Libmonster ID: RU-10196

Л. ГРИГОРЬЕВ, кандидат экономических наук, президент Фонда "Институт энергетики и финансов", декан факультета менеджмента Международного университета в Москве,

В. КРЮКОВ, доктор экономических наук, профессор, замдиректора по научной работе Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, завкафедрой ГУ-ВШЭ

Энергетика в глобальном контексте

В ближайшие десятилетия энергетика останется важнейшей основой развития мировой экономики, несмотря на серьезные изменения в структуре производства и потребления энергоресурсов и на резкое повышение энергоэффективности. Внимание ученых и политиков приковано к вопросам не только поддержания экономического роста, обеспечения благосостояния и борьбы с бедностью, но и ограниченности ресурсов, особенно энергии, наконец, сохранения климата. В Декларации Тысячелетия в 2000 г. было заявлено о необходимости уменьшить как бедность вообще, так и энергетическую бедность в частности. На Конференции ООН по проблемам изменения климата (Копенгаген, декабрь 2009 г.) политика, направленная на сокращение выбросов парниковых газов и изменение характера развития мировой экономики и особенно энергетики, должна получить широкую поддержку. Но это задача долговременная и очень сложная, для ее решения требуются огромные ресурсы1.

Мы полагаем, что мировая экономика (как и российская) стоит перед более трудным выбором путей дальнейшего развития, чем тот, который формулируют политики на языке конкретных целей. Сдвиги в научно-техническом прогрессе и увеличение производства возобновляемых источников энергии не могут происходить быстро без масштабных затрат капитала, серьезного изменения образа жизни массового среднего класса развитых и растущего среднего класса развивающихся стран. Цены на энергоносители выросли "слишком поздно" - теперь нужно перестраивать не только экономику, но и гедонистическую психологию.

Основная проблема заключается в сложившихся моделях хозяйствования и потребления энергоресурсов. Под влиянием роста цен на


1 На встрече 7 ноября 2009 г. в Сент-Эндрюсе (Шотландия) министры финансов G20 обсуждали ассигнования на сокращение выбросов для развивающихся стран в сумме 100 млрд. долл. ежегодно.

стр. 22

нефть с середины 1970-х годов нефтеемкость ВВП стран ОЭСР снизилась вдвое. Но в это же время выросло потребление атомной энергии (до 1986 г.) и природного газа. В таблице 1 приведены данные о связи экономического роста и потребления энергоресурсов в последние десятилетия. Как можно видеть, энергоэкономичность роста в развитых странах перекрывается повышением спроса на энергоносители в развивающихся. Конечно, кризис несколько замедлил эту тенденцию, но в целом трудно обеспечить рост потребления первичной энергии на уровне более 2% в год в течение длительного периода, как это было недавно (см. рис. 1)2.

Таблица 1

Динамика потребления энергии и ВВП, 1986 - 2008 гг. (среднегодовые темпы прироста, в %)

 

ВВП

Потребление первичной энергии

Потребление нефти

1986 - 2002

2003 - 2008

1986 - 2002

2003 - 2008

1986 - 2002

2003 - 2008

Мир

2,9

3,5

1,7

2,9

1,6

1,4

Развитые страны

2,7

2,2

1,5

0,5

1,5

-0,1

США

3,0

2,5

1,5

0,1

1,4

-0,3

ЕС

2,4

2,3

0,4

0,1

0,7

0,0

Япония

2,2

1,7

1,9

0,1

1,1

-1,6

Развивающиеся страны

3,8

6,7

1,9

5,7

1,8

3,6

Бразилия

2,3

4,0

3,1

3,7

2,9

2,5

Россия (ВВП, начиная с 1990 г.)

-2,5

7,0

-1,4

1,3

-3,8

1,2

Индия

5,5

8,7

5,1

5,9

5,9

3,3

Китай

9,5

10,7

4,1

11,2

6,5

7,1

Справочно: средняя цена на нефть, долл. США 2008 г.

 

 

 

 

28,7

63,2

Источники: МВФ, Всемирный банк, ВР.

Мир в целом расходует на накопление примерно 20 - 24% своего ВВП, на развитие энергетики направляется только 1 - 1,2%, или около 5% объема мировых реальных инвестиций. Разумеется, можно повысить эффективность капиталовложений, но вряд ли за счет этого можно решить задачи мировой энергетики: разведывать новые месторождения, преодолевать энергетическую бедность, бороться с негативными изменениями климата, обеспечивать дополнительный экономический рост. Глобальные проблемы человечества слишком сложны и разнообразны, и простые методы здесь не подходят.

Мировой кризис 2008 - 2009 гг. привел к существенному сокращению промышленной активности и нагрузки на транспорт. Как следствие, снизилось потребление нефти и даже энергии в целом. Но каковы перспективы роста спроса на энергию, его структура по видам энергоносителей, реальная (а не политически диктуемая) роль возобновляемых источников в период до 2015 - 2030 гг. (соответствующие


2 См.: Григорьев Л. М. Мировая рецессия и энергетические рынки // Мировой кризис и глобальные перспективы энергетических рынков. М.: ИМЭМО РАН, 2009.

стр. 23

Экономический рост и потребление первичной энергии (в % к предыдущему году)

Рис. 1

оценки см. в таблице 2)? Представляется, что изменение основ производства и потребления энергии в мире, в том числе и нефтегазовых источников, будет происходить несколько медленнее, чем надеются политики и "зеленые". Но процесс перестройки мировой экономики и снижения энергоемкости уже начался - у России есть значительное время на адаптацию к нему, но нет перспектив бесконечно получать природную ренту.

Таблица 2

Оценки спроса на нефть в мире на период до 2030 г. (млн барр./сут.)

 

Факт

WEO 2007 (базовый)

WEO 2009 (базовый)

2008

2015

2030

2015

2030

Мир, всего

84,7

98,5

116,3

88,4

105,2

США

18,5

21,7

23,3

17,9

17,2

ЕС

12,4

14,0

13,8

11,7

11,3

Китай

7,7

11,1

16,5

10,4

16,3

Индия

3,0

3,7

6,5

3,8

6,9

Прочие

43,1

48,0

56,2

44,6

53,5

Источники: МЭА; WEO / МВФ.

Роль российского ТЭК в мировой экономике и задача модернизации страны

В последние два десятилетия Россия играет уникальную роль в снабжении мировой экономики энергоносителями. Масштабы отечественной добычи и экспорта углеводородов значительно превосходят внутренние потребности страны: мы экспортируем 1/3 объема добываемых угля и газа и 2/3 нефти и нефтепродуктов.

Россия производит около 10 - 11,5% объема мировой первичной энергии (см. табл. 3), что в пять раз больше ее доли в мировом ВВП и населении (примерно 2,3%). Это равно четырем объемам потребления Германии (примерно 2,8% мировой первичной энергии): два идет на

стр. 24

Таблица 3

Производство и потребление первичной энергии, 2007 г. (% от мирового)

Страна/регион

Производство

Потребление

ОЭСР

32,1

45,7

США

13,9

19,5

ЕС

7,2

14,6

Япония

0,8

4,3

Развивающиеся страны

67,9

51,6

ОПЕК

18,5

5,9

Россия

10,3*

5,6

Китай

15,2

16,4

* По ВР - 11,3%.

Примечание. 2,7% мирового потребления используется для международных морских и авиационных перевозок. Источник: МЭА.

экспорт, два Россия потребляет сама. Кроме того, мы не осуществляем достаточно глубокую переработку сырья, что приносит огромные прибыли компаниям ЕС (самые известные примеры - мазут и этан).

Расчеты специалистов Всемирного банка3 показывают, что Россия могла бы перейти на современные коммерчески распространенные технологии, вложив примерно 350 млрд. долл. Это позволит сэкономить порядка 45% внутреннего потребления энергии (его динамика показана на рисунке 2).

Динамика ВВП и потребление энергии в России (1989 г. = 100)

Рис. 2

Решение ориентировать внутренние инвестиции на энергосбережение означает неизбежность кардинальных изменений в энергетике, характере энергопотребления и образе жизни россиян, в структуре спроса в промышленности. Иной станет и структура инвестиций по регионам, существенно изменится инфраструктура энергетики. Это повлечет изменение формы связей энергетики с остальной экономикой.


3 Energy Efficiency in Russia: Untapped Reserves % World Bank, IFC %% World Bank Working Paper No 46936. 2008.

стр. 25

В силу технологической сложности такого поворота (пусть постепенного) вероятна серьезная поддержка модернизации обрабатывающей промышленности при условии, что удастся наладить производство соответствующего оборудования. Но использование в этих целях иностранных инвестиций без встроенных системных элементов модернизации было бы шагом назад. Для успешной модернизации страны необходим переход не только к инновациям как основе развития, но и к другой системе связей энергетики и экономики. Только такой системный маневр будет способствовать реальному повышению эффективности энергетического сектора и обеспечит обрабатывающую промышленность и научный сектор долгосрочными предсказуемыми заказами.

Россия инвестирует около 4 - 5% ВВП в свою энергетику (не считая вложений отечественных энергетических компаний за рубежом). При норме накопления 17% ВВП (2000 - 2006 гг. и 2009 г.) на капиталовложения во все другие отрасли оставалось (даже на пике подъема в 2007 - 2008 гг. - 21 - 22%) порядка 13 - 17% ВВП. При этом в период подъема 2000-х годов Россия экспортировала по 10% ВВП сбережений ежегодно. Отметим, что большинство стран на этапе резкого ускорения темпов экономического роста и модернизации имели норму накопления 27 - 30% ВВП. Наша страна пытается развивать экономику, направляя в энергетику значительно больше капиталовложений, чем другие страны. Возникает проблема формирования такой модели развития, которая, с одной стороны, имела бы инновационную направленность, а с другой - учитывала бы особенности развития энергетики.

На российской энергетике - прежде всего на нефтегазовом секторе - лежит огромная нагрузка, как финансовая, так и политическая. Интересы государства носят в основном фискальный характер - от экспорта (и цены) зависят доходы бюджета, покрывающие растущие социальные мандаты федерального бюджета. Устойчивость данного сектора влияет на положение во многих регионах (в том числе и столичном). Величина доходов (сбережений) сектора определяет его возможности заемного финансирования, что оказывает огромное воздействие не только на долговую ситуацию страны (включая рейтинги), но и на характер развития всей частной финансовой системы.

Несмотря на широкую дискуссию о модернизации экономики, демонстрируемое стремление перейти на инновационный путь развития, отойти от сырьевой ориентации экономики, в действительности роль нефтегазового сектора устойчиво повышается. В 2000-е годы Россия продолжала развиваться как сырьевая страна, сильно зависящая от конъюнктуры цен на энергоресурсы, имеющая несовременную структуру экономики, для нее характерны повышенное расходование энергоресурсов и снижение квалификационных требований к рабочей силе4.

Выбор своего пути в энергетической политике, энергосбережении во многом зависит от нашей эффективности, а также от того, как будут реинвестироваться экспортные доходы. Вместе с тем не надо питать иллюзий относительно объективных интересов зарубежных потреби-


4 См.: Григорьев Л. М. и др. Обзор состояния делового климата в Российской Федерации / РСПП, Общественная палата РФ. М., 2007.

стр. 26

телей - от нас ждут больше энергоносителей по разумным ценам. Поэтому при осуществлении маневра в энергетике надо учитывать не только взаимоотношения между отечественными энергетическими компаниями и бюджетом, но и намного более сложный комплекс международных интересов.

26 ноября 2009 г. распоряжением председателя правительства РФ была утверждена Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. Она содержит важные направления развития ТЭК с точки зрения повышения эффективности его функционирования5. Вместе с тем последствия экономического кризиса, переход на возобновляемые источники энергии, ожидаемые прорывы в технологиях в ближайшие десятилетия потребуют большей гибкости от российских компаний, усиления внимания государства к институциональным условиям их функционирования. Острая фаза глобального кризиса 2008 - 2009 гг. сменяется периодом сложной адаптации мирового бизнеса и стран к новым условиям. Неопределенность и турбулентность на рынках сохранятся еще в течение нескольких лет (так было и после кризиса и первого нефтяного шока 1973 - 1975 гг.).

Исчерпание возможностей старой модели развития ТЭК

Развитие нефтегазового сектора России по экстенсивному, по сути инерционному, пути будет означать утрату позиций нашей страны в мировой экономике и мировом сообществе. В России сложился консенсус по поводу необходимости преодолеть сырьевую ориентацию экономики, ускорить развитие новых и прорывных технологий, тем самым избавиться от синдрома "сырьевой отсталости". Но как и за счет каких ресурсов можно осуществить столь радикальный и масштабный маневр?

Есть традиционное решение: средства надо брать из сырьевого сектора экономики. Например, аккумулировать все поступающие в виде налогов основные финансовые ресурсы в государственном бюджете (в его федеральной части), а затем перенаправить их на финансирование прорывных технологий и модернизацию национальной экономики. Главные преимущества такой схемы - простота, прозрачность, определенность и на первый взгляд легкая администрируемость (якобы низкая коррупционная направленность).

Сегодня очевидно, что недостатки подобного подхода значительно перевешивают его немногочисленные достоинства. Главный недостаток - невысокая заинтересованность ведущих нефтегазовых компаний в кардинальном изменении ситуации в нефтегазовом секторе. Главным приоритетом остается получение доступа к новым - относительно более эффективным по сравнению со значительно выработанными - месторождениям. При таком положении вещей ТЭК сам становится проблемной сферой экономики. Происходит отрыв приоритетов


5 См.: www.minenergo.gov.ru/documents/zakon/.

стр. 27

и направлений модернизации экономики от ее реальной динамики, страна теряет свое место в системе международного разделения труда - стагнирующий нефтегазовый сектор не способствует укреплению позиций национальной экономики.

Необходимо пересмотреть отношение к нефтегазовому сектору: из синонима экономической, технологической и научно-технической "традиционности", где преобладают технологии середины XX в., он должен превратиться в высокотехнологичную и наукоемкую сферу экономики. Теория "ресурсного проклятия" не действует в Канаде, Норвегии и других странах, России также надо искать возможности уйти от этой угрозы.

О том, что такие возможности существуют, свидетельствует значительный прорыв в оценках ресурсной базы добычи газа на территории США, сделанный в самое последнее время. Использование новых технологий на фоне эффективной структуры сектора и гибкой системы государственного регулирования привело к переводу в разряд доступных ресурсов сланцевого газа (shale gas), что существенно меняет представления о перспективных потребностях США в поставках газа извне, прежде всего в форме сжиженного природного газа (СПГ), импорт которого к 2030 г. может резко сократиться.

Сложившаяся в нашей стране модель интеграции нефтегазового сектора в национальную экономику не позволяет ему выйти на новый уровень эффективности и связей с другими отраслями. Эта модель сформировалась еще в эпоху централизованного планирования, но и сейчас схема взаимодействия и вся система связей остались, по сути, прежними. Все основные связи идут по линии "крупные корпорации - органы управления исполнительной власти федерального уровня". (И это в стране с федеративным устройством, что предполагает определенную децентрализацию.)

Сегодня нефтегазовый сектор выступает "донором" государственного бюджета: изъятию подлежат не только доходы рентного характера, но и (частично) амортизационные отчисления (не говоря уже о части полученной прибыли). Нехватка финансовых средств, в первую очередь на поддержание ранее созданных мощностей, а также для развития новых, вынужденно компенсируется через заемное (прежде всего внешнее) финансирование под гарантии будущей добычи высоколиквидных энергоресурсов. Прибыль, которая остается в распоряжении компаний, в 2000-е годы в первоочередном порядке направлялась на различные корпоративные нужды (частично на выплату дивидендов) и лишь в незначительной степени - на финансирование программ модернизации и развития. Выплата больших дивидендов рациональна только в случае широкого использования возможностей фондового рынка с целью привлечь финансовые средства для осуществления инвестиций. В нефтегазовом секторе России фондовый рынок не играет значительной роли с точки зрения привлечения финансовых ресурсов для реализации новых проектов или модернизации действующих комплексов. Поэтому выплата больших дивидендов - не что иное, как доход квазирентного характера собственников блокирующих пакетов акций.

Сначала такую схему применила компания "Сибнефть", потом ЮКОС, в меньшей степени - "ЛУКойл". Как следствие, за истекшие

стр. 28

два десятилетия ухудшились все показатели, характеризующие состояние основных активов в нефтегазовом секторе. Есть определенные исключения из правил: это "Сургутнефтегаз" и проекты, реализуемые на принципах соглашений о разделе продукции (СРП).

Результирующий показатель состояния основного актива нефтяной отрасли - коэффициент нефтеотдачи - снизился с докризисного уровня 44% до критически низкой отметки 31%. В мире данный показатель неуклонно растет и его усредненная величина приближается к 36%. Особенно впечатляющих успехов достигли старые и зрелые (с точки зрения состояния ресурсной базы) нефтедобывающие страны, прежде всего США и Норвегия, где данный показатель уже приближается к 50%. Это означает, что ресурсная база добычи нефти также увеличивается. В числе основных причин подобной тенденции можно отметить повышение наукоемкости нефтедобывающей промышленности. Развиваются не только прикладные исследования, но и фундаментальные, в том числе за счет государственной поддержки. Одновременно повышается степень адекватности ресурсного режима - как норм и правил, регулирующих процессы добычи углеводородов, так и организационной структуры нефтедобывающего сектора.

В этих странах нефтегазовый сектор интегрирован в национальную экономику через разветвленную систему горизонтальных связей. Она охватывает: поставки оборудования, привлечение кадров специалистов, поиск новых научно-технических решений и подходов к преодолению возникающих проблем, использование добытых углеводородов и регулирование деятельности компаний для совмещения национальных (не только фискальных) и корпоративных интересов. Последнее особенно примечательно: классическая продуктовая вертикальная интеграция, на которой основана российская нефтяная промышленность, давно канула в Лету.

Для инерционной модели включения нефтегазового сектора в российскую экономику характерны его недоинвестирование, острые проблемы обновления основных фондов и создания новых производственных мощностей. В сложившейся ситуации с инвестициями в ТЭК государство должно принять меры по поддержке формирования и целевого использования инвестиционных ресурсов. По оценкам нефтяных компаний, у них не остается средств для реализации новых проектов (при том уровне издержек и той структуре распределения прибыли, которые у них складываются в рамках существующей институциональной системы). Из-за большой фискальной нагрузки разработка до 36% разведанных запасов и до 93% новых месторождений оказывается нерентабельной. В результате неясны среднесрочные перспективы поставщиков оборудования в российской промышленности, поскольку инвестиционные процессы нефтегазовых компаний должны быть включены в систему связей сектора с остальной экономикой. В такой ситуации в случае инициирования новых крупных проектов или введения льгот опять придется приобретать оборудование на внешнем рынке.

Каковы итоги развития нефтегазовой промышленности за истекшие с начала реформ годы?

С 1989 г. происходило сначала постепенное, а с 1991 г. - обвальное сокращение добычи нефти. К концу 1990-х годов ее производство в России стабилизировалось на уровне 300 - 307 млн. т, или 8 - 9% общемировой добычи. Основные причины падения - разрыв хозяйственных связей, изменение организационной структуры отрасли, естественное истощение ряда крупных месторождений (Самотлор и др.), снижение

стр. 29

внутреннего спроса и инвестиций. Особенно тяжелое положение сложилось в 1990-е годы с подготовкой новых запасов нефти, в этой области до сих пор не удалось выйти из кризисного состояния6.

Благодаря росту мировых цен в 1999 - 2008 гг., стабилизации к концу 1990-х годов организационно-экономической структуры отрасли, массовому (избирательному) применению технологий интенсификации добычи, увеличению инвестиций добыча нефти быстро росла. При этом увеличивались объемы сжигания нефтяного попутного газа, качество разработки месторождений оставалось на низком уровне, снижались показатели извлечения нефти из недр (по отношению к возможному ее извлечению при условии рациональной разработки месторождений). Активное применение методов интенсификации добычи нефти, особенно в 2000 - 2005 гг., в последующем стало приводить к замедлению роста производства, а затем на ряде месторождений - к его обвальному падению. При исключительно высоких мировых ценах на нефть в 2006 - 2008 гг. в России сначала снизились темпы роста добычи нефти, а с 2008 г. произошло абсолютное сокращение добычи. В 2008 г. производство нефти и газового конденсата в РФ составило около 488,5 млн. т (первое место в мире, примерно на 10% больше, чем в Саудовской Аравии), но одновременно впервые за последние десять лет этот показатель уменьшился на 0,51%. В I квартале 2009 г. добыча снизилась еще примерно на 1% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Улучшить картину (но не ситуацию) позволил ввод крупного Ванкорского нефтегазового месторождения в Красноярском крае.

В настоящее время для большинства эксплуатируемых месторождений Западной Сибири и Европейской части страны характерны стабилизация и постепенное снижение уровня добычи. Освоение месторождений в новых нефтегазоносных провинциях сдерживается из-за отсутствия современной специализированной инфраструктуры и неадекватной институциональной системы: совокупности условий - начиная от формы собственности на активы ведущих нефтяных компаний (частной в противовес публичной в индустриально развитых странах мира) и заканчивая условиями доступа к недрам и реализации добытых углеводородов. В итоге в последние годы в России темп ввода новых скважин устойчиво сокращается. Так, в 2005 - 2007 гг. он составил 1,2 - 1,7% в год. Большинство вертикально интегрированных компаний страны в 2008 г. увеличили количество эксплуатационных скважин, что обусловлено необходимостью поддерживать уровень добычи. Снизили этот показатель только "Роснефть" и ТНК-ВР.

Несмотря на прирост числа скважин, дающих продукцию (со 131,1 тыс. до 133,1 тыс. шт.), в большинстве компаний продолжается стагнация либо снижение добычи, что отражает сокращение средней


6 См.: Kryukov V., Moe A. Russia's Oil Industry: Risk Aversion in a Risk-prone Environment // Eurasian Geography and Economics. 2007. Vol. 48, No 3. P. 269 - 288; Kryukov V., Moe A. Petroleum Exploration in Russia - a Policy Appraisal. Working Paper / RUSSCASP Project. Oslo, 2009. Sept. www.fni.no; Орлов В. П. К вопросу о долгосрочной стратегии развития геологической службы страны // Минеральные ресурсы России: экономика и управление. 2009. N 2. С. 3 - 5.

стр. 30

производительности одной скважины и падение дебитов. Средний дебит скважин в нефтяных компаниях России составил в 2008 г. 10,1 т в сутки. В последние годы темпы прироста эксплуатационного бурения существенно снизились (в 2005 - 2007 гг. они варьировали в диапазоне 18 - 26%). Объем бурения в 2008 г. увеличился лишь на 6,5% - с 13,7 млн. до 14,6 млн. м.

По оценкам Минэнерго РФ, совокупный дефицит инвестиций в нефтяной отрасли в 2009 г. превысит 200 млрд. руб. (динамика капитальных вложений в добычу нефти представлена на рисунке 3). С определенным лагом по пути нефтяной промышленности идет газовая. По оценкам Института энергетической стратегии, в 2004 - 2008 гг. добыча газа недоинвестирована на 122 млрд. руб. Большая часть добычи газа все еще обеспечивается за счет разработки сеноманских залежей природного газа (их запасы оцениваются в 25 трлн куб. м). Однако месторождения в основном добывающем районе - Надым-Пур-Тазовском, такие как Уренгой, Ямбург, Медвежье, обеспечивающие большую часть годовой добычи газа, вступили в стадию падающей добычи. Для ее поддержания ОАО "Газпром" в 2001 - 2006 гг. ввел в эксплуатацию Заполярное (проектная мощность 100 млрд. куб. м), Песцовое (27,5 млрд. куб. м), Еты-Пуровское (15 млрд. куб. м), Ен-Яхинское и другие месторождения.

Динамика капвложений в добычу нефти в России

Рис. 3

Текущие разведанные запасы природного газа в нашей стране позволяют увеличить его добычу и удерживать ее на высоком уровне в течение многих лет. Россия может значительно нарастить промышленные запасы природного газа за счет как предварительно оцененных запасов, так и локализованных ресурсов. В то же время отметим, что, несмотря на рост числа перспективных объектов, значительно уменьшились их средние запасы, многие из них расположены в отдаленных районах с тяжелыми климатическими условиями, в том числе на море.

В таких условиях становится актуальной проблема освоения других видов газов - например газоконденсатных. Однако для этого требуются новые технологии по извлечению низконапорных газов, их утилизации, строительство новых ГПЗ для переработки технологических газов, извлечения из них конденсата, этана, пропана, бутана и других газов, из которых можно получать большой ассортимент химических продуктов.

стр. 31

О формировании новой системы взаимосвязей ТЭК и других секторов экономики

При выборе эффективной модели функционирования нефтегазового сектора возникает проблема повышения его восприимчивости к новым технологиям и их комплексному и системному применению. Важен и вопрос появления таких технологий - разрабатывать их самим, если да, то какие и как; если заимствовать, то как и в какой форме? Россия выбрала путь заимствований - несмотря на наличие множества разработанных российскими учеными и инженерами технологий и технических систем для их реализации, основные технологии, а также, как правило, наиболее критичные виды оборудования закупаются за рубежом.

В рамках подготовки встречи G8 в Санкт-Петербурге в 2006 г. был разработан новый подход к освоению и передаче технологий. Его суть состоит в обмене активами - допуск иностранных партнеров к освоению и разработке месторождений нефти и газа в обмен на допуск к распределительным сетям, мощностям по переработке и пр. (с целью создать условия для обмена опытом и технологиями). В этом случае все решения принимаются на федеральном уровне - данный подход закреплен законодательно в связи с появлением статуса стратегических запасов углеводородов.

Но такой подход игнорирует горизонтальные связи и среду, которая формируется на проектном уровне. Большое значение приобретает взаимодействие местных поставщиков и зарубежных компаний. У первых есть возможность эффективно поставлять местные товары и услуги, но сначала им может не хватать доступа к передовым мировым технологиям. Норвежский опыт показывает, что такое взаимодействие способствует ускорению развития местных компаний-поставщиков путем включения их в отраслевые процессы, происходящие в мировом нефтегазовом секторе (см. ниже). Однако для этого требуется эффективная система регулирования нефтегазового сектора.

Как известно, регулирование может быть результативным или предписывающим. Привлечение компаний с международным опытом позволяет использовать новейшие высокоэффективные технологии для достижения желаемых результатов. Поэтому регулирование должно быть прежде всего ориентировано на результат - повышение эффективности освоения месторождений за счет применения современных технологий. Здесь важно сформировать адекватную законодательную базу и систему регулирования на основе проектного принципа.

Данный принцип, в свою очередь, предполагает формирование ядра проектов. Его составляют крупнейшие проекты нефтегазового сектора, реализация которых должна сопровождаться мерами по повышению инвестиционной привлекательности остальных секторов экономики, поддержке и развитию малого и среднего бизнеса. Одна из основных задач реализации таких проектов - формирование системы мультипликативных связей в экономике России: от добычи полезных ископаемых до их переработки (с получением конкурентоспособных продуктов с высокой добавленной стоимостью), включая широкое

стр. 32

использование на всех этапах локальных производственно-технических, научных и кадровых ресурсов.

Потенциальная ценность запасов полезных ископаемых в регионах позволяет рассматривать минерально-сырьевой комплекс как базис устойчивого развития страны на длительную перспективу. Это не противоречит программам ускоренного формирования сектора высокотехнологичных отраслей промышленности, производств, работающих на внутренний рынок, предприятий строительного комплекса и т. п. Масштабы сырьевого сектора экономики позволяют осуществить на основе как имеющегося, так и перспективного портфеля проектов реальный прорыв в сфере развития наукоемких технологий и финансирования инфраструктурных проектов. Об этом свидетельствует, в частности, опыт Норвегии, Канады и США.

Сырьевой сектор экономики имеет ряд особенностей, отличающих его от других отраслей. Во-первых, это высокая капиталоемкость проектов освоения и использования природных ресурсов, особенно стратегических (нефти, газа, урана, полиметаллов и пр.). Во-вторых, длительные сроки реализации проектов. В-третьих, усложнение техники и технологии поисков, разведки, освоения, добычи и переработки полезных ископаемых. В-четвертых, значительное влияние институциональных условий (нормы, правила и процедуры освоения минерально-сырьевых ресурсов и их последующего использования).

Один из авторов настоящей статьи на протяжении последних лет активно разрабатывает концепцию "социально-экономической ценности" минерально-сырьевых ресурсов. Ее суть состоит в том, что потенциальная отдача от освоения природных ресурсов - как истощаемых, так и возобновляемых - определяется совокупностью технических, исторических и социальных факторов и условий7. Вместе с тем потенциальный и реальный эффекты от освоения и использования природных ресурсов могут существенно различаться в силу действия институциональных факторов и условий. При их неполноте (с точки зрения достижения общественных целей и приоритетов) значительная часть потенциальной ценности природных ресурсов реализуется в форме ренты в интересах отдельных олигархических групп или даже физических лиц.

В случае нефти и газа общественным интересам отвечают, например, рост показателя конечной нефтеотдачи (степени извлечения запасов из недр) и уменьшение объемов низконапорного газа, остающегося в залежах. Но в России в последние годы и коэффициент нефтеизвлечения, и показатели объема низконапорного газа ухудшаются, что стало следствием неэффективности институциональной системы освоения и использования нефтегазовых ресурсов, а также влияния монопольной структуры нефтегазового сектора, которая сложилась в нашей стране. Если в России в целом наблюдаются олигополия при добыче нефти и монополия при добыче газа, то на значительных территориях страны существует монополия на природные ресурсы в "чистом" виде.


7 Крюков В. А. Государственное регулирование нефтегазового сектора - необходимость и целесообразность применения эволюционного подхода на практике // Минеральные ресурсы России: экономика и управление. 2003. N 3 - 4;Крюков В. Анализ развития системы недропользования в России (о необходимости ужесточения институциональных условий) // Вопросы экономики. 2006. N 1.

стр. 33

Аукционный принцип (в сочетании с поддержкой компаний с государственным участием) предоставления прав на пользование недрами (в противовес конкурсному - потенциально более "коррупционно опасному") привел к тому, что большие пакеты лицензий в пределах огромных территорий страны оказались в руках крупных трансрегиональных корпораций (ОАО "Роснефть", ОАО "Газпром", ОАО "Норильский никель", ОАО "СУЭК" и др.). Эти компании из-за неполноты институциональной системы, призванной регулировать их деятельность, получили в свое распоряжение значительные природные активы и возможность определять динамику технического и технологического прогресса при их освоении и использовании. В такой ситуации рыночная среда не в состоянии обеспечить развитие ситуации в желаемом направлении и преодолеть застой в технической и технологической областях.

Выход из сложившегося положения, на наш взгляд, состоит в последовательном проведении в жизнь упомянутого проектного принципа освоения и использования минерально-сырьевых ресурсов. Современная политика недропользования в России не позволяет решать социально-экономические проблемы страны, - как правило, дело ограничивается уплатой налогов, сохранением рабочих мест и выполнением требований по достижению уровня проектных показателей добычи минерально-сырьевых ресурсов. Более того, социальные мероприятия, которые осуществляют добывающие компании, с финансово-экономической точки зрения несопоставимы с выгодами, которые они в итоге получают. Ситуация усугубляется также широким использованием внутрирасчетных цен и корпоративных тарифов. Кроме того, наблюдаются классические "ножницы цен": цена на сырье поддерживается на низком уровне, а на промышленную продукцию (оборудование и производственно-технические услуги) формируется на повышенном рыночном.

Мы предлагаем следующий подход8:

- провести инвентаризацию всего ресурсного потенциала России и выявить структурно-определяющие и основные проекты в сфере освоения и добычи полезных ископаемых;

- оценить конкурентоспособность применяемых при реализации данных проектов и освоении месторождений технических, технологических, социальных и организационно-экономических подходов и решений;

- определить направления изменения ситуации в случае ее несоответствия современным требованиям и условиям;

- разработать комплекс мер научно-технического, исследовательского и проектно-технологического характера на основе предложений по изменению ситуации;

- создать горизонт сравнительно устойчивого спроса на продукцию машиностроения и строительства (фактически в пределах нескольких пунктов ВВП) - условие модернизации машиностроения и повышения его научно-технического уровня.


8 Крюков В. А., Шафраник Ю. К., Шмат В. В. О переходе нефтегазового сектора России к инновационной модели развития // Нефтегазовый сектор России в теории и на практике. Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2003; Крюков В. А., Шмат В. В. Инновационный процесс в нефтедобыче и народнохозяйственные интересы: гармонизирующий потенциал институционального подхода в госрегулировании отрасли // Российский экономический журнал. 2005. N 3.

стр. 34

Предлагаемый подход широко используется в Канаде, Норвегии, Бразилии и ряде других стран. Он повышает качество долгосрочного планирования и прогнозирования, не нарушает коммерческие интересы держателей лицензий, но обеспечивает более четкое видение перспективы как для федеральных органов власти (в части налоговых льгот), так и для регионов и, что особенно важно, национальной промышленности.

Норвежская нефтяная промышленность может рассматриваться как пример экономического и технологического успеха. Менее чем за 30 лет Норвегии удалось вывести нефтяную промышленность на мировой уровень в плане как применяемых организационных решений, так и используемых технологий. В некоторых областях, в частности подводные технологии добычи углеводородов, норвежский "нефтяной кластер" стал мировым лидером. Передовое оборудование для внутреннего рынка наряду с экономически эффективными и гибкими решениями позднее оказались востребованы и на мировом рынке. Норвежские компании в настоящее время участвуют в осуществлении ряда наиболее значимых международных проектов - от Сахалина на востоке до Бразилии на западе и Анголы на юге. Кроме того, ряд малых и средних по размеру компаний, имеющих специфические ("нишевые") продукты и технологии, близки к выходу на зарубежные рынки. Местные поставщики товаров и услуг для нефтегазового сектора со временем вошли в число мировых лидеров. Начало такому развитию было положено в процессе объединения усилий норвежских и зарубежных компаний при выполнении работ на норвежском континентальном шельфе. Сейчас подрядный сегмент нефтегазового сектора страны - одна из крупнейших отраслей промышленности, которая оказывает услуги по всему миру. Многие фирмы стали быстрорастущими международными компаниями9.

В Норвегии сразу осознали, что в условиях государственной собственности на недра государство-собственник может требовать больше, чем только деньги, в зависимости от ситуации и переговорной силы. Наиболее приемлемый подход: развивать поставки товаров и услуг местного происхождения для нужд нефтяной промышленности и формировать на этой основе современный и конкурентоспособный кластер.

На наш взгляд, при освоении сырьевых ресурсов вопросы научно-технической политики следует рассматривать и в контексте формирования новой модели взаимодействия бизнеса и власти. Социальная ответственность крупного бизнеса (при монопольном положении в границах значительных территорий страны) должна предполагать обеспечение устойчивого социально-экономического и экологического развития данных территорий.

При совершенствовании структурной и инвестиционной политики в стране особое внимание нужно уделять возможностям использовать кластерные инициативы. Кластеры как сообщества фирм, тесно связанных отраслей, способствующих росту конкурентоспособности друг друга, играют роль "локомотивов" инноваций, точек роста внутреннего рынка и основы международной экспансии.

Для реализации кластерных инициатив в России необходима скоординированная макроэкономическая, региональная и промышленная политика. Кластеры возникают и развиваются самостоятельно только в условиях сложившейся производственно-технологической


9 См.: Oystein N. Norway: Economic Diversification and the Petroleum Industry // The Gulf Oil and Gas Sector: Potential and Constraints. Abu Dhabi: ECSSR, 2005.

стр. 35

инфраструктуры и горизонтальных связей рыночного типа. Ни в одном секторе российской экономики подобных условий нет - в ней по-прежнему доминируют крупные и сверхкрупные производственно-финансовые структуры. Их внутренняя политика в сфере закупок оборудования, удовлетворения потребности в услугах производственно-технического характера может определять положение в целой отрасли. Поскольку большинство крупных корпораций используют природно-ресурсный потенциал страны, государство вправе предъявить им ряд требований с целью изменить систему производственно-хозяйственных связей и обеспечить формирование новых кластеров в экономике региона.

Нормы и правила, связанные с использованием и развитием инфраструктуры региона, должны стимулировать привлечение частных инвестиций в реализацию проектов освоения природно-ресурсного потенциала. Наиболее целесообразной формой здесь может стать государственно-частное партнерство, в рамках которого при обеспечении государственных целей и приоритетов бизнес получает возможность участвовать на стадии не только сооружения (например, в строительстве трубопроводов), но и последующего использования созданных объектов. Долгосрочный и предсказуемый характер проектов в нефтегазовой промышленности поможет развитию машиностроения и инноваций в этой современной отрасли экономики.

* * *

В настоящее время система недропользования в России ориентирована на предоставление прав пользования недрами, а не на их эффективное освоение. С одной стороны, условия пользования недрами должны учитывать особенности их освоения и специфику ситуации в нефтегазовом секторе и экономике страны в целом, а с другой -способствовать формированию горизонтальных связей с остальной экономикой.

Необходим комплекс мер стимулирующего характера по привлечению частных инвестиций в сферу воспроизводства ресурсной базы и освоения недр. По мере ухудшения экономической ситуации и условий освоения недр в большинстве стран институциональный режим недропользования становится более либеральным. В России же доступ к недрам усложняется и все больше бюрократизируется. Упомянем лишь введение в практику понятия "стратегическое месторождение" (в итоге около 70% ресурсной базы добычи нефти оказалось отнесено к данной категории), а также лицензирование доступа к недрам на основе программ. Такие меры создают серьезные барьеры для малых и средних независимых и инновационных компаний и усугубляют действие отмеченных выше негативных факторов.

При определении доли российского участия в реализации того или иного проекта правительственные чиновники ориентируются на происхождение не конкретных технических решений (представленных технологиями и оборудованием), а компании-поставщика. В результате

стр. 36

она, как правило, имеет отечественные корни (точнее, регистрацию), а оборудование (особенно его научно-техническая составляющая, определяющая качественные характеристики технологического процесса) поставляется из-за рубежа.

С точки зрения создания системы горизонтальных связей очень важно сформировать эффективный специализированный сервисный сектор. Объем услуг и работ, выполняемых сервисными компаниями, превышает 15 млрд. долл. в год. В то же время инновационные компании (имеющие уникальный опыт и технологии) не могут попасть на рынки соответствующих видов работ из-за исторического закрепления последних за сервисными подразделениями крупных вертикально интегрированных компаний (около 60% рынка сервисных работ в нефтяной отрасли страны).

Чтобы укрепить связи ТЭК с остальной экономикой и повысить эффективность освоения и использования природных ресурсов, необходимы целенаправленные усилия по формированию соответствующей системы государственного регулирования. Сделать этот сектор более эффективным за счет действия только рыночных механизмов невозможно, если не устранить имеющиеся многочисленные барьеры и препятствия. Время простых решений - например, приватизация или (затем) возврат активов в руки компаний с государственным участием, - прошло. Не следует забывать и о роли ТЭК в модернизации отечественной экономики, и о сложной игре на мировых рынках при активном участии политиков других стран. Российская энергетика должна быть готова и к жесткой конкуренции при замедлении спроса на энергоносители, и к росту спроса в случае мирового экономического подъема без адекватного повышения энергоэффективности.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/МИРОВАЯ-ЭНЕРГЕТИКА-НА-ПЕРЕКРЕСТКЕ-ДОРОГ-КАКОЙ-ПУТЬ-ВЫБРАТЬ-РОССИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. ГРИГОРЬЕВ, В. КРЮКОВ, МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИКА НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ДОРОГ: КАКОЙ ПУТЬ ВЫБРАТЬ РОССИИ? // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/МИРОВАЯ-ЭНЕРГЕТИКА-НА-ПЕРЕКРЕСТКЕ-ДОРОГ-КАКОЙ-ПУТЬ-ВЫБРАТЬ-РОССИИ (date of access: 15.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. ГРИГОРЬЕВ, В. КРЮКОВ:

Л. ГРИГОРЬЕВ, В. КРЮКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
595 views rating
07.10.2015 (2077 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БЕСЕДА ПРОФЕССОРА Г. А. КУМАНЕВА С М. Г. ПЕРВУХИНЫМ (из магнитофонной записи 4 мая 1975 г.)
13 hours ago · From Россия Онлайн
ОПЕРАЦИЯ "ТОЛСТОЙ". ВИЗИТ У. ЧЕРЧИЛЛЯ В МОСКВУ В ОКТЯБРЕ 1944 г.
Catalog: История 
13 hours ago · From Россия Онлайн
НОВЫЕ ДАННЫЕ О КАРИБСКОМ КРИЗИСЕ 1962 г.
Catalog: История 
14 hours ago · From Россия Онлайн
ЛЕГЕНДА О НАУМАНЕ
Catalog: История 
14 hours ago · From Россия Онлайн
Между тем, ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику эфире. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются не только электроны, но и плюсовые электроны. И в третьих тем, что если минусовые электроны могут распространяться внутри проводников в качестве свободных электронов, то плюсовые электроны могут существовать только как эфирные токи, которые способны генерировать плюсовые электроны в качестве античастицы минусовым электронов.
Catalog: Физика 
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ Р. Р. РОЗЕН
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КАНЦЛЕР А. М. ГОРЧАКОВ: ТРИУМФ В ЛОНДОНЕ И ЧЕРНЫЕ ДНИ В БЕРЛИНЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МИРОВАЯ ЭНЕРГЕТИКА НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ДОРОГ: КАКОЙ ПУТЬ ВЫБРАТЬ РОССИИ?
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones