Libmonster ID: RU-9992

А. ОЛЕЙНИК, кандидат экономических наук, доктор экономики (PhD), доцент университета Мемориал (Ньюфаундленд, Канада), старший научный сотрудник ИЭ РАН

МИНИМИЗАЦИЯ УПУЩЕННЫХ ВЫГОД: МОДЕЛИРОВАНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В РОССИИ*

Ключевые аксиомы, образующие "жесткое ядро" неоклассической теории1, предполагают устойчивую связь между моделью рационального выбора и существованием единственного, стабильного и оптимального по Парето равновесия на рынке. Рынок достигает равновесного состояния в результате индивидуальных решений агентов, стремящихся к максимизации своей полезности. Ситуации, не соответствующие оптимуму как на микро- (если агенты не максимизируют полезность), так и на макроуровне (когда при наличии нескольких равновесий на рынке достижение оптимального состояния затруднено2 или существуют "провалы" рынка, связанные, в частности, с производством общественных благ3), всегда были своего рода вызовом для экономистов.

В настоящей статье предпринята попытка разделить два источника неоптимальных исходов на микроуровне: первый обусловлен природой индивидуального выбора, а второй - спецификой взаимодействия агентов и координации ими своих действий. Особое внимание будет уделено последнему фактору, в частности неоптимальным исходам, получаемым ввиду особой конфигурации властных отношений. При этом власть определяется как "планируемая или желательная причинно-следственная связь"4.

Томас Уортенберг призывает четко различать власть и доминирование, или господство, как ее особый случай. Доминирование озна-

* Данная статья представляет собой существенно расширенную и переработанную версию текста, первоначально опубликованного на англ. яз.: Oleinik A. Minimizing Missed Opportunities: A New Model of Choice? // Journal of Economic Issues. 2007. Vol. 41, No 2. P. 547 - 556.

1 Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. М.: Дело, 2001. Гл. 1.

2 Weil P. Increasing Returns and Animal Spirits // American Economic Review. 1989. Vol. 79, No 4. P. 889 - 894.

3 Wolf C. Markets or Governments: Choosing between Imperfect Alternatives. L.: MIT Press, 1988.

4 Scott J. Power. Cambridge: Polity Press, 2001. P. 5.

стр. 42
чает, что одна из взаимодействующих сторон, принципал, достигает желательного для себя результата в ущерб другой стороне, агенту. Это "власть, осуществляемая одним социальным агентом над другим... регулярно, систематически и в ущерб доминируемому агенту"5. Вообще говоря, власть не обязательно ставит агента в невыгодное положение. В дальнейшем анализе власть будет пониматься преимущественно в узком смысле - как доминирование.

Термины "принципал" и "агент" используются здесь исключительно в контексте властных отношений. Такого рода ситуации представляют собой подмножество более широкой совокупности отношений, в которых один субъект, агент, "нанят, чтобы действовать в интересах другого субъекта, называемого принципалом, мнение которого становится обязательным для агента"6. Отношения между адвокатом и клиентом, например, могут быть осмыслены в терминах принципала и агента, но не включают элементы доминирования в принятом здесь смысле.

Властные отношения создают асимметричную ситуацию: принципал действует в соответствии со своим интересами, а агент ограничивается выбором между неоптимальными исходами. В распоряжении принципала несколько стратегий влияния на границы выбора агента. Одна из них, доминирование в результате сочетания интересов, будет рассмотрена здесь подробно. Принципал структурирует выбор агента таким образом, что попытки последнего вести себя рационально приводят к достижению результатов, выгодных для принципала. Макс Вебер, который первым ввел в научный оборот это понятие7, не рассматривал его детально. Он ограничился наблюдением, что этот тип доминирования может ощущаться агентом как более гнетущий по сравнению с доминированием на основе легитимизации власти.

Монополистическая власть относится к данному типу доминирования. Неоклассики показывают, как существование монополии обусловливает достижение неоптимальных исходов на макроуровне. Однако они уделяют значительно меньше внимания изменениям в модели индивидуального выбора (остаются верны допущению о рациональном выборе) и в организации взаимодействия принципала (монополиста) и агента, происходящего под влиянием монополии.

Источники неоптимальных исходов: индивидуальный выбор и взаимодействия

Особенности подходов, с одной стороны, неоклассиков и, с другой - социологов, специалистов в области теории игр и сторонников "старого" институционализма облегчают задачу классификации причин неоптимальных исходов. Первая группа ученых делает акцент на индивидуальном процессе принятия решений, а вторая ставит под

5 Wartenberg T. E. The Forms of Power: From Domination to Transformation. Philadelphia: Temple University Press, 1990. P. 117.

6 Munro J. E. Principal and Agent // The New Palgrave: A Dictionary of Economics / J. Eatwell, M. Milgate, P. Newman (eds.). N. Y.: Stockton Press, 1987. P. 966.

7 Weber M. Economy and Society: An Outline of Interpretative Sociology. N. Y.: Bedminster Press, 1968. P. 943 - 946.

стр. 43
вопрос допущения методологического индивидуализма и изучает процесс взаимодействия, трансакции.

Неоклассики отмечают ограниченные когнитивные способности и ненулевые трансакционные издержки, препятствующие поиску и осуществлению экономическим агентом решения, гарантирующего максимум его удовлетворения. Модель ограниченной рациональности показывает, как мы "используем ограниченную информацию и ограниченные вычислительные возможности для решения громадных проблем, масштабы которых едва поддаются осмыслению"8. Неопределенность, или отсутствие знания о всех возможных состояниях и исходах, еще более усложняет задачу нахождения оптимального решения9. Социоэкономисты указывают на наличие еще одного аспекта в модели ограниченной рациональности. Они утверждают, что в список ограничений, при которых осуществляется выбор, должны быть внесены моральные ценности и убеждения. Наиболее технически привлекательное решение вполне может противоречить моральным принципам актора. Конфликт между ценностями и рациональными соображениями требует упорядочения предпочтений. Если рассматривать ценности в качестве мета-предпочтений, или предпочтений высшего уровня, то они могут "отменять" выбор, совершенный на основе чисто рациональных предпочтений, и обусловливать неоптимальный - с точки зрения чисто технических соображений - исход10.

Модели рационального выбора остаются сфокусированными на индивидуальном принятии решений. Несмотря на существование различных институциональных интерпретаций ограниченной рациональности, они лишь добавляют новые параметры, или ограничения, при которых индивид стремится максимизировать свою полезность (рис. 1). Когда трансакционные издержки принимаются во внимание, что стало нормой в стандартном экономическом анализе, экономисты интерпретируют их как своеобразный "налог" на обмен11.

Источники неоптимальных исходов в индивидуальном процессе принятия решений

Рис. 1

8 Simon H. Rationality as Process and as Product of Thought // American Economic Review. 1978. Vol. 68, No 2. P. 13 (рус. пер. см.: Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 1993. Вып. 3. С. 34).

9 Langlois R. Rationality, Institutions and Explanation // Economics as a Process: Essays in the New Institutional Economics / R. Langlois (ed.). Cambridge: Cambridge University Press, 1986. P. 228.

10 Jonge J. de. Rational Choice Theory and Moral Action // Socio-Economic Review. 2005. Vol 3. P. 117 - 132.

11 Менар К. Экономика трансакционных издержек: от теоремы Коуза до эмпирических исследований // Институциональная экономика: учебник / Под общ. ред. А. Н. Олейника. М.: Инфра-М, 2005. С. 120 - 121.

стр. 44
Поиск альтернативного источника неоптимальных исходов связан, выражаясь словами Дж. Коммонса, с изменением единицы анализа "с товаров и индивидов на трансакции"12. Этот сдвиг характерен для подходов интерпретативной социологии (в контексте социального действия, которое здесь выступает ключевым понятием, индивидуальные решения всегда обусловлены поведением окружающих13), теории игр и "старого" институционализма. Он принимает особенно явные формы в так называемых ситуациях или играх "чистой координации": для достижения желаемого результата каждый участник должен согласовать свое поведение с действиями всех остальных. Так, успех каждого из двух водителей, стремящихся разъехаться на узкой дороге, зависит от действий другого14.

Следует заметить, что даже если индивидам удается отыскать общие ориентиры, облегчающие координацию, все равно возможен неоптимальный исход. Такие ориентиры укоренены в институтах, которые, в свою очередь, являются "результатом процессов, проходивших в прошлом, они приспособлены к обстоятельствам прошлого и, следовательно, не находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени"15.

Властные отношения становятся одним из вариантов решения проблемы координации. Вместо того, чтобы стараться предсказать возможные действия контрагента, индивид передает ему право контролировать свои действия, в результате последний превращается в принципала. Принципал решает за агента, как ему поступать и какие действия предпринимать в случае различных непредвиденных обстоятельств16. Два или несколько центров принятия решений сливаются в один. Иными словами, решения принципала становятся причиной действий агента (впрочем, всегда следует помнить о том, что "на любое действие существует равное по силе противодействие"17). Решения принципала не обязательно обусловлены известными в прошлом прецедентами, а значит, в условиях неопределенности координация на основе властных отношений имеет больший потенциал, чем спонтанная координация на основе ориентиров, укорененных в институциональной среде.

Использование власти для решения проблемы координации, впрочем, имеет свою цену (рис. 2). Ожидается, что агент максимизирует не свою полезность, а действует в интересах принципала. И принципал получает дополнительное ограничение: функция полезности агента становится параметром функции полезности принципала. В литературе по

12 Commons J. Institutional Economics // American Economic Review. 1931. Vol. 21, No 3. P. 652.

13 Weber M. Economy and Society. P. 4.

14 Шеллинг Т. Стратегия конфликта. М.: ИРИСЭН, 2007. Гл. 3; Schotter A. The Economic Theory of Social Institutions. Cambridge: Cambridge University Press, 1981. P. 22 - 23.

15 Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984. С. 202; SugdenR. Spontaneous Order // Journal of Economic Perspectives. 1989. Vol. 3, No 4. P. 85 - 97.

16 Coleman J. Foundations of Social Theory. Cambridge: The Belknap Press of Harvard University Press, 1990. P. 66 - 67; Kreps D. Corporate Culture and Economic Theory // Perspectives on Positive Political Economy / J. Alt, K. Shepsle (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1990. P. 90 - 143.

17 Simon H. Notes on the Observation and Measurement of Political Power // Journal of Politics. 1953. Vol. 15, No 4. P. 503.

стр. 45
Источники неоптимальных исходов во взаимодействии

Рис. 2

проблеме принципала и агента подчеркивается контраст между моделью выбора принципала и моделью выбора агента. Дж. Стиглиц сводит модель принципала и агента к следующей системе уравнений18:

Агент далеко не всегда передает право контролировать свои действия добровольным образом, принципал иногда просто присваивает его. В зависимости от того, на каком основании осуществляется передача права контроля, властные отношения либо требуют, либо не требуют обоснования и легитимации, даже если учесть, что любая власть "включает негативные моменты - исключение, ограничение, принуждение и так далее, которые делают необходимым обоснование"19. Сказанное означает, что не все властные отношения имеют моральное измерение. Власть, основанная на силе или принуждении (угрозе применения силы), например, не предполагает никакого обоснования.

Случай принуждения заслуживает особого внимания. Принуждение означает "социальные отношения, в которых угрожающее лицо вовлечено в общение с другим лицом на символическом уровне"20. Принципал оставляет за агентом выбор, но весьма специфический: ни один из вариантов (использование силы принципалом или воздержание от ее применения в случае подчинения агента требованиям принципала) не соответствует предпочтениям агента. Принципал создает агенту такие условия, при которых последний минимизирует возможный проигрыш; в обозначениях системы (1) <0.

Монопольная власть, особенно власть естественной монополии (средние производственные издержки достигают своего минимума при существовании единственного производителя в отрасли), также не предполагает никакого обоснования, несмотря на сопутствующие ей ограничения выбора агента. Таким образом, некоторые варианты организации производства сопряжены с существованием структурных, или системных "перекосов". "Системный перекос можно сформировать, воссоздать или усилить способами, выбор которых и не осознан, и не отражает ожидаемые последствия индивидуальных решений"21.

18 Stiglitz J. Principal and Agent // The New Palgrave: A Dictionary of Economics. P. 969.

19 Beetham D. The Legitimation of Power. Atlantic Highlands: Humanities Press, 1991. P. 57.

20 Wrong D. Power: Its Forms, Bases and Uses. N. Y.: Harper Colophon, 1980. P. 25.

21 Lukes S. Power: A Radical View. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2005. P. 25.

стр. 46
Обоснование может оказаться фальшивым, как в случае манипулирования. Информация, которую агент получает от принципала, не позволяет агенту реалистично оценить свои действия, их цели и последствия. Принципал создает предпосылки для восприятия агентом передачи права контроля как легитимного "в процессе коммуникации, делая объекту замаскированные "предложения" путем селектирования поступающей объекту информации, например утаивая важную информацию, недоступную объекту из других источников"22.

Наконец, возможны случаи действительно обоснованных властных отношений. Список аргументов, использование которых уместно, включает рациональные соображения (подчинение выгодно) и ссылки на нормы и ценности, разделяемые как принципалом, так и агентом23. Так, контракт о найме24 предполагает создание позитивных стимулов для передачи агентом права контроля над своими действиями: в случае подчинения его ожидаемая полезность больше нуля.

Доминирование в результате сочетания интересов представляет собой случай, который потенциально требует обоснования. Оно необходимо, когда агент взаимодействует с монополиями, не имеющими "естественного" характера. В отличие от случая естественной монополии системный перекос здесь является результатом осознанных действий принципала, который, к примеру, создает барьеры на входе. Монополистические структуры производны от попыток принципала структурировать выбор агента таким образом, что последний имеет возможность избежать худшего (но в этом случае, в отличие от принуждения, он получает положительную полезность), только способствуя достижению результатов, выгодных принципалу. Такой тип властных отношений может наблюдаться не только на рынке, но и в других сферах. Например, сочетание интересов распространено в политике и международных отношениях. Политические элиты ряда стран выстраивают свои интересы так, чтобы они соответствовали предпочтениям представителей властвующих элит в странах, обладающих большим влиянием, ибо подчиненный статус предоставляет первым ряд преимуществ, которые не обязательно принимают материальную форму25.

Ожидаемая полезность агента здесь положительная. Однако вместо ее максимизации или ориентации на получение "удовлетворительного" (satisficing) результата, агент стремится к минимизации упущенных возможностей получить большую полезность или прибыль. Минимизация упущенных возможностей требует обоснования, что объясняет попытки принципала показать, что властные отношения способствуют общему благу.

22Ледяев В. Власть: концептуальный анализ. М.: РОССПЭН, 2001. С. 292.

23 Beetham D. The Legitimation of Power. P. 16.

24 Simon H. A Formal Theory of the Employment Relationship // Econometrica. 1951. Vol. 19, No 3. P. 293 - 305.

25 Scott J. Power. P. 83 - 84.

стр. 47
где: означает ожидаемую полезность агента от участия во властных отношениях, U'1 - потенциальный (контрфактический26) выигрыш агента в случае максимизации им ожидаемой полезности в условиях ограничений, навязанных принципалом.

Механизм доминирования в результате сочетания интересов

Господствуя в результате сочетания интересов, принципалу необходимо обосновать осмысленный (reasonable) выбор весьма специфического характера27. Агент выбирает не между абсолютно лучшим и следующим по привлекательности (second best) вариантами, как предполагается в неоклассической экономической теории, и даже не между удовлетворительным и менее удовлетворительным вариантами, как утверждают сторонники теории ограниченной рациональности. Минимизация упущенных возможностей имеет ряд общих черт - включая укорененность во властных взаимоотношениях - с выбором между наихудшим и менее худшим (second worst) вариантами28, но не сводится к нему. В определенном смысле отличия выбора между наихудшим и менее худшим вариантами от минимизации упущенных возможностей являются зеркальным отражением различий между оптимизацией и ограниченной рациональностью. Оптимизация и выбор между наихудшим и менее худшим вариантами предполагают отсылку к абсолютным, но прямо противоположным, точкам отсчета, тогда как ограниченная рациональность и минимизация упущенных возможностей оцениваются по относительным (но тоже противоположным) критериям.

Необходимо отметить, что ограниченная рациональность может быть результатом как индивидуального процесса принятия решений

26 Стивен Льюке приглашает использовать контрфактические аргументы (по принципу "если бы") в анализе власти, см.: Lukes S. Power. P. 43 - 44.

27 Модель рационального выбора производна от задачи оптимизации, тогда как осмысленный (reasonable) выбор опирается на более широкую категорию здравого смысла и требует, чтобы варианты выбора и стратегии выглядели осмысленно с этой точки зрения (Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1967. P. 100 - 105).

28 В терминах теории игр такой выбор сопряжен с минимизацией максимально возможного проигрыша. Использование минимаксной стратегии позволяет достичь такого результата.

"Игра власти"

2-я сторона

Навязывать волю

Не навязывать волю

1-я сторона

Навязывать волю

0, 0 [N]

1, -1

Не навязывать волю

-1, 1

0, 0

Например, в "игре власти" с нулевой суммой (см. таблицу выше) использование игроками минимаксной стратегии приводит их к исходу (0, 0) в верхней левой ячейке, но порядок его достижения отличается от равновесия по Нэшу, приходящегося на эту ячейку. 1-я сторона определяет худшее, что может случиться при выборе 2-й стороной стратегии "Навязывать волю" (выигрыш -1) и стратегии "Не навязывать волю" (выигрыш 0). В обоих случаях использование 1-й стороной стратегии "Навязывать волю" позволяет ей избежать этих абсолютно непривлекательных исходов. Аналогичные рассуждения объясняют использование 2-й стороной стратегии "Навязывать волю", что и обусловливает исход (0, 0). Следует, однако, напомнить, что в теории игр не рассматриваются неутилитарные мотивы, по этой причине с ее помощью не удается адекватно отразить все аспекты доминирования в результате сочетания интересов.


стр. 48
(рис. 1), так и властных отношений (рис. 2). В последнем случае принципал предлагает агенту контракт о найме, устанавливая при этом уровень удовлетворенности агента () таким образом, что последний не достигает оптимума. При этом принципал максимизирует свою собственную полезность. Иными словами, он действует согласно принципам оптимизации, а агент выбирает удовлетворительный исход. Контракт о найме позволяет принципалу выбрать задачу для исполнения, х, таким образом, чтобы максимизировать свое удовлетворение. Выполняя ее, агент получает взамен фиксированное вознаграждение, w29. В дальнейшем будет рассматриваться только ограниченная рациональность как результат контракта о найме.

С. Боулз и Г. Гинтис трактуют контракт о найме аналогично. В частности, они утверждают, что агент соглашается на контроль со стороны принципала, так как "получает ренту: существующую работу он ценит выше, чем следующую по привлекательности альтернативу (поиск работы)"30. Это означает, что, соглашаясь на власть принципала, агент получает больше возможностей. Боулз и Гинтис показывают, что похожая логика характерна и для других сделок: между банком и заемщиком, между продавцом и покупателем, когда одна из сторон - обычно это банк и продавец - имеет структурные преимущества, обусловленные нахождением на "коротком плече не достигающего равновесия рынка"31.

Может показаться, что минимизация упущенных возможностей имеет ряд общих черт с принуждением или вынужденным выбором между абсолютно неприемлемым и менее худшим вариантами. Поэтому возникает вопрос, а надо ли вводить новое понятие при наличии хорошо известного старого. Так, Дж. Коулмен предлагает всеобъемлющее определение власти, основанной на принуждении: "Обмен носит здесь несколько специфический характер, ибо вышестоящий соглашается воздержаться от действия, ухудшающего ситуацию подчиненного, в обмен на согласие нижестоящего подчиняться"32.

Принуждение предполагает лишения и страдания агента (его выигрыш обязательно принимает негативные значения), тогда как в случае доминирования в результате сочетания интересов агент получает позитивный выигрыш (если выигрыш меньше нуля, то доминирование в результате сочетания интересов следует признать частным случаем принуждения). Иными словами, агент всегда проигрывает, когда его принуждают, и упускает возможности получить больший выигрыш - в относительных терминах, - когда над ним господствуют в результате сочетания интересов (рис. 3). "Те, кто обладают властью, взаимодействуют с агентами, получающими ренту и потому предпочитающими настоящую трансакцию следующей по привлекательности альтернативе"33.

Необходимо четко различать две промежуточные модели выбора: выбор удовлетворительного результата и минимизацию упущенных возможностей. Множества вариантов, из которых выбирают, могут частично или даже полностью пересекаться в двух случаях.

29 Simon H. A Formal Theory of the Employment Relationship. P. 299.

30 Bowles S., Gintis H. Power // The New Palgrave: Dictionary of Economics. 2ad ed. / S. Durlauf, L. Blume (eds.). N. Y.: Palgrave Macmillan, 2008. Vol. 6. P. 568.

31 Ibid.

32 Coleman J. Foundations of Social Theory. Cambridge: The Belknap Press of Harvard University Press, 1990. P. 71.

33 Bowles S., Gintis H. Power. P. 568.

стр. 49
Четыре модели выбора в контексте властных отношений

Рис. 3

(Они изображены непересекающимися для упрощения графической презентации.) Однако следует подчеркнуть, что логика выбора отличается даже в случае полностью пересекающихся множеств. В модели выбора удовлетворительного варианта точка отсчета () находится на левом конце интервала, тогда как в модели доминирования в результате сочетания интересов точка отсчета () перемещается на правый край. В первом случае агент перемещается по направлению к точке отсчета, держа в уме свой выигрыш от согласия на контроль со стороны принципала. В последнем случае агент перемещается по направлению от точки отсчета, помня при этом об упущенных в результате неповиновения возможностях.

Как представляется, действия в рамках двух моделей выбора, располагающихся в крайних точках континуума, не противоречат обычным допущениям в отношении homo ceconomicus, который либо максимизирует полезность (модель оптимизации), либо минимизирует лишения (модель принуждения). Однако надо напомнить, что модель оптимизации применима лишь для случая принципала. Модель принуждения, находящая свое наиболее яркое выражение в принципе "кошелек или жизнь", значительно лучше отражает трансакционную природу власти: принципал устанавливает границы выбора для агента (агенту приходится выбирать меньшее из двух зол) и стремится достичь оптимального для себя исхода в крайней левой части континуума, принуждая агента делать выбор в противоположной его части.

Как и в случаях выбора удовлетворительного исхода и принуждения, две точки отсчета в ситуации доминирования в результате сочетания интересов, упущенная возможность и меньшая - по сравнению с первой - упущенная возможность, устанавливаются для агента принципалом. Монополистическое доминирование имеет ряд общих черт с использованием угроз в играх со смешанными мотивами34: одна из сторон влияет на выбор другой, сознательно ограничивая собственный

34 Для игр со смешанными мотивами характерны "смесь взаимной зависимости и конфликта, партнерства и соперничества" (Шеллинг Т. Стратегия конфликта. С. 117). Оба игрока могут выигрывать (ср. игры с нулевой суммой), но выигрыш распределен между ними неравномерно.

стр. 50
выбор. "Стратегический ход есть то, что влияет на выбор другого лица так, чтобы этот выбор был благоприятен для стороны, его сделавшей, путем воздействия на ожидания другого лица и поведение того, кто делает этот ход"35. Агент не может ответить принципалу тем же, ибо его угрозы не рассматриваются в качестве достоверных ввиду нахождения агента на "длинном плече" рынка, то есть из-за отсутствия у него структурных преимуществ. Власть принципала включает как структурный, так и стратегический компоненты.

В отличие от некооперативных игр властные отношения позволяют заключать соглашения, обязательные для исполнения. В итоге принципал может влиять на выбор агента выгодным для себя образом, манипулируя системой предпочтений последнего36, то есть воздействуя на него не только косвенно, но и напрямую.

Следует четко различать доминирование в результате сочетания интересов и рыночную власть - широко используемое в неоклассической литературе понятие. Рыночная власть предполагает способность монополиста установить цены выше предельных издержек, что превращает его из принимающего цену в устанавливающего ее. Любые аспекты взаимодействия монополиста и его контрагента оказываются при этом опосредованы ценой и отодвигаются на второй план. Рыночную власть можно интерпретировать как эмпирически наблюдаемый результат доминирования в результате сочетания интересов. Последнее понятие помогает понять, как рыночная власть становится результатом особой комбинации структурных и стратегических компонентов власти на микроуровне.

Модель можно усовершенствовать, допустив, что окончательный исход может отличаться от условий, зафиксированных принципалом с помощью контракта. Стремление принципала к максимизации своей полезности ведет к оппортунизму с его стороны37. Оппортунизм ex post, то есть после заключения контракта, принимает форму попыток принципала поменять значения U'1 и уже после того, как агент согласился на отчуждение права контролировать свои действия. Наличие непредвиденных обстоятельств и невозможность точно оценить степень сложности задач, поручаемых агенту, способствует оппортунизму38.

Принципал определяет интервал возможных исходов, то есть упущенную агентом возможность в случае отказа от властных отношений и меньшую по размеру упущенную возможность U'1 (рис. 4), а затем пытается сократить этот интервал, смещая U' вправо (U'2). U'n тогда приближается к . У принципала больше степеней свободы в изменении U'n, а не , так как значение первой переменной зависит от ренты (прибыли), обусловленной лучшей координацией действий с помощью властных отношений.

35 Шеллинг Т. Стратегия конфликта. С. 199.

36 Dowding К. Power. Minneapolis: University of Minnesota Press, 1996. P. 5 - 8.

37 Это понятие применительно к контрактации подробно обсуждается в: Соссье С. Теория оптимального контракта: моделирование контрактных отношений // Институциональная экономика. С. 152 - 190.

38 Kreps D. Corporate Culture and Economic Theory. P. 111 - 123.

стр. 51
Постконтрактный (ex post) оппортунизм принципала

Рис. 4

Агент может вести себя оппортунистически, например отлынивая от добросовестного выполнения заданий принципала и нейтрализуя тем самым его попытки сместить U'1 вправо. В конечном счете принципал и агент оказываются в ситуации торга с преимуществом первого хода (принципал принимает решение первым, устанавливая пределы выбора агента).

Здесь доминирование в результате сочетания интересов включает элементы переговорной власти как способности одной из сторон торга присвоить большую часть возникающей в его результате прибыли. Властные отношения, как было показано выше, способствуют решению проблемы координации и, следовательно, способствуют появлению прибыли. Распределение излишка приводит к конфликтам и трениям сторон торга по поводу установления пропорций, в которых они делят излишек39. Конфликты приобретают особую остроту, когда обе стороны стремятся максимизировать свою полезность40.

Однако если принципалу удается поместить агента в условия, при которых он минимизирует упущенные возможности, конфликты становятся менее интенсивными. Вообще говоря, они возникают, только если принципал начинает вести себя оппортунистически в указанном выше смысле. Надо еще раз повторить, что доминирование в результате сочетания интересов можно рассматривать как более широкую категорию по сравнению с переговорной властью: последняя категория отражает лишь один из аспектов первой.

Торг между принципалом и агентом имеет ряд сходств с игрой по поводу разделения определенной суммы денег между двумя игроками, но при одном существенном отличии: в этой игре ни одна из сторон не имеет такого структурного преимущества, как "короткое плечо"

39 Serrano R. Bargaining // The New Palgrave: Dictionary of Economics. 2nd ed. Vol. 1. P. 370 - 380.

40 Торг между двумя сторонами, участвующими в коузианском конфликте по поводу отрицательных внешних эффектов, обусловленных действиями одной из них, служит прекрасной иллюстрацией. Обе стороны могут выиграть в результате торгов правом на производство отрицательных внешних эффектов. Однако если они обе стараются получить большую часть возникающей в результате прибыли, то перспективы заключить сделку становятся весьма проблематичными. Экспериментальная экономика подтверждает, что сторонам удается совершить сделку, только если одна из них отказывается от ориентации на максимизацию. "Стремление участников эксперимента делиться указывает на то, что либо они не нацелены на максимизацию прибыли, либо не максимизируют взаимозависимые функции полезности, что противоречит одной из аксиом теоремы Коуза". Hoffman E., Spitzer M. The Coase Theorem: Some Experimental Results // Journal of Law and Economics. 1982. Vol. 23, No 1. P. 93. См. также: Cooter R. Coase Theorem // The New Palgrave: A Dictionary of Economics. Vol. 1. P. 457 - 460 и Олейник А. Теоремы Коуза: институциональные предпосылки // Экономическая наука современной России. 2008. N 2. С. 21 - 39). Таким образом, коузианский конфликт имеет решение при использовании властных отношений.

стр. 52
рынка41. Каждый игрок предъявляет претензии на максимальную часть суммы, но удовлетворить их он может, только если совокупные требования не превышают исходную сумму42. Лабораторные эксперименты показывают, что игроки обращают внимание не только на материальную сторону дела - их выбор имеет и моральное измерение: они оценивают, насколько справедлив предложенный вариант раздела, и стремятся избежать обмана. Нет единственно возможного исхода торга между принципалом и агентом, каждый из них соответствует особым ценностям и нормам, значимым для обоих. Д. Крепе именно таким образом определяет понятие корпоративной культуры, структурирующей отношения между принципалом и агентом. Под ней он понимает "некий принцип или правило, которые широко (предпочтительнее, если универсально) применимы и достаточно просты для интерпретации всеми вовлеченными во взаимодействие сторонами"43.

Здесь мы подходим к границам неоклассического подхода, игнорирующего вопросы обоснования. Неоклассическая теория и ее центральный элемент, модель максимизации полезности, позволяет анализировать некоторые, но не все аспекты доминирования в результате сочетания интересов. Во-первых, властные отношения в этом контексте требуют обоснования. Во-вторых, внутренняя динамика доминирования в результате сочетания интересов, в частности торг ex ante и ex post, усиливает потребность в обосновании. Модель рационального выбора представляется необходимым, но не достаточным условием для понимания этой формы власти.

Какие аргументы могли бы помочь обосновать доминирование в результате сочетания интересов? Если обе стороны могут выиграть, принципал в абсолютном смысле (он действует согласно принципу максимизации полезности), а агент - в относительном (он не теряет всех возможностей улучшить свое положение), властные отношения можно потенциально обосновать с помощью отсылки к общности интересов или "общему благу". Общее благо производно от готовности принципала и агента к взаимодействию и принимает форму ренты (совместно захватываемого излишка), которая должна быть разделена между ними44.

41 Ситуация двусторонней монополии (Friedman J. Bilateral monopoly // The New Palgrave: A Dictionary of Economics. Vol. 1. P. 242 - 243) близка по своим параметрам к условиям игры по поводу разделения определенной суммы денег. Структурные преимущества каждой из сторон "обнулены", что делает процесс торга затратным и тяжелым (см. предыдущую сноску). Периодические конфликты по поводу поставок газа между Россией и Украиной могут быть интерпретированы в терминах двухсторонней монополии: первая страна контролирует уникальные месторождения газа, а вторая обладает монополией на инфраструктуру для его транспортировки (Олейник А. Газовый конфликт: торг неуместен // Ведомости. 2009. 12 янв. С. А4). В условиях отсутствия властных отношений попытки сторон вести себя согласно принципу максимизации только приводят к обострению конфликта.

42 Шеллинг Т. Стратегия конфликта. Гл. 3; Kreps D. Game Theory and Economic Modelling. Oxford: Clarendon Press, 1990. P. 116 - 120; The Handbook of Experimental Economics / J. Kagel, A. Roth (eds.). Princeton: Princeton University Press, 1995. P. 286.

43 Kreps D. Corporate Culture and Economic Theory. P. 93.

44 Это указывает на связь с обсуждением допущений экономики избыточных ресурсов (abundance): "Избыточность является антитезой редкости... Она означает, что все [включая подчиненного. - А. О.] получают достойные медицинскую помощь, питание, образование, транспортные услуги, возможности для досуга, жилье, возможности для самовыражения

стр. 53
Рента может быть отнесена на счет различий в качестве природных ресурсов (сельскохозяйственных угодий, руды, нефти, газа и т. д.), позитивных эффектов кооперации, объясняемых в терминах как разделения труда (А. Смит)45, так и ассоциативного выигрыша от командной работы46, или монопольных прибылей, вытекающих из ограничения конкуренции. Например, К. Гэдди и Б. Айкс определяют первый тип ренты как "разность между доходами от продажи ресурсов и издержками их производства"47. Последний из перечисленных типов ренты обычно называют рентой от защиты (protection rent), "получаемой теми потребителями (агентами. - А. О.), которых эффективно защищают (усилиями принципала. - А. О.) от внешней конкуренции"48. Рента может появиться в результате создания принципалом барьеров, защищающих не от внешней конкуренции, как в случае ренты от защиты, а от самих агентов (административные барьеры, ограничивающие доступ агентов к закону как средству координации деятельности). Тогда принципал стимулирует подчинение агента с помощью частичного или полного снижения административных барьеров избирательным образом (рис. 5). Иными словами, рента может возникать в результате контроля доступа либо к редким ресурсам, либо к трансакции или полю взаимодействий.

Источники ренты, захватываемой принципалом и агентом

Рис. 5

и личную безопасность" (Peach J., Dugger W. An Intellectual History of Scarcity // Journal of Economic Issues. 2006. Vol. 40, No 3. P. 693). Данное обоснование имеет утилитарный характер, что не означает отсутствия иных принципов, разделяемых как принципалом, так и агентом. Однако обсуждение неутилитарных вариантов обоснования доминирования в результате сочетания интересов выходит за рамки настоящей статьи.

45 Выражаясь в терминах институциональной экономики, как различия в качестве ресурсов, так и преимущества, относимые на счет разделения труда принимают форму специфических активов. Специфическим активам трудно найти применение за рамками конкретной комбинации без потери их стоимости (Менар К. Экономика трансакционных издержек: от теоремы Коуза до эмпирических исследований // Институциональная экономика. С. 129). Например, различия в качестве ресурсов обусловливают специфичность активов по месту расположения и физическую специфичность, например, если требуется особое оборудование для переработки нефти редкого сорта. С этой точки зрения монополистическое доминирование имеет ряд общих черт с властными отношениями в рамках гибридных организационных форм.

46 "Рост производительности труда членов группы, которые чувствуют ответственность за выполнение своей доли общей работы", лежит в основе ассоциативного выигрыша (Williamson О. Markets and Hierarchies, Analysis and Antitrust implications: A Study in the Economics of Internal Organization. N. Y.: The Free Press, 1975. P. 44).

47 Gaddy C, Ickes B. Resource Rents and the Russian Economy // Eurasian Geography and Economics. 2005. Vol. 46, No 8. P. 560.

48 Tilly C. War Making and State Making as Organized Crime // Bringing the State Back In / P. Evans, D. Rueschemeyer, T. Skopol (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1985. P. 175.

стр. 54
Эмпирическая иллюстрация: минимизация упущенных возможностей в российском контексте

Развитие событий в России с начала 1990-х годов предоставляет богатый иллюстративный материал для предложенного анализа. Иллюстрации, относящиеся к периоду быстрого экономического роста 1999 - 2008 гг., особенно наглядны. В частности, отношения между государством (представленным государственными служащими с их особыми индивидуальными и групповыми интересами) и бизнесом имеют ряд черт доминирования в результате сочетания интересов. Одно из главных условий успеха в бизнесе в России заключается в согласии на господство государственных служащих, которые таким образом исполняют роль принципала. Во-первых, государство всегда является объективацией властных отношений, которые требуют обоснования. "Основанная на принуждении политическая (то есть имеющая территориальный базис) организация называется государством, если ее административный персонал успешно монополизирует право на легитимное использование насилия для поддержания порядка"49. Во-вторых, российское государство извлекает ренту из множества источников - от контроля над добычей полезных ископаемых, прежде всего нефти и газа, до контроля входа на национальный и региональный рынки.

По некоторым оценкам, нефтяная и газовая рента составляла более 40% ВНП в 1981 г. и около 25% в 2005 г.50 Когда мировые цены на нефть высоки, российская экономика переживает бум. Подсчитано, что доходы от продажи нефти и газа обеспечивают около 40% поступлений в федеральный бюджет и примерно 55% экспортных доходов51. В 1999 - 2008 гг. годовые темпы роста ВНП не опускались ниже 5%, иногда достигая двухзначных цифр (10,7% в 2000 г.), что делало Россию весьма привлекательной как для национальных, так и для иностранных инвесторов.

Однако доступ на этот потенциально прибыльный рынок открыт только тем предпринимателям, которые соглашаются на получение лишь части возможной прибыли и признают господство представителей государства в результате сочетания интересов на различных уровнях: от местного до федерального. Хотя о формальных отношениях найма можно говорить лишь в случае (ре-)национализации, властные отношения все же возникают, принимая менее явные формы. Техники доминирования в результате сочетания интересов позволяют представителям государства играть роль принципала без коренного изменения структуры собственности (или изменяя ее лишь в исключительных случаях). Агент (собственник конкретного бизнеса) формальным и неформальным образом перераспределяет часть прибыли принципалу под угрозой потерять возможность получения прибыли52. Значение

49 Weber M. Economy and Society. P. 58.

50 Gaddy C, Ickes B. Resource Rents and the Russian Economy. P. 562.

51 Major Non-OPEC Countries' Oil Revenues / US Department of Energy. Wash.: Energy Information Administration, 2005.

52 Gaddy C., Ickes B. Resource Rents and the Russian Economy. P. 570. См. также: Gaddy C. Perspectives and Potential of Russian Oil // Eurasian Geography and Economics. 2004. Vol. 45, No 5. P. 350 - 351.

стр. 55
изменяется в зависимости от инвестиционных возможностей в других отраслях/регионах/странах, а также от степени мобильности бизнеса (от нулевой прибыли в случае малого бизнеса до средней нормы прибыли на международных рынках для крупных иностранных инвесторов). Доля Агента (U'1) меньше потенциально возможной прибыли на 3 - 10% (в исключительных случаях - наполовину).

Федеральный закон 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" от 29 апреля 2008 г. может служить хорошим примером того, что на практике означает господство в результате сочетания интересов. Закон регулирует доступ иностранных инвесторов на национальный рынок, точнее - к ряду ключевых отраслей. Их список (Ст. 6) показателен: добыча нефти и газа и других полезных ископаемых, естественные и прочие монополии (например, фирмы с доминирующими позициями в телекоммуникационной отрасли). Иными словами, специально создаваемый государственный орган (Ст. 23 и 41) наделяется правом контролировать доступ к природным ресурсам как основному источнику национального богатства в России и к полям взаимодействий. Доступ предоставляется при выполнении ряда условий (Ст. 12) - от отказа от увольнений в течение определенного времени до исполнения пунктов бизнес-плана, который, в свою очередь, должен быть утвержден государственным органом. В итоге государство превращается в "охранника на входе", решающего, кого допустить к полю - месторождению или рынку, при каких условиях и за какую цену53.

Следует отметить, что контроль доступа имеет смысл в условиях быстрого экономического роста, то есть если иностранные инвесторы действительно хотят "войти" (что было особенно характерно для 2005 - 2007 гг.). Этим можно объяснить тот факт, что с началом экономического кризиса во второй половине 2008 г. закон был отложен в "долгий ящик": вместо того чтобы стремиться "войти", иностранные инвесторы стали стараться как можно скорее "выйти".

Отношения между представителями государства и "своими", российскими бизнесменами выстроены схожим образом. Чтобы войти на рынок, они должны приобрести "входные билеты". Покупая билет, предприниматель теряет меньше, чем если бы он остался за пределами поля взаимодействий (и особенно если бы он решил бросить вызов господству "охранника на входе"). Формально не участвуя в собственности компаний, государство тем не менее господствует над ними.

Эмпирические иллюстрации получены с помощью двух серий качественных интервью, проведенных с государственными служащими и экспертами. Серия А включает транскрипты 64 полуструктурированных интервью, организованных в 2006 - 2008 гг., с экспертами и государственными служащими, занимающими должности начальника отдела или директора департамента на региональном или федеральном

53 См.: Олейник А. Государство и бизнес: фейс-контроль для инвестора // Ведомости. 2008. 29 мая. С. А4 и полемику: Фадеев В. Государство и бизнес: инфантилизм интеллектуалов // Там же. 7 июня. С. А4; Олейник А. Государство и бизнес: скромное обаяние этатизма // Там же. 11 июня. С. А4.

стр. 56
уровне54. Серия В состоит из транскриптов 43 неструктурированных интервью, проведенных в 2005 - 2006 гг., с экспертами, предпринимателями и государственными служащими, занимающими должности директора департамента или заместителя министра на федеральном уровне55.

Контент-анализ транскриптов 107 интервью был осуществлен с помощью компьютерной программы QDA Miner версия 2.0.8, разработанной "Provalis Research". Список кодов для контент-анализа включает позицию "Сочетание интересов". Его описание таково: "Власть, ограниченная конкурентным рынком (национальным или международным). В противоположном случае - когда власть не ограничена конкуренцией - она основана на монополистических рыночных структурах". Иными словами, данный код был присвоен фрагменту текста в двух случаях: когда конкурентный рынок ограничивает своеволие обладателей власти (эти случаи отмечены маркером "Ограничивающий") и когда деформированные рыночные структуры, например, в результате контроля входа, способствуют укреплению господства последних (эти случаи отмечены маркером "Способствующий"). Частотность, с которой встречается второй маркер (как их общее число - 85 против 19 в серии А, 22 против 2 в серии В, так и количество транскриптов с таким маркером - 37 против 15 в серии А и 12 против 2 в серии В), значительно превышает частотность первого, что подтверждает: постсоветский рынок, вместо того чтобы ограничивать власть, способствует ее укреплению. В дальнейшем основное внимание будет уделено фрагментам с маркером "Способствующий", так как именно они служат иллюстрацией господства в результате сочетания интересов. Надежность (согласованность в кодировании) и валидность (соответствие кодов концептам, которые они призваны иллюстрировать) качественного кодирования были оценены с помощью оригинальной модели путей56: для достижения удовлетворительных результатов потребовалось несколько итераций.

В полном соответствии с принятыми стандартами представления результатов контент-анализа57 три или более независимых примера иллюстрируют процедуру кодирования.

"Вы чего, монополистами хотите стать? Тут даже априори ясно, что ни в одной стране мира нет такого количества мелких компаний, а тут их много... Ну и человек за большую сумму за 4 дня выпускает документ, в соответствии с которым половина цементной промышленности страны уходит в одни руки" (серия А, м., замначальника управления федеральной службы, 2006 г.).

"Там, где бизнесу и исполнительной власти не удается прийти к соглашению, или там, где бизнес начинает диктовать свои условия и отказывается занимать подчиненное, "подлежащее" положение, - там начинаются проблемы" (серия А, м., бывший зам. федерального министра, 2006 г.).

54 Проект "Особенности власти в постсоветском контексте: теоретические соображения и эмпирические исследования" был реализован при поддержке Канадского Совета по социальным и гуманитарным исследованиям. В исследовательскую группу входили: к. э. н. Н. Апарина (Кемеровский государственный университет), к. пол. н. С. Бирюков (КемГУ), проф. О. Гаман-Голутвина (МГИМО), Е. Гвоздева (Universite Libre de Bruxelles), проф. С. Глинкина (Институт экономики РАН), доктор К. Клеман (Институт социологии РАН), к. псих. н. Г. Медведева (Санкт-Петербургский институт социологии РАН) и автор в качестве координатора.

55 Исследование "Постсоветская элита" было осуществлено сотрудниками Левада-Центра (г. Москва) при финансовой поддержке Фонда "Либеральная миссия". Его результаты изложены в отдельной монографии (Гудков Л., Дубин Б., Левада Ю. Проблема "элиты" в сегодняшней России: размышления над результатами социологического исследования. М.: Фонд "Либеральная миссия", 2007). Автор выражает благодарность проф. Л. Гудкову и Н. Зоркой за возможность осуществить вторичный анализ транскриптов проведенных интервью.

56 Олейник А. Триангуляция в контент-анализе: вопросы методологии и эмпирическая проверка // СОЦИС - Социологические исследования. 2009. N 2.

57 Gray J., Densten I. Integrating quantitative and qualitative analysis using latent and manifest variables // Quality & Quantity. 1998. Vol. 32. P. 419 - 432.

стр. 57
"Концентрация бизнеса около местных, региональных и федерального бюджетов, их "распил" ограниченным количеством участников - новой российской номенклатурой. Цена входа на эти сложившиеся рынки высока" (серия В, м., бывший высокопоставленный чиновник в Администрации Президента, 2005 г.).

"Но в принципе понятно, чего хотят компании: компании хотят ограничения доступа на российский рынок альтернативных операторов сотовой связи... Они хотят сохранения тех контрактов, по которым радиочастоты достаются им сравнительно бесплатно, даже с учетом коррупционных платежей. Если бы мы завтра стали проводить более или менее справедливый аукцион, то нашим же компаниям пришлось бы за гораздо большую сумму приобретать ресурсы, которыми они пользуются" (серия А, ж., эксперт ряда федеральных министерств, Москва, 2005 г.).

Доминирование в результате сочетания интересов принимает форму специфических практик перераспределения прибыли. Их называют откатами, что подчеркивает идею выплаты части прибыли после ее получения. Откаты отличаются от иных коррупционных практик тем, что в других случаях предполагается авансирование средств: выплата части прибыли происходит до ее фактического получения. В этом смысле их можно сравнить с покупкой "билета" на получение прибыли. Зависимость цены билета и размера прибыли весьма опосредованна: многие непредвиденные факторы могут повлиять на окончательный результат. В этом смысле откаты выглядят более приспособленными для разделения прибыли согласно принципам минимизации упущенных возможностей: их пропорция по отношению к прибыли определяется ex ante, а конкретная величина - ex post, когда итоговый размер прибыли уже известен.

"Если крупный зарубежный инвестиционный проект... Ну, условно говоря, построить "Ш. Ж." [бизнес-центр]. Вот у нас есть одна группа силовиков, работавших с китайцами, и они - "за", есть конкурирующие силовики, допустим, по роду своей деятельности ориентированные на Германию и Скандинавские страны. Ну, еще с советских времен. И они, естественно, заинтересованы, чтобы пришел какой-нибудь скандинавский инвестор, с которым они найдут общий язык, будут его "крышевать", будут получать откат" (серия А, м., эксперт, Санкт-Петербург, 2006 г.).

Правило "10 процентов" в распределении прибыли соблюдается как на федеральном, так и на региональном уровнях, причем при финансировании государственными органами относительно небольших исследовательских проектов. Если агент претендует на большее, чем U'1 ( плюс "бонус"), то представители государства предпринимают все возможные усилия, чтобы уровень прибыльности опустился ниже . Не исключено, что при этом используются и стратегии, лежащие за пределами правового поля.

"Вот именно сотрудничество и партнерство, не будь такового... - бизнес ушел бы с этого региона, он не работал бы здесь. Это уже называется "чинить препятствия развитию бизнеса". То есть я считаю, что в областной власти далеко не дураки, в областной администрации, и они взвешивают возможности той или иной компании... чтобы не обобрать как липку" (серия А, ж., эксперт, регион в Сибирском федеральном округе, 2006 г.).

Слово "откат" широко используется в дискурсе о государственной службе, что указывает на распространенность описываемого с его помощью господства в результате сочетания интересов. Он постепенно

стр. 58
вытесняет более привычное слово "взятка", которое следует признать совместимым с более широким спектром техник навязывания воли. Если в серии интервью А встречается в основном "взятка", то в серии В чаще упоминаются "откаты"58. Представители более молодого поколения государственных служащих и экспертов - в возрасте до 50 лет - используют слово "откат" чаще, чем их более старшие коллеги (этот результат статистически значим в случае серии А). Это может служить подтверждением относительно недавнего распространения описываемых с его помощью практик господства.

Вопрос: "Просто, на определенном уровне, как я понимаю, взятки уже используются мало и, как мне недавно говорили, "все нормальные люди уже работают с откатами"?"

Ответ: "Ну, я бы с этим согласился... По крайней мере у меня тоже такое представление складывается" (серия А, м., директор департамента федерального министерства, 2006 г.).

Рента, захваченная в результате сочетания интересов, может быть использована для достижения широкого круга целей: от широкомасштабных "национальных проектов" (что позволяет сделать механизмы их финансирования менее прозрачными и, следовательно, контролируемыми) до выплаты премиальных подчиненным для усиления их мотивации и трат на личные и "статусные" нужды государственных служащих.

"Ну, например, есть компания " С."... Продали компанию " С.". Значит, господину X. досталось в лучшем случае 50% - это в лучшем случае. Остальные 50% до господина X. не дошли. Под хорошую идею выделены деньги, имеется бюджет, но чтобы взять вот просто из бюджета своровать - это некрасиво" (серия А, м., эксперт, Москва, 2006 г.).

"Бизнес как бы получает от государства на участие в политике подряд, в региональной политике, поддержать "Единую Россию", то есть подряд "на кормление"" (серия В, м., депутат Государственной думы, 2005 г.).

Существование непустого множества исходов, которые удовлетворяют и принципала, и агента (оно включает любой исход, превышающий , но меньше прибыли за вычетом отката), позволяет обосновать властные отношения в терминах общего блага. Интервью показывают, что ряд собеседников предпринимают попытки обосновать сложившуюся конфигурацию властных отношений между государственными служащими и бизнесом. Контроль доступа к природным ресурсам и/или полю рыночных взаимодействий позволяет представителям государства ссылаться на ренту, совместно получаемый и захватываемый излишек, природа которого отличается от описанной у Смита.

"А когда ты продвинул хорошего предпринимателя ...он получил колоссальную прибыль и принес тебе грандиозный подарок (конечно, это противозаконно, я говорю аморальные вещи) и предложил оплатить отдых тебе и твоей семье, в условиях, когда государство не предоставило мне такую возможность, и моя зарплата не может мне это обеспечить, я от этого отказываться не буду. Это не коррупция, может быть, это - лоббирование, но в хорошем смысле, лоббирование интересов" (серия А, ж., руководитель подразделения в Администрации Президента, 2007 г.).

58 Вопросы и комментарии интервьюера были исключены из расчетов.

стр. 59
"Я ведь фактически у истоков твоего бизнеса. Ты там с Оладушкиным хлеб печешь, получаешь деньги; Оладушкин больше муки продает, получает деньги; а фактически ваш успешный бизнес возник только потому, что я вам подсказал, где вам друг друга найти. Вот не [я] бы, пошел бы не к Оладушкину, а в другое место, ничего бы не..." (серия А, м., руководитель регионального подразделения федеральной службы, Санкт-Петербург, 2007 г.).

Хотя формально бизнес остается независимым от государства, он тем не менее оказывается включенным во властные отношения. Односторонняя зависимость агента от представителей государства принимает три эмпирически проверяемые формы: представители государства обладают значительно большим влиянием при определении правил игры (установление принципа минимизации упущенных возможностей на основе контроля доступа и определение его ключевых параметров, U'1 и ) Только представители государства могут следить за соблюдением этих правил и вытекающих из них прав и обязанностей; представители государства избегают брать на себя какие-либо стесняющие их обязательства (принципал стремится переместить U'1 как можно ближе к ), внимательно следя при этом за исполнением обязательств, возложенных на агента.

"Все, что касается финансирования социальных проектов [как формы перераспределения прибыли] - это сверх налоговых отчислений59. Сумма закладывается по соглашению. А проблемы быть могут запросто... когда компания дала деньги, которые записаны в соглашении, а власть захотела еще денег потом, и снова выходит. При этом дополнительное соглашение никакое не составляется, а собственник говорит, извините, я вам уже дал денег, а вы с меня снова требуете" (серия А, ж., эксперт, регион в Сибирском федеральном округе, 2006 г.).

"Вообще ему [партнерству между государством и бизнесом] полагается быть равноправным. Вот только я не понимаю, как такое может быть, когда одна сторона делает документы, по которым все это партнерство живет, а другая просто подчиняется. Если бизнес это устраивает, он просто говорит: да-да, я - подлежащее, а вы - надлежащее. А вообще мы - частное государственное партнерство" (серия А, м., бывший зам. федерального министра, 2006 г.).

Из трех механизмов исполнения условий контрактов - самоисполнение (self-enforcement), принуждение одной из сторон сделки, принуждение третьей стороной60 - только второй возможен в рассматриваемом контексте, ведь далеко не все условия контракта прописаны, а гарантом его исполнения могут выступать только представители государства. "При осуществлении законного контроля в пределах своей территории государство независимо от какого-либо источника высшей власти"61. Единственное остающееся в распоряжении агента средство заключается в отказе от продолжения бизнеса (стратегия "выхода"),

59 Гэдди и Айкс называют их "неформальными налогами" (Gaddy C., Ickes B. Resource Rents and the Russian Economy. P. 566).

60 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги "Начала", 1997. С. 52 - 55.

61 Beetham D. The Legitimation of Power. P. 122. Разделение властей призвано помочь решить эту проблему внутри страны, однако независимость судебной власти в российском случае вызывает серьезные вопросы. Доказательство этого утверждения - например, с помощью анализа практики подачи судебных исков против представителей государства - выходит за рамки настоящей статьи.

стр. 60
что равнозначно согласию на получение . Учитывая невозвратные издержки (sunk costs), эта величина вполне может оказаться близкой к нулю или даже отрицательной, поэтому принципал вряд ли расценивает угрозы "уйти" как достоверные. Иными словами, имплицитно или эксплицитно выражая свое согласие минимизировать упущенные возможности, агент способствует постоянному воспроизводству господства в результате сочетания интересов.

"Рассматривается ли это как обязательство? Ну, скажем так... на уровне фразеологии - точно рассматривается. Это где-то вот здесь сидит, что "люди от нас ждут". Это расхожее выражение - "люди от нас ждут", "бизнес от нас ждет"... Другое дело... скажем так - я не очень верю в то, что у бизнеса есть действительно инструменты для энфорсмента" (серия А, ж., эксперт ряда федеральных министерств, Москва, 2005 г.).

* * *

Неоптимальные исходы могут быть результатом как индивидуального процесса принятия решений, так и взаимодействия. Властные отношения помогают решить некоторые проблемы координации, однако они обусловливают и неоптимальные исходы, по крайней мере для агента. В данной статье исследуется особая модель выбора, укорененная в такой технике навязывания воли, как доминирование в результате сочетания интересов. Она не сводится ни к оптимизации, ни к поиску удовлетворительного решения, ни к принуждению. Принципал действует согласно принципу максимизации, а агент минимизирует упущенные возможности. Асимметрия, характерная для всех форм властных отношений, и проблемы торга по поводу конкретной величины упущенных возможностей указывают на наличие морального измерения в отношениях между принципалом и агентом. Ссылки на общее благо, то есть ренту, захватываемую принципалом и агентом, делают возможным обоснование власти.

Российский случай служит прекрасной иллюстрацией механизма захвата и разделения ренты как движущей силы господства в результате сочетания интересов. Представители государства в России используют широкий спектр источников ренты - от контроля доступа к природным ресурсам до контроля доступа к полю взаимодействий. Пока агент не теряет всех возможностей получения прибыли, доминирование в результате сочетания интересов выглядит обоснованным в терминах общего блага. Однако устойчивость этой модели властных отношений в долгосрочном плане вызывает сомнения: менее благоприятная конъюнктура мировых цен на энергоносители может сделать выигрыш агента отрицательным и, следовательно, развеять миф об общности интересов принципала и агента. Тогда принципал может перейти к использованию техник принуждения, что оставляет значительно меньше возможностей для обоснования. Нынешний экономический кризис предоставляет хорошую возможность для проверки данного утверждения.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/МИНИМИЗАЦИЯ-УПУЩЕННЫХ-ВЫГОД-МОДЕЛИРОВАНИЕ-ВЗАИМООТНОШЕНИЙ-ГОСУДАРСТВА-И-БИЗНЕСА-В-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei GelmanContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gelman

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ОЛЕЙНИК, МИНИМИЗАЦИЯ УПУЩЕННЫХ ВЫГОД: МОДЕЛИРОВАНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В РОССИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/МИНИМИЗАЦИЯ-УПУЩЕННЫХ-ВЫГОД-МОДЕЛИРОВАНИЕ-ВЗАИМООТНОШЕНИЙ-ГОСУДАРСТВА-И-БИЗНЕСА-В-РОССИИ (date of access: 24.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ОЛЕЙНИК:

А. ОЛЕЙНИК → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Gelman
Норильск, Russia
1153 views rating
28.09.2015 (2096 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
При развале материнского ядра на дочерние фрагменты, выделяется энергия, как разница потенциалов взаимодействия. Численно эта энергия равна разности структурных энергий частиц в материнском ядре и в дочерних ядрах.
Catalog: Физика 
12 hours ago · From Владимир Груздов
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
12 hours ago · From Владимир Груздов
Где больше всего денег идет на ставки на спорт? А где стоят самые однорукие бандиты?
Catalog: Экономика 
14 hours ago · From Россия Онлайн
DEUTSCHE IN St. PETERSBURG. EIN BUCK AUF DEN DEUTSCHEN EVANGELISCH-LUTHERISCHEN SMOLENSKI-FRIEDHOF UND IN DIE EUROPAISCHE KULTURGESCHICHTE
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
ГРИГОРИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ РУДОМУ - 80 ЛЕТ
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
ВУДРО ВИЛЬСОН И НОВАЯ РОССИЯ (февраль 1917 - март 1918 г.)
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ
Catalog: История 
20 hours ago · From Россия Онлайн
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МИНИМИЗАЦИЯ УПУЩЕННЫХ ВЫГОД: МОДЕЛИРОВАНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В РОССИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones