Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9279
Author(s) of the publication: И. БАШМАКОВ

Share with friends in SM

И. БАШМАКОВ, кандидат экономических наук, исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии

Деление ВВП на нефтегазовый и ненефтегазовый

После кризиса 1970-х годов нефть стала играть значительную роль в экономической и политической жизни не только стран Запада, но и СССР, а затем и России. Доходы от экспорта нефти продлили агонию советского режима. Их снижение в конце 1980 - начале 1990-х годов способствовало развалу СССР. Позднее высокие доходы от нефти и газа, сделав российское государство экономически независимым от бизнеса, обусловили как рост ВВП, так и возвращение к использованию в политике элементов командной экономики.

Уровень экономического развития измеряется с помощью различных индикаторов. Наиболее распространенный из них - показатель темпов роста ВВП, но из-за особенностей воспроизводственного процесса в странах-экспортерах нефти он оказывается недостаточно информативным. При проекции на их экономику традиционная схема экономического роста превращается в модель с "двумя излишками": избытком сбережений и положительным сальдо баланса текущих операций. Другими словами, использование немалой части ВВП в таких странах откладывается на будущее (в России в данных целях создан Стабилизационный фонд). Разрыв между производством и использованием ВВП может быть очень существенным.

Классические схемы экономического роста в странах-экспортерах нефти могут заметно модифицироваться. Например, для оценки интенсивности процесса накопления обычно применяется показатель "доля валового накопления основного капитала в ВВП" (норма накопления). Но для стран-экспортеров нефти данную функцию он часто не выполняет. В России в 2001 - 2005 гг. при росте инвестиций на 77% норма накопления сократилась с 18,6 до 13,8%. Это было обусловлено тем, что под влиянием значительного повышения цен на жидкое топливо и газ ВВП увеличился в большей степени, чем объем инвестиций. В итоге происходили три параллельных процесса: норма накопления снижалась; капитальные вложения резко возросли, как и доля избытка сбережений (до 35% в 2005 г.).

"Два излишка" приносят не только радости, но и проблемы. Значительное положительное сальдо платежного баланса приводит к укреплению рубля, что при сохранении инфляции обесценивает отложенный в Стабилизационный фонд избыток сбережений примерно на 8 -10% в год (при условии, что эти средства будут расходоваться внутри страны). Издержки добычи нефти растут по меньшей мере на

стр. 77

10 -12% в год (в ряде нефтяных компаний в 2005 г. они увеличились на 40%), что при стабильном курсе доллара снижает прибыльность экспорта нефти и потенциал формирования избытка сбережений. Борьба с инфляцией отражает в том числе и стремление сохранить покупательную способность средств российского Стабилизационного фонда. Однако при огромном избытке сбережений контролировать инфляцию крайне сложно.

Страны-экспортеры нефти располагают двумя специфическими рычагами управления: они могут осуществлять контроль или за расходами - варьировать цену отсечения, или за доходами - рационально устанавливать объемы добычи нефти, позволяющие как решать тактические задачи удержания цен на нефть на высоком уровне, так и максимизировать долгосрочный эффект от использования ценных углеводородов в целях поддержания устойчивого экономического роста. Второй рычаг Россия не задействует, стараясь в наибольшей степени выполнять функцию надежного "топливного бака" мировой экономики и эксплуатировать мощности по добыче нефти и газа на пределе. Регулирование же добычи нефти или ее уменьшение по рыночным мотивам (из-за роста издержек или сокращения спроса) приведет к снижению ВВП или замедлению его роста. Собственно, Стабилизационный фонд создается именно на случай падения добычи или цен на нефть. Тогда снижение ВВП не будет тревожным симптомом замедления экономического роста.

Допустим, что добыча нефти в России по каким-либо причинам снизится с 470 млн. т в 2005 г. до 450 млн. т в 2006 - 2008 гг., а добыча газа стабилизируется на уровне 2005 г. Тогда в 2006 г. показатели динамики ВВП (прирост на 1%) и ненефтегазового ВВП (прирост на 4,8%) значительно расходятся (см. рис. 1). В этом случае динамику ВВП можно оценивать как кризисную, а темпы роста ненефтегазового ВВП все еще достаточно высокие. При снижении добычи нефти до 300 млн. т в 2006 г. ВВП уменьшается на 2,1%. Прирост же ненефтегазового ВВП остается равным 4,8%, а в 2006 - 2008 гг. этот индикатор интегрально повышается на 18,7%, что только на 1,8% меньше прироста ВВП при уровне добычи нефти, равном 450 млн. т.

Динамика ВВП, нефтегазового и ненефтегазового ВВП России в 1996 - 2008 гг. (в %, в ценах 2000 г.)*

-----

* При условии, что добыча нефти в 2006 - 2008 гг. снизится до 450 млн. т в год.

Рис. 1

стр. 78

Таким образом, динамика ненефтегазового ВВП не очень чувствительна к уровню добычи нефти. Если государство выбирает инструмент ее регулирования для контроля за доходами или вместе с ОПЕК регулирует добычу нефти для удержания цен, то ситуация с падением темпов прироста ВВП вплоть до нуля может стать не гипотетической, а вполне реальной.

Деление ВВП на нефтегазовый и ненефтегазовый в странах-экспортерах нефти служит важным инструментом экономического анализа уже более 30 лет1 . В России принято выделять отрасли ТЭК. Однако в отличие от нефти и газа, обеспечивающих львиную долю избытка сбережений и валютной выручки, электроэнергетика и угольная промышленность ориентированы преимущественно на внутренний рынок и производят в основном промежуточный продукт, тогда как экспорт нефти и газа является конечным продуктом.

Для описания динамики российской экономики необходимо отдельно рассматривать ее нефтегазовый сектор, включающий добычу, транспортировку, переработку и сбыт нефти, нефтепродуктов и природного газа. В системе национальных счетов эти виды деятельности распределены по трем отраслям: промышленность, транспорт и торговля. Согласно оценке Всемирного банка и Министерства промышленности и энергетики РФ, доля нефтегазового ВВП составила 23% в 2003 г. и примерно 30% - в 2004 г. По расчетам автора, она равнялась 24,7% в 2003 г., 32,7 - в 2004 г. и 37,2% - в 2005 г. (см. рис. 2).

Рис. 2

Выполнение функций индикатора экономической динамики постепенно переходит к ненефтегазовому ВВП. В действительности удвоить можно именно последний, поскольку нарастить в два раза добычу нефти и газа за 10 лет в России невозможно. Задача удвоения всего ВВП за 10 лет при стабильном уровне добычи нефти и газа равнозначна росту ненефтегазового ВВП уже в 2,3 раза при реальной возможности увеличить его примерно на 80%. Напротив, формальная задача удвоения только ненефтегазового ВВП при стабильном объеме нефтегазового ВВП равносильна повышению всего ВВП лишь на 70%, что является хотя и весьма амбициозной, но все же относительно более достижимой целью, чем удвоение всего ВВП.

1 Башмаков И. Особенности расширенного воспроизводства в нефтедобывающих странах // Мировая экономика и международные отношения. 1983. N 4.

стр. 79

Абсорбционная способность экономики

Благодаря делению экономики на два сектора можно лучше представить процесс формирования и перераспределения накоплений и сбережений в национальном хозяйстве, оценить масштабы перетока средств из нефтегазового сектора в ненефтегазовый, а также зависимость его динамики от доходов, получаемых в результате экспорта нефти и газа. Подобный анализ - важный элемент концепции энергетической безопасности и энергетической стратегии страны. Только он позволит ответить на следующие вопросы: каковы необходимые уровни добычи нефти и газа; какая величина доходов от экспорта нефти и газа требуется для того, чтобы "купить" рост ненефтегазового ВВП; сможет ли Россия обеспечить энергетическими ресурсами желаемую динамику ненефтегазового ВВП, если из объемов добычи вычесть экспорт нефти и газа, необходимый для финансирования экономического роста? На эти, казалось бы, простые и ясные вопросы до сих пор нет простых и ясных ответов.

На развитие нефтегазового сектора оказывают влияние политика государства и конъюнктура на соответствующих рынках, а на развитие ненефтегазового - внутренние условия хозяйствования и импульсы, поступающие в экономику от нефтегазового сектора. Выбор между настоящим и будущим, с которым сталкиваются все государства при определении величины нормы накопления, применительно к странам-экспортерам нефти модифицируется: для них важно понять, насколько велики должны быть объемы добычи нефти и газа, чтобы максимизировать совокупный эффект от использования нефте- и газодолларов.

Удельный вес нефтегазового сектора в воспроизводственном процессе определяет роль государства в экономике. Капитал из данного сектора, в последние годы характеризующегося исключительно высокой нормой прибыли, переливается в сектора, в которых она сравнительно низка. Роль "перераспределителя" выполняет государство путем налогового регулирования либо осуществления прямого контроля в нефтегазовом секторе. Его частичная ренационализация в России привела к массированному накоплению государственных доходов - феномену, который в американском налоговом законодательстве конца 1970-х годов получил название "деньги, принесенные ветром" (windfall profits).

В результате роль госсектора в российской экономике заметно возросла. Была решена задача установления контроля над финансовыми потоками в нефтегазовом секторе, что позволило государству стать экономически независимым от других сфер бизнеса и привело к эрозии демократии в стране. Экономическая автономия порождает у власти не только иллюзию всемогущества и непогрешимости - возникает также соблазн отказаться от принятия необходимых решений из-за нежелания нести политическую ответственность, что способствует росту коррупции, распространению апатии и недоверия в обществе. Подобные настроения препятствуют эффективному проведению назревших социально-экономических реформ.

стр. 80

В таких условиях особую значимость приобретают политические факторы хозяйственного роста, а социальным и технико-экономическим отводится роль "естественных ограничений", которые в той или иной степени учитываются при выработке политических мер. Контроль над нефтегазовым сектором формирует у элиты "бюрократического капитализма" склонность к инвестициям, нацеленным на упрочение репутации власти, повышение национального престижа и создание обманчивого впечатления о бурном экономическом росте. Отсюда идеи удвоения ВВП и реализации национальных проектов. Отметим, что почти все страны-экспортеры нефти проходят через эту стадию, на которой формируется серьезное противоречие - существенная зависимость экономического роста от доходов от экспорта нефти и газа, которые не являются "деньгами, заработанными дома", а "приносятся ветром" благоприятной конъюнктуры, "дующим" с мировых рынков2 .

Еще одно противоречие возникает при стремлении "сжать век", используя в качестве "пресса" огромные суммы нефте- и газодолларов. Быстрый рост капиталовложений ведет к обострению противоречия между количественной и качественной сторонами процесса накопления, несоответствию притока финансовых средств, направляемых на развитие экономики, ее абсорбционной способности. Это понятие означает предел роста инвестиций, при переходе которого экономика сталкивается с усилением диспропорций развития, обусловленных невозможностью обеспечить денежные накопления материально-вещественными факторами экономического роста и эффективно их использовать. Инвестиционные программы перестают отвечать реальным возможностям экономики. Если лить воду в уже полный стакан, то воды в нем не прибавится, она будет только проливаться.

Есть два критерия определения предела абсорбционной способности экономики. Первый - снижение капиталоотдачи из-за несбалансированности динамики капитала и остальных факторов производства. Абсорбционная способность характеризует не просто превращение денежных накоплений в основной капитал, но и последующее его использование, выступая своего рода связующим звеном между качественной и количественной сторонами процесса накопления. Чрезмерный количественный рост инвестиций сопровождается снижением эффективности (качества) использования основного капитала. Слишком быстрый рост фондовооруженности приводит к нарушению объективно необходимой пропорции между основным капиталом и рабочей силой, в результате чего замедляются темпы повышения производительности труда относительно динамики его фондовооруженности. Эту проблему не удается решить даже за счет миграционных программ. Дефицит рабочей силы ограничивает развитие экономики и приводит к недоиспользованию производственных мощностей предприятий, нарушению технологических норм и в результате - к повышению капиталоемкости, что частично "съедает"

2 В данной связи отметим в качестве положительного момента: как заявил премьер-министр России М. Фрадков, на заседании Комиссии правительства РФ по бюджетным проектировкам была поддержана идея разработки модели ненефтяного бюджета, очищенного от нефтяных доходов (Газета.Ru, 03.04.06).

стр. 81

прирост капиталовложений, не приводя к соответствующему увеличению выпуска продукции. По оценкам автора, дефицит квалифицированной рабочей силы уже сейчас тормозит рост ненефтегазового ВВП примерно на 1% в год.

Второй критерий определения границ абсорбционной способности экономики - рост цен на инвестиционные товары, который через механизм инфляционной инерции ведет к повышению цен на прочие товары. Чтобы денежный капитал принял форму производительного, требуется "увязка" стоимостных и натурально-вещественных потоков капиталовложений. Развитие инвестиционного комплекса экономики отстает от динамики инвестиций в основной капитал. Возможности обеспечения инвестиций материально-вещественными потоками посредством импорта также ограничены. Неразвитость материально-технической базы строительства препятствует осуществлению задуманных проектов. Строительно-монтажные фирмы не могут сами выполнять резко возросшие объемы работ, но с помощью органов власти не пускают конкурентов на рынок.

Снятие подобных ограничений требует времени, борьбы с коррупцией и дополнительных вложений в объекты как производственной, так и социальной инфраструктуры. Другими словами, необходимо ликвидировать диспропорцию между объемом инвестиций и уровнем развития производительных сил страны. На решении этой задачи и должно сконцентрировать свои усилия государство, чтобы повысить абсорбционную способность отечественной экономики. В условиях, когда мощности отраслей инвестиционного комплекса загружены до предела, перевод капитала из денежной формы в производительную приводит к тому, что эластичность инвестиций в постоянных ценах по инвестициям в текущих ценах стремится к нулю.

При анализе экономики стран-экспортеров нефти в качестве показателя, призванного измерять инвестиционную нагрузку экономики, мы использовали отношение валовых капиталовложений в основной капитал в текущих ценах к ненефтегазовому ВВП в сопоставимых ценах с временным запаздыванием в один год. Это позволяет сравнивать спрос на инвестиционные товары с достигнутым уровнем развития производительных сил, показать, что инвестиционная нагрузка "ложится на плечи" производительных сил, созданных ранее3 . Нефтегазовый сектор исключается из состава ВВП, поскольку он обеспечивает накопление не материальными, а финансовыми ресурсами. Интерес представляет именно динамика показателя инвестиционной нагрузки экономики, а не его абсолютное значение, зависящее от базисного года, в ценах которого измеряется ненефтегазовый ВВП.

Возможность проведения такого анализа является дополнительным аргументом для использования ненефтегазового, а не всего ВВП, значительную часть которого составляет продукция нефтегазового сектора; она передает ВВП присущие ей колебания, которые обусловлены изменениями спроса и предложения на мировых рынках нефти и газа. В годы, когда происходит резкое увеличение доходов

3 Башмаков И. Указ. соч.

стр. 82

от экспорта этих ресурсов, возникает существенный избыток сбережений, поскольку объем и направления капиталовложений во многом предопределены прошлыми инвестиционными решениями. В результате норма накопления снижается. Если этот показатель используется как мера напряженности в инвестиционном комплексе, то создается впечатление, будто она спадает. На самом деле напряженность резко растет. При уменьшении нормы накопления инвестиционная нагрузка экономики России увеличилась в 2000 - 2005 гг. в три раза, что стало важным фактором инфляции.

Для обоснования расходов государства ключевым индикатором уровня хозяйственной активности становится выделение ненефтегазового ВВП. Государственные расходы, значительно превышающие абсорбционную способность экономики, порождают инфляцию, которая их обесценивает, что требует дальнейшего наращивания расходов. В конечном счете их объем может достичь такого уровня, когда сокращение доходов от экспорта нефти и газа приведет уже не к уменьшению избытка сбережений, а к их дефициту, обострению хозяйственных проблем.

Долгосрочная стратегическая цель состоит в том, чтобы создать экономику, все менее зависящую от экспорта нефти и газа, то есть заложить основы самоподдерживающегося роста на базе именно внутренних факторов. Реализовать эту стратегию достаточно сложно. В условиях усиления притока нефте- и газодолларов в экономику внимание к мобилизации и эффективному использованию внутренних факторов роста ослабевает. Стратегия, направленная на "проедание" своих природных ресурсов, может привести лишь к их ускоренному истощению при сохранении неразвитости производительных сил. Россия должна осознать всю опасность такого пути.

Экономика России до 2008 г. и после

Изменение цен на нефть и газ оказывает ограниченное влияние на динамику ненефтегазового ВВП в сопоставимых ценах - в основном через параметры совокупного спроса (суммы инвестиций и потребления населения и государства). Если допустить, что добыча нефти в 2006 - 2012 гг. останется на уровне 470 млн. т, а добыча газа к 2010 г. повысится до 676 млрд. куб. м и затем сохранится на этом уровне, то при цене на нефть 60 долл./барр. среднегодовые темпы роста ВВП в 2006 - 2008 гг. составят 4,2%, в 2009 - 2012 гг. - 4,9%, а темпы роста ненефтегазового ВВП - соответственно 6,0 и 6,3% (см. табл.).

При снижении цен на нефть до 55 долл./барр. в 2007 г. и до 35 долл./барр. в 2008 - 2012 гг.4 темпы роста ВВП до 2008 г. практически не меняются, а затем снижаются на 0,4% для ВВП и на 0,6% - для ненефтегазового ВВП. В этом случае после 2008 г. существенно замедляется инфляция. Решить проблему инфляции раньше не удастся: разрыв между денежным спросом и абсорбционной способностью экономики

4 Башмаков И. Цены на нефть: пределы роста и глубины падения // Вопросы экономики. 2006. N 3.

Таблица

Основные макроэкономические параметры в различных сценариях развития экономики России

Показатели

I сценарий

II сценарий

III сценарий

IV сценарий

Цена на нефть в 2006- 2012 гг. равна 60 долл./барр. Осторожная бюджетная политика

Цена на нефть падает до 55 долл./барр. в 2007 г. и до 35 долл./барр. - в 2008 - 2012 гг. Осторожная бюджетная политика

Цена на нефть падает до 55 долл./барр. в 2007 г. и до 35 долл./барр. - в 2008 - 2012 гг. Реальные расходы бюджета в 2006- 2012 гг. растут на 7% в год

Цена на нефть падает до 55 долл./барр. в 2007 г. и до 35 долл. /барр. - в 2008 - 2012 гг. Осторожная бюджетная политика. Удержание валютного курса на уровне 26 руб./долл.

2006 - 2008 гг.

2009 - 2012 гг.

2006 - 2008 гг.

2009 - 2012 гг.

2006 - 2008 гг.

2009 - 2012 гг.

2006 - 2008 гг.

2009 - 2012 гг.

Темп роста ВВП (%)

4,2

4,9

4,2

4,5

4,2

4,8

4,1

4,1

Темп роста ненефтегазового ВВП (%)

6,0

6,3

5,9

5,7

6,0

6,1

5,8

5,2

Дефлятор ненефтегазового ВВП (%)

10,6

3,9

9,6

2,0

11,7

5,1

8,5

0,0

Расходы консолидированного бюджета в 2008 и 2012 гг. (млрд. руб.)

8871

12231

8156

10357

10340

16544

7517

8647

Стабилизационный фонд в 2008 и 2012 гг. (млрд. руб.)

4531

9388

4204

8028

1220

-7372

3897

6788

стр. 84


остается значительным. Но после 2008 г. эти параметры могут прийти в большее соответствие, что и ослабит инфляционный потенциал.

Возможности замедления инфляции зависят от финансовой политики государства. При осмотрительном использовании средств консолидированного бюджета и оцененных темпах инфляции реальные (скорректированные на дефлятор ненефтегазового ВВП) расходы бюджета в 2006 - 2008 гг. практически не растут. Но из-за усиливающегося давления на правительство с целью увеличить расходование избытка сбережений такой вариант бюджетной политики оказывается практически неосуществимым. Если допустить, что реальные расходы консолидированного бюджета будут расти на 7% в год, то платой за некоторое повышение темпов роста ВВП и ненефтегазового ВВП станут ускорение инфляции почти на 3% в год и стремительное "проедание" средств Стабилизационного фонда за счет наращивания государственных расходов.

В последнее время в экспертной среде разгорелась дискуссия о роли укрепления рубля в борьбе с инфляцией. Если обеспечить стабильный курс в 2006 - 2012 гг. на уровне 26 руб./долл., то инфляцию действительно удастся уменьшить на 2% в 2006 - 2008 гг. и полностью "погасить" в 2008 - 2012 гг. Причина этого - приведение рублевого спроса в большее соответствие с абсорбционной способностью экономики. Правда, конкурентоспособность российской экономики все же падает, что ведет к снижению среднегодового темпа прироста ненефтегазового ВВП на 0,2% до 2008 г. и на 1,1% - после. Таким образом, укрепление рубля тормозит и инфляцию, и экономический рост. Эта мера может использоваться на ограниченном временном отрезке - до 2008 г. Затем необходимости в ней просто не будет, поскольку инфляционный потенциал за пределами 2008 г. и без того резко ослабевает.

В целом при проведении осторожной бюджетной политики период после 2008 г. может быть более благоприятным, чем предшествующий, именно за счет большей сбалансированности денежного спроса и реального предложения товаров и услуг. При этом многие "пузыри" могут лопнуть. Например, вероятно заметное падение цен в жилищном секторе (выраженных в долларах), что в существенно большей степени скажется на повышении доступности жилья, чем все действия правительства в 2006 - 2008 гг.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НЕНЕФТЕГАЗОВЫЙ-ВВП-КАК-ИНДИКАТОР-ДИНАМИКИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. БАШМАКОВ, НЕНЕФТЕГАЗОВЫЙ ВВП КАК ИНДИКАТОР ДИНАМИКИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НЕНЕФТЕГАЗОВЫЙ-ВВП-КАК-ИНДИКАТОР-ДИНАМИКИ-РОССИЙСКОЙ-ЭКОНОМИКИ (date of access: 22.09.2019).

Publication author(s) - И. БАШМАКОВ:

И. БАШМАКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
460 views rating
17.09.2015 (1466 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
5 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
5 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
5 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
5 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НЕНЕФТЕГАЗОВЫЙ ВВП КАК ИНДИКАТОР ДИНАМИКИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones