Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16200

Share with friends in SM

Согласно Вкладной и кормовой книге Симонова монастыря, "Володимер Григорьевич Ховрин в дому Пречистые Богородицы на Симонове поставил церковь кирпичну Преображение Спасово да в пределех Собор архистратига Михаила да Николы Чюдотворца с колоколницею. И ограду кирпичну около монастыря зделал"1. По мнению В. П. Выголова, строительство кирпичной ограды могло осуществиться в 50-е- 70-е гг. XV в., в период наиболее активной деятельности В. Г. Ховрина. Исследователь сделал наблюдение, что "это первая известная нам в московской архитектуре каменная монастырская ограда, возведенная к тому же из нового материала - кирпича"2. Фактически к тому времени в Москве только Кремль и Симонов монастырь имели каменные стены. Сложно что-либо сказать об архитектуре и инженерно-технических свойствах кирпичной стены Симонова монастыря, а также судить, строилась ли она с военно-оборонительным расчетом, или же из других соображений.

В литературе отмечалось, что луг под Симоновым монастырем был традиционным местом торговли ногайскими лошадьми3. Согласно Посольской книге по связям с Ногайской Ордой, в сентябре 1536 г. ногайским купцам было разрешено "конь-ми торговати против Симонова на лугу"4. Под 4 ноября 1539 г. летопись отмечает, как "приидоша к великому князю на Москву послы Нагайскые от Кошюм-мырзы и от иных мырз з грамотами; а писал Кошюм-мырза, чтобы князь великий жаловал их и дружбу свою к ним држал. И князь великий пожаловал их, дружбу свою хочет к ним држати, и велел их поставити на Нагайском дворе, а с коньми торговати под Симановым на лугу"5. "На лугу против Симанова" предоставили место ногайским торговцам ("гостям") в начале ноября 1548 года6. Там же дали торг ногайским гостям и осенью 1551 года7. Осенью 1552 и 1553 гг. там же разместили ногайских послов8. 2 августа 1576 г. "нагаиские послы к Москве пришли. А торг им по государеву указу дан за Москвою-рекою под Симановым"9. Скопление большого количества лошадей, а также их продавцов и покупателей могли делать окрестности Симонова монастыря местом повышенной опасности и ставить вопрос о необходимости использования его кирпичной ограды по функциональному назначению.

В пожар 1547 г. Симонов монастырь сильно не пострадал; во всяком случае, когда приходилось заново писать иконы в московские храмы взамен сгоревших, "перевод у Троицы имали иконы, с чего писати, да на Симонове"10. Возможно, кирпичной ограде монастырь был обязан тем, что там сохранились иконы во время пожара. Однако Симонов монастырь мог пострадать от Девлет-Гирея в 1571 году. Как отмечает Дж. Горсей, "Крымский царь со своими войсками наблюдал этот большой пожар,


Давиденко Дмитрий Григорьевич - кандидат исторических наук. Музеи Московского Кремля.

стр. 153

удобно разместившись в прекрасном Симоновом монастыре на берегу реки в четырех милях от города, захватив награбленное и отобрав богатство у тех, кто успел спастись бегством от пожара"11.

Первые прямые указания на военное использование монастырской ограды, как отмечали В. П. Выголов и Л. А. Беляев, относятся к концу XVI - началу XVII века12. Согласно "Повести о честнем житии царя и великого князя Феодора Иоанновича всея России", 4 июля 1591 г. во время отражения крымского хана, напавшего на Москву, "весь же день той и нощь со всех стен градных из великих огнедыхающих пушек непрестанно стреляху и изо всех обителей, иже близ царствующего града Москвы, такоже непрестанно стреляюще и многих от поганых побивающе"13. Не без участия в военных действиях мог оказаться и Симонов монастырь. Согласно Разрядным книгам, там в это время был в осаде Василий Андреевич Квашнин14. Следующие эпизоды функционирования Симонова монастыря как укрепленного пункта относятся уже к началу XVII века.

Летом 1605 г., после смерти Бориса Годунова и утверждения Лжедмитрия I на русском троне, изменилась политическая ситуация в стране. Показателем авторитета обители среди церковных организаций во время правления Лжедмитрия I является участие Симоновского архимандрита в брачном обряде Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I) с Мариной Мнишек15. Здесь, очевидно, мы видим результат сложившейся к этому времени традиции, когда настоятель Симонова монастыря участвовал среди высокопоставленного духовенства в соборных заседаниях и торжественных богослужениях. Монастырь получил от царя четыре жалованные грамоты16. Причем, по наблюдению В. И. Ульяновского, первая датированная жалованная грамота Лжедмитрия I из тех, которые предназначались в монастыри, была дана именно Симонову монастырю17. При этом все четыре грамоты тождественны некоторым грамотам Ивана IV и Бориса Годунова, которые и позднее подтверждались Василием Шуйским и Михаилом Федоровичем Романовым18. В них оговаривались льготы монастыря на рыбную ловлю, соляные промыслы и таможенные пошлины с торгов ".

После падения Лжедмитрия I трон занял Василий Шуйский, который подтвердил монастырю пять жалованных грамот, выданных прежними государями, а также выдал Указную грамоту и внес вклады. Симоновский архимандрит вновь принимал участие в венчании на царство20. Показательным деянием была поддержка, оказанная монастырем главе государства осенью 1606 г., за стенами которого находились стрельцы во время осады Москвы войсками Ивана Болотникова. Этот эпизод описан в "Ином сказании": "они же разбойницы сие видевше, дерзновение быша, и паки на Коломенское пришедше, и ту сташа, и острог в земли зело крепко учинивше. И тако к Пречистые обители к Симонову монастырю пришедше; ту же во обители московские стрелцы быша: послани от царя Василия в защищение тоя обители иноком... Иноцы же ... ставши крепко по православной вере християнской и по благоверном царе и великом князе Василии Ивановиче всеа Русии крепко стояти и битися с ними до смерти, а не здатися им... И ничто же окаянии успеша, но паче сами разбиени быша"21. Это же отражено и в Латухинской Степенной книге: "И тако воры Пашков и Болотников в Коломенском со всею силою сташа и острог в земли учниша. Начаша же к Симонову монастырю приходити и лестию им говорити, чтобы они монастырь тем ворам отворили. Тогда монахи и московские служилые люди крепко противу их сташа и многих приступающих к ним побиша"22.

В феврале 1607 г. в Москве произошла церемония, связанная с прощением населению клятвопреступления, а также освобождения от присяги, данной Лжедмитрию I. Из Старицы был вызван патриарх Иов, причем в группе послов, к нему отправленных, отмечен архимандрит Симонова монастыря Пимен23.

Вероятно, что с Симоновым монастырем в это же время был тесно связан и Ф. И. Мстиславский, отражавший наступление Лжедмитрия I на Москву. В начале правления Василия Шуйского он рассматривался, вопреки собственному желанию, претендентом на русский трон. После сведения с престола Шуйского Мстиславский возглавил Семибоярщину и до осени 1612 гг. вместе с поляками находился в Кремле, призывая хранить верность королевичу Владиславу. С середины XVI в. Симонов монастырь был родовой усыпальницей Мстиславских, жертвовавших на благосостояние монастыря. Ф. И. Мстиславский известен как монастырский вкладчик; похоронен он

стр. 154

в Симоновом монастыре24. После падения Василия Шуйского монастырь принял участие в событиях, связанных с борьбой с Лжедмитрием II, а также польско-литовской интервенцией. О. Будило, выступавший на стороне Лжедмитрия II, пишет о событиях августа 1610 г.: "Того же года [и месяца], 11 дня (новый стиль. - Д. Д.), сильная была вылазка из монастыря Симонова до самого лагеря [и неудачная для нас], потому что [русские] напали тогда, когда войско не было готово к битве и стража ушла было, но потом [наши], вскочив на коней, сдержали русских и гнали их под самые стены. В это время ранили г. Сапегу"25. Как и в случае с отражением войск Болотникова, наступавшая сторона обосновалась в Коломенском, в то время как крепостью москвичей был Симонов монастырь.

В сентябре 1610 г. поляки обосновались в Кремле, Китай-городе и Белом городе26. Около этого времени Лжедмитрий II бежал из предместий Москвы, а в руки интервентов переходили и иные участки города. Оказался ли среди них Симонов монастырь?

По данным русских источников, Симонов монастырь находился в руках москвичей в конце марта 1611 г., на Страстной неделе, непосредственно до прихода в Москву Первого ополчения. После восстания москвичей против интервентов, случившегося 19(29) марта, была подожжена Москва. Согласно Новому летописцу, часть москвичей укрывалась в Симоновом монастыре в осаде: "Сами ж литовские люди и московские изменники начаша крепити осаду. Последние же люди московского государства седоша в Симонове монастыре в осаде и начаша дожидатися ратных людей под Москву"27. Н. Мархоцкий, сражавшийся в польском войске, пишет: "... В великий Понедельник (25 марта (4 апреля) 1611 г. - Д. Д.) ... войско пришло под столицу и встало за Москвой-рекой у Симонова монастыря. Московитяне сразу заняли монастырь, а вокруг, несмотря на многочисленность своего войска, расставили гуляй-городы"28.

Интерес представляет донесение А. Гонсевского, пересказанное А. Гиршбергом: "Ляпунов, Зарудский и князь Димитрий Трубецкой из Калуги с внушительными силами остановились в трех милях от Москвы в монастыре на Угреше. С другой стороны, от Ярославля, наступал князь Федор Волконский и Иван Волынский с несколькими тысячами войска. Просовецкий, Измайлов, разбитые раньше, присоединились к ним и уже захватили два каменных укрепленных монастыря - Симонов и Андрониев, расположенные тут же в поле под Москвой. Мы не успели снабдить эти монастыри гарнизонами, а разрушить их так скоро было невозможно. Кроме того, много здешних из города бежало туда. Там все собираются. Конечно, этому старались воспрепятствовать, но у нас было мало пехоты и казачьих рот, а гусар вследствие глубокого снега нельзя было употребить. Вчера (5 апреля по н.ст. - Д. Д.) я выходил на этих врагов со своим полком, с частью немецкой пехоты, и с несколькими ротами из полка пана Зборовскаго и из полка пана Казановского. Они нападали на нас, но будучи отбиты, бежали в поселения, находившиеся тут же под монастырскими стенами, в которых очень многие из них стояли, а мы сожгли до основания острожки, которые они стали было строить возле стен и набрали много языков"29.

Согласно Житию Св. Феодора, архиепископа Ростовского, после захвата Москвы поляками были попытки их проникновения в Симонов монастырь: "И грех ради наших Богу попустившу, Ляхи лестию взяша царствующий град Москву и приемше власть повсюду; и един бе от князь единомысленник Ляхом изыде из града со многим воинством ко обители Пресвятыя Богородицы и чудотворца Феодора на Симоново, и близ обители постави воя своя в подгорье, и рече им: "аще ли монастырская врата отворена будут, тогда скоро устремившеся, внидите на взятие монастыря"; сам же князь мало от служащих поим с собою, иде пеш ко обители, и посла во обитель единаго от служащих ему поведати свое шествие во обитель; посланный же пришед во обитель поведая о пришествии княжем; прииде же и князь пред врата и отвориша ему врата, и затворишася ему очи; воини же скоро устремишася на взятие обители, князь же отосла их бездельны от монастыря. Сам же князь введен бысть в монастырь святаго моляся Богу и Пречистей Богородице к угоднику святому Феодору, и оттоле стяжа велию веру в монастырь святаго... Во граде же Москве Гасерский, полковник Струк, богоотступник един от боляр именем Михаил, и Ляцкой воевода Александр с Ляхи. И немцы во царствующем граде Москве всех православных христиан в Кремле, в Китае и в Белом граде все жилища попалиша и всякий возраст увы мечу и огню предаша и святыя церкви и всю святыню оскверниша; оставшиеся люди Московска-

стр. 155

го государства сидяще в Симонове монастыре в осаде, ожидающе христианского воинства; сами же Ляхи и крамольники начата крепити осаду во граде Кремле. Ляцкие же воинства прихождаху на взятие Симонова монастыря и многие приступы чиниша; но ничтоже успеша; сохранен бысть монастырь заступлением Пресвятыя Богородицы и молитвами святого Федора"30. Показательно, что составитель Жития отнес проникновение в Симонов монастырь единомысленного полякам князя после их утверждения в Москве (после сентября 1610 г.), но до нахождения в Симоновом монастыре спасавшихся от пожара москвичей, приходившегося на Страстную неделю 1611 года. Не подразумевается ли агиографом под этим князем Ф. И. Мстиславский, вкладчик монастыря, который в 1610 г. призвал королевича Владислава на русский трон, и по понятным причинам, в данном источнике не названный?

Будило, выступавший теперь на стороне поляков, утверждает, что 3 апреля 1611 г. (новый стиль) "подошел к Москве с войском Заруцкий и расположился у Симонова монастыря. После него, на следующий день пришли Трубецкой и Ляпунов и расположились там же, у Симонова монастыря. Наши, желая с ними разделаться, вышли из крепости (имеются в виду Кремль и Китай-город, которые находились в руках интервентов. - Д. Д.), и, подступив к Симонову монастырю, долго их выманивали, но русские занимали нас лишь наездниками, а сами не хотели выходить из окопов. Уже под вечер [наши] возвратились в крепость. Войско Ляпунова и Трубецкого стояло в кустарнике за Симоновым монастырем и издали [на все это смотрело]. Наши, видя, что русские не желают вступить в битву, уже под вечер вошли в крепость. Белый город они бросили, а засели в вышеупомянутых двух крепостях, и в них устроили себе защиту и укрепление"31.

Не обошел вниманием этот эпизод и С. Маскевич. Вот что он пишет: "На другой день, т.е. во вторник, 5 апреля, прибыл из Рязани Ляпунов...; а за ним 6 апреля... Заруцкий, который по смерти Царика, оставил Калугу и под Москвою соединился с Ляпуновым. К ним пристал и Просовецкий, собрав рассеянную рать свою. Враги расположились у Симонова монастыря над Москвою рекою, почти на милю от крепости; ближе негде было укрыться: пожар все истребил. Мы решили выходить против них полками. 7 апреля, в четверток, вышел к Симонову монастырю полк Мартина Казановскаго... Москвитяне, имея в свежей памяти неудачу Просовецкаго, не смели вступить в бой. Мы только погарцовали и к вечеру возвратились, не сделав ничего важнаго. После нас выходили против них другие полки поочередно, но также, как и мы возвращались более с уроном, нежели с успехом. Эти вылазки были совершенно бесполезны; в чем мы после удостоверились, но уже поздно"32. Как видно, польские авторы в целом одинаково отмечают роль Симонова монастыря в противостоянии ополченцев и интервентов, характеризуя монастырь как место сбора ополченцев.

Нахождение ополченцев близ Симонова монастыря в это время фиксируют и русские источники. В Разрядных записях под 1610/1611 г. отмечено, как "пришол под Москву с рязанскими людми воевода и думной дворянин Прокофей Петров сын Ляпунов и стал под Симановым монастырем"33. Сказки князя Семена Никитина - сына Гагарина рисуют следующую картину: "... И приступал он, Иван Дмитреев, с литовскими людми к Симонову монастырю, чтобы Симонов монастырь взять и высечь, а в те поры в Симонове монастыре сидели государевы ратные люди. И ево, Ивана Дмитреева, в ызмене под Симоновым монастырем государевы ратные люди убили на приступе, а товарищей ево, которые с ним были вместе в ызмене, и их в полкех кознили"34. Архиепископ Арсений Елассонский отмечает, что в среду 27 марта 1611 г. (старый стиль) Прокопий Ляпунов "с войском своим овладел всеми монастырями, находящимися вокруг Москвы, только не мог взять девичий монастырь"35.

Таким образом, если Кремль и Китай-город весной 1611 г. находились в руках поляков и выступали в качестве их крепостей, то Симонов монастырь приютил ополченцев. Видимо, наличие кирпичной стены в монастыре, появившейся еще в XV в., способствовало тому, что на Страстной неделе 1611 г. именно Симонов монастырь был местом прибежища спасавшихся от пожара москвичей, а на следующей Светлой неделе стал форпостом Первого ополчения. Позднее ополченцы захватили и иные участки Москвы, в том числе и Белый город.

стр. 156

Не исключено, что окрестности Симонова монастыря были местом дислокации казаков и летом 1611 года. Во всяком случае, незадолго до убийства П. П. Ляпунова, состоявшегося 22 июля 1611 г., казаки "ево достигоша под Симоновым", уговаривали пойти на Круг. Ляпунов оказался в этой местности при отходе в Рязань36.

Летом 1611 г. деятельность Первого ополчения ослабла. Из грамоты Пожарского в Соль Галицкую от 25 сентября 1612 г. узнаем, что "во 120-м году правили из Галича от Тимофея Безобразова с их монастырские вотчины с усолских варниц и с сел з Дятлова, да з Борисовского, да з Демьянова з деревнями на крестьянех всяких кормов, и денег, и ратных людей с черными сохами вместе, и по их де челобитью дана им в Ярославле грамота, что с тех их монастырских варниц и с вотчин кормов, и денег, и ратных людей имати не велено для разоренья и скудости да и для того, что с тех монастырских вотчин емлют в монастырь ратным монастырским людем корм и даточных людей"37. Это указывает на существование около 120 (1611/1612) г. в Симоновом монастыре военного гарнизона. Упоминание "даточных людей" говорит о том, что гарнизон периодически обновлялся. Эта же грамота, предписывающая освобождение монастырских вотчин от поборов, констатирует наличие в монастыре "осадных людей" в следующем - 121-м году: "И по нашему боярскому приговору и по совету всей земли Пречистые Богородицы Симанова монастыря вотчины с усольских варниц и с сел... для разоренья и скудости и для того, что они с тех вотчин емлют кормы и всякие доходы себе в монастырь на осадных людей кормов имати не велели".

К осени 1612 г. воинский контингент, размещавшийся в Симоновом монастыре, переходит к услужению Второму ополчению. Это подтверждает указание на наличие там осадных людей в грамоте от 25 сентября 1612 г., выданной Пожарским. Для такого утверждения есть и другие основания: 28 июля (7 августа) 1612 г. Москву покинул один из лидеров Первого ополчения И. Заруцкий38; сражение в Москве 22- 24 августа 1612 г. показало ведущую роль в борьбе с интервентами именно Второго ополчения.

Ратники, очевидно, не покидали монастырь до освобождения Москвы от интервентов осенью 1612 года. В Указной грамоте Трубецкого и Пожарского в Галич от 22 февраля 1613 г. говорится: "впредь иным кормовщиком с симановских вотчин кормов имати не велеть же для того, что с симановских вотчин возят запасы в монастырь для монастырских всяких осадных людей"39. Кроме того, Симонов, как и другие крупные монастыри, поставлял со своих вотчин людей для участия в военных действиях40.

В XIX в. историки монастыря писали, что в 1612 г. литовцы и поляки "вломились в ворота, и разграбили, что могли, сорвали с образов оклады, расхитили церковную утварь и хлебные запасы, но вскоре должны были оставить святыню. Одушевляемый ежедневною службою и увещеваниями настоятельскими, укрепляемый верою и единодушием, монастырь опять затворился и сделался уже неприступным для грабителей"41. При этом авторы ссылались на единственный источник - надпись на иконе Св. Троицы, которая указывала год похищения оклада с этого образа. Текст надписи на иконе краеведы XIX в. не привели, однако он известен из черновых выписок по истории монастыря, сделанных в 1820-х гг., и отложившихся среди монастырских хозяйственных документов. "Подпись под Св. иконою Живоначальныя Троицы, находящеюся в Симонове монастыре. ... И во сто двадесятом году [1611/1612] в Московское разорение грех ради наших сей Св. Живоначальныя Троицы образ лица обветшали и оклад от неверных снят; и болярин князь Феодор Иванович Мстиславский велел на той же дске написати и обложите с прибавкою, и позлатить ново, поставить во обитель же Симонова монастыря в церкви Пречистыя Богородицы Честнаго Ея Успения при архимандрите Левкие в сто тридесятом году [1621/1622] по Петре Ивановиче Головине и по их родителех"42.

В целом мы не располагаем прямыми указаниями на пребывание интервентов в Симоновом монастыре ни в период с сентября 1610 - по март 1611 г., ни с лета 1611 по весну 1612 года. Факты говорят в пользу того, что именно патриотически мыслящие москвичи использовали монастырь в качестве крепости в ходе военных действий43.

После изгнания поляков из Москвы осенью 1612 г. монастырские власти принимали участие в действиях по преодолению Смуты. И после освобождения Кремля

стр. 157

в Симоновом монастыре находились осадные люди. Симоновский архимандрит Павел участвовал на избирательном Земском соборе 1613 г., подписав Жалованную грамоту Д. Т. Трубецкому на вотчину Вагу44, а также составленную в мае того же года Утвержденную грамоту об избрании Михаила Федоровича Романова на царство. Наряду с другими представителями духовенства он принял участие в чине его венчания на царство И июля 1613 года45.

Таким образом, власти Симонова монастыря в период Смуты занимали позицию, заключавшуюся в поддержке действующего царя в лице Лжедмитрия I и Василия Шуйского, а также Первого, а затем и Второго ополчений. Она проявлялась не только на церемониальном уровне, но иногда и в военном отношении. Монастырь, в свою очередь, пользовался поддержкой со стороны правителей, в том числе и в получении финансовых привилегий. Лояльные отношения властей монастыря с Лжедмитрием I связаны с тем, что в 1605 г. последний многими воспринимался как легитимный московский правитель; он хотя и допускал западноевропейские бытовые традиции, но сохранял мирные отношения с Русской Церковью46. Использование монастыря войсками Первого ополчения не следует понимать как сочувствие монастырских властей тушинцам, из которых, главным образом, оно формировалось. Весной 1611 г. ополчение выступало как сила, противодействовавшая интервентам и способствовавшая восстановлению национальной независимости. В целом же, власти Симонова монастыря, несмотря на тесную связь с Ф. И. Мстиславским, были на стороне тех сил, которые отстаивали идею политической самостоятельности Русского государства и неприкосновенности православной веры. Применительно к этому времени мы вправе говорить о монастыре как о крепости, имевшей военное значение. Наличие кирпичной ограды во многом определило значение монастыря в контексте рассматриваемых событий начала XVII века.

Использовать Симонов монастырь как военную крепость пытались и позже. Летом 1615 г. со стороны монастыря окольничий А. В. Измайлов с войсками встал против казачьих таборов, находившихся на другой стороне Москвы-реки. Ранее эти казаки участвовали в восстании Михаила Баловня, а теперь пришли в Москву бить челом царю о принятии их на службу. В итоге эти таборы были разгромлены правительственными войсками47. В 1616 г. "для оберегания от нагайских людей" помимо точек внутри Земляного города предполагалось вооружить монастыри - Новодевичий, Новоспасский и Симонов: "в Симонове монастыре Осип Секерин, а с ним 50 человек стрельцов, да того ж монастыря монастырские служки"48. В сентябре 1618 г., в ожидании пришествия поляков, было решено разместить в Симоновом монастыре часть войска. Там должны были находиться "Никон Федоров сын Бутурлин, да Осип Коковинской; а с ними московских стрельцев с 2 сотника с 250 человек. С атаманом с Макарием Козловым казаков 100. Монастырских служек 7 человек с пищалями. 2 конюхов с рогатины. Да без бою 3 детенышей. Симоновские и Даниловские слободы крестьян 19 человек. 10 человек пушкарей. И всего в Симанове монастыре всяких людей 391 человек"49. В 1633 г. "для оберегания от Крымских людей" в Новодевичьем, Новоспасском и Симоновом монастырях также предполагалось разместить войска: "в Симонове монастыре воевода Баим Болтин, а с ним стрельцов 200, да по его отписке монастырских служек и даточных людей 60 человек, бобылей 40 человек, Кожевенные слободы 40 человек с ружьем, 30 человек без ружья. А по мере около монастыря ограды 304 сажени, а людей доведетца по человеку на сажень"50. В 1640-е гг. в Симоновом монастыре была выстроена новая, частично сохранившаяся и сейчас, каменная крепостная стена с башнями.

Примечания

1. Вкладная и кормовая книга Московского Симонова монастыря. - Вестник церковной истории. 2006, N 3, с. 49.

2. ВЫГОЛОВ В. П. Архитектура Московской Руси середины XV века. М. 1988, с. 49, 50, 170.

3. ТРОИЦКИЙ В. И., ТОРОПОВ С. А. Симонов монастырь. М. 1927, с. 8; БАХРУШИН С. В. Очерки по истории ремесла, торговли и городов русского централизованного государства XVI - начала XVII вв. - БАХРУШИН С. В. Научные труды. Т. 1. М. 1952, с. 182; НАЗА-

стр. 158

РОВ В. Д. Русско-Ногайская торговля (первая половина XVI в.). - Восток. 1998, N 1, с. 50, 52, 56, 59.

4. Посольские книги по связям с Ногайской Ордой. 1489 - 1549 г. Махачкала. 1995, с. 183; НАЗАРОВ В. Д. Ук. соч., с. 52.

5. ПСРЛ. Т. 13. М. 1965, с. 130.

6. Посольские книги..., с. 244.

7. Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой 1551 - 1561 гг. Казань. 2006, с. 66.

8. Там же, с. 104, 126.

9. Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой (1576). М. 2003, с. 15.

10. Жалобница Благовещенского попа Селивестра. - Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете (ЧОИДР). 1847, N 3, с. 20.

11. ГОРСЕЙ Д. Записки о России. XVI - начало XVII вв. М. 1990, с. 57.

12. ВЫГОЛОВ В. П. Ук. соч., с. 170 - 171; БЕЛЯЕВ Л. А. Древние монастыри Москвы по данным археологии. М. 1995, с. 185, 207 - 210. В последней работе подвергается сомнению военно-оборонительный фактор при устроении и раннем этапе истории московских монастырей.

13. ПСРЛ. Т. 14. М. 1965, с. 13.

14. Разрядная книга 1559 - 1605 гг. М. 1974, с. 273; Разрядная книга 1550 - 1636 гг. Т. 2. Вып. 1. М. 1976, с. 81; Разрядная книга 1475 - 1605 гг. Т. 3. Ч. 2. М. 1987, с. 215.

15. Собрание государственных грамот и договоров (СГГД). Ч. 2. М. 1819, с. 292, N 138.

16. Акты феодального землевладения и хозяйства (АФХЗ). Акты Московского Симонова монастыря. Л. 1983, с. 272 - 275, N 225 - 228.

17. УЛЬЯНОВСКИЙ В. И. Православная церковь и Лжедмитрий I. - Архив русской истории. Вып. 3. М. 1993, с. 38.

18. АФЗХ, с. 176 - 177, N 146; с. 261 - 262, N 214; с. 264 - 265, N 217; с. 271 - 273, N 224,

19. НАЗАРОВ В. Д. Из истории внутренней политики России начала XVII в. - История СССР. 1967, N 4, с. 91, 94, 98, 99.

20. Акты, собранные в библиотеках и архивах Археографической экспедиции Академии наук (ААЭ). Т. 2, с. 104 - 106, N 47.

21. РИБ. Т. 13. СПб. 1909 (2-е изд.), стб. 99 - 100; СМИРНОВ И. И. Восстание Болотникова. М. -Л. 1951, с. 272, 301, 302.

22. ОР РГБ, ф. 178, д. 2900, л. 38об.; КАРАМЗИН Н. М. История государства Российского. Кн. 3. М. 1989. Т. 12, прим. 84, стб. 22.

23. ААЭ. Т. 2, с. 148 - 160, N 67.

24. ПСРЛ. Т. 13, с. 132; Вкладная и кормовая книга..., с. 32 - 34, 39, 41 - 43; Древняя российская вивлиофика. Т. 19. М. 1791, с. 384 - 386, 388; ПОПОВ Н. П. Собрание рукописей московского Симонова монастыря. М. 1910, с. 107, 108; МЯТЛЕВ Н. В. К родословию князей Мстиславских. М. 1915, с. 14 - 17 и др.; ИВИНА Л. И. Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV - начала XVI в. Л. 1979, с. 199, прим. 139.

25. РИБ. Т. 1. СПб. 1872, стб. 203.

26. РИБ. Т. 1, стб. 211, 679 - 683; ПСРЛ. Т. 14. М. 1965, с. 102; ЖОЛКЕВСКИЙ С. Записки о Московской войне. СПб. 1871, с. 89 - 90.

27. ПСРЛ. Т. 14, с. 109.

28. МАРХОЦКИЙ Н. История Московской войны. М. 2000, с. 91.

29. HIRSCHBERG A. Maryna Mniszchowna. Lwowe. 1906, S. 271 - 272. Цит. по: ГИРШБЕРГ А. Марина Мнишек. М. 1908, с. 283 - 284.

30. Житие св. Федора, архиепископа Ростовского. - Душеполезное чтение. 1891, май-июль, с. 313 - 314; ОР РНБ, СПбДА, 282, л. 278об. -279об. (40об. -41об.).

31. РИБ. Т. 1, стб. 232, 233. Похожим образом этот эпизод описывает и Н. Мархоцкий (МАРХОЦКИЙ Н. Ук. соч., с. 91).

32. МАСКЕВИЧ С. Дневник. - Сказания современников о Димитрии Самозванце. Ч. 2. СПб. 1859, с. 66.

33. БЕЛОКУРОВ С. А. Разрядные записи за Смутное время (7113 - 7121). М. 1907, с. 227, 229. Непосредственно предшествующая статья разрядных записей относится к пожару 19 марта 1611 г. См. также: Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции. М. 1869, с. 350.

34. Акты служилых землевладельцев. Т. 3. М. 2002, с. 487 - 488, N 557.

35. ДМИТРИЕВСКИЙ А. Архиепископ Елассонский Арсений и его мемуары из русской истории. Киев. 1899, с. 151.

36. ПСРЛ. Т. 14, с. 113; ГОРБАЧЕВ П. О. Прокопий Ляпунов. Курск. 2002, с. 125 - 132.

37. АФЗХ, с. 283, N 237.

38. ПСРЛ. Т. 14, с. 123; РИБ. Т. 1, стб. 316 - 317.

39. АФЗХ, с. 284, N 238.

стр. 159

40. ЛЮБОМИРОВ П. Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611 - 1613 гг. М. 1939, с. 116.

41. См. напр.: ТРОМОНИН К. Я. Краткое описание Московского Ставропигиального первоклассного общежитийного Симонова монастыря. М. 1841, с. 15; [ПАССЕК В. В.]. Историческое описание Московского Симонова монастыря. М. 1843, с. 12, 13.

42. Центральный исторический архив г. Москвы, ф. 420, оп. 1, д. 1744, л. 11 - 12.

43. Недоказанным представляется утверждение Н. Д. Иванчина-Писарева, изложенное в историко-литературном эссе, без ссылки на источник о том, что "поляки в 1612 г. обратили башни Симонова монастыря в свои бойницы и там устроили свою канцелярию" (ИВАН-ЧИН-ПИСАРЕВ Н. Д. Вечер в Симонове. М. 1840, с. 81, прим. 55).

44. ЗАБЕЛИН И. Е. Минин и Пожарский. М. 1883, с. 285 - 291; ЧЕРЕПНИН Л. В. Земские соборы русского государства в XVI-XVII вв. М. 1978, с. 201.

45. СГГД. Ч. 1. М. 1813, с. 637, N 203; Ч. 3. М. 1822, с. 79, N 16.

46. Об этом см.: УЛЬЯНОВСКИЙ В. И. Ук. соч., с. 37 - 62.

47. Книги разрядные. Т. 1. СПб. 1853, стб. 28 - 29; ПСРЛ. Т. 14, с. 135 - 136. А. Л. Станиславский обратил внимание на вклады в виде лошадей, сделанные тремя казаками 20 июля 1615 г. (Вкладная и кормовая книга..., с. 44 - 45; СТАНИСЛАВСКИЙ А. Л. Гражданская война в России XVII в. Казачество на переломе истории. М. 1990, с. 142).

48. Книги разрядные. Т. 1, стб. 201.

49. Там же, стб. 518 - 519, 575. СГГД. Ч. 3. М. 1822, с. 176, N 40. См. также: Дворцовые разряды. Т. 1. СПб. 1850, с. 339, 363.

50. Книги разрядные. Т. 2. СПб. 1855, стб. 526.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Московский-Симонов-монастырь-в-годы-Смуты

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. Г. Давиденко, Московский Симонов монастырь в годы Смуты // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 12.10.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Московский-Симонов-монастырь-в-годы-Смуты (date of access: 24.10.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. Г. Давиденко:

Д. Г. Давиденко → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
113 views rating
12.10.2020 (12 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
10 hours ago · From Россия Онлайн
Бюджетное право в период думской монархии
Catalog: Экономика 
10 hours ago · From Россия Онлайн
Привилегии карачаевской знати в первой половине XIX в.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Насильственная коллективизация в горах Дагестана
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
Современные подходы к изучению гражданской войны и Белого движения
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
И. В. ЛУКОЯНОВ. "Не отстать от держав..." Россия на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Допетровская Россия глазами британцев
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Отношения между Государственным контролем и Морским министерством в конце XIX в.
Yesterday · From Россия Онлайн
Введение системы военно-народного управления на Северном Кавказе в XIX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·164 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Московский Симонов монастырь в годы Смуты
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones