Libmonster ID: RU-8685
Author(s) of the publication: В. Л. КИССЕЛЬ

Наукоучение как философия научного познания является умозрительным (теоретическим) методом формирования общих знаний человека о бытии. Для достоверности этого формирования все представления наукоучения как теории научного познания необходимо должны соответствовать форме и содержанию процесса научного познания, являющегося в виде последовательности трех положений [1]. И как отражение этого условия в форме учения, вопросы теории научного познания излагаются в ряду трех связанных между собой разделов: "Методология", "Логика" и "Знание".

В предыдущих публикациях [1, 2] мы изложили основные аспекты двух первых разделов теории. Раздел наукоучения "Знание" по смыслу соответствует третьему или заключительному этапу процесса познания некоего явления бытия (предмета познания), результатом которого должно стать (сформироваться в сознании) новое явление или знание (новое представление о предмете познания). Отсюда в содержательном плане раздел "Знание" отражает формирование:

1) явления, выступающего как обобщение представлений о предмете, полученных на первом и втором этапах процесса познания (и рассмотренных в предыдущих разделах теории);

2) явления, выступающего как отличие обобщенного представления о предмете по сравнению с исходным представлением (известным на момент начала процесса познания). Данная процедура умозрения называется рефлексией знания к первому основанию (первому положению процесса) познания, рефлексией содержания (предмета) или абсолютной рефлексией;

3) явления, выступающего как отличие обобщенного представления о предмете познания по сравнению с предыдущим явлением (рефлексией содержания). Данная процедура умозрения называется рефлексией знания ко второму основанию (второму положению процесса) познания, рефлексией формы (предмета познания) или относительной рефлексией.

стр. 204


Материалы, соответствующие первой и второй частям раздела теории "Знание" изложены ниже под заголовками:

- "Логика наукоучения, общее представление";

- "Обыденное мышление в современном теоретическом познании как проблема понимания наукоучения".

Если обратить внимание на то, что положения теории наукоучения в соответствии с принципом достоверности являются только в своей последовательности ("знание после знания"), то оказывается, что каждое последующее теоретическое знание есть ни что иное как использование предыдущего теоретического знания, или, что то же, "практика" теоретического знания. На этом примере мы обнаруживаем сколь условны границы определенности явлений в этом мире ("Все течет". Гераклит), и сколь определенными могут быть явления мира, когда в нем обнаруживается основание для определенности. ("Человек - мера всех вещей". Протагор).

Универсальное бытие достоверного знания (единый или общий для всех отдельных субъектов или индивидуумов способ осмысления мира) является единственным непротиворечивым основанием, позволяющим говорить о науке в целом как социальной форме достоверного познания. В то же время, мышление каждого человека, в значительной мере формируемое окружающим его социумом, есть обыденное мышление, которое многозначностью своих понятий мешает правильному (достоверному) пониманию человеком явлений мироздания[2]. Именно поэтому в наукоучении, как формирующим научное мышление, так много уделяется внимания обыденному мышлению и способам его преодоления.

Думается, не может быть возражений против того положения, что "учение правильному есть правильное учение". Это высказывание наиболее ярко выражает то, что понимается под единством формы и содержания учения, должного выступать как социальная форма развития знаний (образование). И это высказывание, наверное, лучше всего объясняет как происхождение слова "наукоучение", так и причину тысячелетий его бытия в истории философской мысли. Наукоучение это и учение о науке (правильном или достоверном способе познания мира), и научное учение (правильное учение достоверному способу познания мира). И характеризуя человеческий разум способностями к разумному познанию и проявлению разумных знаний (в действии), можно определить наукоучение как "разумное учение разума".

стр. 205


Как следствие необходимого единства представлений о том, "что" познавать, с тем "как" познавать, разделы наукоучения, посвященные развитию научных знаний о бытии, по ходу своего представления попеременно сменяются разделами, посвященными развитию научного мышления. Одно без другого невозможно. И потому истинное учение суть дидактика (наставление) разуму о порядке разумения, а не информация к свободному размышлению.

Логика наукоучения, общее представление

Единство формы и содержания бытия в различных концепциях классической философии выражает собой все, что можно мыслить о достоверности познания явлений действительности. Именно в этой связи данное представление, как критерий или общий принцип достоверного и потому только научного познания, легло в основу общей теории бытия называемой наукоучением или философией научного познания [1].

Это положение означает, что основание научной теории необходимо и прежде всего должно отображать единство формы и содержания явлений. И значит, как первое рассматриваемое или познаваемое научной теорией явление, основоположение наукоучения обязано:

1) иметь или отображать общую научную форму познаваемого явления;

2) отображать как соответствующее общей научной форме, и в то же время, как альтернативное этой форме (и потому выражаемое иным понятием), общее научное содержание явления;

3) выступать единством общей научной формы и общего содержания явления, представляя тем самым общее научное знание о явлении бытия.

Установлено, что данным требованиям отвечает форма основоположения наукоучения, являющая общую форму человеческой логики, схематически представленную на рис. 1:

Рис. 1

То, что определение достоверности познания явлений действительности атрибутом научной теории, приводит логическое

стр. 206


мышление к своему же основанию, означает, что в последовательности положений этой схемы достоверно отображается общее, абстрактное или любое явление действительности. И наоборот, достоверно представляется то явление действительности, мышление о котором соответствует последовательности положений общей формы (схемы) логики. Последнее высказывание позволяет понять сущность общего научного или философского мышления о действительности, состоящего в представлении явления в его общей (логической) схеме.

Отсюда следует, что все проблемы теоретического научного познания сводятся к определению необходимой или однозначной связи в мыслимом, которая будет соответствовать связям или отношениям явлений, имеющим место в действительности. И наоборот, те представления о связях или отношениях в познаваемой действительности будут иметь место, которые соответствуют однозначной связи положений человеческой логики. Последнее высказывание позволяет понять сущность теоретического мышления как логического познания, опережающего (и замещающего собой) внелогическое познание, эксперимент или практику исследования действительности.

Из приведенных характеристик основания научного познания можно видеть, что следование принципу достоверности познания ведет к однозначности или логической категоричности положений научной теории. Так, п. 1 определяет форму основоположения наукоучения общей формой научного явления. И это значит, что все, соответствующее научному знанию, может и должно быть отображено в данной форме, в противном случае, никакое представление о действительности нельзя считать научным знанием. Из п. 2 следует, что общая форма явления в соответствующем и логически альтернативном себе бытии (называемом также тождеством бытия или инобытием) полностью раскрывает или отображает научное содержание явления. И п. 3 указывает, что логически альтернативные отображения познаваемого явления (форма и содержание), должны быть в единстве. Только в этом случае форма основоположения науки будет представлять собой достоверное (научное) знание о явлении действительности. И это значит, что достаточно представить познаваемое явление в общей или абстрактной научной форме, как в альтернативной, отдельной или конкретной, но тоже научной форме однозначно явится содержание научного знания о явлении.

стр. 207


Таким образом, форма основоположения наукоучения, отображая принцип единства формы и содержания,

а) являет собой непреходящее или абсолютное знание о действительности в виде общей научной формы явления (определенность или статика научного знания);

б) содержит в себе общий алгоритм перехода от научной формы явления к его научному содержанию, выступающему как альтернативная научная форма явления, и значит, отображает общую форму процесса научного познания (изменчивость или динамика научного знания);

в) предстает философским, общим или единым отображением статики и динамики научного познания, отражая этим единство определенности и изменчивости явлений действительности.

Отсюда, следуя общей форме научного явления как алгоритму научного познания, из общей формы научного явления как основания познания, можно умозрительно (теоретически) развить общее содержание научного знания, или всю совокупность теоретических научных знаний о явлениях действительности. Отображая собой все научно мыслимое о действительности, форма (схема) основоположения наукоучения выступает как абсолютное научное явление (знание) или всеобщая (абсолютная) схема (форма) научного (по)знания.

Обыденное мышление в современном теоретическом познании как проблема понимания наукоучения

Non multa, sed multum * . Представив схему основоположения наукоучения как общую форму явления в научном познании (сущность общего быть одним), мы, строго следуя канонам общего или философского знания, должны сказать, что таким образом уже выразили в данной схеме всю логику науки, все содержание или всю сущность научного знания, и значит, всю философию науки. Схема наукоучения, как общая форма научного знания, только потому и может быть названа общей и/или философской, что являет собой все бытие того, что мыслится в отношении научного знания. Отображая научную форму общего или абстрактного явления (т. е. будучи абстрактным явлением научно познаваемого бытия), схема основоположения наукоучения в то же время пред-


* Не много, но многое

стр. 208


стает перед нами (как субъектом научного познания [2]), вполне определенным образом и потому конкретным явлением нашему сознанию, одной или отдельной формой познаваемого бытия.

Рис. 2

Иначе говоря, общая или абстрактная форма достоверного научного знания, или схема общего научного бытия предстает перед нами зримой формой этого бытия, т. е. реальным объектом познаваемой действительности. И значит, представляя собой все, что присуще научному знанию, все общее или всю сущность научного знания, схема абстрактного научного знания тем самым являет "гештальткачество" научного знания, воплощенное в форме определенного или конкретного явления объективного мира.

И в этой связи резонным выглядит вопрос о необходимости дополнять представление того, что, по определению, каждому человеку в полной мере явилось "под его ясные очи". При понимании научного (однозначного) отношения формы и содержания бытия, читатель может самостоятельно, путем логического перехода (единичного акта мышления) от формы достоверного научного знания к содержанию этой формы, получить из общего и абстрактного научного знания отдельное и конкретное достоверное знание о познаваемом явлении бытия.

Схема основоположения наукоучения как общая, или философская форма научного знания, есть, прежде всего, явление формы философского знания. И поскольку схема научного познания в отображении познаваемого бытия, определена как единство формы и содержания знания, то это значит, что в философской схеме наукоучения полностью представлено научное содержание философского знания. Отсюда следует, что знание, представленное в схеме достоверного научного познания, просто не может быть понято неправильно. Согласно сказанному выше, содержание философского знания является научным, т. е. представлено, или изложено научно корректно, на языке научной логики и потому должно быть понимаемо научным мышлением.

Таким образом, философское содержание схемы (формы) основоположения наукоучения доступно философскому позна-

стр. 209


нию. При адекватном явлению действительности понимании единства формы и содержания бытия читатель может самостоятельно, по форме философского явления получить полное представление о содержании философского знания и, соответственно, определить сущность развития теоретического научного знания. И это значит, что для логического, или умозрительного выведения всей совокупности достоверного теоретического (научного) знания, достаточно научного понимания принципа единства формы и содержания бытия, и знания общей формы человеческой логики. Иными словами, мы ничего не должны больше объяснять . Sapienti sat * .

В качестве подтверждения сказанному, заметим, что уже представленных положений наукоучения [1, 2] достаточно для верификации теорий из самых разных областей современной науки. В тех же работах нами были указаны широко известные концепции, противоречащие логике достоверного познания, и на примере некоторых из них были довольно подробно показаны общие приемы теоретического научного анализа.

Рост числа теоретических знаний в развитом обществе значительно опережает возможности их практической проверки, и потому ставка на эксперимент, как на единственный критерий достоверности научных теорий, при современном уровне развития научной мысли, оставляет вне контроля разумом все большую часть "добытых" учеными знаний. Рано или поздно, говоря устами диалектика, "количество переходит в качество", т. е. явление приобретает форму, которую уже нельзя игнорировать и продолжать считать либо неизбежным, либо несущественным фактором человеческого бытия. Сегодня проблема достоверности научных исследований настолько назрела, что при Президиуме РАН создана специальная комиссия по лженауке и фальсификации научных исследований, и даже предпринято обращение к широкой общественности[3]. Можно сказать, сама жизнь заставила ученых искать критерий достоверности познания помимо практики, т. е. именно теоретический (умозрительный) способ оценки знаний. И в этой связи появление общей теории или философии научного (достоверного) познания, выступает как ответ разума на "злобу дня". Иначе говоря, актуальность наукоучения является несомненной.


* Разумное постигается разумным.

стр. 210


Сформированные наукоучением общие представления о научном знании суть умозрительные признаки научного знания, и значит, выражают собой искомый теоретический критерий достоверности научных представлений. И если истинность критерия научного познания, как его соответствие явлениям действительности, не вызывает сомнения, то, очевидно, не должно быть сомнений и в оценке имеющегося в обществе знания, получаемые с помощью этого критерия. В противном случае "критерий - не критерий". И только неготовностью общественного сознания в целом к такому решительному повороту дел в науке можно объяснить отсутствие до сего времени реакции ученого сообщества на указанные логикой наукоучения ошибки современного научного познания [1, 2].

Как показывает приводимый ниже материал, прочно укоренившиеся в сознании многих ученых ошибочные представления, оказываются серьезным препятствием для понимания и принятия наукоучения, а, следовательно, и для правильного понимания явлений действительности. Иными словами, разрабатывая наукоучение, мы столкнулись с ситуацией, когда новое знание приходит в мир науки не как дополнение старого (прежнего) знания, определяя этим эволюционную форму его развития (пассивная инволюция устаревших представлений), а как причинное бытие революции знания (активная инволюция). Последнее есть сложный и трудный процесс развития знания, сопряженный с необходимой, и в то же время осмысленной деградацией сложившейся формы знания, т. е. с определенными затратами сил и средств (как учителя, так и ученика) на элиминацию части устоявшихся, но ошибочных представлений о действительности.

Поскольку бытие знания, или субъективное бытие есть сфера "абсолютного Я" (по Фихте), понимаемого как свобода мышления человека (в том числе и в выборе знания), в сложившейся ситуации у нас нет иного способа донести читателю положения наукоучения иначе, как предлагая их в подробном сравнении с представлениями существующей науки. Это, к сожалению, задерживает изложение уже разработанных нами важных положений теоретического научного познания (мы просто не будем поняты), и удлиняет представляемый читателю материал. В то же время, "пошаговое" изложение наукоучения, есть ничто иное, как наиболее эффективный с точки зрения понимания способ представления научной философии.

стр. 211


При развитии сложного и многоаспектного теоретического знания науки всего из одного основоположения наукоучения, неизбежно повторение целого ряда уже найденных или открытых человечеством достоверных знаний о природе. Однако совпадение некоторых положений наукоучения с известными представлениями следует рассматривать не как отставание данной теории познания от проблем современной науки, а как подтверждение теорией достоверного познания научного характера имеющегося в обществе знания.

* * *

С позиции логики достоверного научного познания существующее научное знание сформировано логикой обыденного (естественного, многозначного) и потому не всегда достоверного мышления [2]. Это также означает, что символический язык или система специальных понятий отдельных наук, как определяемая понятиями обыденного языка, в целом не может рассматриваться гарантией достоверного научного познания.

Сам факт возникновения традиционной, классической или формальной логики как науки о правилах высказывания о бытии, есть свидетельство тому, что обыденный язык не удовлетворял ученых и тысячелетия назад. Формальная логика существует и сегодня, и это значит, что в науке проблема соответствия языка мышлению и по сей день не решена.

Обратим свое внимание еще раз на рис. 1. В терминах языкознания и/или формальной логики общая (схема) форма логики человеческого мышления (и логики наукоучения) называется пропозициональной функцией. Противополагаемые или соотносимые I и III положения схемы как значения этой функции называются аргументами или переменными высказывания. II положение в схеме общей логики определяется как двухместный предикат или логическое отношение, выражающее смысловое единство мыслимого или высказываемого представления через различие аргументов.

Можно заметить, что в отображении общей формы человеческой логики, форма (схема) логики наукоучения аналогична общей форме (схеме) аристотелевской или традиционной формальной логики, известной как отношение S-->P, субъект - предикат [4]. Иначе говоря, исходная форма науч-

стр. 212


ного познания или, что то же, методологическое основание построения научного знания у обеих логик идентично. И значит, единственное, что, собственно, различают эти два способа построения научного знания, есть сама логика, единство знания и связи с другим знанием. При том, что логика наукоучения строится на принципе единства формы и содержания знаний, указанное различие между логиками есть утверждение, что формальная (обыденная) логика, этим принципом не обладает. Рассмотрим (докажем) это утверждение.

Положение о единстве формы и содержания явлений бытия известно в философии ab ovo, "от яйца", т. е. буквально с самых ранних пор возникновения философских представлений о мире. То, как нам является некое бытие (форма явления), и определение того, что оно собой представляет (содержание явления), кажутся необходимыми и вполне достаточными положениями для понимания и описания явления действительности. Иначе говоря, нельзя сказать ничего о форме явления, не представив определение этой формы, т. е. содержание. Именно в этой связи понятия "форма" и "содержание" как императивы логического определения явления бытия, вошли в систему инструментальных средств познающего (логического) мышления, или философских категорий познания действительности.

Рассматривая процесс познания человеком явлений действительности также явлением действительности, который можно (нужно) правильно (достоверно) познавать, традиционная или классическая философия представляет общую теорию познания как единство методологии и логики познания. Можно заметить, что данное представление о теории познания по форме высказывания совпадает с представлением о процессе достоверного познания, который как явление бытия, предстает в единстве формы и содержания. Форма процесса познания соотносится с методологией теории, содержание процесса познания - с логикой теории. Тем самым кажется, что традиционная философия адекватно представляет собой теорию научного познания.

Так же, как форма и содержание достоверного (научного) познания, определены методология и логика (теории) наукоучения [1, 2]. При этом, согласно приведенным выше определениям, только положения наукоучения являются абсолютным или истинным познанием бытия. Возникает вопрос, где начинается и в чем, собственно, состоит различие между научным и обыденным мышлением, которые определяются научной теорией соот-

стр. 213


ветственно, как достоверное и ошибочное представления человека о бытии?

Вся история философии, являя собой смену одной концепции мироздания другой, вплоть до появления данного наукоучения, есть ничто иное, как отражение недостоверности сменяемой философской мысли в каком-либо аспекте познания бытия. Тем самым, каждая "новая" философия уже своим появлением свидетельствовала о несоответствии явлениям действительности ряда знаний "старой" философии, и потому выступала как основание или доказательство необходимой замены последней. Или, говоря в терминах, определяющих достоверность познания, смена философских концепций или парадигм научного познания есть ничто иное, как отражение отсутствия в сменяемых учениях (именно) единства формы и содержания ряда представлений.

Поскольку и форма, и содержание явлений действительности (в том числе и теории познания) определены обыденным мышлением так же как научным (как аргументы достоверного мышления), то единственным "пунктом" различия двух способов мышления о бытии оказывается явление, выражаемое понятием "единство" (формы и содержания).

Как было показано [2], формальная или традиционная логика в содержательном плане соответствует логике обыденного, многозначного мышления. Составляя сложное высказывание, и тем допуская наличие нескольких признаков различия между сторонами логического отношения (два "значения истинности" - истина и ложь, суть два признака в содержании пропозициональных переменных), многозначная логика создает тем самым и многовариантность (двузначность) значений истинности итогового суждения. В то же время можно видеть, что в общей схеме логического отношения или абсолютной форме научного знания (рис. 1), положение, связывающее или разделяющее аргументы достоверного высказывания, всего одно.

Иначе говоря, противополагаемые положения общей формы логики необходимо отличаются между собой только единичным признаком, составляющим сущность их причинно-следственного различия в бытии научного мышления или высказывания о явлении. Это значит, что только при единичном различии аргументов высказывания между собой, их логическое отношение будет реальным единством формы и содержания знания, т. е. высказывание о явлении будет адекватно

стр. 214


представлять явление действительности. Напротив, содержание многозначной логики (являющей два и более признаков различия между сторонами логического отношения) не соответствует общей форме логики достоверного познания.

Многозначность понятий обыденного языка выражается в одной словесной форме и различных смыслах с ней связываемых, что порождает интралогическую (дополнительную и лишнюю) информацию в сознании воспринимающего их субъекта [2]. При необходимости понимания друг друга, практически каждая отдельная группа ученых вынуждена по мере развития знаний модифицировать обыденные понятия экстралогической информацией, т. е. вырабатывает особый и однозначный смысл для обыденных слов, используемых в научном познании.

Тем не менее, процесс формирования экстралогических понятий историчен, и понятия, не успевшие обрести однозначное понимание, вносят недопустимое расхождение в представлениях разных ученых об одном и том же явлении. Более того, даже экстралогические понятия, будучи сложными или вербальными понятиями ("понятиями над понятиями"), не исключают возможных ошибок в познании бытия, вносимых смыслом понятий предшествующего уровня сложности знания. Сложный вербальный характер понятий традиционной философии, претендующей на обобщение разных знаний человечества, наиболее чреват такими изъянами, что и объясняет в какой-то мере затруднение значительной части ученых в признании ныне существующей философии наукой. В качестве примера рассмотрим положения о форме и содержании как категориях научного познания в представлениях современной философии.

"Форма - прежде всего внешнее очертание, наружный вид предмета, внешнее выражение какого-либо содержания (см. Гештальт), а также внутреннее строение, структура, определенный и определяющий порядок предмета или порядок протекания процесса в отличие от его "аморфного" материала (материи), содержания или содержимого" [5].

Можно видеть, что "внешнее очертание предмета" и "внутреннее строение предмета", а также "определенный и определяющий порядок", "порядок предмета" и "порядок процесса" уже есть противоречащие друг другу положения в определении формы.

"Содержание - есть "что" и "как" формы, есть то, что наполняет форму и чем она осуществляется" [5].

стр. 215


С учетом этого определения содержания получаем, что форма наполнена "аморфной структурой", осуществляющей (т. е. являющей сущность) формы. Аморфность и структура суть противоречие в определении содержания формы.

"Содержание и форма - философские категории, отражающие взаимосвязь двух сторон природной и социальной реальности: определенным образом упорядоченной совокупности элементов и процессов, образующих предмет или явление, т. е. С., и способа существования и выражения этого С., его различных модификаций, т. е. Ф." [6].

Различные модификации одного содержания есть выражение иными словами бытие одной причины и множества следствий ею порождаемых. Противоречие в определении взаимосвязи двух сторон реальности.

"Взаимодействие С. и Ф. в процессе развития обязательно включает как воздействие различных компонентов С. (в том числе и его структуры) на Ф., так и различных структурных компонентов Ф. на структуру С. с учетом объективной субординации С. и Ф." [6].

Если структура есть признак и формы, и содержания, то они являются аналогичными объектами мысли (т. е. являются логически идентичными формами бытия по признаку наличия структуры). Подмена смысла содержания формой или наоборот. Более того, указание на взаимодействие структуры и формы предмета или явления, при том, что всякое взаимодействие протекает в пространстве и во времени, есть признание возможного бытия формы и содержания предмета или явления в отдельности.

Как можно видеть, понимание обыденным мышлением отношения формы и содержания явлений действительности соответствует представлению о кошельке и его содержимом. Последнее представляется структурой, определяющей или модифицирующей форму кошелька (его надутость), либо "аморфным" (неизвестным) содержанием, которое может вообще отсутствовать в кошельке, будучи в другом пространстве (в другом кошельке). Иначе говоря, парные категории теоретического познания - форма и содержание, в приведенных представлениях традиционной философии подменяет собой категории внешнего и внутреннего, либо вообще мыслятся как отдельные явления.

Чего нет в голове, не может быть и в руках. Иначе говоря, то, что правильно не отражено в общем или абстрактном зна-

стр. 216


нии, не может быть знанием в отдельном или конкретном представлении. Тем не менее, посмотрим, сможет ли обыденное мышление с нечеткими понятиями, как инструментами умозрительного познания, непротиворечиво решить какую- нибудь проблему научного познания, т. е. дать разумные (логически однозначные) определения рассматриваемым явлениям.

Итак, единство формы и содержания определяется как общий признак всех явлений, познаваемых научно (научная форма процесса познания явлений). Для понимания содержания научного познания, определим его результат, высказав следующее положение: всякое определенное знание или целостное представление о чем-либо (о каком-либо явлении) есть целостность или определенность мысли, называемая предметом мышления, т. е. тем, "что" мыслится.

В свете деления всех представлений о явлениях бытия на форму и содержание (включая в число познаваемых явлений бытия и мысль о бытии) сделаем пару следствий из последнего положения. Первое, предмет мысли есть вся определенность, которая выступает в качестве содержания мысли. Второе, определенная мысль (содержанием которой выступает определенный предмет) есть форма предмета мысли. Вопрос, если в мысли представлена только форма предмета мысли, то где его содержание? А если содержание предмета мыслится в другой мысли, то где единство формы и содержания предмета мысли?

Неопределенность отношения формы и содержания мыслимого явления суть неопределенная умом связь разных представлений о явлении. И это значит, что реально у обыденного мышления отсутствуют возможности для философского познания бытия именно как познания, т. е, как теории, опережающей и/или замещающей собой познание опытом или практику исследования природы.

Определим ошибку обыденного мышления в данных представлениях, а значит, перейдем к осмыслению понятий "форма" и "содержание" с позиций достоверного (научного) познания. То, что форма и содержание являются общими понятиями или категориями логического высказывания, означает, что общее логическое высказывание, или общее логическое отношение между аргументами высказывания определяется этими понятиями[1]. Подставляя в положения аргументов схемы общей логики значения категорий, получаем логическое отношение, выступающее как мыслимое или высказываемое представление

стр. 217


о некоем явлении бытия, выраженное парой философских категорий:

Рис. 3

Замена цифрового обозначения положений общей схемы логики на понятийные обозначения, помогает понять смысловое различие парных категорий философского познания, которые используются для обозначения достоверного представления о явлении действительности. Как можно видеть, единственное различие между формой и содержанием, как аргументами логического бытия или противополагаемыми формами научного явления (познаваемой действительности), являет стрелка или вектор логического отношения, который выражает абсолютную пространственную асимметрию соотносимых сторон мыслимого бытия. При соблюдении порядка осмысления положений схемы в соответствии с цифровым обозначением, аргументы логического отношения являют также различие сторон анализируемого бытия во времени. И поскольку различие между сторонами логического отношения определяются понятиями "пространство" и "время", то значит, "пространство" и "время" в научном познании выступают как понятия, определяющие собой различие сторон познаваемого явления.

Иначе говоря, формируемая пространством (временем) асимметрия в познаваемом логикой бытии является единственным основанием для теоретического размышления (развития знаний) о различии сторон мыслимого бытия. И, соответственно, наоборот, отношение формы и содержания (как категорий научного познания) вмещает в себя все возможные аспекты отношений в действительности, мыслимых как бытие явлений в пространстве и/или во времени, и определяемых в теоретическом познании как явления в отношениях сложности и причинности [2].

Позднее, подробно рассматривая указанные отношения в явлениях действительности, мы получим научные представления о пространстве и времени. Здесь лишь отметим важнейший из аспектов теоретического научного познания, указав на то, что рассматриваемая схема отношения формы и содержания есть абсолютное научное явление, отображающее и общее научное

стр. 218


представление о познаваемом явлении действительности, и общее научное представление о процессе его познания (единичном акте мышления). Отсюда главное правило достоверного теоретического познания (и главная проблема для понимания наукоучения в целом) состоит в том, чтобы "подчинить" процесс мышления научной схеме познаваемого явления, т. е. формировать содержание мыслимых представлений о явлении сообразно его развитию, представленному схемой, и тем соответствовать рассматриваемому процессу действительности в полной мере.

Если общий принцип научного мышления освоен и сформирована научная схема явления, то остальное уже "дело техники". Как следует из рис. 3, форма познаваемого бытия является в сознание познающего субъекта раньше содержания и без него и, будучи первой (единичной) определенностью (схемы) познания, тем самым отражает формирование в сознании познающего субъекта единичного или неразделенного (простого) образного представления о явлении в начале процесса его познания. Содержание бытия является в сознание после явления формы, и выступает как вторичная и связанная с формой иная определенность бытия, т. е. выступает как прирост представлений сознания о познаваемом явлении.

Говоря обыденным языком, содержание бытия является сознанию вместе с формой, но в научном изложении - следствием (при условии) причинного бытия формы. Это значит, что содержание познаваемого бытия, при его соотнесении с формой познаваемого бытия, выступает как дополнение исходного образа явления, т. е. его детализация. Как результат процесса познания, содержание соответствует формированию в сознании другого (альтернативного форме) образного представления, а именно сложного образа явления, являющего зримую (мыслимую) разделенность познанного бытия. Иллюстрацией умозрительного познания в целом, как содержание представлений сознания о явлении бытия в разные моменты (акта или единичного процесса) логического мышления, может служить следующая схема:

Рис. 4

стр. 219


Из представленной схемы процесса познания как логического отношения, можно установить, что понятия "форма" и "содержание", будучи общими или философскими категориями научного познания, обозначают собой исключительно основание и результат этого процесса. Причинно-следственная связь является единственным различием между формой и содержанием. Содержание, как вторичное положение знания, отличается от формы, как первичного положения знания на единичный признак знания: разницу между представлениями, известными в соответствующие моменты времени. Это означает, что содержание познаваемого бытия или логическое знание о бытии суть сложное представление о явлении, в отличие от исходного представления о нем как простой (формы) определенности бытия.

Смысловое содержание общенаучных (философских) категорий познания (не только формы и содержания) состоит в отображении общей динамики мысли в процессе умозрительного (теоретического) познания явлений. В качестве примера общей динамики мысли в ходе познания явлений (прироста знаний) можно привести научные определения некоторых других категорий познания. Целое есть единство различных частей (целого). Часть есть различимое в единстве (частей) целого. В скобках данных определений представлена исходная форма познаваемого (определяемого) явления, выступающей неотъемлемой мыслимой составляющей его окончательного образа (результата определения явления).

Можно видеть, что различие между научным и обыденным пониманием единства формы и содержания весьма существенно. И примерно такое же расхождение научного и обыденного смыслов понятий можно обнаружить при логическом анализе других категорий традиционной философии. По мере развития положений наукоучения все категории научного познания будут определены в соответствии с логикой достоверного (научного) познания.

Думается, можно подвести некоторые итоги сравнительного анализа научной и обыденной логик. Мышление, базирующееся на нормах обыденного, или многозначного языка (обыденное мышление), не всегда может правильно определить по форме высказывания его содержание, и значит, не всегда может логически непротиворечиво сформировать общие представления о познаваемых явлениях, и тем правильно соотнести ранее полученное знание с новым явлением. Это обстоятельство является одной из причин человеческих ошибок в познании явлений природы. Именно многозначность отношения между положениями знания,

стр. 220


будучи характерной чертой обыденного мышления, явилось тем решающим обстоятельством, которое не позволило традиционной или формальной логике, стать во главе научного познания. Последнее доказывает то обстоятельство, что сегодня эксперимент является ведущим методом решения проблем научного познания. И значит, мышление большинства ученых и сегодня настроено не на логическое, истинно теоретическое познание природы, а на ее исследование посредством "ощупывания", познание так называемым "методом тыка".

Успехи формальной логики в анализе относительно простых высказываний, кажется, оставляют надежду "вот-вот" воплотить мечту Лейбница "вычислять истину". Но думается, что двух тысячелетий существования традиционной или формальной логики и многократных, а значит, безуспешных попыток ее модернизации, для разумного человека является более чем достаточным основанием, чтобы понять принципиальное несоответствие этой логики в целом логике достоверного познания.

Несколько позднее, освоив методологию научного мышления, мы сможем по предмету формальной логики определить ее роль в познании и перспективы ее развития. Здесь же мы завершаем общий обзор логики обыденного мышления. Показав одними обыденными понятиями невозможность использования в научном познании других обыденных понятий, мы тем самым не отрицаем (признаем), что смысл отдельных понятий обыденного языка совпадает с научным (однозначным) смыслом представляемого знания. Это обстоятельство обусловлено единством оснований обыденного и научного языков [2], что в принципе позволяет мышлению перейти от первого языка ко второму, от "частично достоверных" обыденных понятий на полностью достоверные, или научные понятия. Только изменение алгоритма многозначного (обыденного) мышления на однозначный и достоверный (научный) способ развития знаний, может кардинально изменить общую картину современной науки, превращая ее в сферу развития только достоверного знания. Другие способы построения логики научного познания обречены на неудачу. Хромого не хромать не научишь.

Здесь мы закончили изложение представлений наукоучения, отнесенных ко второй части теоретического раздела "Знание". И как отражение правильного определения истинного учения, даже без нашего на то мнения, теория наукоучения "сама"

стр. 221


определяет необходимое содержание следующей части раздела "Знание", а именно, как рефлексии (отличия от) формы предыдущего представления. И потому в третьей части данного теоретического раздела наукоучения мы должны рассмотреть вопросы формирования научного мышления.

1. Киссель В. Л. Наукоучение как философия научного познания // Философские исследования. М., 2001, N 1. С. 73 - 92. Интернет: www. scientologia. ru - раздел "Методология".

2. Киссель В. Л. Наукоучение. Общие принципы логики и методологии научного познания. Семиотика науки // Философские исследования. М., 2002, N 2. С. 114 - 127. Интернет: www. scientologia. ru - раздел "Логика".

3. Обращение Президиума РАН (о необходимости борьбы с антинаучными воззрениями) // Наука и жизнь, 1999, N 11. С. 16.

4. Зегет В. Элементарная логика. М., 1985. С. 158

5. Краткая философская энциклопедия. М., 1994.

6. Философский словарь. М., 1972.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУКОУЧЕНИЕ-НАУЧНОЕ-ЗНАНИЕ-ОБЩИЕ-ПОЛОЖЕНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Iosif LesogradskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lesogradski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Л. КИССЕЛЬ, НАУКОУЧЕНИЕ. НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ, ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУКОУЧЕНИЕ-НАУЧНОЕ-ЗНАНИЕ-ОБЩИЕ-ПОЛОЖЕНИЯ (date of access: 22.06.2021).

Publication author(s) - В. Л. КИССЕЛЬ:

В. Л. КИССЕЛЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Iosif Lesogradski
Москва, Russia
1136 views rating
10.09.2015 (2112 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
15 hours ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
15 hours ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
15 hours ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
ЛЕВ КОПЕЛЕВ И ЕГО ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ. Под. ред. Я.С. Драбкина. М., 2002
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ВСЕ ОНИ ЖИЛИ НА ТОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
К. Ларрес. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ЧЕРЧИЛЛЯ. ПОЛИТИКА ЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Нью-Хевен - Лондон, 2002
2 days ago · From Россия Онлайн
КНЯЗЬ А. М. ГОРЧАКОВ - МИНИСТР И ВИЦЕ-КАНЦЛЕР
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
МАТЕРИАЛЫ VII СЪЕЗДА РОССИЙСКОГО СОЮЗА РЕКТОРОВ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ. Документы VII съезда Российского Союза ректоров высших учебных заведений
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТВЕТЫ ДИРЕКТОРА ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ДЕПАРТАМЕНТА МИД РОССИИ П. В. СТЕГНИЯ НА ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ"
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НАУКОУЧЕНИЕ. НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ, ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones