Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7982

Share with friends in SM

Великий русский писатель-сатирик Михаил Евграфович Салтыков (литературный псевдоним - "Н. Щедрин") родился 27(15) января 1826 года в имении родителей своих - селе Спас-Угол, Калязинского уезда, Тверской губернии. Отец его принадлежал к старому, но в этой ветви уже захудалому дворянскому роду. Это был по натуре своей человек слабохарактерный, непрактичный; в семье он не играл никакой роли. Мать сатирика - Ольга Михайловна Забелина, - происходившая из купеческого рода, была человеком совсем другой складки. Воспоминания родственников рисуют ее женщиной очень одаренной, обладавшей исключительным практическим умом и энергией. От матери Салтыков унаследовал прямоту, трезвость мышления, энергию, деловитость. От нее же в какой-то мере Щедрин унаследовал свое дарование сатирика. Письма Ольги Михайловны не очень грамотны, так как по купеческому обыкновению образования ей почти не дали, но они свидетельствуют о ярко выраженной сатирической направленности ее ума и о прирожденном чутье и вкусе в выразительному и богатому языку московского "простонародья".

В начале 1820-х годов девятнадцатилетняя Ольга Михайловна властно и бесконтрольно забрала в свои руки все дела по хозяйству и в семье. В захирелое дворянское гнездо она внесла совсем не дворянскую деловитость, расчетливость, буржуазную страсть к накоплению и буржуазную же добродетель бережливого скопидомства.

стр. 33


Дом в селе Спас-Угол, в котором родился Салтыков-Щедрин. Вид дома в начале 1900-х годов.

Всем существом своей купеческой натуры Ольга Михайловна "льнула к капиталу" и приобретательству. Дух накопления, неутомимая "алчность будущего" (выражение Щедрина) пронизывали не только хозяйственный, но и бытовой уклад семьи. Бережливость была доведена до степени скаредности, от которой страдали не только крепостные, но и помещичьи дети: из быта были изгнаны всякие признаки материального комфорта и благосостояния, круг культурных запросов был крайне примитивен, все существование было сведено к единственно реальному и поглощавшему всех интересу - к обогащению.

В этой душной атмосфере накопления и стяжательства Щедрин провел свои детские годы, здесь получил он свои первые сознательные впечатления, которые пронес через всю жизнь и воспроизвел на самом склоне дней в жестоком эпосе "Пошехонской старины".

"Салтыков, - по словам близко знавшего его в последние годы жизни С. Н. Кривенко, - не любил вспоминать своего детства, а когда вспоминал какие-нибудь отдельные черты, то вспоминал всегда с большой горечью".

Бея обстановка, окружавшая его в детстве, запечатлелась в памяти сатирика мрачными и жесткими красками. Унизительный, бесправный быт крепостничества, вплотную окружавший Салтыкова с ранних лет, способствовал пробуждению во впечатлительной натуре будущего сатирика глубокого протеста против угнетения, протеста, который прошел через всю жизнь писателя и определил во многом дальнейший путь его идеологического развития.

Домашнее воспитание будущего сатирика было достаточно безалаберным. Оно было целиком предоставлено разного рода учителям "ценою подешевле", начиная от сельского попа и крепостного грамотея-богомаза, обучившего Салтыкова, когда ему было 7 лет, грамоте, до всякого рода сомнительных французских и немецких гувернанток, вербовавшихся на сходных условиях в Москве и часто менявшихся по воле деспотической и своенравной помещицы.

Несмотря на такую обстановку. Салтыков благодаря своим способностям и рано проснувшейся тяге к знаниям, заставившей его "пристраститься к книге едва обучившись азбуке", очень рано подготовился к поступлению в 3-й класс Московского дворянского института, куда, но заведенному порядку, Салтыкова отдавала своих сыновей.

В 1836 году Салтыков был зачислен туда пансионером. Институт этот был одним пз старейших в России учебных заведений привилегированного типа. В нем воспитывались Жуковский, Грибоедов, Баратынский, Лермонтов и ряд декабристов. В институте сохранялись литературные традиции предыдущего поколения и относительно либеральная атмосфера, вносимая преподававшими здесь профессорами Московского университета. Но как раз во время пребывания Салтыкова в институте

стр. 34
николаевская реакция, считавшая институт, где воспитывались декабристы, чуть ли не очагом распространения политического вольнодумства, произвела в нем ряд радикальных преобразований.

Институт превратился в унифицированное казенное учебное заведение николаевской России, с жестким, полувоенным, полумонастырским режимом, с сечением как существенным методом воспитания. Оскорбительные воспоминания о розге и всем казарменно-бездушном режиме института Щедрин сохранил навсегда. Они легли основным грунтом в те злые и до беспощадности язвительные страницы, которые посвящены в его сатире "чистокровнейшим" учебным заведениям царизма. Но все же в институте еще жили старые традиции: юноши усиленно занимались поэзией, а среди преподавателей наряду со схоластами и невеждами были талантливые и либеральные педагоги. Салтыков жадно тянулся к ученью и стремился войти в круг умственных интересов, которыми жили старшие пансионеры. Уже на втором году пребывания в институте он мечтал о поступлении в университет. Но его планы были неожиданно нарушены: Дворянский институт имел привилегию каждые полтора года отбирать из числа лучших своих воспитанников двух кандидатов для помещения их на казенный счет в Царскосельский лицей; в 1838 году одним из этих кандидатов оказался Салтыков. В мае того же года он был привезен в Царское село и после успешно выдержанного экзамена зачислен в 1-й класс лицея.

Представление о Царскосельском лицее неразрывно связано с именем Пушкина. Но двадцатилетие, прошедшее с момента, когда великий поэт завершил "лицейский период" своей биографии, а великий сатирик начал его, внесло в жизнь этого учебного заведения большие перемены. Лицей находился теперь под военной опекой. Он был подчинен брату Николая I - Михаилу Павловичу, - самому законченному представителю николаевской военщины. В лицее господствовала казарменная дисциплина с ее бессмысленной жестокостью и бездушием. Что касается постановки собственно образовательного дела, то здесь наряду с обычными для школы той эпохи недостатками были и свои достоинства, делавшие это учебное заведение все же одним из лучших в тогдашней России. Военное начальство смотрело на штатский лицей как на лишнюю обузу и ограничивало свое вмешательство требованиями соблюдения внешней дисциплины. Слова директора лицея периода пребывания в нем Салтыкова, обращенные к лицеистам: "Думайте, что хотите, но будьте исправны перед начальством", - представляли формулу, позволявшую воспитанникам жить довольно напряженной умственной жизнью, а лучшим из педагогов (таких, впрочем, было немного) - передавать своим ученикам звания, далеко выходящие за рамки "охранительного кодекса школьной премудрости" (Щедрин).

Салтыков вынес из лицея не только хорошее знание иностранных языков, особенно французского, который он так виртуозно-богато использовал в своей сатире, но достаточно серьезные познания в области политической экономии, юридических наук и истории. Но не официально-казенная наука увлекала в лицее молодого Салтыкова: в лицее, где влияние "пушкинских традиций" было сильно еще и в эти годы, его литературные интересы окрепли и развились. Уже с первого года пребывания в лицее Салтыков начал писать стихи, и товарищи называли его "продолжателем" Пушкина. Стихи эти, представляющие подражания Лермонтову и поэтам умиравшего русского романтизма Бенедиктову и Губеру, не имеют самостоятельной художественной ценности. Впоследствии Щедрин не любил, когда ему напоминали о них. Но в то время он относился к своему стихотворчеству серьезно и скоро начал печатать свои поэтические опыты. Его первое стихотворение - "Лира" - за подписью "С-в" было напечатав" в 1841 году в журнале "Библиотека для чтения".

Большую роль в формировании мировоззрения молодого писателя сыграл Белинский. Воспитанникам лицея разрешалось выписывать журналы. "Журналы читались с жадностью, - вспоминал впоследствии сатирик, - но в особенности сильно было влияние "Отечественных записок" и в них критика Белинского". Знаменитые статьи Белинского в "Отечественных записках" в 1841 - 1846 годах могут быть с полным основанием названы школой идей, воспитавшей основные, решающие черты, определившие идеологический облик Щедрина. Статьи Белинского приобщили, в частности, Салтыкова к идеям французского утопического социализма, которые сыграли огромную роль в его творчестве.

Среди лицеистов старших классов организовывались кружки, в которых молодежь обсуждала интересовавшие ее вопросы политики и революционные идеи. Не случайно многие петрашевцы, в том числе и сам Петрашевский, получили свое воспитание в лицее. Петрашевский был тремя выпусками старше Салтыкова. Их знакомство завязалось еще в стенах лицея и продолжалось затем до момента ссылки сатирика в Вятку.

После окончания лицея, в мае 1844 года, Салтыков, обязанный как стипендиат

стр. 35
отбыть шестилетний срок государственной службы, был определен на незначительную должность в канцелярию военного министерства. Служба не интересовала Салтыкова. Об этом периоде своей жизни он вспоминал: "В Россия, впрочем не столько в России, сколько в Петербурге, мы существовали лишь фактически, или, как в то время говорилось, имели "образ жизни". Ходили на службу в соответствующие канцелярии, писали письма к родителям, питались в ресторанах, а чаще всего в кухмистерских, собирались друг у друга для собеседовании и т. д. Но духовно мы жили во Франции... Оттуда лилась на нас вера в человечество, оттуда воссияла нам уверенность, что "золотой век" находится не позади, а впереди нас..."

Эта связь с нараставшей революционной борьбой во Франции и ее идеологическим выражением в разнообразных системах утопического социализма об'яснялась тем, что, несмотря на глухие подземные толчки приближающейся крестьянской революции в России, ясного сознания своего единства с ней даже у передового отряда русской демократической интеллигенции того времени еще не было.

Под непосредственным руководством своего "дорогого и незабвенного учителя" Петрашевского, под продолжающимся воздействием Белинского Салтыков в петербургские годы проделывает огромную самообразовательную работу и закладывает фундамент своей глубокой культуры. Больше всего он изучает увлекавшую его французскую социалистическую литературу - произведения Фурье, Сен-Симона, Прудона, Луи Блана, Видаля и др.

Одновременно он все больше увлекается литературной работой и сближается с передовыми писательскими кружками Петербурга 40-х годов. Сначала Салтыков продолжает печатать стихи, затем берется за писание рецензий, наконец, в 1847 году пишет свои первые две повести: "Противоречия" и "Запутанное дело", - с которых, собственно говоря, и начинается его литературная деятельность. Первая из них была напечатана в ноябрьской книжке "Отечественных записок" за 1847 год, вторая - в мартовской книжке того же журнала за 1848 год. Написанные в манере "натуральной школы" 40-х годов, обе повести обнаруживают сильнейшее воздействие на молодого писателя французского утопического социализма и социальных романов Жорж Санд. Но они обнаруживают также и самостоятельность автора, выступающего уже не только в качестве прозелита утопического социализма, но и критика его слабых сторон, критика утопических методов переустройства действительности.

Революционная настроенность повестей, особенно "Запутанного дела", явилась причиной больших изменений в жизненной судьбе их автора.

В этот период в России, в связи с революцией 1848 года во Франции, еще более усилилась правительственная реакция. За напечатание этой повести Салтыков был арестован и затем сослан в Вятку. Обвинение, сформулированное, повидимому, самим Николаем I, гласило, что в сочинении Салтыкова сказался "вредный образ мыслей и пагубное стремление к распространению идей, потрясших уже всю Западную Европу и ниспровергших власти и общественное спокойствие".

Салтыков очень тяжело переживал свою ссылку. Внешние условия ее были, правда, довольно сносными. Салтыков не просто был сослан, а переведен на службу в Вятку, где он попал под начальство губернатора Середы, ценившего и выдвигавшего способного и образованного "чиновника". Уже к концу 1848 года Салтыков был назначен старшим чиновником особых поручений при губернаторе, а с 1850 года - советником губернского правления; этот ответственный по тем временам пост он занимал до конца своего пребывания в Вятке. Свое вятское житье Салтыков очень тяжело переносил в моральном отношении. Очутившись после атмосферы напряженной умственной жизни Петербурга в глухом захолустье николаевский империи, Салтыков скоро почувствовал одуряющую, засасывающую тоску вятского чиновно-купеческого быта. Он пытался противопоставить ей активность своей служебной деятельности. Он проявлял кипучую энергию, исполнял ряд ответственных поручений по губернии, много ездил, посещая по служебной надобности такие города Поволжья и Прикамья, как Нижний, Казань, Пермь. Но все это не давало ему, в конечном счете, никакого удовлетворения. Много раз он делал усилия, чтобы вырваться из постылого "вятского плена", но безрезультатно.

Лишь смерть Николая I и новый правительственный курс принесли Салтыкову в конце 1855 года долгожданную свободу.

Вернувшись в самом начале 1856 года в Петербург, Салтыков попал сразу в раскаленную атмосферу всеобщего политического и идеологического возбуждения, которое было отражением подготовки и нарастания широкого революционного кризиса конца 50-х - начала 60-х годов. Огромным успехом пользовалась, в частности, так называемая "обличительная литература", критиковавшая и разоблачавшая язвы и пороки самодержавия, преимущественно его прогнивший чиновничье-бюрократический аппарат.

стр. 36


Копия отношения канцелярии военного министерства от 26 апреля 1848 года петербургскому коменданту о содержании Салтыкова-Щедрина на гауптвахте за сотрудничество в печати без ведома начальства. Ленинградское отделение Центрархива.

Накопленный в Вятке огромный запас наблюдений над "мерзостями нашего всероссийского быта" настойчиво требовал своего литературного выражения. Поселившись в Волковских номерах на Большой Конюшенной, Салтыков закончил в феврале-марте 1856 года свои первые "Губернские очерки". Появление их в печати (в журнале "Русский вестник") произвело, по свидетельству современника, "подлинную сенсацию в литературе и обществе". Успех этого произведения Салтыкова, впервые, между прочим, подписанного псевдонимом "П. Щедрин", об'яснялся в первую очередь силой политического впечатления, произведенного этим сочинением, столь ярко осветившим мрачную правду российской действительности.

Революционно-демократическая критика в статьях Чернышевского и Добролюбова, посвященных "Губернским очеркам", по достоинству оценила глубокую обличительную силу щедринской книги и ее искренний демократизм. Чернышевский и Добролюбов видели и слабые стороны этого переходного для писателя произведения, в частности наличие в нем отдельных либеральных выводов и формулировок, во оба они правильно почувствовали, что основная линия политического развития писателя направлена в сторону демократии, а не дворянского либерализма.

Общественно-политическое самоопределение Щедрина действительно пошло в направлении развития идеологии революционной демократии, возглавляемой Чернышевским.

Несмотря на исключительный успех "Губернских очерков" Щедрин не считал еще возможным бросать службу. Его страшила случайность литературного заработка, особенно теперь, когда он обзавелся семьей, женившись летом 1857 года на Е. А. Болтиной - дочери вятского вице-

стр. 37


"Статья до просмотра цензуры и статья процензурованная". Карикатура из журнала "Искры". 1863 год.

губернатора. Кроме того Щедрин, как многие передовые люди того времени, в частности и Герцен, был захвачен в эти годы потоком идущего сверху "обновления". Честная служба представлялась ему желательной и полезной формой служения обществу. После двух лет службы - с 1856 по 1858 год - в хозяйственном департаменте министерства внутренних дел в Петербурге Щедрин в течение четырех последующих лет (1858 - 1862) занимал пост вицегубернатора в Рязани и Твери. Эта служба, давшая ему как писателю огромный запас новых наблюдений и практическое знание русской действительности, имела и то положительное значение, что в сильнейшей мере способствовала тому, что Щедрин понял несостоятельность своей веры в либерального чиновника-обновителя, в реформаторские возможности царизма.

На своем посту вицегубернатора Щедрин со всей энергией пытался отстаивать интересы крестьянина. Он заслужил этим наименование "вице-Робеспьера" и ненависть крепостников и местных "помпадуров". Оставаться в провинции было трудно и бесполезно, и в 1862 году Щедрин вышел в отставку.

Годы службы не прервали литературной деятельности Щедрина. Он непрерывно печатал в разных журналах, а с 1860 года преимущественно в некрасовском "Современнике", свои сатирические рассказы и очерки; частично они явились продолжением "Губернских очерков", а в большей своей части образовали два сборника нового "глуповского" цикла - "Невинные рассказы" и "Сатиры в прозе".

Выйдя в отставку, Щедрин вместе с А. М. Унковским и группой бывших петрашевцев задумал издавать собственный журнал - "Русская правда", - но издание не разрешили, и Щедрин, уже крепко связанный с "Современником", сосредоточил в нем всю свою литературную работу. С конца 1862 года он становится фактически одним из редакторов журнала.

Литературная производительность Щедрина за двухлетие его работы в "Современнике" (1863 - 1864 годы) исключительна. Нет книжки журнала, в которой не нашлось бы нескольких печатных листов, ему принадлежащих. В эти два года Щедрин создал ряд художественно-сатирических произведений, вошедших позднее в его известные сборники ("Невинные рассказы", "Признаки времени" и "Помпадуры и помпадурши"). Но центральной работой этого двухлетия является создание замечательной публицистической хроники "Наша общественная жизнь".

Литературная деятельность Щедрина начала 60-х годов показывает, что его дальнейшее развитие совершалось уже в пределах революционно-демократической идеологии. Основной идейной силой, определявшей в этот период становление мировоззрения Щедрина, являлась революционная пропаганда Чернышевского.. В произведениях 60-х годов Щедрин вырабатывает также свою знаменитую "эзоповскую" манеру и свой сатирически-обобщенный художественный метод.

стр. 38
Щедрин начал свою работу в "Современнике" уже после смерти Добролюбова и ареста Чернышевского, когда правительственно-крепостническая реакция, сорвавшая назревавшую революцию, была уже совершившимся фактом. В условиях этой реакции в "Современнике", лишившемся двух своих самых замечательных руководителей, началась известная диференциация сил и снижение идейного уровня.

Особенно это сказалось в той ожесточенной полемике, которую вел "Современник" в 1863 - 1864 годы с "Русским словом" и журналами братьев Достоевских "Время" и "Эпоха". Щедрин, выступавший в качестве основного полемиста и подвергавшийся наиболее резким нападкам со стороны своих антагонистов, скоро почувствовал, что не пользуется полным доверием и поддержкой со стороны части редакции "Современника". Некоторые его статьи стали задерживаться или исправляться редакцией, что вызвало крайнее недовольство и раздражение Щедрина. К этому прибавились все усиливавшиеся репрессии цензуры против "Современника" вообще и статей самого Щедрина особенно. Цензурные запрещения не только оскорбляли и унижали сатирика морально, но и существенно отзывались на его материальном положении. Последнее же зависело сейчас только от гонорара за писательский труд. Обеспокоенный своими материальными затруднениями, утомленный напряженнейшей литературной работой этих двух лет, неудовлетворенный своим положением в редакции "Современника,", Салтыков решает на время отойти от литературной деятельности и вновь поступить на службу.

Годы с 1864 по 1867 он проводит на посту председателя казенной палаты, последовательно в Пензе, Туле и Рязани. Щедрин попрежнему выступает защитником крестьянских интересов, попрежнему его ненавидят местные власти и шлют на него жалобы министру и доносы в III отделение.

В результате этих жалоб Щедрин по непосредственному повелению Александра II в июне 1868 года был уволен в отставку. Но он и сам собирался это сделать.

В конце 1866 года Некрасов арендовал журнал "Отечественные записки" и предложил Щедрину стать редактором и пайщиком журнала с тем, чтобы радикально обновить это ранее бесцветное издание в духе идейных традиций закрытого правительством в 1866 году "Современника". Предложение было принято Щедриным. В середине 1867 года он окончательно переехал в Петербург и полностью отдался литературной деятельности.

Период шестнадцатилетней работы Щедрина в "Отечественных записках" (1868 - 1884 годы) открывает в его биографии новую и самую блестящую главу. Это вместе с тем в значительной мере глава из истории его творчества этих лет и из истории руководимого им журнала. Щедрин так глубоко и полно ушел в литературно-редакторскую работу и так всецело подчинил ей свою жизнь, что все остальные немногие факты его биографии, остающиеся за пределами литературы, приобретают второстепенное значение.

Рабочий кабинет Салтыкова-Щедрина. "Всемирная иллюстрация" 1889 года. N 29 от 13 мая.

стр. 39


Иллюстрация художников Кукрыниксов к "Истории одного города" Салтыкова-Щедрина.

Конец 60-х и затем 70-е годы - самое напряженное и плодотворное в смысле творчества время в жизни Щедрина, период его полной идейной зрелости. Это десятилетие открывается гениальной "Историей одного города" (1869 - 1870 годы) и подготовившими ее циклами "Помпадуров и помпадурш" (1863 - 1874 годы) и "Писем из провинции" (1868 год). За "Историей" следуют "Господа ташкентцы" (1869 - 1872 годы), "Дневник провинциала в Петербурге" (1872 - 1876 годы), "Благонамеренные речи" (1872 - 1876 годы), "Господа Головлевы" (1872 - 1876 годы), "В среде умеренности и акуратности" (1874 - 1877 годы), "Убежище Монрепо" (1878 - 1879) и, наконец, "Современная идиллия" (1877 - 1883 годы), завершенная уже в 80-е годы. Наряду с этими основными художественными произведениями Щедрин создает в эти же годы целый ряд замечательных критических и публицистических статей.

Щедрин выступает не только в качестве писателя огромной художественной силы, но и в качестве собирателя и организатора сил демократической литературы. Ему вместе с Некрасовым удается привлечь к "Отечественным запискам" все, что было талантливого и передового в тогдашней русской литературе, и сделать это издание самым влиятельным, ведущим журналом эпохи.

В редакции "Отечественных записок" Щедрину приходилось работать бок о бок с такими публицистами-народниками, как Елисеев, Михайловский и др. Но Щедрин не был народником. Его мировоззрение, революционного просветителя и революционного демократа отчуждало его от всех основных установок народнической идеологии и высоко поднимало в этом отношении над подавляющим большинством его народнических соратников по журналу.

В 1875 году Щедрин серьезно заболел и был послан врачами заграницу, куда потом ездил неоднократно. Жил он во время своих поездок преимущественно на лечебных курортах: в Баден-Бадене, Эмбе и Ницце, - но особенно любил бывать в Париже, где через Тургенева познакомился с Флобером и Золя.

Щедрин попал впервые в Европу в середине 70-х годов, в эпоху "реакционного

стр. 40


Иллюстрация художников Кукрыниксов к "Пошехонской старине" Салтыкова-Щедрина.

поветрия", последовавшего вслед за недавним разгромом Парижской коммуны. Эту реакционно-буржуазную Европу Щедрин, пользуясь обильным запасом непосредственных наблюдений и впечатлений, гениально изобразил в своей книге "За рубежом" (1880 - 1881 годы). Силу и остроту щедринского художественно-сатирического разоблачения буржуазной демократии Третьей республики Ленин назвал классическими1 .

Книгу "За рубежом" Щедрин заканчивал уже находясь в России, весной 1881 г., в обстановке разгула жандармско-полицейского террора, наступившего после 1 марта. Надвигавшуюся ночь реакции, захватившую собой все 80-е годы, Щедрин встретил на своем трудном посту руководителя передового демократического журнала мужественно и самоотверженно. В эти годы его сатира становится еще более яростной и злой, достигая в таких произведениях, как знаменитая "Современная идиллия" и "Письма к тетеньке", исключительной силы.

В центре забот Щедрина попрежнему стоят "Отечественные записки", вся тяжесть по изданию и редактированию которых после смерти Некрасова в 1877 году пала на него. Особенно мучительна и тяжела была борьба с цензурными, репрессиями, затрагивавшими чуть ли не каждую книжку журнала и в первую очередь статьи самого Щедрина. Он делал все, что мог, чтобы спасти журнал, но было ясно, что конец его близок. 20 апреля 1884 года в "Правительственном вестнике" было напечатано сообщение о запрещении журнала. В сообщении этому журналу пред'являлся ряд серьезных обвинений, в том числе и то, что "статьи самого ответственного редактора (т. е. Щедрина), которые по цензурным условиям не могли быть напечатаны в журнале, появлялись в подпольных изданиях у нас и в изданиях, принадлежащих к эмиграции..." Нужно сказать, что сведения эти соответствовали действительности.

Щедрин воспринял запрещение журнала очень тяжело. Он понимал, что демократическая мысль России лишилась в лице "Отечественных записок" своей самой большой и значительной силы и что заменить их нечем. Беспокоила его и своя собственная литературная судьба. Для Щедрина, не мыслимо было остаться без журнальной трибуны, но идти в либерально-умеренные органы - предмет его постоянных сатирических насмешек - было мучительно трудно. В конце концов потребность творчества, темперамент публициста и трибуна, не мыслившего своей жизни вне привычного общения с читателем и обществом через печатное слово, взяли свое, и, пересилив себя, Щедрин скоро начал печататься в либеральном

1 См. В. И. Ленин. Т. X, стр. 238.

стр. 41
"Вестнике Европы" и "Русских ведомостях".

Его мучительные и многообразные болезни, доставлявшие ему неимоверные страдания, под влиянием которых у него не раз мелькала мысль о самоубийстве, его тяжелое одиночество в семье - все это не отразилось на его могучем таланте. В эти годы Щедрин создал такие свои шедевры, как "Сказки", "Мелочи жизни" и "Пошехонская старина". В обстановке не только правительственной, но и тяжелой общественной реакции 80-х годов Щедрин один из немногих устоял на своих революционно-демократических позициях. Его талант "жестокой правды" (Горький), его верность заветам подлинной демократии, его стойкий и мужественный характер позволили ему в эти годы гнетущего наступления крепостнической реакции стать одной из центральных фигур оппозиции политическому режиму самодержавной России, который он с такой мощью художественной силы изобразил в своих гениальных "Сказках".

10 мая (28 апреля) 1889 года смерть прервала жизнь и работу Щедрина. Похоронен он был в Петербурге, на Волковом кладбище, по его завещанию, рядом с могилой Тургенева.

Величину и значение утраты, понесенной русской литературой, по-настоящему поняли и пережили немногие. Среди многочисленных откликов на смерть сатирика самый искренний и волнующе простой пришел из далекой Грузии от группы 23 тифлисских рабочих. "Смерть Михаила Евграфовича, - писали рабочие, - опечалила всех искренно желающих добра и счастья своей родине. В лице его Россия лишилась лучшего, справедливого и энергичного защитника правды и свободы, борца против зла, которое он своим сильным умом и словом разил в самом корне. И мы, рабочие, присоединяемся к общей скорби о великом человеке... Он знал и чувствовал наше горе и видел, что мы всю жизнь свою проводим в тяжелом, беспросветном труде, не пользуясь плодами его".

Это был голос того подлинного "читателя-друга", о котором так тосковал великий писатель и для которого он жил и творил.

Только в наше время, когда богатейшая сокровищница русской литературы стала народным достоянием, мощный талант Салтыкова-Щедрина нашел широчайшее признание среди миллионов советских читателей, по достоинству оценивших бичующую силу его гениальных творений. На этих произведениях советские читатели познают всю мерзость и тупость самодержавной России, проникаясь к ее крепостническому прошлому той непримиримой ненавистью, которая пронизывала все творчество гениального сатирика.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/К-50-летию-со-дня-смерти-М-Е-Салтыкова-Щедрина-М-Е-САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. МАКАШИН, К 50-летию со дня смерти М. Е. Салтыкова-Щедрина. М. Е. САЛТЫКОВ ЩЕДРИН // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/К-50-летию-со-дня-смерти-М-Е-Салтыкова-Щедрина-М-Е-САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН (date of access: 16.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. МАКАШИН:

С. МАКАШИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
СПРАВКА О НАРОДАХ СССР, СОХРАНЯВШИХ ДО УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ПЕРЕЖИТКИ РОДОПЛЕМЕННОГО БЫТА
2 days ago · From Россия Онлайн
ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
УЧЕНИЕ КУНТА-ХАДЖИ В ЗАПИСИ ЕГО МЮРИДА
2 days ago · From Россия Онлайн
ВИРДОВЫЕ БРАТСТВА В ИНГУШЕТИИ
2 days ago · From Россия Онлайн
КУЛЬТ МУСУЛЬМАНСКИХ СВЯТЫХ В АСТРАХАНСКОМ КРАЕ
2 days ago · From Россия Онлайн
ТАРИКАТ, ЭТНИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА В ДАГЕСТАНЕ
2 days ago · From Россия Онлайн
РАИЛЬ ГУМЕРОВИЧ КУЗЕЕВ (1929 - 2005)
2 days ago · From Россия Онлайн
ФЕНОМЕН УСТОЙЧИВОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ УЙЛЬТА В КОНТЕКСТЕ ЭТНОНИМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ НАРОДОВ СЕВЕРА (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XXI В.)
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ АРМЯНЕ И ИХ ИССЛЕДОВАТЕЛИ
2 days ago · From Россия Онлайн
КРАСНОДАР - КАРАБАХ - МОСКВА: ОПЫТ ДИАЛОГИЧЕСКОЙ АВТОЭТНОГРАФИИ
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К 50-летию со дня смерти М. Е. Салтыкова-Щедрина. М. Е. САЛТЫКОВ ЩЕДРИН
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones