Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15407
Author(s) of the publication: Ю. В. БРОМЛЕЙ

Share with friends in SM

Еще сравнительно недавно в теории, а соответственно и в массовом обыденном сознании было широко распространено представление, будто национальные проблемы все более теряют свою значимость в жизни современного общества. Реальная жизнь показала иллюзорность подобных взглядов. Ныне наряду с борьбой за мир, экологическими проблемами, вопросами здравоохранения этнические, национальные сюжеты все более выдвигаются на передний край, приобретая глобальные черты. Данная тенденция особенно наглядно проявляется в повсеместном росте национального (этнического) самосознания.

Феномен этот, однако, отнюдь не однозначен и не обязательно влечет за собой обострение межэтнических отношений. Многое здесь зависит от ряда обстоятельств, прежде всего от конкретной политической, социально-экономической, культурной ситуации в том или ином регионе. И все же при определенных условиях рост национального самосознания может послужить благоприятной почвой для такого обострения, причем межнациональные различия зачастую используются в качестве одного из средств достижения определенных групповых или личностных интересов, как в прогрессивных, так и в реакционных целях.

Не случайно во всем мире вокруг проблем национальной истории, культуры, традиций обостряется идейная борьба, происходит социальное размежевание, порождающее подчас остроконфликтные ситуации. Не осталась в стороне от этих процессов и наша страна. В сфере ее национальной жизни в последнее время особенно отчетливо дали о себе знать негативные явления, нередко сопровождавшиеся острыми коллизиями (алма-атинские события, требования крымских татар, события в Нагорном Карабахе и вокруг него, выступления в Прибалтике). Все это оказалось для многих достаточно неожиданным и не могло не шокировать общественное мнение, породив попытки переосмыслить сложившиеся представления о национальных процессах в нашей стране. При этом не обошлось без крайностей в объяснении причин происходящего. Немалую роль в этом сыграли односторонние представления об истории национальных отношений в нашей стране.

Время высветило гигантские возможности, которые открывает социализм для развития многонационального общества. Совместный свободный труд всех национальностей нашей страны, объединенных общими интересами и единой целью, - лучшее доказательство незыблемости


БРОМЛЕЙ Юлиан Владимирович - академик, директор Института этнографии АН СССР.

стр. 24


завоеваний ленинской национальной политики. Благодаря усилиям многих поколений советских людей огромные социально-экономические и культурные различия между народами нашей страны, как известно, были устранены в небывало короткие исторические сроки в ходе постоянной и трудной работы по преодолению многовековых традиций национальной замкнутости, эгоизма, подозрительности ко всему инонациональному. И все же нет оснований для того, чтобы рисовать развитие национальных отношений за весь послереволюционный период исключительно в розовых тонах.

Путь, пройденный советским обществом после Великого Октября, был трудным, подчас даже трагическим. Для решения проблем национального развития в условиях социализма не было заранее проверенных образцов, приходилось искать новые решения, зачастую путем проб и ошибок. Теоретически можно было предугадать только общее направление развития, определить основные его тенденции. Решающую роль в этом сыграли разработанные В. И. Лениным принципы национальной политики КПСС. Однако они были существенно деформированы в период сталинщины, когда допускались грубые нарушения принципов демократизма и интернационализма, отступления от основ ленинской национальной политики.

Выступая на словах противником ассимиляции, Сталин на деле проявлял явное стремление к "упрощению" этнонациональной структуры страны, сопровождавшееся негативным отношением к самому факту существования национальных групп. Весьма показательно в этом отношении его утверждение в докладе о проекте Конституции СССР 1936 г., будто в стране существует лишь 60 национальных общностей1 , в то время как их было по крайней мере в два раза больше. Не случайно именно к тому времени были ликвидированы такие формы национально-административного деления, как национальные районы и национальные сельские Советы. В 1933 г. в разных частях нашей страны было 250 национальных районов и 5300 национальных сельских Советов. Они должны были способствовать созданию благоприятных условий для осуществления судебно- административных функций, школьного образования и культурно-просветительной деятельности на родных языках2 .

Тенденция к "упрощению" этнонациональной структуры страны сказалась и на переписях населения. Если при проведении переписи 1926 г. было предварительно намечено 194 национальности (правда, не все они фиксировались при подведении ее итогов), то по переписи 1939 г. выделялось уже менее 100 национальностей. В известной мере такое уменьшение связано с изменением критериев при выделении национальных единиц, а также с происходившими в тот период консолидационными процессами, тем не менее сокращение численности национальностей за 13 лет почти в 2 раза можно с достаточной долей достоверности объяснить игнорированием реального существования многих из них, особенно малочисленных. Постепенно недостаточное внимание стало уделяться и специфическим культурным, языковым, бытовым потребностям национальных групп.

Хотя на словах провозглашалась со ссылками на ленинское наследие3 недопустимость ассимиляторства, на деле подспудно проводилась линия на ликвидацию организаций, на практике занимавшихся национальными делами. Эта тенденция стала проявляться сразу же после образования СССР, когда был ликвидирован Наркомнац. Правда, его функции отчасти перешли к Совету национальностей ВЦИК, но после


1 См. Сталин И. Вопросы ленинизма. М. 1945, с. 513.

2 См.: Братское содружество народов СССР. 1922 - 1936 гг. Сб. док. и м-лов. М. 1964, с. 127; История национально-государственного строительства в СССР. 1918 - 1936. М. 1968. с. 418 - 419.

3 См. напр., Сталин И. В. Соч. Т. 11, с. 347.

стр. 25


создания в 1936 г. Верховного Совета СССР, несмотря на наличие в его составе Совета национальностей, этот орган фактически перестал заниматься конкретными национальными проблемами.

Аналогичные явления происходили и в сфере науки. В первые послереволюционные годы была создана научная служба страны по национальным (этнографическим) проблемам: Комитет народов Севера, Центральное этнографическое бюро Наркомнаца СССР и др.; активизировала деятельность созданная до революции Комиссия по изучению племенного состава России и сопредельных стран. Однако в 30-е годы все эти учреждения были закрыты. В то же время введение паспортов, применение многочисленных официальных анкет с графой "национальность" облегчали возможность нарушения принципа национального равенства, а порой придавали в общественной практике неоправданную значимость фактору этнического происхождения граждан страны.

Негативно сказалось на национальных отношениях формирование на рубеже 20 - 30-х годов централистско-бюрократической системы управления. В трагические для страны годы, когда осуществлялась насильственная коллективизация, был свернут хозрасчет в промышленности и на смену научно обоснованному и сбалансированному плану пятилетки пришла гонка за волюнтаристски установленными показателями, бюрократизм исказил идеи федерализма в организации национальной жизни страны. Многие трудности современного социально-экономического развития различных ее регионов порождены сложившимися еще в довоенные годы командно-административными методами управления без учета национальной специфики, порой без элементарного уважения к истории, традициям, нуждам той или иной нации или народности, а то и прямым произволом в решении этнонациональных проблем.

Великая Отечественная война продемонстрировала сплоченность подавляющего большинства советских людей разных национальностей, их преданность социалистической Родине. И все же в сфере национальных отношений в те годы не все было совершенно. С одной стороны, нельзя не вспомнить об антисоветских действиях групп националистов в Прибалтике, Западной Украине, на Северном Кавказе и др., о сотрудничестве с фашистами отдельных представителей тех народов, чья территория подверглась временной оккупации. С другой стороны, невозможно забыть и простить репрессии против целых народов, "наказанных" переселением в восточные районы страны и понесших вследствие этого массовые утраты; депортации в 1941 - 1944 гг. немцев, калмыков, карачаевцев, ингушей, чеченцев, балкарцев, крымских татар, нанесшие существенный ущерб национальному развитию этих народов. Лишь в конце 50-х годов была восстановлена национальная государственность большинства из них, а сами они возвращены на родные земли, получив значительную помощь для налаживания здесь нормальной жизни. Одновременно с этих народов было снято несправедливое обвинение в сотрудничестве с немецко-фашистскими оккупантами (по отношению к немцам и крымским татарам это было сделано в 60-е годы).

В первые послевоенные годы огромная работа по восстановлению народного хозяйства на территориях, которые были временно оккупированы в ходе войны, по-прежнему сочеталась с недостаточным вниманием к потребностям национальных групп. Обострению национальных чувств способствовали и такие кампании, как борьба против космополитизма, принявшее антисемитский характер "дело врачей" и т. п. В середине 50- х - начале 60-х годов, ознаменовавшихся некоторой демократизацией отдельных сторон жизни советского общества, наряду с достижениями в дальнейшем выравнивании экономического, социального и культурного уровней развития республик, стали проступать и негативные тенденции, порожденные централизаторскими методами управления. В отдельных республиках, получавших прежде дотации, стали

стр. 26


утверждаться иждивенческие настроения, распространяться привилегии на национальной почве.

Эти и другие негативные явления в сфере национальных отношений получили развитие в годы застоя. Идеология и психология застоя сопровождались абсолютизацией достигнутых результатов в решении национального вопроса, утверждением представления о беспроблемности национальных отношений в нашей стране. Вследствие этого "немало острых вопросов, выдвигавшихся самим ходом развития наций и народностей, не находили своевременного разрешения", что "приводило к общественной неудовлетворенности"4 .

Не случайно среди широкого круга социальных вопросов, поднятых на XXVII съезде КПСС, существенное место заняла национальная проблематика, получившая освещение и в новой редакции Программы партии, и в Политическом докладе ЦК КПСС съезду, и во многих выступлениях. На съезде было особо подчеркнуто, что "наши достижения не должны создавать представления о беспроблемности национальных процессов. Противоречия свойственны всякому развитию, неизбежны они и в этой сфере"5 . Прежде всего это противоречия между этническими чертами народов и неуклонно идущими в условиях НТР процессами их все большей интернационализации; между специфическими интересами отдельных народов и интересами всего советского общества, с которым каждый представитель любого народа связан тысячами экономических и культурных нитей. Кроме того, на национальных отношениях в той или иной степени отражаются противоречия, возникающие во всех других сферах жизни.

Важным шагом на пути преодоления "заздравного" освещения национальных отношений, утвердившегося подхода к ним как к "закрытой зоне" явился январский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС. На нем было впервые официально констатировано, что "негативные явления и деформации, с которыми мы повели борьбу, проявились и в сфере национальных отношений"6 . То, что КПСС в условиях перестройки придает особое значение национальной проблематике, продемонстрировала XIX Всесоюзная партконференция, сделавшая по существу первый шаг в теоретическом и практическом обосновании национальной политики в период перестройки. В принятой конференцией резолюции "О межнациональных отношениях" не только отмечено, что "динамизм, присущий начальному этапу формирования многонационального государства Советов, был существенно утрачен и подорван отходом от ленинских принципов национальной политики, нарушениями законности в период культа личности, идеологией и психологией застоя"7 , но и определены основные линии развития межнациональных отношений в тесной связи со всем комплексом мер по обновлению нашего общества.

До начала перестройки многие негативные явления в жизни нашего общества, в том числе и в национальной сфере, оставались неизвестными широкой общественности (например, выступления на национальной почве в годы застоя в Абхазии, Северной Осетии). Перестройка, демократизация и гласность сделали явными прежде скрытые моменты напряженности в межнациональных отношениях. Вместе с тем перестройка обнажила деформации в жизни общества, многие из которых проецируются на национальные отношения. Во многих регионах рост национального самосознания отчасти может быть объяснен эффектом компен-


4 Правда, 5.VII.1988.

5 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза, М. 1986, с 53.

6 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 27 - 28 января 1987 года. М. 1987, с 38.

7 Материалы XIX Всесоюзной конференция Коммунистической партия Советского Союза. М. 1988. с. 134.

стр. 27


сации многолетних централизаторских установок, нарушения принципов социальной справедливости в отношении отдельных народов.

Административно-командная, централистская система в экономике, созданная как механизм проведения ускоренной индустриализации и коллективизации, со временем превратилась в существенный тормоз экономического развития как республик, так и страны в целом. Произошло срастание бюрократических элементов центрального и местного управленческого аппарата, получившее идеологическое прикрытие в извращенном толковании социалистического интернационализма как всеподавляющего приоритета центра. Всякое несогласие с директивами центра, часто не учитывавшими местные условия, возможности и интересы, осуждалось как проявление национализма. Действительный же национализм местной бюрократической "элиты", объединившейся с главарями "теневой экономики", заключался в том, что под видом отстаивания интересов своей республики оказывалось давление на центр с целью получения дополнительных ресурсов и новых привилегий. Опека и помощь, необходимые на ранних этапах развития республик, утратили былое прогрессивное значение, стали тормозом, так как "замораживали" внутренние механизмы их роста. Дело в том, что из центра практически невозможно учесть все последствия таких важных для развития экономики факторов, как культурное своеобразие народов, особенности природной среды и т. д.

Сказывается на национальных отношениях и сложная демографическая ситуация в стране. В последние десятилетия удовлетворительная картина воспроизводства населения в целом по СССР создается за счет коренных народов Средней Азии, а также казахов и азербайджанцев, темпы прироста которых в 3 раза выше, чем общесоюзные. Доля народов славянской языковой группы снизилась с 77,1% в 1959 г. до 72,8% в 1979 г., а тюркоязычной группы соответственно возросла с 11,1% до 15,2%8 . Это требует проведения активной демографической политики, исходящей из общесоюзных норм, но в то же время направленной на то, чтобы стимулировать прирост населения в областях с низкой рождаемостью и не поощрять многодетность в перенаселенных регионах. Такие меры успешно применяются в ряде социалистических стран (например, в Болгарии). В то же время трудно согласиться с предложением о предоставлении особых экономических преимуществ молодым семьям, принадлежащим к национальности, которая дала имя республике (например, в Эстонии только семьям эстонцев9).

Регионально-национальные особенности демографических процессов проецируются на проблемы, связанные с использованием трудовых ресурсов: недостаток их в одних регионах (главным образом северных) и избыток в других (главным образом южных). Неравномерность этнодемографических процессов в сочетании с разными темпами роста производительности труда сопровождалась в недавнее время дифференциацией республик по развитию в них отдельных компонентов социально-бытовой инфраструктуры, в том числе жилья, бытовых услуг, медицинских учреждений и т. п. Положение усугублялось тем, что далеко не во всех республиках полностью осваивались средства, выделенные на развитие здравоохранения (так, в Казахстане за последние 10 лет они были освоены всего на 68%)10 .

Среди обширной системы мер, позволивших в прошлом отсталым республикам развиваться опережающими темпами, особую роль сыграла льготная бюджетная и налоговая политика. Общая картина, например, в 30-е годы была такова: за счет дотаций из централизованных источ-


8 Рассчитано по: Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. СССР. М. 1962, с. 184 - 188; Численность и состав населения СССР. М. 1984, с. 71 - 73.

9 Молодежь Эстонии, 18.VI.1988.

10 Казахстанская правда, 15.III.1987.

стр. 28


ников докрывалось более 60% расходов по бюджетам большинства союзных республик. Тем самым через бюджетные каналы государство производило перераспределение национального дохода в интересах отдельных народов. Благодаря этой политике в СССР уже к концу 40-х годов по многим показателям было достигнуто фактическое равенство наций. С решением этой задачи необходимость во многих льготах и преимуществах отпала, однако в силу разных причин в значительной мере они сохранились до сегодняшнего дня11 . Подобная ситуация, тем более что о ней до последнего времени умалчивали, с одной стороны, порождала среди местных руководящих кругов настроения иждивенчества, а с другой - сочеталась с распространенным среди местного населения убеждением о непропорционально большом вкладе своей республики в общесоюзную копилку. Руководство ряда республик поощряло такие настроения, а часть национальной интеллигенции, улавливая его пожелания, создавала и распространяла с помощью средств массовой информации мифы о чуть ли не "особой" роли своей республики12 .

Перестройка, нацеленная на повышение эффективности народного хозяйства, развитие принципов демократизации, упрочение равенства, призвана обеспечить социальную справедливость в отношениях между народами и между людьми разных национальностей. Решающее значение в данной связи приобретает радикальная экономическая реформа, открывающая широкие возможности для наилучшего сочетания интересов страны в целом и отдельных республик на основе принципов социальной справедливости. Многое предстоит сделать и для более полной реализации преимуществ всесоюзного разделения и кооперации труда, для улучшения использования экономического потенциала республик. Особое значение в этом плане имеет углубление на основе хозрасчета их прямых экономических взаимосвязей, устранение различных межреспубликанских барьеров.

Первостепенное значение для обеспечения оптимального развития национальных процессов приобретает решение тех проблем, которые относятся к государственно- правовой сфере. Здесь уже наметились определенные сдвиги, зафиксированные в материалах XIX партконференции. Это прежде всего курс на расширение "прав союзных и автономных образований путем разграничения компетенции Союза ССР и советских республик, передачи на места управленческих функций"13 . Решение этих проблем требует оперативного создания соответствующего правового механизма. Для этого потребуются качественно новый подход к формированию республиканских и местных бюджетов; существенное повышение их роли в решении вопросов социально- экономического развития регионов.

Пора подумать об осуществлении перехода к развитию социально-культурной инфраструктуры республик и областей на новой экономической основе, определяемой не статусом территориально-административной единицы (союзная или автономная республика, автономная область и т. д.), а ее реальным вкладом в народное хозяйство страны. В. И. Ленин, отмечая особую значимость национального состава населения для экономики, вместе с тем подчеркивал, что этот фактор для нее "не единственный и не важнейший среди других"14 . Действительно, если этнокультурные аспекты национальных явлений в основном связаны с человеком, то есть с национальным составом населения, то экономические - с территорией, в первую очередь с ее ресурсами.


11 См. Литвинова Г. О равенстве и равноправии. - Советская индустрия, 4.VI.1988.

12 См.: Социалистическая Якутия, 18.V.1986; Казахстанская правда, 15.III.1987.

13 Материалы XIX Всесоюзной конференции КПСС, с. 135.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 24, с. 149.

стр. 29


Мнение, что "следует разделять территориальные общности, функцией которых является воспроизводство человека, и территории республик (этнические территории), назначение которых, помимо этого, - воспроизводство национальной культуры, а значит, воспроизводство народов-этносов"15 , не столь нейтрально, как может показаться на первый взгляд. Во-первых, оно игнорирует тот факт, что люди, где бы они ни шили, обладают национальностью. Скажем, Горьковская область населена не просто "безнациональными" людьми, а главным образом русскими. Стало быть, она является частью территории русского народа. Из Подобных частей и слагается вся его этническая территория. Соответственно без участия жителей этой области не может быть обеспечена задача воспроизводства национальной культуры как отдельных частей этноса, так и его в целом. Во-вторых, оно вольно или невольно оправдывает тот факт, что масштабы отчислений на социально-культурную инфраструктуру ряда областей РСФСР, численность населения и экономический потенциал которых существенно превосходят соответствующие показатели некоторых республик, нередко меньше, чем у последних. В- третьих, функцией территорий республик, большинство из которых ныне многонациональны, является воспроизводство культуры не одной нации (так называемой коренной), а культур всех населяющих ее народов.

В большей гибкости нуждается национально-государственное устройство страны. Намечены меры, связанные с подготовкой ряда законов СССР, касающихся национальных проблем, в том числе новой редакции Закона о гражданстве СССР; предложений о внесении соответствующих изменений в Конституцию СССР, союзных и автономных республик16 . Может быть, целесообразно восстановить национальные районы и национальные сельские Советы, выработать конституционную концепцию статуса национальных групп, составляющих меньшинство в той или иной республике или автономной области и не относящихся к народу, давшему наименование этим национальным образованиям. Эта концепция включала бы вопросы их представительства в законодательных и исполнительных органах, их право на обучение на родном языке, развитие национальной культуры и т. п. Кстати, численность таких групп составляет у нас свыше 55 млн. человек (20% всех жителей страны).

Значительное влияние на национальные процессы оказывают подготовка и расстановка кадров. К сожалению, и в этой сфере не обошлось без существенных отклонений от принципов социальной справедливости. Вместе с тем перестройка, демократизация, обнажив деформации непосредственно в сфере этнонациональных отношений, затронули интересы тех людей, которые пользовались привилегиями, основанными на этнонациональном факторе. К тому же эти люди нередко развращались подачками сверху, демагогией, девальвацией моральных ценностей, ослаблением контроля и дисциплины. В ряде случаев это вызывало попытки прямого, а чаще косвенного торможения процесса устранения таких деформаций, стремление сохранить ставшие привычными привилегии, прикрывающиеся национальной тогой. Проецированию на национальные отношения социальных проблем способствуют бюрократизм, коррупция, бездушие руководящих работников. Это особенно опасно, когда антисоциальные действия прикрываются национальными лозунгами. Подобные явления подчеркивают важность неуклонного проведения курса на то, чтобы состав руководящих кадров наиболее полно отражал национальную структуру страны. При этом имеется в виду отнюдь не


15 Коротеева В., Перепелкин Л., Шкаратан О. От бюрократической централизма к экономической интеграции суверенных республик. - Коммунист 1988 N 15, с. 30.

16 Правда, 12.ХI.1988.

стр. 30


чисто механическое распределение должностей по национальному признаку (это было бы вульгаризацией принципов интернационализма).

Существенное значение для предупреждения нежелательных явлений в межнациональном общении имеют регулирование соотношения спроса и предложения на конкретные виды труда, профессиональная ориентация молодежи. Данному вопросу Советское государство уделяет ныне особое внимание. В частности, намечается усилить межреспубликанский обмен специалистами, а также их подготовку в вузах других республик в порядке кооперации. Такая практика не только помогает решать кадровую проблему, но, что не менее важно, служит интернациональному воспитанию молодежи.

Важнейшее значение для Национальных процессов имеют изменения в сфере культуры. С первых лет Советской власти она стала развиваться ускоренными темпами, особенно быстро у ранее угнетенных народов национальных окраин страны.

Населяющие СССР народы говорят более чем на 130 языках. Для происходящих в стране языковых процессов характерно сочетание двух тенденций: свободное развитие национальных языков и их функций (ведь многие народы СССР до революции не имели даже письменности) при одновременном распространении русского языка как языка межнационального общения. Существенную роль национальные языки играют в сфере образования. В конце 70-х годов в СССР 75% школьников нерусской национальности обучались на родном языке, причем почти в половине союзных республик (Узбекистане, Грузии, Азербайджане, Литве, Таджикистане, Армении, Туркмении) доля таких учащихся достигала 80%. Одновременно в связи с пожеланиями родителей 25% школьников нерусской национальности посещали школы с преподаванием на русском языке17 .

Справедливо замечено, что двуязычие имеет не только интернациональное, но и национальное значение, ибо знание русского языка расширяет доступ к достижениям отечественной и мировой культуры, науки, техники, способствует укреплению народнохозяйственного комплекса страны. Знать русский язык "выгодно большинству в интересах экономического, социально-политического и духовного развития"18 . Русский язык как язык межнационального общения получает все большее распространение. С 1970 по 1979 г. общее число свободно владеющих русским языком или считающих его родным возросло в нашей стране со 183 млн. до 214,8 млн. человек, то есть с 76% всего населения страны до 81,9%. При этом родным его в 1979 г. считали 137,2 млн. русских (в 1970 г. - 128,8 млн.) и 16,3 млн. лиц других национальностей (в 1970 г. - 13 млн.); вторым языком - 61,3 млн. человек (в 1970 г. - 41,9 млн.). Если в 1970 г. свободно владело русским языком около половины (48,7%) нерусского населения, то в 1979 г. эта группа составила почти две трети (62,2%)19 .

Хотя развитие национально-русского двуязычия имеет для многонациональной страны особое значение, нельзя не напомнить о том, что еще недавно озабоченность (писателей, деятелей культуры, учителей) состоянием национального языка в некоторых республиках рассматривалась чуть ли не как проявление националистической тенденции. Разумеется, было бы упрощением сводить проблему национально-русского двуязычия к овладению в каждой республике в качестве национального лишь язы-


17 См. Губогло М. Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М. 1984, с. 135 - 136.

18 Пуделас Б. Я. Национальные отношения в Латвийской ССР в 60 - 80-е годы: достижения и проблемы. - Известия Академии наук Латвийской ССР, 1988, N 5, с. 9 - 10.

19 Современные этнические процессы в СССР. М. 1977, с. 311 - 312; Население СССР. М. 1980, с. 26 - 27.

стр. 31


ком коренной национальности. Вполне оправданным представляется мнение, что национально-русское двуязычие должно распространяться на языки всех национальных групп, населяющих ту или иную республику20 . К сожалению, в недалеком прошлом в некоторых регионах начало свертываться преподавание на таких языках. На февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось, например, что "ненормальное положение сложилось, в частности, в Башкирии, где сначала были ликвидированы школы с преподаванием на татарском языке, а затем не стало школ и на других местных языках"21 .

Сейчас во многих республиках большое внимание уделяется развитию национальных языков, в первую очередь языка той или иной национальности, которая дала имя республике. Это наглядно проявляется в выступлениях творческой интеллигенции, прежде всего тех ее представителей, деятельность которых связана с языком. При этом ставится вопрос (например, в республиках Прибалтики) об объявлении таких языков государственными22 . Вопрос этот далеко не прост. Как известно, Ленин выступал против введения государственного языка, имея в виду русский, то есть язык самого многочисленного в стране народа. Он не без основания опасался, что создание таким образом для русского языка привилегий будет воспринято как одно из проявлений великорусского шовинизма23 . При этом нельзя не учитывать конкретной языковой ситуации того времени: с одной стороны, подавляющее большинство нерусского населения страны не знало русского языка, с другой - общественные функции национальных языков были развиты слабо.

В настоящее время, как известно, в Азербайджанской, Армянской и Грузинской ССР, согласно их конституциям, родной язык национальностей, давших имя этим республикам, считается государственным. При этом в каждой из конституций провозглашается осуществление государственной заботы о всемерном развитии соответствующего языка и обеспечении его употребления в государственных и общественных органах, учреждениях культуры, просвещения и других. Одновременно - и это весьма существенно - в конституциях этих республик фиксируется обеспечение свободного употребления в указанных учреждениях и организациях русского языка, а также других языков, которыми пользуется местное население. Более того, подчеркивается, что "какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются"24 .

Поскольку признание языка национальности, давшей имя союзной республике, в качестве государственного рассматривается во многих республиках как существенный показатель их суверенитета, такое признание должно послужить удовлетворению национальных чувств граждан, не нарушая фактического равенства языков. При этом должно быть, однако, соблюдено по крайней мере одно условие: в конституциях союзных республик (подобно тому, как это имеет место в конституциях закавказских республик) должно содержаться (и неукоснительно соблюдаться на практике) специальное указание о недопустимости любых привилегий или ограничений в употреблении тех или иных языков. В отношении автономных республик, вероятно, целесообразны аналогичные действия, тем более что в конституциях некоторых из них это уже сделано25 .


20 Шеликс В. Расслышать друг друга, или о том, сколько языков должен знать житель союзной республики. - Известия, 15.VI.1988.

21 Коммунист, 1988, N 4, с. 58.

22 Молодежь Эстонии, 18.VI.1988; Правда, 2.VII, 8, 13.X.1988; Известия, 11.IX.1988.

23 См. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 302.

24 Конституция СССР. Конституции союзных Советских Социалистических Республик. М. 1978, с. 241, ст. 285, 490.

25 См. напр.: Конституция (Основной закон) Абхазской Автономной Советской Социалистической Республики. Сухуми, 1978. ст. 70.

стр. 32


Правда, в последнее время появилось предложение вообще исключить термин "государственный язык" из советского законодательства. Однако одновременно справедливо признается, что закрепление государственного языка в ряде союзных республик (например, закавказских) "свидетельствует, бесспорно, об их суверенном праве самим решать вопросы языковой политики"26 . Зачем же в таком случае возражать против этого права? Иначе говоря, почему другие союзные республики должны быть его лишены? Возражение основано на мнении, что использование термина "государственный язык" делает его для всех граждан республики (или СССР) "юридически обязательным", то есть формально лишает граждан права свободного выбора языка. Но ведь провозглашение в качестве государственного в конституциях закавказских республик языка национальности, давшей имя республике, отнюдь не делает юридически обязательным этот язык для всех граждан республики и формально никак не ограничивает их право на употребление тех или иных языков в государственных учреждениях и общественных организациях.

Значит, дело не в наименовании языка "государственным", или "национальным" языком союзной республики, а в содержании, которое придается этим терминам. И, разумеется, если было бы установлено, что язык "коренной" национальности будет обязательным для ведения делопроизводства всех учреждений, предприятий и организаций (как предусматривал первый проект "Закона Эстонской ССР о языке")27 , то это создало бы огромные трудности в межнациональных (в том числе производственных) контактах28 . В этой связи приобретают особое значение намеченные меры по подготовке проекта закона СССР о свободном развитии и равноправном использовании языков народов СССР29 .

Что касается русского языка, то его статус для РСФСР не должен отличаться от статуса национальных языков в других союзных республиках. Иное дело вопрос об общегосударственном статусе русского языка как языка межнационального общения в масштабах всей страны. В этом вопросе прежде всего, видимо, необходимо учитывать, что языковая ситуация в стране сегодня существенно отличается от той, что была в дореволюционные и первые послереволюционные годы. Ведь роль русского языка в качестве языка межнационального общения стала широко признанной, а национально- русское двуязычие стало весьма распространенным явлением во всех республиках. Уже одно это дает основание ожидать, что отношение к официальному приданию русскому языку статуса языка общесоюзного межнационального общения будет среди нерусских национальностей существенно иным, чем в первые годы Советской власти. При этом предполагается, что, во-первых, во всех союзных республиках государственным будет считаться язык, давший каждой из них имя; во-вторых, в конституциях этих республик, как и в Основном законе СССР, будет зафиксирована недопустимость привилегий или ограничений в употреблении каких-либо языков.

Сейчас, с одной стороны, в Конституции СССР записано, что "законы СССР, постановления и иные акты Верховного Совета СССР публикуются на языках союзных республик" (т. е. включая и русский), с другой- в конституциях союзных республик констатируется, что все их законодательные акты публикуются на языке данной республики и


26 Тимченко И. Не государственный, а межнациональный. - Аргументы и факты, 1988, N 31, с. 5.

27 Советская Эстония, 30.X.1988.

28 Показательно, что новый проект закона содержит некоторые уточнения в рассматриваемом отношении (см. Советская Эстония, 10.XII.1988).

29 Правда, 12.XI.1988.

стр. 33


русском30 . Иначе говоря, официально выделяются два языка: союзной республики и межнационального общения31 . Так, в Конституции Абхазской АССР (ст. 70) фиксируется, что ее официальными языками "являются абхазский, грузинский и русский языки". Показательна в этом плане и практика зарубежных полиэтнических стран. Например, в Канаде в качестве официальных выделены английский и французский и законодательно признано, что они обладают равным статусом и правами; в Финляндии - финский и шведский (хотя шведы составляют лишь около 6 % ее населения)32 .

Среди поднимаемых ныне проблем существенное место занимает вопрос об изучении родного языка. Выступления в этой связи нередко касаются гарантий сохранения национальных языков, нахождения оптимума при распределении сфер применения русского и национальных языков в республиках. Озабоченность судьбами родной культуры и языка, распространяющаяся среди все более широких слоев населения, непосредственно сказывается на климате межнационального общения. Вместе с тем выдвигаются возражения против права свободного выбора учащимися (или их родителями) основного языка обучения (имеется в виду прежде всего русский) под предлогом, что тем самым предоставляется возможность не изучать родной язык. При этом, видимо, забывают о ленинском завете: когда речь идет о национальных запросах, надо проявлять максимальный такт, не допуская никакого нажима. Не случайно на февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС отмечалось, что "в вопросе о языке недопустимы никакие привилегии или ограничения, а тем более принуждение. Отказ от добровольности при выборе родителями языка обучения детей привел бы к нарушению демократических принципов в национальном вопросе"33 . Значение демократических принципов свободного выбора языка обучения подчеркнуто и в резолюции XIX Всесоюзной конференции КПСС "О межнациональных отношениях"34 .

Сохраняется вместе с тем задача овладения лицами русской и других национальностей, живущих в республиках, языками их коренных жителей. Это проблема не только уважения к культуре народа, но и совершенствования взаимодействия в труде и общественно-политической жизни людей разных национальностей. Огромное значение приобретает изучение местного языка проживающими в национальной республике представителями некоренных народов, особенно партийным и хозяйственным активом, врачами, учителями, работниками сферы обслуживания и др. Нельзя считать нормальным такое положение, когда человек коренной национальности не может быть понят на его родном языке при обращении в такие учреждения, как поликлиника, почта, милиция и т. п.

Не так просто и с распространением языка межнационального общения. По данным Всесоюзной переписи населения 1979 г., каждый третий человек нерусской национальности не владел русским языком свободно. К тому же распространение русского языка среди коренных национальностей республик происходило неравномерно, более того, в Эстонии среди лиц коренной национальности доля владеющих свободно русским языком с 1970 по 1979 г. даже несколько снизилась35 .


30 См. Конституция СССР. Конституции союзных Советских Социалистических Республик, с. 35, 106.

31 Кроме того, в ряде Конституций союзных республик говорится о публикации законодательных актов на языках соседних союзных республик и своих автономных образований (см.: Конституция Азербайджанской ССР, ст. 117; Конституция Грузинской ССР, ст. 110; Конституция Армянской ССР, ст. 104. - Там же, с. 98, 246, 490).

32 Тишков В. А. Англо-французское двуязычие в Канаде. - Советская этнография, 1985, N 4, с. 48; Брук С. И. Население мира. М. 1986, с. 257 - 258.

33 Коммунист, 1988, N 4, с. 59.

34 Материалы XIX Всесоюзной конференции КПСС, с. 137.

35 Губогло М. Н. Ук. соч., с. 103, 105.

стр. 34


Поэтому остается актуальной задача дальнейшего распространения и качественного улучшения знания русского языка, особенно в сельских районах Средней Азии, Закавказья, Прибалтики.

В некоторых республиках старшее поколение знает русский язык лучше, чем молодые люди. Во многих школах южных республик, особенно в сельской местности, даже преподаватели русского языка знают его недостаточно хорошо. Выпускникам таких школ нелегко освоиться с работой в промышленности, где используется главным образом русский язык, им труднее решаться на миграцию в трудонедостаточные районы других республик. Юношам трудно служить в армии, осваивать технику. Между тем в некоторых республиках предпринимают попытки подвести "теоретическую" базу под слабое знание русского языка, ссылаясь на будто бы вредные последствия (замедляется якобы умственное развитие детей) раннего изучения двух и более языков, принадлежащих к разным языковым семьям36 . Недавно на страницах "Литературной газеты" были опубликованы мнения о том, что широко пропагандируемое и внедряемое в системе просвещения двуязычие не обосновано ни психологически, ни лингвистически, ни культурологически37 .

Да, у нас эти аспекты двуязычия разработаны слабо, но почему в данном случае не учесть то, что сделано за рубежом? Исследования зарубежных специалистов свидетельствуют, что в действительности овладение в раннем возрасте вторым языком лишь содействует развитию познавательных способностей детей38 . Но, разумеется, при определенных условиях. Если их не соблюдать, издержки не исключены. В данной связи не может не привлечь внимание рекомендация комиссии по национальным отношениям ЦК Компартии Латвии начать в республике обучение русских ребят латышскому языку и латышских - русскому уже с 5-летнего возраста в дошкольных детских учреждениях39 .

Необходимость разработать практические мероприятия по дальнейшему улучшению условий развития двуязычия в стране очевидна, однако нельзя не считаться с мнением, что "на практике здесь приходится сталкиваться как с вполне обоснованными требованиями к представителям ряда профессий, где знание как языка союзной республики, так и языка межнационального общения абсолютно необходимо (юриспруденция, медицина, сфера бытового обслуживания, торговля), так и нарочитой особенно в писательской среде драматизацией языковых процессов"40 . Устранению этих и других трудностей могла бы способствовать пропаганда высокого уровня знания родного языка каждого из народов СССР и русского как языка межнационального общения и высокой культуры речевого поведения людей, и в частности передача учебно-методических материалов по местным каналам радиовещания и телевидения.

Особого внимания требует совершенствование преподавания русского и национальных языков в системе дошкольного, школьного и высшего образования. Силами психолингвистов можно было бы разработать дифференцированные методики преподавания родных языков. Так, в Латвийской ССР практика показала, что "слабое изучение латышского языка наряду с равнодушным к нему отношением или явным нежеланием его изучать у части инонационального населения республики имеет также и ряд объективных причин - отсутствие организации эффективно


36 Хинт М. Проблема двуязычия: взгляд без розовых очков. - Радуга, 1987, N 6.

37 Язык: начало всех начал. Национальная - интернациональная диалектика единства. "Круглый стол". - Литературная газета, 21.IX.1988, с. 3.

38 См. напр., Scutnall-Kangas T. Bilingualism or not: The Education of Minorities. Lnd. 1984, pp. 222 - 247.

39 См. Петере Я. Единство равных. - Правда, 16.IX.1987.

40 Пуделас Б. Я. Ук. соч., с. 11.

стр. 35


действующих курсов, нехватка заинтересованных преподавательских кадров, недостаточно продуманные программы и учебники латышского языка"41 .

Важнейшее значение для культуры каждого из народов нашей страны имеет, как известно, их взаимодействие во всех сферах духовной жизни. Ведь интернационализация не означает "уничтожения национальных мотивов в общечеловеческой симфонии, а лишь их богатую и свободную гармонизацию"42 . Интернационализация способствует возникновению естественного стремления людей больше ценить самобытные черты собственной этнонациональной культуры. Такая тенденция прогрессивна, ибо спасает человечество от сенсорного голода, порождаемого монотонным культурным однообразием. "Крайне вредоносной оказалась в наших условиях практика унификации всего и вся - экономики, архитектуры, форм образа жизни и многого другого. Она сродни уравниловке, идет от того же бюрократического стремления к торжеству единообразия, одномыслия. А страна многоликая, люди и народы в ней разные, и равенство их никак не сводимо к однообразию. Напротив, именно унификация, делая всех внешне вроде бы равными, на деле задевает, оскорбляет всех без исключения"43 .

Вместе с тем современная культура не может быть сведена лишь к ее традиционным компонентам. Нужен гармоничный, взвешенный подход к соотношению в ней традиций и новаций. Однако отдельные представители тех национальностей, у которых процесс интернационализации происходит особенно интенсивно, подчас воспринимают его как угрозу полной утраты своей этнической самобытности, культуры, языка и т. д. Современное технико-экономическое развитие, сопровождающееся ломкой многих традиционных, в том числе нравственных устоев, серьезными экологическими издержками, вызывает у некоторых людей ностальгию по прошлому, идеализацию всего патриархального. С этим связаны и имеющие место случаи оживления религиозных представлений, которые воспринимаются и как связь с прошлым и как утверждение своей этнической самобытности. Отсюда стремление замкнуться в собственной этнонациональной культуре.

Особую значимость для национальных процессов в силу их тесной связи с эмоциональной сферой имеет художественная культура. Превращение за годы Советской власти художественной литературы и искусства в достояние широких масс привело к небывалому возрастанию объема профессиональной художественной культуры каждой национальности. В результате у всех народов СССР произошли увеличение общего фонда художественных произведений и рост масштабов приобщения к профессиональному искусству, расширению диапазона духовных запросов трудящихся. Распространение профессиональной художественной культуры могло быть достигнуто только благодаря преимущественному ее развитию в национальных формах. Несмотря на активный межнациональный обмен, многие из компонентов культуры, приобретающих интернациональный характер, не теряют, однако, способности сохранять национальную форму. В то же время именно в профессиональных формах культуры межнациональное взаимопроникновение происходит в целом наиболее активно. Вместе с тем в профессиональной культуре подчас дают о себе знать националистически окрашенные тенденции. Для ряда писателей различной национальной принадлежности характерно стремление "удревнить" историю "своих" народов. Так, Вл. Щербаков "отыскал" в Среди-


41 Там же.

42 Луначарский А. В. Полн. собр. соч. Т. 7. М. 1967, с. 183.

43 В интересах страны и каждого народа (выступление члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС А. Н. Яковлева на встрече с партийным активом Литовской ССР). - Правда, 13.VIII.1988.

стр. 36


земноморье за девять тысячелетий до нашей эры корни славянских племен и "установил" прямую связь между русским и этрусским языками44 .

Особая роль в формировании интернационалистского мировоззрения принадлежит, как известно, используемому при этом понятийному аппарату. Между тем именно на нем особенно четко сказались негативные явления периода застоя. Часто, например, встречается смешение понятий "интернационализация" и "интернационализм", а последний нередко воспринимается на местах как верность центру, как проявление бюрократическо-централистских тенденций. Наблюдается также стремление отдельных публицистов свести социалистический интернационализм к солидарности трудящихся различных национальностей, вообще к их взаимоотношениям, а результаты последних - к отходу от национальных традиций45 . Между тем в действительности важнейшей составляющей подлинного интернационализма является идея тесного единения народов.

Интернационализм - антипод как национального нигилизма, так и национализма. Национальный нигилизм, "мимикрируя под интернационализм... столь же реакционен, как и национализм. Ибо провоцирует его"46 . Национализм, в свою очередь, не следует смешивать как с ростом национального самосознания, так и с этноцентризмом, для которого характерна склонность воспринимать все явления с позиций своей этнической группы, своей культуры. Все более очевидной становится необходимость четкого отграничения национализма от других проявлений национального сознания. Однако делается это подчас далеко не четко и сводится к абстрактной оценке некоторых негативных явлений в сфере национального самосознания47 .

Национализм, как и вообще значительная часть негативных явлений в сфере национальных отношений, теснейшим образом сопряжен с противоречиями между личными и общественными интересами, а также между личными и групповыми правами, с одной стороны, и гражданскими обязанностями - с другой. Для эгоистических нарушений демократизма, социальной справедливости нередко используется национальный фактор. Это находит выражение в стремлении получить на его основании те или иные привилегии. В результате личный и групповой эгоизм выступают в качестве основы эгоизма национального48 , получающего идеолого-психологическое выражение в различных видах национализма: в шовинизме и региональном национализме, антисемитизме и сионизме, пантюркизме и панславизме и т. д.

Все проявления национализма так или иначе связаны с различными деформациями социалистического образа жизни, с мещанской психологией, с индивидуализмом как следствием отчуждения от результатов своего труда, от средств производства. Далеко не лучшим образом отразились на национальных отношениях бюрократическое равнодушие к развитию национальных культур и проявлявшаяся подчас (и в центре и на местах) тенденция считать любые стремления, связанные с удовлетворением естественных культурно-языковых потребностей, выражением национализма. Это неизбежно вызывало чувство национальной обиды, ущемленности. Было бы вместе с тем упрощением полагать, что отдельные негативные явления в нашем обществе, наличие тех или иных нерешенных вопросов непременно и тотчас должны сказаться на этнона-


44 Московские новости, 6.I.1985.

45 См. Хинт М. Двуязычие и интернационализм. - Дружба народов 1988 N 5, с. 239 - 240.

46 Айтматов Ч. Потребность в новом видении мира. - Известия, 19.VI.1987.

47 Правда, 5.V.1988.

48 См. Римаренко Ю. И., Вилков Ю. С. Антипод интернационализма: сущность, причины, пути преодоления националистических проявлений в СССР Киев. 1988, с. 32.

стр. 37


циональном самосознании, межнациональных отношениях. Прямолинейного автоматизма здесь нет.

Характер воздействия объективной реальности на общественное сознание, как известно, во многом зависит от идейно-психологических факторов. Именно в силу этого столь большое значение в условиях социализма придается идеологическим методам влияния на этнонациональное самосознание. Особая роль в этом принадлежит таким наукам, как история, этнография, археология, лингвистика, фольклористика. Большое влияние историко-философских наук на этническое самосознание выдвигает задачу неуклонной борьбы против идеализации прошлого отдельных народов, одностороннего подхода к их традициям. Искусственное преувеличение национально-особенного неизбежно чревато неправомерным противопоставлением одних народов другим, что неизбежно способствует рецидивам национализма.

Идеологически очень важно, на что будут направлены соответствующие знания: на формирование общесоветского патриотизма и интернационализма или только на национальное прославление и обособление народов. К сожалению, в научной литературе многие факты далеко не простой этнической истории народов нашей страны до сих пор либо игнорируются, либо трактуются упрощенно, либо искажаются. В ряде республик прямо-таки болезненным стал вопрос о происхождении коренных народов. Так, в Азербайджане за последние десятилетия получила распространение теория об издревле оседлом образе жизни тюрок, которые изображаются чуть ли не исконными жителями Восточного Закавказья. Упрощается этническая структура республик. Встречается и тенденция идеализировать процесс присоединения отдельных народов к России. Например, всячески подчеркивается добровольный характер вхождения в ее состав всех казахских жузов, в то время как присоединение их происходило очень сложно, противоречиво.

В условиях застоя на освещении прошлого отдельных народов нашей страны пагубно сказалось волюнтаристское воздействие некоторых некомпетентных республиканских руководителей, стремившихся использовать историческую науку в своекорыстных интересах конъюнктурного характера. Показательна в данном отношении деятельность бывшего первого секретаря ЦК Компартии Киргизии Т. Усубалиева. В своих выступлениях он, в частности, неоднократно критиковал тезис, согласно которому в республике продолжают сохраняться некоторые патриархальные пережитки (в том числе деление на семейно-родственные группы). Пытаясь доказать, что в республике сложилась "беспережиточная ситуация", на практике Усубалиев "создал все условия для возрождения кланства, местничества, подбора кадров по родоплеменным признакам, коррупции"49 .

Не лучшим образом на национальном самосознании народов нашей страны отражается и наличие "белых пятен" в истории советского общества. Особенно это относится к сложным перипетиям сравнительно недавнего прошлого этнонациональных общностей, вошедших в состав СССР в предвоенные годы. Например, "не способствует сближению народов бытующее до сих пор "уклончивое", "приблизительное" преподавание истории Латвийской ССР по некачественным учебникам", ибо "слишком много белых пятен оказалось в истории Латвии и всей Прибалтики"50 . Подобные пробелы, замалчивания, полуправда на страницах исторических работ не только создают почву для неверных представлений о прошлом народов, но и используются в целях политической демагогии.


49 История далекая и близкая. Беседа с членом-корреспондентом АН Киргизской ССР С. Т. Табышалиевым. - Советская Киргизия, 26.VI.1988.

50 Петере Я. Единство равных. - Правда, 16.IX.1987.

стр. 38


"Заздравный" подход, столь характерный для периода застоя, заложил заметный отпечаток и на освещение в научной литературе истории национальных процессов в СССР. Познание конкретно-исторического хода этих не лишенных противоречий процессов подменялось обычно односторонним подбором материалов, демонстрирующих лишь, позитивную динамику их различных аспектов. Правда, отдельные факты проявления национализма, местничества и других подобных искажений принципов ленинской национальной политики при этом упоминались, однако обществоведы пасовали перед исследованием сложных, в особенности негативных явлений в этой сфере51 . К тому же изучение истории национальных общностей велось, как правило, на основе данных, касающихся республик, чему, впрочем, немало способствовал характер статистических материалов, из которых в годы застоя постепенно исчезли почти все показатели, характеризующие национальные аспекты. Поскольку данные по республикам обычно экстраполировались на нации, давшие им наименование, все достижения их многонационального населения нередко приписывались этим нациям52 , а история инонациональных групп оставалась в тени, и стало быть, освещение происходящих в республиках этнонациональных процессов в целом обеднялось. В частности, оставались нераскрытыми процессы создания почти в каждой республике межнациональной общности.

Существенный недостаток в изучении национальных процессов - фактическое игнорирование их личностного уровня. Лишь развернувшиеся в последнее время этносоциологические исследования позволили отчасти компенсировать этот пробел, а вместе с тем раскрыть некоторые реальные проблемы в сфере современных этнонациональных отношений53 . Впрочем, этот новый подход далеко не всегда встречает должное понимание у представителей смежных дисциплин54 .

Заметные пробелы в разработке истории народов СССР нередко усугубляются недостатками в ее освещении на страницах учебной литературы, прежде всего школьных учебников. И дело не только в том, что в учебной литературе встречается "уклончивое" объяснение или замалчивание сложных событий прошлого. Еще хуже, когда учащиеся фактически лишены возможности изучать историю своей этнонациональной общности, как это совсем недавно имело место в Нагорном Карабахе. В то же время в преподавании отечественной истории повышенное внимание к прошлому своего народа не должно наносить ущерба освещению судеб других народов страны, прежде всего соседних. Ведь только при этом условии исторические знания могут способствовать формированию у молодежи интернационалистски ориентированного национального самосознания. В равной степени важно: не допускать самолюбования прошлым, но и не отбрасывать в нем то, что может служить нам в движении вперед.

В появлении существенных недостатков, присущих освещению современных национальных процессов в нашей стране, далеко не последнюю роль сыграл застой в теоретико-концептуальной разработке национальной проблематики. Новые подходы к ней настоятельно требуют избавления от талмудизма и начетничества, от "заздравных" формул и вместе с тем особого внимания к основным терминам, используемым при рассмотрении национальных явлений, их неоднозначности. Даже слово "нация" имеет два основных значения: одно - широко распространенное, подразумевающее этносоциальную общность; другое - весьма редкое,


51 Национальные процессы в СССР: итоги, тенденции, проблемы. Беседа за "круглым столом" (выступление С. А. Байбакова). - История СССР, 1987, N 6, с. 58.

52 См. там же (выступление Я. С. Бролиша), с. 111.

53 См. напр., Социально-культурный облик советских наций. М. 1986.

54 Подробнее см.: История СССР, 1987, N 6, с. 118 - 119 (выступление А. М. Лисецкого).

стр. 39


когда в качестве кальки с западноевропейских языков (например, Организация Объединенных Наций) оно употребляется для обозначения государства, страны. В еще большей мере это относится к слову "национальный". Отсюда очевидная значимость специализированной терминологии, которая, во-первых, была бы четко отграничена от терминологии "государственной", во-вторых, позволяла бы различать национально- специфическое как собственно этническое и национальное в широком смысле как этносоциальное.

В данной связи весьма важна разработка сквозных понятий, категорий, концепций, которые облегчали бы общение представителей отдельных наук. В нашем случае такую роль может сыграть сложившаяся в последнее время система этнического понятийного аппарата. Его использование особенно важно для облегчения общения специалистов по зарубежной проблематике (африканистов, востоковедов, славистов и т. п.), с одной стороны, и исследователей нашего общества - с другой. Указанный понятийный инструментарий позволяет также снять многие трудности и недоразумения, возникающие при международных контактах, поскольку в большинстве западноевропейских языков национальная терминология имеет прежде всего государственное значение, у нас - главным образом этническое или этносоциальное. Показательно, что в нашей печати в тех случаях, когда речь идет о взаимоотношениях зарубежных народов, нередко используется именно этническая терминология (например, в связи с событиями в Шри Ланке постоянно говорится об "этнических конфликтах", хотя и сингалы и тамилы представляют собой, если использовать принятые у нас критерии и терминологию, вполне сложившиеся "нации").

Этническая терминология, охватывая все разновидности этнических общностей, в том числе и национальные, и выступая в этом смысле в качестве "родовой", не только способствует глобальному подходу к соответствующим явлениям, но и позволяет изучать их во всемирно-исторических масштабах, более того, открывает возможность глубже уяснить иерархический характер этнической структуры человечества, выделяя наряду с народами-этносами также субэтносы (части этносов) и метаэтнические общности, объединяющие группы народов с общими историко-культурными чертами.

Этническим процессам присуще диалектическое сочетание общего и особенного, проявляющееся в наличии двух взаимосвязанных тенденций, одна из которых имеет интегрирующий, другая - дифференцирующий характер. Действие их прослеживается на протяжении всей этнической истории человечества, однако на каждом ее этапе соотношение этих тенденций, а также форма их проявления не остаются неизменными. Особенно существенным образом она модифицируется в условиях социалистического общества, прежде всего в силу того, что противоречия между этими тенденциями оказываются лишенными классово-антагонистического основания55 . Однако наличие здесь такого рода тенденций и диалектически противоречивой их взаимосвязи несомненно. В частности, дифференцирующая тенденция наряду с ростом этнического самосознания наглядно проявляется в духовной культуре советских людей. Во многих возрастающих по своему объему сферах духовной культуры абсолютные размеры национально-специфического остаются значительными, а в некоторых из них даже расширяются (например, объем художественной литературы на национальных языках).

С усилением в условиях обновления советского общества внимания к языково- культурным интересам всех национальностей, в том числе национальных групп в республиках, эта тенденция получила новые сти-


55 См. напр., Рогачев П. М., Свердлин М. А. Нации - народ - человечество. М. 1967, с. 72; Джунусов М. Две тенденции социализма в национальных отношениях. Ташкент. 1976, с. 33 сл.

стр. 40


мулы. Но при всей ее значимости трудно согласиться с мнением, что выступления против односторонней акцентации на развитии национально-специфического есть проявление политики неравенства народов56 . Ведь дифференцирующая тенденция в национальных процессах неразрывно связана с интегрирующей. А последняя в соответствии с предвидением Ленина проявляется во все большей интернационализации всей хозяйственной, политической и духовной жизни страны.

Нельзя противопоставлять курс на всестороннее удовлетворение интересов всех национальностей задаче дальнейшего укрепления их сплоченности. Следует вместе с тем четко разграничивать деформации и противоречия в области национальных отношений. Деформации в этой области отнюдь не являются неизбежными для социализма. В значительной мере они обусловлены просчетами и застойными явлениями в сфере экономики, недооценкой значимости социальной политики, нарушением принципов социальной справедливости, демократизма и интернационализма. Поэтому для дальнейшего прогресса в национальных отношениях в СССР первостепенное значение приобретает осуществляемое ныне революционное обновление советского общества.

В "чистом виде" этнонациональных явлений в мире нет. И все же им присуща относительная самостоятельность, что весьма осязаемо дает о себе знать в условиях современного развития, когда необыкновенно ярко проявляется национальное самосознание народов. Собственно национальные факторы могут оказывать "обратное" воздействие на все сферы жизни многонационального общества, окрашивая соответствующим образом всю его идеологическую атмосферу. В силу этого, как показывает опыт, стихийности в развитии национальных отношений нельзя допускать, оно требует сознательного руководства и особого внимания. Чтобы обеспечить своевременное разрешение проявляющихся в сфере национальных отношений проблем, а когда это необходимо и предотвратить их возникновение, надо знать малейшие нюансы этих отношений на каждом этапе развития нашего общества. Следовательно, необходимы систематическое изучение всех аспектов весьма непростых по своей сути национальных процессов, раскрытие характерных для них реальных явлений и тенденций, непременный учет их специфики в различных регионах страны, у отдельных народов и национальных групп.

В условиях демократизации и гласности важно, чтобы национально-специфические факторы (язык, самобытные черты культуры, особенности национальной истории и т. п.) при всей их значимости не заслоняли решения общих экономических, социальных, экологических, культурологических задач развития советского общества, задач социального прогресса страны в целом. А это, в свою очередь, требует глубокого понимания соотношения региональных и общесоюзных проблем. И здесь особенно нужна широкая гласность, широкая информированность трудящихся. Раскрытие негативных явлений в сфере национальных отношений "ни в коем случае не должно перерастать в разжигание национальных страстей"57 , напротив, единственная цель гласности в данной сфере - выработка конструктивных решений. Демократизация и гласность активизируют те институты политической системы, посредством которых должны согласовываться национальные и общесоюзные интересы, обеспечивают должное представительство всех национальностей в органах власти в центре и на местах. Демократизация и гласность призваны стать действенным инструментом предупреждения любых нарушений принципов социальной справедливости в сфере национальных отношений.


56 История СССР, 1988, N 6, с. 52; Хаав К. Об интернационализме и национализме малых народов СССР. - Вечерний Таллин, 11.V.1988.

57 Ребане Я. Основные черты национальных процессов в республике. - Коммунист Эстонии, 1988, N 6, с. 12.

Академик Ю. В. Бромлей

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НАЦИОНАЛЬНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-В-УСЛОВИЯХ-ПЕРЕСТРОЙКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. В. БРОМЛЕЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.10.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НАЦИОНАЛЬНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-В-УСЛОВИЯХ-ПЕРЕСТРОЙКИ (date of access: 15.07.2020).

Publication author(s) - Ю. В. БРОМЛЕЙ:

Ю. В. БРОМЛЕЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
206 views rating
04.10.2019 (285 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В статье «Героизм и трагедия 112-ой стрелковой дивизии» показаны и проанализированы боевые действия в июне-июле 1941 года 112-ой стрелковой дивизии 1-го формирования (Пермская), входившей в состав 51-го стрелкового корпуса 22-ой армии Западного фронта... Дивизия вела бои на стыке Северо-Западного и Западного фронтов на юге Латвии (оборона города Краслава), севере Белоруссии и в районе города Невель... Рассмотрены бои на Дисненском плацдарме
Советско-британские переговоры о разделе сфер влияния в Европе в 1944 г.
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
Безопасность Московского царства в правление Ивана Грозного
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
В теории электричества закрались три коварные ошибки, превратившие электричество в загадку, которую лучшие умы человечества не могут разгадать. Первая ошибка до того коварна, что лучшие умы человечества констатируют: «этого не может быть». Между тем, может. Токи бегут не внутри проводников, а вокруг них. Вторая ошибка вытекает из первой, ибо внутри проводников формируются не токи, а свободные электроны, образующие сопротивление для токов проводимости. Третья ошибка – это тот факт, что токи проводимости осуществляются не только электронами, но и позитронами.
Catalog: Физика 
Любая масса имеет структуру потенциала взаимодействия в любой точке Вселенной. Масса нейтрона в любой точке Вселенной имеет энергию взаимодействия массы нейтрона с потенциалом взаимодействия Вселенной. Любая частица обладает этим свойством. Для этого требуется все массы наделить геометрическими структурами энергии. Частицы, которые создают массу Вселенной - это нейтрон, протон, электрон и позитрон. Структуры этих частиц однозначно идентифицируются во всех точках Вселенной. Свои свойства они определяют потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной. Потенциалы взаимодействия масс обладают свойствами скаляров и просто суммируются с другими потенциалами.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Русские офицеры военного времени. 1914-1917 гг.
8 days ago · From Россия Онлайн
Л. Д. Троцкий и военное строительство. 1920-1924 гг.
8 days ago · From Россия Онлайн
И. В. КУЗЬМИНА, А. В. ЛУБКОВ. Князь Шаховской: путь русского либерала
8 days ago · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
Тверской поход Дмитрия Ивановича 1375 года
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·62 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones