Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9541

Share with friends in SM

И. РОЗИНСКИЙ, кандидат экономических наук

Высшее политическое руководство страны поставило задачу формирования в России мирового финансового центра. Как сообщается, соответствующая концепция разрабатывается правительством РФ1. Отдельные специалисты уже высказали свое мнение о возможности достижения этой цели2. В данной работе предлагается ряд подходов и конкретных мер, реализация которых могла бы способствовать решению этой задачи.

Зачем становиться финансовым центром?

Стремление создать на территории России международный финансовый центр вызвано несколькими взаимосвязанными причинами. Во-первых, экономика ведущих стран мира приобретает постиндустриальный характер: растет удельный вес сферы услуг, и в частности финансового сектора и связанного с ним кластера смежных отраслей (юридических, бухгалтерских и других услуг). Во-вторых, в условиях глобализации объем создаваемой этими растущими отраслями добавленной стоимости все в большей мере концентрируется в ограниченном числе городов - глобальных и региональных центров.

Так, в кредитных учреждениях большинства европейских стран занятость сокращается: с 1997 по 2003 г. она уменьшилась в Германии на 5,2%, в Бельгии - на 3,9, в Дании - на 4,2, в Италии - на 1,5, в Ирландии - на 5,3, в Швеции - на 8,6%, в целом по "старому" ЕС - на 1,6%. Примерно на том же уровне занятость осталась в Финляндии, Испании и Австрии. И только в Великобритании, на территории которой находится мировой финансовый центр - Лондон, она выросла на 8,8%3.

В-третьих, из-за важности финансовой отрасли для современной экономики и влияния кумулятивного фактора в финансовых центрах концентрируются важнейшие функции не только финансовых компаний, но и компаний реального сектора. В финансовом центре обычно расположены общекорпоративные и региональные штаб-квартиры транснациональных корпораций и банков. Степень концентрации экономической активности в крупнейших международных финансовых центрах резко повысилась.


1 См.: РБК daily. 2008. 6 авг.

2 Юдаева К., Ясин Е. Стратегия-2050: справится ли Россия с вызовами глобализации? // Вопросы экономики. 2008. N 5; Слука Н. Глобальные города // Эксперт. 2008. N 15; Данилов Ю. Оазис будущего // Эксперт. 2008. N 21.

3 Report on EU Banking Structure / European Central Bank. November 2004. P. 34.

стр. 22

Например, на долю Лондона приходится 95% мировой торговли металлами, 70% операций с евробондами, 36% внебиржевого рынка деривативов, 22% мирового страхового рынка, 50% бизнеса по фрахту танкеров. Здесь сосредоточено 486 офисов иностранных банков - как минимум на порядок больше, чем в любом другом европейском городе, кроме Франкфурта, Парижа и Цюриха4.

В результате на долю 10 крупнейших международных финансовых центров приходится 10% мирового ВВП. Революция в области информационных технологий многократно уменьшила расходы на сбор и передачу информации, облегчив осуществление контроля и позволив значительно сильнее, чем раньше, централизовать управленческие, контрольные и финансовые функции в ТНК5. При этом новые технологии в значительной степени устраняют влияние фактора расстояния, но не фактора местоположения. По меткому выражению американского исследователя Дж. Кларка, деньги перетекают не как вода, а как ртуть, создавая неравномерные и стремящиеся к еще большей концентрации скопления финансовой активности в финансовых центрах.

Таким образом, важнейшее отличие финансового центра от финансовой периферии заключается в объеме создаваемой в финансовой отрасли добавленной стоимости: в финансовом центре он максимален.

Авторы исследования, опубликованного британской правительственной организацией Corporation of London, утверждают, что хотя финансовые центры могут вследствие аутсорсинга терять некоторые виды деятельности в пользу городов и стран с низкими издержками, однако важнейшие функции банков и финансовых компаний, их штаб-квартиры и наиболее подготовленные кадры по-прежнему будут концентрироваться в этих центрах. К числу видов деятельности, осуществляемых здесь компаниями и банками, относятся стратегический менеджмент, инновации, структурирование и реализация сделок, развитие клиентских отношений6, то есть наиболее "дорогие" элементы цепочки создания стоимости в финансовой отрасли.

Наличие квалифицированного персонала - важнейший фактор формирования международного финансового центра, причем данный фактор носит самоусиливающийся характер. С одной стороны, по мере развития финансового центра работающие в нем специалисты углубляют свои знания и тем самым содействуют его дальнейшему росту. С другой стороны, люди, стремящиеся сделать карьеру в сфере финансов, стекаются в этот центр. В результате, по мнению авторов упомянутого исследования Corporation of London, "создать бизнес в сфере международных финансов, требующий большого числа подготовленных кадров, где-либо, кроме Лондона и Нью-Йорка, становится практически невозможным"7.

Сказанное подтверждает, что в условиях глобализации резко усилилась конкуренция за специалистов, причем ее участниками


4 The Competitive Position of London as a Global Financial Centre / Corporation of London. London, 2005. P. 8.

5 Подробнее см.: Розинский И. Иностранные филиалы и национальные интересы // Вопросы экономики. 2008. N 5.

6 The Competitive Position of London as a Global Financial Centre.

7 Ibid. P. 14.

стр. 23

являются как компании, так и страны. Мобильность людских ресурсов в современном мире значительно повысилась. Перемещение из страны за рубеж экономических структур и функций способно привести и к перемещению людей. В результате оттока качественных человеческих ресурсов может возникнуть порочный круг деградации и утраты возможностей для дальнейшего развития страны; как следствие, возрастет поляризация в глобальном масштабе. О том, что эта угроза не является надуманной, свидетельствует опыт ряда российских регионов, испытавших в XX в. отток заметной части активного населения в столичные города и столкнувшихся в результате с серьезным ухудшением экономических и демографических перспектив (самый яркий пример - Псковская область).

Итак, стремление создать в России международный финансовый центр объясняется, скорее всего, конкуренцией за долю страны в цепочках создания стоимости растущих отраслей современной постиндустриальной экономики и тесно связанной с ней конкуренцией за квалифицированные кадры.

Немного истории и географии

Обратимся к истории формирования мировых финансовых центров в других странах. Если не уходить слишком далеко вглубь веков, первым таким центром можно считать Амстердам - экономическую и финансовую столицу Нидерландов. В XVII в. он стал мировой финансовой столицей, что было связано с промышленной и особенно торговой гегемонией Нидерландов в тогдашнем мире. На рубеже XVIII-XIX вв. Амстердам уступил место Лондону, столице новой "мастерской мира" и владычицы морей - Великобритании. Столетие спустя, после Первой мировой войны, мировым финансовым центром стал Нью-Йорк, экономическая столица страны - мирового лидера. В 1970-е годы на статус мирового финансового центра претендовали Франкфурт, экономическая столица европейского лидера - Западной Германии, и особенно Токио, столица вышедшей на передовые экономические позиции в мире Японии. Несколько ранее, в 1960-е годы, восстановил свою роль Лондон, который с тех пор спорит с Нью-Йорком за мировое первенство. При этом, однако, отметим, что хотя Лондон в настоящее время возглавляет список центров международной финансовой деятельности, но, если учитывать и внутренний финансовый рынок, он занимает третье место вслед за Нью-Йорком и Токио.

Таким образом, подъем важного международного центра практически всегда был тесно связан с экономической мощью страны, на территории которой он находился. Каждый из трех городов - Амстердам, Лондон и Нью-Йорк - был в то же время финансовым центром доминировавшей в экономическом отношении державы. В случае Нью-Йорка это утверждение справедливо и сегодня. Влияние того же фактора легко увидеть и в возвышении Берлина в последней трети XIX в., и в подъеме Токио и Франкфурта столетие спустя. Даже рост Гонконга, по мнению британского ученого Ю. Кассиса (Кембриджский

стр. 24

университет), во многом объясняется усилением роли Китая в последние десятилетия, воротами в который служит Гонконг. Вовсе не случайно, считает он, ведущими международными финансовыми центрами в 1913 г. были Лондон, Париж, Нью-Йорк и Берлин, а в настоящее время ими являются Нью-Йорк, Лондон, Токио, Франкфурт и Париж. Это финансовые столицы четырех крупнейших экономик мира в 1913 г. и пяти крупнейших (кроме Китая) - в 2005 г.8

Вместе с тем ранг финансовой столицы страны среди финансовых центров мира и ранг самой этой страны среди других стран не обязательно совпадают. Дело здесь в определенном лаге между временем обретения страной роли великой экономической державы и временем превращения ее финансовой столицы в мировой финансовый центр. К тому моменту, когда Лондон обогнал Амстердам в начале XIX в., Великобритания уже давно обошла Нидерланды по экономической мощи. Аналогично к двадцатым годам XX в., когда Нью-Йорк начал обгонять Лондон, США длительное время находились впереди Великобритании. У Токио около 20 лет ушло на то, чтобы возродившаяся экономическая мощь Японии сказалась на его международном статусе. Этот временной лаг можно объяснить различными причинами, самая очевидная из которых - инерция сформированных ранее позиций других центров.

Но, как и всегда, здесь есть исключения. В 1950 -1980-е годы финансовые центры Швейцарии, вероятно, в сумме занимали третье место в мире, что явно не соответствовало относительному размеру экономики страны. Это стало следствием исключительных обстоятельств - нейтралитета во Второй мировой войне, особой роли швейцарского франка как "валюты-убежища" в условиях международной валютно-финансовой нестабильности и т. д. Затем, однако, относительная роль Швейцарии стала уменьшаться, хотя Цюрих и Женева остаются важными международными финансовыми центрами. Еще одним исключением можно считать Сингапур, сумевший воспользоваться возникновением азиатского аналога рынка евродолларов в 1960-е годы и отсутствием в начавшей экономический подъем Юго-Восточной Азии крупного финансового центра. Однако сейчас Сингапур может утратить свое положение из-за подъема конкурирующих центров, непосредственно опирающихся на растущую финансовую мощь Китая, концентрирующуюся в Гонконге и Шанхае.

Помимо мировых, или глобальных, финансовых центров, в современном мире сложилась целая система центров второго уровня - Вена, Дубай, Сидней, Цюрих, Женева, Амстердам и др. Отметим, что почти все они формируются по географическому принципу, выступая центрами экономического тяготения для определенных регионов мира. Исключением опять же является Швейцария - ее города, если рассматривать их как нечто единое, служат финансовым центром, сформированным не по территориальному, а по продуктовому принципу: страна остается мировым лидером в области частных банковских услуг


8 Cassis Y. Capitals of Capital. A History of International Financial Centres. 1780 - 2005. Cambridge: Cambridge University Press, 2006.

стр. 25

(private banking) и смежных направлений финансовой деятельности. Практически все остальные финансовые центры, даже если у них присутствует продуктовая специализация, являются региональными.

Обращает на себя внимание длительность поддержания городами статуса международного финансового центра, невзирая на смену стадий экономического цикла. Сумев однажды добиться такого статуса, город очень долго пребывал в лидерах; даже если он уступал первое место, то все равно оставался в их числе (Амстердам, Лондон, Париж, Цюрих, Токио, Франкфурт). Единственным исключением из этого правила можно считать претендовавший в конце XIX в. на ведущую роль Берлин: вследствие известных исторических причин в течение XX в. этот город выбыл из высшей лиги финансовых центров. Постоянство характерно не только для мировых, но и для региональных центров: из числа городов, добившихся этого статуса, за последние 100 лет утратили его только Санкт-Петербург (Петроград) после октября 1917 г., Бейрут из-за разрушительной гражданской войны в Ливане в 1970-е годы и Шанхай после прихода коммунистов к власти в Китае в 1949 г. (при этом по мере превращения китайских коммунистов в "государственных капиталистов" Шанхай быстро возрождается в качестве если не мирового, то уж наверняка регионального финансового центра). Таким образом, однажды приобретенный статус международного и тем более мирового финансового центра сохраняется в течение длительного времени и, как показывает исторический опыт, может быть утрачен только в результате военно-политического катаклизма.

Итак, выход страны на лидирующие позиции в мировой экономике исторически предшествовал достижению ее финансовой столицей статуса мирового финансового центра. Поскольку в ближайшие 10 лет Россия не станет мировым экономическим лидером, хотя и имеет все шансы закрепиться в пятерке ведущих игроков, задача формирования именно мирового финансового центра может ставиться только как относительно долгосрочная. Вначале целесообразно получить статус не мирового, а регионального финансового центра. Утвердившись в этой роли, можно будет претендовать и на большее.

Выбор в пользу стратегии формирования в ближайшие годы именно регионального финансового центра требует определить границы региона, в котором мы намерены лидировать. Очевидно, он должен включать в себя территорию стран СНГ с учетом языковых и культурно-исторических факторов (здесь России предстоит конкурировать с Казахстаном, который хотел бы видеть таким центром Алма-Ату, и Польшей, претендующей на центральную роль Варшавы). В то же время на страны СНГ приходится всего 4,1% мирового ВВП, 3% из которых составляет доля России. Думается, что быть центром экономического тяготения только для участников СНГ для нашей страны недостаточно.

Можно сделать ставку на выполнение роли финансового центра для региона Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), во всяком случае значительной его части (скажем, стран южнее Дуная, с которыми у России меньше проблем, коренящихся в истории взаимоотношений). В принципе такой сценарий возможен: до сих пор в органиграммах

стр. 26

многих ведущих транснациональных корпораций и банков мира Россия объединяется со странами ЦВЕ в единый регион, за который несет ответственность одна региональная штаб-квартира (обычно расположенная в Вене). По мере опережающего экономического роста России по сравнению с нашими соседями в Восточной Европе российская доля в доходах, получаемых компаниями или банками в регионе ЦВЕ, возрастает: так, за три последних года (2005 - 2007 гг.) доля российских "дочек" в общей прибыли Банка Австрии выросла с 9,2 до 23%, а в прибыли Райффайзенбанка - с 9 до 15,6%. Если предположить, что часть доходов от кредитования крупнейших российских компаний отражается в отчетности не российских дочерних структур, а головных контор этих банков, то реальная российская доля в их прибыли оказывается еще выше. Это создает предпосылки для переноса в Москву региональных - отвечающих за бизнес в странах ЦВЕ - штаб-квартир компаний и банков.

В случае успешной реализации восточно-европейского сценария Москва сможет претендовать на статус финансового центра для региона (ЦВЕ плюс СНГ), который, по оценкам, составит 7,25% мирового ВВП в 2020 г.9 Конечно, это очень оптимистичный вариант. Его важнейшая предпосылка - серьезное улучшение отношений не только с отдельными странами Европы, но и с Европейским союзом в целом. При этом основными конкурентами потенциального российского регионального финансового центра выступят Варшава и особенно Вена.

Если указанный сценарий не реализуется, то остается не так много возможных вариантов. Пожалуй, наиболее реалистичный из них связан со "средневосточной альтернативой" - включением в зону тяготения российского финансового центра стран Среднего Востока, прежде всего Турции и Ирана. Хотя подробный анализ этой альтернативы выходит за рамки данной работы, можно отметить, что Турция и Иран - быстрорастущие страны и в демографическом, и в экономическом отношении.

Совокупное население Турции и Ирана в 2020 г. составит 173 млн. человек против 120 млн. человек в ЦВЕ, совокупный ВВП Турции и Ирана в 2020 г. - 2160 млрд. долл. против 2905 млрд. долл. в ЦВЕ - разрыв заметный, но не критичный, при примерно одинаковых ожидаемых в ближайшие 10 лет темпах роста (4,4% в Турции и Иране, 4,8% - в ЦВЕ). Доля в мировом ВВП Турции и Ирана составит в 2020 г. 1,85%, стран ЦВЕ - 2,48%.

Международного финансового центра, к которому бы явным образом тяготели эти две страны, в настоящее время нет, так что в определенном смысле место вакантно (отметим, что Турция хотела бы создать собственный международный центр в Стамбуле, доминирующий в тюркоязычных странах Закавказья и Средней Азии). При реализации "средневосточной альтернативы" Москва сможет претендовать на роль финансового центра для региона, на который придется (СНГ плюс Турция и Иран) в 2020 г. 6,62% мирового ВВП. Шансы


9 Здесь и далее прогнозные цифры взяты из: Мировая экономика: прогноз до 2020 г. / Под ред. акад. А. А. Дынкина. М.: Магистр, 2008. Цифры ВВП приводятся в ценах 2005 г. по паритету покупательной способности.

стр. 27

на такое развитие событий возрастут, если в ближайшие несколько лет Турцию не примут в Евросоюз, и она будет готова рассматривать альтернативные комбинации в сфере экономической интеграции.

Итак, в ближайшие 10 лет целесообразно следовать стратегии создания в России регионального финансового центра. Нашими конкурентами в достижении этой цели будут не столько глобальные центры - Лондон и Нью-Йорк, сколько претенденты на ведущую роль в "нашем" географическом регионе - Варшава, Вена, Алма-Ата и Стамбул.

Финансовые центры и иностранные банки

Как показывает мировой опыт, важнейшим элементом формирования международных финансовых центров является привлечение в них иностранных банков в форме дочерних структур и особенно филиалов. Это представляет особый интерес с учетом продолжающейся в нашей стране дискуссии о политике в отношении иностранных банков.

Согласно имеющимся статистическим данным, специфика мировых финансовых центров (Лондон, Нью-Йорк, Сингапур, Гонконг, Токио) состоит в том, что они привлекают именно филиалы, а не дочерние структуры иностранных банков10. Основной смысл их присутствия - работа на сложившихся здесь развитых межбанковских рынках (привлечение фондирования, секьюритизация активов, размещение синдицированных кредитов, управление ликвидностью и т. д.). Для осуществления этого достаточно узкого круга операций полноценные банковские структуры просто не нужны. В то же время страна, стремящаяся к развитию находящегося на ее территории финансового центра, заинтересована в появлении филиалов: благодаря кумулятивному эффекту рост их числа обеспечивает данному финансовому центру преимущество по сравнению с другими (чем больше участников, тем более эффективен и конкурентен рынок, тем больше желающих присутствовать на нем).

В качестве примера можно привести Великобританию - единственную крупную страну Западной Европы ("старого" Евросоюза), где совокупная рыночная доля иностранных филиалов и отделений на банковском рынке превышает 50%". На ее долю приходится 24% количества и 77% всех активов иностранных банковских филиалов в странах ЕС, а среди филиалов банков стран, не входящих в ЕС, - соответственно 50 и 84%. Британские показатели не типичны для европейских стран. Однако если учитывать только активы в национальной валюте (фунт стерлингов), то доля британских финансовых институтов составляет 70%. Иностранные банки занимают примерно 40% рынка корпоративных кредитов и практически полностью отсутствуют в розничном бизнесе12. Подобная ситуация объясняется их участием


10 Focarelli D., Pozzolo A. F. Where Do Banks Expand Abroad? An Empirical Analysis // Journal of Business. 2005. Vol. 78, N 6. P. 2435 - 2463; Brealey R., Kaplanis E. C. The Determination of Foreign Banking Location // Journal of International Money and Finance. 1996. Vol. 15. P. 577 - 597.

11 Bongin P. The EU Experience in Financial Services Liberalization: A Model for GATS Negotiations? Vienna: SUERF Studies, 2003/02. P. 22.

12 Ayadi R., Puyals G. Banking Mergers and Acquisitions in the EU: Overview, Assessment and Prospects. Vienna: SUERF, 2005. P. 52.

стр. 28

в размещении на лондонском межбанковском рынке крупных синдицированных кредитов корпоративным заемщикам. Таким образом, привлекая в Лондон филиалы иностранных банков, Великобритания пока не опасается иностранной конкуренции, так как внутри страны по-прежнему преобладают мощные местные банки.

В находящемся на территории США мировом финансовом центре - Нью-Йорке иностранные банковские структуры абсолютно доминируют, причем Нью-Йорк, как и Лондон, в первую очередь притягивает иностранные филиалы. Если в сентябре 2007 г. в США в целом доля иностранных филиалов в активах банковской системы составляла 17,5%, в кредитах - 8,4, в депозитах - 16,1 и в кредитовании бизнеса - 20,4%, то в штате Нью-Йорк - соответственно 84,9%, 75,3, 83,9 и 87,1%. Для "остальной Америки" иностранные банковские филиалы не характерны: в 50 штатах США без Нью-Йорка доля иностранных филиалов в совокупных банковских активах составляет чуть менее 3%, в кредитах - 1,5, в депозитах - 4, в кредитовании бизнеса - 4,2%. В то же время для дочерних структур иностранных банков в США эти показатели равны примерно 7%, а в штате Нью-Йорк, где доминируют филиалы, - 3%.

В экономике города финансовая отрасль играет огромную роль. На долю банков и брокерских контор приходится 35% всех зарплат и компенсаций, выплачиваемых в этом крупнейшем экономическом центре США13. С учетом удельного веса филиалов иностранных банков в финансовой системе штата (и, очевидно, города) Нью-Йорк их доля в общей величине зарплат и компенсаций, получаемых жителями города, составляет не менее 20 - 25%.

В Японии, внутренний розничный рынок которой остается в значительной степени закрытым для иностранных банков, от них ожидают, что они, не претендуя на долю в обслуживании розничного сегмента национального банковского рынка, примут участие в дальнейшем строительстве Токио как мирового финансового центра, создав по образцу Лондона филиалы и способствуя тем самым увеличению глубины и эффективности токийского межбанковского рынка. Последствия такой политики заметны в структуре иностранных банковских активов в стране: активы филиалов и "дочек" 41 крупнейшей банковской группы Евросоюза в Японии соотносятся как 80 к 20; основную часть составляют токийские филиалы.

Для Гонконга и Сингапура финансовый сектор является основной отраслью экономики, где присутствие иностранцев очень велико (в Гонконге - более 70% банковских активов, в Сингапуре - 76%)14 и всячески поощряется. В то же время отметим, что доступ иностранных банков на внутренний розничный рынок Сингапура - одного из мировых лидеров по степени открытости экономики - остается ограниченным. Законом установлено всего шесть доступных для иностранцев полных банковских лицензий, дающих право на все операции, включая розничные. Действуют также ограничения на максимально разрешенное количество отделений в стране и на число установленных банкоматов (то есть фактически - на вовлеченность в розничный бизнес).

Таким образом, в мировых финансовых центрах в целом поощряется присутствие иностранных банков, особенно в филиальной форме. В азиатских центрах и в Лондоне деятельность иностранных филиалов в меньшей степени ориентирована на обслуживание местного рынка и в большей - на привлечение фондирования и совершение международных операций.

В странах, строящих у себя региональные финансовые центры, в отношении иностранных банков и их филиалов чаще проводится иная политика. В ряде случаев она предполагает согласие на переход существенной части национальной банковской системы под иностран-


13 Котов А. Эпицентр финансового кризиса // РБК daily. 2008. 26 марта. С. 3.

14 FDI in the Financial Sector of Emerging Market Economies / BIS Committee on the Global Financial System. March 2004. P. 9.

стр. 29

ный контроль, но при условии как минимум сохранения, а желательно - увеличения доли страны в создаваемой банками добавленной стоимости. Принципиально важно не то, кто владеет банком, а то, остается ли он полноценной корпоративной структурой, создающей стоимость в данной стране. Речь идет о стремлении не допустить вывода за рубеж в результате внешнего поглощения основных функций банка (управленческой, маркетинговой, контрольной) и приобрести новые функции, в частности функции регионального центра по управлению всеми банковскими активами банка-покупателя не только в данной стране, но и в более крупном географическом регионе.

Яркий пример успешного применения этого подхода - Австрия. Эта небольшая страна, согласившись на "сдачу" существенной части своей банковской системы иностранцам (продажа Bank Austria-Creditanstalt немецкому HVB), сумела оговорить для Вены статус банковского центра (хаба) для всей Восточной Европы, что предполагает размещение в ней основных "штабных" функций банка. Отметим, что этот статус удалось сохранить и при последующей покупке HVB итальянским Unicredit, - на сегодняшний день Вена остается банковским центром для всего региона.

Политика Австрии по отношению к иностранным филиалам объясняется ориентацией на максимизацию добавленной стоимости, создаваемой в финансовой отрасли на территории страны. На фоне высокой доли иностранных банков в совокупных активах банковской системы Австрии (в настоящее время - около 50%) доля иностранных филиалов очень низка (0,6% от совокупных активов банковской системы). При этом филиалов банков из стран, не входящих в Евросоюз, в Австрии нет вообще. По всей видимости, австрийский регулятор исходит из того, что филиалы представляют собой форму, предполагающую наименьшую степень перемещения добавленной стоимости в страну, и потому нежелательны.

Аналогичная политика проводится другим потенциальным конкурентом России за статус регионального финансового центра - Польшей. Как и Австрия, она добивается размещения в своей столице региональных штаб-квартир банков, то есть органов управления сетью дочерних банков и филиалов в максимально широком географическом регионе (СНГ, особенно его западная часть, страны Балтии, соседние с Польшей страны ЦВЕ). В качестве примера можно привести переговоры польского регулятора с итальянской группой Unicredit, где ставилось такое условие15. Расчет, очевидно, делается на то, что при достижении некоего минимального объема варшавского "ртутного шарика" заработает кумулятивный механизм саморазвития, притягивающий к более крупному "шарику" более мелкие.

Привлекая в Варшаву дополнительные функции финансовых институтов, Польша успешно противостоит перемещению уже имеющихся. Во-первых, это достигается с помощью ограничительной политики в отношении иностранных филиалов. Когда при вступлении Польши в Евросоюз было принято обязательство обеспечить беспрепятственную возможность ведения бизнеса для кредитных учреждений из других стран ЕС, польское правительство специально оговорило свое право устанавливать особые (читай: ограничительные) условия допуска филиалов на национальный рынок. Доля иностранных филиалов на польском банковском рынке остается незначительной: в середине 2007 г. на иностранные филиалы приходилось 3,7% активов, 3% кредитов и 1,7% депозитов польской банковской системы16. Правом преобразования в филиал смогли воспользоваться только небольшие дочерние структуры иностранных банков, ориентирующиеся на работу в сравнительно узких нишах (например, обслуживание имеющих бизнес в Польше корпоративных клиентов


15 Poland Warned over Unified Financial Services Body // Financial Times. 2006. July 27. P. 4.

16 Summary Evaluation of the Financial Situation of Polish Banks / National Bank of Poland. Warsaw, July 2007. P. 7.

стр. 30

материнского банка). Ни один крупный дочерний либо подконтрольый иностранному капиталу банк в филиал преобразован не был.

Во-вторых, Польша проводит политику локализации крупных иностранных банков (в основном это бывшие польские банки, купленные международными финансовыми группами в ходе приватизации). Их побуждают сохранять обращение определенной доли своих акций (обычно около 30%) на Варшавской фондовой бирже (ВФБ). В результате эти банки остаются корпоративно полноценными, блокируются превращение их в квазифилиалы и вывод функций за пределы страны. Кроме того, развивается национальный фондовый рынок: на долю 13 банков, акции которых обращаются на ВФБ, приходится 29% ее капитализации, причем в 11 из них контрольный пакет принадлежит иностранному капиталу.

Таким образом, политика по отношению к иностранным банкам и их филиалам в странах, на территории которых находятся мировые финансовые центры, и в странах, создающих у себя региональные финансовые центры, заметно различается. В Лондоне, Нью-Йорке, Сингапуре, Токио и Гонконге, притягивающих филиалы банков всего мира для выполнения специфических, дополнительных к обслуживанию национальной экономики функций, приток иностранного банковского капитала в филиальной форме ведет к увеличению объема создаваемой в финансовой отрасли страны добавленной стоимости. Напротив, для Австрии и Польши процесс филиализации будет означать преобразование дочерних банков в филиалы, то есть миграцию из страны важных экономических функций и, следовательно, добавленной стоимости. Столь же негативным для национальной экономики может оказаться вытеснение иностранными филиалами национальных полноформатных банков. В этих странах важнейшим элементом политики по отношению к иностранным банкам, непосредственно связанным с задачей строительства регионального финансового центра, является размещение у себя их региональных штаб-квартир.

Возможности применения международного опыта в России

Как сделать Москву более привлекательной для иностранного финансового капитала? Основываясь на мировом опыте, можно предложить некоторые меры, направленные на достижение этой цели. Но предварительно нужно создать ряд необходимых условий. Речь идет о значительном упрощении процедуры проведения IPO, особенно для финансовых институтов, переводе торговли основными экспортными товарами на рубли, что повысит мировой спрос на отечественную валюту и подтолкнет иностранные банки к привлечению в России рублевых депозитов, и т. д. Важное преимущество Москвы, позволяющее надеяться на обретение ею международного статуса, - плоская шкала подоходного налога, способствующая притоку высокооплачиваемых менеджеров и специалистов в финансовой отрасли.

Прежде всего надо использовать польско-австрийский опыт размещения в стране региональных штаб-квартир иностранных компаний и банков, покрывающих максимально обширный географический регион. Эту меру проще начать реализовывать в высокорегулируемых

стр. 31

секторах: банковском, страховом, фармацевтическом и т. д. Согласие регулятора на покупку крупного российского игрока иностранной компанией может быть поставлено в зависимость от перевода в Россию ее региональной штаб-квартиры как минимум по странам СНГ, а желательно - по всему региону ЦВЕ и/или Среднего Востока.

Сложная в реализации, но весьма многообещающая мера - стимулирование перевода в Россию не только региональных, но и общекорпоративных штаб-квартир тех компаний, для которых наша страна становится важнейшим рынком, в частности банков стран СНГ (прежде всего Казахстана), австрийских строительных компаний и т. д. Судя по сообщениям деловой прессы, вопрос перевода своей штаб-квартиры в Москву рассматривал казахстанский Банк Туран-Алем. В мировой практике такие примеры есть (перевод компанией Halliburton своей штаб-квартиры из США в Дубай, перевод Standard Bank и HSBC своих штаб-квартир в Лондон из соответственно ЮАР и Гонконга). Условиями перевода могут быть предоставление широкого доступа на российский рынок, получение государственных заказов и т. д. Здесь важны постепенность и последовательность шагов, осторожное воздействие на идентичность компании. В частности, целесообразно сначала добиваться фактического перевода штаб-квартиры, и только потом ее юридического и налогового адреса (налоговый аспект вызовет, естественно, наибольшее политическое сопротивление).

Важна также политика стимулирования иностранных компаний к размещению на российских биржах акций своих "дочек"17. Помимо высокорегулируемых отраслей, можно рассчитывать на ее успешность применительно к компаниям, для которых российский рынок либо уже стал, либо в обозримом будущем станет стратегически важным и которые, следовательно, будут готовы к выполнению требований по локализации в обмен на обеспечение либо расширение своего присутствия в России. Это могут быть компании из таких отраслей, как нефтяное машиностроение, пищевая промышленность (особенно производство пива и шоколада), табачная промышленность, строительство. Возможность участия в проводимых государством тендерах может быть обусловлена листингом акций компаний на российской бирже. Переход к такой политике должен происходить не "вдруг", а объявляться заранее и предваряться переходным периодом, позволяющим желающим иностранным компаниям выполнить данное условие.

Необходима дифференцированная политика в отношении финансовых институтов, претендующих на значимую роль на российском финансовом рынке, и тех, которые намерены просто присутствовать на нем, как в Лондоне, Франкфурте или Сингапуре. В отношении первого сегмента надо проводить политику локализации - вывод акций на российские биржи, стимулирование перевода штаб-квартир и т. д.; в отношении второго - целесообразно вернуться к вопросу о допустимости в России деятельности филиалов иностранных банков.

По нашему мнению, отношение к филиалам банков должно быть прагматичным. Главное здесь - увеличение создаваемой на территории


17 Подробнее см.: Розинский И. Указ. соч.

стр. 32

страны добавленной стоимости. Примеры Лондона, Сингапура, Токио и т. д. наглядно подтверждают отличие привлечения филиалов в глобальные финансовые центры от их "простого" привлечения в страну. В первом случае они будут усиливать эти центры и увеличивать объем создаваемой в стране добавленной стоимости; во втором - могут вести к ее оттоку из страны. Если мы хотим превратить Москву в международный финансовый центр, то, вероятно, на определенном этапе целесообразно разрешить открытие филиалов банков при условии ряда разумных ограничений. В частности, следовало бы запретить филиалу (как не входящему в систему страхования вкладов) участие в розничном бизнесе или, что с практической точки зрения почти то же самое, создание сети дополнительных офисов. В этом случае филиал будет вынужден привлекать средства на отечественном межбанковском рынке, способствуя его развитию. В то же время бессмысленно ограничивать возможности работы филиалов с корпоративными клиентами, которые могут выходить непосредственно на их головные зарубежные конторы (что они активно и делают, например, на рынке синдицированных кредитов или при размещении облигационных выпусков).

Исключительно важна либерализация доступа на российский рынок труда иностранных менеджеров - смягчение для них и их семей визового режима и режима выдачи разрешений на работу. Без этого создание в России хаба для стран СНГ, не говоря уже о более обширном регионе, будет просто невозможным.

Еще один значимый для успеха выбранной стратегии фактор - организация в Москве изучения тех стран (их языков, экономик, финансовых и политических систем и т. д.), которые могут тяготеть к московскому центру. Компании и банки, как российские, так и международные, должны легко находить в Москве соответствующих специалистов. Возможно, целесообразно привлечение, в том числе с использованием специальных стимулов, студентов этих стран в российские вузы.

Реализация предложенных мер позволит рассчитывать на то, что Россия сумеет добиться успеха в конкурентной борьбе с другими претендентами на статус финансового центра нашего географического региона. Победу в ней можно уподобить выходу из группового турнира в финальную часть мирового финансового первенства.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ФИНАНСОВЫЕ-ЦЕНТРЫ-МИРОВОЙ-ОПЫТ-И-ВОЗМОЖНОСТИ-ДЛЯ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Marta KazakovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kazakova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. РОЗИНСКИЙ, МЕЖДУНАРОДНЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ: МИРОВОЙ ОПЫТ И ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ РОССИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 18.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ФИНАНСОВЫЕ-ЦЕНТРЫ-МИРОВОЙ-ОПЫТ-И-ВОЗМОЖНОСТИ-ДЛЯ-РОССИИ (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. РОЗИНСКИЙ:

И. РОЗИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Marta Kazakova
Улан-Удэ, Russia
1481 views rating
18.09.2015 (1463 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ: МИРОВОЙ ОПЫТ И ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones