Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8506
Author(s) of the publication: В.Л. КИССЕЛЬ

Share with friends in SM

Логика мышления независимо от объективно существующих средств исследования окружающей действительности является основным "инструментом" человеческого познания мира. В этой связи существующие противоречия в современном научном познании отражают ограниченность или неполноту знаний человека прежде всего о достоверных, или научных правилах осмысления явлений природы. Поскольку нельзя мыслить ни о чем и ни как, то мыслимые предмет познания и его отношения представляют собой форму и содержание всякого процесса мышления, в том числе и того, что принято называть логикой мышления. Если правила познания явления неотделимы в мышлении от познания самого явления, то совокупность правил представления предмета познания вместе с правилами представления его отношений определяет нам методологию познания явлений индивидуумом, характеризуя его логику мышления. Можно доказать, что все другие определения логики, как понятия имеющего отношение к мышлению, являются ограниченными и "логически" противоречивыми.

Представление о научном знании как достоверном знании предъявляет соответствующие требования и к логике, или методологии познания, которое для того, чтобы считаться научным, должно единственным, "надиндивидуальным" образом, общезначимым как достоверный способ познания, отражать в понятиях окружающую реальность. Соответственно этому учение о правилах научной логики, научного мышления есть учение о науке, или наукоучение.

В свете вышесказанного наукоучение может быть определено и как методология познания человеком устройства мира, включая бытие самого человека, научной логикой. Другим определением наукоучения может служить философия научного познания. Последнее сообразуется с тем, что в стремлении представить возможным применение одного научного принципа познания для всех явлений окружающей действительности, являющихся предметами различных наук, невозможно разно- плановое представление отдельных явлений, и их охват может быть достигнут лишь при помощи понятий предельно общего, философского характера, аналогичных по своей абстрактности математическим построениям. Данная работа посвящена изложению некоторых основ логики

стр. 73

наукоучения и демонстрации ее возможностей для решения научных проблем на ряде примеров.

Центральным звеном наукоучения является абстрактная схема, отражающая собой все мыслимые отношения в познавательном процессе. Именно в применении единой схемы познания для анализа всех явлений действительности как нельзя более четко выражен основополагающий мировоззренческий принцип наукоучения о единстве всего сущего. Используемый схематизм не только облегчает само познание, но и дает легко верифицируемые положения, что отличает наукоучение от других философских построений. С помощью определенных правил представления явлений в схеме и порядка анализа элементов схемы познаются не только явления объективной действительности, но и мир субъективный, а также выясняется структура мышления человека.

Схематизм рассмотрения познаваемых явлений накладывает на стиль изложения наукоучения довольно жесткие рамки определенности, иногда воспринимаемой как категоричность и сухость, что создает резкий контраст с принятыми сегодня в философии нормами изложения материала. Однако жесткость оценок вызвана самой основой наукоучения - логикой человеческого познания, отражающей своей формой жесткость и однозначность законов объективной реальности. Малейшее отклонение от логической категоричности в сторону неоднозначности может рано или поздно привести к ошибкам. Достаточно одной ошибки, чтобы свести на нет все наукоучение, логически последовательно возводящее здание миропонимания.

Вместе с тем, логика человека и язык как форма ее выражения отражают явления всегда ограниченно и этим изначально противоречат изменчивости явлений действительности. Наукоучение обращено к человеку и потому не может иметь другого языка или другой логики. Понимание этого является причиной четкого разделения в отражаемой действительности моментов изменчивости и относительного постоянства, и уточнением, а порой и переопределением существующих неоднозначных понятий, чем и достигается адекватность научного познания познаваемому миру.

* * *

Идейной предпосылкой развиваемой нами методологии философского познания является теоретико-познавательная концепция Иоганна Г. Фихте, названная им наукоучением и сформулированная в виде трех основоположений: (1) активного неограниченного самополагающего абсолютного "Я", (2) полагаемого им ограниченного объективного, эмпирического "я", и (3) противополагаемого объективному "я" его ограничения, "не-я" - природы, объективной реальности. Эти три основоположения рассматриваются Фихте как абстрактные, наиболее широкие

стр. 74

основания философского познания, за пределы которого, отмечает он, "не заходит ни одна философия; добраться до нее должна каждая основательная философия; и поскольку она это делает, она становится наукоучением" [1].

Указанные Фихте основоположения философии с некоторым изменением их интерпретации взяты нами для современного изложении наукоучения и являют собой минимальную и в то же время полную систему оснований познания, включающую в себя субъекта познания, познаваемую действительность и все возможные отношения между ними. Именно в этой связи данные основания познания являются пределом абстракции познавательного процесса и не могут быть логически переосмыслены и изменены.

Вследствие логической однозначности основоположений их использование в качестве единой основы философского анализа явлений природы, единой схемы познания вообще позволяет избежать двусмысленностей в интерпретации явлений и при правильном переходе от явления к схеме познания и обратно исключает из философии элемент субъективизма. Вместе с правилами перехода от знания к знанию, началом разработки которых можно считать антитетику (диалектику) Фихте, данные основоположения философии представляют собой основу самоконструирования человеческого мышления, подметив которую Фихте в одном из писем 1793 г. сказал, что это тот "новый фундамент, из которого очень легко можно развить всю философию целиком" и с надеждой добавляет, " через пару лет, мне думается, мы будем иметь такую философию, которая по очевидности будет подобна геометрии" [2].

В желании уподобить философию геометрии Фихте выразил свое стремление воплотить идею Канта о том, что философия должна стать наукой. С тех пор миновало более двух веков, однако и сегодня многообразие существующих представлений о том, что есть философия, фактически не позволяет упорядочить то, что не определено или не ограничено. И в этой связи научный подход к философии мы видим прежде всего в определении или ограничении области философского познания.

Всякое определение являет собой ограничение, отделение определенного от неопределенного. Отнесение части человеческого знания к философии определяет существование и отделение от него другой его части, нефилософского знания, и по этой причине мы не имеем права считать предметом философии всю совокупность человеческих знаний и представлений.

В наиболее распространенном смысле философия является школой разумного мышления. Однако использование понятия "разумный" требует предварительно определенного критерия разумности. Борьба различных школ и философских течений на протяжении всей истории философии свидетельствует о том, что логически однозначный критерий

стр. 75

разумного не был найден. И в этом случае вся совокупность философского знания не может быть названа ничем иным, как собранием непроверенных и противоречивых субъективных мнений.

Понимание этой коллизии привело Фихте к мысли о необходимости введения в философию такого критерия познания, который для общности и единства познания должен быть всеобщим и единым основанием получения и верификации всех знаний. В этом Фихте видел единственное условие достоверности или научности познания, в соответствии с которым им дана следующая характеристика науки: "Все положения в ней связываются в одном единственном основоположении и в нем объединяются в одно целое..." [3].

То, насколько большим шагом вперед явилось данное Фихте определение науки, говорит тот факт, что и по сей день оно остается единственным ее философским определением. Данное Фихте определение указывает на основоположение науки как на центральный элемент системы знаний, в соответствии с которым отбираются и объединяются человеческие знания относимые к научным. В этом случае основоположение науки выступает критерием научности знания и, определяя собой научность или ненаучность исходной и конечной точек познания, формирует русло движения научного познания.

Остается лишь одна проблема - это определение основоположения науки, которое являясь критерием достоверности всех знаний, прежде всего как первое и основополагающее знание должно быть само определено как достоверное.

В замкнутости определения достоверности на себя самого мыслится порочный круг, о чем Фихте написал, что это "круг, из которого никогда не может выйти человеческий дух, и будет совершенно правильным определенно признать этот круг, чтобы не впасть в затруднение... Он заключается в следующем: если положение Х есть первое высшее и абсолютное основоположение человеческого знания, то в человеческом знании есть одна система; ибо последнее вытекает из положения X, так как в человеческом знании должна быть единая система, то положение X, которое ... обосновывает систему, есть основоположение человеческого знания вообще... Нет причины выходить из этого круга. Требовать, чтобы он был уничтожен, значит требовать чтобы человеческое знание было бы совершенно безосновно..." [4].

Отсюда упомянутый круг по Фихте является не только не порочным кругом, но и единственным способом объединения всей системы знаний. И в качестве основоположения науки Фихте берет первое основоположение философии, достоверность которого состоит в акте самосознания "Я есть я".

Однако, как справедливо заметил Гегель, выбор Фихте одного знания, пусть даже достоверного, в качестве критерия другого знания носит

стр. 76

не логический, а психологический характер. Мы согласны в этой критике с Гегелем еще и потому, что сама по себе процедура выбора критерия познания, а не логическое его определение есть нарушение одного из основных принципов познания в наукоучении: одно определяется через отличное от него другое.

Решение проблемы кажущегося круга достоверности состоит в разделении и сопоставлении понятий "знание" и "достоверность". Не разделив эти понятия во времени их осмысления мышлением, нельзя получить логически непротиворечивое или определенное суждение.

"Как только принимается абсолютная значимость того, что выводится из основоположения, принимается оно само" [5]. Здесь знание все равно оказывается ранее положенным, чем то, что выводится из него (достоверность).

Если достоверность связывается только со знанием, то достоверность знания не может быть порождена ни до, ни после самого знания, и, следовательно, может мыслиться только как порождаемая вместе с самим знанием. И хотя ответ практически получен, осмыслить его весьма трудно, так как моменты установления знания и достоверности опять же не определены.

В соответствии со схемой познания наукоучения знание является результатом процесса познания, а достоверность есть отношение мышления к основаниям познания, в том числе к первому или исходному основанию, предшествующему знанию. Отсюда решение вышеупомянутой проблемы круга сводится к определению первоосновы познания, которое не будучи знанием, отделено или абстрагировано по смыслу от знания, является достоверным основанием процесса познания. Иными словами, в абстракции первого или исходного основания познания не должно быть какого-либо содержания знания. Такая абстракция называется в наукоучении абсолютной абстракцией. Абсолютной абстракцией содержания, воспринимаемой мышлением отдельно от содержания и раньше него, является форма, в связи с чем критерием достоверного объединения всех знаний в единую систему является единая форма представления знаний. В этом можно убедиться, если представить получение знания как получение информации. Действительно, форма получаемой информации воспринимается сознанием раньше ее осмысления, и правильность или достоверность формы передачи знания является необходимым и первично реализуемым условием правильного понимания или получения достоверного знания.

Фактически, для определения формы представления знаний можно взять обычное суждение. В самом общем виде суждение в понятиях наукоучения является полным процессом, осмысление которого идет последовательно от восприятия первого положения (действующий объект, или субъект, основание действия, причина, первое основание или

стр. 77

первая ступень познания) ко второму положению - действию (изменение, отношение, переход, связь, второе основание или вторая ступень познания), и далее к третьему положению (предикат, страдающий объект, результат действия, следствие, результат познания или третья ступень познания).

Вследствие общности научного представления всего мыслимого в единой форме, не только процесс получения знания, но и любая из его ступеней должны быть представлены вышеуказанным образом, чтобы иметь право называться правильными или научными. Определяющим в понимании абстрактной схемы процесса познания наукоучения является необходимость представлений о различии исходной и конечной ступеней всякого познаваемого процесса и его причинно-следственной односторонности. Здесь понятие ступени познания имеет интерпретацию, отличную от гегелевских ступеней логического и представляет собой порядок работы мышления, отражающий единство формы анализируемого мышлением процесса с формой самого мышления как процесса.

На основании вышеизложенного мы можем дать новое определение науки как единый способ представления и анализа явлений действительности в соответствии со схемой познания наукоучения. Являясь формой достоверного представления всякого научного знания, схема познания, естественно, является формой представления и самого наукоучения как научного знания. Отсюда логика наукоучения, или научная логика есть способ осмысления явлений мира в соответствии с научной схемой познания.

Вследствие неправильного определения критерия достоверности знания, Фихте нарушает единые принципы познания, и в акте самосознания им принимается круг или полное совпадение первой и третьей ступеней познания, субъекта и объекта самосознания. Такая интерпретация акта самосознания, как уже явствует из сказанного выше, представляет собой форму познавательного процесса, отличную от представления любого другого процесса, и в этой связи принятое Фихте основоположение науки не стало и не могло стать тем критерием познания, которое поставило бы философию на действительно научные рельсы. При изложении современного курса наукоучения будет показано, что круг самосознания, или основополагающий акт познания, в действительности является не кругом познания, а "спиралью", актом развития мышления, и как процесс логически непротиворечиво может быть включен в единую систему знания. Из-за допущенной ошибки Фихте лишается возможности определить достоверные характеристики абсолютного "Я" и дальнейшее изложение наукоучения ведется им уже во многом непоследовательно.

стр. 78

Важность основоположения для философии не мог не отметить Гегель, которого до некоторой степени можно считать последователем Фихте. "Фихтевская философия обладает великим преимуществом: она установила, что философия должна быть наукой, исходящей из одного высшего основоположения, из которого необходимо выводятся все определения. Важное значение имеет это единство принципа и попытка научно последовательно развить из него все содержание сознания, или, как тогда выражались, конструировать весь мир" [6].

Однако нельзя сказать, что Гегель "разобрался" в том, что следует брать в качестве научного основоположения. "Истина есть система," -заявит он, однако простой перестановкой понятий в данном определении можно обнаружить столько истин, сколько можно придумать систем.

Мысль Фихте о том, что никакая самая стройная система знаний не является наукой, если истинностью не обладает исходное основоположение, кажется очевидной, но судя по всему, не была воспринята последователями. Ни один из философов более позднего времени не уделил формулированию основ своей философии должного внимания. По этой причине философские системы Гегеля, Маркса и др. при успешном решении одного ряда вопросов познания оказались не в состоянии адекватно отражать другой их ряд, и потому не смогли стать целостностными и непротиворечивыми учениями.

Если судить по количеству спорных вопросов, обнаруживаемых сегодня в философской литературе, то как никогда более уверенно можно сказать, что современная философия не имеет объективных, логически непротиворечивых научных основ рассуждения. Попытка представить современную философию наукой только по причине введения в нее вопросов естествознания привела к наблюдаемому сегодня фактическому смешению философии и теоретического естествознания. При этом ошибки естествознания автоматически "дублируются" философией. Перефразируя Канта, можно сказать, что как служанка познания современная философия несет шлейф платья, госпожи естествознания, а не факел впереди, указывающий ей дорогу.

Касаясь проблемы соотношения философского и естественнонаучного знаний, отметим, что эта проблема была, есть и будет неразрешимой в рамках логики "неопределившейся" философии. Можно сколько угодно говорить о специфике философского знания, но если философия включается в анализ представлений отдельной области естественнонаучного знания иначе, чем в предельно общих понятиях, то это обобщение и по форме, и по содержанию будет относится к сфере соответствующей области теоретического естествознания. Непонимание этого является причиной широкого распространения работ философов, подобных

стр. 79

[7], представляющих собой фактический пересказ естественнонаучных представлений о мире.

И наоборот, всякое научное знание есть определенная степень абстрактного знания, так как содержит в себе обобщения определенного уровня познания [8], и будет оставаться научным до тех пор, пока не затронет определений предельно абстрактных понятий, таких как пространство и время, часть и целое. Непонимание того, что есть предельные абстракции, а также того, что любая степень развития частного знания не может превратить его во всеобщее, как увеличение дроби не может превратить ее в целое число, являет собой основу так называемой "философии естествознания" [9,10].

Наконец, можно придумать сколько угодно вопросов, на которые в рамках обыденного мышления нельзя дать однозначного ответа, и выдавать их за проблемы философии [11]. Однако признание вопроса "вечным" говорит о вечном отсутствии ответа, т.е. свидетельствует об отсутствии даже минимальных оснований для их решения. И в этом случае философия не более научна, чем религия. В то же время неоднозначность ответов на вечные вопросы является простым следствием неоднозначности понятий, используемых при формулировании этих вопросов, что может свидетельствовать лишь о неразумном мышлении.

Проблема разграничения философского и естественнонаучного знания легко и логически непротиворечиво решается в схеме наукоучения, однако это решение настолько отличается or всех известных на сегодняшний день суждений, что его вывод заслуживает отдельного рассмотрения.

Представление наукоучения как новой методологии или философии научного познания невозможно без сравнительного критического анализа положений философии и естествознания. С одной стороны, любое обсуждение одних понятий через другие может считаться правомерным только после логического доказательства взаимосвязи и взаимоопределяемости понятий. В отсутствии этого критика положений современной философии в понятиях наукоучения до изложения содержания последних и соотнесения их между собой может показаться всего лишь очередной в многотысячелетней истории попыткой систематизации знания.

С другой стороны, рассмотрение основ логики наукоучения, которым было бы желательно предварить всякое о нем упоминание, дабы не вызвать негативного к нему отношения, в связи с последовательностью логического выведения в наукоучении одного положения из другого, занимает достаточно много места, и в этой связи не может быть представлено в ознакомительной статье. Тем не менее читатель, внимательно ознакомившийся с вышеприведенными соображениями, не может не заметить тот факт, что в отличие от всей предыдущей философии,

стр. 80

философия в наукоучении впервые предстает наукой со всеобщими или достоверными научными основаниями.

В качестве примера использования логики наукоучения в верификации и коррекции научного знания мы предлагаем читателю обсуждение противоречивости некоторых положений современной диалектической философии, естественно, рассматривая ее как науку. Противоречия в ряде других философских категорий и понятий, а также естественнонаучных концепциях предполагается рассмотреть позднее.

Вследствие новизны метода логического анализа понятий в наукоучении следует пояснить некоторые его правила.

В соответствии со схемой познания наукоучения, которая отражает своей формой всеобщее бытие окружающей действительности, все явления, или понятия, отражающие собой определенные явления, в познавательном анализе могут и должны быть поделены на процессы и объекты с логически однородными противополаганиями в схеме познания. Такое "жесткое" деление совпадает с известным делением формальной логики на логику высказываний и логику предикатов и определяет первое правило наукоучения по представлению явлений действительности. Подробные правила отнесения понятия к объекту или процессу планируется изложить в общем курсе наукоучения.

Далее исследуемое понятие помещается в схему с противополагаемым ему понятием. Этим заканчивается внешнее сходство метода анализа понятий в наукоучении с методами формальной логики. Противоположные понятия в схеме познания наукоучения связываются между собой простейшей причинно-следственной связью, определяемой как логический перенос различия от причины к следствию. Любое другое обоснование противопоставления явлений или понятий является логически более сложным, а потому рассматривается в наукоучении как неоднозначное отношение. В этом случае анализ противоречия с точки зрения наукоучения не имеет смысла, так как может привести к неоднозначному решению. Для целей познания в схеме наукоучения всякое сложное противопоставление должно быть предварительно "разбито" на простейшие.

Из требования противопоставления логически однородных явлений в схеме познания следует, что причиной какого-либо процесса, отношения, изменения или движения может быть только предшествующий ему и опосредованный единым объектом другой процесс, другое отношение, другое изменение или движение. Причиной или основанием какого -либо объекта может быть назван только другой объект, связываемый с объектом - следствием опосредующим их процессом перехода или развития. Причиной объекта не может быть процесс, а причиной процесса не может быть объект, как не может спящий человек быть причиной сна и наоборот.

стр. 81

Положение о необходимости логической однородности сравниваемых явлений или понятий, отображающих эти явления, представляет собой одно из важнейших требований наукоучения, предъявляемых к научному знанию. Несмотря на кажущуюся очевидность данного положения, именно его нарушение является наиболее частой ошибкой теоретического естествознания.

Скорость есть единичное понятие или единичный логический объект, который противопоставляется отношению двух понятий - пространства и времени, отношению двух логических объектов. Решение данного противопоставления в схеме познания наукоучения дает единственное решение в виде осмысления понятия скорость как логического отношения большего или системного уровня, возникающего в мышлении позднее определяющих ее отношения логических элементов - пространства и времени. Иными словами, пространство и время являются логическими "родителями" понятия скорость, но никак наоборот. Но в физической теории, широко известной как теория относительности Эйнштейна, пространство и время бытия объекта превращаются в функцию скорости объекта. С точки зрения соотношения абстракций дитя породило своих родителей.

Укоренившееся логическое противоречие не может дать иного развития науки как последующего противоречия всему до этого времени непротиворечивому. И теория Эйнштейна явилась именно таким новаторством, положившей начало "научной революции". Как следствие возникает искривленное пространство, замедление времени, расширение Вселенной, из чего однозначно следует нарушение закона сохранения материи и энергии, т.е. нарушение равенства сторон в уравнениях, равных в начале теоретического поиска. "Парадоксы ... теории относительности перестают быть парадоксами только при переходе науки к еще большим парадоксам... Началась цепная реакция парадоксов..." [12]. Как следствие полной зависимости современной философии от естествознания, теперь в литературе можно встретить суждения парадоксальной логики "о возможности существования малой частицы, состоящей из более крупных" [13].

Приведенное выше философское доказательство логической противоречивости теории Эйнштейна является не единственно возможным. Те же теоретические и экспериментальные данные, которые были положены в основание этой теории, уравнения Максвелла и опыт Майкельсона, имеют другие логически непротиворечивые объяснения, в соответствии с которыми может быть построена "непарадоксальная" физическая картина мира. Однако подробное рассмотрение этой проблемы требует отдельного изложения.

В анализе корректности суждений наибольшей проблемой является то, что противоречия или логические неоднородности часто оказываются

стр. 82

"замаскированными" достоверной логической конструкцией другого уровня обобщения, что создает иллюзию достоверности всего суждения в целом. По этой причине логические парадоксы не могут быть решены в рамках содержательной логики, а требуют более общего, формального или схематического подхода к анализу противоречий.

Именно таким подходом к анализу суждений является схема познания наукоучения. Анализ суждения путем перехода с одного уровня обобщения понятий на другой вслед за "скачками" мысли позволяет на каждом уровне обобщения оценивать логическую однородность сравниваемых понятий и корректность суждения в целом. Применяя этот подход последовательно к каждому следующему понятию, Необходимо возникающему при анализе сложности предыдущего, при желании можно дойти вплоть до основоположения науки. В этом случае полная последовательность анализа позволяет либо выявить логическое противоречие в системе знания, либо установить ее логическое единство и таким образом отнести рассмотренные представления к научным. Используя схему познания наукоучения для анализа философских и естественнонаучных категорий и понятий можно оценить не только их логическую связь, но и гносеологическую значимость.

Формулируя отношение понятий-объектов как противоположностей в причинно- следственном процессе (первый уровень логического), наукоучение "заставляет" мышление искать в качестве противополагания исследуемому понятию не просто другое понятие, а связанное другое, как определяющее или определяемое понятие, приводя таким образом анализ качественного соотношения понятий-объектов к определению их количественного различия как происшедшего за время процесса. Данное представление явления, выражаясь математическим языком, является производной объекта во времени. Например, процесс познания представляется в схеме наукоучения отношением, в котором знанию противополагается незнание как совокупность меньшего объема знаний, предшествующая большему объему знаний. Данное противополагание позволяет обнаружить относительность всякого знания, выраженного качественными или количественными характеристиками. С гносеологической точки зрения анализ отношения понятий-объектов, проведенный в полном объеме, является важным моментом научного познания объективного на понятийном уровне, как относительно неизменной качественной определенности, обусловленной или характеризуемой определенными количественными признаками.

Анализ противоположных понятий, которые не могут быть представлены объектами одного процесса на первом уровне логического, проводится по той же схеме, но уже на втором уровне логического, соответствующего анализу отношения двух процессов или двух причинно-следственных отношений. Здесь вместо декларированной диалектической философией необходимости

стр. 83

искать единство противоположностей в качестве решения этого противоречия (что весьма сомнительно для того, чтобы считаться решением) наукоучение дает решение проблемы через анализ соотношения количественных аспектов противополагаемых понятий как процессов. Если общей характеристикой процесса является длительность во времени, то количественное различие обнаруживается в относительном различии длительности двух процессов, сопряженных с одним объектом. Здесь в философской характеристике различия двух процессов изменения одного объекта также можно заметить аналогию с представлениями математики о производной второй степени.

С гносеологической точки зрения развернутая схема данного анализа являет собой момент познания субъективного на понятийном уровне как определенного соотнесения количественных различий качественно различному. Естественно, в данном случае имеется в виду научное мышление.

В качестве примера вопроса, решаемого на втором уровне логического несколько ниже будет представлен в самом общем виде анализ одного из аспектов понятия "частная собственность" в отношении возможной связи с социальной напряженностью.

Такие противоположности как тождество и нетождество, научное и ненаучное знания и другие, которые являются сложными понятиями, решаются на более высоких уровнях логического через анализ соотношения сторон различных процессов. Фактически процедура сравнения противоположных понятий высших нечетных и четных порядков логической сложности сводится к анализу соответственно "упрощенных" противоположностей на первом или втором логических уровнях при большей абстракции понятий, удерживаемых в памяти.

Как можно понять из вышеизложенного, различные уровни логического обозначают в наукоучении различную сложность оснований схемы процесса познания, обусловленную различием сложности сравниваемых понятий.

При оценке противоречивости суждений логика наукоучения не подменяет собой формальную логику, но выявляя в суждениях обобщение логически неоднородных понятий, указывает на возможные ошибки умозаключения. К известным недостаткам традиционной или формальной логики относится то, что правила данной логики позволяют получить истинное знание лишь при условии правильности или истинности исходных положений, и, наоборот, из ошибочного положения только ошибку. "Законы формальной логики действительны для любого содержания мышления" [14]. В наукоучении логика определяется как метод научного или достоверного рассуждения, в связи с чем логичным или правильным может быть названо суждение, корректное не только по форме, но и по содержанию.

стр. 84

На сегодняшний день вершиной философского представления действительности является совокупность абстракций, называемых диалектикой Гегеля с небольшим изменением в интерпретации Маркса и сформулированной Энгельсом в виде трех всеобщих законов.

Закон перехода количества в качество и обратно (в более известной редакции - закон перехода количественных изменений в качественные).

Закон взаимного проникновения противоположностей (закон единства и борьбы противоположностей).

Закон отрицания отрицания [15].

Если под понятием "всеобщий закон" понимать всеобщую связь между явлениями, то факт наличия трех законов, отражающих как минимум различие между собой, говорит либо о трех всеобщих связях, либо о трех характеристиках одной связи. Если всеобщую связь между явлениями отражают три связи, то в этом случае мы имеем логическое противоречие, необходимость признать каждую из трех связей всеобщей, или наиболее общей из всех мыслимых. Если данные законы диалектики являют собой три характеристики всеобщей связи между явлениями, тогда они являются не всеобщими законами, а отдельными характеристиками всеобщей связи явлений. Последнее заключение согласуется с представлениями наукоучения о философских абстракциях.

Даже если не вникать в различие синтактики представленных законов диалектики, их логическую неоднородность можно заметить при анализе сторон этих связей. Так, восприятие качества и количества какого-либо объекта познания является результатом взаимодействия субъективного с объективным (субъекта познания с познаваемым объектом), тогда как схематичное представление объекта (в виде единства противоположностей) является чисто субъективным отношением, взаимодействием субъективного с субъективным. Различие между абстракциями объективного и субъективного соответствует познавательным процессам мышления на разных уровнях логического и не позволяет строго логично объединить их в одну систему.

Краткая форма представлений действительности, выраженная указанными законами диалектики, как и схема познания наукоучения является упрощением или схемами явлений, целью которых является познание. Но как во всякой абстракции или схеме из всех возможных оснований и отношений, существующих в действительности, мышление выделяет то, что кажется ему существенным, и степень всеобщности существенного, выделенного из действительности, определяет собой возможную полноту абстракции.

Вследствие отсутствия в современной диалектике правил абстрагирования, получаемые абстракции явлений чаще всего оказываются неполными или ограниченными. Использование ограниченной абстракции как признака противополагания сторон не может не быть ограниченно

стр. 85

верным только для части из возможных путей развития явления. Ярким примером сказанному может служить определение Марксом частной собственности как причины антагонизма или противополагания наемного рабочего и капиталиста [16], которое однако не стало причиной полагаемой им всемирной революции.

Собственность на средства производства является правом регулирования как общественного производства, так и распределения продукта общественного труда, или просто регулятором производственных отношений. Участие человека в процессах общественного производства и распределения общественного продукта определяет его социальное бытие. Однако обусловленное трудовым договором соотношение потребленной рабочей силы с долей общественного продукта выделенного рабочему в качестве оплаты труда являет собой и другое отношение.

"Потребление" оплаты труда, трансформируемой в потребление средств существования человека на восстановление своей рабочей силы, как процесс обратный затратам труда, представляет собой не только социальное, но и биологическое потребление. Биологическое бытие человека целиком зависит от потребления определенного количества средств существования.

Как следует из вышеприведенных правил наукоучения по анализу связанных процессов или отношений, в данном случае процессов социального потребления и социально-биологического воспроизводства рабочей силы характеристика перспективы развития общественных отношений выясняется на втором уровне логического, определяемой через соответствие или отношение одного процесса к другому путем сравнения количественных параметров или характеристик этих процессов. Иными словами, биологическое и социально-биологическое воспроизводство бытия человека как первичное по отношению к его чисто социальному бытию, должно быть обеспечено с не меньшей интенсивностью, чем интенсивность потребления биологического и социально-биологического в социальном, чтобы характеристика социального бытия человека не имела отрицательного коэффициента развития. Последнее указывает на то, что не право частной собственности как таковое являет собой причину возможных конфликтов или антагонизмов в социуме, а количественная мера при реализации этого права.

Рассматривая гносеологическое значение законов диалектики, можно установить, что в субъективном восприятии не полностью отражается объективный процесс изменений. Невозможность использовать законы для проведения количественной меры под определенное качество, и наоборот, невозможность соотнесения качества с каждым изменением количества, делают связь этих понятий простым взаимодополнением без момента развития знания, по аналогии столь же неопределенного дополнения одного отрицания другим

стр. 86

отрицанием. День заканчивается или отрицается ночью, и наоборот, но из этого не следует новое знание.

Еще в меньшей степени соответствует логике познания современная интерпретация взаимодействия противоположностей. При отсутствии в диалектических схемах разделения субъективных и объективных отражений действительности совершенно естественная для мышления процедура сравнения или противополагания явлений превращается из проблемы мышления в проблему окружающей действительности. Процессы мира становятся противоречивыми, а объекты мироздания противоположными друг другу [17].

Еще Кант указал на то, что при попытках достигнуть научно содержательного знания о мире или причинно-следственной взаимосвязи явлений разум с неизбежностью впадает в заблуждения, отличные от односторонней видимости. "Здесь мы, собственно, сталкиваемся с новым феноменом человеческого разума, а именно с совершенно естественной антитетикой"[ 18]

Причина такого "заблуждения" разума заключена в самом процессе познания. В соответствии со схемой наукоучения процесс познания означает для мышления переход познаваемого (или непознанного) в познанное. Можно познать еще непознанное, но нельзя познать уже познанное, а, следовательно, до процесса познания мышление отличает познаваемое от ранее познанного. Таким образом, познанное всегда выступает в мышлении средством сравнения с непознанным и через сравнение с ним дает познание непознанного, превращает непознанное в познанное. Отсюда вытекает то, что не мир противоречив, а его познание не может быть иным, как через противополагание оснований познания друг другу, познаваемого познанному, цели познания средству познания.

И в том, что мир является нам "диалектическим единством" конечного и бесконечного, простого и сложного, случайного и необходимого, виновато мышление, которое ни в сложении, ни в делении не имеет ограничения. Именно поэтому познание в принципе не может дойти до конечного, простого и необходимого. Не мир противоречив и бесконечен, а конечны возможности человеческого мышления. И хотя понимание этого не изменяет тенденции и правил научного познания, оно оказывает существенное влияние на интерпретацию познаваемых явлений.

Наконец, ошибкой с точки зрения наукоучения является попытка представить единство и борьбу противоположностей в качестве причины изменений действительности, ее движения или развития.

"Развитие есть "борьба" противоположностей, ...развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними)" [19].

Желание представлять борьбу противоположностей источником развития нивелирует семантику слова "развитие". Подставляя понятие

стр. 87

"развитие" в схему познания наукоучения, получаем, что любое развитие следует мыслить как процесс перехода неразвитого в развитое. Неразвитое не является развитым, но может перейти в развитое, и как разные этапы процесса или переход от одного к другому воспринимается прежде всего как их разновременное бытие. Поэтому без изменения чего-либо во времени или движения чего-либо мышление не может адекватно воспринять понятие "развитие". И если за изменение противоположностей выдать их "взаимопереход" или "взаимопроникновение", то логическое мышление оказывается перед тем же нерешенным противоречием. Если поменять местами плюс с минусом, а наемного рабочего с капиталистом, то не решается ни проблема разноименных зарядов, ни антагонизм эксплуататора и эксплуатируемого.

Описание результата действия, даже выраженное в абстрактном виде, не может служить описанием самого действия, как не может описание построенного дома быть описанием процесса его построения. Являясь констатирующими описаниями результатов изменений действительности, рассмотренные законы диалектики не могут ориентировать мышление на познание причины этих изменений. И в этой связи указанные законы "мертвы", и развивают познающее мышление ровно настолько, насколько, перефразируя Энгельса, содержание прозы мольеровского господина Журдена изменилось бы от того, что ее назвали прозой. Именно в констатирующем характере вышеперечисленных законов диалектики можно найти объяснения тому, что их знание и по сей день не привело человечество к более разумному бытию.

В самом общем виде отличие противополагаемых сторон познания в схеме наукоучения от формально-логического и диалектического представления противоположностей заключается в различии методических подходов к их анализу с позиции единства формального и содержательного между противоположностями как сторонами процесса познания.

Представление явлений в схеме наукоучения в виде противоположностей определяется как прямая или однозначная зависимость различия сторон познания от основания различия, и в этой связи правила анализа схемы ориентируют научное познание на поиск основания, обусловливающего это отношение. Таким образом, отражая реальную динамику не только анализируемого явления, но и самого процесса мышления, правила логики наукоучения исключают возможность иного суждения о явлении, кроме научного.

В формальной и диалектической логике определение противоположностей основывается на субъективном выборе различных явлений в качестве сторон познания, которые могут иметь, а могут и не иметь прямой или однозначной связи. Кроме того, при противопоставлении антиномий, последние по определению вообще не имеют ничего общего между собой для их осмысления. В этой связи противопоставление понятий

стр. 88

в обоих этих логиках, будучи формально непротиворечивым, является содержательно непоследовательным, или интуитивным, а потому их анализ не может быть ничем иным, как интуитивным суждением, не всегда совпадающим с научными выводами.

Относительность всякого противопоставления в любых схемах заключается не в том, что противоположности отрицают, дополняют или переходят друг в друга, а в том, что являют собой отношение субъекта к явлениям объективного мира. Именно поэтому полагаемое важнейшим положение диалектической философии - закон единства и борьбы противоположностей - на деле является обыденным противополаганием сторон познания. Без противополагания оснований познания не может быть процесса познания вообще, и потому противополагание есть самое простое свойство мышления, определяющего себе основания для процесса познания.

Вследствие обыденности противополагания оснований познания для мыслящего разума оно не рассматривается в наукоучении как гарант познания. Пример показывает неограниченную способность мышления к противополаганию объектов познания. "Если верблюд и корень из минус единицы различны, то различие может быть системообразующим признаком" [20]. Никто не может запретить мышлению сравнивать что угодно и с чем угодно. В этом состоит единственная абсолютная свобода человека, выражение одного из основоположений наукоучения - неограниченного абсолютного "Я". Однако в данном примере можно заметить и другую свободу - свободу обращения с терминами, с которой нельзя примириться, не нарушив тем самым логики научного познания.

Понятия "система" и "элемент" являют собой парные философские категории, обозначающие взаимоотношение целого и его частей. Не вдаваясь здесь в тонкости анализа отметим, что их противопоставление как сложных понятий решается на третьем уровне логического. После процедуры логического упрощения понятий получаем решение в виде отношения различных объектов, имеющих общее основание.

Вторым аспектом проверки корректности суждения может явиться анализ используемого автором понятия "различие" в качестве системообразующего признака как некоторого отношения. Условием представления всякого отношения или процесса в схеме наукоучения является различие первой и третьей ступеней процесса познания, в данном случае различия начального и конечного знаний. Вне различия исходного и конечного знаний нельзя мыслить процесс познания. В соответствии этому результатом познания различия противоположностей или обнаружения признака системности не может выступать исходное их различие.

Оба анализа однозначно показывают, что для какого-либо познания отношения противополагаемых оснований мышление "обязано" в сравнении

стр. 89

сторон найти нечто новое для себя, отличное от исходного их различия, чтобы считать их элементами нового знания, системы. Иными словами, необходимо в противополагаемых сторонах познания найти что-то идентичное или общее, присущее каждой из сторон, чтобы познание "состоялось". И в этой связи остается только догадываться, что удалось автору вышеприведенного суждения о системе найти идентичного у сторон познания, чтобы иметь логическое право называть данную совокупность сторон системой.

Терминологическая некорректность и структурно-логическая неоднородность положений диалектической философии "внутри себя самой" тем более не дает ей возможности осуществлять логический контроль за естественнонаучным мышлением. Фактически поиск философского обобщения как необходимого всеобщего основания для отнесения явлений, изучаемых разными науками, к единой действительности на основании положений диалектической философии оказывается бесперспективным делом.

Предоставленное самому себе естественнонаучное мышление с середины XIX в. в подходах к анализу рассматриваемых явлений почти повсеместно стало допускать в качестве основ теоретического знания не обобщенные представления об изучаемых явлениях, а отдельные положения. Как уже говорилось выше, вследствие ограниченных, а проще сказать, противоречивых оснований теоретических воззрений, построение научного знания на их основе рано или поздно влечет за собой противоречие и пересмотр исходных положений.

Прямыми линиями стала доказываться искривленность пространства (геометрии Лобачевского и Римана), отмена эфира как необходимости мыслить материальную среду для объектов потребовало введения другой материальной среды, называемой полем (теория относительности Эйнштейна); постулирование распада молекул на ионы в водных растворах (теория ионизации Аррениуса и теория химических растворов Менделеева) вычеркнуло из рассмотрения соотношение энергий внутримолекулярных связей с энергией гидратации молекул; сокращение или изменение формы мышечных волокон в физиологических условиях стало пониматься как денатурация или нефизиологические условия; радиационное облучение, порождающее вредные для жизни радикалы (теория радикальных повреждений биомолекул Баха-Энглера) в определенных условиях приводит к увеличению продолжительности жизни животных; социализм как теоретически более высокая степень развития человечества, чем капитализм, на практике оказывается менее развитой; демократия или народовластие может приводить к ухудшению жизни большинства народа и т.д.

Иными словами, с середины XIX в. наука широко шагнула из области относительного незнания, как исторического этапа развития научного

стр. 90

знания, в область относительного знания как фрагментарного, противоречивого, не объединенного логикой знания. Такому развитию естествознания способствовали вполне объективные причины. К тому времени сфера научного познания расширилась за границы практической возможности ознакомления отдельного ученого с совокупностью имеющихся данных разных наук о предмете исследования. Только своевременное обобщение растущего количества данных в отдельных областях естествознания в единую систему представлений (с помощью философского обобщения, дающего фактическое сокращение требуемого объема памяти) могло дать естествознанию шанс сохранить контроль за единством научного знания. Однако материалистическая диалектика сама опирается на естествознание, а потому и по сей день не имеет иного критерия достоверности знания, чем разрозненную областями научного познания естественнонаучную практику. По этой причине современная философия не может выполнять роль независимого, систематизирующего или организующего знания.

При современном развитии инструментальных методов научного познания все большей проблемой становится не получение результата, а его объяснение, "встраивание" в единое здание науки. Наблюдаемая сегодня дезинтеграция научного знания является прямым следствием невозможности проведения логического обобщения логически противоречивых теорий.

Рассмотрение противоречий в ряде теорий естествознания в связи с обилием специфических терминов, присущих отдельным областям науки, имеет смысл проводить в соответствующих научных изданиях. В философской литературе адаптированное обсуждение естественнонаучных проблем можно провести с целью демонстрации познавательных возможностей наукоучения после выражения заинтересованности в освещении той или иной проблемы.

Отсутствие критерия истинности или научности знания приводит к тому, что ни одна из существующих сегодня совокупностей знания, ни философия, ни естествознание не могут строго логично причисляться к системе научных знаний. Соответственно этому логически правомерно утверждение, что современная наука является всего лишь частично организованной совокупностью знаний, но не является единой системой, и для обращения в таковую должна пройти "очищение" логикой наукоучения. При приведении знаний современной науки в единую систему с помощью предлагаемого наукоучением критерия истинного или научного знания, часть существующих описаний явлений действительности должна быть изменена, после чего естественнонаучная картина мира перестанет быть противоречивой. Единый способ представления явлений в абстрактной схеме познания наукоучения является настолько мощным средством

стр. 91

познания действительности, что даже плюс и минус, рассмотренные в схеме наукоучения ведут к новому и логически непротиворечивому представлению об окружающей действительности.

Возвращая наукоучение к жизни, которое в соответствии с концептуальными схемами отношений мышления и мыслимого можно назвать "метасистемной" или "надсистемной" логикой, или "метасистемным" или "надсистемным" мышлением, мы придаем особое значение сохранению главной идеи наукоучения - логическому выведению понятий и логических законов из единой для всех познаваемых явлений схемы познания как отражения единства реальности. Именно в рамках наукоучения оказывается возможным логичное решение основных вопросов философии, определение самой философии и ее места в системе человеческих знаний. Следующие работы, которые мы планируем предложить вниманию читателя, являются кратким изложением основ наукоучения и началом освещения и решения существующих проблем философского и естественнонаучного познания.

1. Фихте И.Г. Избранные сочинения. М., 1916. Т. 1 С. 87.

2. Там же. С. XXXIV.

3. Там же. С. 11.

4. Там же. С. 34.

5. История диалектики. Немецкая классическая философия. М., 1978. С. 103.

6. Гегель. Соч. В 14 т. М.-Л., 1929 - 1959. Т. С. 463.

7. Философия естествознания. М., 1966.

8. Философская энциклопедия. М., 1967. Т. 4. С. 109.

9 Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965.

10. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1990.

11 Алексеев П.В. Наука и мировоззрение. М., 1983. С. 105.

12. Кузнецов Б. Г.. Современная наука и философия. М., 1981. С. 40-41.

13. Там же. С. 55.

14. Зегет В. Элементарная логика. М., 1985. С. 44.

15. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1975. С. 44.

16. Маркс К. Манифест коммунистической партии.

17. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1975.

18. Кант И. Соч. В 6 т. М.. 1963-1966. Т. 3, С. 398.

19. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 317.

20. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978. С. 133.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУКОУЧЕНИЕ-КАК-ФИЛОСОФИЯ-НАУЧНОГО-ПОЗНАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.Л. КИССЕЛЬ, НАУКОУЧЕНИЕ КАК ФИЛОСОФИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУКОУЧЕНИЕ-КАК-ФИЛОСОФИЯ-НАУЧНОГО-ПОЗНАНИЯ (date of access: 16.09.2019).

Publication author(s) - В.Л. КИССЕЛЬ:

В.Л. КИССЕЛЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
654 views rating
08.09.2015 (1469 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
19 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
25 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НАУКОУЧЕНИЕ КАК ФИЛОСОФИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones