Libmonster ID: RU-16805
Author(s) of the publication: В. А. Федоров

Л. В. Милов. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М. РОССПЭН. 1998. 574 с.

Капитальный труд профессора Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, члена-корреспондента РАН Л. В. Милова является первым обобщающим исследованием всех сторон жизни и быта великорусской деревни в XVIII веке. Это - серьезное теоретическое исследование, по-новому трактующее сложные и спорные процессы и явления прошлого нашей страны: роль природно-географического фактора, проблему происхождения крепостничества, особенности генезиса капитализма в России, сущность и характер функционирования крестьянской общины и российской государственности. Эти проблемы рассматриваются в сравнении с условиями и особенностями развития западноевропейских стран.

Автор поставил перед собой задачу "объяснения специфики российского исторического процесса". Необходимость такого подхода автор видит в том, что примерно последние полвека в нашей историографии "главный акцент был сделан на выявлении общеевропейских черт исторического развития России, что само по себе правильно"; однако "были сделаны явно некорректные преувеличения", выражавшиеся в стремлении "к непременной идентичности наших этапов развития с развитием исторического процесса в основных странах Западной Европы" (с. 3).

Исследование выполнено на основе скрупулезного анализа богатейшего документального материала, преимущественно архивного. Это - описи монастырских владений перед их секуляризацией в 1764 г. (так называемые офицерские описи), ответы на анкеты Вольного экономического общества, "экономические примечания" к Генеральному межеванию, "топографические описания" губерний и наместничеств конца XVIII в., материалы научных экспедиций, помещичьи инструкции, мемуарная и хозяйственно- агрономическая литература, агрономические труды (А. Т. Болотова, И. И. Комова и др.). Для сравнительно-исторического анализа привлечены актовые материалы XV-XVI вв., писцовые книги XVII в. и документы, относящиеся к первой половине XIX века.

Книга состоит из двух частей: первая - "Великорусский пахарь в XVIII столетии" (11 "очерков"), посвящена исследованию производительных сил и уровня развития материального производства в основной для великоруссов сфере- земледелии и скотоводстве; во второй - "Феодальная Россия - социум особого типа" (3 главы) рассматриваются теоретические проблемы, связанные с особенностями социально-экономического и политического развития России эпохи позднего феодализма.

Описывая трудовую деятельность, жизнь и быт великорусского крестьянина, автор уделяет особое внимание выявлению специфики сельского хозяйства в России в связи с почвенно-климатическими и экономическими особенностями различных регионов. Подробно рассказывается, как пахал, сеял, жал и убирал с полей хлеб русский крестьянин, как он приспособился выращивать его в самых трудных, подчас экстремальных, климатических условиях. Детально описано качество почв в разных регионах страны, практиковавшиеся системы земледелия - трехполье, двуполье, "росчиси", "запуски" дальних полей, перелог, опыты введения многополья. Показано, как крестьянин поддерживал плодородие почв, боролся с засолением угодий. Описаны земледельческие орудия, применявшиеся при вспашке и рыхлении почв - различные виды великорусской сохи и косули (косой сохи), внедрявшиеся разновидности плуга (например "русский плуг", "большой малороссийский плуг"), говорится об устройстве разнообразных типов русской бороны. Автор знакомит читателя с тем, как крестьянин засевал зерновые и технические культуры; при этом приводятся конкретные данные о нормах и времени высева этих культур не только по отдельным губерниям, но и уездам (таблицы на с. 115, 117, 125-126, 129-130). Книга содержит описание жатвы и обмолота зерновых культур, орудий уборки и обработки урожая, устройств для его хранения.

Как показывают приведенные в книге данные, средний урожай в Европейской части России тогда составлял сам-3 и даже сам-2 (См. таблицы об урожайности зерновых в самах в 17-ти губерниях за 80-90-е годы XVIII в. на с. 184-186, 188). Автор отмечает, что "достигнуть здесь средней урожайности хотя бы в сам-4, не удавалось в течение многих веков" (с. 390). Такая низкая урожайность, объясняет он, была не только следствием "вынужденно низкой культуры земледелия, но в гораздо большей степени следствием капризов мачехи- природы" (с. 384). "Важнейшей особенностью сельского хозяйства большей части Российского государства, - указывает автор, - всегда был необычайно короткий для земледельческих обществ рабочий сезон. Он длился с... мая до начала октября. ...В то же время на Западе Европы на полях не работали лишь декабрь и январь... В пределах Восточно-европейской равнины необычайная кратковременность цикла земледельческих работ русских крестьян усугубляется преобладанием малоплодородных почв" (с. 554-555).

Однако "там, где люди могли противостоять естественным законам природы, они проявляли не только упорный труд, но незаурядную изобретательность и находчивость" (с. 385). Интересный материал об этом содержится в очерке "Огороды в городе" - парадоксы русского огородничества и садоводства". Огородничеством занимались не

стр. 165


только жители небольших уездных и заштатных городов, но и крупных губернских, даже Москвы и Петербурга, в которых, по свидетельству современников, существовали "значительные огороды" не только на окраинах этих городов, но и в пределах городской черты. Милое пишет о "феноменальном мастерстве" русских огородников, об их удивительных по изобретательности приемах выращивания теплолюбивых культур в парниках: арбузов, дынь, даже ананасов. Особенно высокой культурой выращивания разных овощей и лекарственных растений отличались крестьяне-огородники "колыбели русского огородничества" - Ростовского уезда Ярославской губернии. Это были профессионалы высокого класса, которые, как отмечает автор, "по запаху земли могли определить, что лучше всего (выгоднее всего) сажать на данной почве". Огородничеством они занимались не только на месте своего жительства, но и во многих других городах, включая Москву и Петербург, что способствовало "широкому влиянию ростовской культуры огородничества" (с. 273). 8 книге повествуется об "интереснейшем опыте русских садовников, искусных умельцев, достигавших простейшими средствами в суровейших климатических условиях поистине потрясающих результатов" (с. 296). Предпринимательский, "торговый характер овощеводства, делает вывод Милое, способствовал выработке рациональной агротехники и агрикультуры" (с. 265). "Здесь активно проявлялись новые по сравнению с феодальной эпохой факторы, воздействовавшие на культуру садоводства и овощеводства, создающие условия для ее постоянного совершенствования и роста" (с. 291).

В книге указывается на значение трудовых традиций, преемственности многовекового опыта, накапливаемого десятками поколений русских крестьян, который создавал основу культуры земледелия. "Форма этого опыта в виде неколебимой традиции, неизменного обычая и правил диктовала беспрекословность их соблюдения", но вместе с тем "традиционализм в области земледельческой культуры, подчеркивает автор, сочетался с необыкновенным умением русского крестьянина приспособиться к тем или иным местным условиям и даже превратить недостатки в своего рода достоинства" (с. 32-33). Изучение земледельческого опыта великорусского крестьянина, подробно описанного в книге Милова, весьма актуально и в наше время.

Наряду с земледелием важной сферой хозяйственной деятельности крестьянина являлось животноводство. В очерке "Особенности развития скотоводства" автор приводит ценные данные об условиях содержания скота в различных регионах России: обеспеченность сенокосными угодьями и выпасами, рационы домашнего кормления разных пород тяглого и продуктивного скота. Отмечается крайне бережное отношение крестьян к скоту, особенно к маточному поголовью и молодняку, подробно говорится о том, как крестьянин выхаживал ягнят, телят, поросят и другую живность, как в холодные зимы содержал их и стельных коров в избе, смиряясь с неизбежными при этом неудобствами. В очерке рассказывается также о выведении в крестьянском и помещичьем хозяйствах более продуктивных пород скота и о складывании предпосылок для товарного животноводства.

Много интересных данных приводится о материальном быте великорусского крестьянина: о типах крестьянских селений и их планировке в северных, среднерусских и южнорусских губерниях, о том, как выглядели крестьянский двор и подворье- изба ("черная" и "белая", ее планировка и внутреннее убранство), хозяйственные постройки (скотный двор, сарай, амбар, житница, овин и пр.).

Специальные очерки посвящены одежде и пище великорусского крестьянина. Автор отмечает, что одежда, как "важнейший признак богатства или бедности социума в целом", свидетельствовала "о весьма скромных возможностях российского общества" и особенно крестьянина, однако "бросается в глаза: при малейшем увеличении дохода (за счет промыслов!) крестьянин старается купить сапоги, шляпу с меховым околышем, поясок из дорогого сукна и т. д. " (с. 354). Интересны данные о пище крестьян в будние и праздничные дни. "Рацион пищи был весьма однообразен", делает вывод автор. "Конечно, сравнительно небольшой слой зажиточного крестьянства имел более разнообразную пищу, но и она всегда была далека от изысканности" (с. 379).

Крайне неблагоприятные условия хозяйствования великорусского земледельца Восточно-европейской равнины - суровость климата, преобладание неплодородных и просто худых почв - ставили его на грань выживания. "Пожалуй, можно сказать, отмечает автор, что весь образ жизни населения исторического ядра территории России был процессом выживания, постоянного создания условий для удовлетворения только самых необходимых, из века в век практически одних и тех же потребностей" (с. 415). В книге показано, как напряженный труд, вовлечение в трудовую деятельность всех наличных членов семьи, включая детей и стариков, помогали выжить великорусскому крестьянину.

Но были, как указывает автор, и "компенсационные механизмы выживания", которые не только позволяли крестьянину выжить в самых неблагоприятных условиях, но и двигаться, пусть с большими социальными издержками, по пути прогресса. Большую роль в этом играли крестьянские неземледельческие промыслы, что отмечается в книге, хотя этот вопрос и не подвергается подробному освещению. Но особое внимание автор обращает на два "важнейшие компонента механизма выживания" - общину и систему крепостного права. Первый действовал "на микроуровне" (волостная, деревенская община), второй, по его

стр. 166


словам, "существеннейшим образом определял характер и структуру общества в целом, одновременно и являясь орудием эксплуатации" (с. 418).

Русской крестьянской общине посвящена обширная литература. В книге эта община исследуется с точки зрения ее значения для защиты крестьянина от природных и социальных невзгод. "Крестьянская община, делает вывод автор, на протяжении тысячи лет российской государственности являлась важнейшим средством защиты крестьянского хозяйства от множества житейских неожиданностей, ведущих крестьянскую семью к разорению и смерти. Община не только спасала миллионы крестьян от пауперизации, она в значительной мере содействовала сохранению генофонда русского населения (впрочем, не только русского, но и других народов России)" (с. 566).

Вместе с тем, делает важный вывод Милов, - "неизбежность существования общины, обусловленная ее производственно-социальными функциями, в конечном счете вызвала к жизни наиболее жестокие и грубые механизмы изъятия прибавочного продукта в максимально возможном объеме. Отсюда появление режима крепостничества, сумевшего нейтрализовать общину как основу крестьянского сопротивления. В свою очередь режим крепостничества стал возможным лишь при развитии наиболее деспотичных форм государственной власти - российского самодержавия" (с. 556).

Однако крепостное право, подчинившее себе крестьянскую общину, явилось не только сильнейшим инструментом феодальной эксплуатации крестьян, но и, выражаясь словами автора, одним из "компенсационных механизмов" их "выживания". Исследуя взаимоотношения общины с помещиком, Милов указывает на заинтересованность последнего "в сохранении жизнедеятельности буквально каждого крестьянского двора" (с. 422). И здесь, отмечает он, "важнейшим моментом в системе мер по выживанию были помещичьи ссуды натурою: зерном, скотом или птицею". Разумеется, подчеркивает автор, "это не было со стороны помещика актом некоей благотворительности", а диктовалось стремлением поддержать крестьянское хозяйство как объект феодальной эксплуатации (с. 424). Добавим, что это было и средством повышения доходности помещичьего имения. В этом отношении особенно показательны факты поощрения помещиками предпринимательства своих крестьян.

По-новому решаются в рецензируемой книге широко освещавшиеся в литературе проблемы происхождения крепостничества и особенности генезиса капитализма в России. В результате анализа роли природно-географических условий, характера крестьянской общины, аграрных отношений, эволюции феодальной ренты и объединительной политики центральной власти, в условиях постоянной борьбы с внешней опаностью и ряда других факторов, Милов приходит к важному выводу: "Глубинной основой закрепостительных тенденций явилась в силу природно-климатических условий неизбежность существования сильной общинной организации крестьянства с ее землеустройством и землепользованием. Ход развития феодальной собственности на землю и эволюция рентных отношений уже к концу XV в. объективно толкали господствующий класс на меры закрепостительного характера. Однако реализация их стала фактом лишь после длительных усилий государства по укреплению своего могущества и консолидации господствующего класса" (с. 481). Интересны новые трактовки российской государственности, более значительной, чем в Западной Европе, роли государства в хозяйственной жизни страны (с. 555).

В генезисе капитализма в России, в числе особенностей этого процесса автор выделяет значение "влияния природно-климатического фактора на зарождение промышленного производства в России" (с.483), на что почти не обращалось внимание в историографии. Этот фактор был причиной "запоздалого" появления в России капиталистического предпринимательства, указывает автор, а крупное производство (мануфактуры), в первую очередь металлургическое и металлообрабатывающее с использованием западных технологий, возникло по инициативе государства и породило жестокие формы принудительного труда в промышленности. "Важно отметить, - делает вывод автор, - что применение промышленного труда на крепостной основе, совершающееся путем резкого возрастания эксплуатации крестьян при непременном сохранении за ними земледельческого производства, открыло возможности для своеобразного варианта процесса разделения труда. Сочетание земледельческого и промышленного труда стало не временным переходным состоянием для крестьянина, как это обычно бывало в Европе, а утвердилось более чем на вековой период и сохранилось даже и после 1861 г. "Поэтому"неслучайно, что промышленный труд на крепостной основе, впервые появившийся по инициативе государства, быстро проник в сферу вотчинного промышленного производства" (с. 526).

Оригинальное по форме и содержанию исследование Милова будит мысль читателя, но одновременно вызывает ряд суждений и пожеланий по рассматриваемым в нем проблемам. Так, вывод автора о значительном, едва ли не решающем, влиянии природно-географического фактора на состояние земледельческого хозяйства верен применительно к изучаемой им эпохе экстенсивного земледелия. Вместе с тем исторический опыт не только западноевропейских стран, но и самой России, показывает, что в связи с ростом агротехнического уровня земледелия под воздействием процесса индустриализации, земледелие все меньше зависит от почвенно-климатических условий, вследствие применения новых видов удобрений, внедрения техники, способствующей более

стр. 167


тщательному возделыванию почвы и сокращающей время работ. В этих условиях природно-географический фактор уже перестает играть такую самодовлеющую роль, как при экстенсивном характере земледелия. Следует также отметить, что экстенсивное ведение сельского хозяйства требовало больше угодий на душу населения, что служило одним из факторов впоследствии "аграрного перенаселения" и обострения аграрного вопроса в России.

Всестороннее описание в книге трудовой деятельности, повседневной жизни и быта великорусского крестьянина XVIII в. сопровождается богатым иллюстративным материалом. Книга Милова заинтересует не только специалистов, но и широкий круг читателей.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Л-В-МИЛОВ-ВЕЛИКОРУССКИЙ-ПАХАРЬ-И-ОСОБЕННОСТИ-РОССИЙСКОГО-ИСТОРИЧЕСКОГО-ПРОЦЕССА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. Федоров, Л. В. МИЛОВ. ВЕЛИКОРУССКИЙ ПАХАРЬ И ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.05.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Л-В-МИЛОВ-ВЕЛИКОРУССКИЙ-ПАХАРЬ-И-ОСОБЕННОСТИ-РОССИЙСКОГО-ИСТОРИЧЕСКОГО-ПРОЦЕССА (date of access: 23.06.2021).

Publication author(s) - В. А. Федоров:

В. А. Федоров → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
141 views rating
10.05.2021 (44 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
20 hours ago · From Владимир Груздов
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
24 hours ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
2 days ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Л. В. МИЛОВ. ВЕЛИКОРУССКИЙ ПАХАРЬ И ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones