Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9236
Author(s) of the publication: Е. ГУРВИЧ

Share with friends in SM

Е. ГУРВИЧ, кандидат физико-математических наук, руководитель Экономической экспертной группы

Проблемы, порождаемые зависимостью российской экономики от колебаний внешней среды, уже несколько лет находятся в центре общественного внимания. Дискуссия относительно использования сверхдоходов от экспорта нефти, накапливаемых в Стабилизационном фонде (СФ), вышла далеко за рамки профессионального обсуждения. Отражением этого стал, в частности, проведенный ВЦИОМ опрос общественного мнения об использовании средств Стабилизационного фонда, в ходе которого 88% населения высказались за целесообразность их расходования1 . Диапазон подходов экспертов весьма широк и простирается от требований полностью тратить эти средства на первоочередные нужды до предложений расширить сберегаемую часть нефтяных доходов.

Вместе с тем с экономической точки зрения обсуждение носит бессистемный характер: большинство участников в зависимости от занимаемой позиции концентрируются на одних сторонах проблемы, игнорируя остальные. В ходе дискуссии смешиваются объективные требования к макроэкономической политике, обусловленные зависимостью российской экономики от внешних факторов, и выбор конкретного варианта политики. В результате серьезный анализ выгод и рисков, связанных с различными способами использования благоприятной конъюнктуры, оказался вытеснен политизированной дискуссией с преобладанием популистских аргументов. В настоящей работе предпринята попытка провести всесторонний экономический анализ проблемы, объединяющий все ее аспекты.

Основным фактором нестабильности внешней среды служат резкие и непредсказуемые колебания мировых цен на экспортируемые нашей страной товары и прежде всего цен на нефть. Их динамика2 с учетом инфляции доллара показывает, что текущие цены являются

1 ВЦИОМ. Пресс-выпуск. 2005. Июль. N 244.

2 Приведенные цены по "корзине ОПЕК" обычно превышают цену на нефть марки "Юралс" на 0,5 - 1,5 долл./барр.

стр. 4

рекордно высокими только в номинальном выражении (см. рис.1). Реальная же стоимость нефти (то есть скорректированная на инфляцию) все еще заметно уступает уровню начала 1980-х годов. Кроме того, изменчивы также цены на газ, черные и цветные металлы и некоторые другие сырьевые товары (на рис. 2 они представлены с учетом инфляции доллара в процентах от среднего уровня в период 1992 - 2004 гг., на протяжении которого цены колебались вокруг относительно постоянной величины). Отклонение от средних цен составляло в отдельные годы (не считая 2005 г.): для нефти - от -42 до +50%, для газа - от -32 до +23%, для черных металлов - от -33 до +63%. В 2005 г. цены на нефть превысили средний уровень более чем вдвое, на газ - на 66%.

Цены на нефть по "корзине ОПЕК" (в долларах 2004 г.)

Рис. 1

Цены в % от среднего уровня

Рис. 2

При этом цены на многие сырьевые товары связаны между собой. Так, в 1992 - 2005 гг. корреляция цен на нефть с ценами на газ равнялась 92%, с ценами на никель - 85, с ценами на черные металлы - 72%. Исключение составляет алюминий, цена которого отрицательно коррелирует с ценой на нефть (-29%).

Зависимость российской экономики от внешней среды определяется ее сохраняющейся сырьевой ориентацией. В 2004 - 2005 гг. углеводороды и металлы обеспечивали более 3/4 стоимости российского товарного экспорта, а доля налогов, собранных в нефтегазовом комплексе, составила около 30% всех доходов бюджетной системы. При этом амплитуда колебаний мировых цен на сырье несравненно выше, чем на обработанную продукцию, что связано как с естественной ог-

стр. 5

раниченностью природных запасов, так и со слабостью конкуренции на сырьевых рынках, носящих выраженный олигопольный характер.

Дополнительным источником влияния внешней среды служит изменение потоков капитала, включающее трендовую составляющую и конъюнктурные колебания (вызванные волатильностью условий на международных финансовых рынках и другими факторами). Однако для России эффект таких колебаний существенно меньше, чем роль ценовой конъюнктуры: динамика чистого вывоза капитала частным сектором в целом была достаточно устойчивой и предсказуемой.

Колебания экспортных цен на сырьевые товары создают серьезные проблемы во многих сферах. С одной стороны, резкое изменение валютных поступлений может приводить к скачкам обменного курса, инфляции и процентных ставок. С другой стороны, становятся нестабильными доходы бюджета, что требует частого пересмотра либо величины государственных расходов, либо налоговых ставок, либо размеров заимствований. Наконец, волатильность сказывается и на финансовом состоянии частного сектора, что в условиях неразвитости финансовой системы приводит к колебаниям потребительского и инвестиционного спроса и темпов роста экономики.

Следует учитывать не только изменчивость сырьевых цен, но и их непредсказуемость. Так, фактические цены на нефть в последние годы не совпадали с прогнозами, использовавшимися при подготовке бюджетов на очередной год. В результате основные макроэкономические показатели серьезно отклонялись от их ожидаемых значений (см. табл. 1). И дело здесь не в несовершенстве используемых правительством методов прогнозирования (предсказания авторитетных международных организаций и независимых экспертов оказывались столь же далекими от реальных значений), а в принципиальной неопределенности факторов внешней среды и высокой зависимости от них показателей российской экономики.

Непредсказуемость и изменчивость ключевых макроэкономических показателей (инфляции, обменного курса, процентных ставок), как

Таблица 1

Прогнозные показатели, предусматриваемые законами о Федеральном бюджете, и их фактические значения

Показатели

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

Цены на нефть марки "Юралс", долл./барр.

прогноз

н/д

19,0

21,0

23,5

21,5

22,0

26,0

факт

17,1

26,7

23,0

23,7

27,2

34,4

50,6

Инфляция, %

прогноз

30,0

18,0

12,0

14,0

12,0

10,0

8,5

факт

36,5

20,2

18,6

15,1

12,0

11,7

10,9

Среднегодовой обменный курс, руб./долл.

прогноз

21,5

32,0

30,0

31,5

34,0

31,3

30,2

факт

24,7

28,1

29,2

31,3

30,7

28,8

28,3

Доходы федерального бюджета*

отклонение от прогноза, %

29

42

34

20

26

49

54

* В целях сопоставимости в доходах федерального бюджета не учитывается ЕСН, который начиная с 2002 г. зачисляется в него с последующим полным перечислением в Пенсионный фонд.

стр. 6

продемонстрировано во многих исследованиях, оказывают серьезное негативное влияние на инвестиции и экономический рост. Это связано прежде всего со значительным снижением эффективности инвестиционных проектов из-за неопределенности ожидаемых показателей инфляции и обменного курса и сокращением инвестиций вследствие макроэкономических рисков. Волатильность отрицательно воздействует на темпы экономического роста: ее увеличение на одно стандартное отклонение замедляет рост экономики на 1,3% в год3 . Особенно заметно негативный эффект проявляется в странах с недостаточно развитой финансовой системой, слабыми государственными институтами и в случае проведения правительством проциклической фискальной политики.

О масштабах проблем, связанных с изменением внешних условий, свидетельствует следующий пример. Если бы в 2004 - 2005 гг. правительство РФ и Центральный банк не реагировали на подорожание российских экспортных товаров, то обменный курс доллара упал бы более чем вдвое - до уровня ниже 15 руб., создав сильнейший шок для производителей. В дальнейшем при снижении мировых цен курс столь же резко изменился бы в обратную сторону. Соответствующие колебания государственных расходов достигли бы 10% ВВП. Таким образом, в отсутствие специальных мер колебания внешних условий приводили бы к постоянным потрясениям в российской экономике, тем самым существенно замедляя ее рост.

Важно также отметить, что возможности денежных властей варьировать макроэкономические параметры в ответ на изменение внешних условий весьма ограничены. Это касается в первую очередь бюджетных доходов и расходов: нереально без серьезных долгосрочных последствий сократить обслуживание государственного долга, с политической точки зрения чрезвычайно сложно снизить зарплату работникам бюджетного сектора или свернуть ключевые социальные программы, трудно (и плохо для развития экономики) часто пересматривать налоговые ставки. Резкое изменение обменного курса способно привести к кризису банковской системы (именно поэтому в 1998 г. Центральный банк РФ до последнего пытался защищать курс рубля, несмотря на изменение условий торговли) и поставить в тяжелое положение целые отрасли. Если денежные власти не могут должным образом отреагировать на изменение внешних условий, возникают глубокие кризисы.

Проблема макроэкономической безопасности носит общий характер, накладывая определенные ограничения на бюджетную и курсовую политику. Однако зависимость экономики от внешней среды обостряет эту проблему: если в обычной ситуации достаточно лишь не выходить за приемлемые пределы бюджетного дефицита и дефицита счета текущих операций, то в условиях сильной внешней волатильности для поддержания стабильности необходимы уже принятие специальных мер и серьезная корректировка всей экономической политики. Главные дополнительные требования связаны с ограничением воздействия внешней конъюнктуры на макроэкономические показатели. Для российской экономики колебания внешних условий по своим последствиям аналогичны бизнес-циклу (значительно превосходя его по масштабам): вы-

3 Hnatkovska V., Loayza N. Volatility and Growth // Managing Economic Volatility and Crises. Cambridge, 2005.

стр. 7

сокие цены на внешних рынках увеличивают доходы и спрос и частного сектора, и бюджета. Соответственно сглаживание эффекта колебаний внешней конъюнктуры во многом аналогично классической контрциклической политике, проводимой в рамках бизнес-цикла.

Учитывая возникающие в связи с внешней зависимостью проблемы, правительство и Банк России приняли ряд мер, направленных на ослабление влияния внешней конъюнктуры на внутренние экономические условия. Центральный банк объявил одной из главных целей своей курсовой политики сглаживание эффекта колебаний мировых цен, скупая на валютном рынке сверхдоходы от экспорта нефти. Правительство отреагировало на подорожание нефти почти полным прекращением внешних заимствований и сохранением умеренного уровня расходов.

Принципиальным шагом в создании эффективного механизма контрциклической политики стало образование в 2004 г. Стабилизационного фонда с формализованными, законодательно закрепленными правилами пополнения. Однако механизму его формирования и особенно использования присущ ряд недостатков. В частности, в СФ автоматически перечисляется лишь часть конъюнктурных доходов (КД), возникающих вследствие превышения мировыми ценами их стандартного уровня. Всего по итогам 2004 - 2005 гг. в СФ было направлено (включая исходно зачисленную сумму 106 млрд. руб. и неиспользованные дополнительные доходы, перечисленные в СФ) 2138 млрд. руб. (75 млрд. долл.). При ожидаемом сохранении в 2006 г. цены на нефть на уровне 51 долл./барр. в СФ поступит еще 44 млрд. долл.

Отражение внешней зависимости в макроэкономической политике

Главное общее требование к макроэкономической политике с учетом нестабильности внешней среды состоит в том, что любые проблемы должны рассматриваться исключительно в перспективе, длительность которой определяется частотой изменений условий торговли. Это предполагает построение гипотез о будущем изменении КД (или цен на сырьевые товары) либо вероятных сценариев их изменения и проведение политики, основанной на этих гипотезах. Внешняя волатильность делает не только ошибочным, но и даже опасным "статичный", ограниченный рамками текущего года подход к бюджетным проблемам. Не учитывать изменчивость внешней среды - значит фактически считать, что цены в будущем останутся на текущем уровне. Но подобная "наивная" гипотеза может привести к серьезному кризису.

Так, в 1985 г. средняя цена на нефть (по "корзине ОПЕК") составила 48 долл./ барр.4 , но уже в 1986 г. она упала более чем вдвое - до 23 долл./барр. Если бы подобный перепад цен произошел в 2006 г., расчетные потери бюджетных доходов только от нефтяного сектора составили бы 54 (!) млрд. долл. (6% ожидаемой величины ВВП). Очевидно, прямолинейная бюджетная политика, не учитывающая возможных колебаний условий торговли, привела бы тогда к глубочайшему финансовому кризису, от которого экономика не скоро бы оправилась.

4 Пересчитано в цены 2004 г. с учетом инфляции доллара.

стр. 8

Рассмотрим прежде всего принципы сглаживающей внешние колебания налогово-бюджетной политики. Основным каналом воздействия внешней среды на бюджетную сферу служит ее влияние на бюджетные доходы. С одной стороны, ухудшение конъюнктуры приводит к замедлению роста экономики и снижению поступлений в бюджет (точно так же, как это происходит на стадии спада в бизнес-цикле). С другой стороны, доходы, связанные с благоприятной конъюнктурой, обычно подлежат повышенному налогообложению. В итоге колебания бюджетных доходов при изменении внешней конъюнктуры оказываются значительно сильнее, чем в рамках бизнес-цикла. Данный эффект дополняется косвенным воздействием условий торговли на обменный курс, инфляцию и другие показатели, которые, в свою очередь, влияют на величину доходов и расходов бюджета.

Центральное место в дальнейшем анализе занимает показатель "конъюнктурные доходы" бюджета и экономики в целом. Он определяется как превышение фактических доходов над их стандартной величиной вследствие благоприятной конъюнктуры. Аналогично будем называть "конъюнктурными потерями" недобор доходов из-за неблагоприятной конъюнктуры. При правильно выбранном базовом уровне, от которого отсчитываются положительные и отрицательные отклонения доходов, за длительный период они должны в целом взаимно погашать друг друга.

Отметим, что само по себе разделение доходов на "регулярные" и "конъюнктурные" не является однозначным. Фактически эта концепция исходит из предположения, что цены колеблются вокруг некоторого постоянного уровня. Однако в прошлой динамике цен на нефть наблюдались достаточно длительные периоды высоких (1974 - 1985 гг.) и сравнительно низких цен (1986 - 1999 гг.). Не вполне однозначен и выбор продукции, по которой следует учитывать колебания цен.

Оценки конъюнктурных доходов рассчитаны при фактических объемах экспорта и значениях других макроэкономических параметров (производство, обменный курс, инфляция). На самом деле сильные отклонения цен от средних уровней (особенно вниз) в определенной мере воздействуют и на объемы производства и экспорта. Однако исходя из выводов, сформулированных экспертами ОЭСР5 , а также в нашей предыдущей статье6 , мы считаем, что в последние годы подобная связь (когда цены превышали стандартный уровень) имела ограниченные масштабы. Влияние колебаний цен на обменный курс фактически в значительной мере сглаживается мерами монетарной политики.

Средние цены рассчитывались в двух вариантах. Первый (условно названный "правительственным") основан на принципе, использованном при определении правил формирования СФ: в качестве стандартного уровня цен принимаются их средние значения за десятилетний период (1994 - 2003 гг.) без учета инфляции доллара. "Нормальный" уровень цен на нефть составляет тогда 20 долл./барр., на газ - 78 долл./тыс. куб. м. Кроме того, в расчетах учитывались колебания мировых цен на черные и цветные металлы.

5 Российская Федерация. Серия "Экономические обзоры". ОЭСР, 2004.

6 Гурвич Е. Макроэкономическая оценка роли российского нефтегазового комплекса // Вопросы экономики. 2004. N 10.

стр. 9

Альтернативный ("уточненный") расчет отличался по нескольким аспектам:

- средняя цена определялась за период 1992 - 2004 гг., на протяжении которого общий уровень цен можно считать неизменным;

- в расчетах дополнительно учитывались цены на драгоценные металлы, продукцию лесной и химической промышленности;

- учитывалась инфляция доллара, которая в целом за данный период составила более 30%. Все цены корректировались с учетом инфляции и расчеты проводились в долларах 2004 г. Если без учета инфляции средняя цена нефти марки "Юралс" составила 20,6 долл./барр., а контрактная цена газа - 79,3 долл./тыс. куб. м, то с ее учетом средний уровень цен оказывается выше: соответственно 23,0 и 89,0 долл. Это значит, что в условиях 2005 г. "стандартная" цена на нефть составляла в текущих ценах 23,8 долл./барр., а цена на газ - 92,0 долл./тыс. куб. м.

Полученные результаты приведены в таблице 2. Согласно представленным оценкам, конъюнктурные доходы достигали в последние годы 12% ВВП, а потери - 9% ВВП. Начиная с 2000 г. конъюнктурные потери не были зафиксированы. В среднем в 2000 - 2004 гг. КД экономики составляли 2,3% ВВП. При этом высокие цены на нефть и газ частично компенсировались потерями в других отраслях. Анализ показывает, что цены на нефть и газ всегда отклоняются в одну и ту же сторону от стандартного уровня, а отклонения цен на черные и цветные металлы в большинстве случаев характеризуются одинаковым знаком. Вместе с тем отклонения от стандартных цен в углеводородном секторе

Таблица 2

Расчетный конъюнктурный доход (+) / потери (-)

Определение правительства

Уточненное определение

Отрасли

всего

нефтяная

газовая

черная и цветная металлургия

прочие

всего

конъюнктурные доходы/ потери бюджетной системы*

Годы

млрд долл.

% ВВП

млрд долл.

млрд долл.

% ВВП

% ВВП

1994

-8,9

-3,2

-4,0

-1,6

0,2

2,7

-2,7

-1,0

-0,9

1995

-3,2

-1,0

-3,1

-0,8

2,6

4,3

3,1

1,0

-0,1

1996

2,9

0,7

0,5

0,7

2,4

2,8

6,4

1,6

0,6

1997

-1,7

-0,4

-2,5

-0,8

1,0

0,5

-1,8

-0,4

-0,4

1998

-14,6

-5,4

-12,0

-3,2

-0,8

-2,3

-18,4

-6,8

-3,5

1999

-12,0

-6,1

-5,0

-5,3

-4,0

-3,0

-17,3

-8,8

-4,1

2000

11,5

4,4

8,3

0,7

-1,4

-3,3

4,4

1,7

3,5

2001

6,6

2,2

2,2

2,5

-3,6

-5,6

-4,5

-1,5

0,6

2002

6,8

2,0

3,1

0,0

-3,9

-4,9

-5,7

-1,6

0,3

2003

21,7

5,0

10,0

3,3

-1,7

-2,4

9,1

2,1

2,1

2004

52,6

8,9

28,5

4,0

7,6

0,3

40,3

6,8

4,8

Всего 2000 - 2004

99,2

5,1

52,0

10,5

-3,0

-16,0

43,6

2,3

2,6

2005 (оценка)

107,6

13,0

68,2

11,4

10,7

3,1

93,4

12,2

8,7

* В условиях налогового законодательства 2005 г.

стр. 10

и металлургии нередко разнонаправлены. Возникает вопрос, обусловленный резким ростом конъюнктурных доходов в 2005 г.: не происходит ли переход к периоду высоких цен (подобно наблюдавшемуся в 1974 - 1985 гг.)? К тому же в настоящее время источником конъюнктурных доходов служит не только нефтяной сектор: КД от экспорта других сырьевых товаров составили в 2005 г. 25 млрд. долл. (3,3% ВВП).

Степень изъятия конъюнктурных доходов в бюджет во многом определяется их природой. Очевидно, колебания цен на сырьевые товары в конечном счете связаны с естественной ограниченностью их предложения (к которой нередко добавляются искусственные ограничения, устанавливаемые в рамках картельных соглашений). В то же время "экономическая прибыль" не может зависеть от колебаний рыночных цен, она по своей природе достаточно стабильна. Это позволяет заключить, что вместе с ценами сырьевых рынков меняются размеры природной ренты, то есть дохода от использования природных ресурсов. Здесь можно согласиться с позицией С. Кимельмана и С. Андрюшина7 , которые рассматривают повышение мировых цен на сырьевые товары как источник "ценовой ренты". Естественно, доход от превышения ценами уровня, обеспечивающего "экономическую прибыль", должен в максимальной степени поступать собственнику природного ресурса как источника ренты - государству.

В последние годы система налогообложения нефтяной отрасли была ориентирована на все большее изъятие в бюджет КД, возникающих в нефтяной отрасли. Если в 2000 г. расчетная доля изъятия в бюджет дополнительных конъюнктурных доходов нефтяной отрасли (в диапазоне цен свыше 25 долл./барр.) составляла 39%, то в 2005 г. - уже 84%. При стандартных ценах (до 20 долл./барр.) налоговая нагрузка сравнительно невысока8 , однако привязка основных налогов - НДПИ и экспортных пошлин - к уровню мировых цен приводит к резкому росту платежей по мере улучшения внешней конъюнктуры. Частично аналогичный подход реализован в настоящее время в газовой отрасли, в которой экспортная пошлина пропорциональна стоимости экспорта. Тем самым в налоговую систему встраивается автоматический стабилизатор: эффективная нагрузка увеличивается при благоприятной конъюнктуре и снижается при ее ухудшении. В то же время в других отраслях конъюнктурные доходы изымаются главным образом посредством налога на прибыль, то есть в бюджет попадает значительно меньшая их доля.

Суммарное по всей экономике изъятие КД, очевидно, зависит от их отраслевой структуры. В таблице 3 приведены расчетные отраслевые показатели конъюнктурных доходов и дополнительных налогов при повышении цен на нефть на 1 долл./барр. (при объемах экспорта 2005 г.) и соответствующем изменении цен экспорта других товаров. Последние определяются на базе регрессионных зависимостей уровней цен на основные сырьевые товары от цен на нефть

7 Кимельман С., Андрюшин С. Стабилизационный фонд и экономический рост // Вопросы экономики. 2005. N 11.

8 Васильева А., Гурвич Е. Отраслевая структура российской налоговой системы // Проблемы прогнозирования. 2005. N 3.

стр. 11

(так, при повышении цен на нефть на 1% цены на черные металлы в среднем возрастают на 0,44%).

Как свидетельствуют полученные оценки, в бюджет в среднем изымается 77% конъюнктурных доходов экономики. При этом суммарные КД фактически равны КД нефтяного и газового секторов, поскольку отклонения цен от "нормального" уровня в других отраслях взаимно погашают друг друга. Нефтяная отрасль обеспечивает 84% суммарных конъюнктурных доходов экономики и 91% конъюнктурных доходов бюджета. Отметим, что приведенные показатели справедливы в среднем, однако возможны периоды, когда цены на металлы и другие товары вне нефтяного сектора ниже или выше их расчетного уровня при данной цене на нефть. Соответственно суммарные конъюнктурные доходы оказываются тогда существенно меньше (как в 2000 - 2003 гг.) или больше расчетных (как в 2004 - 2005 гг.).

Таблица 3

Расчетная величина конъюнктурных доходов и их изъятия в бюджет при повышении цен на нефть на 1 долл./барр. (в условиях 2005 г.)

Конъюнктурные доходы, млрд. долл.

Изъятие в бюджет, млрд. долл.

Доля изъятия в бюджет, %

Инструменты изъятия КД в бюджет

Нефть и нефтепродукты*

2,5

2,1

84

НДПИ, экспортные пошлины, налог на прибыль

Природный газ

0,4

0,2

42

Экспортные пошлины, налог на прибыль

Черные металлы

0,2

0,1

24

Налог на прибыль

Цветные металлы

0,01

0,00

24

Налог на прибыль

Прочие

-0,2

-0,05

24

Налог на прибыль и другие общие налоги

Всего

3,0

2,3

77

* В диапазоне цен выше 25 долл./барр.

Стандартным инструментом сглаживания расходов при колебаниях поступлений в бюджет служит контрциклическая долговая политика: увеличение заимствований в фазе спада и их уменьшение в фазе подъема. Такие действия могут накладываться на общую тенденцию государственных заимствований независимо от того, предусматривает ли она рост государственного долга, его стабилизацию или снижение. Однако использование контрциклической долговой политики характеризуется естественными ограничениями.

Очевидно, новые внешние заимствования теоретически могут быть снижены только до нуля (до полного отказа от них), а объем внутренних заимствований реально не может быть намного меньше суммы погашения, чтобы не создавать дефицита ликвидных финансовых инструментов. Досрочное погашение внешнего долга следует рассматривать скорее как исключение, чем как правило. В то же время резкое увеличение заимствований (особенно при ухудшении условий торговли) чревато повышением стоимости заемного капитала. Возможный диапазон внешних заимствований на сегодня можно экспертно

стр. 12

оценить в границах от нуля до 2% ВВП, чистых внутренних заимствований - от -0,5 до 1,5% ВВП. Таким образом, пределы варьирования заимствований (4% ВВП) заметно меньше амплитуды колебаний конъюнктурных доходов бюджета. Их перепад, рассчитанный в условиях действующей налоговой системы, составляет 13% ВВП: от -4% в 1999 г. до 9% в 2005 г. Следовательно, средства долговой политики недостаточны для сглаживания колебаний доходов.

Преодолеть ограничения долговой политики позволяет механизм сбережения доходов от благоприятной внешней конъюнктуры. Если правительство сберегает всю сумму превышения бюджетных доходов над их стандартным уровнем в "хорошие" годы и из этих сбережений покрывает потери в "плохие" годы, то, очевидно, оно способно поддерживать постоянный уровень государственных расходов. Данный механизм фактически дополняет меры контрциклической долговой политики. Это становится ясным, если исходить из понятия "чистого долга" правительства как разницы между его обязательствами и активами (включающими остатки средств на счетах правительства и СФ).

Профинансировать бюджетный дефицит можно, увеличив долг за счет заимствований или используя имеющиеся активы. В обоих случаях произойдет наращивание чистого долга. Аналогично как погашение части долга, так и накопление активов означают сокращение величины чистого долга. Очевидно, снижение чистого долга правительства ничем не ограничено (его величина может стать даже отрицательной), а возможности его увеличения определяются максимальными размерами новых заимствований и суммой ликвидных активов правительства. Если исходная величина таких активов превосходит типичную амплитуду колебаний конъюнктурных доходов, то накопление и использование КД в принципе позволяют полностью стабилизировать бюджетные расходы.

При обсуждении бюджетной политики в условиях внешней зависимости ключевое значение имеет понятие структурного баланса9 - разность между бюджетным балансом и конъюнктурными доходами. Величина структурного баланса показывает, как текущий уровень расходов соотносится со средним уровнем доходов, то есть представляет собой фундаментальную характеристику бюджетной политики с точки зрения среднесрочной перспективы. В среднем за длительный период величина структурного баланса равна величине бюджетного баланса в обычном смысле.

При сильной зависимости от внешних условий (как и при существенном влиянии фазы бизнес-цикла) именно величина структурного баланса служит лучшей характеристикой текущей бюджетной политики. Наличие структурного дефицита свидетельствует о расходовании конъюнктурных доходов бюджета, а профицита - о том, что расходы ниже среднего уровня доходов. На основе величины самого бюджетного баланса нельзя выносить определенные суждения, если неизвестны конъюнктурные доходы: дефицит может быть обусловлен

9 Если структурный баланс положителен, то мы будем говорить о структурном профиците, если отрицателен - о структурном дефиците.

стр. 13

как чрезмерными расходами, так и низкими ценами на нефть, а за сбалансированным бюджетом нередко кроется слабая бюджетная политика, временно замаскированная благоприятной конъюнктурой.

Понятие структурного баланса широко используется в развитых странах для исключения влияния бизнес-цикла (и ценовой конъюнктуры в странах, экспортирующих сырье) при разработке и анализе бюджетной политики10 . Приведенные в таблице 4 данные свидетельствуют о том, насколько существенно могут различаться бюджетный баланс в обычном определении и структурный баланс. Особенно показательны данные по Норвегии, характеризующейся близкой к российской долей нефтегазового сектора в ВВП: структурный баланс поддерживается на сравнительно стабильном уровне при значительных колебаниях конъюнктурных доходов (размеры которых достигают 18% ВВП). В условиях высоких цен на нефть это требует поддержания существенного бюджетного профицита (до 15% ВВП!).

Таблица 4

Бюджетный баланс в некоторых странах ОЭСР с учетом и без учета отклонений от стандартных условий (в % ВВП)

Вид баланса

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г. (оценка)

Германия

полный

-2,8

-3,7

-4,0

-3,7

-3,9

структурный

-3,8

-3,8

-3,2

-2,7

-2,7

Нидерланды

полный

-0,3

-2,0

-3,2

-2,1

-1,6

структурный

-2,1

-2,6

-2,4

-0,7

0,3

Норвегия

полный

13,6

9,3

7,6

11,4

15,3

структурный

-0,1

-2,8

-4,3

-3,0

-3,0

Португалия

полный

-4,3

-2,8

-2,9

-3,0

-6,0

структурный

-5,3

-2,9

-1,5

-1,5

-4,0

Источник: OECD Economic Outlook. 2005. No 78.

Сравним теперь объем фактических сбережений бюджетной системы (характеризуемый профицитом расширенного правительства) с величиной поступавших в бюджет КД (см. табл. 5). Исходя из определения конъюнктурных доходов, которого придерживается правительство, можно сделать вывод, что бюджетная политика до 2002 г. включительно выполняла задачу сбережения конъюнктурных доходов с избытком, а в последующие два года - с некоторым недостатком (хотя величина структурного баланса не выходила за пределы 1% ВВП). Однако при альтернативном определении конъюнктурных доходов (с учетом инфляции доллара и большего набора сырьевых товаров) оказывается, что расширенный бюджет до 2004 г. включительно неизменно исполнялся со структурным профицитом, причем в среднем за 2000 - 2004 гг. сбережения превышали величину конъюнктурных доходов на 1,5% ВВП.

10 Hagermann R. The Structural Budget Balance: The IMF Methodology: IMF Working Papers WP/99/95, 1999.

стр. 14

Таблица 5

Расчетные поступления КД в бюджетную систему и сбережения бюджета (в % ВВП)

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

Взвешенное среднее за 2000 -2004 гг.

2005 г. (предварительная оценка)

Профицит расширенного бюджета

3,1

3,2

1,4

1,8

4,9

3,1

8,2

Определение правительства

КД бюджетной системы

1,7

0,9

1,2

2,8

5,4

2,9

9,7

КД бюджета, поступающие из нефтегазового сектора

1,7

1,1

1,4

2,8

5,0

2,8

9,2

Структурный баланс расширенного бюджета

1,4

2,3

0,2

-1,0

-0,5

0,2

-1,5

Баланс бюджета за вычетом КД от экспорта нефти и газа

1,4

2,1

0,0

-1,0

-0,1

0,3

-1,0

Уточненное определение

КД бюджетной системы

0,2

-0,7

-0,6

1,4

4,5

1,5

8,7

КД бюджета, поступающие из нефтегазового сектора

0,8

0,2

0,2

1,7

4,1

1,8

8,2

Структурный баланс расширенного бюджета

2,9

3,9

2,0

0,4

0,4

1,6

-0,5

Баланс бюджета за вычетом КД от экспорта нефти и газа

2,3

3,0

1,2

0,1

0,8

1,3

-0,0

Профицит обеспечивался за счет как умеренной величины расходных обязательств, принимаемых на стадии составления бюджета, так и благодаря перевыполнению плана по доходам из-за более высоких показателей роста экономики и инфляции. В 2005 г. масштабы использования конъюнктурных доходов государством увеличились (по предварительной оценке, примерно на 1% ВВП), однако остаются пока в безопасных пределах (составляя, по разным определениям, 0,5 - 1,5% ВВП). Отметим, что структурный дефицит федерального бюджета, измеренный исходя из определения правительства, равен 1,2% ВВП.

Вряд ли справедливы обвинения правительства в ослаблении бюджетной политики11 . Переход от весьма консервативной бюджетной политики, проводившейся им в 2000 - 2002 гг., к политике поддержания близкого к нулевому структурного баланса представляется вполне оправданным. Из-за резкого повышения после девальвации рубля в 1998 г. отношения государственного долга к ВВП (с 55% на конец 1997 г. до 94% на конец 1999 г.) правительство было вынуждено в течение нескольких лет считать проблему его погашения и обслуживания главной угрозой макроэкономической стабильности. К 2003 г. долговая проблема была в основном решена, в связи с чем отпала необходимость поддержания структурного профицита.

11 См., например: Spilimbergo A. Measuring the Performance of Fiscal Policy in Russia: IMF Working Paper WP/05/241, 2005.

стр. 15

Проведение контрциклической бюджетной политики обеспечило сравнительно стабильный уровень государственных расходов. Наиболее адекватной их оценкой в условиях колебаний внешней конъюнктуры служит их отношение к ВВП, очищенному от конъюнктурных доходов. Как видно на рисунке 3, в 2000 - 2005 гг. расходы расширенного бюджета находились в пределах от 35 до 37% скорректированной12 величины ВВП, тогда как доходы менялись в диапазоне от 38 до 45%.

Исполнение расширенного бюджета (в % от ВВП, очищенного от конъюнктурных доходов)

Рис. 3

"Платой" за стабильность стало сдерживание внутреннего спроса. Правда, учитывая высокий уровень сбережений и оттока капитала в российской экономике, а также тот факт, что текущие ставки заимствований в реальном выражении близки к нулю (или даже отрицательны), можно предположить, что расходование конъюнктурных доходов вряд ли заметно увеличило бы инвестиционный спрос, а потребительский спрос и так рос быстрыми темпами. К положительным результатам сдержанной политики расходов можно отнести сокращение величины государственного долга, что само по себе ускоряет экономический рост благодаря уменьшению рисков. Так, для стран с невысокими доходами снижение отношения внешнего долга к экспорту вдвое приводит к повышению темпов роста на 0,5 - 1,0%13 . В России в 2000 - 2005 гг. данное соотношение уменьшилось с 209 до 33%, чему соответствует повышение темпов роста на 1,5 - 2,5% в год.

Важной особенностью контрциклической политики служит интерпретация целевого показателя бюджетного баланса. В соответствии с задачей стабилизации расходов желаемый баланс должен достигаться в среднем, фактический же дефицит/профицит может отклоняться от целевого на величину конъюнктурного дохода. Иными словами, реализация контрциклической политики требует поддержания стабильного структурного баланса. В частности, решение сохранять его нулевой показатель означает, что независимо от мировых цен государственные расходы должны оставаться на постоянном уровне, отвечающем средней величине доходов бюджета. Напротив, попытка обеспечить сбалансированность бюджета в каждый отдельный год обусловливает не-

12 При коррекции использовалась величина КД по определению правительства.

13 Pattillo C., Poirson H., Ricci L. External Debt and Growth: IMF Working Paper WP/02/69, 2002.

стр. 16

обходимость изменения расходов вслед за колебаниями доходов (что, как было показано выше, имеет серьезные негативные последствия).

Фактически правительство при выработке бюджетной политики в последние годы использовало логику структурного баланса, поскольку общие расходы федерального бюджета определялись исходя из расчетных доходов при цене на нефть 20 долл./барр. С переходом к среднесрочному бюджетному планированию важность формулирования целей в терминах структурного баланса еще более возрастает. Как нужно осуществлять выбор целевой величины этого показателя?

Поскольку в среднем структурный и обычный балансы равны, во многом сходными могут быть и принципы их выбора. С одной стороны, известны оценки безопасных с точки зрения долгосрочной перспективы пределов бюджетного дефицита14 . С другой стороны, Бюджетный кодекс РФ устанавливает ограничения на размеры бюджетного дефицита: на федеральном уровне он не может превышать суммарного объема бюджетных инвестиций и расходов на обслуживание государственного долга. Однако в условиях внешней волатильности правильно было бы ограничивать размер структурного, а не общего дефицита. В нынешнем виде ограничения на дефицит излишне жесткие при неблагоприятной конъюнктуре и, напротив, чрезмерно мягкие при благоприятной.

Действительно, если бы в 2006 г. цены на нефть снизились, например, до 15 долл./барр., сохранение запланированных федеральных расходов потребовало бы исполнения бюджета с дефицитом 4% ВВП. Однако предельный с точки зрения требований Бюджетного кодекса дефицит составляет в данном случае 3% ВВП. Следовательно, правительство не сможет полностью покрыть конъюнктурные потери из Стабилизационного фонда и, располагая достаточными средствами, тем не менее будет вынуждено урезать расходы.

В то же время если бы в 2005 г. федеральный бюджет вместо профицита имел максимально допускаемый Бюджетным кодексом дефицит, то при возврате к стандартной внешней конъюнктуре потребовалось бы сокращение расходов сразу на 9% ВВП (что примерно соответствует всем фактическим расходам федерального бюджета в 2005 г. без учета обслуживания долга и трансфертов регионам и внебюджетным фондам). Установление же ограничений на величину структурного дефицита обеспечивает поддержание разумного соответствия расходов "стандартным" доходам, очищенным от влияния внешней конъюнктуры.

Зависимость от внешней конъюнктуры сама по себе не означает, что должна проводиться политика нулевого структурного баланса. Обеспечение долгосрочной сбалансированности бюджета в принципе не является обязательным требованием, а отражает лишь один из возможных подходов к бюджетной политике, имеющий свои достоинства и недостатки. Условия поддержания макроэкономической безопасности накладывают ограничения на величину дефицита и государственного долга; кроме того, бюджетная политика должна соответствовать целям монетарной политики. Пока размеры дефицита и долга остаются в приемлемых пределах, параметры бюджета должны определяться исходя из оценки сравнительной эффективности государственных и частных расходов.

14 См., например: Hemming R., Petri M. A Framework for Assessing Fiscal Vulnerability: IMF Working Paper WP/00/562, 2000.

стр. 17

В настоящее время размер государственного долга России по международным меркам незначителен: после досрочного погашения в 2005 г. долга перед МВФ и существенной части долга Парижскому клубу к концу года он снизился до 15% ВВП (в том числе внешний - до 11% ВВП). Если же говорить о чистом долге правительства (то есть разности между обязательствами и ликвидными активами), то он к концу 2005 г. уменьшился до 8% ВВП. В таких условиях можно без угрозы для макроэкономической безопасности и без ущерба для экономического роста15 по меньшей мере поддерживать постоянное отношение долга к ВВП.

Анализ прогнозных показателей российской экономики свидетельствует, что в настоящее время вполне допустим структурный дефицит около 2% ВВП. С учетом намерения правительства повысить удельный вес внутреннего долга это означает увеличение внутреннего финансирования до 1 - 1,5% ВВП и чистое привлечение внешних заимствований в размере 5 - 8 млрд. долл. (то есть валовые заимствования порядка 10 - 15 млрд. долл. в год). Выбор величины структурного дефицита в указанных пределах - это вопрос экономической политики и должен решаться исходя из стоящих перед государством задач. Структурный дефицит может быть целесообразным, если предусматриваются проведение структурных реформ (которые, как показало недавнее исследование Всемирного банка16 , требуют значительных расходов), наращивание (и повышение эффективности) государственных инвестиций и т.п. Дополнительные ограничения на величину структурного баланса могут быть наложены в связи с решением задач денежно-кредитной политики.

Один из вариантов бюджетной политики на среднесрочную перспективу состоит в поддержании сбалансированного федерального бюджета без учета операций со Стабилизационным фондом. Если бы в СФ полностью переводились все конъюнктурные доходы, такая политика означала бы принятие в качестве цели нулевой величины структурного баланса. С учетом неполного изъятия конъюнктурных доходов бюджета в СФ это будет равносильно поддержанию умеренного структурного дефицита (1,5 - 2% ВВП).

Монетарная политика в условиях внешней волатильности

Сглаживание реального обменного курса при колебаниях конъюнктурных доходов экономики требует чередования их сбережения и использования аналогично тому, как это делается в рамках контрциклической бюджетной политики. Отметим, что если сберегаемые конъюнктурные доходы бюджета используются на погашение внешнего долга либо (как предусмотрено для средств СФ) инвестируются в иностранные активы, то тем самым происходит дополнительный отток капитала при благоприятной конъюнктуре или его приток - при небла-

15 В работах: Pattillo C., Poirson H., Ricci L. Op. cit.; Reinhart M., Rogoff K., Savastano M. Debt Intolerance: NBER Working Paper 9908, 2003 - безопасный уровень внешнего долга оценивается в 17 - 20% ВВП.

16 Всемирный банк. Принципы финансирования структурных реформ // Вопросы экономики. 2005. N 6.

стр. 18

гоприятной. Таким образом, одновременно стабилизируется состояние бюджета и платежного баланса, а значит, основные монетарные показатели. Если предположить, что все КД изымаются в бюджет и целиком используются для стабилизации уровня расходов, то контрциклический налогово-бюджетный механизм будет полностью решать задачи сглаживания колебаний и бюджетных, и монетарных показателей. Отказ от проведения контрциклической монетарной политики привел бы к резким колебаниям реального обменного курса. Как показано в таблице б, использование КД на сумму 1 млрд. долл. обусловливало в 2005 г. укрепление рубля на 1,2% (что эквивалентно снижению стоимости доллара на 35 коп.). Использование КД в значимых размерах - 1% ВВП - вызвало бы укрепление рубля уже более чем на 9%, что означало бы падение обменного курса доллара до 25,7 руб. Важно отметить, что при использовании КД на сумму 1 млрд. долл. укрепление рубля последовательно замедляется. Это объясняется прежде всего быстрым ростом ВВП в долларовом выражении (почти в четыре раза за период) и соответствующим увеличением прироста спроса на импортную продукцию при укреплении рубля на 1%.

Таблица 6

Расчетное укрепление рубля в результате поступления конъюнктурных доходов, не компенсированного мерами правительства и ЦБ (в %)

Величина конъюнктурных доходов

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

1 млрд. долл.

4,8

3,0

2,9

2,4

2,1

1,2

Дополнительные экспортные доходы от повышения цен на нефть на 1 долл./барр.

7,3

4,9

5,7

5,2

5,2

3,1

1% ВВП

12,6

9,2

10,2

10,3

12,3

9,3

Если не все конъюнктурные доходы поступают в бюджет, а денежные власти ставят цель сгладить влияние внешних условий на обменный курс, то Центральный банк должен осуществлять активную контрциклическую политику. Основным ее инструментом служат интервенции на валютном рынке, которые Банк России активно проводит в последние годы. В 2000 - 2005 гг. золотовалютные резервы Центрального банка выросли почти в 15 раз (с 12,5 млрд. до 182,2 млрд. долл.). Отток капитала, обеспеченный правительством и Центральным банком, будем называть "нейтрализацией" притока валюты в страну (тогда как термином "стерилизация" обозначим уменьшение денежного предложения мерами монетарной политики).

Масштабы такой нейтрализации можно оценить на основе показателей платежного баланса как сумму изменения валютных резервов и сальдо операций государства с капиталом и финансовыми инструментами. По аналогии с понятием структурного бюджетного баланса целесообразно использовать показатель "структурное сальдо платежного баланса", определяемый как разность между размерами конъюнктурных доходов экономики и масштабами их нейтрализации. Объявленной денежными властями политике сглаживания долгосрочных колебаний цен на мировых рынках соответствует поддержание

стр. 19

данного показателя на нулевом уровне. Тогда правительство и ЦБ компенсируют положительные (отрицательные) отклонения экспортных цен от стандартного уровня равным по абсолютной величине оттоком (притоком) капитала. Положительный показатель структурного сальдо означает, что экономика абсорбирует часть поступающих конъюнктурных доходов и, следовательно, в перспективе должна будет либо сокращать внутренний спрос, либо расширять заимствования.

Полезно также использовать понятие структурного торгового баланса, определяя его как торговый баланс за вычетом конъюнктурных доходов экономики. Данный показатель характеризует соотношение экспорта и импорта, очищенное от влияния колебаний цен на сырьевые товары. Для аналитических целей важна группировка статей платежного баланса, приведенная в нижней части таблицы 7. Входящие в него показатели связаны между собой тождеством:

СТБ + КЧНТ + СС = 0.

Из данных таблицы 7 следует, что в 1999 - 2003 гг. масштабы нейтрализации значительно превосходили величину конъюнктурных доходов экономики. Конъюнктурные потери экономики из-за низких цен на сырьевые товары в 1999 г. - непосредственно после финансового кризиса - не только не были компенсированы мерами контрциклической политики властей, но и, более того, вынужденно сопровождались оттоком капитала по каналам государства (так как правительство погашало внешний долг, не имея возможности проводить новые рыночные заимствования). Судя по приведенным данным, в последующие годы денежные власти пытались реагировать на увеличение конъюнктурных доходов экономики расширением масштабов их нейтрализации.

Вместе с тем в 2000 - 2003 гг. уменьшение чистого оттока капитала частного сектора в основном уравновешивалось ростом отрицательного сальдо по неторговым текущим операциям. В таких условиях действия денежных властей приводили к тому, что структурный торговый баланс сокращался сравнительно медленно. В 2004 г. денежные власти отошли от подобной политики, однако это было компенсировано тем, что последовательное снижение чистого оттока капитала частного сектора сменилось его увеличением (что проявилось в скачке показателя в предпоследней строке таблицы 7). В итоге структурный торговый баланс снизился незначительно. Тем не менее в 2004 г. отток капитала по официальным каналам примерно сравнялся с величиной конъюнктурных доходов, рассчитанной по определению правительства (все еще превосходя объем КД по альтернативному определению). Наконец, в 2005 г. масштабы нейтрализации впервые после 1998 г. оказались недостаточными (при любом определении КД).

Рассмотрим теперь, как должны распределяться роли при проведении нейтрализации притока валюты между правительством и Центральным банком. Здесь необходимо учитывать, что если сбережение и использование КД в рамках контрциклической бюджетной политики с макроэкономической точки зрения не оказывают никакого побочного действия, то покупка ЦБ иностранной валюты связана с денежной эмиссией и, следовательно, должна быть подчинена целям мо-

стр. 20

Таблица 7

Показатели платежного баланса (в млрд. долл.)*

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.**

Счет текущих операций

-0,1

0,2

24,6

46,8

33,9

29,1

35,4

58,6

86,6

Торговый баланс

14,9

16,4

36,0

60,2

48,1

46,3

59,9

85,8

120,2

Экспорт товаров

86,9

74,4

75,6

105,0

101,9

107,3

135,9

183,2

245,3

Импорт товаров

-72,0

-58,0

-39,5

-44,9

-53,8

-61,0

-76,1

-97,4

84,7

Неторговые текущие операции

-15,0

-16,2

-11,4

-13,3

-14,2

-17,2

-24,5

-27,2

-33,6

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

2,0

-5,5

-22,8

-30,8

-25,7

-17,7

-9,0

-13,3

-25,1

Государство

21,3

17,5

-1,4

-5,3

-9,9

-8,9

-6,8

-4,5

-24,6

Частный сектор

-19,2

-23,1

-21,5

-25,5

-15,8

-8,8

-2,4

-8,8

-0,5

Изменение резервов

-1,9

5,3

-1,8

-16,0

-8,2

-11,4

-26,4

-45,2

-61,5

Справочно: Определение правительства

КД экономики

-1,7

-14,6

-12,0

11,5

6,6

6,8

21,7

52,6

107,6

Структурный торговый баланс (СТБ)

16,6

31,1

48,0

48,6

41,5

39,6

38,2

33,2

12,6

Сальдо потоков капитала частного сектора и неторговых текущих операций (КЧНТ)

-34,2

-39,3

-32,9

-38,9

-30,0

-26,0

-26,9

-36,0

-34,1

Структурное сальдо платежного баланса (СС)

17,6

8,2

-15,1

-9,8

-11,5

-13,5

-11,5

2,8

21,5

Альтернативное определение

КД экономики

-1,8

-18,4

-17,3

4,4

-4,5

-5,7

9,1

40,3

93,4

Структурный торговый баланс

16,7

34,8

53,3

55,8

52,6

52,0

50,8

45,5

26,8

Сальдо потоков капитала частного сектора и неторговых текущих операций

-34,2

-39,3

-32,9

-38,9

-30,0

-26,0

-26,9

-36,0

-34,1

Структурное сальдо платежного баланса

17,5

4,5

-20,4

-16,9

-22,6

-26,0

-24,0

-9,4

7,3

* Знак "-" означает отток валюты из страны.

** Предварительная оценка ЦБ.

нетарной политики. При значительной покупке валюты ЦБ соответствующая денежная эмиссия может превысить прирост спроса на деньги. Реальные же его возможности по стерилизации избыточного денежного предложения крайне ограничены.

ЦБ не располагает достаточным портфелем ценных бумаг правительства: так, на начало 2000 г. их стоимость была эквивалентна 9 млрд. долл., что несопоставимо с требуемыми масштабами стерилизации (как показано выше, суммарные конъюнктурные доходы, полученные за последние шесть лет, даже по минимальным оценкам превысили 130 млрд. долл.). К тому же основная часть этих бумаг не могла использоваться для проведения операций на открытом рынке, поскольку не имела рыночных котировок. Повышение же ставок привлечения средств банков на депозит может увеличить приток иностранного капитала, сведя на нет меры по сглаживанию колебаний обменного курса.

стр. 21

В результате приобретения валюты сверх количества, обеспеченного спросом на деньги, возникают инфляционные последствия, то есть ЦБ оказывается перед выбором: увеличивать инфляцию либо допустить колебания обменного курса. Дополнительные проблемы для него появляются, если колебания конъюнктурных доходов, попадающих в бюджет, не сглаживаются (или не полностью сглаживаются) мерами фискальной политики: "остаточная" часть конъюнктурных доходов бюджета становится тогда еще одним потенциальным источником колебаний обменного курса либо инфляции.

С учетом приведенных соображений целесообразно такое разделение функций:

- правительство сглаживает воздействие той части КД, которая направляется в бюджет, не только на бюджетные, но и на монетарные показатели (трансформируя для этого КД в отток капитала);

- Центральный банк сглаживает эффект конъюнктурных доходов, не попадающих в бюджет.

Действительно, как неполное, так и избыточное сбережение бюджетных КД снижает стабильность государственных расходов, а отказ от сглаживания колебаний монетарных показателей мерами бюджетной политики (например, инвестирование средств СФ не в иностранные активы, а в российские ценные бумаги) уменьшает возможности поддержания стабильного обменного курса без инфляционных последствий.

Каким же было фактическое распределение усилий по нейтрализации притока валюты между Центральным банком и правительством? На первый взгляд может показаться, что на счет первого следует отнести прирост валютных резервов, а на счет второго - чистое погашение государственного долга. Однако на самом деле ситуация сложнее. Рассмотрим показатели спроса на деньги и их предложения (см. табл. 8).

Фактический прирост денежного предложения (М2) сравнивался с расчетным увеличением спроса на деньги при целевой инфляции17

Таблица 8

Изменение ключевых монетарных показателей (в %)

Показатели

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

Изменение скорости обращения денег*

-7

-13

-8

-19

-5

-8

Прирост реального спроса на деньги

35

18

15

35

22

25

Прирост спроса на деньги при целевой инфляции

60

32

31

52

34

36

Фактический прирост М2

62

40

32

52

36

39

Справочно: изменение реального эффективного курса рубля

20,3

10,2

-2,3

4,1

4,7

10,5

* Скорость обращения рассчитана как отношение ВВП за год к денежной массе М2 на конец года.

17 Более правильным здесь представляется сопоставление фактических и целевых величин базовой инфляции, однако этот показатель рассчитывается статистическими органами лишь начиная с 2003 г. и для него не всегда формулируются целевые и прогнозные значения.

стр. 22

(последний показатель определялся путем деления прироста денежной массы на соотношение фактического и целевого индексов потребительских цен). Приведенные данные позволяют заключить, что главным фактором, ограничивавшим масштабы нейтрализации со стороны ЦБ, служил спрос на деньги. Иными словами, объемы покупки валюты были обусловлены не суммой остаточных конъюнктурных доходов, а допустимой денежной эмиссией.

Так, резкое увеличение конъюнктурных доходов в 2004 г. сопровождалось замедлением роста спроса на деньги. В результате масштабы нейтрализации притока валюты за счет ЦБ оказались меньше, чем величина остаточных конъюнктурных доходов (по определению правительства). В 2005 г., как отмечалось выше, масштабы нейтрализации были меньше величины КД, что привело к сравнительно большому укреплению рубля.

Но если объем валютных интервенций ЦБ ограничен спросом на деньги, то стерилизация денежной эмиссии позволяет их расширить. Следовательно, ту часть прироста валютных резервов, которая обеспечена мерами правительства по стерилизации, надо относить на счет правительства, а не ЦБ. Чтобы выделить этот эффект, рассмотрим стандартную структуру активов денежной базы (ДБ) в узком определении:

ДБ = (ВР - ДМВФ) + (ЧКРП + ЧКБ + Пр),

где: ВР - валовые международные резервы; ДМВФ - долг перед МВФ; ЧКРП, ЧКБ, Пр - соответственно чистый кредит расширенному правительству, чистый кредит банковской системе и "прочие неклассифицированные активы".

Тогда максимально возможная величина валютных интервенций в долларовом выражении будет равна:

ВИмакс = ΔВР = (ΔДБ - ΔЧКБ - ΔПр) / ОК + + (ΔДМВФ - ΔЧКРП) / ОК,

где ОК - обменный курс на конец предыдущего года (именно по этому курсу пересчитываются международные резервы в составе денежной базы). Второе слагаемое в правой части характеризует величину стерилизации за счет правительства (ПС):

ПС = (ΔДМВФ - ΔЧКРП) / ОК.

Таким образом, вклад правительства в сглаживание колебаний обменного курса состоит из двух компонент. Во-первых, это сальдо операций государства с капиталом по данным платежного баланса (включая чистое погашение внешнего долга, предоставление кредитов российским правительством и погашение ранее предоставленных кредитов, а также операции с кредитами МВФ, которые формально отражаются на счетах органов денежно-кредитного регулирования).

Во-вторых, это величина стерилизации ПС. Накопление правительством средств в резервном, а затем в Стабилизационном фонде проявлялось в уменьшении величины ЧКРП. Таким образом, с точки зрения макроэкономических последствий нет принципиальной разницы, инвестируются ли средства СФ в иностранные активы или накапливаются на счетах правительства в ЦБ с одновременной покупкой им валюты на такую же сумму, поскольку это не влияет на общую вели-

стр. 23

чину нейтрализации. Остальное увеличение международных резервов можно рассматривать как вклад ЦБ в сглаживание колебаний курса.

Отметим, что нейтрализация за счет мер правительства несколько отличается от рассмотренного выше показателя его сбережений, поскольку величина сбережений отражает не только чистое погашение внешнего долга и накопление остатков на счетах в ЦБ, но и чистое погашение внутреннего долга (которое может быть как положительным, так и отрицательным). Кроме того, погашение долга МВФ увеличивает сбережения, но не вносит вклада в нейтрализацию (увеличивая отток капитала, но одновременно сокращая стерилизацию).

Фактические данные о вкладе правительства и ЦБ в нейтрализацию притока валюты приведены в таблице 9. Они показывают, что тенденции политики нейтрализации для правительства и Центрального банка существенно различались. Правительство последовательно снижало размеры избыточной (по сравнению с конъюнктурными доходами, попадающими в бюджет) нейтрализации по мере смягчения остроты долговой проблемы. Если в 2000 - 2002 гг. масштабы нейтрализации мера-

Таблица 9

Соотношение конъюнктурных доходов и оттока капитала по каналам государства (в млрд. долл.)

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г. (оценка)

Всего за 2000 - 2005 гг.

Нейтрализация, всего

21,3

18,1

20,3

33,2

49,9

86,1

228,9

Нейтрализация за счет мер правительства

12,0

11,2

7,0

11,7

25,4

70,7

138,0

операции с капиталом и финансовыми инструментами

5,3

9,9

8,9

6,8

4,7

24,6

60,2

стерилизационные меры правительства

6,7

1,3

-2,0

5,0

20,7

46,1

77,8

Нейтрализация за счет мер ЦБ

9,3

6,9

13,3

2,4

24,5

15,4

90,9

Справочно: доля нейтрализации за счет мер правительства, %

56

62

34

35

51

82

60

Определение правительства

Конъюнктурные доходы экономики

11,5

6,6

6,8

21,7

52,6

107,6

206,8

КД бюджета

4,5

2,8

4,2

12,3

32,3

74,1

130,0

КД, не поступающие в бюджет

7,1

3,8

2,6

9,4

20,3

33,5

76,8

Остаточные КД*

-0,4

-4,5

-0,2

9,9

27,1

36,9

68,8

Уточненное определение

Конъюнктурные доходы экономики

4,4

-4,5

-5,7

9,1

40,3

93,4

137,0

КД бюджета

0,6

-2,1

-2,1

6,0

26,9

66,3

95,5

КД, не поступающие в бюджет

3,7

-2,4

-3,6

3,1

13,4

27,2

41,5

Остаточные КД*

-7,6

-15,7

-12,7

-2,6

14,9

22,8

-0,9

* КД, не нейтрализованные мерами правительства (отрицательное значение говорит о том, что нейтрализация правительства превышает суммарное поступление конъюнктурных доходов).

стр. 24

ми правительства заметно превышали не только поступающие в бюджет, но даже суммарные конъюнктурные доходы экономики, то в 2003 г. они уже уступали суммарным КД, а в 2004 г. оказались даже меньше, чем КД бюджета (рассчитанного по определению правительства).

Величина нейтрализации за счет Центрального банка, как показано выше, определялась не столько размерами КД, не попадающих в бюджет, сколько пределами валютных интервенций, не увеличивающих инфляцию. До 2003 г. ЦБ устойчиво поддерживал избыточную нейтрализацию (по сравнению с величиной остаточных, то есть не нейтрализованных правительством конъюнктурных доходов) на уровне свыше 10 млрд. долл. в год (а при использовании альтернативного определения КД - 26 млрд. долл.), резко сократив ее масштабы в 2004 г.

Полученные оценки свидетельствуют о том, что в 2000 - 2004 гг. правительство и Центральный банк внесли примерно равный вклад в сглаживание колебаний обменного курса. Ситуация изменилась в 2005 г.: при резком увеличении суммы полученных КД расширить масштабы нейтрализации удалось только за счет мер правительства, тогда как Банк России даже снизил свой вклад в нее. В итоге правительство обеспечило в 2005 г. 82% нейтрализации. Этому отчасти помогло повышение налогообложения сверхдоходов в нефтяном секторе, но главное - здесь проявилось различие между принципиальной ограниченностью возможностей нейтрализации мерами монетарной политики и отсутствием ограничений на нее при использовании мер бюджетной политики. Полное расходование КД, поступивших в бюджет, привело бы к обвальному падению стоимости доллара.

Результаты анализа помогают понять соотношение основных объявленных целей курсовой политики Центрального банка: сглаживание долгосрочных колебаний внешней конъюнктуры и поддержание конкурентоспособности российских производителей. Судя по приведенным данным, объективно приоритетом денежных властей было сдерживание укрепления рубля: ЦБ тормозил его настолько, насколько это было совместимо с целевыми показателями инфляции (иногда даже частично жертвуя задачей ее снижения). В итоге в 2002 - 2004 гг. реальный эффективный курс рубля повысился лишь на 6,5% (производительность труда выросла за это время на 16%). Можно предположить, что Банк России пытался по возможности законсервировать сложившуюся после девальвации рубля ситуацию, при которой экономика успешно развивалась (хотя сформировавшийся при этом обменный курс явно не мог рассматриваться как равновесный в долгосрочной перспективе). Заниженный курс сдерживал рост импорта, сохраняя значительное активное сальдо структурного торгового баланса.

Наш вывод подтверждает результаты, полученные А. Вдовиченко и В. Ворониной18 . Проведенный ими эконометрический анализ действий ЦБ показал, что задача управления обменным курсом объективно имела в последние годы не меньший приоритет, чем сдерживание инфляции.

18 Вдовиченко А., Воронина В. Правила денежно-кредитной политики Банка России: Консорциум экономических исследований и образования: Научный доклад N 04/09, 2004.

стр. 25

Отметим, что предложенный выше подход к разделению ролей в нейтрализации притока валюты между правительством и ЦБ не обязательно гарантирует полное сглаживание колебаний обменного курса. Если конъюнктурные доходы, не попадающие в бюджет, достаточно велики, то их нейтрализация мерами ЦБ может оказаться нереальной в силу ограниченности его возможностей проводить валютные интервенции.

Если денежные власти не только сглаживают эффект колебаний внешней конъюнктуры, но и сдерживают укрепление рубля, координация фискальной и монетарной политики приобретает новые нюансы. Тогда при заданной величине чистых внутренних заимствований установление желаемых пределов укрепления рубля накладывает ограничения на размеры бюджетного баланса. Это очевидно при стабильных внешних условиях: увеличение расходов либо снижение налогов ведут к укреплению рубля, поскольку должны финансироваться за счет внешних заимствований. Может оказаться даже, что достижение целей курсовой политики потребует поддержания структурного профицита, несмотря на то что с точки зрения бюджетной политики в этом нет нужды.

В условиях колебаний внешней конъюнктуры ситуация аналогична: увеличение структурного дефицита (неважно, за счет роста расходов или снижения налогов) подразумевает большее расходование конъюнктурных доходов в благоприятные и рост внешних заимствований в "плохие" годы. В обоих случаях возрастает чистый приток капитала по каналам правительства, что неизбежно ведет к укреплению рубля. В частности, начиная с 2000 г. увеличение бюджетных расходов либо снижение налогов за счет использования конъюнктурных доходов имели бы следствием значительно более высокий реальный курс рубля. В то же время отсутствие таких ограничений еще не означает, что целесообразно увеличивать расходование КД, поскольку необходимо иметь в виду все риски, связанные с высоким структурным дефицитом бюджета, и потери, обусловленные волатильностью макроэкономических показателей.

* * *

Подводя итог, можно сделать следующие выводы.

1. Колебания доходов российской экономики от сырьевого экспорта в последнее десятилетие находились в границах от -9 до 12% ВВП. При нынешней налоговой системе этому соответствовали бы потери или дополнительные доходы бюджетной системы от -4 до 9% ВВП. Без принятия специальных мер волатильность внешних условий привела бы к потрясениям, существенно тормозящим экономический рост.

2. Для повышения стабильности внутренней макроэкономической среды правительство и ЦБ должны проводить контрциклическую политику, превращая выигрыш (проигрыш) экономики от колебаний внешней конъюнктуры в отток (приток) капитала по официальным каналам. Целесообразно следующее разделение функций: правитель-

стр. 26

ство сглаживает влияние той части КД, которая попадает в бюджет, и на бюджетные, и на монетарные показатели, а ЦБ сглаживает эффект конъюнктурных доходов, не попадающих в бюджет.

3. В условиях внешней волатильности предусмотренные Бюджетным кодексом РФ ограничения на размер бюджетного дефицита целесообразно устанавливать на величину не общего, а структурного дефицита.

4. Политика Центрального банка состояла не столько в сглаживании эффекта колебаний внешней конъюнктуры, сколько в максимальном сдерживании процесса укрепления рубля.

5. В 2004 - 2005 гг. в российской экономике произошел переход от избыточного сбережения (когда фактически не использовались не только поступающие в экономику конъюнктурные доходы, но и определенная доля "регулярных") к частичному использованию доходов от благоприятной внешней конъюнктуры. Таким образом, следует обсуждать вопрос о том, нужно ли расходовать больше конъюнктурных доходов, а не о том, надо ли тратить доходы от дорогой нефти.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Макроэкономика-БЮДЖЕТНАЯ-И-МОНЕТАРНАЯ-ПОЛИТИКА-В-УСЛОВИЯХ-НЕСТАБИЛЬНОЙ-ВНЕШНЕЙ-КОНЪЮНКТУРЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ГУРВИЧ, Макроэкономика. БЮДЖЕТНАЯ И МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ НЕСТАБИЛЬНОЙ ВНЕШНЕЙ КОНЪЮНКТУРЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Макроэкономика-БЮДЖЕТНАЯ-И-МОНЕТАРНАЯ-ПОЛИТИКА-В-УСЛОВИЯХ-НЕСТАБИЛЬНОЙ-ВНЕШНЕЙ-КОНЪЮНКТУРЫ (date of access: 14.12.2019).

Publication author(s) - Е. ГУРВИЧ:

Е. ГУРВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
661 views rating
17.09.2015 (1549 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассчитывается ядро дейтрона, как взаимодействие двух нуклонов на ядерном расстоянии. Дан анализ, структурных единиц энергии нуклонов до взаимодействии и после взаимодействия. Дефект массы - это энергия связи нуклонов в ядре. Получено значение ядерной гравитационной постоянной G_{Y}, взаимодействия нуклонов в сильных гравитационных полях.
Catalog: Физика 
22 hours ago · From Владимир Груздов
Рассчитывается ядро дейтрона, как взаимодействие двух нуклонов на ядерном расстоянии. Дан анализ, структурных единиц энергии нуклонов до взаимодействии и после взаимодействия. Дефект массы - это энергия связи нуклонов в ядре. Получено значение ядерной гравитационной постоянной G_{Y}, взаимодействия нуклонов в сильных гравитационных полях.
Catalog: Физика 
22 hours ago · From Владимир Груздов
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, которые основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Владимир Груздов
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
5 days ago · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
5 days ago · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
5 days ago · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Макроэкономика. БЮДЖЕТНАЯ И МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ НЕСТАБИЛЬНОЙ ВНЕШНЕЙ КОНЪЮНКТУРЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones