Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-14856
Author(s) of the publication: А. М. Соловьева

Share this article with friends

7 (19) января 1885 г. в Орехово-Зуеве Владимирской губ. вспыхнула многотысячная забастовка текстильщиков на фабриках, принадлежавших "Товариществу Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К о ". Она вошла в историю российского рабочего движения под названием "Морозовская стачка" и стала событием, ознаменовавшим переход рабочего класса страны к массовой и организованной борьбе против капитала. Морозовская стачка была закономерным явлением в истории пролетарского движения. После отмены крепостного права в России быстро стал развиваться промышленный капитализм. Особенно интенсивно росла хлопчатобумажная индустрия. В ней наблюдался наивысший уровень концентрации производства и рабочей силы, наибольший рост капитала и прибылей. По темпам такого развития в авангарде находилась Никольская мануфактура, к середине 80-х годов занимавшая первое место в хлопчатобумажной промышленности по численности рабочих и третье - по масштабам производства. Это был крупный текстильный комбинат, состоявший из ряда главных, вспомогательных, филиальных и зависимых предприятий. Основное производство было сосредоточено в фабричном поселке Никольском, входившем в состав Орехово-Зуевского промышленного центра 1 .

Для Никольской мануфактуры была характерна высокая эксплуатация труда, позволявшая Морозовым получать огромные прибыли. Так, в 1874 - 1884 гг. прибыль составила свыше 9 млн. рублей 2 . Специалисты уже отмечали, что Морозовы стремились за счет "низкооплачиваемого, безропотно эксплуатируемого "рабочего населения" своих фабрик выжимать огромные прибыли, не прибегая к техническому переоборудованию предприятий по возможности в течение длительного времени" 3 . На службе у морозовских миллионов состояла сеть служилой иерархии вплоть до местного духовенства, активно использовавшегося фабрикантами для порабощения рабочих. Орехово-Зуево являлось своего рода вотчиной Морозовых, сосредоточивших в своих руках почти всю полноту гражданской власти. В зависимости от них находился полицейский надзиратель, получавший от правления по 14 коп. за каждого Никольского рабочего, что составляло в целом немалую сумму. Глава мануфактуры Тимофей Морозов являлся почетным мировым судьей Покровского уезда Владимирской губ. и, как говорили рабочие, арапником и розгами вершил свой суд. Благодаря подкупам и взяткам Морозовы наладили связи в высших бюрократических сферах и широко пользовались отлаженной карательной машиной, обеспечивавшей им безнаказанный произвол.

На фабриках и в жилых казармах мануфактуры царил едва ли не тюремный режим. Против "подстрекателей к беспорядку" были заведены "Порочные секретные книги" с выдачей "волчьего билета". Одно время действовала фабричная тюремная "сторожка", где хозяйские сторожа плетками и палками расправлялись с непокорны-


1 Орехово-Зуево, расположенное в 90 км от Москвы по линии Московско- Нижегородской (ныне Горьковской) железной дороги, стало. промышленным центром в середине XIX в. в результате слияния деревень Зуево и Дубровки на левом берегу р. Клязьма и с. Орехово с примыкавшим к нему фабричным поселком Никольским на противоположном берегу. Статус города получило летом 1917 года.

2 ЦГИА г. Москвы, ф. 342, "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К о ", оп. 5, д. 27, лл. 1 - 27.

3 Панкратова А. М. Историческое значение Морозовской стачки. В кн.: Морозовская стачка. 1885 - 1935. М. 1935, с. 6.

стр. 178


ми. Кроме общепринятых правил найма, на мануфактуре действовали "Особые правила по фабрике": фабрикант произвольно проводил ежемесячные удержания в размере 25% заработной платы на случай самовольного ухода рабочего. Хищнический характер носила система штрафов, превращенная в орудие дополнительного обогащения. Земский обследователь, посетивший мануфактуру в 1882 г., писал: "Штраф здесь - за все и на каждом шагу. Штрафы поглощают здесь 20 - 30% и более из общего заработка. Штраф, как дамоклов меч, висит над рабочим за каждый опрометчивый шаг его, за каждый проступок... Штрафы, всевозможные вычеты и взыскания роковым образом отзываются на положении рабочих, обездоливая их, лишая их самостоятельности и благосостояния" 4 . За 1881 -1884 гг. штрафы на мануфактуре увеличились на 155%. Т. С. Морозов приказал штрафовать "без предъявления товара" (администрация могла сказать рабочему, что у него получился брак, не показывая ему сданного им изделия) за любую работу, а в случае недовольства рабочих увеличивать штраф вдвое, угрожая расчетом 5 . "Штрафы означают подневольное положение рабочих, - указывал В. И. Ленин, - подчинение их капиталистам" 6 .

На морозовских предприятиях той поры уже сложилась новая социальная сила - фабрично-заводской пролетариат. За 1861 - 1883 гг. численность постоянных Никольских фабричных рабочих увеличилась в 5 раз, достигнув 10,5 тыс. человек 7 . Темпы роста постоянного контингента текстильщиков и его концентрации были здесь наивысшими в России. Несколько позже Ленин отмечал, что Орехово-Зуево стоит во главе фабричных сельских центров, а "по числу рабочих оно уступает только столицам (26,8 тыс. в 1890 г.)" 8 . К середине 80-х годов все рабочие этой мануфактуры были пришлыми, из них до 70% - уроженцы Московской, Владимирской и Рязанской губерний; значительное число составляли бывшие мастеровые железоделательных заводов Тамбовской и Нижегородской губерний; до 10% - отставные солдаты или запасные нижние чины армии. Тут был высок удельный вес женского труда, прежде всего в основных цехах Большой бумагопрядильни и Новоткацкой фабрики (до 60% рабочих), нещадно эксплуатировался труд детей. По заниженным сведениям фабричной инспекции, численность рабочих в возрасте до 15 лет составляла в 1883 г. около 1,5 тыс. человек (10,4% состава) 9 . Значительной была прослойка кадров с большим производственным стажем. Благодаря: высокому мастерству орехово-зуевских текстильщиков создавалась замечательная продукция, образцы которой демонстрировались на всероссийских и мировых промышленных выставках.

Определенную роль в развитии сознательности Никольских рабочих играли частая сменяемость кадров и массовое их передвижение в поисках занятий, что было тогда типичным явлением. Многие местные прядильщики и ткачи, трудившиеся в прошлом на фабриках Иваново-Вознесенска, Шуи, Москвы, Петербурга, Нарвы, обладали опытом стачечной борьбы. Несмотря на усилия духовенства, среди орехово-зуевских рабочих росли атеистические настроения, пробуждался интерес к знаниям. В начале 80-х годов около трети рабочих Никольской мануфактуры были грамотными и являлись читателями фабричной библиотеки 10 . Большое значение для развития классового самосознания Никольских рабочих имели уже складывавшиеся там традиции пролетарской борьбы. С 1863 г. местные текстильщики не раз вступали в схватку с хозяином. Однако эти выступления носили стихийный и разрозненный характер и немедленно подавлялись карательными методами.

Только к середине 30-х годов на Никольской мануфактуре созрели объективные условия для крупного пролетарского выступления. Решающую роль в сплочении Никольских рабочих для организованного протеста против произвола сыграла агитационная работа передовых пролетариев во главе с П. А. Моисеенко, собравших вокруг себя инициативную группу текстильщиков. Петр Анисимович (1852 - 1923 гг.) был


4 Пругавин В. С. Промыслы Владимирской губернии. Вып. IV. М. 1882, с. 41.

5 ЦГИА г. Москвы, ф. 342, оп. 8, д. 1175, ЛЛ- 13 - 14; ф. 131, Московская судебная палата, оп. 41, д. 143, л. 142.

6 Ленин В. И. ПСС. Т. 2, с. 21.

7 ЦГИА г. Москвы, ф. 342, оп. 8, д. 172, лл. 6 - 7.

8 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 520.

9 Песков П. А. Отчет владимирского фабричного инспектора за 1885 г. СПб. 1886, с. 18.

10 Красавченко Н. П. экономическое положение и судьбы рабочих-текстильщиков Владимирской губернии, 1850- 1894. Канд. дисс. М, 1955, с. 260

стр. 179


видным деятелем революционного движения. В его жизни нашли отражение важные вехи рабочего движения России. Сын крепостного дер. Обыденной на Смоленщине, он с юных лет работал ткачом в Орехово-Зуеве, Москве и Петербурге. К середине 70-х годов Моисеенко (в те годы - Анисимов) стал активным участником революционного подполья. "Самым важным для меня, - вспоминал он, - было знакомство с Г. В. Плехановым и С. Халтуриным. Первый научил понимать, второй - действовать" 11 . Моисеенко явился одним из организаторов "Казанской" политической демонстрации 1876 г. в Петербурге, стачек петербургских текстильщиков в конце 70-х годов, членом "Северного союза русских рабочих", провозгласившего необходимость политической борьбы с самодержавием. В "послужном списке" Моисеенко - около 13 лет, проведенных в тюрьмах и ссылках, много арестов и судов. Но после каждого выхода на волю неукротимый борец с новой энергией, страстью и упорством шел на бой против мира угнетения. В 1905 г. он стал членом РСДРП, большевиком, принимал активное участие в первой российской революции, являлся корреспондентом "Правды", в 1916 г. - одним из руководителей забастовки горловских горняков в Донбассе, участником гражданской войны 1918 - 1920 гг., а в 1923 г. закончил мемуары, в которых запечатлен полувековой путь российского пролетариата. Одно из центральных мест в них занимает история Морозовской стачки.

Осенью 1883 г. Моисеенко, вернувшись из сибирской ссылки, устроился ткачом на Никольскую мануфактуру. Будучи хорошим конспиратором, он сумел скрыться из-под надзора полиции и обзавестись "чистым" паспортом, в котором изменил фамилию "Анисимов" на "Мосеенок". Вскоре Моисеенко развернул активную пропаганду, придавая особое значение коллективным читкам среди рабочих и используя их как средство вовлечения ткачей в борьбу против эксплуатации. Его горячее слово способствовало росту популярности пролетарского вожака. Текстильщики потянулись к нему с жалобами, за советом. Тогда же им были написаны заметки "Каково живется рабочему на фабрике Морозова". Найденные у него во время ареста, они стали уликой для полицейского следствия по делу "о преступной агитации" среди рабочих. В этой рукописи Моисеенко разоблачал кабальную систему найма, показывал "адскую работу" фабричного ткача, за вторую тот получал мизерную плату, и клеймил произвол фабриканта, открытый грабеж рабочих в хозяйской харчевой лавке. Заметки рисуют голодную, полную лишений и горя, безрадостную долю орехово-зуевских текстильщиков 12 .

В ноябре 1884 г. Моисеенко приступил к подготовке стачки. Ему энергично помогал другой пролетарский вожак, В. С. Волков, подбиравший новых стойких помощников. Василий Сергеевич (1859 - 1887 гг.), уроженец Серпухова, трудился на Никольской мануфактуре с 1884 г., а за защиту интересов рабочих перед администрацией был прозван ими "адвокатом". В процессе организации забастовки стачечный актив из нескольких десятков человек сыграл решающую роль в мобилизации многотысячной рабочей массы, развернув обличительную агитацию с призывом к борьбе против фабриканта. Моисеенко и Волков выдвинули предложение остановить одновременно все фабрики Никольской мануфактуры и подать властям требование о запрещении фабриканту произвольно взыскивать штрафы и сокращать заработную плату. Момент начала общей стачки рабочий актив выбрал удачно. "Время это, - вспоминал Моисеенко, - указала нам сама контора" 13 . В 1885 г. администрация объявила рабочим днем 7 января, которое считалось церковным праздником. 5 и 6 января Моисеенко дважды собирал актив на узкую и расширенную тайные сходки для выработки плана действий, а также коллективных требований к фабриканту. Большую роль в этом сыграл также его земляк из Смоленской губ., товарищ по "Северному союзу русских рабочих" и сибирской ссылке, рабочий- революционер Л. И. Иванов (Абраменков). Накануне выступления значительная часть Никольских рабочих уже знала о решении, принятом на сходках.

Стачка вспыхнула на рассвете 7 января 1885 г. на Новоткацкой фабрике, где работали Моисеенко, Волков и большинство актива. Администрация, осведомленная накануне через доносчиков о готовящемся выступлении, надеялась сорвать стачку силами вооруженной охраны из 400 человек. Охранникам удалось загнать утреннюю


11 Моисеенко П. А. Воспоминания старого революционера. М. 1966, с. 235.

12 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 41, д. 138, л. 161.

13 Моисеенко П. А. Ук. соч., с. 74.

стр. 180


смену в здание фабрики. Но ткачи, остановив станки и погасив магистральный газовый кран, вышли на фабричный, двор. К. 9 час. утра прекратили работу все предприятия Никольского фабричного комбината. Многочисленная толпа. двинулась по улицам Никольского, Впереди шел Волков, неся красный флаг. В судебных материалах "политического дознания" особо подчеркивалось, что 7 января "во время уличных беспорядков Волков, как это выяснилось предварительным следствием, с флагом в руках предводительствовал толпой" 14 . "Это был первый случай во Владимирской губернии, - вспоминал старый коммунист С. П. Шестернин, - когда рабочие подняли красное знамя" 15 .

Толпа стачечников в озлоблении бросилась громить дома особенно ненавистных хозяйских подручных - старшего мастера Шорина и управляющего Лотарева. Из дома последнего по рабочим было произведено несколько выстрелов, но обошлось без жертв. Ткачиха Прасковья Хазова закричала: "Стреляйте! Всех не перестреляете!" 16 . Узнав, что администрация запретила выдачу хлеба, стачечники бросились громить и харчевую лавку. Однако под воздействием более сознательных рабочих погром лавок был прекращен. Руководители стачки, стремясь направить возмущение рабочих в организованное русло, сумели не допустить уничтожения фабричного имущества. Судебный следователь, осмотревший на следующий день помещения мануфактуры, констатировал, что машины, сырье, полуфабрикаты, деньги в фабричной конторе и пр. находятся в целости. Это же подтвердил затем на суде управляющий Дианов.

В первый день стачки администрация и полицейский надзиратель с охраной разбежались. Хозяевами на фабрике и в поселке стали рабочие. Руководители стачки на рабочих собраниях договорились о необходимости сохранять спокойствие и порядок. Как вспоминал участник стачки П. А. Виноградов, в казармах были созданы "сторожевые дружины, которые должны были охранять коридоры от всяких случайностей, вроде поджогов"; об этом же свидетельствуют воспоминания старого коммуниста П. Е. Абакумова: "Стачка протекала организованно. Фабрику и казармы охраняли сами рабочие" 17 . Руководители Никольских забастовщиков приняли энергичные меры, чтобы поднять на борьбу и соседних рабочих. Но эта попытка не удалась, ибо уже утром 8 января окрестные фабриканты вывесили объявления о 10-процентной прибавке к заработкам и "прощении штрафов". Эта уступка сбила накал возмущения против фабрикантов, и часть орехово-зуевских рабочих не примкнула к никольцам.

Морозовским забастовщикам предстояла трудная борьба. Царь Александр III, узнав о стачке, наложил на доклад министра внутренних дел "высочайшую резолюцию": "Я очень боюсь, что это дело анархистов. Пожалуйста сообщите мне все подробности, которые получите от губернатора и жандармского начальства" 18 . Уже на рассвете 8 января 1885 г. в Орехово-Зуево прибыла карательная экспедиция во главе с владимирским губернатором И. М. Судиенко, начальником губернского жандармского управления полковником С. С. Фаминцыным и прокурором Московской судебной палаты (будущим министром юстиции) Н. В. Муравьевым в сопровождении двух батальонов 12-го Великолуцкого полка. Морозов, приехавший позднее, вел себя вызывающе, вывесив "объявления" о частичном прощении штрафов, немедленном расчете стачечников и последующем найме желающих на старых условиях. Возмущенные рабочие сорвали морозовский "манифест" и расклеили на зданиях фабрики и казарм отрицательный ответ.

9 января стачечный актив составил "Требование по общему согласию рабочих". Первая часть была написана Волковым и в основном касалась улучшения условий труда на фабрике; вторая, написанная Моисеенко, отражала интересы всего рабочего класса: тут выдвигалось требование незамедлительно издать государственные законы о найме, контроле над заработной платой, регламентации штрафов и введении "промышленных судов". Проведенные в жизнь, эти требования "подняли бы сознательность рабочих, - указывал Ленин, - по-


14 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 41, д. 148, л. 70.

15 Шестернин С. П. Пережитое. Из истории рабочего и революционного движения. Иваново. 1940, с. 220.

16 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 41, д. 140, л. 28.

17 Виноградов П. Личные впечатления свидетеля Морозовской стачки 1885 г. В кн.: Путь к Октябрю. Вып. 2. М. 1923, с. 35; Историко-бытовые экспедиции 1949- 1950. - Труды Государственного исторического музея, 1953, вып. XXIII, с. 169.

18 Рабочее движение в России в XIX веке. Сб. док. и м-лов. Т. 3, ч. 1. М. 1952, с. 125.

стр. 181


высили в них сознание своих прав, своего человеческого и гражданского достоинства, приучили их самостоятельно думать о государственных делах и об интересах всего рабочего класса" 19 . "Требования" были обсуждены и одобрены в рабочих казармах и 11 января 1885 г. вручены Волковым губернатору. Последний приказал немедленно арестовать Волкова. Одновременно было схвачено более 50 активистов. Моисеенко принял решение выручить товарищей. 11 января многотысячная толпа трижды вступала в прямую уличную схватку с войсками, пытаясь освободить Волкова. Моисеенко в схватке с солдатами заставил их опустить штыки, проявив бесстрашие и силу воли. Большинство рабочих освободили.

Губернатор потребовал дополнительных войск. К 12 января в Орехово-Зуево было стянуто до 2,7 тыс. казаков и солдат. Власти приступили к выполнению "высочайше" санкционированного плана по "изъятию зачинщиков бунта". Никольское было объявлено на военном положении, улицы и проходы были перекрыты казачьими патрулями, перемещения населения запрещены, начались облавы и аресты стачечников, длившиеся до конца января. Задержанные высылались без документов и имущества в арестантских вагонах, прицепленных к товарным поездам. Участник событий писал: "13 января 1885 г. я был очевидцем картины, которая и сейчас стоит передо мной, как живая. Был сильный мороз. От вокзала в гору на Большую улицу (г. Владимир) поднималась громадная толпа в несколько сот человек, окруженная плотным кольцом солдат с ружьями на плечах. Это были морозовские рабочие, отправляемые во владимирскую тюрьму. Легко- одетые, подгоняемые морозом, они быстро шли. Их худые лица были бледны. Я проводил эту процессию чуть не до губернской тюрьмы, находившейся на краю города, и возвратился, глубоко потрясенный. С тех пор... я начал собирать сведения о Морозовской стачке и впоследствии написал брошюру "Десятилетие Морозовской стачки" 20 .

Несколько сотен стачечников в течение пяти - восьми недель содержались в Московской пересыльной тюрьме, которая представляла собой сущий ад, где царили такие "издевательства над человеческой личностью", которых "не мог придумать и сам черт" 21 . Участник стачки М. Д. Помосков вспоминал: из центральных тюрем высылаемых рабочих перегоняли по этапу в кандалах и наручниках в уездные тюрьмы, затем отправляли в волостные места заключения, а оттуда - под гласный полицейский надзор по деревням 22 . Репрессивные меры к Никольским стачечникам осуществляли административные и жандармско-полицейские органы 10 губерний (Московской, Владимирской, Рязанской, Тульской, Калужской, Тамбовской, Смоленской, Тверской, Костромской, Нижегородской), 57 уездов и 253 волости. Несмотря на аресты и высылку более 600 активных участников стачки, до 23 января к работе на Никольской мануфактуре приступило менее половины состава; большая же часть рабочих, преимущественно ткачи, продолжала борьбу. Только к 1 февраля 1885 г. производство возобновилось в прежнем объеме.

Моисеенко, раненный в схватке с войсками, утром 12 января по заданию стачечного актива пешком отправился в Москву, чтобы установить связь с революционными организациями для оказания помощи Никольским забастовщикам. Но его попытки наладить контакты с передовыми рабочими и прогрессивной общественностью оказались в условиях жесточайшей реакции безрезультатными. Узнав затем из газет о массовых арестах на Никольской мануфактуре, Моисеенко принял решение немедленно возвратиться в Орехово-Зуево.

Против Моисеенко, Иванова и Волкова власти возбудили дело "по политическому дознанию". Задолго до суда над стачечниками, еще в апреле 1885 г., был предрешен приговор: "Всех трех обвиняемых подвергнуть ссылке - Петра Мосеенка в Восточную Сибирь на пять лет, а Луку Иванова и Василия Волкова в Западную Сибирь на три года каждого" 23 . Приведение приговора в исполнение было временно отложено до судебного процесса над ними. Власти держали заключенных владимирской тюрьмы в одиночных камерах, без прогулок и медицинской помощи. Благодаря выступлениям рабочих, оставшихся на свободе, в октябре 1885 г. удалось добиться освобождения Иванова 24 . Он поселился во Владимире, помогая заключенным в подготовке материала для защиты, и вы-


19 Ленин В. И. ПСС. Т. 4, с. 285.

20 Шестернин С. П. Ук. соч., с, 323.

21 Моисеенко П. А. Ук. соч., с. 30.

22 Пролетарская революция, 1924, N 1 (24), с. 70 - 71.

23 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 41, д. 150, лл. 70 - 71; д. 151, лл, 4 - 5.

24 Там же, д. 148, лл. 70 - 71; д. 151, лл. 4 - 5.

стр. 182


ступил свидетелем на процессе, а после суда был выслан на три года под гласный надзор полиции на родину, в дер. Дьяково Гжатского уезда Смоленской губернии.

Правительство организовало во Владимирском окружном суде два крупных судебных процесса над участниками стачки: 7 - 8 февраля 1886 г. - над 20 "зачинщиками" во главе с Моисеенко и Волковым (почти все подсудимые были приговорены к трехмесячному тюремному заключению) и 23 - 27 мая 1886 г. - над 33 участниками стачки, опять включая Моисеенко и Волкова. Их обвинили в уголовных преступлениях: нападении на караул, погромах, разрушениях, грабеже фабричного имущества. В ходе процесса, однако, раскрылась картина беспощадной эксплуатации, каторжных условий труда и быта рабочих. Позднее Ленин по поводу этого суда писал: "Морозовских ткачей судили присяжные, в газетах были полные отчеты, на суде свидетели из рабочих вскрыли все безобразия фабриканта 25 . Широкое общественное мнение оказалось на стороне подсудимых. Группа рабочих Никольской мануфактуры, прибывших в качестве свидетелей, не боясь репрессий, открыто выразила свою солидарность с руководителями стачки. Как вспоминал Моисеенко, когда подсудимых ввели в зал суда, "все рабочие встали и поклонились нам" 26 . По обвинительному заключению прокурора был поставлен 101 вопрос об "уголовных преступлениях" Никольских стачечников, на который присяжные заседатели 101 раз дали единодушный ответ: "Не виновен" и оправдали подсудимых.

Этот процесс и особенно его оправдательный приговор имели большой общественно- политический резонанс. Весть о нем молниеносно разнеслась по стране. Жандармский полковник Н. И. Воронов впоследствии писал, что "оправдание обвиняемых встревожило власти, которые менее всего ожидали такого исхода дела, на фабрикантов навело панику и озадачило их, но на фабричных рабочих, и в особенности на вожаков стачки и руководителей, оно произвело торжество" 27 . Естественно, что оправдательный приговор вызвал бешеную ярость реакционеров. Известный идеолог самодержавия М. Н. Катков с негодованием писал: "В богоспасаемом граде Владимире раздался сто один салютационный выстрел в честь появившегося на Руси рабочего вопроса"; подобные "либеральные вердикты" могут лишь "развращать народные массы", с которыми "шутить опасно" 28 . По распоряжению властей Моисеенко и Волкова сослали в административную трехлетнюю ссылку на Север, а больной туберкулезом Волков умер в Усть-Сысольске (ныне Сыктывкар) 17 мая 1887 года.

Морозовская стачка явилась важнейшим событием общероссийского рабочего движения пореформенной эпохи, стала фактором воспитания широких масс, утверждения идей пролетарской солидарности в борьбе с буржуазией, способствовала формированию пролетарских требований на ближайший период борьбы. По свидетельству одного из соратников Ленина по петербургскому "Союзу борьбы за освобождение рабочего класса", Владимир Ильич, выдвигая в 1895 г. задачу развертывания; широкой агитации среди рабочих, настойчиво рекомендовал использовать опыт Моисеенко и его товарищей м . Эта стачка подготовила ряд боевых руководителей для новых массовых пролетарских стачек и стала своеобразной школой рабочих вожаков. Ленин считал ее той исходной точкой, с которой начинается новейшая история рабочего движения в России. В работе "Новый фабричный закон", говоря о политической значимости Морозовокой стачки, он указывал, что только под мощным напором стойкого сопротивления Никольских забастовщиков самодержавие впервые издало фабричные законы, которые были "вынужденной уступкой, отвоеванной русскими рабочими у полицейского правительства" 30 . В 1923 г. в Орехово-Зуеве на Дворе Стачки был воздвигнут памятник борцам революции, у подножия которого покоится прах руководителей забастовки П. А. Моисеенко и Л. И. Иванова. В 1984 г. у первой ткацкой фабрики был установлен мраморный бюст В. С. Волкова. С 1965 г. ежегодно все трудящиеся Орехово-Зуева 19 января отмечают День революционных традиций.


25 Ленин В. И. ПСС. Т. 5, с. 294.

26 Моисеенко П. А. Ук. соч., с. ИЗ.

27 Кабанов П. И., Ерман Р. К. Морозовская стачка 1885 года. М. 1963, с. 86.

28 Московские ведомости, 29.V. 1886.

29 Сильвин М. А. Ленин в период зарождения партии. Л. 1958, с. 90.

30 Ленин В. И. ПСС. Т. 2, с. 270.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/МОРОЗОВСКАЯ-СТАЧКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. М. Соловьева, МОРОЗОВСКАЯ СТАЧКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 25.08.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/МОРОЗОВСКАЯ-СТАЧКА (date of access: 24.01.2021).

Publication author(s) - А. М. Соловьева:

А. М. Соловьева → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1254 views rating
25.08.2018 (883 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Первоначально Вселенная представляла собой Нейтронный Объект, однородной нейтронной структуры. Этот Нейтронный Объект имел высокую, угловую скорость вращения. Масса Нейтронного Объекта порядка 〖10〗^53 Kg, в современной метрике. Физические значения определяющие его внутреннюю структуру, изменялись при изменении потенциала взаимодействия структур энергии нейтронов.
Catalog: Физика 
3 hours ago · From Владимир Груздов
Содержание видеофильма ОАО ТРК «Звезда» Вооруженных сил Российской Федерации о Фиделе Кастро от 17.08.2017г - насквозь классово враждебное, клеветническое, как для уважаемого нами Героя Кубинской революции и Героя Советского Союза, так и для каждого из участников Карибского фронта – погибшего там, умершего на Родине или всё еще живого! Достаточно прочитать подлинные письма Ф.Кастро, Хрущева Н.С., телеграмму Алексеева А.И. и, тем более, объяснения последнего в Записках посла (изданных еще в 90-годах!): четко видно и понятно, что Фидель Кастро никогда не просил Хрущева Н.С. нанести предупреждающий ракетно-ядерный удар по США.
9 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мы ОСКОРБЛЕНЫ, ВОЗМУЩЕНЫ! Очередным «подарком» от псевдолибералов и псевдодемократов, приготовленным к 55-й годовщине Карибского кризиса и ВСО «Анадырь». ... в День ракетных войск и артиллерии (19.11.2017) повторенным на ТВ-канале «Звезда» в телепрограмме "Код доступа". ... курирует Министерство обороны Российской Федерации посредством ОАО «Телерадиокомпания Вооружённых сил Российской Федерации „Звезда“».
10 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Крайне возмущен пассивным поведением участников Военной стратегической операции «Анадырь», граждан и властей на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье - в связи с 55-й годовщиной, удачного для жителей планеты Земля, завершения Карибского кризиса и ВСО «Анадырь»
12 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мнение Рядового Карибского фронта Дмитриева А.А. об Альтернативной истории Карибского кризиса и ВСО "Анадырь", необходимых действиях Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев".
13 hours ago · From Анатолий Дмитриев
VII конференция ОРКД
Yesterday · From Россия Онлайн
Неизвестные письма Сун Цинлин и Сунь Ятсена М. М. Бородину
Yesterday · From Россия Онлайн
Яковлев А. Г. Россия, Китай и мир
Yesterday · From Россия Онлайн
Проблемы приграничного сотрудничества между Россией и Монголией
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
К вопросу о "консенсусе 92 г."
Yesterday · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
МОРОЗОВСКАЯ СТАЧКА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones