Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8226

Share with friends in SM

9 января 1905 года - начало первой русской революции. Она быстро развивалась и к осени достигла своей высшей точки.

"Октябрь и декабрь 1905 года знаменует высшую точку восходящей линий российской революции"1 , - указывал Ленин. В октябре 1905 года в России разразилась первая в истории мирового революционного движения всеобщая политическая забастовка: "Октябрьская политическая забастовка стала всероссийской, охватив почти всю страну, вплоть до самых отдаленных районов, охватив почти всех рабочих, вплоть до самых отсталых слоев"2 . Всеобщая забастовка парализовала все средства сообщения, приостановила экономическую жизнь страны. Встали железные дороги, пароходы, трамваи, фабрики, заводы, перестали действовать телеграф, коммунальные учреждения, закрылись торговые заведения, банки и т. д. В огне борьбы шла быстрая организация сил революции. Революционная молодежь открыла двери университетов, и в их аудитории хлынули тысячи революционно настроенных интеллигентов и рабочих. Быстро создавались и росли всевозможные комитеты и союзы. В крупнейших промышленных центрах России возникли Советы как массовые организации пролетариата, как зародыши революционной власти.

Всеобщая политическая забастовка произвела сильное впечатление во всем мире. Она показала силу пролетарского революционного движения и несостоятельность одной из основных догм лидеров II интернационала, утверждавших, что метод общей политической стачки неприемлем для пролетариата. "...разве революция в России не показала, - писал товарищ Сталин, - что общая политическая забастовка является величайшей школой пролетарской революции и незаменимым средством мобилизации и организации широчайших масс пролетариата накануне штурма, твердынь капитализма... Разве не ясно, что практика революционной борьбы разбивает и эту догму оппортунистов?"3 .

1 Ленин. Т. XIX, стр. 352.

2 "История ВКП(б)", стр. 74.

3 И. Сталин "Вопросы ленинизма" стр. 11. 11-е изд.

стр. 108


Прокламация МК РСДРП, призывающая ко всеобщей забастовке. Октябрь 1905 года.

Музей революции СССР.

Губернаторы и полиция, напуганные размахом стачечной борьбы, посылали со всех концов России отчаянные донесения царскому правительству о росте революционного движения и о своем бессилии справиться с ним. Но и правительство было бессильно. Забастовка отрезала царя в его дворце от всего мира. Николай II и его семья жили в Петергофе. Его министры находились в Петербурге. Для того чтобы русский император мог встретиться со своими приближенными и министрами, приходилось каждый раз снаряжать специальные казенные пароходы, которые привозили и отвозили обратно людей, вызванных царем. На придворных это производило удручающее впечатление. Н. И. Вуич, бывший управляющий комитетом министров, рассказывал, что когда Витте 14 октября 1905 года ехал на таком пароходе, там говорили "о постыдности положения, при котором верноподданные должны добираться к своему государю чуть ли не вплавь"1 .

19 октября 1905 года Николай II писал своей матери, Марии Федоровне, гостившей тогда в Дании: "Петербург и Москва оказались отрезанными от внутренних губерний. Сегодня неделя, что Балтийская дорога не действует. Единственное сообщение с городом морем - как это удобно в такое время года? После железных дорог стачка перешла на фабрики и заводы, а потом даже в городские учреждения и в департамент железных дорог мин. путей сообщения. Подумай, какой стыд!"2 .

Николай II был сторонником подавления революции военной силой, противником всяких уступок. Летом 1905 года он написал резолюцию на докладе о революционных событиях в Севастополе: "Приведение восставших к покорности возложено на военную власть. О принятии каких-то требований, пред'являемых мятежниками, речи быть не может"3 . Царское правительство привыкло опираться на солдатские штыки, но в октябре 1905 года правительство не имело сил и средств прекратить забастовку. 14 октября Витте как председатель комитета министров собрал совещание, на которое пригласил некоторых министров. Здесь военный министр Редигер и петербургский генерал-губернатор Трепов

1 Граф С. Ю. Витте "Воспоминания". Т. II, стр. 15. М. и П. 1923.

2 Переписка Николая II и Марии Федоровны. "Красный архив" за 1927 год. Т. 3 (22), стр. 167.

3 "Красный архив" за 1925 год. Т. 11 - 12, стр. 434.

стр. 109
единодушно заявили, что в Петербурге нет воинских частей, которые могли бы восстановить движение поездов, хота бы от столицы до Петергофа. Даже Трепов, всегда бывший сторонником жестокой военной диктатуры, говорил, что на армию полагаться нельзя, так как ее основные контингенты - запасные - ненадежны. Мнение Трепова имело для царя особенное значение: Трепов был неизменным советником Николая и неофициальным диктатором России. Николай II писал своей матери: "Трепов для меня незаменимый, своего рода, секретарь. Он опытен, умен и осторожен в советах. Я ему даю читать толстые записки от Витте, и затем он мне их докладывает скоро и ясно. Это, конечно, секрет для всех"1 .

Невозможность подавить революцию вооруженной силой вызывала растерянность в высших сферах. О панике, охватившей придворные круги, свидетельствуют слова обер-гофмаршала двора генерал-ад'ютанта графа Бенкендорфа. 15 октября на пароходе, шедшем в Петергоф, он сказал Вуичу: "...в данном случае жаль, что у их величеств пятеро детей... так как, если на-днях придется покинуть Петергоф на корабле, чтобы искать пристанища заграницей, то дети будут служить большим препятствием"2 .

Всеобщая забастовка нанесла, сильный удар самодержавию, напугала его, но не могла разрушить государственный аппарат, не могла заставить капитулировать правительство. Самодержавие устояло, но оно вынуждено было лавировать, искать новых методов борьбы с революцией. Одним из таких новых методов было опубликование манифеста 17 октября. Ленин характеризовал создавшееся в октябре 1905 года положение как "равновесие сил"3 .

"Самодержавие уже не в силах открыто выступить против революции, - писал Ленин. - Революция еще не в силах нанести решительного удара врагу. Это колебание почти уравновешенных сил неизбежно порождает растерянность власти, вызывает "переходы от репрессий к уступкам, к законам о свободе печати и свободе собраний"4 .

В настоящее время опубликовано много исторических документов, рисующих положение правительства в этот период, его колебания и борьбу внутри него. Эти документы полностью раскрывают цели и политическое значение манифеста. Они дают возможность восстановить картину его подготовки и закулисной борьбы вокруг него.

1

Неудачная война 1904 - 1905 годов поколебала последнюю опору царского правительства - его вооруженные силы. Позорные поражения в войне подорвали престиж царизма среди населения. Война крайне обострила все классовые противоречия в России. Ленин писал: "Значение этого краха, как краха всей политической системы царизма, становится все яснее и для Европы и для всего русского народа с каждым новым ударом, наносимым японцами"5 . Роковую роль русско-японской войны в судьбе царского самодержавия понимал даже "близкий друг" Николая II, германский император Вильгельм II. 21 февраля 1905 года Вильгельм писал Николаю Романову: "Война очень не популярна во всех классах России, не исключая и офицерства"6 . Германский император осторожно намекал, что рост революционного движения делает необходимыми реформы: "Россия теперь как бы переворачивает страницу своей истории и в своем развитии обнаруживает стремление положить начало некоторому обновлению"7 .

Николай II дрожал перед революцией, но еще больше боялся реформ.

Реформы рекомендовала царю либеральствующая часть бюрократии во главе с Витте, который под давлением иностранного капитала ("европейского общественного мнения") видел в смягчении политического кризиса путем уступок либеральной буржуазии единственное средство преодолеть революцию и спасти самодержавие.

Царь окружал себя крайними реакционерами, сторонниками кровавой расправы с недовольными. Еще в октябре - ноябре 1904 года министр внутренних дел Святополк-Мирский подал царю доклад с приложением проекта указа о привлечении выборных членов в Государственный совет. Для обсуждения этого доклада Николай II созвал совещание. На этом совещании Ватте заявил, что продолжение реакционной политики Плеве (одного из реакционнейших министров) может привести правительство к гибели. Министр финансов В. Н. Коковцев указал, что эта политика ведет к потере доверия в финансовых кругах заграницей и в результате неудачной войны может привести финансы к полному истощению. Все это не подействовало на Николая Романова.

На другой день царь заявил Витте, что вычеркивает из проекта Святополк-Мирского пункт о привлечении выборных обще-

1 "Красный архив". Т. 3 (22), стр. 191.

2 Граф С. Ю. Витте "Воспоминания". Т. II, стр. 29.

3 Ленин. Т. VIII, стр. 351.

4 Там же, стр. 333.

5 Ленин. Т. VII, стр. 336.

6 Переписка Вильгельма II с Николаем II, стр. 99.

7 Там же, стр. 95.

стр. 110


Митинг на заводе. 1905 год.

С картины художника Шестопалова.

ственных деятелей в Государственный совет, так как такое привлечение явилось бы шагом к установлению представительного образа, правления: "Да я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне богом народа"1 .

Поражение на фронте, а главное, бурное развитие революции делали все более невозможным сохранение царского "никогда". Против царского правительства - этого злейшего врага народа - выступил широким фронтом весь русский народ. Кроме того царскому правительству приходилось считаться с экономическим и политическим давлением западных государств, господствующее классы которых учитывали международное значение русской революции, боялись ее революционизирующего влияния на свои страны и особенно дрожали за свои капиталы, вложенные в русские займы. Ленин указывал: "Как ни азиатски-дико наше самодержавие, как ни много в нем допотопного варварства, консервированного в необыкновенно чистом виде в течение веков, а все же самодержавное правительство ость правительство капиталистической страны, связанной тысячами неразрывных нитей с Европой, с международным рынком, с международным капиталом"2 .

В секретном архиве министра иностранных дел была особая папка документов с подписью: "Rossica". События 9 января 1905 г. в С. -Петербурге и отношение к внутренним делам России общественного мнения заграницей". Часть документов этой папки была опубликована, во 2 (9) томе "Красного архива" за 1925 год. О том, какие отклики заграницей вызвало побоище 9 января, можно судить но письму из русского посольства в Брюсселе от 25 января (7 февраля) 1905 года. "Петербургские беспорядки послужили сигналом к проявлению враждебных нам демонстраций в Европе и Америке"3 . Газетная кампания и демонстрации не действовали да царское правительство, но ему приходилось считаться с настроением биржи. За время войны в России удвоилось количество бумажных денег (с 600 миллионов до 1200 миллионов рублей). Продолжение массовой эмиссии денежных знаков грозило финансовой катастрофой. Было очевидно, что без иностранного займа не обойтись. Между тем сведения из-за границы были все менее утешительны для царского правительства. Особенное значение имело настроение французской буржуазии, являвшейся крупнейшим держателем русских ценных бумаг. Будучи владельцами этих бумаг на сумму 8 миллиардов рублей, финансовые круги Парижа не могли не откликнуться на такие явления русской жизни, как война и революция. Французская биржа реагировала на события русской революции сильней чем на известия с фронта. 10 марта 1905 года русский посол Нелидов писал в своем донесении из Франции: "Излишне повторять, что главным предметом беспокойства финансового мира является положение дел внутри России"4 . 17 (30) ноября 1905 года Нелидов телеграфировал: "Наши ценности продаются их владельцами, постепенно теряющими доверие в прочность финансового положения России"5 . Царское правительство усиленным взятками французским газетам старалось спасти свой кредит, но без особого успеха. Особенно сильное возбуждение заграницей вызвали известия о революционном движении в русской армии. 25 июня (8 июля) русский посол в Англии Бенкендорф сообщил из Лондона: "По поводу недавних печальных событий, разыгравшихся в России, я должен указать вашему сиятельству, что ни одно из них -

1 Граф С. Ю. Витте "Воспоминания". Т. I, стр. 274. Гиз. 1924.

2 Ленин. Т. VIII, стр. 336.

3 "Красный архив". Т. 2 (9), стр. 38.

4 "Красный архив". Т. 11 - 12, стр. 424.

5 "Красный архив". Т. 9, стр. 42.

стр. 111
даже наши военные неудачи - не произвело на общественное мнение и, полагаю, на правительство более тягостного впечатления, чем последние одесские события и восстание на "Князе Потемкине". Впервые я увидел ясно, что здесь серьезно встал вопрос, не угрожает ли вспыхнувшая в России революция незыблемости существования правительства"1 .

Иностранные биржи требовали политических реформ. Послы, хотя и робко, пытались намекать на это в своих донесениях правительству.

Массовые забастовки, рост аграрно-крестьянского и национально-освободительного движения, открытая противоправительственная кампания буржуазно-демократических слоев населения, жестокое поражение на фронте, давление заграничных финансовых кругов, а главное, все растущее революционное движение в последней опоре царизма - армии - заставили правительство, несмотря на сопротивление царя, идти на уступки. Оно давало реформы, чтобы хоть немного замедлить рост революционной волны и, дав маленькую подачку буржуазии, заключить соглашение с либералами.

Началась игра в парламентаризм. Рескрипт царя на имя министра внутренних дел Булыгина от 18 февраля 1905 года о разработке проекта закона о привлечении к законодательству выборных от населения России произвел некоторое впечатление заграницей и приостановил на короткое время падение русских бумаг на парижской бирже. Николай II так боялся малейшей уступки народу, что, прежде чем издать августовский манифест о "Булыгинской" думе, он четыре раза созывал в своем петергофском дворце совещания из наиболее близких ему людей.

Целью булыгинского проекта было дать небольшое удовлетворение требованиям русской и иностранной буржуазии и в то же время оставить неприкосновенным самодержавный строй. Ленин сразу после выхода манифеста о Булыгинской думе указал на его контрреволюционное значение. "...надо припомнить прежде всего, - писал Ленин, - в чем состоит сущность и коренное значение Булыгинской "конституции". В сделке царизма с помещиками и крупными буржуа, которые посредством невинной и совершенно безвредной для самодержавия якобы-конституционной подачки должны быть постепенно раз'единены с революцией, т. -е. с борющимся народом, и примирены с самодержавием"2 . Согласившись, наконец, на Булыгинскую думу, царь по-прежнему никому не позволяя сомневаться в том, что его власть останется самодержавной. Вильгельм II прислал ему поздравительную телеграмму и письмо. Он советовал Николаю II в связи с происходившими мирными переговорами предоставить будущей Думе решить вопрос о заключении мира с Японией: "Прежде, чем ты примешь окончательное решение в пользу мира или продолжения войны... я счел бы превосходною мерою, если бы ты сперва предложил этот вопрос на обсуждение Государственной думы"3 . Николай II обиделся. Романов в ответе подчеркнул, что Дума будет чисто совещательным учреждением и что он не боится личной ответственности. Гогенцоллерну в ближайшем письме от 22 августа 1905 года пришлось извиниться: "Прости меня за посланную наднях телеграмму, но я думал, что это, может быть, хорошая мысль подвергнуть Думу маленькому испытанию и посмотреть, насколько она, работоспособна"4 .

Опубликованный 6 августа крайне реакционный проект создания Государственной думы без законодательных прав (Булыгинская дума ) не только не принес "умиротворения", но вызвал бурю негодования в массах и рост революционных выступлений. Революционный вихрь уничтожил Булыгинскую думу раньше, чем она была созвана. Именно поэтому Булыгинская дума не удовлетворила европейских финансистов. На поездку Витте в Портсмут для мирных переговоров с Японией французские рантье, желавшие скорейшего окончания русско-японской войны, реагировали повышением цен русских бумаг на бирже, но они попрежнему отказывали России в новом займе. Посылая Витте в Портсмут, царь поручил ему не только мирные переговоры: после от'езда Витте министр финансов Коковцев послал ему телеграмму, в которой предлагал Витте на обратном пути настаивать в Париже на займе. Витте подписал мир, но он не смог добиться займа. Причину этого Витте об'яснил в письме из Портсмута: "Чувствовалось, что при настоящем настроении достать денег заграницею более чем трудно... это настроение основано не только на внешнем (нашем), но, пожалуй, еще более на внутреннем положении"5 . 17 (30) ноября 1905 года русский посол писал из Парижа, что есть только одна возможность изменить это неблагоприятное для русского правительства настроение: "Возможность заключить новый заем была бы сохранена, если бы в то время, когда о нем снова начнутся переговоры, в России могло бы установиться хотя

1 "Красный архив". Т. 9, стр. 41 - 42.

2 Ленин. Т. VIII, стр. 144.

3 Переписка Вильгельма II с Николаем II, стр. 110.

4 Там же, стр. 112.

5 "Красный архив" за 1925 год. Т. 3 (10), стр. 4.

стр. 112
бы временное успокоение та несколько недель, необходимых для оборудования и осуществления этого предприятия"1 .

2

Против "никогда" Николая Романова выступила могучая сила революционного народа. Ленин писал: "Эта рука, мановение которой произвело переворот в вопросе о Думе, есть рука российскою пролетариата... Всероссийская политическая стачка охватила на этот раз действительно всю страну, об'единив в геройском под'еме самого угнетенного и самого передового класса все народы проклятой "империи" Российской"2 . В октябре 1905 года царское правительство увидело, что ему необходимо расколоть противоправительственный фронт.

На первом этапе революции против самодержавия выступала и либеральная буржуазия, которая стремилась к участию в политической власти.

Однако буржуазия вовсе не была заинтересована в победе революции, в свержении самодержавия. Буржуазия нуждалась в царском режиме для борьбы против рабочих и крестьян. Она стремилась лишь к некоторым реформам.

Пугая правительство революцией, буржуазия старалась выторговать себе у царя наилучшие условия для соглашения.

"Боясь революции и вместе с тем пугая царя революцией, она искала сделки с царем против революции и требовала небольших реформ "для народа", чтобы "успокоить" народ, расколоть силы революции и предупредить тем самым "ужасы революции"3 .

Бурные события осени 1905 года убедили царское правительство, что в его интересах возможно скорее добиться соглашения хотя бы с частью буржуазии.

18 октября 1905 года Ленин писал: "полная невозможность управлять страной без сделки хотя бы с частью буржуазии, как класса, обнаружилась несомненно"4 . "Самодержавию необходимо "помириться" с буржуазией, и оно вынуждено стремиться к этому, причем, разумеется, оно хочет надуть общественное мнение Европы и России"5 .

Переговоры либералов с царским правительством, то более, то менее активные, продолжались в течение всей революции. Один из самых крайних реакционеров, генерал Трепов, поддерживал сношения с либеральным товарищем министра финансов В. И. Ковалевским, который в свою очередь совещался с вождями будущей кадетской партии. В 1907 году Ковалевский передал в архив Витте несколько документов об этих сношениях либеральной буржуазии с царем. Среди этих бумаг имеется об'яснительная записка о положении страны и проект манифеста, которые были переданы царю в апреле 1905 года. Манифест 17 октября отчасти повторяет этот проект. На документах имеются пометки, сделанные рукой Витте. Они подтверждают получение им этих документов от В. И. Ковалевского и указывают их авторов: "Участники: Милюков, В. И. Гессен, Головин, Лазаревский, Муромцев, оба Ковалевских"6 Письмо Будберга, главного управляющего Комитетом прошений, В. И. Ковалевскому, сохранившееся в этом же архиве, доказывает, что бумаги были тогда же переданы царю.

Буржуазия толкала правительство на путь конституционной монархии, и царизм вынужден был считаться с ней. "Зависимость самодержавия от буржуазии всея России, - писал Ленин, - есть самая сильная материальная зависимость, которая может быть прикрыта сотнями средневековых пристроек, которая может быть ослаблена миллионами единоличных или групповых придворных подкупов (чинами, местами, концессиями, подачками, поблажками и пр. и пр. и пр.), - но которая в решительные моменты народной жизни должна, проявиться с решающей силой"7 .

Октябрь 1905 года был таким моментом.

Для того чтобы заключить соглашение с буржуазией, царю нужен был маклер, который выторговал бы правительству максимальную выгоду в этой сделке и на которого можно было бы свалить потом вину в случае неудачи. Эту роль Николай II предназначил Витте, который уже раньше оказал царю серьезную услугу при заключении Портсмутского мира с Японией.

6 октября Витте просил царя о приеме.

8 октября он получил приказ прибыть 9 октября в Петергоф. На приеме Витте подал царю записку с изложением своего взгляда на политическое положение. С большим пафосом Витте писал, что происходящее в России революционное движение, имеет глубокие исторические корни. "Его корни в глубине веков, в Новгороде и в Пскове, в Запорожском казачестве, в низовой вольнице Поволжья, в церковном расколе, в протесте против реформ Петра с призывом к идеализированной самобытной старине, бунте декабристов, в деле Петрашевского, в великом акте 19.II.1861 года и говоря вообще, в природе всякого человека"8 .

1 "Красный архив". Т. 2 (9), стр. 43.

2 Ленин. Т. VIII, стр. 331, 332.

3 "История ВКП(б)", стр. 59.

4 Ленин. Т. VIII, стр. 336.

5 Там же, стр. 337.

6 "Красный архив". Т. 11 - 12, стр. 107

7 Ленин. Т. VIII, стр. 336.

8 "Красный архив". Т. 11 - 12, стр. 52.

стр. 113
Все это либеральное фразерство Витте имело целью запугать царя тем, что "идея гражданской свободы восторжествует, если не путем реформ, то путем революции"1 . Витте старался привести царя к выводу, что "государственная власть не имеет выбора: ей надлежит смело и откровенно стать во главе освободительного движения... Раз правительство станет во главе движения, оно сразу приобретет опору и получит возможность ввести движение в границы и в них удержать"2 . Витте предлагал царю дать конституцию и ряд реформ, цель которых была в том, чтобы путем уступок либеральной буржуазии и кулакам привлечь их на сторону самодержавия. Он писал, что необходимо дать гражданские свободы и народное представительство. Он говорил о всеобщем избирательном праве, но умалчивал при этом о равных и прямых выборах. Витте полагал, что "дарованием" избирательных прав широким слоям населения, лишенным этих прав по проекту Булыгина, можно будет "успокоить" народные массы. Вместе с тем сохранение имущественного и сословного ценза дало бы возможность настолько уменьшить представительство в. Думе от демократических слоев, что они не могли бы иметь там серьезного значения.

Для умиротворения национальных окраин Витте предлагал дать автономию десяти польским губерниям, местное самоуправление Грузии и другим частям Кавказа. Он проектировал мероприятия, сглаживающие подавление труда капиталом: нормирование рабочего дня, государственное страхование рабочих, образование примирительных камер и т. п."3 .

Витте предложил царю свою аграрную программу, которая была ставкой на кулаков, имевших возможность покупать землю. Он предлагал удовлетворить земельный голод крестьян за счет использования казенных земель и Крестьянского банка. Он далее решился осторожно заговорить о принудительном выкупе у помещиков земли в пользу крестьян: "Выкуп ренты, получаемой частными собственниками ввиде арендной платы за землю, не может почитаться мерой совершенно недопустимой"4 . Главной задачей предлагаемых им аграрных реформ было увеличение "площади землевладения на началах личного земледельческого труда".

Крестьянское революционное движение принуждало даже часть помещиков заговорить об уступках. "Надо прирезать землю крестьянам, иначе они нас прирежут", - говорили либеральные помещики"5 . Революционного крестьянства испугался и самый крупный помещик России - царь. Николай II написал Марии Федоровне: "Как ты, конечно, знаешь, внутри России начались аграрные беспорядки. Это самое опасное явление, вследствие легкости подбивать крестьян отнимать землю у помещиков, а также потому, что войск везде мало"6 .

Вся программа Витте имеет так много общего с программой, которую позже выдвинула кадетская партия, что, несомненно, это объясняется не только их общим классовым происхождением, но и общим документальным источником. В 1912 году Ленин, говоря об аграрной программе кадетов, указал, что она взята ими из проекта министерства Витте: "Вот что говорят нам исторические факты. Кадетский аграрный проект есть проект министра7 при Витте "сыграть" в крестьянский цезаризм"8 .

По существу, предложения Витте были планом ликвидации революции путем уступок. Не ограничиваясь этим, Витте указывал парю и на возможность другого выхода: назначения военного диктатора для решительного подавления "смуты". Он предлагал Николаю II обсудить оба плана с государственными деятелями и лицами царской семьи.

На следующий день, 10 октября, Витте снова был вызван в Петергоф, где он изложил свои соображения о двух способах ликвидации революции и свою программу.

11 и 12 октября Николай II обсуждал предложенную Витте программу в кругу наиболее приближенных лиц. Витте эти два дня не получал никаких известий из Петергофа. 13 октября Витте, получил от царя телеграмму с назначением его председателем совета министров и с предложением об'единить действия министров. В ответ на назначение Витте послал царю письмо. Он писал, что не может стать первым министром, если не будет принята его программа. В этот же день Витте составил доклад "По вопросу об об'единении деятельности министров впредь до утверждения законопроекта о совете министров". Этот доклад, более сдержанный чем записка, гораздо меньше говорил о реформах, ограничиваясь общими фразами о "гражданских свободах" и о "началах народного

1 "Красный архив". Т. 11 - 12, стр. 55.

2 Там же, стр. 56.

3 Там же, стр. 58.

4 Там же.

5 "История ВКП(б)", стр. 59.

6 "Красный архив". Т. 3 (22), стр. 173.

7 Аграрный проект разработал Н. И. Кутлер, работавший в министерстве финансов в 1899 - 1904 годах. В 1905 году Кутлер был товарищем министра внутренних дел, а в министерстве Витте стал министром земледелия и землеустройства. Впоследствии кадет.

8 Ленин. Т. XVI, стр. 118.

стр. 114
представительства", которые будет разрабатывать правительство. Основным содержанием доклада была идея о необходимости иметь однородный состав правительства, обеспечивающий единство его целей.

Придворные убеждали царя, что Витте стремится стать президентом будущей Российской республики. Они предлагали царю издать манифест, с тем чтобы все меры, которые должны были "успокоить Россию", исходили от царя, а не от министерства. Витте требовал, чтобы Николая II ограничился утвердительной резолюцией на его докладе. Таким образом, вся честь "восстановления порядка" была бы предоставлена Витте.

14 октября на приеме в Петергофе Витте потребовал срочно обсудить и принять его программу. Сам царь составил список лиц, которых следовало пригласить на совещание. 15 октября Витте снова вызвали во дворец, предварительно предложив ему составить проект манифеста. По воспоминаниям Витте, проект был составлен на пароходе по дороге в Петергоф. Составлял манифест близкий Витте придворный, позже оберпрокурор синода А. Д. Оболенский. Редактировал манифест сам Витте. Характерно для двуличной политики этого "министра-клоуна", как назвал его Ленин, что Витте, говоривший в "записке" о "мерах для смягчения рабочего вопроса", вычеркнул соответствующий пункт из проекта Оболенского.

На совещании в Петергофе участвовал специально вызванный царем предполагаемый кандидат в диктаторы великий князь Николай Николаевич. Совещание решило только одно: необходимо издать манифест от имени царя. Витте выступил против. Он доказывал, что утвердительная резолюция на его докладе менее свяжет царя чем манифест.

Не успел уехать Витте, как приехали вызванные царем Горемыкин1 и Будберг, которые тоже составляли проект манифеста по предложению царя. С ними царь совещался отдельно и тайком от Витте. Несомненно, что на проекте Будберга должен был отразиться тот проект манифеста, который он перед тем в апреле передавал царю. Николай все еще колебался. Вечером 15 октября царь послал дежурную миноноску и фельд'егерского офицера с проектом Витте к Трепову. Царь спрашивал его мнение о манифесте и программе и просил ответить, сколько дней может Трепов поддерживать порядок в Петербурге и возможно ли вообще "водворить порядок" без больших жертв. Ответа миноноска должна была ждать только три часа. Трепов не решился гарантировать, что в Петербурге не будет пролита кровь. Он сделал ряд замечаний по пунктам записки Витте, стараясь свести к минимуму "свободы", которые должен был даровать манифест. Вместе с тем Тренов предложил царю "даровать" конституцию по прусскому образцу. "Прусская конституция, не надо бояться этого слова, умеренна и могла бы служить канвою для разработки сего проекта"2 .

В то же время Трепов убеждал царя, что "манифест не должен содержать в себе угроз"3 .

Царь и придворная камарилья отнюдь не собирались выбирать один из двух путей, предложенных Витте. Дума и манифест не означали отказа от правительственного террора. Они нужны были царю к его правительству только для того, чтобы выиграть время, внести расслоение в оппозиционное движению и задавить революцию более медленным, но более надежным способом. Царь усиленно готовил кровавую расправу с революцией. Об этом намекал Трепову, препровождая ему проект Витте, князь В. Орлов, помощник начальника военно-походной канцелярии царя, особенно близкий императрице и императору. Орлов писал: "Мое личное мнение - в Манифесте лишние слезы по поводу смут и напрасно так распространяться про кулак, можно бы это только вскользь упомянуть, и лучше кулак на фактах показать, чем еще раз письменно упоминать"4 . К этой же цели был направлен совет Трепова в его ответе царю: "В заключение почитаю своим священным долгом сказать, что войско должно всегда оставаться в руках В. В.; оно должно быть сильным, преданным, сплоченным корпоративным духом; к достижению этого должны быть направлены Ваши царственные заботы и работы ближайших сотрудников Ваших в этом деле первейшей государственной важности"5 .

В это время Витте узнал, что его проект обсуждается без него и может быть подписан царем в измененном виде. Витте телефонировал Фредериксу - министру двора, доверенному царя, - и ультимативно потребовал поставить ею в известность о сделанных в его проекте изменениях, в противном случае поставить во главе дела автора изменений - Горемыкина. Пришлось выбирать между Витте и Горемыкиным. Репутация Горемыкина была такова,

1 Горемыкин, будучи министром внутренних дел в 1885 - 1899 годах, проводил крайне реакционную политику. В 1906 году он был по настоянию Трепова назначен председателем совета министров вместо Витте.

2 "Былое" N 14 за 1919 год, стр. 111.

3 Там же.

4 Там же, стр. 110.

5 Там же, стр. 111.

стр. 115

Манифест Николая II 17 октября 1905 года с кровавым отпечатком руки Трепова. Сатирический журнал "Пулемет" N 1 за 1905 год.

что составленный им манифест не мог пользоваться доверием даже у правой части либералов. Когда 16 октября среди петербургских либералов распространился слух, что принят проект не Витте, а Горемыки на, это сразу произвело на них удручающее впечатление. Витте указывал на два главных отличия его проекта от горемыкинского: 1) в проекте Витте говорилось, что царь предлагает правительству озаботиться о проведении реформ, а по проекту Горемыкина, царь прямо "даровал" реформы своим манифестом; 2) в проекте Горемыкина был опущен пункт о правах Государственной думы на законодательный почин.

Ночью 16 октября министр двора Фредерикс приехал к Витте, чтобы убедить его подписать проект Горемыкина. До Витте он побывал у Трепова. Витте наотрез отказался. 17 октября, утром, царь молча выслушал переданный ему Фредериксом ультиматум Витте. Этот ультиматум был тут же поддержан Николаем Николаевичем. Фредерикс сообщил Витте, что великий князь докладывал царю о невозможности за недостатком войск прибегнуть к военной диктатуре. Фредерикс конфиденциально рассказал Витте о происшедшей во дворце сцене: "Великий князь вынимает из кармана револьвер и говорит - "ты видишь этот револьвер, вот я сейчас пойду к государю и буду умолять его подписать манифест и программу гр. Витте; или он подпишет, или я у него же пущу себе пулю в лоб из этого револьвера..."1 . Что заставило великого князя настаивать на подписании манифеста? Отсутствие у правительства надежных войск было так явно, что кандидат в диктаторы испугался. Прежде чем говорить с царем, великий князь вызвал к себе зубатовца Ушакова, который был рабочим Экспедиции заготовления государственных бумаг, и советовался с этим провокатором, как, подействовать на рабочих. Ушаков убеждал Николая Николаевича сказать, "чтобы государь отрекся от самодержавия для своей же пользы, за что народ будет ему вечно благодарен"2 .

Необходимость пойти на уступки была так очевидна, что это, наконец, понял даже Николай II. Он написал своей матери: "Представлялось избрать один из двух путей: назначить энергичного военного человека и всеми силами постараться раздавить крамолу; затем была бы передышка и снова пришлось бы через несколько месяцев действовать силою; но это стоило бы потоков крови и в конце концов привело бы

1 Граф С. Ю. Витте "Воспоминания", Т. II, стр. 32.

2 "Красный архив". Т. 4, стр. 415.

стр. 116

Запись из дневника Николая II - 17 октября 1905 года.

Музей революции СССР.

неминуемо к теперешнему положению, т. -е. авторитет власти был бы показан, но результат оставался бы тот же самый и реформы вперед не могли осуществляться бы.

Другой путь - предоставление гражданских прав населению - свободы слова, печати, собраний и союзов и неприкосновенности личности; кроме того, обязательство проводить всякий законопроект через Госуд. Думу - это, в сущности, и есть конституция. Витте горячо отстаивал этот путь, говоря, что хотя он и рискованный, тем не менее единственный в настоящий момент. Почти все, к кому я ни обращался с вопросом, отвечали мне так же, как Витте, и находили, что другого выхода кроме этого нет"1 .

Витте рассказывает, как был подписан манифест. 17 октября Витте вместе с Фредериксом и Николаем Николаевичем вошли к царю. Николай II обратился к Витте и сообщил, что он решил утвердить его доклад и подписать манифест. Затем Николай II встал, перекрестился, сел за стол и подписал манифест и доклад. В этот день в своем дневнике царь записал: "Подписал манифест в 5 часов. После такого дня голова стала тяжелой и мысли стали путаться. Господи, помоги нам, усмири Россию"2 . Через год, 17 октября 1906 года, царь писал в дневнике: "Годовщина крушения и мучительных часов прошлого года! Славу богу, что оно уже пережито"3 .

В придворных кругах и среди членов семьи Романовых не было единодушного мнения о манифесте 17 октября. К. Успенский в своем очерке о царствовании Николая II рассказывает о бурной сцене, происшедшей во дворце после подписания манифеста. Царица Александра Федоровна уверяла впоследствии, что Витте вырвал манифест у царя, а черносотенная пресса, получавшая от казны субсидию через Александру Федоровну, прямо писала, что Витте - изменник, масон, подкуплен и т. д. Иным было настроение Николая Николаевича. Возвращаясь в Петербург после подписания манифеста, он был весел и сказал Витте: "Сегодня 17 октября и 17 годовщина того дня, когда в Борках была спасена династия4 . Думается мне, что и теперь династия спасается от не меньшей опасности сегодня происшедшим историческим актом"5 .

Манифест был компромиссом между царем и буржуазией. Витте не сумел добиться даже упоминания в манифесте слова "конституция", и все-таки союз был заключен.

3

18 октября 1905 года в очередном номере "Правительственного вестника" - официального органа царского правительства - был обнародован текст "Высочайшего манифеста", подписанного Николаем II. Манифест начинался с указания на "великую и тяжкую скорбь", какой было преисполнено "сердце наше" (то есть Николая II) вследствие смут и волнений "в столицах и во многих местностях империи..." Далее сообщалось: "Мы, для успешнейшего выполнения общих предназначаемых нами к умиротворению государственной жизни мер, признали необходимым об'единить деятельность высшего Правительства. На обязанность правительства возлагаем мы выполнение непреклонной нашей воли".

Правительству поручалось: "Даровать населению незыблемые основы

1 "Красный архив". Т. 3 (22), стр. 167 - 168.

2 "Дневник Николая II, стр. 222.

3 Там же, стр. 231.

4 17 октября 1888 года на станции Борки произошло крушение царского поезда. Александр III и его семья остались живы.

5 Граф С. Ю. Витте "Воспоминания". Т. II, стр. 24.

стр. 117
гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов". Манифест обещал созвать законодательную Государственную думу и привлечь к выборам в нее и те классы населения, которые были лишены избирательных прав по положению о выборах в Булыгинскую думу. Впрочем, это обещание тут же ограничивалось словами "в мере возможности" и ссылкой на краткость срока до созыва Думы. Манифест устанавливал, что все законы должны быть одобрены Государственной думой. Он обещал, что выборным от народа будет обеспечена "возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действии поставленных от нас властей"1 .

Вместе с манифестом под заголовком "Действия правительства." было напечатано "высочайшее повеление" графу Витте - "принять меры к об'единению деятельности министров, впредь до утверждения законопроекта о Совете Министров". В том же номере был помещен "Всеподаннейший доклад статс-секретаря графа Витте", которому предшествовало коротенькое сообщение: "На подлинном его Императорскому Величеству, в Петергофе, в 17-й день октября 1905 года, благоугодно было собственноручно начертать: "принять к руководству". В этом докладе Витте обещал, что первой задачей правительства будет осуществление основ правового строя: свободы печати, совести, собраний, союзов и личной неприкосновенности. Доклад говорил о преобразовании Государственного совета "на началах видного участия в нем выборных элементов"2 . В дополнение к этому 19 октября был опубликован закон "о мерах к укреплению единства деятельности министров и главных управлений". Этим законом создавался кабинет министров с председателем (премьер-министром) во главе. Ему давалось право влиять на всех министров, за исключением военного, морского и в некоторой степени министра внутренних дел. Реальная сила правительства - армия и полиция - оставалась в руках царя и его приближенных.

Для либеральной буржуазии манифест 17 октября, открывший возможность участия буржуазии в политической власти, стал поворотным моментом от политики заигрывания с революцией к открытой измене ей и к заключению теснейшего союза с самодержавием.

После октябрьских дней и обнародования манифеста либеральная буржуазия уже не старалась сохранить видимость враждебности царизму. Она все более откровенно показывала свое контрреволюционное лицо. Бывшие участники земских с'ездов и "Союза освобождения" раскололись. Часть из них попрежнему поддерживала на словах требование конституции на "английский образец". Они создали партию конституционных демократов (кадетов). Другая часть избрала своей политической платформой манифест 17 октября. В ноябре 1905 года была создана партия "17 октября" ("октябристы"), "...датой конституционного манифеста воспользовались, как названием партии, крупно-буржуазные элементы, вставшие на сторону царского правительства, которое принялось приспособлять новую конституцию к самодержавию"3 . Эта партия крупной торгово-промышленной и землевладельческой буржуазии открыто поддерживала политику правительства.

Переход буржуазии на сторону контрреволюции отметил и сам Николай II. Он писал матери: "Как я тебе писал последний раз, настроение совершенно переменилось. Все прежние легкомысленные либералы, всегда критиковавшие каждую меру правительства, теперь кричат, что надо действовать решительно"4 .

Вместе с тем манифест 17 октября, будучи уступкой, к которой царизм был вынужден политической забастовкой, был первой крупнейшей победой революции. Эта победа воодушевила народные массы России. Сотня тысяч и миллионы людей, прежде не участвовавших в политической жизни, теперь во всех краях России устремились на митинги и собрания. Митинги собирались в учебных заведениях, мастерских, театрах и под открытым небом. Революционные митинги и демонстрации 18 октября 1905 года (в день опубликования манифеста) происходили по всей России: в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Саратове, Ташкенте, Киеве, Полтаве, Кишиневе, Казани, Одессе, Варшаве, Сосновицах, Петрокове, Пабланцах, Вильне, Кременчуге, Ростове на Дону, Ярославле, Твери, Пензе, Архангельске, Тифлисе, Екатеринославе, Орле и т. д., и т. д. В корреспонденции из Петербурга в N 25 "Пролетария" (центральном органе большевиков) говорилось: "Нет ни одного, кажется, высш. уч. заведения, где не было бы одного, а то и 2-х, 3-х и 4-х митингов. Митингами бывают заняты не только актовые залы, но и чертежные аудитории, и т. д...

Публика на митингах присутствует разнообразная: студенты, курсистки, гимназисты, тысяча рабочих и работниц, матросы, солдаты, офицеры, городская бедно-

1 "Правительственный вестник" от 18/X 1905 г., стр. 2.

2 Там же.

3 Ленин. Т. X, стр. 75.

4 "Красный архив". Т. 3 (22), стр. 180.

стр. 118

Еврейские погромы. 1905 год.

С картины художника Шапиро.

та..."1 . Так революционный народ осуществлял завоеванную им в октябрьские дни свободу слова, свободу собраний.

Пролетарские демонстрации, не ожидая осуществления обещанной царем частичной амнистии, шли к тюрьмам и освобождали политических заключенных.

Революционным почином ("захватным правом") рабочих осуществилась на некоторое время и свобода печати, так как союз типографских рабочих постановил не набирать и не печатать те газеты, которые будут посылать свои номера в царскую цензуру. Ни один издатель не осмелился нарушить запрет союза, а правительство не решилось тогда принять какие-либо меры. В Петербурге выходили три ежедневных социал-демократических газеты с тиражом в 50 - 100 тысяч экземпляров. Рабочий класс начал борьбу за завоевание революционным путем восьмичасового рабочего дня.

Советы рабочих депутатов, созданные революционным творчеством рабочих масс в дни исторической октябрьской политической стачки, укреплялись как новые, еще невиданные в истории центры восставшего народа и уже тогда рассматриваются большевиками как зачатки революционной власти, противопоставленной старой царской власти, еще не свергнутой, но уже расшатанной и ослабленной.

В некоторых городах, например в Казани, наряду с освобождением политических заключенных происходило разоружение полиции и организация народной милиции. Революционное движение поднялось на более высокую ступень, подошло вплотную к вооруженному восстанию. Ленин писал об этом периоде: "Некоторые города России переживали в те дни период различных местных маленьких "республик", в которых правительственная власть была смещена и Совет Рабочих Депутатов действительно функционировал в качестве новой государственной власти. К сожалению, эти периоды были слишком краткими, "победы" слишком слабыми, слишком изолированными"2 .

Николай II подписал не только манифест, но и указы о частичной амнистии политическим, о возвращении автономии Финляндии. Он согласился на отставку Трепова, разрешил Витте привлечь в министерство либералов. Но, уступая натиску революций, царь в то же время вдохновлял кровавую расправу с революционным народом. В день об'явления манифеста Трепов издал свой знаменитый приказ "патронов не жалеть, стрелять в народ". Избиения и расстрелы демонстрантов про-

1 "Вперед" и "Пролетарий". Выл. VI, стр. 112. Госиздат. 1925.

2 Ленин. Т. XIX. стр. 353.

стр. 119
исходили 18 октября в Петербурге, Лодзи, Кишиневе, Кременчуге, Казани, Полоцке, Минске, Твери, Пензе, Орле, Севастополе, Симферополе, Белостоке. В тот же день начались кровавые еврейские погромы в Одессе, Киеве, Ростове на Дону, Геническе, Елизаветграде, Херсоне, Орле, Твери, Курске, Владимире, Ярославле, Архангельске, а 19 и 20 октября - в Екатеринославе, Николаеве и ряде других городов. В Москве и Ростове на Дону 18 октября произошло вооруженное столкновение демонстрантов с черной сотней. В Москве в этот день был убит только что освобожденный из тюрьмы тов. Бауман. Погромы, карательные экспедиции и карательные поезда стали основными методами борьбы с революцией. Погромы были в 110 пунктах России, число убитых во время погромов достигло 4 тысяч человек. За весь 1905 год царскими властями было убито, по официальным сведениям, 14654 человека и ранено 18052 человека. В действительности количество жертв было, вероятно, гораздо больше. Николай II выражал особую благодарность и благоволение тем, кто отличался особенными зверствами и жестокостью в борьбе с революцией. В департаменте полиции был создан особый отдел под руководством ротмистра Комиссарова, который фабриковал провокационные, погромные листовки и целыми тюками рассылал их в провинцию. Погромы организовывала сама полиция с ведома и под покровительством царя.

Правительство широко использовало для расправы с народом крайне правые монархические организации: "Союз об'единенного дворянства", "Союз русского народа", "Союз Михаила архангела". Эти черносотенные организации создавались в эпоху первой русской революции, особенно после манифеста 17 октября, самим правительством как ударный кулак контрреволюции, для борьбы за интересы крепостников-помещиков, высшего духовенства, крупных чиновников. В своей программе черносотенцы открыто провозглашали охрану крепостнического помещичьего землевладения, сословных привилегий, царского самодержавия. Их излюбленным оружием было разжигание ненависти и презрения русского населения к "инородцам", то есть к другим народам России, под флатом защиты "истинно-русских" устоев - православия и самодержавия. Ленин писал о них: "Черносотенцы образуют последний тип наших политических партий. Они хотят не "конституции 17-го октября", как гг. Гучковы, а сохранения и формального восстановления самодержавия. В их интересах - вся та грязь, темнота и продажность, которые процветают при всевластии обожаемого монарха. Их сплачивает бешеная борьба за привилегии камарильи, за возможность по прежнему грабить, насильничать и затыкать рот всей России"1 .

Фактически политикой России руководила группа ультрареакционных сановников во главе с Треповым. Она сложилась в результате ряда секретных совещаний, созывавшихся Николаем II для обсуждения проекта Булыгина и перед изданием манифеста 17 октября. Эта группа, получившая прозвище "Звездной палаты", отражала интересы наиболее реакционных русских сановников и богатейших помещиков России. Трепов и его шайка вдохновляли погромы, организовывали кровавую расправу с революцией, а Витте служил им ширмой для успокоения русской буржуазии и для получения займа заграницей. Яркую характеристику этой двойственной политики царизма дал товарищ Сталин. 5 ноября 1905 года от имени Тифлисского комитета Кавказского союза РСДРП была издана, прокламация "К солдатам", написанная товарищем Сталиным: "Правительство уступило. Оно издало манифест с провозглашением свободы слова, союзов, собраний и неприкосновенности личности.

Но, товарищи, царь не дал нам свободы. Он дал только бумагу. Все, что написано

"Никакого волшебства, одна ловкость рук". Карикатура на манифест 17 октября 1905 года.

Музей Революции СССР.

1 Ленин. Т. X, стр. 94.

стр. 120
было на этой бумаге, им не было исполнено.

На бумаге была написана свобода слова и собраний, а царь в этот же день велел расстреливать участников собраний и многих арестовывать. В этот же день, день об'явления манифеста, министр вн. дел Трепов издал по всей России приказ - "не жалеть патронов и стрелять в народ". В этот же день казаки расстреливали мирных гурийцев. На другой же день после об'явления манифеста были устроены по всей России погромы на евреев и на интеллигенцию. Убито было несколько тысяч евреев, разграблено на сотни миллионов имущества. Громилами были шпионы, полицейские, жандармы и пьяницы-хулиганы"1 .

Подчеркивая, что издание манифеста было, несомненно, первой победой революции, Ленин в статье "Первая победа революции" писал: "...царское правительство в последнюю минуту пошло на уступку, сознав, что взрыв неизбежен, что одержать полную победу оно ни в каком случае и безусловно уже не в состоянии, а потерпеть полное поражение оно очень и очень может"2 . Ленин в то же время подчеркивал, что эта первая победа революции вовсе еще не означает капитуляции самодержавия.

На самом деле самодержавие только обещало народу права, с тем чтобы ему их не дать: "...манифест 17 октября был обманом народных масс, царской уловкой, своего рода, передышкой, необходимой царю для того, чтобы усыпить легковерных, выиграть время, собраться с силами и потом ударить по революции"3 . Именно поэтому буржуазия встретила манифест ликованием. "Известия Совета Рабочих Депутатов" рассказывали о заседании петербургской городской думы 18 октября: "Буржуазия ликует... Либералы и черносотенцы петербургской думы встретили злополучный виттевский манифест криками радости. Они целовались друг с другом, служили с попами молебен и пили шампанское".

Мелкая буржуазия, широкие обывательские круги еще верили обещаниям царского манифеста. Стрельба по мирным жителям, осада Технологического института в Петербурге, массовые погромы и т. п. казались им только пережитками старого. Предательская тактика меньшевиков поддерживала эту веру в царские обещания. Лидеры меньшевиков прямо заявили, что царь капитулировал.

Оппортунистическо-предательская тактика, разоружавшая рабочий класс в момент решительных боев с царизмом, особенно ярко проявилась у давнего изменника, делу пролетариата - Троцкого. Он облегчил политический маневр правительства, убеждая революционные массы России, что 17 октября самодержавие "взяло руки по швам перед бастующим пролетариатом". Троцкий предложил и отстаивал, резолюцию о выводе войск из Петербурга и других промышленных центров России, что изолировало бы армию от революционного влияния пролетариата. Выступая против большевистского лозунга о превращении советов в органы вооруженного восстания, он способствовал тому, что рабочий класс Петербурга оказался неподготовленным к моменту решительного боя с правительством в декабре 1905 г.: "...меньшевикам Хрусталеву, Троцкому, Парвусу и другим удалось повернуть Петербургский Совет против политики восстания"4 . Кульминационного пункта эта предательская тактика достигла 3 декабря 1905 года, когда руководство совета, заранее предупрежденное о приближении полиции, допустило без единого выстрела арест всего состава совета вооруженными силами правительства Витте - Трепова, лишив петербургский пролетариат его лучшего актива.

Иллюзии, которые посеял манифест, представляли громадную опасность для революции. С первой минуты появления манифеста единственно большевики разоблачили подлинный характер манифеста и сигнализировали массам опасность обмана.

Ленин и Сталин, вся большевистская партия в газетных статьях, в подпольных листовках и в речах призывали народные массы не верить провокации правительства и готовиться к вооруженному восстанию. В воззвании ЦК РСДРП(б) "К русскому народу" от 18 октября 1905 года, говорилось: "Царь и министры лгут и лицемерят, верить им нельзя. Они хотят успокоить народ бумажной конституцией и втихомолку отнять у него то, что ему наобещали. Они хотят столковаться с высшими классами и сохранить за собой военную силу, чтобы сообща подавить народ"5 .

Последовательно революционная линия большевистской партии особенно ярко проявилась в деятельности товарища Сталина. В октябре и ноябре 1905 года товарищ Сталин написал и издал семь листовок. В двух из них говорится о манифесте 17 октября. В них товарищ Сталин разоблачал контрреволюционные цели манифеста,

1 Прокламации большевистских организаций Закавказья 1904 - 1906 гг., стр. 179. Тбилиси. 1940.

2 Ленин. Т. VIII. стр. 352.

3 "История ВКП(б)", стр. 74.

4 "История ВКП(б)", стр. 76.

5 "Революция и РКП(б) в материалах и документах". Т. III, стр. 228. 2-е изд.

стр. 121
звал к продолжению борьбы и к переходу к вооруженному восстанию. 18 октября 1905 года, товарищ Сталин написал прокламацию "Ко всем рабочим": "Куцая "конституция", которую он нам "дает", - это временная уступка, фарисейское обещание царя и ничего более"1 . "Кто требует у правительства уступок, тот не верит в смерть правительства, - а пролетариат живет этой верой; кто ждет от правительства "льгот", тот не верит в мощь революции, - а пролетариат живет этой верой"2 . Товарищ Сталин указывал пролетариату его задачу - продолжать и разбивать революцию и готовиться к вооруженному восстанию: "Царское самодержавие преграждает путь народной революции, своим вчерашним манифестом; оно хочет затормозить это великое движение, - ясно, что волны революции поглотят и отшвырнут прочь царское самодержавие..."3 . Товарищ Сталин раз'яснял, что свергнуть правительство можно только вооруженным народный восстанием под руководством пролетариата: "Только тогда, когда вооруженный народ пойдет за пролетариатом и поднимет знамя всеобщего восстания, - лишь тогда возможно свергнуть царское правительство, опирающееся на штыки"4 . Товарищ Сталин разоблачал фразерство меньшевиков, их отказ от вооруженного восстаний. Он писал: "Не пустые фразы, не бессмысленное "самовооружение", - а подлинное вооружение и вооруженное восстание, - вот куда идут сегодня пролетарии во всей России"5 .

Товарищ Сталин разоблачал оппортунистическую, предательскую тактику меньшевиков. В день об'явления царского манифеста, лидеры кавказских меньшевиков Н. Жордания, Н. Рамишвили и другие торжественно возвещали на митинге в Тифлисе: "Отныне самодержавия нет, самодержавие умерло"6 .

Меньшевики выдвинули лозунг разоружения рабочего класса. "Мы не хотим: "оружия, долой оружие"7 , - говорили они.

Товарищ Сталин дал сокрушительный отпор предательским выступлениям меньшевиков. "Какая революция может победить без оружия, - говорил товарищ Сталин на митинге, - и кто тот революционер, который говорит: долой оружие?.. Что нужно, чтобы действительно победить? Для этого нужны три вещи: первое, что нам нужно, - вооружение, второе - вооружение, третье - еще и еще раз вооружение"8 .

Великие стратеги революции Ленин и Сталин, оценив по достоинству царский манифест как первую победу революции, как вынужденную уступку царизма и как орудие в его руках в борьбе с революцией, видели в этой первой победе революции лишь шаг к дальнейшей мобилизации сил. Важнейшей задачей они считали учет не только силы, но и слабостей революции, дальнейшую ее подготовку путем преодоления этих слабостей. Ленин в связи с октябрьскими событиями так определял очередные задачи партии и рабочего класса:

"Революционный пролетариат привел к первой великой победе революцию городскую. Он должен теперь расширить и углубить базу революции, распространив ее на деревни. Поднять крестьянство до сознательной зашиты дела свободы, потребовать серьезнейших мер в пользу крестьянства, подготовить деревенское движение, которое бы в связи с передовым городским пролетариатом добило самодержавие, завоевало полную и настоящую свободу, - такова теперь очередная задача Российской социал-демократии"9 .

Дальнейшее развитие революции 1905 года и ее поражение блестяще подтвердили эту оценку Лешка.

1 "Прокламации большевистских организаций Закавказья 1904 - 1906 годов", стр. 163. Тбилиси. 1940.

2 Там же, стр. 162.

3 Там же, стр. 164.

4 Там же, стр. 163.

5 Там же.

6 Л. Берия "К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье", стр. 84. Госполитиздат. 4-е изд. 1938.

7 Там же.

8 Там же.

9 Ленин. Т. VIII, стр. 356.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/МАНИФЕСТ-17-ОКТЯБРЯ-1905-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. ХАБАС, МАНИФЕСТ 17 ОКТЯБРЯ 1905 ГОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/МАНИФЕСТ-17-ОКТЯБРЯ-1905-ГОДА (date of access: 15.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. ХАБАС:

Р. ХАБАС → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
3165 views rating
31.08.2015 (1476 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
13 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
18 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
24 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МАНИФЕСТ 17 ОКТЯБРЯ 1905 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones