Libmonster ID: RU-10169

П. ОРЕХОВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор, завкафедрой экономики и управления ГОУ ДПО "Международная академия современного знания" (г. Обнинск)

Контуры исследования: "факты" и "аномалии"1

Эффективно работающий рыночный механизм должен приближать цены к издержкам производства товара и/или услуги - такая посылка давно стала "символом веры" большинства экономистов. Однако, по нашему мнению, в России такое приближение не наблюдается. Почему?

Последнее утверждение указывает на "аномалию", то есть отклонение поведения экономики от предсказываемого теорией. Можно выделить следующие формы отношения к таким "аномалиям": отрицание; объяснение в рамках принятой ортодоксии, с выводами и рекомендациями по "исправлению аномалии"; объяснение в рамках альтернативной парадигмы (отклонение цен объясняется влиянием трансакционных издержек). По нашему мнению, все эти попытки объяснений либо неверны, либо недостаточны.

Отрицание аномалий

В российской прессе неоднократно публиковались журналистские расследования, показывающие, что в процессе движения товара от производителя к потребителю он дорожает в среднем от 3 до 5 раз2. Но они не произвели впечатления на экономистов, считающих причиной такого удорожания издержки транспортировки на нема-


1 "Открытие начинается с осознания аномалии, то есть с установления того факта, что природа каким-то образом нарушила навеянные парадигмой ожидания, направляющие развитие нормальной науки" (Кун Т. Структура научных революций. М.: ACT, 2003. С. 84).

2 Известные нашумевшие телевизионные репортажи прошлых лет: удорожание астраханских арбузов "от поля до рынка" в 5 раз, краснодарских помидоров - в 10 раз (реализация конечному потребителю в Москве).

стр. 90

лые российские расстояния. Между тем при современном развитии средств сообщения транспортные издержки в расчете на единицу груза становятся пренебрежительно малы: удорожание при транспортировке мяса, фруктов, овощей составляет меньше 6 руб. за кг при длине пути 1000 км (в отношении мебели, одежды, бытовой электроники пересчет будет происходить на единицу объема, а не веса)3.

Транспортные, складские издержки, а также затраты на упаковку и расфасовку товара представляют собой дополнительные издержки производства в сфере обращения. Если бы цены стремились к издержкам производства, то цены на большую часть торгуемых (перемещаемых) товаров различались бы в разных городах. Однако это не так.

Обычный вывод журналистских расследований: необходимо бороться с перекупщиками, с высокими административными барьерами и монополиями, наличие которых и приводит к неэффективной работе рынка. Этот вывод лежит уже в рамках принятой сегодня ортодоксии или - второго отношения к "аномалиям".

Ортодоксия: конкуренция и монополия

Апофеозом борьбы с торговыми монополиями стал недавно принятый, несмотря на протесты части экономистов, Закон о торговых сетях. Противники закона считают, что сети работают эффективно - и это верно, так как цены в магазинах, принадлежащих сетевым монополиям, в среднем ниже, чем у независимых торговых фирм. Последнее, однако, ставит вопрос о ряде аномалий, которые с большим или меньшим успехом игнорирует научное сообщество.

В первую очередь речь идет о существовании "нормальных" пропорций между ценами товаров и ресурсов. Термин "нормальный" здесь используется и как "распространенный", и как "рекомендуемый". Если представления экономической ортодоксии справедливы, то цены на товары и ресурсы должны быть достаточно устойчивы (нормальны), а высокая прибыль будет привлекать конкурентов, сбивающих цены. К "нормальным" феноменам относится, например, торговая наценка 25% (в среднем для торговой фирмы) или пропорция обмена: 2,5 - 4 годовых дохода домохозяйства - цена единицы жилья (дома или квартиры)4. Последнее далеко от российских реалий, более того, цены на жилье российские аналитики вполне аргументированно привязывают к ценам на нефть5.


3 Аренда 20-тонного рефрижератора Санкт-Петербург - Пенза (1275 км, фрукты) стоит 45 тыс. руб. (тариф от 04.03.2008, компании Delia, www.della.ru/prices/), тариф на грузоперевозки - тентованный КамАЗ (10 т) 25 руб./км, оплата в "оба конца" (www.aleotrans.ru/interstate/), см. также прайсы компании "Грузовозофф" (www.gruzovozoff.ru/rus/rates.php).

4 Исходя именно из этих пропорций западные банки выдают ипотечный кредит на приобретение жилья, а также рассчитывается коэффициент доступности жилья (за сколько лет домохозяйство может приобрести квартиру или дом). Подробнее см.: Косарева Н., Туманов А. Доступно ли россиянам жилье? Что показывает коэффициент доступности жилья // Население и общество: бюллетень: [электронная версия]. 2007. N 307 / Институт демографии ГУ-ВШЭ. (проект "Демоскоп Weekly", www.demoscope.ru).

5 "Не произошло на этот раз и сильного обвала цен, как во время прошлого кризиса. Тогда до конца 2000 года недвижимость по отношению к цене на нефть оставалась запредель-

стр. 91

В российской торговле при реализации одежды наценки устанавливаются в размере 250 - 350%. Дороговизна приводит к тому, что большая часть сезонных коллекций остается нераспроданной6. На следующий год объявляются скидки, доходящие до половины стоимости товара. Однако конкуренция здесь (рынок одежды остро конкурентный) не приводит к снижению цен.

Уверенность в желательности существования конкурентной среды лежит в основе реформирования естественных монополий. Руководствуясь этим положением, провели реформу РАО ЕЭС, что должно было привлечь инвестиции в энергетику, а также сдержать рост тарифов на энергию. Но после реформы РАО ЕЭС, вопреки прогнозам о том, что ликвидация монополии приведет к снижению тарифов, они выросли в 1,5 раза за два года (2008 - 2009). При этом разрыв между ценами производителей и отпускными ценами для потребителей увеличился с 1,6 до 1,9 раза только за 2008 г.7 Собранные в процессе дополнительных эмиссий средства - 449,4 млрд. руб. после ликвидации РАО были направлены на новое строительство лишь частично8.

Для формирования конкурентной среды необходимо "развивать предпринимательство". Принято считать, что Россия по этому показателю отстает от развитых стран в разы. Приводятся цифры, свидетельствующие о том, что удельный вес работников малых предприятий составляет 18,9, а удельный вес данного сектора в ВВП - 12% (данные на 2007 г.)9. Однако еще в 2002 г. авторы объемного "Российского обозрения малых и средних предприятий" писали: "До настоящего времени в литературе по проблемам малого бизнеса широко распространено утверждение о том, что основные показатели уровня развития сектора малого и среднего предпринимательства в России значительно в несколько раз - ниже, чем в развитых странах. Это утверждение неверно и объясняется исключительно различиями в определении круга хозяйствующих субъектов, относимых к категории малых в нашей стране и к категории малых и средних - за рубежом... Вклад предприятий с численностью занятых до 250 человек по отношению к соответствующей суммарной величине для всех предприятий России составляет:

доля в общей численности предприятий не менее 90%;

доля в общей занятости не менее 45%;

доля рынка (доля в общей сумме продаж) не менее 40%.


но дешевой. Сейчас такого периода, особо привлекательного для спекулятивных вложений в недвижимость, не было... В этот раз цена недвижимости просто опустилась до траектории, на которой она будет, грубо говоря, следовать за ценой нефти. Будет 100 долларов за баррель к концу года - значит, увидим московский метр по 5,5 тыс. долларов. Нет - значит, нет" (Журавлев С.Предсказание прошлого // Эксперт. 2009. N 6. С. 42 - 43).

6 По данным журнала "Эксперт", из европейского экспорта одежды в России ежегодно продается менее 20% общего объема (Эксперт. 2009. N 24. С. 31).

7 По данным Росстата, цены производителей в 2007 г. составляли 627 руб. за 1 тыс. кВ*ч, в 2008 г. - 677 руб., цена приобретения в 2007 г. - 1009, в 2008 - 1284 руб. за 1 тыс. кВт*ч (Российский статистический ежегодник. 2009: Стат.сб. / Росстат. С. 692), то есть прирост составил более 27%. За 11 месяцев 2009 г. тарифы на электроснабжение, по данным Росстата, выросли на 24,9% (www.newtariffs.ru%blog%rosstat-o-tarifakh-zhkkh).

8 Эксперт. 2009. N 8. С. 6.

9 www.gks.ru/bgd/reg1/b08_47/IssWWW.exe/Stg/html/01 - 01.htm.

стр. 92

...Число предприятий с численностью занятых до 250 чел. на 1 тысячу населения:

в странах Европейского союза

45 предприятий;

в России

37 предприятий"10.

Другими словами, демонополизация и усиление конкуренции могут приводить, а могут и не приводить к снижению цен и росту качества товаров. Ссылка на то, что в России низкий уровень предпринимательства вызывает рост издержек и цен, как и то, что на рынке "господствуют перекупщики", в общем не соответствует действительности. Эти факторы не могут объяснить отличие наблюдаемых стоимостных пропорций от "нормальных".

Единый рынок или совокупность локальных рынков?

Тем не менее в предпосылке о том, что цены должны приближаться к издержкам производства товара и/или услуги, игнорируются различия в спросе на отдельные группы товаров и услуг. Действительно, в рыночной экономике сумма всех издержек на производство, транспортировку, реализацию товара должна приближаться к сумме всех цен товаров и услуг для конечного потребителя (это касается "обмена" общественных благ на налоги). Однако равенство общей суммы не противоречит тому, что в отдельных городах, регионах, отраслях цены будут сильно отличаться от издержек. Скажем, более высокая производительность в отдельных городах подразумевает и более высокую зарплату; последнее вызывает рост спроса, что может вызывать и рост цен.

В то же время локальные различия должны постепенно сглаживаться через миграцию рабочей силы, перетоки капитала и ресурсов. Если речь идет о едином национальном рынке, то уровень жизни, понимаемый как отношение зарплаты к ценам фиксированного набора продуктов, не должен сильно различаться по городам, хотя абсолютные цены и уровень заработной платы могут, конечно, сильно меняться. Это вполне совместимо с ортодоксией.

Рассмотрим уровень жизни в нескольких российских городах (табл. 1). Стоит оговориться, что в колонке 4 приведена средняя стоимость фиксированного набора продуктов именно в регионе(Москва субъект Федерации; данных по муниципальным образованиям Росстат не предоставляет). В действительности дифференциация уровня жизни (к. 5) существенно выше. Но даже этих цифр достаточно, чтобы сделать вывод о неэластичности цен по заработной плате: если официальная средняя зарплата различается более чем в 3 раза (Камышин - 9806 руб., Москва - 30 552,1 руб.), то стоимость продуктового набора - только в 1,7 раза (Москва - 9846,1 руб., Кемерово - 5881,3 руб.). Более того, если не брать в расчет Москву, то стоимость набора продуктов сравнительно мало меняется, в отличие от заработной платы (яркий пример - Курск и Обнинск: при той же


10 Российское обозрение малых и средних предприятий / Ресурсный центр малого предпринимательства. Проект ТАСИС СМЕРУС 9803. М., 2002. С. 13.

стр. 93

Таблица 1

Уровень жизни в отдельных городах России в 2008 г.

Город

Численность населения, тыс. человек

Средняя начисленная зарплата, руб.

Стоимость фиксированного набора продуктов в регионе, руб.

Отношение к.3 к к. 4

1

2

3

4

5

Москва

10 509,0

30 552,1

9846,1

3,10

Белгород

358,3

16 171,9

5954,3

2,72

Курск

410,8

12 853,0

6386,4

2,01

Шахты

245,8

11 543,0

6687,5

1,73

Бийск (Алтайский край)

221,5

10 770,7

6021,4

1,79

Камышин (Волгоградская обл.)

117,3

9806,0

6362,6

1,54

Обнинск (Калужская обл.)

105,5

19 024,0

6386,4

2,98

Екатеринбург

1332,3

22 654,7

6905,4

3,28

Кемерово

520,6

18 528,0

5881,3

3,15

Рассчитано по: Регионы России. Социально-экономические показатели, 2009: Стат. сб. / Росстат. М., 2009. С. 17, 19; 37, 39; 45, 47; 92, 94; 191, 193; 195, 197; 263, 265; 301, 303; 317, 319; 955 - 956.

стоимости продуктового набора зарплата в Обнинске в 1,5 раза выше). Но это касается и общественного сектора, то есть доходов и расходов бюджета, которые представляют собой косвенную оценку стоимости общественных благ (табл. 2).

Таблица 2

Бюджетная обеспеченность отдельных субъектов в 2008 г.

Субъект Федерации

Численность населения, тыс. человек

Доходы бюджета (в т.ч. дотации), млн. руб.

Уровень "дотационности", %

Расходы бюджета, млн. руб.

Собственные (без дотаций) доходы/расходы, руб./человека

1

2

3

4

5

6

Москва

10 509

1 291 479,1

(41 924,9)

3,2

1317 739,7

118,9/125,4

Белгородская обл.

1525

56 852,7

(12 601,6)

22,2

59 063,8

29,0/38,7

Курская обл.

1156

30 600,0

(6894,4)

22,5

29 330,3

20,5/25,4

Ростовская обл.

4242

105 678,8

(31 841,3)

30,1

100 775,1

17,4/23,8

Волгоградская обл.

2599

69 575,1

(14 141,5)

20,3

70 518,3

21,3/27,1

Калужская обл.

1003

32 085,0 (8150,6)

25,4

31 981,1

23,9/31,9

Алтайский край

2497

59 901,3

(28 720,3)

47,9

58 760,1

12,5/23,5

Свердловская обл.

4395

156 924,5

(18 940,6)

12,1

157 178,0

31,4/35,8

Кемеровская обл.

2822

118 324,2

(20 092,6)

17,0

114 237,3

34,8/40,5

Рассчитано по: Регионы России. Социально-экономические показатели, 2009. С. 60 - 61, 829 - 831, 846 - 847.

Как и в предыдущем примере, дифференциация бюджетной обеспеченности регионов и уровня их социально-экономическо-

стр. 94

го развития существенно занижена11. Имеем ли мы дело с единым национальным рынком или с совокупностью отдельных рынков, стоимостные пропорции на которых резко различаются? (Забегая вперед, отметим, что мы придерживаемся именно последней точки зрения. Сохраняющиеся и даже усиливающиеся различия в развитии городов и регионов предоставляют дополнительные аргументы в пользу такой позиции.)

Если признать "аномалии" реально существующими, а традиционные объяснения и рекомендации - неудовлетворительными, то что можно предложить в качестве альтернативной гипотезы?

Неэквивалентный обмен

Неэквивалентный обмен это не обмен товарами, имеющими разную потребительную стоимость (полезность) в том смысле, какой в это понятие вкладывали экономисты австрийской школы (К. Менгер, Ф. Визер). Это обмен, в ходе которого один из его участников увеличивает количество имеющегося у него дохода, которое можно выразить в приросте благ одного и того же вида. Другими словами, неэквивалентный обмен можно представить в виде системы условных соотношений:

a × X = b × Xa < b, (1)

где X - вид обмениваемого товара, a, b - количественные параметры обмена (физические показатели штуки, литры, килограммы и т.д.).

Очевидно, что соотношения (1) математически не корректны. Именно в этом трудность понимания неэквивалентного обмена. Запишем выражение (1) в другом виде, используя полную формулу обмена по Марксу:

a × X = c × Y = d × Z = ... = b × Xa < b, (2)

где прописные буквы обозначают товарные ценности, а строчные - параметры обмена.

И соотношения (2) математически некорректны, но, как ни странно, они позволяют описывать реальные процессы. Более того, в экономической теории виды такого обмена давно известны - только в несколько иной постановке рассматриваемой задачи.

Собственно, вся международная торговля построена на неэквивалентном обмене. Это очевидно и в случае абсолютных, и в случае сравнительных преимуществ.


11 Вот, например, что говорили по этому поводу в 2006 г. официальные лица: "В 2000 году по объемам промышленного производства на душу населения различия между самыми благополучными и самыми неблагополучными регионами составляли 64 раза, а в 2005 году эти различия выросли уже до 281 раза. Похожие цифры и по другим показателям. Разница в доходах региональных бюджетов на душу населения выросла за 5 лет с 50 раз до 194 раз. Объем инвестиций на душу населения - с 30 до 44 раз, уровень безработицы - с 29 до 33 раз". Из доклада А. Хлопонина (тогда губернатора Красноярского края) на Госсовете 21 июля 2006 г.

стр. 95

Рассмотрим последний случай, ситуацию сравнительного преимущества (цифры в ячейках таблицы можно рассматривать как цены товаров, которые соответствуют издержкам их производства):

Товар

Страна

A

B

X

25

40

Y

50

120

Для простоты возьмем бартерный обмен, без участия национальных валют. Пропорции обмена товаров X : Y в стране B 1:2, в стране B 1:3. В стране B товар X сравнительно дешевле, чем товарY - сравнительно со страной A (X стоит здесь % товара Y, а в стране A - 1/2). И наоборот: в стране A сравнительно дешевый товар Y. Далее, если рыночный субъект имеет возможность приобретать товар X на рынке страны B, продавать его на рынке страны А, приобретать там товар Y и продавать его на рынке страны B, то он получает возможность осуществить обмен, описываемый формулой (1).

Другими словами: 30 ед. X в стране B (1200) → экспорт в страну A → продажа (750) → покупка 15 ед. Y → импорт в страну B → продажа (1800) → покупка 45 ед. X.

Перепишем это в форме равенств для бартерного обмена, получим:

30X = 15Y = 45X.

Рассмотренный пример давно известен экономической теории: это принцип сравнительного преимущества, открытый Д. Рикардо. В его классической работе "Начала политической экономии" содержатся основания трех "теорий стоимости" - знаменитой трудовой теории, маржиналистского подхода (теория ренты) и, наконец, сравнительных издержек, применяемых в случае международной торговли. Во внутренней торговле труд свободно перемещается между различными отраслями, что позволяет формировать единые пропорции обмена: цены формируются пропорционально затратам труда. Однако во внешней торговле труд не может так же легко перемещаться из страны в страну, поэтому в каждой национальной экономике формируются собственные стоимостные пропорции. Следовательно, при обмене между странами цены формируются не на основе затрат труда на производство каждого товара, а на основе пропорций обмена, которые сложились в каждой стране. Рикардо не называл такой обмен "неэквивалентным", но четко отделял механизмы ценообразования внутри страны от механизмов обмена междустранами.

Неэквивалентный обмен: к истории анализа

Хотя постулат о том, что в условиях конкуренции цены должны стремиться к издержкам производства товара и услуги, по-прежнему входит во все учебники, в экономической теории к настоящему времени разработан ряд концепций, которые либо обходят этот постулат, либо напрямую опровергают его. При этом рассматриваемые ниже теории не связаны с принципом сравнительных преимуществ Рикардо и изучают круг феноменов, непосредственно не относящихся к международной торговле.

Особый интерес представляют теоретические концепции, связанные с социалистическим экспериментом, а потому уже во многом забытые. В связи с этим аналитические приемы, относящиеся к неэквивалентному обмену, с большой долей условности разделены здесь на "рыночные" и "социалистические".

стр. 96

Рыночный обмен: дискриминация и трансакционные издержки

Особенность рыночного обмена состоит в наличии двух и более юридически равноправных собственников и свободе выбора правил ценообразования. Другими словами, каждый субъект может применять свои методы калькуляции издержек и желаемой прибыли, а фактическая цена будет определяться путем торга. Государственные антимонопольные органы, контролирующие отдельные цены и тарифы, не вмешиваются в процесс торга, хотя могут принять меры в отношении отдельных, сравнительно узких сфер рыночных трансакций.

Ценовая дискриминация. Следствием неэквивалентного обмена становится неопределенность, множественность цен. Так, в примере из предыдущего раздела товар X мог обмениваться в промежутке от 1/3 до 1/2 товара Y. Напротив, в условиях эквивалентного обмена пропорции определены сравнительно жестко. В связи с этим наличие нескольких цен, по которым продается один и тот же товар - или явление ценовой дискриминации - это, по сути, неэквивалентный обмен.

Монополист, осуществляющий дискриминацию, сегментирует рынок, при этом важным условием дискриминации выступает отсутствие возможности покупателей "дорогого" сегмента рынка покупать товары на "дешевом" или наоборот - возможности покупателей "дешевого" сегмента перепродавать товар на "дорогом". Таким образом, единый рынок распадается на несколько относительно замкнутых рынков. Наличие нескольких цен на один и тот же товар приводит к тому, что в разных сегментах рынка покупательная способность денег различается.

Дискриминация осуществляется на основе различной эластичности спроса в разных сегментах рынка. Ценовая эластичность - фактор, нейтральный по отношению к социальной структуре общества, так что покупатель, имеющий более высокий социальный статус и более высокий доход, может уплачивать за товар и/или услугу как более высокую, так и более низкую цену по сравнению с покупателем, имеющим более низкий доход и статус. В связи с этим логика ценовой дискриминации не совпадает с делением на социальные группы.

Теория трансакционных издержек. Традиционная микроэкономическая модель рынка ("крест Маршалла") может вводить в заблуждение относительно обязательности достижения равновесия на рынке. Поскольку эта модель представляет собой двумерный график, на котором отображены только факторы спроса и предложения, соответствующие кривые всегда пересекаются. Однако здесь присутствует неявное предположение, что покупатели знают, где продают нужный товар, а продавцы знают цены и объем спроса. Если рынок определять как место встречи продавцов и покупателей, то возникает третий фактор, кроме цены и объема - информация. Другими словами, если рыночные субъекты не располагают информацией друг о друге, то они просто не встретятся, и сделка купли-продажи не состоится.

Как показал Г. Саймон, если считать интеллект редким ресурсом, а информацию - платной, то возникает стремление к экономии на познавательных усилиях. Поэтому для заключения сделок необходимо осуществлять затраты, не связанные

стр. 97

напрямую ни с производством (определяющим форму и положение кривой предложения), ни со сбытом (определяющим форму и положение кривой спроса).

Информационные издержки, связанные с фактором ограниченной рациональности, представляют собой один из видов трансакционных издержек, то есть издержек заключения и выполнения контрактов. Другие причины, вызывающие появление трансакционных издержек, оппортунизм и высокая степень специализации активов (если активы универсальны и взаимозаменяемы, то снижается как риск, так и возможность извлечения ренты, но вместе с тем снижаются и трансакционные издержки).

О. Уильямсон определяет оппортунизм как "преследование личного интереса с использованием коварства. Подобное поведение включает такие его более явные формы, как ложь, воровство и мошенничество, но едва ли ограничивается ими. Намного чаще под оппортунизмом подразумеваются более тонкие формы обмана, которые могут быть активными и пассивными, проявлятьсяex ante и ex post"12. Ограничение оппортунизма требует создания структур контроля в рамках иерархической системы управления. Таким образом, существенная часть сделок локализуетсявнутри фирмы. Так происходит и в ситуации высокой специфичности активов: использование последних перестает быть "общедоступным", они на определенный срок изымаются из товарно-денежного обращения и опять-таки локализуются внутри фирмы.

Каждая иерархически управляемая фирма минимизирует свои трансакционные издержки с разной степенью успеха, и в этом отношении можно говорить об индивидуальных трансакционных издержках. Но для функционирования отрасли необходимо, чтобы цены покрывали, кроме производственных и реализационных издержек, еще и трансакционные издержки большинства фирм, ведущих бизнес в этой отрасли. И в этом случае можно говорить уже о неких "средних отраслевых" трансакционных издержках.

Здесь, собственно говоря, и проходит своеобразный "водораздел" между неоклассической парадигмой и институциональным анализом. Если основными издержками, которые должна покрывать цена товара и/или услуги, являются трансакционные, а не производственные и реализационные, то весь аппарат теории равновесия, казалось бы, становится неадекватным. Проблема, однако, в том, что в соответствии с теорией трансакционных издержек их удельный вес в цене товара, услуги и/или, например, ценной бумаги может быть любым (в том числе приближаться к нулю). В результате в настоящее время инструментальность утверждения "цена данного товара отклоняется от затрат на его производство, включая прибыль на вложенный капитал, под влиянием трансакционных издержек" вполне сопоставима с инструментальностью положения "отклонения цен от затрат на производство, включая прибыль на вложенный капитал, происходят в результате систематических помех, создаваемых внеземным разумом". Несмотря на прямое противоречие между подходами к анализу обмена в неоклассике и инс-


12 Уильямсон О. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, "отношенческая" контрактация. СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996. С. 97.

стр. 98

титуционализме, ортодоксия сравнительно легко включила в свой аппарат трансакционные издержки, не называя их "по имени", а обозначив как "X-неэффективность"13, заодно предположив, что последняя тем выше, чем более монополизирована отрасль. Тем самым борьба с монополиями, развитие предпринимательства, внедрение инноваций приводят к снижению X-неэффективности и трансакционных издержек, а все аномалии, приведенные в первом разделе, - "от лукавого".

По нашему мнению, трансакционные издержки - - это издержки преодоления границ между социальными системами, каждая из которых представляет собой своеобразный локальный рынок, они необходимы для осуществления неэквивалентного обмена. Если при пересечении государственных границ такие издержки выступают в явном, легальном виде - таможенные пошлины, оплата виз, затраты на оформление документов, то при пересечении внутренних границ они часто не фиксируются как издержки или рассматриваются как "незаконные", "коррупционные". В качестве таких издержек могут выступать "представительские расходы", затраты на "связи с общественностью", благотворительные взносы и т.д. Такое понимание вполне совпадает с пониманием трансакционных издержек как издержек по заключению и исполнению контрактов и не может быть сведено к "X-неэффективности".

Социализм: "разноцветные деньги" и многоуровневая экономика

Обмен при социализме осуществляется в рамках иерархической системы, где нет юридически равноправных собственников, а правила ценообразования определяются центральным ведомством (Госкомцен), входящим в состав правительства. Теоретически, поскольку обмен происходит между государственными организациями, в процессе трансакций нет перехода права собственности, товары и услуги остаются внутри госсектора, постольку цены здесь имеют условно-расчетное значение, а предприятия, по выражению Я. Корнай, имеют "мягкое бюджетное ограничение".

Феномен разноцветных денег. Неизвестно, кто первым употребил термин "разноцветные деньги" применительно к средству обращения, которым пользовались экономические субъекты при социализме. Во всяком случае, Корнай использовал эту категорию уже


13 "X-неэффективность имеет место, когда фактические издержки фирмы для любого объема производства больше, чем минимально возможные издержки... Любая точка над кривой средних издержек... достижима, но отражает внутреннюю неэффективность или "плохой менеджмент" со стороны фирмы. Почему имеет место X-неэффективность? Ответ состоит в том, что у менеджеров могут часто быть цели - например, рост фирмы, более легкая жизнь на работе, уклонение от предпринимательского риска, обеспечение работой некомпетентных друзей и родственников, - которые противоречат минимизации издержек. Или X-неэффективность может возникнуть, потому что рабочие фирмы плохо стимулированы. Или фирма может просто стать вялой и сравнительно неактивной, полагающейся на грубо эмпирический метод в принятии решений в противоположность соответствующим расчетам издержек и доходов. ...Являются ли монополистические фирмы более чувствительными к X-неэффективности, чем конкурирующие производители? Вероятно, в этом дело... монополисты и олигополисты защищены от конкурентных сил, а такая окружающая среда является благоприятной для X-неэффективности" (Макконнелл К., Брю С. Экономикс: принципы, проблемы и политика. Т. 2. М.: Республика, 1993. С. 103 - 104).

стр. 99

в 1980 г.14 Он привязывал "цвет" денег к "цвету" рынков: "белому" - легальному, товаропотоки и цены на котором регулировались государственными плановыми органами, "черному" - подпольному, нелегальному, "серому" - полулегальному, когда товары и деньги обращались на легальном рынке, но с нарушением институциональных ограничений, которые накладывали регуляторы. Согласно Корнан, покупательная способность денег на этих рынках оказывается разной, так что субъекты, которые имеют возможность покупать товары на "белом рынке" и продавать их на "сером" или "черном", будут иметь прибыль.

С другой стороны, отметим, что это явление стало известно финансистам еще в первые годы существования Советской власти, что показал Ю. М. Голанд15, хотя сам термин "разноцветные деньги" тогда не применялся.

Советские экономисты категорию "разноцветные деньги" применяли не только для разграничения рынков на легальный, полулегальный и внелегальный, но и для различий между покупательной способностью денег на разных сегментах только легального рынка. Т. И. Заславская и другие социологи использовали для этой же цели категорию "товарная наполненность рубля".

Легальный рынок разделялся:

а) по статусу территорий (село, поселок городского типа, город - районный центр, город "областного значения", город "союзного значения");

б) по статусу министерств и ведомств (отрасли, входившие в состав военно-промышленного комплекса, имели более высокий приоритет в снабжении продуктами и услугами, нежели отрасли инфраструктуры и добывающей промышленности - энергетика, транспорт, строительство, нефте- и газодобыча, угольная, горнометаллургическая промышленность; а отрасли инфраструктуры - более высокий приоритет по сравнению с отраслями, работавшими для удовлетворения потребностей населения - легкой и пищевой промышленностью, сельским хозяйством);

в) по статусу отдельных предприятий и объединений (градообразующие предприятия имели свой жилой фонд, отделы и управления рабочего снабжения, поликлиники и больницы в противоположность предприятиям местной промышленности и местным организациям).

Различие в статусе приводило к тому, что даже в одном городе, например, союзного значения, имелось большое количество категорий потребителей. Работники оборонных предприятий, которые автоматически становились градообразующими, могли приобрести на свои 100 рублей больше товаров, чем, скажем, работники трамвайного депо или учителя общеобразовательных школ. Для градообразующих предприятий выделялись централизованные фонды - материальные ресурсы, которые должны были обеспечивать зарплату работников этих предприятий товарным наполнением, в то время как работники местной промышленности и соответствующих организаций покупали товары в советской или кооперативной торговле, а также на колхозных рынках.

Эта иерархическая организация снабжения существенно дополнялась местными ресурсами и прямыми связями между различными регионами (республиками). Так, регулирующие органы запрещали вывозить за пределы региона "некондиционную" продукцию, маркировавшуюся 3 - 4-м сортом. Однако для "прямых связей" (то есть договоренностей между региональными исполнительными комитетами народных депутатов) могли быть сделаны исключения. Точно так же решался вопрос и с


14 Kornai J. A hiany. Budapest: Kozgazdasagi es Jogi Konyvkiado (рус. пер.: Корнай Я. Дефицит. М.: Наука, 1990).

15 Голанд Ю. М. Дискуссии об экономической политике в годы денежной реформы 1921 - 1924. М.: Экономика, 2006.

стр. 100

рабочей силой: формально любая бригада строителей, геологов, рыбаков должна была проходить через квоты "организованного набора", однако в условиях дефицита рабочей силы разрешалась работа "шабашников" и "бичей"16.

Феномен разноцветных денег в какой-то мере симметричен феномену ценовой дискриминации - и здесь в основе лежит возможность разграничения рынка на отдельные сегменты. Но если, как уже отмечалось выше, в основе ценовой дискриминации в рыночном обмене лежит признак разной эластичности спроса, то разноцветные деньги основаны на различии социального статуса субъектов социалистического обмена. Фактически при "развитом социализме" под названием одной валюты - рубль - подразумевалось наличие множества валют с разной покупательной способностью, имевших хождение в ограниченных сегментах народного хозяйства. В этих сегментах мог наблюдаться общий дефицит товаров по отношению к платежеспособному спросу, но могла быть и ситуация определенного "товарного изобилия"17.

В условиях сегментации рынка, на основе ли разной эластичности или разного социального статуса, деньги теряют часть ликвидности, она становится гораздо ниже, чем, например, у золотых монет. В то же время, по нашему мнению, все равно их нельзя отождествлять с фондами, то есть активами, предназначенными для реализации каких-то узкоспециальных целей. Деньги при социализме все равно остаются самым универсальным и наиболее ликвидным активом, утрачивая свойства средства обращения только частично.

Взгляд на советские деньги как на фонды, неотделимые от социального статуса их распорядителей, развивает в своих работах С. Кордонский18. Строго говоря, здесь уже не остается места для обмена, эквивалентного или неэквивалентного. Кордонский пишет об отношениях распределения, полагая, что именно они определяют экономическую жизнь. Менее отчетливо подобную концепцию отстаивает и О. Бессонова19. Несмотря на то что, по нашему мнению, "экономика раздатка" представляет собой отрицание обмена как такового, а следовательно, банки, биржи, ценные бумаги и множество других рыночных институтов оказываются в России лишь симулякрами, эти концепции заслуживают внимания хотя бы потому, что в них предпринята попытка объяснить не только вчерашнюю социалистическую, но и сегодняшнюю российскую капиталистическую действительность20.


16 Это обстоятельство зависело от статуса отрасли, что определяло и процедуру приема на работу. Человек без определенного места жительства мог работать строителем или золотодобытчиком, но прием его на работу в "почтовый ящик" был исключен: требовалась прописка.

17 Надо специально оговориться, что посылка Корнай о мягком бюджетном ограничении, которая лежит в основе представления об общем дефиците товаров по отношению к платежеспособному спросу, не имеет к разноцветным деньгам прямого отношения.

18 См., например: Кордонский С. Г. Ресурсное государство. М.: REGNUM, 2007.

19 Бессонова О. Э. Раздаточная экономика России: эволюция через трансформации. М.: РОССПЭН, 2006.

20 Статусы продолжают играть свою роль. Так, многие российские регионы предоставляют налоговые льготы иностранным инвесторам, но эти льготы не предоставляются инвесторам отечественным. Естественно, в таких условиях, начиная с определенного размера инвестиций, становится выгодным перевести российские деньги в офшор и через несколько трансакций инвестировать их уже как иностранные. Это пример использования разной покупательной способности разноцветных денег уже в капиталистической экономике.

стр. 101

Концепция многоуровневой экономики Ю. В. Яременко. Яременко не упоминает в своей работе21 ни неэквивалентный обмен, ни сравнительные издержки. В центре его исследования находится процесс экономического роста, который регулируется с помощью приоритетов централизованного планового органа, а не через децентрализованные решения частных инвесторов.

Очевидно, что товары и ресурсы имеют разное качество, в соответствии с которым можно провести их ранжирование. Опять-таки следует оговориться, что в концепции Яременко речь идет не о ранжировании благ, удовлетворяющих разные потребности, а о сравнении однородных товаров и ресурсов между собой.

Яременко прямо указывает, что такое ранжирование необходимо, так как цены при социализме не отражают качество ресурсов22. Наиболее качественные ресурсы выделяются и достаются тем ведомствам и предприятиям, которые имеют наиболее высокий приоритет, а не тем, которые готовы заплатить за них наиболее высокую цену.

В соответствии с приоритетными направлениями развития в социалистической экономике формируются сравнительно замкнутые хозяйственные уровни. Последние характеризуются примерно одинаковой квалификацией рабочей силы, сложностью технологии, организацией труда, качеством производимой продукции и потребляемых ресурсов. Однако дело не только в этом. Хозяйственные уровни становятся своеобразными замкнутыми социальными системами; разноцветные деньги, о которых речь шла выше, - лишь проявление такого иерархического экономического устройства и способа экономического роста, основанного на централизованных приоритетах.

В свою очередь, каждый хозяйственный уровень производит ресурсы определенного качества. Эти ресурсы могут быть направлены:

а) на расширение самого этого хозяйственного уровня, потреблены внутри той же самой социальной системы;

б) на замещение худших по качеству ресурсов на уровнях с меньшим рангом (статус) - эффект замещения;

в) на компенсацию дефицита ресурсов на уровнях с более высоким рангом (статус) - эффект компенсации.

Экономический рост в многоуровневой экономике достигается путем структурной перестройки. Главное здесь - повышение удельного веса хозяйственных уровней, имеющих более высокий ранг, а не


21 Яременко Ю. В. Теория и методология исследования многоуровневой экономики. М.: Наука, 1997 (основная часть концепции, включая идеи о разнородности ресурсов, хозяйственных уровнях, приоритетах, эффектах замещения и компенсации, была опубликована в: Яременко Ю. В. Структурные изменения в социалистической экономике. М.: Мысль, 1981). Кроме того, развернутая концепция взглядов Яременко представлена в: Яременко Ю. В. Экономические беседы / Запись С. А. Белановского. М.: Центр исследований и статистики науки, 1999.

22 "У нас во многом было нивелировано в целом по оценке качество труда. В этом смысле плохое, хорошее, технически совершенное или менее совершенное своей оценки не имело, не получало адекватной дифференциации. Мы жили и живем в своеобразном, искаженном ценовом мире" (Яременко Ю. В. Теория и методология исследования многоуровневой экономики. С. 7). Цены не отражают и затрат на производство ресурсов, хотя Яременко об этом не пишет. Тем не менее существование планово-убыточных предприятий и даже отраслей при социализме было распространенной практикой. В случае отраслей ВПК продукция предприятий часто не имела цены, применялосьбюджетное финансирование производства продукции, а не госзакупки, как сейчас.

стр. 102

сбережения, инвестиции, процентные ставки и т. п. Деньги здесь выступают лишь одним из ресурсов, причем далеко не главным.

Совокупный эффект процессов компенсации и замещения может приводить как к сглаживанию структурных диспропорций (в этом случае эффект замещения превышает эффект компенсации, и удельный вес более качественных ресурсов в общей структуре растет), так и к их увеличению (в этом случае компенсация доминирует над замещением). В последнем случае в экономическом росте начинают доминировать экстенсивные факторы: зона действия старых технологий и неквалифицированной рабочей силы не сокращается, а увеличивается. В результате такого роста возникает общий структурный дефицит, который нельзя ликвидировать средствами денежно-кредитной политики.

Как показывает опыт многочисленных дискуссий о природе российской инфляции 1990-х годов, такое понимание причин дефицита в российской экономике было исключением; правилом же было указание на монетарные факторы инфляции, как раз в стиле "мягкого бюджетного ограничения" Корнан. Сокращение дефицита бюджета, увеличение процентных ставок, снижение темпов кредитной и денежной эмиссии - основные темы дискуссий тех лет. Поскольку указанные мероприятия в конце концов позволили добиться финансовой стабилизации, был сделан вывод о правоте ортодоксии.

Концепция Яременко, на наш взгляд, хорошо объясняет механизм экономического роста и капиталистической, рыночной экономики. Тем не менее она оказалась не востребована, а сейчас и вообще мало применяется в связи с неортодоксальностью его подхода. Равновесие между спросом и предложением заменяется у Яременко понятием структурной сбалансированности, а это разные вещи. Структурная сбалансированность предполагает такое соотношение между хозяйственными уровнями, которое обеспечивает долговременный экономический рост на основе технологических инноваций, так что неравновесие на отдельных отраслевых рынках, дефицит или избыток товаров - это условия роста. К тому же экономическая структурная сбалансированность в качестве своего необходимого условия предполагает постоянное обновление и изменение социальной структуры. Однако такое изменение связано с постоянными переменами в составе элиты и господствующего класса. Появляется необходимость включить в экономический анализ факторы, которые считались (и считаются) экзогенными и относятся к сфере социологии.

Свойства социально-экономического пространства

Другое направление развития теории Рикардо (правда, непосредственно не связанное с его именем) - представление об иерархическом устройстве мировой экономики, рассмотрение капитализма именно как мировой, а не национальной системы, предложили Ф. Бродель и И. Валлерстайн23. При этом подходе выделяются:


23 Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв.: В 3-х т. М.: Весь Мир, 2006 - 2007; Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб.: Университетская книга, 2001. Надо подчеркнуть различие между

стр. 103

а) страны "мирового ядра", имеющие технологическое превосходство и обеспечивающие своим гражданам наиболее высокий уровень жизни;

б) страны "полупериферии", пытающиеся "догнать" страны "ядра", заимствуя технологии, системы образования, здравоохранения, государственного управления. Попытку войти в состав "ядра" эти страны осуществляют и путем заключения разного рода экономических и военно-политических союзов с отдельными блоками и державами "ядра";

в) страны "периферии", служащие источником ресурсов разного рода - от минеральных и нефтегазовых до курортно-рекреационных.

В этом случае страны ядра получают больший выигрыш от международного обмена, чем страны полупериферии, а последние имеют сравнительно большие доходы, чем страны периферии. В этом отношении неэквивалентный обмен мало отличается от колониальной эксплуатации, однако последняя становится необходимой частью мирового экономического развития, причем развитие отдельных национальных экономик выступает неотделимой частью общего процесса.

Такой подход к механизму экономического роста практически полностью совпадает с описанным в работах Яременко применительно к России.

"Более правильно было бы сравнивать экономику бывшего СССР не с экономикой США, а со всей мировой экономикой, поскольку развитые страны обеспечивают технологическую однородность своих экономик именно за счет того, что перемещают низкие технологии и связанные с ними компенсационные эффекты в страны с более низким уровнем развития. Если проранжировать национальные экономики всех стран по уровню их технического развития, то в итоге мы получим многоуровневую экономику, сходную с той, которую мы имеем в нашей стране, с характерными для нее процессами межуровневого взаимодействия (компенсации и замещения)...

Мировое сообщество, представляя собой многоуровневую хозяйственную систему, является стратифицированным, по сути дела - сословным. Роль сословий здесь выполняют граждане стран разного уровня развития"24.

Особенности экономических и социальных субъектов

Экономическая теория рассматривает субъектов обмена как равноправных и однородных. Они равноправны, поскольку могут отказаться от участия в хозяйственных сделках на невыгодных для себя условиях, и однородны, поскольку имеют одинаковую мотивацию, стремясь минимизировать издержки, наращивать выручку и долю рынка, максимизировать прибыль. Именно это обстоятельство лежит в основе предпосылок об эквивалентном обмене. И одновременно именно эти представления о свойствах человека, его "естественных правах" и равенстве лежали в основе идеала гражданского общества конца XVIII - первой половины XIX в. В то время представления экономистов и социологов


взглядами К. Маркса и этих авторов: у Маркса прибавочная стоимость возникает в результате эксплуатации рабочих внутри национальной экономики. У Броделя и Валлерстайна прибыль - и, если угодно, прибавочная стоимость - возникает как результат международного обмена. Таким образом, в соответствии с их взглядами, капитализм изначально мировое, а не национальное экономическое устройство, отчего он так легко сочетается с самым разным политическим устройством в отдельных странах.

24 Яременко Ю. В. Теория и методология исследования многоуровневой экономики. С. 12 и сл.

стр. 104

о свойствах предмета изучения во многом совпадали. Другими словами, экономические субъекты действовали в условиях локального рынка.

Для современных социологов субъекты социальных коммуникаций, включая и рыночный обмен как один из видов такой коммуникации, изначально неравны и неоднородны. Они неравны,поскольку субъекты с более высоким социальным статусом могут отказаться от участия в обмене, а субъекты, занимающие сравнительно низкое положение, не могут. Они неоднородны, так как различные виды социального капитала (политический, экономический, символический) не могут быть полностью конвертируемы друг в друга, а мотивация поведения социальных субъектов разная и не выражается с помощью единого измерителя. Поэтому обмен здесь выступает как изначально неэквивалентный: субъекты, имеющие сравнительно более высокий статус, кроме компенсации своих издержек, получают еще и ренту. Субъекты, имеющие более низкий статус, в результате таких "вертикальных трансакций" получают меньшую "плату" за свой "товар". Однако, кроме платы, они получают от высокостатусных субъектов еще гарантии и возможности, которые не могут быть измерены в деньгах, не имеют стоимости. Таковы, например, гарантии личной безопасности и возможности продолжать прежнюю деятельность или, например, возможности постепенного перехода в более высокую страту для себя и своих детей.

Такого рода "вертикальные трансакции" делают цену контрактов неопределенной. Скажем, некая государственная структура нуждается в осуществлении строительно-монтажных работ и закупке товаров. В этом случае работники данной структуры имеют целый спектр возможных социальных действий.

1. Использовать рабский труд людей, не являющихся гражданами данной страны25.

2. Заключить контракт со строительной фирмой и закупить товары у поставщиков по ценам ниже рыночных (или в кредит), пообещав поставщикам преференции при решении вопросов, находящихся в компетенции работников данной госструктуры.

3. Заключить контракт со строительной фирмой и закупить товары у поставщиков по ценам выше рыночных (часть излишка поставщики впоследствии вернут работникам государственной структуры).

4. Заключить контракт со строительной фирмой и закупить товары по рыночным ценам. Последнее становится реальным, если социальный статус поставщиков и работников госструктуры примерно одинаковый (скажем, в качестве "госструктуры" выступают работники региональных или муниципальных органов, а подрядчиками и поставщиками - филиалы общенациональных или транснациональных корпораций).

Для социологического анализа неэквивалентный обмен и вертикальная структура статусов являются самоочевидными условиями сохранения и развития социума. Напротив, с точки зрения экономистов, работающих в рамках неоклассической парадигмы, вертикальная структура взаимодействий субъектов возникает при анализе институциональных рамок рыночного, эквивалентного обмена. При этом в "нормальных институциональных рамках" имеет место обмен между государством и субъектами: последние платят налоги, а государство в ответ должно производить общественные блага. Если же


25 Применительно к России - см., например: Новиков К. Зубр на охоте - как используют гастарбайтеров в одном из подразделений ОМОНа // Новое время. 2010. N 6. newtimes.ru/articles/detail/15933.

стр. 105

производство последних сопровождается высокими трансакционными издержками (то есть большая часть собираемых средств идет не на производство общественных благ, а на содержание бюрократического аппарата), то экономисты начинают говорить о "неэффективном государстве, загрязняющем рынок" и о необходимости приватизации, коммерческих конкурсов и внедрении квазирыночных механизмов. Последнее должно вернуть государство как субъект в рамки рыночного, то есть эквивалентного обмена. Таким образом, в рамках теперь уже институциональной ортодоксии самый большой рыночный субъект - государство - приравнивается к самому малому субъекту - отдельной личности, а статусы представляют собой лишь косвенное социальное выражение предельной производительности.

Но если экономическое пространство представляет собой не локальный рынок, а некоторую упорядоченную совокупность локальных рынков, то каковы свойства этого социально-экономического пространства?

Рынки и статусы в социальном пространстве

В социологии понятие пространства, в отличие от экономики, разработано достаточно подробно. Здесь есть свой "макросрез", где в качестве социальных субъектов, действующих в мировом пространстве, выступают государства. Все мировое пространство организуется в соответствии с иерархическим порядком, соблюдение которого гарантирует "концерт мировых держав", готовых применить военную силу26. Применительно к нашей теме это не только "контроль за территорией", но и контроль над потоками мировой торговли: государства ведут последнюю не "спонтанно", как на локальном рынке, а в рамках политических соглашений. В свою очередь, на уровне "микросреза" можно дойти до отдельной личности, которая в этом случае будет представлять собой, по меткому выражению Г. Щедровицкого, "функциональное место в социальной структуре"27. Элементами социальной структуры выступают "классы" и "группы".

Используя подход, предложенный, в частности, П. Бурдье28, можно выделить следующие критерии или своеобразные "измерения" социального пространства (Бурдье их определяет как разные виды капитала):

- "высоту", или политическую власть: часть субъектов сильны - они находятся в стратах, имеющих различный административный, легальный статус. Город доминирует над деревней, столица провинции - над провинцией, административный центр государства - над всей территорией. Соответственно строятся и органы управления государством, что предопределяетадминистративно-территориальное деление (это не отменяет политической борьбы субъектов в рамках такой структуры). Бурдье определяет этот вид капитала, которым располагают субъекты, как социальный капитал, оформляемый в квалификациях и рангах;

- "ширину", или экономическую власть: часть субъектов богаты - они располагают имуществом и получают доход, что непосредственно не связано с их


26 См.: Шмитт К. Номос Земли в праве народов jus publicum europaem. СПб.: Владимир Даль, 2008.

27 www.polit.ru/lectures/2004/11/22/gp.html.

28 Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Бурдье П. Начала. М.: Socio-Logos, 1994. С. 181 - 207.

стр. 106

административным, легальным статусом. Хотя люди с самым высоким доходом принадлежат к той же страте, что и те, кто располагает самой большой политической властью, они одновременно могут принадлежать к разным социальным группам (скажем, глава крупнейшего банка или нефтяной монополии вряд ли сможет стать начальником генштаба или министром образования, хотя обратное вполне возможно);

- функциональное измерение, или символическую власть - часть социальных субъектов располагают компетенциями и производят образцы поведения, которым хотят подражать другие субъекты. Бурдье определяет этот вид капитала как "культурный", основанный на владении образованием и "влиянием". Несколько под иным углом эту власть рассматривает М. Фуко, показывая, как знания и компетенции позволяют контролировать поведение граждан, которые такими компетенциями не обладают29. Субъекты с большой символической властью формируют представления общества о "справедливости", "науке", "культуре". И если политическая власть, которой располагают социальные субъекты, не получает символической, моральной санкции, то есть не легитимируется, то могут возникнуть острые социальные противоречия. Это можно сказать и о располагаемых доходах и имуществе: если владельцы символического капитала утверждают, что доходы распределяются несправедливо, а имущество "своровано у народа", то идеи прогрессивного налогообложения и национализации предприятий могут получить значительную общественную поддержку.

Бурдье указывает, что субъекты, обладающие тем или иным видом капитала, пытаются осуществить его "реконверсию": имея высокий доход и имущество, они хотят приобрести высокий политический статус и символическое влияние. (Отсюда желание предпринимателей или, скажем, известных врачей и спортсменов стать депутатами местных и региональных законодательных собраний. Кроме того, "реконверсия" объясняет внешне загадочный феномен защиты кандидатских и докторских диссертаций российскими губернаторами, депутатами, высокопоставленными чиновниками и предпринимателями.) Однако "реконверсия" возможна лишь частично.

Таким образом, действия социальных субъектов имеют "экономическое измерение", как и действия экономических субъектов социальное. Любой социальный субъект расположен в таком пространстве, а его границы становятся одновременно границами других субъектов. Вместе они создают социально-экономическую структуру. Но как фактор пространства влияет на экономику?

Главный результат такого влияния в том, что национальный рынок теперь не единый, а представляет собой совокупность локальных рынков, у которых есть границы. Однако такое представление ставит вопрос о понимании самой категории "рынок". В нашей работе последняя используется в двух смыслах:

а) рынок как "место встречи" покупателей и продавцов. Логично предположить, что у "мест" есть свои "границы", более того, эти места соединяются определенными коммуникациями. И в этом смысле рынок рассматривается в привязке к некоей территории, географическому пространству, а трансакционные издержки можно рассматривать как "трансграничные";

б) рынок как система отношений, или механизм взаимодействия социальных субъектов. Обычно рынок противопоставляют "плану", то есть системе бюрократического, административного распределения


29 Фуко М. Надзирать и наказывать. М.: Ad Marginem, 2002.

стр. 107

ресурсов, и границы рынка были одновременно границами "плана". В данной работе, однако, предполагается, что "план" и "рынок" части одной системы отношений, которая обозначается как "локальный рынок" (например, локальный рынок в рамках одной отрасли, ведомства или хозяйственного уровня). Государственное регулирование30 определяет институциональные границы, "рамки" локального рынка, и потому регулирование - неотъемлемая часть рынка. В этом случае трансакционные издержки уже не привязаны к "территориальным границам", а возникают как результат необходимости приспособления экономических субъектов к "чужому" для них локальному рынку, который территориально может быть расположен в том же городе.

Таким образом, при переходе субъекта с одного локального рынка на другой он должен осуществить неявные затраты, размер которых будет возрастать по мере снижения социально-экономического статуса субъекта.

Неэквивалентный обмен как он есть: тромбы и шунты

Наличие границ у локальных рынков может быть использовано так же, как свойства дифференцированных товаров используются для сегментации одного рынка: субъект, который имеет возможность переходить с одного локального рынка на другой, будет извлекать ренту. Рассмотрим небольшой и относительно простой пример неэквивалентного обмена.

Сельскохозяйственный район: цены на зерно. Как указывалось выше, к аномалиям, противоречащим ортодоксии, относится многократное удорожание товара в процессе его движения от производителя к потребителю. Однако интерес представляют не высокие цены на овощи, фрукты, молоко или мясо в Москве (в обычных, "непрестижных" магазинах Москвы и Петербурга эти цены ненамного отличаются от цен в Обнинске, Калуге и других городах ЦФО), а низкие цены в местах производства; другими словами, низкие закупочные цены.

Рассмотрим достаточно рядовой случай зернопроизводящего района. В центре этого района находится город - райцентр (численность населения - 20 тыс. человек) с относительно небольшим рынком, так что большая часть зерна идет "на экспорт", причем другие города находятся относительно далеко (расстояние до "областной столицы" - 200 км, до крупного города с численностью более 100 тыс. человек - 80 км31). В райцентре расположены хлебокомбинат и эле-


30 Государственное регулирование понимается здесь в широком смысле и включает, в частности, процедуры правовой защиты исполнения контрактов, платежную систему, арбитражные суды и т.д.

31 Как показывают исследования российских географов, сельское хозяйство в современной России достаточно успешно развивается при расстоянии до ближайшего городского рынка 65 км. Поэтому, с точки зрения сохранения сел и развития аграрного производства, расстояние между двумя соседними большими городами (100 тыс. населения) должно быть не больше 130 км. И главное здесь, конечно, не транспортные (или, точнее, не только транспортные) издержки, а наличие интенсивных миграционных, информационных, товарных, финансово-кредитных обменов. См.: Нефедова Т. Сельская Россия на перепутье: Географические очерки. М.: Новое издательство, 2003. С. 299.

стр. 108

ватор, принадлежащие одному собственнику32, который, в силу масштаба своего бизнеса, автоматически входит в состав местной элиты.

Фермеры и сельскохозяйственные производственные кооперативы везут зерно на ближайший элеватор, чтобы минимизировать транспортные издержки, и платят за хранение. Они могут продать зерно хлебокомбинату сразу, после осеннего урожая, или подождать до весны. Кроме того, сельхозпроизводители могут вывозить зерно за пределы района, но это связано с рисками: во-первых, они не знают, по какой цене купят зерно на других хлебокомбинатах и, таким образом, окупятся ли дополнительные транспортные расходы (фактор информационных издержек), а во-вторых, в этом не заинтересована администрация района, у которой есть, хотя и неполные, данные о ценах и объемах поставок зерна на элеваторы в других районах.

В свою очередь, логика и позиция администрации заключается в "развитии местной промышленности". Чем больше в районе реализовано (используя старую советскую терминологию, "сдано") зерна, тем лучше; чем больше зерна переработано в муку и хлебопродукты и получено товарной продукции, тем лучше. По этим показателям (товарной продукции, объемам, средней заработной плате) региональная администрация судит об успехе или провале в руководстве районом. Это влияет и на статус районных руководителей, и на возможности их дальнейшей карьеры, и на позиции в отношении получения бюджетных дотаций. Применительно к сельскому хозяйству существенным является дотирование процентной ставки по кредитам, предоставляемым фермерам и сельскохозяйственным производственным кооперативам (СПК). Распределение этих "дотаций по кредитам" зависит от администрации района, и спрос на эти финансовые средства всегда значительно выше их предложения.

В результате и владелец хлебокомбината, и местная администрация заинтересованы как друг в друге, так и в том, чтобы фермеры и СПК реализовывали зерно именно на хлебокомбинат. Дополнительным стимулом к этому служит распределение кредитных ресурсов. Но цена на зерно при этом устанавливается ниже рыночной, поэтому владелец комбината может как перерабатывать его, так и перепродавать зерно в крупные города без предварительной обработки. Другими словами, в товаропроводящем канале создается "тромб"33, поэтому цена здесь становится ценой обмена внутри изолированной социальной системы (см. рис.). При перепродаже товара за пределы этой системы в границах другой системы субъект обмена будет получать прибыль.

Разорение фермеров приводит к сокращению предложения зерна и к росту цен. Но это не влияет на работу "тромба" - хозяин хле-


32 Отчасти такое объединение связано со спецификой налоговой системы. Элеватор, оказывающий услуги по хранению зерна, является сельхозпредприятием и платит налоги по упрощенной схеме единого сельхозналога. Хлебокомбинат - пищевая промышленность - находится на "общем налоговом режиме" для юридических лиц, ведущих коммерческую деятельность. В случае их объединения и при некоторых дополнительных юридических издержках такое юридическое лицо будет выглядеть как сельхозпроизводитель.

33 Под "тромбом" мы понимаем такую институциональную структуру, в которой основной прирост дохода присваивают посредники между потребителем и производителем, что в результате приводит (аналогично "налоговому клину") к инфляции и замедлению экономического роста. См. также: Ореховский П. Эффект тромба, www.polit.ru/author/2006/08/24/orehovskiy_print.html.

стр. 109

Товаропроводящий канал и "тромб"

Рис.

бокомбината по-прежнему покупает зерно по ценам, которые будут ниже цен регионального и национального рынка. Если объем предложения зерна в районе не будет удовлетворять его потребности, он может покупать зерно для переработки в других районах, поэтому состояние сельхозпроизводителей его затрагивает относительно мало. Наконец, как показывает аналогичный пример с мясокомбинатами34, владельца такого предприятия особо не волнует даже полное истощение местной ресурсной базы, он может закупать необходимое зерно для переработки на мировом рынке.

Тромб позволяет его организаторам "снимать" ренту на локальном рынке. В прессе приводились примеры, когда производители платили бонусы сетевым торговым операторам за предоставление "полок" в магазинах. Однако такая практика осуществляется и самими производителями по отношению к поставщикам сырья.

Дополнением к тромбам выступают "шунты". Если в товаропроводящем канале образовался тромб (этот эффект может быть организован социальными субъектами сознательно, но может возникнуть и стихийно, без сознательного расчета и оценки ренты), то субъект, имеющий возможности оперировать альтернативными каналами, может обойти тромб. В этом случае возникает "обходная коммуникация", или, в нашей терминологии, шунт.

Социальные субъекты, использующие эффект тромба, всегда локализованы, они - "свои": либо "местные", либо принадлежат к той же ведомственной корпорации, что и покупатели-продавцы локального рынка. В отличие от них, "модераторы" - в нашей терминологии, создатели и обладатели шунтов, - экстерриториальны, они входят в ряд различных коммуникаций, что делает затруднительным определение их статуса. Это отчасти роднит их с "предпринимателями", так как модераторы выстраивают новые цепочки контактов между производителями сырья, товаров и торговцами, получают доход от вновь созданного канала.


34 Мясокомбинаты Калуги, Тулы и даже небольших районных центров (например, в г. Суворов Тульской области) уже давно перерабатывают импортное мясо.

стр. 110

Используя ранее приведенный пример, допустим, что одно из фермерских хозяйств принадлежит бывшему главному агроному колхоза, при этом последний не только успешный фермер, но и выращивает семенное зерно. Реализует он его не только в районе, но и на рынке в столице области, где знает профессоров аграрного института, чиновников департамента сельского хозяйства, специалистов областного хлебокомбината и менеджеров здешнего филиала Россельхозбанка. Хотя свои семена он может сдавать ниже рыночной цены (в отношении него действует тот же эффект тромба, но уже на уровне региона), фермер-агроном может выстроить новый канал из района в столицу области для своих соседей-фермеров и даже получить льготный кредит под новый урожай зерна. В таких условиях он может предложить соседям цену более высокую, чем предложил хлебокомбинат, но ниже той, по которой зерно реализуется в областном центре. Такие связи позволяют ему получать ренту; причем при попытке местных фермеров обойти своего благодетеля-агронома и выйти на рынок областной столицы самостоятельно они столкнутся с тем, что с ними либо не будут разговаривать, либо предложат ту же цену, что и их районный хлебокомбинат.

А когда не возникают "тромбы" и "шунты"?

1. Если сельхозпроизводители находятся относительно близко к большому городу и входят в его "зону влияния" - здесь начинают преобладать законы локального рынка, понимаемого как "территория".

2. Когда в райцентр "заходит" экстерриториальная (российская или транснациональная) крупная компания, заинтересованная в сохранении и расширении сырьевой базы. Товаропроизводители часто сохраняют свою самостоятельность - так компания снижает часть своих рисков, но в целом это определенная форма вертикальной интеграции "назад". Важно отметить фактор долгосрочности интересов: в противном случае такой "заход" чреват элементарным рейдерством и последующим "отбиранием активов".

3. Когда сельхозпроизводители объединяются и "на паях" создают фирму, которая осуществляет производство хлеба, круп, макарон, продает зерно крупными партиями (кооперация "по Чаянову") происходит интеграция "вперед".

Эти три решения проблемы не равнозначны с точки зрения районной администрации. В первом случае действуют объективные факторы, и местные власти мало вмешиваются в движение товарных потоков. Второй случай часто негативно воспринимается "хозяевами района" - здесь появляется посторонняя сила, которая влияет и на электоральные исходы, и на показатели района (если зерно преимущественно вывозится за пределы района, а не перерабатывается на месте, объем товарной продукции уменьшается). Наконец, в третьем случае местные власти будут приветствовать создание фирмы по переработке. К сожалению, такое случается, если район достаточно "богат", а стало быть, у него уже есть несколько шунтирующих каналов, которые гарантируют сбыт продукции на стороне.

Таким образом, фактор монополии, возникающей как результат интеграции, ведет к повышению закупочных цен и способствует сглаживанию, а не усилению ценовых диспропорций. Этот вывод прямо противоречит неоклассической ортодоксии.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/НЕЭКВИВАЛЕНТНЫЙ-ОБМЕН-И-СВОЙСТВА-ПРОСТРАНСТВА-В-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-ТЕОРИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Sergei KozlovskiContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kozlovski

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. ОРЕХОВСКИЙ, НЕЭКВИВАЛЕНТНЫЙ ОБМЕН И СВОЙСТВА ПРОСТРАНСТВА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/НЕЭКВИВАЛЕНТНЫЙ-ОБМЕН-И-СВОЙСТВА-ПРОСТРАНСТВА-В-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ-ТЕОРИИ (date of access: 23.06.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - П. ОРЕХОВСКИЙ:

П. ОРЕХОВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Russia
1752 views rating
07.10.2015 (2085 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
5 hours ago · From Владимир Груздов
Актуальные советы по ставкам
Catalog: Экономика 
9 hours ago · From Россия Онлайн
А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока объясняется, во-первых, тем что, токи бегут не внутри проводников, а вокруг них, в прилегающем к проводнику слое эфира. А, во-вторых, тем, что квантами электрической энергии являются правые и левые электроны. Различие определяется инверсией их магнитных полюсов. Инверсия магнитных полюсов электронов определяет их противоположное движение в пространстве. Правые электроны генерируют отрицательную полуволну переменного тока. Левые электроны генерируют положительную полуволну переменного тока. Левые электроны открывают p-n переходы, ими же заряжаются и разряжаются аккумуляторы, левые электроны образуют плюсовую полуволну переменного тока, правые и левые электроноы могут превращяться друг в друга. Левые электроны являются квантами электрической энергии, и в других взаимодействиях не наблюдались.
Catalog: Физика 
НОВАЯ КНИГА ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (1933 - 1936 гг.)
2 days ago · From Россия Онлайн
КАК ОТРАЗИТЬ МНОГОМЕРНОСТЬ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
КАУТСКИЙ ПРОТИВ РЕВИЗИОНИЗМА БЕРНШТЕЙНА: НАЧАЛО ПОЛЕМИКИ
2 days ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия, которая является энергией расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
ЛЕВ КОПЕЛЕВ И ЕГО ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ. Под. ред. Я.С. Драбкина. М., 2002
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ВСЕ ОНИ ЖИЛИ НА ТОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
К. Ларрес. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ЧЕРЧИЛЛЯ. ПОЛИТИКА ЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Нью-Хевен - Лондон, 2002
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НЕЭКВИВАЛЕНТНЫЙ ОБМЕН И СВОЙСТВА ПРОСТРАНСТВА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones