. Это - следствие того, что обстоятельства позволили родителям сохранить культурную идентичность со своей первой родиной и передать ее детям - в том числе и в формах бытового поведения, отличного от поведения собственно этнических французов. Создать такую "другую Францию" на территории собственно Франции - опасная иллюзия, страшная утопия. В конечном счете, она нанесет удар по самим "бунтующим подросткам". Ибо у них нет другой родины, кроме Франции!

...НО СПИТ СОСЕД...

Напряженность, накопление потенциала взрыва ощущались давно. Не на пустом месте возник "Национальный фронт" Ж. -М. Ле Пэна. Не случайно на президентских выборах 2002 г. лидер "ультра" набирает почти 20% голосов и выходит во второй тур, обойдя кандидатов от влиятельных левых партий. Французы начинают беспокоиться за свое культурное лидерство в собственной стране. Но власти спят. Избранный президентом Ж. Ширак лишь на словах взывает к национально (в данном случае - в интересах французского государства) ориентированной политике Франции. На деле - продолжаются "глобалистский" и "проевропейский" курсы, ведущие к потере Францией собственного лица в мировых и европейских делах. Самобытность оказывается лишь малозначимой фрондой по отношению к США в связи с войной в Ираке, да и то - из-за особых нефтяных интересов французского капитала. Руководство страны как бы не замечает, что "Европа" - уже не та, что была во времена генерала Ш. де Голля: нет СССР, нет "Восточного блока", дававших Франции возможность маневра в мировых делах. Страны бывшей зоны советского влияния превратились в сателлитов США и НАТО. Франция теряет опору во внешних делах, продолжая де-факто подыгрывать недругам России, нанося ущерб ее геополитическим интересам, и тем самым способствует все большей самоизоляции даже в европейских делах.

При этом руководство Франции практически теряет интерес и к африканским странам - своим бывшим колониям. Положение сегодня настолько серьезно, что любая попытка Франции напомнить о своей "особой роли" начинает вызывать решительное отторжение у весьма влиятельных политических сил в африканских странах, зачастую ищущих покровительства у США.

Вопрос становится настолько острым, что в африканских элитах возникает и крепнет убеждение в необходимости языкового и культурного дистанцирования от Франции через переход на английский язык в государственных делах. Что означало бы потерю французского влияния в Африке. Практически же такой переход вполне возможен в течение жизни одного поколения (20 лет), особенно если США и Англия проявят к этому интерес и обеспечат материальной и технической поддержкой. А это было бы для Франции полным крахом - особенно учитывая поворот событий в стране поздней

стр. 51


осенью 2005 г. Франция останется со своей "внутренней Африкой" или же "второй/параллельной Францией" один на один.

Не скрою, что мне - как иностранцу - было не очень ловко говорить обо всем этом лицам, причастным к французской политике и отвечающим за нее. Достаточно вспомнить разговор в министерстве обороны Франции, когда в ответ на мое сомнение в ясности французской внешнеполитической стратегии мне не без вызова было сказано: "А что вы понимаете в стратегии?" Однако если принять во внимание, что происшедшие события в общем виде прогнозировались и тогда, то, боюсь, что эту стратегию не понимает никто!

В связи с "французскими делами" высказывалось немало предположений. В частности, обсуждался вопрос об организованности событий, об их спланированности. Выдвигались даже предположения об интересах третьих стран, ЦРУ, МОССАДА, возможно, даже вездесущей и неуловимой "Аль-Каиды". Но, думаю, что это - досужие домыслы. Слишком долго и неуклонно накапливался потенциал взрыва. Не важно, кто поджег спичку, кто бросил факел, как попали два подростка в трансформаторную будку в пригороде Парижа Клиши-су-Буа - живыми или уже погибшими, была ли это провокация или нет. Важен уже имеющийся результат: прямое столкновение двух "Франций" и перенос пожара на другие страны еще недавно благополучной Европы. Зажжен запал не только гражданской войны во Франции, запален вышибной заряд гражданской войны в Объединенной Европе.

Может быть, поэтому уместно сказать, что французское правительство еще 29 мая прошлого года получило недвусмысленный сигнал от собственного населения, выражавшего беспокойство по поводу национальной судьбы Франции. Это население отвергло проект европейской конституции, усомнившись в ее пользе для страны. Но и этот сигнал не был понят. И вот - грустное отрезвление.

...ПОРА ПРОСЫПАТЬСЯ

Можно не сомневаться, что будет найден способ выйти из острой фазы кризиса, который в большей мере являлся социально-культурным, чем социально-экономическим. Это - столкновение цивилизаций внутри одного государства, внутри Франции, внутри Евросоюза. И именно это налагает особую ответственность за действия стабилизирующего характера и особенно - выводы и меры на более или менее отдаленную перспективу.

Виноваты все. Но Франция как государство и как культура обязаны сохраниться. В ходе конфликта должен быть найден новый "французский проект", который не может порывать с прошлым, но должен это прошлое переосмыслить, переструктурировать.

Гордыня, перешедшая в некомпетентность, завела французское государство в тупик. Избалованность, распущенность, безответственность привели молодежь "предместий" к разрушительному выплеску злобы и ненависти к миру, который они не могут переделать, но в котором обречены жить. Отчасти, это - конфликт отцов и детей, конфликт подростка и окружающей действительности. Но это - только отчасти. Потому что как утопично прийти к единым для всего мира формам культуры, так и бесперспективно кроить в культурном пространстве Франции островки "маленького Марокко", "маленького Алжира", "маленького Габона" и т.п. - этакие анклавы, гетто, резервации. Как и русская диаспора Франции, это - не Франция и не Россия. Это - "русская Франция" или "марокканская Франция". Но если с поколениями они не превратятся во "французскую Францию", то будут отрезаны как инородное тело либо загнаны в самоизоляцию, в маргинализацию. И нечего будет слезы по этому поводу лить. Сами за это борются!

Но и Франция должна вспомнить о своих бывших колониях, которые она затащила в европейскую цивилизацию в своих собственных интересах, какими бы прекрасными идеями в середине XIX в. это ни прикрывалось. Если это произойдет, то на базе структур франкофонного сообщества государств, ориентирующихся на культурные, языковые, образовательные формы сотрудничества с Францией, возможна консолидация с образованием конфедеративной надгосударственной структуры, опирающейся на партнерские отношения бывших колоний Франции с самой Францией, где Франция брала бы на себя роль не лидера, а лишь координатора. Но для этого многое во Франции должно поменяться - в том числе и в плане смирения французской гордыни.

Одним из законов, регулирующих движение граждан государств-членов такой конфедеративной структуры, могла бы явиться совместная ответственность Франции и ее бывших колоний за судьбы выходцев из этих стран на территории Франции, скажем, в течение четырех поколений с момента непрерывного поселения во Франции с возможностью депортации и репатриации в спорных ситуациях. Совместное признание суверенитета этих государств распространялось бы и на признание суверенитета в области культуры как неотъемлемого права любой из этих стран, включая Францию.

Наконец, если Франция желает сохраниться как специфическая культурная, социальная и политическая реальность, ей следует пересмотреть свои геополитические интересы и соответствующие им союзы. В этом отношении искренний и последовательный союз с Россией был бы лучшим гарантом обеспечения глобально-стратегических интересов как Франции, так и России. Мне не раз доводилось говорить французам, что если Франция ищет рост влияния своей страны, то это во многом зависит от ее отношений с Россией. Но в таком случае Франции нужна сильная Россия, чему, в свою очередь, Франция могла бы содействовать.

КОГДА ГОРИТ СОСЕДСКИЙ ДОМ, ПОРА ПОДУМАТЬ О СВОЕМ

Рассуждая о нынешних французских проблемах, я вынужден обратить внимание соотечественников, что, начиная с распада СССР, Российская Федерация упорно воспроизводит худшие стороны уже очевидно ошибочной иммиграционной политики европейских стран. Гастарбайтеры не решат ни наших хозяйственных, ни демографических проблем. Уже сейчас значительную часть доходов они в той или иной форме вывозят в свои страны по месту происхождения. Не говоря уже о том, что в качестве переселенцев выступают, как правило, низкоквалифицированные и малообразованные кадры. К тому же, значительная часть из них стремится ввезти в Россию своих родственников и друзей, с семьями и, соответственно, с грузом чисто социальных и культурных проблем, ложащихся на плечи различных властей РФ. Но что главное: как и в Европе, переселенцы замыкаются в своих соответствующих диаспорах и сохраняют образ существования, нетипичный для России, закладывая на перспективу такой же потенциал проблем, что и тот, который вырвался сейчас на поверхность во Франции.

Неплохо бы сделать выводы и понять, что грабли могут таить опасность, если на них наступить. Тем более, что французский и европейский пример - перед глазами!


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-событиям-во-Франции-БАГРОВЫЕ-ЗАКАТЫ-НАД-ЕВРОПОЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ivan ProkhorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. АРСЕНЬЕВ, К событиям во Франции. БАГРОВЫЕ ЗАКАТЫ НАД ЕВРОПОЙ // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.06.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-событиям-во-Франции-БАГРОВЫЕ-ЗАКАТЫ-НАД-ЕВРОПОЙ (date of access: 16.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. АРСЕНЬЕВ:

В. АРСЕНЬЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
РОССИЯ-АФРИКА: ГОРИЗОНТЫ СОТРУДНИЧЕСТВА НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОССИИ И КИТАЯ: ОСОБЕННОСТИ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ
Catalog: Философия 
Yesterday · From Россия Онлайн
СИРИЯ В НОВЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
9 июня 2024 года ушел из жизни Никитенко В.Ф. Он с мужеством и воинской доблестью выполнил свой долг в ВСО «Анадырь». Служил в Отдельном инженерно-строительном батальоне (в/ч 16515, в/ч п/п 65134), который построил в районе Гунхай (плато Эсперон, север Кубы), Ремедьос (центр Кубы) стартовые площадки для БРСД Р-14 и другие объекты.
РУАНДА. "KWIBUKA-20": ПАМЯТЬ О ГЕНОЦИДЕ, СПОРЫ, ДИСКУССИИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ФРАНЦИЯ - ТРОПИЧЕСКАЯ АФРИКА: НОВОЕ КАЧЕСТВО ОТНОШЕНИЙ?
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭНЕРГЕТИКА И ПРОМЫШЛЕННО-СЫРЬЕВОЙ СЕКТОР В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И КНДР В XXI в.
3 days ago · From Ivan Prokhorov
ЮАР В ЭКОНОМИКЕ АФРИКИ
3 days ago · From Ivan Prokhorov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
К событиям во Франции. БАГРОВЫЕ ЗАКАТЫ НАД ЕВРОПОЙ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android