Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9250
Author(s) of the publication: Т. СУББОТИНА

Share with friends in SM

Т. СУББОТИНА, кандидат экономических наук, консультант программы "Наука и технологии" Всемирного банка

Недавние выступления Президента В. Путина, многочисленные заявления членов российского правительства демонстрируют, что люди, определяющие экономическую политику страны, все еще не воспринимают науку как важнейшее орудие национального экономического развития. Даже обосновывая необходимость планируемого повышения оплаты труда ученых, работающих в бюджетном секторе, они ссылаются обычно на поддержание культурного уровня и международного престижа России, как если бы речь шла о философии или искусстве. В лучшем случае ученые упоминаются после школьных учителей и врачей в общем ряду работников социальной сферы. Например, согласно апрельскому (2005 г.) Посланию Федеральному Собранию Российской Федерации Президента В. Путина, "учителя, врачи, работники культуры, науки и военнослужащие ...являются хранителями богатейшего культурного и духовного наследия нашей страны. И потому от качества труда этих людей не меньше, чем от роста экономических показателей (курсив мой - Т. С.), зависит, в какой стране мы будем жить завтра..."1 Похоже, что к ученым относятся как к предметам роскоши, которые каждой великой стране подобает иметь в дополнение к материальному благополучию, хотя никакой причинной связи между трудом ученых и экономическими показателями и не просматривается. Особенно удивительно, что это происходит в той самой стране, в которой еще в 1970-е годы каждый студент должен был знать, что "основным признаком современной научно-технической революции (НТР) является превращение науки в ведущую производительную силу общества".

Еще более тревожит тот факт, что разрыв причинной связи между российской наукой и российской экономикой существует не только в головах наших политиков, но и в реальной действительности. Причина заключается в практическом отсутствии единственно возможного связующего звена - новых технологий, создаваемых российскими учеными и инженерами и используемых для производства новых продуктов и радикального снижения издержек производства (как новых, так и традиционных товаров и услуг). Между тем в современной мировой экономике технологические инновации действительно стали "ведущей производительной силой" - основным орудием конкурентной борьбы, определяющим темпы экономического роста и динамику относительной экономической мощи государств. Всего несколько слаборазвитых стран продолжают надеяться преимущественно на свои природные богатства


1 http://www.president.kremlin.ru/text/appears/2005/04/87049.shtml.

стр. 46


и дешевизну трудовых ресурсов. И Россия, к сожалению, идет по этому же, неестественному для нее пути, несмотря на то, что в ее распоряжении все еще сохраняется одна из крупнейших в мире "армий" ученых и инженеров, сравнимая только с "армиями" двух ведущих мировых научно-технических держав - США и Японии - и, может быть, Китая.

Модель экономического роста, базирующегося преимущественно на эксплуатации природных ресурсов, окончательно утвердилась в российской экономике за 15 лет "переходного периода". Это стало результатом отсутствия какой-либо долгосрочной государственной стратегии экономического развития (в дополнение к тактике перехода к рыночной экономике). Сегодня, когда появились, наконец, первые признаки стратегического государственного мышления2 , Россия, похоже, получила шанс сменить подобную бесперспективную модель на модель "экономики, основанной на знаниях", которая отличает все так называемые развитые страны от слаборазвитых.

Создание экономических и институциональных условий для того, чтобы российская наука смогла возглавить технологический и экономический прогресс страны, потребует крупных изменений в экономической политике государства, но на карту поставлено слишком многое. Если эти изменения не будут осуществлены в самое ближайшее время, России понадобятся многие десятилетия для того, чтобы только восстановить тот интеллектуальный потенциал для технологических инноваций, который имеется в настоящее время. Человеческий капитал, в отличие от других видов капитала, нельзя сохранить, если он не используется по назначению. Известно, например, что конструкторы и инженеры теряют профессиональные навыки, если долго не получают заказов на разработку новых технологий, а ученые мирового класса, естественно, уезжают за рубеж, если не чувствуют себя нужными в своей стране. Более того, когда страна не может обеспечить гражданам достаточного вознаграждения за повышенную квалификацию, спрос населения на высшее образование также в конце концов снижается. И если ситуация будет развиваться по такому сценарию, Россия станет обычной развивающейся страной, полностью зависимой от импорта устаревших технологий из стран-лидеров.

"Нижний путь" и "обедняющий экономический рост"

Термин "верхний путь к конкурентоспособности" нам впервые встретился в ежегодном докладе Организации промышленного


2 В Послании Президента В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 26 мая 2004 г. отмечалось, что "мы только недавно подошли к третьему этапу в развитии современного российского государства, к возможности развития высокими темпами, к возможности решения масштабных, общенациональных задач. И сейчас мы имеем и достаточный опыт, и необходимые инструменты, чтобы ставить перед собой действительно долгосрочные цели, ... прогнозировать нашу жизнь не на несколько месяцев - даже не на год, а на десятилетия вперед" (http://www.president.kremlin.ru/appears/2004/05/26/2003_type63372_71501.shtml).

стр. 47


развития ООН (UNIDO) за 2002 г.3 В нем речь шла об опасности постоянно увеличивающегося разрыва в уровнях промышленного развития и конкурентоспособности развитых и развивающихся стран. При этом отмечалось, что сами по себе экономическая либерализация и глобализация не помогают смягчить эту проблему. Для действительного сглаживания данной взрывоопасной ситуации национальным правительствам и международному сообществу предлагалось содействовать движению развивающихся экономик по "верхнему пути" (high road to competitiveness) - пути к конкурентоспособности и экономическому росту за счет ускоренного освоения новейших мировых знаний и технологий, а также развития собственных НИОКР и собственного инновационного производства. Такая перспективная стратегия противопоставлялась наиболее распространенному "нижнему пути" (low road to competitiveness) - пути выхода развивающихся стран на мировые промышленные рынки за счет привлечения иностранных инвесторов ценой предоставления в их распоряжение как можно более дешевых трудовых и природных ресурсов.

Приходится сожалеть о том, что эти термины4 и стоящие за ними концепции не получили пока широкого распространения, так как, на наш взгляд, они особенно рельефно отражают суть того экономического выбора, с которым сталкиваются сегодня большинство стран со средним (по мировым меркам) уровнем дохода на душу населения. Однако, даже и не пользуясь названными терминами, об этом выборе, по существу, пишут многие западные экономисты, исследующие проблемы международной конкуренции и мирового экономического развития.

Так, в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD) за 2003 г. отмечается, что, "хотя с точки зрения частных корпораций не имеет большого значения, какими методами достигается международная конкурентоспособность их товаров - за счет ли роста экономической продуктивности или за счет снижения зарплат и девальвации валюты, - с более широкой социально-экономической точки зрения ясно, что эти методы порождают принципиально различные последствия для экономической и социальной стабильности и благосостояния"5 .

Известный американский экономист, крупнейший авторитет в области мировой экономической конкуренции М. Портер поясня-


3 Competing Through Innovation and Learning: Industrial Development Report 2002 / 2003 / UNIDO (United Nations Industrial Development Organization). Vienna, 2002.

4 Этимология терминов "верхний путь" и "нижний путь" (high road, low road) восходит к старинной шотландской песне "Loch Lomond", весьма популярной в англоязычных странах. По преданию, песня была написана участником якобитского восстания 1745 - 1746 гг., когда он, в ожидании казни, в этой песне передал свое обращение к любимой. В припеве ("O' ye'll take the high road and I'll take the low road, // And I'll be in Scotland afore ye") под "high road" подразумевается дорога жизни, а под "low road" - дорога смерти. По другой версии, двое сподвижников принца Чарльза после поражения восстания оказались заключенными в темнице Карлайла. Один из них был казнен, а другой - помилован и освобожден. Душа мертвого воина будет идти по "low road" и достигнет Шотландии раньше его живого товарища. В то же время в современном английском языке словосочетание "high road" приобрело значение "прямая дорога", "главная дорога" (примеч. ред.).

5 Trade and Development Report / UNCTAD (United Nations Conference on Trade and Development). New York, Geneva, 2003. P. viii.

стр. 48


ет, что все развивающиеся экономики обычно проходят через три стадии развития, отличающиеся разными способами конкуренции. В "экономике, движимой факторами производства"(factor-driven economy), победа в конкурентной борьбе зависит в основном от стоимости элементов издержек производства (в свою очередь, зависящей главным образом от доступности природных и человеческих ресурсов). В "экономике, движимой инвестициями" (investment-driven economy), конкуренция базируется прежде всего на повышении технической эффективности производства. А в "экономике, движимой инновациями" (innovation-driven economy), главным становится создание новых, более высоких "ценностей для потребителей", то есть новых товаров и услуг, за которые потребители согласны платить гораздо более высокую цену. При этом издержки производства такой, достаточно инновационной продукции снижать не обязательно - достаточно сохранять их примерно равными издержкам производства у конкурентов6 .

Более высокая потребительская и рыночная ценность товара создается с помощью технологических инноваций и рекламных кампаний, призванных убедить потребителей в том, что уникальные свойства новых фирменных товаров более чем оправдывают их повышенные цены. Однако подобный способ конкуренции требует технологического и в какой-то степени "культурного" лидерства, так что практически он доступен лишь наиболее развитым экономикам - "экономикам, основанным на знаниях". В то же время развивающиеся страны, не способные бороться с наиболее развитыми странами по уровню технологий и маркетинга, продолжают конкурировать путем наращивания инвестиций в увеличение объемов и снижение издержек производства стандартизованной, имитированной или лицензионной продукции. А когда экономия от масштабов производства и мелкие технические усовершенствования оказываются недостаточными для достижения международной конкурентоспособности, дальнейшее снижение издержек происходит за счет уменьшения и без того низкой оплаты труда, в том числе путем девальвации национальной валюты7 .

"Мотором" инновационной экономики (или экономики, развивающейся по "верхнему пути") является разработка новой продукции повышенной потребительской и рыночной ценности, настолько сложной в техническом отношении или настолько хорошо защищенной с помощью законов об интеллектуальной собственности, что менее развитые страны оказываются временно неспособными участвовать в ценовой конкуренции на тех же рынках. В то же время большинство развивающихся стран "застряли" на стадии инвестиционной или даже факторной экономики и могут добиваться международной конкурентоспособности своей продукции, лишь двигаясь по "нижнему пути",


6 Porter M. The Competitive Advantage of Nations. NY: The Free Press, 1990.

7 Между прочим, по словам того же М. Портера, "девальвация национальной валюты не делает страну более "конкурентоспособной", а лишь обнажает недостаток ее глубинной конкурентоспособности" (Porter M. New Zealand Competitiveness: The Next Agenda: The paper presented at the Catching the Knowledge Wave Conference / University of Auckland, 2001, August 3).

стр. 49


то есть на основе снижения издержек производства и цен на свою сырьевую, традиционную или стандартизованную (но не инновационную) продукцию. К сожалению, приходится констатировать, что Россия в этом смысле принадлежит к группе наименее развитых стран, поскольку подавляющая часть ее экспортной продукции может конкурировать на мировых рынках лишь благодаря своей низкой цене, но не высокому качеству и технической сложности.

Другая современная стратегия экономической конкуренции, широко применяемая транснациональными корпорациями (ТНК), заключается в создании международных производственных цепочек, в рамках которых большая часть операций по промышленному производству продукции размещается в менее развитых странах с относительно невысокими издержками производства, в том числе гораздо более низкой оплатой труда. Тогда как наиболее знаниеемкая и высокооплачиваемая деятельность, такая, как научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), а также анализ рынка и операции по созданию и эксплуатации узнаваемых торговых марок, сосредоточена на территории более развитых стран, обладающих наиболее квалифицированными кадрами. Подобная международная специализация позволяет технологически лидирующим странам не только поддерживать более высокий уровень доходов, но и осуществлять общий стратегический контроль за международными производственными цепочками. Типичное распределение ролей и доходов/добавленной ценности между развитыми и развивающимися странами показано на рисунке 1.

Заметим, что за некоторыми исключениями российские компании почти не участвуют в международных производственных цепочках - ни в подчиненной роли промышленных производителей, ни тем более в лидирующей роли разработчиков новых технологий и организаторов транснационального производства. Однако от конкуренции с ТНК,

Схема разделения труда и доходов в глобальных производственных цепочках

Рис. 1

АА - примерная кривая добавленной ценности, типичная для технологических лидеров, контролирующих глобальные производственные цепочки.

ВВ - примерная кривая добавленной ценности, типичная для бедных, низкостоимостных участников глобальных производственных цепочек, контролируемых из-за рубежа.

стр. 50


эксплуатирующими одновременно и высокий инновационный потенциал развитых стран, и низкие производственные издержки развивающихся стран, России никуда не уйти.

Применение развитыми и развивающимися странами таких различных стратегий достижения международной конкурентоспособности привело к фактическому разделению мирового рынка на два различных сегмента, граница между которыми постоянно смещается в сторону все большей технологической сложности. Товары, экспортируемые развивающимися странами, продаются на рынках с острой ценовой конкуренцией, для которых характерно падение мировых цен и экспортных доходов. Это рынки либо низкотехнологичной, либо относительно высокотехнологичной продукции, уже покинутые фирмами из развитых стран по причине слишком широкого распространения используемых в них технологий8 . Одновременно развитые страны действуют в основном на рынках, защищенных от ценовой конкуренции производителей из развивающихся стран с более низкими издержками благодаря либо недосягаемой для последних инновационности товаров, либо хорошо "раскрученным" и прекрасно защищенным торговым маркам (например, Coca-Cola).

В результате, по некоторым данным, цены на промышленную продукцию, экспортируемую главным образом развивающимися странами, всего за 10 лет - с 1985 по 1995 г. - упали по сравнению с ценами на продукцию развитых стран чуть ли не на 25%9 . Причем даже экспорт относительно сложной техники, обычно классифицируемый как высокотехнологичный, не спасает многие развивающиеся страны от падения мировых цен и экспортных доходов. Например, цена полупроводниковых чипов типа DRAM (на сегодняшний день они устарели), производство которых сосредоточивалось в основном в странах Восточной Азии, в течение 1990-х годов упала с 50 долл. США за штуку до 2 долл. Постоянно снижаются цены на персональные компьютеры, телевизоры и другую бытовую электронику, особенно если принять во внимание их непрерывное совершенствование. Так, цена одного мегабайта на жестком диске компьютера упала с 11,54 долл. в 1988 г. до всего 0,45 долл. в 2005 г.

В чем причина такой новой тенденции, которую Р. Каплински назвал "обедняющим экономическим ростом" (immiserising economic growth) - роста объемов промышленного производства, занятости, экспорта, даже технологического уровня, тем не менее сопровождающегося падением экономической отдачи?

В прошлом считалось, что с обедняющим экономическим ростом сталкиваются лишь самые отсталые страны, специализирующиеся на экспорте сельскохозяйственных и сырьевых товаров, поскольку условия торговли этими товарами на мировом рынке имеют тенденцию


8 Примером может, наверное, служить недавнее решение крупнейшей компании IBM о продаже своей торговой марки на персональные компьютеры Китаю, с тем чтобы сосредоточиться на создании системы компьютерной связи нового поколения, конкурирующей с Интернетом (проекты Grid IBM и World Community Grid).

9 Kaplinsky R. Spreading the Gains from Globalization: What Can Be Learned from Value Chain Analysis?: IDS Working Paper 110. Sussex, UK, 1999. P. 6.

стр. 51


ухудшаться. Поэтому надежным рецептом преодоления бедности считалась ускоренная индустриализация и наращивание экспорта промышленной продукции. Однако начиная примерно с середины 1980-х годов появилась новая тенденция к снижению цен на промышленные товары, производимые главным образом в развивающихся странах. Причина в том, что подобные товары стали предметом массового производства и объектом ожесточенной ценовой конкуренции среди развивающихся стран, конкурирующих в основном путем снижения издержек, а не выведения на рынок принципиально новых типов и моделей продукции. Разработка и внедрение новейших технологий остаются прерогативой производителей из наиболее развитых стран, и цены на эти новейшие разработки поддерживаются на достаточно высоком уровне до тех пор, пока производители из более бедных, "догоняющих" стран так или иначе не получат к ним доступа. Тогда и эти товары будут быстро дешеветь в результате ценовой конкуренции между бедными странами, а задачей технологических лидеров станет либо создание соответствующих производств в наиболее "конкурентоспособных" развивающихся странах - странах с низкими издержками производства и приемлемыми рисками, либо полный отказ от производства такой продукции в пользу принципиально новых товаров, защищенных от ценовой конкуренции со стороны бедных стран технологическими или правовыми барьерами (патентами, торговыми марками, международными договорами).

Важнейшим элементом в этом новом механизме обедняющего экономического роста развивающихся стран стал Китай - страна с привлекательно низким уровнем оплаты труда и относительно невысокими инвестиционными рисками, крупнейший получатель иностранных инвестиций и крупнейший экспортер, постоянно повышающий технологический уровень своего производства и экспорта. Не случайно появление понижательной тенденции в динамике цен на промышленную продукцию развивающихся стран практически совпало с активным выходом Китая на мировой рынок. Причем в наиболее сложном положении оказались страны с более высоким уровнем оплаты труда, не способные конкурировать с Китаем по уровню инновационности производства. Среди стран Восточной Азии с наибольшими трудностями столкнулись Индонезия и Таиланд, в которых гораздо более высокий, чем в Китае, уровень оплаты труда сочетается с особенно большой долей экспортной продукции, непосредственно конкурирующей с китайским экспортом (см. табл. 1).

Нам неизвестны оценки реальной или (что особенно важно) потенциальной конкуренции между Россией и Китаем, но очевидно, что более чем двукратная разница в оплате труда, сокращающая конкурентоспособность российских товаров на мировых рынках, требует как минимум такого же отрыва России от Китая по уровню технологической инновационности ее промышленного экспорта. Альтернативный метод конкуренции с Китаем - путем снижения оплаты труда - является тупиковым, так как разрушает национальный человеческий капитал и надолго закрывает перспективу перехода к "верхнему", инновационному пути развития.

стр. 52


Таблица 1

Показатели экономической конкуренции с Китаем

Страны

Средняя оплата труда в обрабатывающей промышленности, долл. США на 1 работника в год

Доля экспортной продукции, непосредственно конкурирующей с китайским экспортом на рынках США*, %

1980 - 1984 гг.

1995 - 1999 гг.

1990 г.

2000 г.

Китай

472

729

-

-

Индонезия

898

3054

85,3

82,8

Филиппины

1240

2450

46,3

46,1

Таиланд

2305

3868

42,2

65,4

Малайзия

2519

3429

37,1

48,7

Россия

2524

1528

?

?

Республика Корея

3153

10 743

24,0

37,5

Тайвань, Китай

-

-

26,7

48,5

Мексика

3772

7607

-

-

Гонконг, Китай

4127

10 353

42,5

55,9

Сингапур

5576

21317

14,8

35,8

Чили

6234

5822

-

-

Япония

12 306

31 687

3,0

16,3

-----

* Использованные оценки не полностью учитывают различия в технической сложности одних и тех же товаров. Например, Япония все еще производит телевизоры, но они, как правило, отличаются от китайских более передовыми характеристиками и более высокой ценой. Соответственно в случае с Японией и в некоторых других случаях приведенные оценки доли экспортной продукции, непосредственно конкурирующей с китайским экспортом, могут быть несколько завышены.

Источники: Yusuf Sh. et al. Innovative East Asia: The Future of Growth. Washington, DC; New York: World Bank and Oxford University Press, 2003. P. 25; World Development Indicators / World Bank. Washington, DC, 2003. P. 54 - 56.

Опасность современной конкурентной ситуации на мировых рынках заключается даже не в том, что технологически лидирующие страны получают больше экономических выгод от участия в международном разделении труда. Самая большая опасность заключается в том, что существующий разрыв между наиболее богатыми и всеми остальными странами по уровню развития науки и технологий характеризуется тенденцией к дальнейшему увеличению, поскольку сам этот разрыв выступает причиной ускоряющегося оттока интеллектуальных и финансовых ресурсов из развивающихся стран. Подобные взаимосвязанные негативные явления широко известны под броскими названиями "утечка мозгов" и "бегство капитала".

Невысокие зарплаты, низкий социальный статус и ограниченные возможности для профессиональной самореализации толкают к эмиграции многих высококвалифицированных специалистов. Например, по некоторым оценкам, в Европе и Северной Америке работает больше врачей с образованием, полученным в Африке, чем в самой Африке. Кроме того, малый инновационный потенциал большинства развивающихся стран обусловливает низкий уровень совокупной производительности факторов производства и соответственно ограничивает возможности для прибыльного вложения капиталов в этих странах.

стр. 53


Таблица 2

Два пути к международной конкурентоспособности

 

"Верхний путь"

"Нижний путь"

1. Доступ к новейшим технологиям

Разработка и внедрение новейших технологий, технологическое лидерство на одном или нескольких перспективных мировых рынках

Освоение быстро устаревающих иностранных технологий, полученных вместе с иностранными инвестициями или по иностранным лицензиям. "Догоняющее" технологическое развитие

2. Основное орудие конкурентной борьбы

Конкурентоспособность достигается главным образом за счет создания новых рынков и максимизации рыночной ценности уникальной, новой или радикально улучшенной продукции

Конкурентоспособность достигается на уже существующих рынках путем минимизации издержек производства стандартной продукции с помощью заимствованных технологий

3. Участие в глобальных производственных цепочках

Организация и управление собственными транснациональными производственными цепочками

Участие в наименее выгодных звеньях транснациональных цепочек, контролируемых иностранными инвесторами, или самостоятельный экспорт сырьевых товаров

4. Конкурентные условия

Высокая защищенность от ценовой конкуренции благодаря технологической сложности продукции и законам об охране интеллектуальной собственности

Низкая защищенность от ценовой конкуренции, в том числе со стороны более бедных стран с еще более низкой оплатой труда

5. Экспортные цены и доходы от экспорта

Высокие цены и доходы от экспорта инновационных товаров и услуг

Низкие, неустойчивые или даже постоянно падающие цены и доходы от экспорта сырьевой или стандартной, быстро устаревающей продукции

6. Экономические последствия (необходимого для повышения общего благосостояния) роста среднего уровня оплаты труда

Повышение оплаты труда в экономике, основанной на знаниях, способствует прогрессивному накоплению человеческого капитала, необходимого для дальнейшего повышения инновационности как главного фактора конкурентоспособности

Повышение оплаты труда непосредственно подрывает международную конкурентоспособность экономики, конкурирующей с помощью снижения цен и зависимой от иностранных инвестиций

7. Направление международных потоков человеческого капитала

"Приток мозгов" - высокая оплата труда и широкие возможности для профессионального роста привлекают высокообразованных иммигрантов из других стран

"Утечка мозгов" - низкая оплата труда, низкий социальный статус, ограниченные возможности для профессионального роста толкают к эмиграции многих из наиболее способных и активных профессионалов

8. Направление международных потоков финансового капитала

Приток капитала из менее развитых стран благодаря более широким возможностям прибыльного инвестирования в инновационные производства и относительной стабильности экономического развития

"Бегство капитала" - низкий инновационный потенциал экономики, низкая продуктивность факторов производства, ограниченные возможности для прибыльных инвестиций и экономическая нестабильность ведут к массовому оттоку капиталов в более развитые страны

9. Долгосрочные последствия для устойчивости национального экономического роста

Возможность устойчивой конкурентоспособности и экономического роста обеспечивается кумулятивным нарастанием преимуществ в области технологической инновационности

Неустойчивость экономического роста и угроза обедняющего экономического роста, риск международной маргинализации национальной экономики

10. Глобальная проблема

Дальнейшее расширение технологического разрыва между богатыми и бедными странами, угрожающее не только стабильности мировой экономики, но и международной безопасности

стр. 54


В результате отток капиталов из развивающихся стран в развитые по крайней мере сопоставим с потоком инвестиций из развитых стран в развивающиеся10 . Разрыв в научно-технической сфере между двумя группами стран становится самовоспроизводящимся и угрожает маргинализацией большого числа развивающихся стран. Заметим, что эта угроза в полный рост стоит и перед Россией.

В таблице 2 суммированы основные характеристики двух путей к международной конкурентоспособности - "верхнего пути", приносящего гораздо более высокую экономическую отдачу и в принципе создающего основу для устойчивого экономического роста, и "нижнего пути", ведущего к обедняющему экономическому росту и грозящего экономическим тупиком.

Конечно, приведенные в таблице 2 характеристики - это лишь теоретическая абстракция, два полюса, между которыми укладывается все разнообразие реальных экономических ситуаций и возможностей экономической политики конкретных стран. В частности, очевидно, что ни одной стране не удастся удерживать технологическое лидерство во всех отраслях производства, и даже самые передовые в технологическом отношении производители не могут себе позволить полностью игнорировать необходимость снижения издержек производства. В связи с этим подчеркнем, что, как показывает, например, опыт Финляндии, для развития страны по "верхнему пути" может быть достаточно технологического лидерства всего в нескольких отраслях, к тому же передовые в технологическом отношении производители, как правило, избегают необходимости снижать издержки производства до уровня издержек в бедных странах путем перехода к производству новой, недоступной для менее развитых конкурентов продукции. Но при всех этих и других возможных оговорках11 , нам представляется, что приведенная в таблице 2 абстрактная схема "верхнего и нижнего путей" к международной конкурентоспособности позволяет лучше понять, насколько важен для любой страны выбор активной либо пассивной государственной политики по отношению к созданию и сохранению собственного инновационного потенциала.

Россия: что делать?

Начнем с того, что для России развитие по так называемому "нижнему пути" равносильно дальнейшему разрушению имеющегося инновационного потенциала. В отличие от Индонезии или Таиланда Россия вынуждена идти по данному пути не в силу недостатка человеческого капитала, а лишь по недомыслию государственных чиновников, увлекшихся рыночными реформами. Хорошо известно, что за-


10 См.: Global Development Finance 2005: Mobilizing Finance and Managing Vulnerability / The World Bank. Washington, DC, 2005. P. 14.

11 Отметим, что в нашу схему вообще не попали беднейшие страны мира, практически изолированные от мировых товарных, капитальных и интеллектуальных потоков. А таких стран не так уж и мало. Среди них, например, большинство стран Африки. Эти маргинализованные страны находятся, по общему признанию, в самой безнадежной экономической ситуации и представляют наибольшую угрозу мировой стабильности.

стр. 55


Доля затрат на НИОКР в ВВП России и развитых стран мира (1990 - 2000 гг., в %)

Источник: по данным ОЭСР.

Рис. 2

траты на российские НИОКР резко упали после начала рыночных реформ. В абсолютном выражении в 1990 - 1999 гг. они сократились примерно на две трети. А по отношению к уменьшившемуся ВВП страны они снизились с более чем 2% в 1989 г. до чуть более 1% (по данным ОЭСР) или даже менее 1% (по данным российского Межминистерского аналитического центра). Для сравнения: средние инвестиции в НИОКР по странам ОЭСР составляли 2,2% ВВП, около 2,5% -в США и около 3% - в Японии (см. рис. 2). В абсолютном выражении позиции России по сравнению с другими странами или даже отдельными транснациональными компаниями выглядят еще тревожнее, особенно если при переводе долларов в рубли не использовать ППС. Такие сравнительные данные только что опубликованы Конференцией по торговле и развитию ООН (см. рис. 3).

Большие потери понесла и "армия" российских ученых. По некоторым оценкам, только за 1990-е годы общее число занятых в сфере НИОКР упало более чем вдвое. Причем зачастую именно лучшие, наиболее талантливые и активные уезжали работать в другие страны. А многие из способных выпускников российских вузов, получивших образование в естественно-научной и технической областях, вынуждены были работать совсем не по профилю. Более того, те, кто все-таки работает в сфере НИОКР в России, страдают не только от низкой оплаты труда и резко упавшего социального статуса, но и от хронического недостатка средств на приобретение научного оборудования, необходимого для полной реализации их творческого потенциала.

Тем не менее, несмотря на явно негативные тенденции последних 15 лет, Россия все еще располагает весьма значительным человеческим капиталом. Россия находится на четвертом месте в мире по количеству ученых и инженеров, работающих в области НИОКР, при том, что мы совсем недавно уступили третье место в мире быстро развивающемуся Китаю (см. рис 4а). В то же время по суммарному объему государственных и частных затрат на НИОКР Россия уступает остальным странам "большой восьмерки", Китаю, Индии и Республике Корея. Очевидно, подобный дисбаланс между человеческими и материальными ресурсами в области НИОКР не может сохраняться длительное время. Если российская экономика останется относительно открытой, а

стр. 56


Затраты на НИОКР отдельных ТНК и стран мира (2002 г., млрд. долл.)

Источник: Transnational Corporations and Internationalization of R&D: World Investment Report 2005. Figure IV.1 / UNCTAD.

Рис. 3

государство не приступит к реализации долгосрочной научно-технической стратегии, двойное проклятие "утечки мозгов" и "бегства капиталов" скоро сделает нашу страну неотличимой от любой другой развивающейся страны с доходом на душу населения ниже среднемирового. Но, может быть, еще не поздно переломить сложившуюся тенденцию и сосредоточить государственную политику на превращении российской экономики из ресурсоемкой в знаниеемкую. Для начала чрезвычайно важно, чтобы российские политики осознали, наконец, что восстановление по меньшей мере прежнего, дореформенного объема государственных затрат на НИОКР могло бы стать их важнейшим вкладом не в развитие "социальной сферы", а в повышение международной конкурентоспособности и ускорение роста экономики страны. Но даже при удвоении или утроении российских затрат на НИОКР их масштабы будут несопоставимы с суммарным мировым объемом затрат и соответственно результатами (см. рис. 46). Поэтому для успешной конкуренции в глобальной экономике России необходимо не только активно разрабатывать и внедрять собственные новые технологии, но и активно искать, приобретать, адаптировать к своим условиям и широко распространять среди отечественных производителей уже существующие технологии, применяемые мировыми лидерами.

стр. 57


Численность ученых и инженеров, занятых в сфере НИОКР, и совокупные затраты на НИОКР (Россия и другие страны, 2002 г. )*

а) Численность исследователей в сфере НИОКР

б) Совокупные (частные и государственные) затраты на НИОКР, в долл. по ППС

Рис. 4

-----

* Относительный размер "пузырей" на верхнем графике отражает соотношение абсолютной численности исследователей в сфере НИОКР, на нижнем - абсолютной величины затрат на НИОКР.

Источник: Программа "Знания в интересах развития" / Институт Всемирного банка.

Современные научные исследования требуют таких огромных вложений, что ни одна даже самая развитая и богатая страна мира не может в одиночку обеспечивать себя всеми необходимыми для своего развития знаниями. Для любой современной экономики важно умение перенимать и адаптировать к своим условиям максимальный объем иностранных технологических инноваций, доступ к которым остается открытым или может быть получен за плату или в обмен на приемлемые уступки иностранным инвесторам. Проблема в том, что наиболее передовые знания и технологии, как главное орудие конкурентной борьбы развитых стран, все более бдительно охраняются с помощью законов о защите интеллектуальной собственности и международных договоров (в том числе в рамках ВТО). А те знания и технологии, которые уже

стр. 58


находятся в свободном обороте, быстро адаптируются относительно бедными странами и вскоре теряют способность не только приносить высокий экономический доход (так называемую "инновационную ренту"), но и даже покрывать издержки. Так что Россия, стремящаяся к взаимовыгодному и устойчивому участию в современной глобальной экономике, просто обязана пытаться достигнуть технологического лидерства хотя бы в нескольких перспективных нишах мирового рынка.

Полная технологическая независимость в современных условиях невозможна. Но вполне реальной целью для России может и должна быть экономически выгодная технологическаявзаимозависимость в отличие от экономически разорительной технологической зависимости. Главной задачей экономической политики российского правительства должно стать создание условий, при которых отечественным компаниям будет выгодно учиться конкурировать с ведущими мировыми транснациональными компаниями на их собственных условиях, то есть бороться прежде всего за повышение уровня технологической инновационности и привлекательности продукции для самого требовательного мирового потребителя. Только так Россия сможет избежать разорительной для нее конкуренции с Китаем и другими бедными странами мира и попасть в "верхний" сегмент мирового рынка, в рамках которого возможно получение максимальных доходов от инвестиций (максимальной добавленной ценности).

Избегать конкуренции с Китаем - это, вероятно, самый мудрый совет, который можно сегодня получить от каких-либо наемных или добровольных консультантов по вопросам экономического развития. Однако как именно это делать - здесь мнения иностранных советчиков могут существенно расходиться.

Так, А. Брич, главный экономист инвестиционного банка Brunswick UBS Warburg, около десяти лет проживший в России и котирующийся как специалист по российской экономике, "прославился" статьей, в которой он вполне серьезно обрисовал перспективы экономического процветания России, специализирующейся на поставках энергетических и других природных ресурсов в быстро индустриализующийся Китай12 . По мнению этого советчика, соседство с Китаем позволяет России спокойно забыть о наступлении постиндустриальной эпохи по крайней мере еще на несколько десятилетий, а российскому правительству следует лишь внимательно прислушиваться к сигналам освобожденного рыночного механизма "сравнительных экономических преимуществ", якобы диктующего международную специализацию России на добыче и первичной переработке сырья. В пример России ставилась модель Австралии, но не сегодняшняя, а полувековой давности, которая в свое время позволила этой стране заработать хорошие деньги на поставках сырья в Японию. Неважно, что Япония с тех пор далеко обогнала Австралию и по технологическому уровню, и по уровню дохода. Неважно и то, что сама Австралия


12 Брич А. Путь России к процветанию в постиндустриальном мире // Вопросы экономики. 2003. N 5. С. 19 - 41. (Англ. пер. см.: Breach A. Russia's Path to Prosperity in the Postindustrial World // Problems of Economic Transition. 2004. Febrary. Vol. 46. No 10. P. 47 - 79.)

стр. 59


сегодня проводит активную политику перехода от ресурсоемкой к знаниеемкой экономике, а в ответ на статью А. Брича главный экономист Торговой комиссии правительства Австралии Т. Харкурт радостно отозвался призывом к австралийским компаниям помочь России с добычей ее природных ресурсов (в частности, на Сахалине) путем поставок австралийских знаниеемких услуг, например телекоммуникационных, консультационных (в области строительства, менеджмента, экологической безопасности и т.д.) и образовательных (в области бизнеса и иностранных языков)13 .

Попытка повторить исторический опыт Австралии в XXI в. была бы рискованной для любой развивающейся страны, так как характерные для постиндустриальной эпохи опережающий рост сферы услуг и повышение эффективности промышленных технологий закономерно ведут к падению энерго- и ресурсоемкости мирового производства и снижению цен на мировых рынках сырья. Индустриализация Китая вряд ли может изменить эту долгосрочную мировую тенденцию, тем более что и сам Китай делает целенаправленные и небезуспешные попытки прямого перехода от преимущественно аграрной экономики к экономике, основанной на знаниях, минуя промежуточную индустриальную стадию. Для России попытка нажиться на запоздалой индустриализации Китая была бы особенно опасной, так как чревата окончательным разрушением ее инновационного потенциала и потерей всех надежд на переход к современным, постиндустриальным методам экономической конкуренции. В то же время сама идея разработки экономической стратегии России с учетом возможностей экономического сотрудничества с быстро растущим Китаем, несомненно, заслуживает внимания. Справедливо и то, что России невыгодно конкурировать с Китаем в традиционных трудоемких отраслях экономики, так как затраты на оплату труда в этой стране заведомо ниже, а технологии практически те же. Где же выход?

Выход в том, чтобы вовремя вспомнить, что Россия отличается от Китая не только богатством природных ресурсов, но и интеллектуальным богатством. Россия потенциально способна поставлять Китаю не только нефть, газ и металлы, но и новые технологии, необходимые для производства принципиально новой продукции повышенной рыночной ценности. Фактически экспорт российских научных знаний и технологий в Китай идет уже сейчас, но преимущественно по инициативе китайской стороны и с минимальными выгодами или даже прямым ущербом для российской экономики (в том числе за счет "утечки мозгов"). Поэтому важнейшая задача заключается в том, чтобы научиться использовать научно-технологические преимущества России для строительства собственных международных технологических цепочек, находящихся под контролем российских компаний, проходящих через страны с более низким, чем в России, уровнем оплаты труда, и заканчивающихся на наиболее выгодных (хотя и наиболее требова-


13 Harcourt T. One Hundred Billion Dollars: From Russia with Love / Australian Trade Commission, Australian Government, 2003, April 14. (http://www.austrade.gov.au/overseas/layout/0,,0_s3-1_3z6-2_2 - 3_PWB11041575-4_articlespeech-5_-6_-7_,00.html).

стр. 60


тельных) рынках стран с высокими доходами на душу населения. Такого рода экономическое партнерство России и Китая не противоречило бы общемировой тенденции развития в направлении "экономики, основанной на знаниях", и было бы выгодно обеим сторонам.

Ну а тем, кто сомневается в принципиальной способности России конкурировать с транснациональными компаниями их же методами, следует указать на пример того же технологически менее развитого Китая, уже осознавшего, что другого пути в современной глобальной экономике просто нет. Так, председатель Государственного совета Китая Жу Ронжи, говоря об основных направлениях 10-й пятилетки, еще в 2001 г. провозгласил стратегию "движения вовне", предполагающую стимулирование китайских предприятий к инвестированию в зарубежные партнерства с целью эксплуатации иностранных ресурсов14 .

Интересно, что в статье сотрудников Института глобальных исследований консультационной фирмы McKinsey Д. Фарель, А. Пурона и Я. Ремес15 государствам со средним душевым доходом, включая страны с переходной экономикой, тоже предлагается старательно избегать конкуренции с Китаем в низкотехнологичных трудоемких отраслях промышленности. Однако совет от McKinsey резко отличается от нашумевшего совета А. Брича. Вместо того чтобы от трудоемких отраслей в страхе отступать назад к первичным и ресурсоемким отраслям, странам со средним душевым доходом предлагается переход к специализации на отраслях и производственных операциях, обеспечивающих более высокую добавленную ценность и соответственно более высокие доходы. А в качестве одного из примеров для подражания приводятся текстильные и швейные компании северной Италии, оставившие на итальянской территории только операции по дизайну одежды и управлению международными технологическими цепочками, в рамках которых производится одежда под итальянскими торговыми марками. Другой пример - американские автомобильные компании, которые использовали Договор о свободной торговле в Северной Америке (НАФТА) для перевода трудоемких сборочных операций на территорию Мексики, увеличив при этом экспорт капитало-и знаниеемких автокомпонентов примерно в четыре раза.

В том же направлении движется У. Баумоль: он выдвигает концепцию "сохранимых" (retainable) и "несохранимых" (non-retainable) конкурентных преимуществ. Согласно этой концепции, странам, стремящимся к совершенствованию структуры национальной экономики с целью увеличения доли страны в совокупном мировом доходе, гораздо выгоднее сосредоточивать вложения дополнительных ресурсов в тех отраслях, в которых выше вероятность сохранения конкурентных преимуществ перед более бедными странами с относительно низкими затратами на оплату труда. А это, как правило, именно знаниеемкие отрасли, требующие крупных вложений в продолжительное обучение персонала (в том числе на практике) для постоянного обновле-


14 Rhonjgi Zhu. 2001: Outline of China's Tenth Five-Year Plan: Speech presented March 5, Beijing.

15 Farrell D., Puron A., Remes J. Beyond Cheep Labor: Lessons for Developing Economies // McKinsey Quarterly. 2005. No 1.

стр. 61


ния модельного ряда и технологических процессов. Например, специализация на производстве компьютерных чипов гораздо выгоднее с точки зрения долгосрочных общенациональных интересов, чем специализация на производстве картофельных чипсов, потому что конкурентные преимущества, единожды завоеванные в знаниеемкой отрасли, являются более "сохранимыми"16 .

Ну а тем, кто привык возражать против целенаправленного влияния государства на структуру национальной экономики, апеллируя к классической теории "сравнительных преимуществ" Давида Рикардо, можно ответить, что эта теория никогда не предназначалась для объяснения динамических процессов экономического развития стран. Классическая теория Рикардо рассматривает "статическую" ситуацию выбора оптимального распределения имеющихся на данный момент производственных ресурсов, но оказывается мало пригодной для решения проблем наращивания и совершенствования качества этих ресурсов (например, человеческого капитала) или для поиска наиболее выгодных областей применения изменившихся ресурсов в долгосрочной перспективе.

Более того, можно сказать, что использование сегодняшних сравнительных преимуществ отстающих стран для определения долгосрочных целей их технико-экономического развития равносильно заведомому перечеркиванию возможностей качественного совершенствования экономики этих стран в будущем. Даже в России, стране с необычно высокой долей ученых и инженеров, сегодняшние сравнительные преимущества толкают экономику в сторону увеличения доли добывающих отраслей в ущерб всем высокотехнологичным отраслям промышленности. Последствия такого неконтролируемого влияния рыночных сил на структуру экономики можно сейчас наблюдать на примере стран Латинской Америки. Как отмечено в недавнем докладе Комиссии по торговле и развитию ООН, во многих странах этого региона "быстрое открытие национальных границ для международной торговли и иностранных инвестиций привело к изменению структуры производства в пользу отраслей по добыче и переработке природных ресурсов в ущерб отраслям с наибольшим потенциалом роста производительности". Для обозначения этой проблемы используется термин "преждевременная деиндустриализация" (premature deindustrialization)17 . Но теория сравнительных преимуществ не обязательно должна оставаться статичной, не обязательно должна игнорировать способности стран к накоплению физического и человеческого капиталов и технологическому самообучению. Ряд современных западных экономистов разрабатывают и применяют теорию "динамических сравнительных преимуществ", согласно которой страна может максимизировать свое благосостояние в долгосрочном периоде путем государственной поддержки тех высокодоходных отраслей экономики, в которых


16 Gomory R., Baumol W. Global Trade and Conflicting National Interests. Cambridge, MA; L, 2000. P. 62 - 64.

17 Trade and Development Report / UNCTAD (United Nations Conference on Trade and Development). New York; Geneva, 2003. P. vii, ix). См. также: Shafaeddin S. Trade Liberalization and Economic Reform in Developing Countries: Structural Change or De-Industrialization?: UNCTAD Discussion Paper #179, April 2005.

стр. 62


она пока не обладает сравнительными преимуществами, но имеет достаточный потенциал для приобретения таких преимуществ за счет целенаправленной политики технологического самообучения. Средний за анализируемый период уровень благосостояния страны, проводящей подобную политику, будет выше, чем в случае ее "преждевременной специализации" в соответствии с исходными сравнительными преимуществами при условии, что долгосрочные экономические выгоды от новой специализации превзойдут краткосрочные потери от нарушения оптимального статического распределения ресурсов18 .

На самом деле в истории много примеров не только того, что сравнительные преимущества стран могут изменяться со временем (скажем, перемещаться из сельского хозяйства в промышленность и услуги), но и того, что новые сравнительные преимущества могут целенаправленно создаваться с помощью государственной экономической политики. Так, когда Великобритания в середине XIX в. впервые выдвинула идею свободной торговли, сравнительные преимущества США и Германии все еще концентрировались в сфере сельского хозяйства. Однако вместо того чтобы "послушно" специализироваться в соответствии со своими статическими сравнительными преимуществами, США продемонстрировали миру пример государственной защиты промышленных "отраслей-младенцев" (именно опытом США руководствовался Ф. Лист, разрабатывая концепцию с таким названием). А к началу Первой мировой войны США и Германия уже составляли опасную конкуренцию промышленной Великобритании. Известно, что позднее именно опыт Германии был одним из источников вдохновения для технико-экономической модернизации Японии после Второй мировой войны. А уже совсем недавно этот же путь успешно прошли Южная Корея и Тайвань.

Правда, концентрация усилий страны на развитии определенных технологий и отраслей, признанных стратегически важными для экономики в целом, неизбежно чревата риском ошибочного выбора стратегических целей, например таких, которые окажутся на поверку технически невозможными или экономически неконкурентоспособными. Экономический провал технически успешного проекта сверхзвукового пассажирского самолета "Concorde" выступает яркой иллюстрацией подобного рода рисков. Однако отсюда не следует, что такие риски всегда неоправданны. Вероятные выгоды от успешных высокотехнологичных проектов зачастую настолько велики, что они перевешивают вероятные потери. Более того, риски, связанные с отказом от участия в технологическом соревновании и соответственно заведомого поражения в экономической конкуренции все равно гораздо выше19 .


18 Подробнее см.: Parris B. Risky Development: Export concentration, Foreign Investment and Policy Conditionality // World Vision Australia/World Vision International. 2003. P. 28 - 32.

19 Известный американский экономист Л. Туроу назвал свою новую книгу о глобальной технологической конкуренции "Удача любит смелых". По его словам, "тем, кто хочет победить, нельзя сидеть на обочине... Они могут, конечно, проиграть, если примут участие в рискованной игре, но они уже наверняка проиграют, если так и не вступят в игру" (Thurow L. Fortune Favors the Bold: What We Must Do to Build a New and Lasting Global Prosperity. NY: Harper Collins Publishers Inc, 2003. P. 27).

стр. 63


А для того чтобы не нанести ущерб возникновению совершенно новых знаниеемких отраслей, прогнозирование и государственная поддержка которых пока не представляются возможными, необходимо подкреплять целевую технико-экономическую политику так называемой "горизонтальной" промышленной политикой, стимулирующей технологические инновации в равной мере во всех отраслях экономики.

* * *

Российская экономика впервые интегрируется в мировую рыночную экономику и делает это пока стихийно, без опоры на какую-либо ясную государственную стратегию. "Рыночные фундаменталисты" (выражение нобелевского лауреата Дж. Стиглица) доказывают, что так и надо, что только в результате максимально свободного действия рыночных сил и может восторжествовать высшая экономическая эффективность. В то же время международные эксперты, анализирующие успехи и поражения развивающихся стран в последние несколько десятилетий, все чаще предупреждают правительства этих стран о рисках, связанных с поспешным и непродуманным участием в экономической глобализации. Среди них - риски так называемого "нижнего пути к конкурентоспособности" с характерным для него "обедняющим" или "разорительным" экономическим ростом. К сожалению, можно констатировать, что именно по этому пути уже движется российская экономика. Но очень хочется надеяться, что еще не все потеряно, что еще не поздно вернуться к недавно пройденной развилке и попытаться-таки вскарабкаться на тот "верхний путь", по которому следуют сегодня все экономически успешные страны мира.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Макроэкономическая-политика-РОССИЯ-НА-РАСПУТЬЕ-ДВА-ПУТИ-К-МЕЖДУНАРОДНОЙ-КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. СУББОТИНА, Макроэкономическая политика. РОССИЯ НА РАСПУТЬЕ: ДВА ПУТИ К МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Макроэкономическая-политика-РОССИЯ-НА-РАСПУТЬЕ-ДВА-ПУТИ-К-МЕЖДУНАРОДНОЙ-КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ (date of access: 22.09.2019).

Publication author(s) - Т. СУББОТИНА:

Т. СУББОТИНА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
762 views rating
17.09.2015 (1465 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
4 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
4 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
4 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
4 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
4 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Макроэкономическая политика. РОССИЯ НА РАСПУТЬЕ: ДВА ПУТИ К МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones