Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8010

Share with friends in SM

Исторической почвой, породившей первую мировую империалистическую войну, был империализм - высшая и последняя фаза в развитии капитализма, когда усиливается неравномерность капиталистического развития и обостряются все его противоречия. Превращение капитализма в империализм совершилось на рубеже XIX и XX веков. Одним из основных признаков этого превращения было завершение раздела мира между великими державами.

Еще с конца XVIII века Англия стала могущественной колониальной империей. К 70-м годам XIX века Англия - если не считать царской России - была, к сущности, единственной державой, располагавшей колониальными владениями. В течение 70 - 90-х годов положение изменилось. Франция, Германия, Италия, а несколько позже США и Япония энергично принимаются за захваты колониальных территорий. Больше всего за эти три десятилетия успела захватить Франция. Но все же к концу XX века английские колония насчитывали 9,3 миллиона квадратных миль земельной площади и около 309 миллионов населения, в то время как колониальные владения второй за Англией колониальной державы - Франции - насчитывали всего 3,7 миллиона квадратных миль территории и 56,4 миллиона населения. Что касается Германии, то она, впервые вступив в 80-х годах на путь колониальной политики, в течение 80 - 90-х годов успела захватить около 1 миллиона квадратных миль с населением в 14,7 миллиона человек1 .

К 1870 году Англия пользовалась еще неоспоримым промышленным первенством. Английские товары занимали фактически монопольное положение во всем мире, за исключением только Франции, США, Германии и еще двух-трех стран, где местная капиталистическая промышленность уже в более или менее значительной мере обслуживала свой внутренний рынок.

Начиная с 70-х годов положение меняется. Английская промышленность на, всех рынках все сильнее начинает ощущать торговую конкуренцию со стороны Германия, США, Бельгии и др.

Индустриальное развитие более молодых стран, в первую очередь Германии и США, идет гораздо более быстрыми темпами нежели рост английской промышленности.

С 70-х годов в Англии раздаются жалобы на германскую конкуренцию. В печати поднимаются голоса за отказ от ставшей уже традиционной политики свободной торговли. В 80-х годах конкуренция германских товаров на английском рынке сделалась настолько чувствительной, что была назначена, специальная парламентская комиссия для обследования причин вытеснения английских товаров, которая предложила ряд практических мероприятий против иностранной конкуренции, прежде всего против германской, - правда, мероприятий чисто паллиативного порядка. В 90-х годах германская торговая конкуренция вызывает уже настоящую бурю негодования на страницах английской буржуазной печати и в парламентских речах.

Однако до половины 90-х годов политические отношения между Германией и Англией оставались нормальными. В борьбе за раздел мира главными соперниками Англии до середины 90-х годов были Франция и Россия, а не Германия.

Положение изменилось с середины 90-х годов. Еще в 80-х годах, когда Германия захватила первые колонии, приобретение новых колоний еще не составляло наиболее важной задачи внешней политики Германии. Но тем острее встал этот вопрос в 90-х годах. В 1891 году был основан "Пангерманский союз" - организация, ставившая себе целью пропаганду самой широкой экспансии. Пангерманцы требовали, во-первых, создания крупной германской колониальной империи, во-вторых, - присоединения к Германии в Западной Европе железнорудных богатств французской Лотарингии, захвата Бельгии, Голландии, Дании, части Швейцарии и Австрии, в-третьих, они требовали "натиска на Восток" -


1 См. В. И. Ленин. Соч. Т. XIX. стр. 133.

стр. 80

расчленения России и присоединения к Германии русской Польши, Прибалтики, Украины и т. д. Вся Турция должна была стать объектом эксплуатации для германского капитала.

Но к этому времени Германия могла добыть себе колонии уже не путем раздела "свободных" территорий, а лишь путем передела уже без нее поделенного мира.

Англо-германский антагонизм был одним из ярких проявлений закона неравномерности развития капитализма, обостряющегося в эпоху империализма.

Говоря об этом законе, товарищ Сталин вскрыл корни англо-германского антагонизма, "Неравномерность эта, - говорит товарищ Сталин, - ведет обязательно и неминуемо к скачкообразности развития, ведет к тому, что отставшие в промышленном отношении страны в более или менее короткий срок перегоняют ушедшие вперед страны... Германии понадобились каких-нибудь два десятка лет для того, чтобы начать опережать Англию"1 .

В этих словах товарища Сталина содержится объяснение роли англо-германского антагонизма как основной причины первой мировой империалистической войны.

С середины 90-х годов, когда германскому капитализму стало "тесно" в Европе, он начал всюду, где возможно, чинить препятствия английской колониальной политике, рассчитывая этим путем побудить Англию пойти на уступки Германии. В 1894 году английское правительство заключило договор с Конго об аренде у Конго узкой полосы земли, которая должна была установить сплошную территориальную связь между британскими владениями в бассейне Нила и британской Южной Африкой. По ней предполагалось проложить телеграфную линию, а для будущего имелся в виду проект грандиозной трансконтинентальной железной дороги Капштадт - Каир - Калькутта. Германское правительство совместно с французским сорвали заключение этого договора.

Другой колониальный конфликт разыгрался между Германией и Англией в Южной. Африке. Английское правительство претендовало" на исключительный контроль над внешней политикой обеих бурских республик: Трансвааля и Оранжевой. Влиятельные круги английских капиталистов, заинтересованные в эксплуатации трансваальских золотых приисков, уже давно подготовляли полный захват бурских республик Англией. Но в 1893 - 1894 годах с бурами начинает заигрывать германское правительство. В 1896 году крупнейший английский капиталист и премьер Капской колонии в Южной Африке, Сесиль Роде, предпринял налет на Трансвааль, думая, что таким путем ему удастся покончить с самостоятельностью буров. Однако весь английский отряд во главе со своим командиром, неким Джемсоном, был взят бурами в плен. В эти дни вмешательство Германии в англо-бурские отношения приняло шумно-демонстративный характер. Тотчас после ликвидации налета Джемсона Вильгельм II обратился к президенту Трансвааля Крюгеру с открытой телеграммой, в которой поздравлял его с одержанной над англичанами победой. Эта демонстрация Вильгельма II вызвала бурю негодования в империалистических кругах Англии. Вся английская буржуазная пресса резко протестовала против вмешательства Германии в англо-бурские отношения.

Прошел год - другой, и Германия выступила на новом участке арены империалистической борьбы. В 1898 году Вильгельм II отправился путешествовать на Восток. Он посетил "святые места" в Палестине, затем поехал в Сирию и выступил в Дамаске с речью, в которой объявил себя другом турецкого султана, и всех 300 миллионов мусульман, рассеянных по земному шару. Из этих 300 миллионов мусульман 60 миллионов жили в пределах Британской Индии, так, что это выступление не могло быть приятно для английских правящих сфер. Но вскоре последовали еще более серьезные события. После выступления в Дамаске Вильгельм прибыл в Константинополь и там добился у султана Абдул-Гамида обещания продлить концессию германских капиталистов на постройку железных дорог, выданную еще в 1888 году, до Багдада. Постройка Багдадской железной дороги означала, что влияние германского капитала - ас ним вместе и политическое влияние Германии - грозит распространиться на всю азиатскую Турцию вплоть до берегов Персидского залива, который Англия рассматривала как одну из самых заповедных областей своего строго-монопольного влияния.

В 1897 году назначенный на пост статс-секретаря ведомства иностранных дел фон Бюлов стал глашатаем и проводником новой политики германской империалистической буржуазии. В одном из своих первых выступлений в рейхстаге Бюлов бросил крылатую фразу о борьбе Германии за "место под солнцем". Довольно уже немцам, заявил Бюлов, смотреть, как другие делят сладкий пирог, и, отдавая другим земли и воды, оставлять для себя голубое небо. "Мы требуем себе место под солнцем", - закончил Бюлов свою речь.

В том же самом году на пост статс-секретаря морского ведомства был назначен адмирал Тирпиц, который приступил к созданию первоклассного военного флота, став-


1 И. Сталин "Об оппозиции", стр. 386, 388.

стр. 81

шего вскоре вторым по силе после английского. В 1898 году рейхстаг принял тщательно разработанную Тирпицем программу строительства военных судов, а в 1900 году рейхстаг увеличил военно-морскую программу 1898 года в два раза. Будучи до того первой военной державой в мире, Германия стремилась сделаться и первоклассной морской державой. Германский империализм поднимался на борьбу за передел мира. Он готовился к схватке не на жизнь, а на смерть с величайшей колониальной державой, "владычицей морей" - Англией.

Длинный ряд германских провокаций (вроде телеграммы Крюгеру) и все усиливавшиеся морские вооружения Германии не могли не тревожить Англию.

К моменту, когда обострились англо-германские противоречия, на европейском континенте уже успели сложиться две враждебных друг другу военно-политических группировки: тройственный союз и франко-русский союз.

Используя соперничество России и Австрии на Балканах, Бисмарку еще в 70-х годах удалось втянуть Австро-Венгрию в орбиту своей политики. В 1879 году, обещав ей военную помощь в случае нападения на нее России, Бисмарк заключил с ней союз. В 1882 году к этому союзу примкнула Италия, ставшая в начале 80-х годов врагом Франции из-за Туниса, а также и из-за соперничества итальянской и французской промышленности на внутреннем итальянском рынке.

Так наметилась расстановка пяти основных фигур на шахматной доске европейского континента: раз Германия объединила вокруг себя Австрию и Италию против России и Франции, то последние стали искать сближения между собой для предупреждения и предотвращения общей угрозы.

В начале 90-х годов (1893 год) франко-русский союз стал фактом. Он явился ответом на австро-германский союз. По этому поводу товарищ Сталин говорил: "Последствием этого соглашения (австро-германского союза. - В. Х.) о мире в Европе, а на деле о войне в Европе, послужило другое соглашение, оглашение России и Франции в 1891 - 1893 гг."1 .

Этим было завершено распадение держав европейского континента на два враждебных военных лагеря.

2

Вне обеих этих группировок, пока ещё оставалась Англия. В то самое время (т. е. в 80 - 90-х годах), когда на континенте Европы шло оформление обеих союзных группировок, между великими европейскими державами продолжала обостряться борьба за раздел мира. В 70 - 90-х годах колониальные захваты колоссально возросли. В процессе этой борьбы за колонии в Азии и Африке образовались весьма острые англо-русские и англо-французские противоречия. Они толкали Англию на поиски сотрудничества с Германией и ее союзницами. Однако Англия не примкнула к тройственному союзу. В 80-х годах Англия проводила политику так называемой "Splendid isolation" ("блестящей изоляции").

Положение Англии, однако, коренным образом изменилось в середине 90-х годов, когда колониальные и торговые противоречия сделали Германию злейшим врагом Англии. В Германии стали даже поговаривать о необходимости ликвидировать вражду с Россией и Францией, дабы сплотить весь континент против "коварного Альбиона". Эти планы были трудно выполнимы. Но и без них, при враждебности всех держав континента, даже при продолжающейся их борьбе друг с другом, изоляция Англии во второй половине 90-х годов грозила стать уже далеко не "блестящей". Россия в 1896 году начала энергичную экспансию в Китае, французский экспедиционный отряд через дебри Центральной Африки пробирался к долине Нила. Для покорения буров после неудачи налета Джемсона приходилось думать о подготовке настоящей, серьезной войны.

Все эти обстоятельства заставляли английскую дипломатию в конце 90-х годов попытаться добиться компромисса с новым врагом - с Германией. В 1898 году англичане даже начали с нею переговоры об англо-германском союзе. В этих переговорах выяснился объем германских колониальных претензий. Вместе с тем выяснилось, что Германия не намерена играть роль помощника британского империализма против царской России. Все же переговоры тянулись до 1902 года, когда для Англии сразу отпала прежняя надобность ладить во что бы то ни стало с новым опасным врагом: в 1902 году окончилась, наконец, англо-бурская война, сковывавшая Англии руки и заставлявшая ее избегать всяких новых осложнений. В том же году Англия заключила союз с Японией. После этого она сочла себя до известной степени обеспеченной против русской экспансии на Дальнем Востоке. Теперь можно было подумать и об организации отпора Германии. Англия нуждалась для этого в союзнике на континенте Европы, и таким союзником могла стать и стада Франция. В 1871 году Германия захватила.


1 XIV съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет, стр. 15.

стр. 82

у Франции Эльзас и Лотарингию, а теперь кроме того Франции, как и Англии, грозила и германская колониальная экспансия.

Перед лицом общей опасности со стороны молодого германского хищника обе старых колониальных державы сочли необходимым пойти друг другу на уступки и установить взаимное сотрудничество. Переговоры с Францией имели полный успех. В апреле 1904 года было заключено англо-французское соглашение. Это и была знаменитая "Антанта" (от французского "entente cordial", что значит "сердечное согласие"). Договор 1904 года представлял собой соглашение по ряду колониальных конфликтов, разделявших Англию и Францию. Важнейшими из этих колониальных вопросов были египетский и марокканский. Франция отказывалась от своего многолетнего сопротивления английской политике в Египте. В обмен Англия обязывалась не препятствовать Франции захватить Марокко. Только район, непосредственно примыкающий к Гибралтарскому проливу, должен был перейти в руки слабой и безопасной для Англии Испании.

Однако германский империализм вовсе не намеревался дать себя отстранить от раздела последних лакомых кусков и допустить англо-французский сговор. Бюлов, который с 1900 года был уже рейхсканцлером, и закулисный вершитель германской внешней политики барон фон Гольштейн решили использовать затруднительное положение русского царизма, находившегося под угрозой революции и ослабленного войной с Японией, чтобы оторвать Россию от Франции, а эту последнюю заставить под угрозой войны отказаться от соглашения с Англией и признать гегемонию Германии. Осенью 1904 года начались переговоры Германии с царским правительством, имевшие целью навязать последнему союзный договор с Германией, который означал фактический разрыв франко-русского союза.

Хотя Россия в условиях войны с Японией крайне нуждалась в благожелательном нейтралитете Германии, но тем не менее она отказалась от предложенного ей договора. Тогда германское правительство решило налезть непосредственно на Францию. В марте 1905 года Вильгельм II отправился "путешествовать" по Средиземному морю. Он высадился на берег в Танжере и во время оказанного ему торжественного приема произнес речь, в которой приветствовал марокканского султана как "независимого государя" и подчеркнул, что все державы должны обладать в Марокко равными правами. Тем самым он давал понять, что Германия не позволит отстранить себя от раздела Марокко. Вслед за этой демонстрацией Бюлов выступил с предложением поставить вопрос о судьбах Марокко на рассмотрение специальной международной конференции, рассчитывая таким путем аннулировать англо-французскую сделку. В случае отказа принять германские требования Франция оказывалась перед опасностью воины. Британское правительство обещало Франции военную помощь. Оно рассчитывало, что война, во всяком случае, даст ему возможность уничтожить германский военный флот, покуда он еще много слабее английского.

Положение французского правительства было не из легких. Россия в тот момент была бессильна помочь своей союзнице.

Министр иностранных дел Делькассе предлагал отвергнуть германские домогательства, опираясь на обеспеченную помощь Англии. Премьер-министр Рувье и президент республики Лубэ возражали, указывая, что маленькая английская армия не может компенсировать ослабление России. 6 июня 1905 года собралось решающее заседание французского совета министров. Победила точка зрения Рувье. Делькассе подал в отставку, Рувье получил портфель министра иностранных дел. Летом 1905 года Франция начала переговоры с Германией по марокканскому вопросу.

Проявленные Францией слабость и уступчивость только усилили воинственный пыл немцев. В начатых переговорах Франция столкнулась с огромными трудностями. В начале июля Франция полностью капитулировала, согласившись на предложенный Германией созыв конференции по вопросу о Марокко.

Тогда же, в июле 1905 года, Германия сделала еще одну попытку разорвать франко-русский союз. Вильгельм II встретился с Николаем II на яхтах в финляндских шхерах около острова Бьерке и уговорил слабовольного Николая II подписать тот самый договор, о котором шли переговоры в конце минувшего (1904) года. Под договором требовалась еще подпись кого-либо из министров. Николай II призвал сопровождавшего его морского министра Бирилева, прикрыл текст договора рукой и приказал Бирилеву подписать. Министр покорно, не читая того, что подписывал, вывел свой автограф. Когда. Николаи привез этот своеобразный документ в Петербург, то председатель кабинета министров Витте и министр иностранных дел Ламсдорф решительно потребовали его аннулирования. Николай II уступил и заявил о своем отказе от только что подписи иного им договора.

Международная конференция по вопросу о Марокко собралась в начале 1906 года в Испании, в городе Алжесирасе. Кон-

стр. 83

ференция не оправдала расчетов германской дипломатии. Англия, Россия и даже Италия, формально остававшаяся союзницей Германии, активно поддерживали на конференции Францию. Точно так же поступили и США. Германия оказалась на конференции почти изолированной. Ее поддержала одна Австро-Венгрия, да и та довольно вяло. Марокко осталось формально "независимым", его финансы (в частности таможни) поступили под международный контроль. Организация марокканской полиции поручалась Франции и Испании (каждой в своей сфере влияния). Это дало Франции возможность возобновить свою экспансию в Марокко под предлогом "поддержания порядка". Междоусобицы марокканских феодалов неизменно давали такой предлог французскому империализму.

Весь сложный маневр, предпринятый германским правительством в 1905 году, окончился провалом. Это было серьезным поражением германского империализма. Ему не удалось разорвать ни франко-русского союза, ни англо-французской Антанты.

Потерпев поражение в Алжесирасе, Германия не оставила, однако, надежды на участие в окончательном разделе Марокко. Борьба из-за Марокко продолжала оставаться одним из важнейших источников военной опасности.

Наряду с англо-германскими и франко-германскими русско-германские противоречия были в числе тех, которые вели к мировой войне. Русско-германские противоречия обострились еще в 70-х годах и в начале 90-х годов способствовали оформлению франко-русского союза. Важнейшим из них было получение Германией концессии на Багдадскую железную дорогу.

Русский царизм рассматривал Турцию и в особенности проливы как свою будущую добычу. Теперь Турция грозила превратиться в сферу влияния Германии. Последняя легко могла оказаться хозяйкой проливов.

Выбравшись, хотя и с большим уроном, из дальневосточной авантюры, подавив первую русскую революцию, царизм снова перенес свое внимание на Ближний Восток. Усиление своего влияния на балканские страны в целях подготовки захвата проливов становится опять очередной задачей царизма. Но Россия встретилась теперь на Ближнем Востоке с двумя новыми факторами: с ростом германского влияния в Турции и с резким усилением австро-венгерской экспансии на Балканах. Главным противником царской России на Ближнем Востоке стала теперь уже не Англия, как это было раньше, в XIX веке, а Германия.

Еще недавно, до самой русско-японской войны, невзирая на рост германской опасности Англия видела в России своего наиболее опасного соперника в Азии. После русско-японской воины и марокканского кризиса 1905 - 1906 годов среди английских империалистов окончательно упрочилось убеждение, что главной опасностью для Англии является не столько ослабленная Россия, сколько сильно вооруженная и чрезвычайно агрессивная Германия.

В то же время английский империализм почувствовал себя кровно заинтересованным в сохранении царской власти в России как надежного союзника в деле подавления национально-освободительного движения, поднявшегося под влиянием русской революции на Востоке. "Царская Россия была величайшим резервом западного империализма, - пишет товарищ Сталин. - ...царизм был вернейшим союзником западного империализма по дележу Турции, Персии, Китая и т. д. ... Вот почему интересы царизма и западного империализма сплетались между собой и сливались в конце концов в единый клубок интересов империализма"1 .

Перемены в англо-русских взаимоотношениях правели в 1907 году к заключению англо-русского соглашения, которое ставило своей целью урегулировать англо-русские противоречия в Персии и Афганистане.

При наличии франко-русского союза и англо-французского соглашения 1904 года англо-русское соглашение означало возникновение англо-франко-русского блока против Германии. Международная ситуация изменилась: готовясь к войне, Англия заручилась содействием своих недавних врагов - Франции и России. Соглашение 1907 года довершило образование Антанты, превратив ее в тройственное соглашение, состоящее из Англии, Франции в России.

3

В 1908 году возник международный кризис из-за Ближнего Востока. С начала XX века австрийский финансовый капитал все энергичнее выдвигал план новых аннексий на Балканах, стремясь захватить путь на Салоники - выход к Эгейскому морю. В то же время с начала XX века в Сербии усилилось движение за освобождение страны от той экономической зависимости, в которой ее держала Австрия. Росло и сербское национально-освободительное движение, ставившее своей целью освобождение областей с сербским населением из-под ига не только Турции, но и Австро-Венгрии. В связи с этим в правительственных кру-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 5. 10-е изд.

стр. 84

гах Австро-Венгрии усилилось течение, которое настаивало на радикальной расправе с югославянским национально-освободительным движением посредством войны против Сербии. Во главе этой военной партии стояли наследники престола эрцгерцог Франц-Фердинанд и начальник генерального штаба Конрад фон Гетцендорф. Первым шагом к выполнению широкой захватнической программы должно было стать превращение оккупации Боснии и Герцоговины в формальную аннексию.

Осенью 1908 года австро-венгерский министр иностранных дел Эренталь имел встречу с русским министром иностранных дел Извольским. Между ними была заключена следующая сделка: Извольский давал согласие на аннексию Боснии и Герцоговины, а Эренталь обещал не возражать против того, чтобы Россия добилась от Турции права на свободный проход русских военных судов через проливы. Австро-Венгрия вскоре аннексировала Боснию и Герцоговину, но России так и не удалось добиться свободного прохода военных судов через проливы.

Аннексия Боснии и Герцоговины вызвала в Сербии взрыв национального негодования. Разочаровавшись в возможности сотрудничества с Австрией в дележе Ближнего Востока, русское правительство поддерживало Сербию, но в конце концов (в марте 1909 года) вынуждено было отступить, ввиду того что Германия пригрозила войной.

Грубое попрание международного права Эренталем и военные угрозы Германии по адресу России в 1909 году дали новое доказательство агрессивности Германии и ее союзницы - Австро-Венгрии.

Сербия не отказалась от идеи воссоединения югославянских земель. Россия не отказалась от планов овладения проливами. Австро-Венгрия, не довольствуясь достигнутым, замышляла дальнейшую агрессию на Балканах в направлении на Салоники. Германия рассматривала проникновение своей союзницы на Балканы как шаг к еще большему экономическому и политическому овладению Турцией. Между австро-венгерским и германским генеральными штабами уже давно установилось тесное сотрудничество. Теперь оно еще более упрочилось.

Россия тем временем работала над осуществлением так называемой "большой военной программы", предусматривавшей увеличение армии, усиление ее материальной части, постройку стратегических железных дорог и восстановление военно-морского флота, почти полностью потерянного в русско-японской войне. Завершение этой программы приурочивалось к 1917 году.

1910 год обошелся без острого международного кризиса. Но это был и последний сколько-нибудь спокойный год.

В мае 1911 года французские войска, под предлогом подавления волнений и защиты французских подданных оккупировали столицу Марокко, город Фец. Марокко явно переходило в руки французов. Германское правительство, не будучи в силах помешать французам захватить Марокко, решило по крайней мере добиться для себя серьезных компенсаций. Германская дипломатия избрала для этого путь провокаций и угроз. 1 июля весь мир был поражен известием, что против Агадира на Атлантическом побережье Марокко бросил якорь германский военный корабль "Пантера". Это угрожало занятием немцами одной из важнейших марокканских природных бухт важного стратегического значения, сравнительно неподалеку от Гибралтара. Положение становилось все более напряженным.

Однако опасность европейской войны была на этот раз предотвращена благодаря твердой позиции Англии. 21 июля Ллойд-Джордж, по поручению кабинета, в публичной речи недвусмысленно заявил, что в марокканском вопросе Англия не остановится перед войной против Германии. Слова британского министра заставили Вильгельма и его правительство умерить свои притязания. Осенью 1911 года было подписано франко-германское соглашение, по которому Германия признавала французский протекторат на Марокко, а Франция за это уступала Германии часть Французского Конго, в виде прирезка к Германскому Камеруну. Это было значительно меньше того, на что первоначально претендовали немцы.

Еще не успел закончиться агадирский кризис, как началась итало-турецкая война.

"Чем вызвана была война? - писал В. И. Ленин. - Корыстью итальянских финансовых тузов и капиталистов, которым нужен новый рынок, нужны успехи итальянского империализма"1 .

Итальянцы сравнительно легко одержали в Триполи победу над небольшими турецкими гарнизонами. Но только на это и хватило "военной доблести" итальянской армии. Воинственные арабские племена, населявшие Триполи, оказали итальянцам упорное сопротивление. Борьба против них обнаружила слабость итальянской армии. Турки упорно отказывались признавать захват Триполи. Только вспыхнувшая на Балканах война вынудила Турцию (в 1912 году) подписать мир на основе


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 201.

стр. 85

уступки Триполи итальянским захватчикам.

Борьба за разрешение национального вопроса на Балканах осложнялась вмешательством европейских держав. Германия, стремившаяся превратить Турцию в свою колонию в возможно менее урезанном виде, и ее союзница Австро-Венгрия играли наиболее реакционную роль, поддерживая турок и всячески стремясь затруднить и урезать успехи балканских государств. Россия поддерживала эти последние, но только для того, чтобы использовать их для ослабления Турции и тем облегчить для себя впоследствии захват проливов. Балканская война привела к столкновению обеих больших империалистических группировок: Германии и Австро-Венгрии, с одной стороны, и России, которую в той или иной мере поддерживали ее союзники, - с другой.

В начале октября 1912 года Болгария, Сербия, Греция и Черногория начали войну против Турции. В короткий срок турки были жестоко разбиты. Болгары шли на самый Константинополь, греки заняли Салоники, сербы - большую часть Македонии, северную Албанию и Новобазарский Санджак. 3 ноября Турция запросила перемирия. Предстояло выработать условия мира.

Сербия стремилась получить выход к морю и сбросить с себя экономическую зависимость от Австро-Венгрии. Ввиду этого она претендовала на северную Албанию, обладание которой дало бы ей доступ к Адриатике. Но против этого решительно протестовала Австро-Венгрия. Она не желала допустить такого усиления Сербии. Военная партия требовала превентивной войны против Сербии, этого югославянского "Пьемонта". Между тем из всех держав балканского блока именно Сербия считалась главной опорой России на Балканах. Ввиду этого Россия и ее союзница Франция поддерживали сербские притязания. Австрия и Россия провели частичную мобилизацию. В конце ноября 1912 года возникла опасность превращения балканской войны в европейскую. Войны удалось избежать вследствие вынужденной уступчивости России, которая, не чувствуя себя готовой к войне с Германией и Австро-Венгрией, снова, как и в 1908 году, не решилась оказать военную поддержку сербам. Сербия не получила выхода к морю. Албанию объявили "самостоятельным" государством.

Остальная европейская Турция была поделена между Болгарией, Сербией и Грецией. За Турцией в Европе остался только Константинополь со сравнительно небольшим прилегающим к нему округом.

Турция не желала примириться с этим, и в январе 1913 года военные действия возобновились. Однако турки понесли новые поражения. Вскоре началась жесточайшая борьба за влияние в Албании между Италией и Австро-Венгрией.

К середине 1913 года чрезвычайно осложнились отношения между самими государствами-победителями - участниками балканского блока. Сербия, не получив Албании, требовала при поддержке Греции, чтобы болгары в виде компенсации увеличили ее долю при дележе другой части турецкой добычи, а именно Македонии. Ожидая конфликта с союзниками, Болгария поторопилась заключить перемирие с Турцией. Между тем Сербия и Греция заключили союз против Болгарии. В ответ на это 29 июня 1913 года болгарские войска напали на Сербию. Началась вторая балканская война. К Греции и Сербии присоединилась Румыния, боявшаяся чрезмерного усиления Болгарии, которая показала себя во время войны с Турцией наиболее крупной военной силой на Балканах. К антиболгарской коалиции присоединилась и только что разбитая Турция, надеясь вернуть себе от Болгарии кое-что из потерянного в предыдущей войне. Болгария была разбита. 10 августа 1913 года в Бухаресте был подписан мирный договор. Болгария была вынуждена уступить Румынии Добруджу, Сербии - спорные области Македонии, туркам - вернуть город Адрианополь.

Подводя итоги балканским войнам и отмечая их значение для самих балканских народов, Ленин писал: "Победы сербов и болгар означают подрыв господства феодализма в Македонии, означают создание более или менее свободного класса крестьян-землевладельцев... Если бы, - продолжает Ленин, - освобождение Македонии совершилось путем революции, то есть посредством борьбы и сербских и болгарских и турецких крестьян против помещиков всех национальностей (и против помещичьих балканских правительств), то освобождение стоило бы балканским народам, наверное, во сто раз меньше человеческих жизней, чем теперешняя война"1 .

Балканские войны в основном завершили освобождение балканских славян от турецкого гнета. Это ставило на очередь дня освобождение угнетенных народов Австро-Венгрии и прежде всего населявших Боснию и Герцоговину сербов, которых поддерживало сербское правительство.

С 1911 года военная опасность возникает ежегодно и один международный кри-


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 186, 187.

стр. 86

зис не успевает рассосаться, как начинается другой.

Переход капитализма в империалистическую фазу означал обострение всех противоречий капиталистического общества.

Зарождается большевизм - единственное до конца последовательно революционное течение в рабочем движении. В России, происходит первая буржуазно-демократическая революция.

Во всех развитых капиталистических странах Запада с переходом к империализму наблюдается мощный подъем массового рабочего движения, еще выше поднявшийся под влиянием русской революции.

В странах Востока под влиянием проникновения капитализма и под воздействием русской революции растет национально-освободительное движение: "Открылся источник новых мировых бурь в Азии" (Ленин).

Наряду с обострением империалистических противоречий обострение внутренних противоречий почти во всех странах, обострение классовой и национальной борьбы в свою очередь вело к еще большей агрессивности империалистов, ибо это побуждало господствующие классы империалистических держав во внешних "успехах" искать выхода из внутренних затруднений.

В этой накаленной атмосфере оба больших империалистических лагеря с лихорадочной поспешностью готовились к войне.

С 1905 по 1914 год военно-морские бюджеты только пяти великих держав возросли с 4,4 миллиарда приблизительно до 8 миллиардов марок, т. е. примерно в два раза.

Германская армия в 1913 году достигла гигантской мощи, основанной на почти предельном использовании всех человеческих и материальных ресурсов страны. Об этом красноречиво говорит следующая таблица:

Рост военных бюджетов (в млн. марок)1

 

1905 год

1914 год

Итого

На армию

На флот

На армию

На флот

Германия

697

231

2769

475

3244

Австрия

419

96

570

170

740

Франция

608

254

786

500

1286

Россия

8162

252

1294

640

1934

Англия

581

676

589

1051

1640

Из этой таблицы видно, что ни одна страна не тратила на военный бюджет в последние годы перед войной столько, сколько тратила Германия.

Противники Германии, хотя и с опозданием, тоже усиленно вооружались. В 1913 году Франция перешла от двухлетней военной службы к трехлетней и этим увеличила мирный состав своей армии, что, впрочем, не означало увеличения обученных резервов на случай войны. К 1917 году намечалось завершение "большой" военной программы в России. Однако, не подлежит сомнению, что в 1914 году Германия на суше превосходила своих противников степенью своей военной готовности.

Превосходство военной подготовки побуждало германский империализм особенно торопиться с началом войны за коренной передел мира. Ленин писал, что против англо-французских капиталистов "выдвинулась другая группа капиталистов, еще более хищническая, еще более разбойничья - группа пришедших к столу капиталистических явств, когда места были заняты, но внесших в борьбу новые приемы развития капиталистического производства, лучшую технику, несравненную организацию"3 .

! Чем острее ставил германский империализм вопрос о переделе мира, тем больше усугублялся англо-германский антагонизм. Англия была творцом и главой Антанты. Но с 1912 года в английской политике начинает наблюдаться тенденция к заигрыванию с Германией. Английское правительство рассчитывало усилить таким путем свое влияние на партнеров по Антанте.

В начале 1912 года британское правительство послало в Берлин военного министра лорда Холдена со специальной миссией - попытаться еще раз, невзирая на полученные ранее неоднократные отказы, добиться ограничения новых морских вооружений. Из этой попытки ничего не вышло, но в Берлине осталось впечатление, что Англия всячески избегает обострения отношений с Германией. В дальнейшем это впечатление еще усилилось, когда Англия начала с Германией переговоры о Багдад-


1 Составлена на основе бюджетных данных соответственных государств.

2 При оценке русского бюджета за 1905 год необходимо принять во внимание, что Россия вела войну с Японией, в то время как для других держав этот год был мирным.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 336 - 337.

стр. 87

Музей революции СССР.

скоп железной дороге и дала свое согласие на осуществление этого предприятия, добившись при этом перехода последнего участка дороги, от Багдада до Персидского залива, в английские руки.

Впечатление, что Англия не хочет ссориться с Германией, усилилось и благодаря возобновлению старых переговоров (имевших место еще в 90-х годах) о разделе между ней и Германией португальских колоний.

Все это порождало в Берлине иллюзии, что Англия останется нейтральной в случае войны центральных держав с Россией и Францией, и еще более поощряло и без того безудержную агрессивность германского империализма.

В тревожной обстановке того времени любой новый конфликт легко мог вызвать мировую войну. Политические кризисы 1911, 1912, 1913 годов не развязали войны, но всякий раз мир висел на волоске. Кризис, вызванный убийством наследника австро-венгерского престола сербским террористом (28 июня 1914 года), привел к тому, что этот волосок оборвался.

Военная партия убитого эрцгерцога во главе с начальником генерального штаба генералом Конрадом фон Гетцендорфом настаивала на том, чтобы в ответ на смерть Франца-Фердинанда проучить, наконец, "проклятых" сербов. Но она встречала и сильное противодействие в австро-венгерских правящих кругах. Император Франц-Иосиф колебался. В итоге на другой день после сараевского убийства в Вене царила полная неразбериха. Бросаться одной в сербскую авантюру, неминуемо грозившую войной с Россией, было бы самоубийством для разлагавшегося австро-венгерского государства. При таких обстоятельствах необходимо было выяснить мнение германского союзника по этому вопросу. Таким образом, вопрос о войне и мире на этом первом этапе кризиса решался в Берлине.

6 июля 1914 года австрийский посол в Германии Сегени телеграфировал министру иностранных дел Австрии Берхтгольду ответ германского правительства на сделанный ему запрос о его позиции в случае австро-сербского конфликта: "Австрия с уверенностью может рассчитывать, что Германия будет стоять за нее в качестве друга и союзника". Выдав австрийцам carte blanche против Сербии, Вильгельм II и его рейхсканцлер обеспечили победу военной партии в Вене и таким образом сделали решающий шаг к развязыванию мировой войны.

Что побудило их к этому? Вопрос об

стр. 88

"укрощении" Сербии в Берлине никогда не мог являться основным при решении вопроса о начале войны европейского масштаба. Для германской империи мировая война имела только один смысл - коренной передел мира.

Немедленно после того, как Австрия была обещана поддержка, Вильгельм II вызвал к себе в Потсдам руководителей армии и флота и предупредил их о возможности войны. И дальше, вплоть до вручений 23 июля австрийским правительством ультиматума Сербии, германские правящие круги боятся лишь одного: как бы австрийцы не испугались и не пошли на попятный. На донесении германского посла в Вене, в котором сообщалось, что Берхтгольд ломает себе голову над тем, чтобы поставить Сербии такие требования, приемлемость которых была бы совершенно исключена, кайзер делает пометку: "Очистить Санджак1 . Тогда свалка немедленно налицо". Нет ничего удивительного, что немецкая литература по вопросу о "виновниках войны" тщательно замалчивает подобные "высочайшие" пометки: большого "миролюбия" никак не вычитать из императорских советов - "покрепче наступать на мозоли этой сволочи - сербам".

После того как Берлин занял такую позицию, в Вене в основном последовали его благим советам. Было решено предъявить Сербии заведомо неприемлемый ультиматум. 23 июля ультиматум был вручен сербскому правительству. Он требовал допущения широкого вмешательства Австро-Венгрии во внутренние дела Сербии под видом борьбы с антиавстрийской пропагандой. Принятие ультиматума означало бы почти полный отказ Сербии от политической самостоятельности. Для ответа был дан срок в 48 часов. 25 июля сербский премьер Пашич вручил австрийскому посланнику ответ, который содержал согласие принять все пункты австрийского ультиматума, за исключением одного. Несмотря на уступчивость Сербии австрийский поверенный в делах немедленно потребовал паспорта и порвал с Сербией дипломатические отношения.

В Петербурге было решено на этот раз не отступать, а поддержать Сербию. Французское правительство заверило, что Франция полностью выполнит свои союзнические обязательства перед Россией.

28 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. На другой день царское правительство в ответ на это начало частичную мобилизацию.

До конца июля в Берлине надеялись на нейтралитет Англии. "Германское правительство, - доносил 12 июля австрийский посол в Берлине, - полагает, что имеются верные данные о том, что Англия теперь не примет участия в войне из-за какой-либо балканской страны, даже если бы все дело дошло до войны с Россией, может быть, даже до войны с Францией".

Подобная уверенность может показаться странной и, несомненно, не свидетельствует о проницательности немецких государственных деятелей. Но свое объяснение эта уверенность имеет. Причина ее в заигрываниях с германским империализмом, на путь которых встала Англия в 1912 году. Английское правительство в самые дни кризиса намекало на свой нейтралитет. Еще 24 июля Эдуард Грей говорил Лихновскому, германскому послу в Лондоне: "В случае вступления Австрии на сербскую территорию опасность европейской войны надвигается вплотную. Последствий такой войны вчетвером - совершенно нельзя предвидеть" (Грей подразумевал под этим Россию, Австро-Венгрию, Германию и Францию. "Он забывает про Италию", - пометил на полях Вильгельм). Дальше Грей распространялся о вредном воздействии войны на торговлю и о возможных революционных потрясениях. Ясно, что, говоря о войне "вчетвером", Грей как бы намекал, что Англия в нее не вступит. Но больше того: 27 июля английский король Георг прямо заявил брату Вильгельма II, принцу Генриху. "Мы приложим все усилия, чтобы не быть вовлеченными в войну и остаться нейтральными". Собеседник короля был после этого "убежден", что Англия останется нейтральной, хотя и сомневался, долго ли продлится ее нейтральность. Но последнее обстоятельство не могло особенно смущать в Берлине: ведь германские стратегические планы строились в расчете на молниеносный разгром Франции.

Когда австро-сербская война уже началась, когда события зашли, таким образом, уже очень далеко, - тогда британский министр иностранных дел Эдуард Грей снял, наконец, маску фарисейского пацифизма. Уже 26-го он сделал Лихновскому кое-какие намеки, впрочем достаточно туманные. 29 июля он впервые с определенностью заявил Лихновскому, что Англия примет участие в войне на стороне врагов Германии.

Если до этого момента Германия всемерно провоцировала войну, то после заявления Грея германский канцлер в целях мас-


1 Санджак - Новый Базар, турецкий округ, расположенный к юго-западу от Боснии, отделяющий собой Сербию от Черногории. С 1878 по 1908 год Санджак был оккупирован Австро-Венгрией. В 1903 году он был возвращен Турции после аннексии Австро-Венгрией Боснии и Гарцоговины. В результате первой балканской войны Санджак был присоединен к Сербии.

стр. 89

кировки инсценирует попытки побудить австрийцев согласиться на, какой-либо компромисс. В то же время начальник генерального штаба Мольтке-младший настаивал на ускорении начала военных действий, ибо проволочки, связанные с попытками вести переговоры, с его точки зрения безнадежные и ненужные, лишали Германию тех преимуществ, которые она имела в первые недели войны из-за медленности русской мобилизации. Учет этих преимуществ составлял важнейшую часть германского стратегического плана, так называемого "плана Шлиффена". Между тем 31 июля в России была объявлена всеобщая мобилизация.

Одним из основных военных преимуществ Германии на начальной стадии кампании был тот выигрыш во времени, который давал ей возможность гораздо более быстрой мобилизации по сравнению с ее противниками, в особенности с Россией. Уже одно это побуждало отвечать на русскую мобилизацию скорейшим началом военных действий, и влияние военных кругов в Германии было достаточно сильно, чтобы заставить правительство руководствоваться соображениями генералитета.

31 июля германское правительство предъявило русскому правительству ультимативное требование прекратить мобилизацию. В ответ на отказ русского правительства в ночь на 1 августа Германия объявила России войну.

После того как 1 августа началась война с Россией, начальник германского генерального штаба Мольтке ни минуты не желал мешкать с объявлением войны Франции и с нарушением нейтралитета Бельгии. План генерального штаба, знаменитый план Шлиффена, предполагал немедленное нанесение уничтожающего удара Франции. Покончив с Францией, предполагалось перебросить все силы против России. Весь этот план строился на одной предпосылке - на быстроте движения, на молниеносности удара. Ждать было нельзя, и так как французское правительство, прекрасно понимая положение, не торопилось брать на себя ответственность за объявление войны, то, наскоро придумав фантастические предлоги (в виде истории с каким-то французским летчиком, якобы сбросившим бомбу над германской территорией), германское правительство 3 августа объявило войну Франции, и вечером того же дня германская армия стремительной лавиной ворвалась на бельгийскую территорию. Занятие Бельгии явилось серьезной угрозой интересам английского империализма. Вместе с тем это давало английскому правительству подходящий предлог для участия в войне. 4 августа 1914 года Англия вступила в войну против Германии.

*

Так началась мировая империалистическая война 1914 - 1918 годов. Она была результатом соперничества двух империалистических группировок. В этом смысле ответственность за нее несут все империалистические государства.

Как указывал Ленин, в 1914 году в Европе друг другу противостояли не лагерь мира и лагерь войны, а два империалистических лагеря. Франции и в особенности России было выгодно несколько оттянуть войну, поэтому они были менее агрессивны чем Германия, но и они готовились к войне, а именно к захватнической, империалистической войне. "Война 1914 года была войной за передел мира и сфер влияния. Она задолго подготовлялась всеми империалистическими государствами. Ее виновники - империалисты всех стран. В особенности же эта война подготовлялась Германией и Австрией, с одной стороны, Францией, Англией и зависимой от них Россией - с другой"1 .

Но при всем том непосредственным поджигателем войны в июне-июле 1914 года была Германия: "Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией"2 .

Однако с обеих сторон война была реакционной и захватнической. Национальный момент, имевшийся в австро-сербском конфликте, занимал в мировой войне 1914 - 1918 годов совершенно подчиненное место.

Война 1914 - 1918 годов велась всеми империалистическими державами не для "защиты отечества", а ради грабежа чужих земель.


1 "Краткий курс истории ВКП(б)", стр. 155.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 61 - 62.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-25-летию-первой-мировой-империалистической-войны-ВОЗНИКНОВЕНИЕ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ХВОСТОВ, К 25-летию первой мировой империалистической войны. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-25-летию-первой-мировой-империалистической-войны-ВОЗНИКНОВЕНИЕ-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ХВОСТОВ:

В. ХВОСТОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
448 views rating
28.08.2015 (1483 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
6 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К 25-летию первой мировой империалистической войны. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones