Libmonster ID: RU-9999

Антонов В., Карпов В. Разведчицы

М.: Молодая гвардия, 2004

"Про шпионов" любят читать, наверно, все. Разведчик - профессия штучная, экзотическая, овеянная романтикой опасности и риска, наполненная, как нам всегда кажется, невероятными приключениями. Словом - гарантия увлекательного, взахлеб, чтения. Как и у войны, у разведки, казалось бы, не женское лицо. Однако ни одна разведка мира не обходится без участия женщин, и считается, что лучшие из них своим хладнокровием, последовательностью, наблюдательностью, чутьем и артистизмом дают сто очков вперед коллегам-мужчинам. В современной разведке Британии женщины составляют уже до 40 процентов, и, видимо, этот процент будет возрастать. Именно этому, особенно притягательному, аспекту шпионской службы - участию в нем женщин - посвящена книга В. Антонова и В. Карпова. Речь, понятно, идет не о тех секретных сотрудницах (профессионалы называют их "медовой ловушкой"), чья задача добывать информацию, используя исключительно свои женские чары.

Наше повествование посвящено женщинам - разведчицам и агентам, самостоятельно выполнявшим задания внешней разведки органов государственной безопасности нашей страны, - пишут авторы.

Временной охват книги - от послереволюционных лет до времен "холодной войны". Среди героинь - соратница Кима Филби Китти Харрис и жена Морриса Коэна Леонтина Коэн, Гоар Вартанян, при участии которой было сорвано в Тегеране 1943 года покушение на глав стран антигитлеровской коалиции, знаменитая певица Надежда Плевицкая, детская писательница Зоя Воскресенская-Рыбкина и многие другие замечательные женщины, судьба каждой из которых - зачастую трагическая - сюжет для детектива или мелодрамы.

В. М. Бокова

Лота В. "Альта" против "Барбароссы"

М.: Молодая гвардия, 2004

В предвоенные годы в самом сердце Германии работала советская разведывательная группа во главе с убежденной антифашисткой журналисткой Ильзе Штёбе (псевдоним "Альта"), курировавшей германского дипломата Рудольфа фон Шелия (проходил под псевдонимом "Ариец"). От нее в Москву шли важные донесения о готовящемся нападении Германии на Советский Союз. В частности, еще в 1941 году "Альта" сообщила о том, что сформированы три группы под командованием маршалов Лесба, Бока и Рундштедта, которые направят свои удары на Киев, Ленинград и Москву.

Волею судеб оторванная от связи с Центром, "Альта" вместе со своими соратниками в сентябре 1942 года была арестована гестапо и вскоре казнена одновременно с участниками знаменитой "Красной капеллы".

В книге об этих драматических событиях Второй мировой войны впервые использованы редкие архивные материалы.

В. М. Бокова

стр. 76

Анисов Л. Третьяков

М.: Молодая гвардия, 2004

Что может быть более прозаичным, нежели биография купца? Перенять дело от отца, всю жизнь посвятить торговле, - жизнь идет, доход растет... Но главное правило Павла Михайловича Третьякова - наживать, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу, народу, в каких-либо полезных учреждениях, - сделало его жизнь необыкновенной. Он общался с известнейшими людьми своего времени, и круг его общения расширялся год от году. Сначала - мальчишка в лавке, узнающий мир торговых людей, потом - молодой человек, образованный "делец", любитель театра, коллекционер книг и редкий их ценитель. Его собеседниками становятся театралы, собиратели древностей и, наконец, художники. Первые купленные им полотна - несколько картин старых голландцев, "Стычка с финляндскими контрабандистами" В. Г Худякова, "Искушение" Шильдера... Поначалу он еще не большой знаток, при составлении коллекции двигается наощупь. Но - чуткий от природы и умевший многое схватить на лету, из обычных бесед, - он быстро врастает в то дело, которое оставит его имя среди потомков. Третьяков скоро научился отличать "как" от "что", подлинное от эффектного. Потому и мог бросить в письме к художнику Горавскому: Дайте мне хотя лужу грязную, да чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всём может быть, это дело художника. Начав с любительского интереса к живописи, с первых неуверенных покупок, он год от году становится не только тонким ценителем, но и одним из лучших ее знатоков.

Творчество - не только в умении запечатлеть, иногда достаточно и только видеть. Третьяков со временем стал воспринимать русскую живопись как нечто живое, где один художник может невидимыми нитями быть связан с другим, где личные разноречия не отрицают глубинной близости. Есть художники - средние, хорошие, замечательные. И есть всех объемлющая русская живопись. Она тоже может желать и требовать чего-то своего. Третьяков ощутил это по-своему. Потому ему и пришла идея заказывать. Многие портреты русских писателей, в том числе знаменитый образ Достоевского кисти Перова, своим появлением обязаны этому выдающемуся русскому купцу.

Жизнь Третьякова оказалась настолько связанной с жизнью русского искусства, что и книга о нем стала в то же время книгой о русской живописи XIX века. Здесь запечатлена не только судьба знаменитого купца-мецената, давшего России Третьяковку, но и судьбы многих и многих русских художников. Их биографии поневоле - то косвенно, а то и непосредственно - оказались связаны с биографией Павла Михайловича, "делового человека", ставшего настоящей соборной личностью, как и его галерея превратилась в своеобразный "собор" русского искусства.

Жизнь повседневная, купеческая, и жизнь, отданная собиранию картин и созданию галереи. Две тетрадки иллюстраций с редкой точностью отражают две ипостаси Третьякова. В первой - изображения родных, близких, знакомых, втом числе и художников, во второй - картины, картины, картины. Те, что со школьных лет у каждого на слуху: "Сватовство майора" Федотова, "Иван Грозный и сын его Иван" Репина, "Грачи прилетели" Саврасова, "Мокрый луг" Васильева, "Всадница" Брюллова и далее, далее - перечисление даже самых знаменитых полотен потребует слишком много места. Книга об одном человеке стала книгой о целой эпохе в русском искусстве и о том, что даже самая, с первого взгляда, прозаическая жизнь может стать подлинным творчеством.

С. Р. Федякин

стр. 77

Скатов Н. Некрасов

М.: Молодая гвардия, 2004

У Некрасова есть страниц десять стихов до того народных, как это не удавалось ни одному из наших поэтов и прозаиков. Это высказывание Розанова поневоле вспоминается, когда берешь в руки эту книгу и начинаешь - страница за страницей - входить в некрасовскую жизнь. Поэт из "школьного обихода". И, вместе с тем, один из самых непрочитанных поэтов XIX века. Вспоминая обычные формулы, - "великий", "народный", "гражданин"... - чувствуешь, настолько они износились. "Прикладывая" их к стихам Некрасова, мы уже почти не воспринимаем их действительного смысла. Потому слово о поэте должно быть не просто интересным и новым, но оно должно, тем не менее, "вписать" всю новизну, все своеобразие в расхожие суждения о Некрасове, обновляя их, заставляя заново почувствовать все тоже: "народный", "великий", "гражданин"...

Быть может, Василий Васильевич Розанов, по самой природе своей писатель чрезмерно парадоксальный, очень уж "перегнул". И все же... Перечитайте "Дядюшку Якова":



Эй, малолетки!
Пряники редки,
Всякие штуки:
Окуни, щуки,

Киты, лошадки!
Посмотришь - любы,
Раскусишь - сладки,
Оближешь губы!..


К такому "раешному" стиху ранее прикоснулся только Пушкин ("Жил-был поп, толоконный лоб..."), позже - до него дотронется Иннокентий Анненский в стихотворении "Шарики детские" ("Эй, лисья шуба, коли есть лишни, не пожалей пятишни..."). Но Некрасов не просто пробует писать этой речью, она пронизывает - в той или иной мере - все его поэтическое творчество. Народный стих для Некрасова столь же родной, как и пушкинская или лермонтовская речь. Значит, и вправду - народный поэт, и не только потому, что брался за "народную" тему.

Говоря о Некрасове, трудно удержаться от крайностей Розанова, который считал, что один "Дядюшка Яков" народнее, чем все, что написал Толстой. Еще труднее уйти с проторенной "школьной" дорожки, когда банальности сопровождаются обилием восклицательных знаков. Николаю Скатову удалось пройти между двумя этими крайностями, более того - удалось найти особый тон, каким ведется повествование о великом поэте.

Автор вводит нас в художественный мир Некрасова, начиная с главного - природненности поэта к миру русского крестьянства. Детские годы дали ему образы Волги, дороги, русской равнины, холмиков с церковками. Оттуда пришли и многие некрасовские типажи (у кого из поэтов XIX веке мы встретим столько героев-простолюдинов?).

Некрасов изначально был народен, только не сразу сумел понять, что здесь-то и находится самый корень его поэзии. И книга о нем - это и рассказ с особой, вечной и всегда неповторимой темой: путь к самому себе. Путь долгий, который мог закончиться (невзирая на обретенную известность и совершенную самостоятельность голоса, что было очевидно уже к началу 1850-х годов) только "последними песнями", созданными у смертного порога. Вехи на этом пути - и деревенское детство Некрасова, и его попытка "завоевать столицу" своими подражательными стихами, и годы жуткой нищеты, и действительное завоевание столицы, да и всей русской литературы, сначала в роли издателя и редактора, потом - своими стихами. Его "попутчики", его современники, с которыми Некрасов - то сообща, то

стр. 78

порознь - создавал великую русскую литературу: Белинский, Тургенев, Достоевский, Толстой, Тютчев, Гончаров, Чернышевский, Добролюбов и многие другие, - входят в книгу естественно, с какой-то домашней простотой. И так же естественно видеть в ней не только Некрасова-журналиста, издателя, редактора, но и Некрасова на охоте, за картами (где он умел выигрывать и помногу), в любви (она, похоже, принесла ему больше тяжелых переживаний, нежели непосредственного счастья)... То, что книгу написал известный историклитературы, - почувствует даже тот, кто не читал других работ Николая Скатова. Умение строить не только "жизненный", но и филологический сюжет - здесь предстает воочию. Но помимо собственно мастерства, есть и большее: читаешь о русской литературе XIX века, и чувствуешь, что ты наконец-то находишься у себя дома.

С. Р. Федякин

Удовик В. А. Воронцов

М.: Молодая гвардия, 2004

Светлейшего князя, генерал-фельдмаршала Михаила Семеновича Воронцова (1782 - 1856) просвещенный читатель знает, в основном, по злой эпиграмме, которой когда-то (и, как выяснилось, очень надолго) в минуту досады "припечатал" его Пушкин:



Полу-милорд, полу-купец,
Полу-герой, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.


Меж тем это был истинный герой войн с Наполеоном, в том числе Отечественной войны. Благородный поступок князя был увековечен в свое время Л. Н. Толстым на страницах романа "Война и мир": Увидев у своего дома в Немецкой слободе около сотни подвод, которые прибыли сюда из Андреевского за имуществом Воронцовых - библиотеками, картинами и другими ценностями, - Михаил Семенович распорядился погрузить на них раненных офицеров и солдат и отвезти в имение. Богатства же решил оставить неприятелю.

После войны Воронцов командовал русским оккупационным корпусом во Франции и прославился как один из самых гуманных генералов, принципиальных противников палочной дисциплины в войсках. Был он и врагом крепостничества, в самом прямом и практическом смысле: не только пытался подвигнуть русское общество на дело освобождения крестьян, но и сам одним из первых в России перевел своих крепостных на положение фактически вольных. Двадцать лет - с 1823 по 1844 - Воронцов был генерал-губернатором Новороссии и десять - с 1844 по 1854 - наместником Кавказа и считался не только лучшим, но и наиболее просвещенным и разумным правителем тамошних мест, сделавшим очень много для их обустройства и цивилизации.

В последние годы яркая и неординарная личность М. С. Воронцова неоднократно становилась объектом внимания историков. Каждое новое исследование высвечивает все новые грани разнообразной и плодотворной деятельности Воронцова на благо России, разоблачая старые мифы, связанны с его именем. Книга В. А. Удовика - объективный рассказ об этом человеке, несомненно, заслуживающем доброй памяти потомков.

Ну а Пушкин... (Один из разделов книги так и называется: "Не враг и не гонитель Пушкина"). Пушкин в отношении Воронцова был глубоко виноват.

В. М. Бокова

стр. 79

Федякин С. Р. Скрябин

М.: Молодая гвардия, 2004

Он был одержим высшей идеей, как бывают одержимы пророки. Но свое сокровенное знание о мире он передавал не словами, не жестами, а через звуки. Опубликованная в серии "Жизнь замечательных людей", книга о Скрябине выходит далеко за рамки воссоздания биографии. Ранний Скрябин - композитор-романтик, мелодичный и экзальтированный, напоминавший современникам Шопена, но композитор и пианист еще более утонченный, умевший извлекать из рояля настолько хрупкие звуки, что слушателям подобное звучание казалось невероятным. Его судьба складывалась романтически: ранняя смерть матери, уединенное воспитание, первые испытания (кадетский корпус, где он завоевал уважение товарищей не силой кулака, но исключительной музыкальностью и замечательной игрой на рояле). Первая любовь Скрябина - тоже вполне романтическая: тайные свидания, письма, которые кладутся в укромном месте, суровость ее матери, объяснения, слезы.

Скрябин взрослеющий - тот, что поначалу еще оглядывается на Листа и Вагнера, а позже уходит от них, как уходил ранее от всех своих музыкальных привязанностей. Он уже отец семейства, но "гуляка праздный", "ницшеанец", не раз заставлявший плакать безропотную жену. Романтизм сменился подчеркнутым артистизмом, но еще не перевоплотился во что-то по-настоящему новое. Творческая биография осложнилась смелым противостоянием общепринятым вкусам и любовью к диссонансам.

Скрябин зрелый - бросивший кроткую жену и связавший судьбу с "инфернальной" женщиной. Трудный характер новой подруги сочетался с редкой преданностью его идеям и замыслам. Вместе они учились противостоять буржуазным житейским нормам. Одухотворенный идеей преобразить мир, композитор пишет самые знаменитые свои произведения. Он завоевывает Европу и Россию. И в нем уже начинают видеть "пророка" от музыки.

Наконец, поздний Скрябин, на пороге сорокалетия. Он видит себя не столько композитором, сколько преобразователем музыкальной вселенной. Для главной своей цели, "Мистерии", некоего соборного действа, которое должно венчать человеческую историю, композитор ищет особых выразительных средств. Он открыл новую звуковую вселенную, соединил музыку со светом, он пытался овладеть искусством слова, мечтал о новых формах хореографии. Сочинить успел лишь "Предварительное действо", вступление к своему грандиозному замыслу. Но и оно, не записанное, покинуло земной мир вместе с композито-

стр. 80

ром, скоропостижно скончавшемся в светлые пасхальные дни 1915 года. Загадка последнего сочинения Скрябина, слышанного некоторыми из его современников лишь в отрывках, заставляла многих снова и снова возвращаться к его идеям и его жизни.

Одна из самых непостижимых судеб XX века. Со Скрябиным спорили и после его смерти. Ниспровергали с яростью, как с яростью и защищали. В сущности, композитор породил такое к себе отношение, какое часто вызывают писатели или мыслители, но редко - музыканты. Его произведения заставляют искать подобия в области поэзии (русские символисты), чистой науки (геометрия Лобачевского, неаристотелева логика), философии ("Мнимости в геометрии" Флоренского, его же "Иконостас", идеи В. В. Розанова и Вяч. Иванова)... В его идеях, сколь бы фантастичны они ни казались, запечатлелась трагедия грядущего двадцатого века.



Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые...


Скрябин предчувствовал эти минуты, дни, годы, столетия. Его поздние сочинения - даже самые крошечные - озарены предчувствием. Любая прелюдия, звучащая не более двух минут, - о самом главном. Здесь мировая катастрофа, та, что еще только придет. Она отразилась в одной лишь звуковой капле. И все же отражение настолько точно запечатлело событие, что рождает в душе ответную дрожь. Кто еще из композиторов мог изобразить ощущение вселенского взрыва в нескольких тактах?

Автор книги не дает окончательных выводов. Он предпочитает подвести черту с вопросом: Экстатические "взвихрения" музыки Скрябина и экстатические "выбросы" истории XX века - одной природы. Да и не есть ли история XX века - та же скрябинская "Мистерия", которая решила свершиться без всякой музыки, а значит, и без Скрябина? Не стала ли смерть композитора началом новой, "безмузыкальной" эры?

Для воссоздания образа Скрябина автор книги привлек самые разнообразные источники, от рукописей современников и черновиков композитора до его партитур. Найденные в архивах материалы позволили прояснить некоторые белые пятна в биографии. Ктаковым, в частности, относятся воспоминания М. К. Морозовой о Скрябине и несколько писем композитора, данные в приложении. Две тетради иллюстраций - столь же нужная часть книги, как и приложение. Это краткая история жизни композитора "в картинках".

Ст. Кислов


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ-ЛИТЕРАТУРА-2015-09-29

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Konstantin SenatorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senatorov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 29.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ-ЛИТЕРАТУРА-2015-09-29 (date of access: 19.06.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Konstantin Senatorov
Актобэ, Kazakhstan
696 views rating
29.09.2015 (2090 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
А. В. Ревякин. СОЦИАЛИЗМ И ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ В СЕРЕДИНЕ XIX века. М., 1999
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА НА ГЕРМАНСКОЙ ЗЕМЛЕ В 1945 году
Yesterday · From Россия Онлайн
ОПЫТ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОГО СИНТЕЗА НА РУБЕЖЕ XIX И XX ВЕКОВ
Yesterday · From Россия Онлайн
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
2 days ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones